Том 1    
Глава 1. Лентяй и прирождённый лидер


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
ricco88
7 мес.
Спасибо.
tetronion
7 мес.
It's Alive!!! It's Alive!!! It's Alive!!! It's Alive!!! It's Alive!!!
sergion
3 г.
Забавная штука. А на иллюстрации без фейспалма не взглянешь особенно на некоторые женские лица

Глава 1. Лентяй и прирождённый лидер

Сейчас будет больно, понял Райнер Лют, глядевший из-под полуприкрытых век, как прямо в лицо летит кулак тверже стали. Сам он с места не двигался.

Это был худощавый нескладный юноша, чьи темные волосы вечно стояли торчком. Усталость и скука виднелись в рассеянном взгляде. Ко всему, Райнер был ужасно ленив и медлителен и только поэтому не пытался бежать. Но спокойствие, с которым он произнес: «Вот сейчас...» — заставляло надеяться, что все не так страшно. Он не слабак. Он выстоит.

...БАМ!

— А-а-а!

Райнера опрокинуло, он покатился кубарем по земле. Наконец его тушка дернулась и обмякла.

Вот теперь-то с уверенностью можно сказать, что у Райнера не было ни единого шанса.

Дело было в Специальной военной академии Роланда, где наш герой получал всяческие полезные знания. Полным ходом шла практика по боевой подготовке, все студенты усердно тренировались.

— Ха! — его оппонентка подошла ближе, вздохнула. — Райнер, ну почему тебе вечно на все наплевать?

Ее звали Кифар Ноллес. Весь ее облик — багряная стрижка «под мальчика», пламенные глаза — подчеркивал волевую, решительную натуру. То была истинная энтузиастка, и уж в этом Райнер не мог с ней соперничать.

Он все пытался собрать ноги в кучу; Кифар склонилась над ним, беззастенчиво ткнула пальцем:

— И не пытайся прикинуться мертвым. Я же вижу, как тебя трусит! Ты здесь никого не обманешь!

— А я попробую, — вяло огрызнулся Райнер.

— Эй, а ну-ка вставай! Хочешь, чтобы и мои оценки рухнули ниже плинтуса? А вот как бы не так! Вернемся к тренировке. Я использую следующее заклинание. Готов?

— Э-э-э... Нет.

— Никаких «нет»!

Их спарринг со всех сторон напоминал скорее перебранку, чем настоящий бой. Но вот Кифар, устав пререкаться, взмахнула руками и начала рисовать прямо в воздухе магическую печать — уникальное заклинание империи Роланд.

— Призываю удар грома... — воскликнула девушка, — ИЗУЧИ!

В мгновение ока печать, нацеленная на Райнера, выплюнула разряд электричества. Но парень даже не вздрогнул.

— Молния... — протянул он и тут же сдался: — Да и пусть себе бьет.

В ту же секунду молния ударила в цель. Словив сильнейший разряд, Райнер в корчах распластался по земле.

— Только не это! — Кифар, перепугавшись, бросилась к юноше. — Боже, почему ты не уклонился? Эй, ты как?..

Он не отзывался и не шевелился.

— Не может быть... — побледнела бедняжка и, приподняв однокашника, стала грубо его трясти: — Райнер, это уже не смешно! Ты ведь... не мог...

Обессилевшее тело, чья голова стараниями Кифар вихлялась туда-сюда, прогундело:

— Да-да, я мертв, можно расходиться.

— ИДИОТ! Мертвые не разговаривают! — взбешенная девушка отвесила «мертвецу» оплеуху. — Больше не пугай меня так! И ведь рад стать инвалидом, лишь бы не учиться!

— Устал я сегодня.

— А разве бывало иначе?

— Но ведь и правда устал...

— Вот же заладил!

В этаком духе могла бы спорить женатая пара: громко и нудно на радость соседям. Другие студенты шушукались да посмеивались:

— Что, дурачок, не смог удрать от простенького заклинания?

— И как такого слабака еще держат в академии? Позорище!

— Этого Райнера можно соплей перешибить!

Эхо насмешек гуляло по всей тренировочной арене. Увы, все было так, как они говорили: Райнер совсем не справлялся с учебной нагрузкой, — а такого здесь не прощали. В стенах Специальной военной академии собирали сирот и малолетних преступников со всего Роланда. У этих детей, живших впроголодь, не было будущего, но зато был единственный шанс: стать солдатами роландской армии. Ради денежного довольствия студенты тренировались, