Том 1    
Фраза II

Фраза II

Кое-кто из пьяньчужек видел как зловещие тени пляшут в ночи.

Стоит ли говорить, что никто им не верит. Но снова ночь сменяет день, и число очевидцев этих зловещих плясок возрастает.

Несмотря на то, что все посмеиваются над сказками про демонов, сомнения всё же остаются.

Люди инстинктивно боятся темноты.

Наверное, это заложено в нашей генетической памяти — страх, порождённый необходимостью бороться с тварями, однажды напавшими в ночи.

Каждый раз на закате таинственные тени снова скачут в небе, и никуда не деться от их жутких воплей.

Их крики — предупреждение, которое, быть может, возвещает о конце нашего мира.

Часть 1

— Эй, Тони! Хотя бы прожуй, прежде чем проглотить! У тебя куча времени!

С другого конца небольшого обеденного стола донёсся обиженный возглас. По своей природе Джессика была наделена характером ответственного старшего ребёнка, смягчённого невинностью своих пятнадцати лет. Пухленькими щёчками и каштановыми кудрями она напоминала своего отца.

— Ну же, Принцесса, я просто умираю от голода! — завопил в ответ Тони. — Я заплатил за продукты, так что давай, неси! Я готов съесть всё, что у тебя есть!

— И я тоже! — завизжала Тики, обосновавшаяся на ноге Тони. Нести с удовольствием довольно агукала на другом его колене.

Грю с ужасом созерцал развернувшуюся перед ним картину. Тони уже умял семь тарелок дории. Две младшие дочери следовали его примеру и тоже набивали себе животы до отказа, прыгая у него на коленях.

— Тики! Прекрати устраивать беспорядок. Лучше помоги мне чуток на кухне! — крикнула Джессика. Но её сестра было другого мнения.

— Я ем с Тони!

— Агу-агуу! — согласилась с ней Нести.

Тони посмотрел на Тики с шутливым упрёком.

— А когда у тебя будет муж, такой же крутой, как я, ты что, тоже отказываться станешь? — Он переключил своё внимание на Нести, которая пыталась снять ему скальп. — Эй! Мои волосы несъедобны!

Грю пытался сдержать улыбку.

— Эй! Ты ешь мою порцию!

— Я же гость! — парировал Тони. — Не жадничай. Так, Нести, открывай-ка ротик! — он кормил её с ложечки.

— А как же я? — взвыла Тики. — И меня покорми!

— Что за напасть! — схватился за голову Грю. — Каждый раз, как ты тут появляешься, Тони, это место превращается в дурдом!

Джессика подала отцу кружку горячего кофе. Она была девочкой простоватой, но знала как найти подход к любому человеку.

— Все любят Тони, — заметила она.

— Все? — Грю изогнув бровь и подначивая улыбнулся дочери. — То-то я смотрю, что у тебя такие щёчки сегодня румяные!

— Я… — Джессика обиделась. — Не говори глупостей!

Она отдала кружку и, спасаясь, убежала на кухню делать следующую порцию дории.

Безумие в столовой в конце концов затихло, когда маленькие девочки умчались заниматься тем, чем и должны заниматься маленькие девочки. Джессика унесла на кухню стопку тарелок, Тони и Грю перешли в гостиную и уселись в два старых кожаных кресла.

— Чёрт, — произнес Тони. — Неужели каждый раз обед должен превращаться в такое представление?

— Они принимают тебя за своего. Просто в глубине души ты ещё ребёнок.

Тони вздохнул.

— Да перестань! Но было хорошо. Стряпня Джессики не такая уж омерзительная. К тому же, мне здесь нравится.

— Самое главное — что нравится. — Грю прикурил, отмахивая дым от Тони. — Джессике нелегко после смерти матери. Вместо того, чтобы развлекаться со своими друзьями, ей пришлось взять на себя заботу о домашнем очаге. Я даже не знаю, как её отблагодарить.

— А в нашем деле ты не можешь просто пойти и найти себе новую жену.

Озорно улыбаясь, Грю придвинулся поближе к своему другу.

— Поэтому-то я и хочу, кое о чём попросить тебя.

Тони моргнул.

— Э! Я тебе не девка на выданье!

— Заткнись и слушай. Я тут подумал, если у тебя найдётся время, ты мог бы сходить с Джессикой в кино, ну или там ещё куда-нибудь…

Тони впал в ступор.

— Чё? Я?!

— Ага, ты. Знаешь, ты ведь ей нравишься.

— Свидание? С малолеткой?! Не думал что ты заломишь такую цену за один обед…

Грю откинулся обратно на кресло.

— Не пойми меня неправильно — тронешь её хоть в мыслях, я придушу тебя своими руками.

— Не беспокойся. У меня и в мыслях не было, чтобы называть тебя «папочкой».

Они разразились дружным хохотом.

Этот вечер был редким моментом спокойной домашней жизни, и самое большее, что мог получить Тони, у которого не было своей семьи.

***

— Эй, парни! Кто-нибудь сегодня работает?

В «Подвальчике Бобби» среди гама прозвучал знакомый голос. Публика обернулась взглянуть на того, кто мог бы предложить работёнку.

В дверях, довольно улыбаясь, стоял Энцо.

— Не смотрите на меня так страшно, а то я испугаюсь и убегу.

По мере приближения к барной стойке он чувствовал, как во взглядах наёмников растёт недовольство. А всё потому что сегодня был четверг.

День Энцо — вторник. У Бобби было негласное соглашение с агентами, ежедневный график, позволяющий всем парням держать руку на пульсе текущих событий. Смена посредников порождала новые предложения, так как у каждого из них была своя сфера деятельности и круг клиентов.

Как завсегдатай этого места, Энцо знал лучше других, что случается с теми, кто нарушает правила.

— Сегодня четверг, — буркнул Бобби, ставя перед Энцо чистый стакан.— Ты же знаешь, что не можешь просто так завалиться сюда, когда тебе заблагорассудится. Что будешь пить? Так и быть, на этот раз я тебя прощаю.

Энцо побледнел, осознав, что перешёл границы.

— Прости, прости! — запричитал он. — Это не по работе. Просто хотел тебя кое с кем познакомить, — Энцо развернулся к двери и приглашающе махнул рукой. — Эй, заходи!

Он повернулся обратно к Бобби.

— Старый знакомый просил представить тебе этого парня, я не смог ему отказать. Он хочет проверить, сможет ли парень вписаться в местную публику. — Хоть Энцо и проныра, но его потрясающее чувство ответственности было именно тем, что помогло ему заработать впечатляющую репутацию не только среди наёмников, но и в криминале в целом.

— Раньше этот парень был охотником за головами, а теперь он хочет попробовать себя в качестве наёмника. Типа того. Ну, короче, вот он.

В бар вошёл высокий человек.

Выглядел новенький необычно: стройный, но очень мускулистый; в тёмно-зелёном костюме, слишком стильном для наёмника и со странным мечом. Но еще необычнее смотрелась его забинтованная голова. Повязки полностью скрывали черты лица, оставляя лишь прорези для глаз.

Окружающие притихли.

— Это Гилвер. — Сказал Энцо Бобби, но так, чтобы его услышали все.

— Вообще мне сказали, что это парень, но кто его знает, что там скрывается под всеми этими бинтами? К тому же он не говорит.

Гилвер отвесил короткий поклон в лучших традициях истинного джентльмена.

Атмосфера в «Подвальчике Бобби» безвозвратно изменилась. Все взгляды были нацелены на чужака, руки под столами сжимали оружие. Энцо переводил взгляд от одного столика к другому, понимая, что любой неверный шаг может закончиться расправой. Так и раньше случалось. И гораздо чаще, чем было нужно.

Гилвер воспользовался затишьем, чтобы осмотреть заведенье. Выражения лица было не разобрать за бинтами, но лёгкий наклон головы излучал спокойную уверенность.

Наконец, он заговорил.

— Скажу только одно.

Атмосфера в зале стала ещё более гнетущей, и хмурые взгляды дополнило недовольное ворчание.

— Я хочу бросить вызов самому сильному из вас, — Гилвер выдержал паузу, давая время на осознание сказанного, прежде чем ловко выхватил меч — восточного стиля, с односторонней заточкой. Красота и редкость этого оружия для простого наблюдателя были, пожалуй, непонятны.

— Результат скажет сам за себя. Ну так что? — Гилвер повёл мечом по кругу, осматривая каждого наёмника в баре. Напряжение росло, но никто не вызывался. Гилвер остановил свой взгляд на Тони. Платиновый блондин был слишком занят обгладыванием куриного окорока, чтобы заметить его.

— Ты, — Гилвер указал на Тони. — Сдаётся мне, ты тут самый сильный.

Тони отбросил окорочок и вытер рот.

— Слышь, зелёный, я вообще-то ем. Так что подумай.

Гилвер наклонил голову.

— Ах, пардон…

Внезапно его меч просвистел, разрубив куриный окорочок, оставленный Тони. Гилвер указал на два кусочка.

— Так будет удобнее.

Тони медленно поднялся.

— Да ясен пень!

Люди, находившиеся между ними, быстро растворились в остальной толпе, заполнявшей «Подвальчик Бобби».

Тони самоуверенно усмехнулся.

— Наконец-то показался достойный соперник с мечом. Мне это уже начинает нравиться. Не сдерживай себя — не хочу, чтобы ты сожалел, когда проиграешь.

Тони схватился за свой огромный меч, а Гилвер взялся двумя руками за рукоять своего меча, двигаясь плавно и грациозно. Оба знали, что один шаг вперед сведёт их на расстояние удара. Гилвер со своим мечом мастерски завладел свободным пространством, ставя Тони в невыгодное положение.

Казалось, что «Подвальчик» гудел от напряжения. Тони представил, как у всех от волнения вспотели ладони, но подавил смешок.

И тут Гилвер нанёс удар.

— Кийа! — забинтованный незнакомец с невероятной скоростью сделал выпад, в мгновение стерев расстояние между двумя воинами.

Тони изумлённо моргнул. СВЕРХЧЕЛОВЕК!

Он понял, что только его глаза способны уловить движения Гилвера. Для большинства же посетителей «Подвальчика Бобби», Гилвер двигался настолько быстро, что казался неподвижным вообще!

Тони неторопливо отбил остриё приближающегося меча.

— Да леХко!

Он рубанул снизу по мечу Гилвера, выбив его из рук.

— Что, побежишь плакаться мамочке?

Уверенный в победе, Тони поводил остриём меча по бинтам.

— По всей видимости, я недооценил тебя, — признал Гилвер. — Мои извинения. Тем не менее…

Он в прыжке прогнулся назад, сильно ударив ногой Тони по запястью. Меч Тони с лязгом упал на пол.

Гилвер приземлился на ноги и встал прямо перед Тони.

— Мы на равных. Но это ещё не всё.

Гилвер разразился серией неистовых ударов и приёмов, таких быстрых и точных, каких Тони никогда раньше не встречал. Всё, что он мог — отражать выпады. Даже в скользящих касаниях было столько неудержимой ярости, что не оставалось сомнений — прямой удар разнесёт кости вдребезги.

— А ты неплох, новичок! — но теперь в голосе Тони уже не было его обычного сарказма.

Наёмники смотрели, как Гилвер заставляет Тони отступать, шаг за шагом. Наконец, он нанёс решающий удар: после парочки обманных ударов ногой в голову, он зафигачил Тони ботинком в пах. Тони машинально напряг пресс и попытался прикрыться руками, но опоздал.

— Тваюмать! — он отлетел и, пропахав по полу, сломал ножку одного из столиков, опрокинув бокал пива, которое потекло по его волосам.

— Вот ублюдок! Ну и ударчики у тебя!

— Зато теперь мы квиты. Продолжать будем?

Пропитанный дешёвым пойлом, Тони поднялся. Противники разошлись в стороны.

После этого все наблюдавшие поняли, что ни один из них не дрался в полную силу. Их спарринг был не более чем демонстрацией — ни один из ударов не достиг жизненно-важных областей. Наёмники нутром почуяли, что сейчас всё изменится и поспешили расползтись по углам.

С лица Тони исчезла его задиристрая ухмылка. Он прищурился и не сводил с противника глаз, на худощавых руках которого напряглись мускулы. Без сомнения, Гилвер представлял собой опасность.

Энцо вжался в кресло, постаравшись быть как можно дальше от своих знакомых, но эти потуги опрокинули на пол стакан с виски.

Звук разбившегося стакана прорезал тишину.

Тони и Гилвер бросились друг на друга. Уклонившись от удара и двигаясь словно в невесомости, Тони ответил ловким апперкотом. Гилвер легко ушёл от выпада и с насмешкой перепрыгнул подсечку. Но это была лишь уловка. Тони нанёс в лицо противнику серию убойных ударов, которые свалила бы и лошадь.

Гилвер принял все удары, отвесив Тони короткий хук в живот. Они расцепились, пытаясь восстановить дыхание, а затем внезапно оба бросились за своим оружием, лежащим на полу.

— Слишком медленно! — съязвил Гилвер.

— Посмотрим! — ответил Тони.

От удара мечей друг о друга посыпались искры. По силе Тони и Гилвер были равны — клинки неистово звенели и лязгали, но никто из них не мог добиться преимущества. Такой оборот только усилил напряжение в «Подвальчике Бобби».

— С дороги! — Тони изобразил подсечку, и противники отпрыгнули друг от друга, тяжело дыша. Драка была короче, чем словесная перепалка, но отняла все силы.

— Как я и ожидал, ты с этим справился. — Признался Гилвер.

— Ты и сам видишь. Но ты тоже неплох для новичка, — Тони знал последнее средство: если не удалось разрешить спор кулаками и на мечах, то остались только пушки. По тому, как дёрнулась рука Гилвера, Тони понял, что и ему в голову пришла та же мысль.

Неожиданно прозвучавший голос заставил всех подпрыгнуть.

— Так, хорош! Заканчиваем это! — забравшись на барную стойку, Бобби стоял, уперев руки в бока. — Если будете продолжать бардак в моем баре — я вас вышвырну.

Он ткнул в Тони и Гилвера как в нашкодивших мальчишек.

— Мордобой — отлично. Мечи — ладно. Пушки? Ни за что!

Вздох облегчения прошёл по толпе наёмников. Бобби пробирался через толпу и что-то тащил.

— Похоже, планы меняются, — сказал Тони Гилверу и, поведя бровью, указал на Бобби.

Добравшись до ближайшего стола, кряхтя, Бобби с трудом водрузил на него здоровенный бочонок.

Поставив перед Тони с Гилвером два стакана, Бобби пошёл к барной стойке.

— Остался только один способ выяснить, кто из вас круче. — Сказал он, не оборачиваясь.

Парни уставились на бочонок, затем друг на друга.

Тони плюхнулся в кресло. Какое-то время он молча сидел, поникнув как сдувшийся шарик.

Гилвер озадаченно смотрел на него.

— Ты что, сдаёшься?

— Не тупи, — сказал Тони Гилверу, явно не понимающему происходящего. — Правила изменились.

Тони плеснул прозрачной жидкости в два стакана и жестом пригласил Гилвера сесть напротив.

С давних пор питейными соревнованиями решалось бесчисленное множество споров. А еще это был отличный способ напиться на халяву. Но Тони был не в настроении.

— Вот что я тебе скажу, — буркнул он. — Я бы хотел, чтобы мы разобрались еще в рукопашной.

Часть 2

— Черти! Что мы тут, в «Подвальчике», делаем? — Бобби забрался обратно на барную стойку и размахивал руками, как заводила.

— Пьём! — заорали все.

— И как мы решаем здесь всякие споры? — спросил Бобби.

— Выпивкой!

— Выпивкой! У меня ее полно! — ухмыльнулся Бобби. — Чего хотите?

— Водки Бобби!

Набившиеся в комнату наёмники одобрительно взревели. Гилвер стоял перед столом, все еще не понимая. Его противник сидел напротив со стаканом в руке. Парни усадили Гилвера на стул, и перед ним тут же возник стакан.

— Эй, новичок, — пробурчал Тони. — Послушай моего совета. Пей так, как будто хочешь сдохнуть. Если не будешь, то очень скоро захочешь на самом деле.

Кто-оо наполнил стаканы водкой.

— Ну что, мерзавцы, готовы?! — заорал Бобби. — Погнали!

Прогремели выстрелы, и Тони, скривившись, выпил залпом свою рюмку.

Гилвер раздвинул бинты, закрывающие рот, и повторил вслед за Тони. Он почувствовал, как гадкая жидкость полилась в глотку, и его затошнило.

Он не успел даже понять, что произошло, как несколько наёмников засунули ему в рот воронку и начали лить в неё водку непрерывным потоком. Сознание Гилвера долго не продержалось. Он опрокинулся на спину и потерял сознание.

— Ну, как тебе это, новичок? — спросил Тони.

Кто-оо из толпы пытался помочь Гилверу подняться, но его бессознательное тело оказалось слишком неуклюжим. Он упал обратно на пол, как марионетка, которой перерезали нити, лицом вниз, раскинув руки и ноги.

Тони стойко опустошил двадцатый стакан. Толпа уже подбадривала его.

— Давай, Тони! Ты сильнее!

— Ха! Опрокинуть пару-уройку рюмок ещё не значит доказать свою силу!

Под громкое улюлюканье, Тони отшвырнул стакан.

— Не будьте жлобами! Я собираюсь выпить весь бочонок!

— Давай! Давай! — и язвительные, и одобрительные крики усилились. Тони обхватил бочонок обеими руками, наклонив его так, что непрерывный поток водки полился в его широко открытый рот. Он выпил бочонок под ободряющие крики, швырнув его на пол, как только тот опустел. Толпа разразилась оглушительными овациями.

Тони поднял правую руку, как победивший боксёр.

— Эй, Бобби! Я победил, ведь так?

— Разумеется, — ответил Бобби. — Давненько не видел, чтобы ты так вот выкладывался. Как бы то ни было… — он указал на Гилвера, который храпел, растянувшись на полу. Бобби не мог закрыть бар, пока он не проснётся. Но в отрубившихся клиентах были свои плюсы. Бобби начал рыскать по карманам Гилвера. — Проигравший платит.

Наконец, Бобби продемонстрировал битком набитый бумажник и дорогие, с инкрустацией, часы.

— Эй! У этого парня кое-ето есть! Причем более, чем достаточно для того, чтобы оплатить выпивку и ремонт бара.

От этих слов все вокруг взбесились, как гиены. Кто-то схватил часы и пулей рванул в ближайший ломбард. Остальных же возбуждала мысль о дармовой выпивке.

— Напитки за счёт новичка!

— Отлично! Удачная сегодня ночка! Бобби, не жалей выпивки!

— Если денег не хватит, продадим его шмотки!

— А еще можно его меч заложить!

Тони пожал плечами, припомнив своё собственное появление в мире наёмников.

— Я знал, что этим все и закончилось.

В свое время, его тоже обобрали до нитки после того, как он самую малость проиграл противнику, и он почти месяц сидел без копейки в кармане.

— Я иду домой, — бросил Тони в воздух. — Делайте, что хотите.

Тони, пошатываясь, ушёл, но никто из ликующей толпы не обратил на это внимания.

***

Холодный воздух обдувал Тони, ковылявшего нетвёрдой походкой по проулку неподалёку от «Подвальчика Бобби». Он выпивал, но мало и нечасто, так что сейчас Тони точно знал, что был пьян. Поначалу он удивлялся, почему это улица ходит ходуном, но позже осознал, что улица-то как раз совершенно неподвижна, а шатает его. К тому же, он ещё и наступал на полы плаща.

Как и миллионы пьянчуг до него, Тони решил завязать с алкоголем — по крайней мере, до следующего раза. Он принялся напевать какую-то веселенькую мелодию и покачиваться в такт своим неверным шагам, отчего стал похож на заводную игрушку. Тони совершенно забыл о бое с Гилвером и вскоре заблудился.

Порыв холодного ветра хлестнул, будто кнутом, вырвав Тони из его размышлений. Мышцы машинально отреагировали, он принял боевую стойку. Но на улице было пусто.

«Слишком пусто», — подумал Тони. Он ощущал опасность, но не мог определить источник. И на пустой улице не было ни зацепки. Тони сжал в одной руке «Беретту M92F», в другой — «Кольт Говернмент». В ближнем бою меч, безусловно, был бы удобнее, но пистолеты всегда лучше подходили для встречи с незнакомцем.

Ветер нагнал тучи, и они закрыли луну, погрузив улицу во тьму.

«Как в дешёвом ужастике… »

Тони снял пистолеты с предохранителя, осматриваясь.

В голове метнулись секундные сомнения — а что если против такого врага пули не подействуют? Но Тони отогнал их — он не привык тратить время на страх.

Он скрестил руки на груди, принимая привычную вызывающую позу. Последние следы опьянения исчезали по мере того, как по венам растекался адреналин.

— ДАААНТЕЕЕ!

Крик резанул по ушам.

— ДАААНТЕЕЕ!

Значит, это всё-ёаки не его воображение.

— ДАААНТЕЕЕ!

«Да откуда же звучит этот голос?»

— ДАААНТЕЕЕ!

Но голос — это было еще не всё. Было чьё-ёо злое, холодное и нечеловеческое присутствие. Лёгкий шорох прошёл по улице. Тони напрягся.

Внезапно в темноте что-оо шевельнулось. Во мраке Тони начал различать человекоподобные фигуры.

— Я ждал вас, ублюдки, — Тони зажал спусковые крючки, выпуская в противников рой пуль.

В ответ раздался нечеловеческий крик. Пули рвали покров тьмы, из которого одна за другой выходило все больше и больше фигур.

— ДАААНТЕЕЕ!

Фигуры приблизились, обнажая блестящие косы.

— ДАААНТЕЕЕ!

Теперь Тони мог различить их лица, похожие на черепа.

— ДАААНТЕЕЕ!

Тони покрепче сжал пистолеты и дал еще залп. Он знал, что обоймы вот-тот опустеют, но, по крайней мере, ему удалось несколько уменьшить количество нападающих. Тони аккуратно управлял каждым оружием, не давая им подскакивать после каждого выстрела. Алкоголь, может быть, ещё не окончательно выветрился из его крови, но он был уже далек от полного опьянения.

Но Тони забыл одну вещь. Одну маленькую, но крайне важную деталь. Он все еще использовал обычные самозарядные пистолеты.

«Проклятье!» — один из пистолетов заклинило. Патрон в Кольте застрял, сделав оружие бесполезным. Беретта всё еще сеяла смертоносный металл, но она была уже старая, а значит, в любой момент могла выйти из строя. Тони запустил оба пистолета в сторону наступающих теней и схватил свой огромный меч.

— Давайте! Кто хочет быть разрубленным надвое?

Оружие казалось тяжелее, чем обычно. Тони списал это на водку, но в глубине души подозревал, что дело в чём-то другом.

Он прорубался через темноту, рассыпая искры там, где меч наскакивал на косу. Потусторонние фигуры не могли противостоять его лобовому натиску.

— Не знаю, что вам надо, но если ко мне есть претензии, перестаньте посылать своих слуг и приходите сами!

Каждый взмах меча вызывал в сознании Тони бессвязные видения: окровавленная женщина, распростёртая на земле; ребёнок, цепляющийся за ее безжизненное тело, кричащий «Мама».

— Мама…

Тони в бешенстве возобновил атаку. Он больше не был беспомощным ребёнком. У него было достаточно сил, чтобы убивать. Он каким-мо образом утратил способность плакать.

Он пробивал себе путь через толпу теней. Наконец, последний из его противников пал. Тони чувствовал, как глубоко внутри него тлеет ненависть. С мечом наизготовку, он осмотрелся. Но в проулке было пусто, как и в тот момент, когда он только пошёл по нему — не считая разбросанных останков его поверженных врагов.

Воздух вокруг него потяжелел.

— Вы тут? — он оглядел улицу. — Выходите!

Внезапно прогремел голос:

— ТОООНИИИ!

Этот крик сильно отличался от того, с которого началась заварушка.

На его лице мелькнула улыбка.

— Это уже сотый раз, знаешь ли.

Перед ним, широко расставив ноги, стоял один-ндинственный человек. На нем был знакомый красный плащ, дырявый как решето. Всё тело мужчины было в крови. Его голова едва держалась на своём месте узенькой полоской мышц и кожи. Это была всего лишь тень человека. Человека, которого Тони хорошо знал.

— Неужто даже дьявол ненавидит меня настолько, что посылает за мной тебя, Денверс?

— ТОООНИИИ! — сипло простонало существо, которое когда-ао было Денверсом.

В глазах Тони промелькнула тень сочувствия. Он редко выказывал чувства по отношению к мертвым, но Денверс был коллегой по бизнесу, в котором редко удаётся с кем-мо сойтись. Жалкое зрелище, представшее теперь перед Тони, было слишком унизительным даже для человека, который пытался убить его девяносто девять раз.

Но Тони знал, что чем бы ни было представшее перед ним существо, это не был на самом деле Денверс. Он снова начал шутить, чтобы как-то справиться с эмоциями.

— Мда, экстерьер несколько улучшился, но на тебя все равно больно смотреть. Ну ладно, подходи, я его тебе подправлю.

Он взял меч на изготовку.

Существо, в которое превратился Денверс, подняло руки и понеслось на Тони. Звякнули серебряные талисманы, висящие на красном плаще.

— Мой любимый плащ тебе не идет.

Тони дважды взмахнул мечом, оставаясь при этом совершенно неподвижным, за исключением повернувшегося запястья. Обе руки Денверса шлёпнулись на землю, извиваясь, словно змеи.

— ТОООНИИИ! — Денверс обнажил остатки зубов и прыгнул вперед. Полы его плаща летели следом, звеня побрякушками.

Тони хладнокровно отрубил твари голову.

— Это моя сотая победа, — проговорил он. — Прощай.

Обезглавленное тело по инерции двигалось вперёд, но затем свалилось на землю.

Вокруг вдруг снова стало по-орежнему тепло, как будто кто-то нажал выключатель. Порыв ветра отнес остатки туч от лунного диска, отгоняя тени прочь из проулка. О жутком происшествии напоминал разве что изменившийся труп Денверса.

— Плащ можешь оставить себе, — Тони вытер кровь с меча и пошёл дальше по улице. Вскоре адреналин полностью выветрился.

Тони шаткой походкой направлялся домой.

Часть 3

— Мама… Мама… Мамочка!

Ребёнок тряс тело упавшей матери, но жизнь уже покинула его. Мальчик просто не понимал.

— Мама!

Лужа тёплой крови растекалась вокруг её неподвижного тела.

Мальчик рыдал в истерике. Слёзы текли по его лицу, и серебристые волосы тряслись оттого, что его била дрожь.

— МАМА!!!

Тони открыл глаза.

Он лежал в чужой кровати. Его одежда была аккуратно сложена возле подушки. Массивный меч был прислонён к стойке кровати. Он понятия не имел, где находится.

Негромкий женский голос произнёс:

— Значит, слухи не врут. Ну надо же.

Тони повернул голову вправо и увидел знакомую фигуру, лежащую рядом с ним. Женщина курила длинную сигарету с умиротворяющим ароматом ментола.

— Клер мне об этом рассказывала, — продолжила она. — Но я не могла поверить, пока сама не увижу.

Девушка работала администратором в бассейне, в который Тони часто ходил. Он узнал ее нежное лицо, но никак не мог вспомнить имя.

«Что мы делаем вдвоём в одной постели?!»

Тони она никогда не интересовала, хотя она была в своём роде привлекательной, но просто не в его вкусе.

Девушка выдохнула струйку сигаретного дыма.

— Я думала, мне попался лакомый кусочек. А ты, оказывается, маменькин сынок. Я разочарована.

— Ты о чём? Где я вообще? —Тони всё ещё дрожал от приснившегося кошмара. Он был оглушён и растерян, но не хотел, чтобы это отразилось на его лице.

— Это моя комната, — ответила девушка. — Ты должен знать. На втором этаже над магазином.

— С чего бы мне это знать?

Тони с раздражением отмахнулся от дыма. Он поднялся и зашагал по комнате. Воин был полностью обнажён, за исключением большого круглого выпуклого амулета, висевшего у него на шее.

Он подошёл к окну и отодвинул грязную занавеску. Снаружи всё ещё было темно.

— Времени сколько? — резко спросил он.

— Не говори со мной таким тоном, маменькин сынок, —девушка снова выдохнула дым, развернув его к себе лицом. — Ты должен мне спасибо сказать, что я тебя подобрала.

— Хватит меня так называть!

— Так ведь это же правда! Тебе довелось провести ночь с красивой женщиной, и всё, на что тебя хватило, это »мама то» да »мама сё». Вот дурак.

— Это тебя никаким боком не касается, — отрезал Тони, снова повернувшись к ней спиной.

Но девушка явно вцепилась в него. Тони не считал женщин неприятными. На самом деле, только в этом городе было полно девчонок, на которых он положил глаз. Но ни с одной он не встречался подолгу.

Тони рассеянно теребил свой амулет. Мать дала ему его перед самой своей смертью. Для него это было единственным напоминанием о ней.

— И зачем я это сделала? — заныла девушка. — Я нашла тебя без сознания на обочине и притащила сюда, и никакой мне от того радости.

— Подобрала меня? О чём ты?

Вопрос пробудил нечто в Тони, и он внезапно осознал, что много чего не помнит о прошедшей ночи. Он вспомнил бой с Денверсом, случившийся вскоре после победы в питейном соревновании с Гилвером, но после него воспоминания были покрыты мраком. Должно быть, водка у Бобби оказалась пьянее, чем он думал.

— Повезло, что выбрался невредимым, — пробормотал Тони. Но девушка его услышала.

— Да ты не особенно старался! Я волокла тебя сюда от самой сточной канавы, где ты валялся! Та ещё работка!

— Прости, прости, — он поднял руку, успокаивая её. — Спасибо.

Тони не боялся врагов-вюдей, но существа, с которыми он дрался в тот вечер, были другими. Он не был уверен, что победил бы при других обстоятельствах.

Сцена смерти матери опять всплыла перед его глазами. Это была одна из главных причин, по которой он избрал опасный путь наёмника, оттачивая возможности тела и сознания.

Внезапно Тони понял, что губы девушки двигаются.

— Эй! — Она была недовольна. — Слушай внимательнее, когда с тобой разговаривают!

Он знал, что станет ещё хуже, если девушка поймет, что он не помнит её имени.

— Нет, честно, спасибо тебе. Если б не ты, я бы наверняка простудился, —Тони нравилось думать, что он обращается с противоположным полом так же ловко, как и стреляет. Но в действительности он знал, что не способен на ту утонченную дипломатичность, которая необходима при общении с девушками. Тони попалась на глаза его одежда, и он решил сменить тему.

— Спасибо, что постирала мои вещи, — он осмотрел их и увидел, что следы крови всё ещё были заметны. — Ты мой настоящий спаситель. Я не смог бы идти домой голый.

Тони начал одеваться, но девушка подскочила к нему сзади и крепко обхватила обеими руками. Тони подивился её силе.

— Эй, а можно мне одеться?

— Я очень постаралась, чтобы ты оказался здесь. Неужели уйдешь, так и не поблагодарив меня?

— Я уже сказал »спасибо».

— Не дразни меня! — взвизгнула она.

Тони подавил вздох. Повторимся, он не считал женщин неприятными созданиями.

Тони с лёгкостью соблазнял женщин, нашёптывая им комплименты. Но если ему не нужна была какая-то определенная девчонка, они все были ему неинтересны. К тому же, ему не нравились такие же требовательные люди, как и его спасительница — независимо от того, как они выглядели.

— Прости. Я не в форме. Вчера я напился в стельку.

Тони вырвался из ее объятий и быстро оделся. Плащ он свернул и сунул под мышку и взял меч.

Девушка разразилась бранью:

— Ах ты, неблагодарный сукин сын! Как ты смеешь так со мной поступать? Пошёл вон отсюда! Мне плевать, что с тобой будет! Можешь хоть сгнить там, на улице!

Слова всегда были одни и те же. Тони мог даже предугадать, что она скажет дальше.

— Весь город будет знать, что ты зовешь мамочку во сне! Ты даже носа на улицу не высунешь от стыда!

»Так я и думал. Все бабы одинаковые. Немного разнообразия им бы не повредило».

Тони пожал плечами и вышел из комнаты, не сказав ни слова.

Проклятия превратились в рыдания, и их вообще стало не слышно, когда он вышел на улицу. Соседи девушки выглядывали в окна, желая увидеть, из-за чего шум.

Тони знал, что за несколько часов слухи расползутся по городу, что бы она там ни говорила. Но ему было всё равно.

Солнце уже выглянуло из-за окружающих домов, и он двинулся в сторону дома, пытаясь ухватить обрывки своей памяти.

Единственными чёткими воспоминаниями были оживший труп Денверса и лицо его мёртвой матери.

***

— Тони, говорят, ты довел Керри до слёз.

Тони знал, что услышит этот вопрос, как только появится в »Подвальчике Бобби«. Он проспал весь день и, проснувшись незадолго до заката, направился в свою любимую забегаловку.

Наёмники одновременно повернулись, чтобы услышать его ответ.

— Ну-уа, расскажи нам, как всё было, — прицепился к нему наёмник по имени Экол. Это был маленький неприметный человек, который уже отжил свои лучшие дни как боец. Но глубокое знание законов делало его весьма полезным в преступном мире. А еще Экол очень интересовался сплетнями, и грязная болтовня о Тони кое-еего стоила.

— В своё время я был популярен среди девочек, — продолжил Экол. — А такую куколку, как Керри, ни за что бы не отшил.

— Да плевать я хотел, — безразлично произнес Тони.

— Тони, это нехорошо! — Экол подтолкнул к нему стул и жестом предложил Тони сесть. — Может, возьмёшь сегодня выходной, и мы поговорим о женщинах? — Он протянул Тони, обхватившему руками голову, фляжку рома. — Пока там что-оо есть, можно болтать хоть до утра!

— Отвали! — Тони сердито отмахнулся от него. Наёмники вокруг согнулись от хохота, но Тони было всё равно. — Я пришел сюда за работой. У меня долги. Я недавно испоганил свои любимые ботинки и плащ, который стоит больше, чем каждый из вас! И мне ещё на новые пушки надо наскрести.

— Новый плащ? Очень на тебя похоже, — перебили его.

Тони улыбнулся. Грю с недобрым выражением лица вышел вперёд.

— В чём дело, Грю? — Тони был благодарен тому, что получил возможность увильнуть от расспросов Экола.

— Нашли тело Денверса. Его друзья не слишком рады.

Тони озадаченно посмотрел на него. Ошибки быть не могло, это был тот самый труп, с головой или без.

— Он был в твоём плаще, — многозначительно добавил Грю. — Порубленный пополам.

Слова прокатились по бару, наёмники впитывали информацию, как губки. Несколько секунд прошло, прежде чем они начали перешептываться.

— Он что, убил его?

— Этого чёртова Бешеного Пса.

— Постойте, что, со всей его командой?

— Значит, Клуб Оз открыл на меня охоту, — шёпот в Подвальчике затих с первым же словом Тони.

Клуб Оз был сборищем выходцев из преступного мира. Они платили взносы за то, чтобы охотиться на людей в отместку за смерть членов клуба. Первый, кто добудет голову цели, срывает весь куш. Членство в Клубе Оз было единственной причиной, по которой Бешеный Пёс Денверс протянул так долго. Тони осознанно оставлял его в живых все девяносто девять раз — чтобы избежать гнева Клуба Оз.

— Именно, — подтвердил Грю. — Думаю, они уже идут сюда. Сомневаюсь, что тебе интересно, сколько дают за твою голову. Куча народу захочет урвать такой джек-кот.

Чуть ли не у каждого в преступном мире был зуб на Тони, так что у Клуба не будет недостатка в желающих поучаствовать в охоте. Обычно они нападали без предупреждения, и переговоры были невозможны. И откупить свою голову для Тони тоже никогда бы не смог, вне зависимости от её цены.

Тони мысленно обругал себя за то, что забыл о дружках Денверса. Он знал, что никто не поверит его словам, что Денверс был уже мёртв, когда Тони отрубил трупу голову.

— Не знаю, что там произошло, — произнес Грю, — но тебе следует залечь на дно хотя бы на время.

Грю не просто так беспокоился за Тони: он понимал, что любой, кто окажется рядом, будет втянут в эту охоту. Ради дочерей он должен был отдалиться от друга.

— Знаю, — вздохнул Тони, — отсижусь где-еибудь, пока страсти не улягутся.

— Так будет только лучше. Хотя это плохо скажется на твоих долгах.

Бар стих, как только толпа осознала положение Тони. Все понимали, что, просто находясь с ним в одной комнате, уже участвуют в охоте. Половину наёмников тревожила вероятность внезапного нападения на »Подвальчик Бобби». Другая половина прикидывала, как бы завалить Тони своими руками и получить награду.

— Полный бардак, — Тони пожал плечами и направился к выходу.

Грю пожевал губами, видя, что друг уходит. Его плечи покорно поникли, и он потрусил следом.

— Если тебе некуда пойти, можешь спрятаться у меня, — прошептал он, — могу приютить тебя в подвале.

Тони положил руку Грю на плечо.

— Спасибо, но я не буду. Не в моем стиле прятаться в уголке.

Он повернулся, чтобы уйти, но столкнулся лицом к лицу с Гилвером. Тот выглядел так, что даже бинты не портили общую картину, как будто недавний питейный поединок опустошил его.

Тони наклонился к нему.

— О, новичок! Та работа, на которую я рассчитывал… Можешь заняться ей, если хочешь.

Гилвер вскинул голову и с удивлением посмотрел на него.

— Не дрейфь. Считай, что это извинения за прошлую ночь.

Но большинство понимало, что это никакое не извинение. Тони брался только за дорогие заказы, которые на самом деле были опасными. Так что для Гилвера это была медвежья услуга.

Тони помахал на прощанье.

— До встречи, народ. Как всё утихнет, пригласите пропустить стаканчик-кругой, а?

Он стремглав выбежал из »Подвальчика Бобби» и исчез.

Гилвер проводил Тони странным, задумчивым взглядом.

Часть 4

Стоило выйти из «Подвальчика Бобби», как Тони почувствовал, что за ним следят.

Преследователь хорошо скрывался, но недостаточно для того, чтобы обмануть инстинкты убийцы в Тони. Это была частая ошибка у людей в преступном мире — то ли оттого, что они привыкли сражаться, то ли переоценивали свои способности к слежке.

Тони перебрал несколько вариантов, ничем не выдавая, что догадался о хвосте. Он мог остановиться и, быстро развернувшись, прикончить преследователя одним смертельным ударом по шее. Ещё он мог бы размозжить ему голову, чтобы избежать утомительного сражения.

Но Тони продолжал двигаться вперёд.

Ему нужно было время, чтобы нанести удар по Клубу Оз и убрать его лидеров прежде, чем они соберутся и отомстят. Это был непредсказуемый ход, и Тони знал, что его враги вряд ли будут ожидать от него, что он выберет нападение. Но в отличие от настоящего клуба, у его противников не было штаб-бвартиры или какого-оибо центрового заведения. Ему придётся выбивать информацию из тех, у кого она есть.

«Можно начать и с тех, кто поближе», — подумал Тони.

Он ускорил шаг. Внезапно он резко повернулся, застав преследователя врасплох. Первое, что он отметил — их было двое. Второе — что оба были едва ли не детьми.

— Я хочу спросить у вас кое-ето, — заявил он.

Мальчишки взвизгнули и спустили курки. Но они были слишком неопытными, чтобы попасть по мишени даже с такого маленького расстояния. Тони бросился на них, отправив одного на тротуар с выбитыми зубами. Второй пацан успел опустошить обойму, но действовал недостаточно быстро, чтобы попасть по Тони.

У мальчишки закончились патроны. Тони ударил его в живот, и по его подбородку потекла струйка слюны.

— Ты оглох, что ли? Я просто хочу, чтобы ты ответил на мой вопрос, — сказал Тони. Он посмотрел на свою жертву с усмешкой. — Я кажусь крутым, но на деле очень неаккуратен. Не могу обещать, что твой позвоночник уцелеет после следующего удара.

Порыв ветра захлопал полами его нового плаща, и они взметнулись в воздухе подобно алому пламени. Тони знал, что мальчишке он кажется кровавым демоном. Возможно, тот даже обделался.

— Кто приказал тебе выследить меня?

Дрожащим голосом мальчишка назвал Тони имя своего заказчика.

***

Через несколько часов Тони оказался на перекрёстке в деловом районе города.

Он обработал порядочное количество потенциальных убийц прежде, чем выяснил место последнего собрания Клуба Оз. Это привело его в престижный деловой квартал, к отделанному мрамором банку. Была глубокая ночь, и улицы были пусты. Тони покинул «Подвальчик» шесть часов тому назад.

Снаружи банк выглядел нормально. Но Тони безошибочно отличал запахи крови, дыма и стали. Зловоние смерти, которое ничем не скроешь.

Но было ещё что-оо. Присутствие чего-оо темного, неестественного, действовало Тони на нервы. Гнилостная атмосфера имела неземное происхождение, но Тони всё равно ее чувствовал. Он вынул меч из ножен.

Он потянулся за пистолетами, но забежать в магазин Нелл — заполнить опустевшую кобуру — он не успел. Тони закрыл глаза и сосредоточился на своих ощущениях.

— Странное место для сходки, — с лёгкостью в голосе произнес Тони, силясь различить во мраке хоть кого-оибудь, и в этот момент услышал голос.

— ДАААНТЕЕЕ!

Это был тот же голос, что он слышал раньше. Он царапнул по сознанию, будто гвоздём по школьной доске. Тони оттолкнулся от земли и взвился в воздух, развернулся и проломил закрытые двери банка одним ударом.

— ДАААНТЕЕЕ!

Жуткий голос звучал внутри здания. Тони рванулся вперёд с мечом наизготовку, ни мгновения не потратив на то, чтобы осмотреться.

— ДАААНТЕЕЕ!

Голос звал его глубже в банк. Тони взбежал на эскалатор, что-оо необъяснимо притягивало его к комнате на следующем этаже.

— ДАААНТЕЕЕ!

Голос стал громче. Тони чувствовал, как с каждым ударом сердца тьма вокруг становилась всё тяжелее. Его острые глаза шутили с ним, обнаруживая во мраке зловещие лица. Воздух сгустился, Тони будто увяз в карамели. Двигаться становилось всё труднее и труднее.

Тони осознал, что он больше не находится в банке… ну или банк был уже не частью человеческого мира. Каждая тень стала резкой и демонической.

Тони почувствовал, что дышать стало тяжелее. Сила покидала его. Эскалатор вытянулся перед ним, казалось, он будет так ехать бесконечно.

Внезапно он оказался наверху, перед обычным пожарным выходом. Он чувствовал, что высший эшелон Клуба Оз ждёт его за этой дверью.

Запах свежей крови шёл от двери, излучавшей тёмную ауру.

Тони собрался с силой и выломал дверь одним ударом и принялся крутить мечом во все стороны. Он бил вслепую, надеясь зацепить что-нибудь, неважно, что. Он услышал нечеловеческий крик и понял, что попал.

Но это был не человек.

Тони понял, что сражался с движущейся тенью, существом столь тёмным, что, казалось, свет проваливался прямо в него. Он чувствовал, что тварь следила за ним, ещё пока он шёл по эскалатору.

— Вам тут не место, чёртовы ублюдки! — прорычал Тони.

Тень метнулась к Тони, размахивая косой. Тьма окутывала существо покрывалом, будто это был призрак. Оно атаковало с ужасающей яростью.

Тони уклонился от атаки одним шагом в сторону и врезал по лицу тени правым хуком.

— Слишком медленно!

Он двинул коленом в живот твари и ударил наотмашь.

Хоть демон и казался бестелесным, его лицо выражало боль. Остальные тени в комнате внезапно замерли, будто потрясенные успешным нападением Тони.

— Это всё, на что вы способны? Ну же! — Тони поманил оставшиеся тени. Возможно, он был похож на обычного человека, но его холодная мощь не уступала силе любого из демонов. — В чём дело? Струсили? Ладно. Я сам подойду!

Тони плясал по комнате, ослепительно быстро нанося удары ногами, прорываясь через черноту. Одна за другой, тени падали, отброшенные обратно в потусторонний мир. Тони двигался так быстро, что существа не успевали ни убежать, ни тем более ответить. Они возвращались в небытие с неземными воплями.

— Ненавижу!

— Дети ночи так легко повержены!

— Помогите!

— Отлично, кричите! — воскликнул Тони. — Кричите ещё! Кричите громче! Плачьте, твари!

Он продолжал свою беспощадную атаку, срубая демонов, как деревья. Он был так разъярён, что не обратил внимания на тела, усеивающие пол позади него. Будь он спокойнее, он бы распознал в них бывших членов Клуба Оз.

Если бы он всё-ёаки заметил, у него наверняка возник бы очевидный вопрос, кто их всех убил. Но мысли о цели были полностью подавлены гневом.

«Что-оо не так».

Те ожившие трупы, с которыми он сражался вместе с Грю…

Бесформенные тени, пришедшие вместе с телом Денверса…

И теперь, настоящие враги, которые сделали банк кусочком мира демонов…

«Что-оо пытается поглотить мир людей».

Тони зашёл слишком далеко, чтобы испытывать страх. Вместо этого что-оо в нем будто бы наслаждалось мерзким зрелищем. В упоении он сделал резкий бросок, убив нескольких демонов ударом правой ноги.

— Я ещё не закончил!

Тони взвился в воздух, пробив прямым ударом ногой несколько демонов одновременно. Они разлетелись в чёрную пыль. Он повторял это раз за разом, уничтожая противников.

Когда всё закончилось, Тони оказался там один, тяжело дыша. Тени, которые грозились покончить с ним, исчезли.

С момента, как Тони вошёл в банк, прошло меньше минуты…

***

Казалось, Тони простоял без движения несколько часов.

— Потрясающе.

Звук голоса вернул его к реальности.

— Кто это? — он повернулся к вошедшему и тут же узнал характерные бинты. — Ты что здесь делаешь, новичок?

— Работаю, — спокойно ответил Гилвер. — За меня не беспокойся.

Он был, как и прежде, элегантен и строг, только на мече были свежие следы крови.

Он двигался так тихо, что даже Тони не заметил его присутствия.

— Энцо нанял меня наведаться в Клуб Оз. Думается, эта работа предназначалась тебе.

— А ты взял её потому, что я был их целью?

— Ты сам меня попросил об этом. Не помнишь, что ли?

Тони аргументы Гилвера показались неубедительными. Да, этот чужак доказал свою силу в «Подвальчике Бобби», но этого было недостаточно. За его самоуверенностью скрывалось что-оо ещё.

— Возможно. Я не слишком доверяю своей памяти, — Тони наконец-цо расслабился достаточно, чтобы оглядеть комнату. Безжизненные тела нескольких пожилых мужчин были разбросаны на полу.

Всего тринадцать умерших.

— Не похоже, чтобы это сделали демоны, — сказал Тони, переворачивая один из трупов на спину.

Кровавая дыра зияла на месте сердца. — А для людей это слишком жестоко.

— Ну да, — Гилвер осмотрел комнату, не говоря больше ни слова.

— Садистский способ умерщвления… Вырвать сердце, — Тони прищурился, глядя на окровавленный меч Гилвера. — Это был ты.

Гилвер пожал плечами в ответ на обвиняющий взгляд Тони.

— Я на это не нанимался. Ищи другого подозреваемого.

— Ну да… — проворчал Тони, качая головой. Смерти, безусловно, были жестоки, но теперь, по крайней мере, за ним больше никто не гонялся.

«В конце концов, всё складывается неплохо».

Только тени не шли у Тони из головы.

— И много ты видел? — Тони позволил себе задать вопрос, дав Гилверу время обдумать каждое слово.

«Он видел сражение? Знает ли о демонах? Что из этого происходило в моей голове?»

— Всё видел, — невозмутимо ответил Гилвер.

— Даже как я дрался с демонами?

— Ну, если это действительно были демоны. Да.

— И не испугался? Да у тебя яйца, должно быть, железные, — Тони замолчал, глядя на Гилвера, будто требуя, чтобы тот вызвал его на поединок. Они обменялись холодными взглядами.

В конце концов, Тони отвёл взгляд.

— Я восхищен твоей смелостью, новичок, — сказал он. — Даже Грю наложил в штаны, когда эти твари впервые появились. А ты хорошо держался. Это дорогого стоит.

— Но это не значит, что мне не было страшно, — признал Гилвер. — Ровно столько страха, сколько надо — значит жизнь. Слишком много страха значит смерть. Я разве не прав?

— В точку, — Тони похлопал Гилвера по спине. Это было редким проявлением дружбы, особенно между наемниками.

— Пошли, новичок. Выпьем чего-оибудь, расслабимся.

— Если ты опять предлагаешь водку, то я не буду. У меня ещё с прошлого раза голова болит.

Тони засмеялся.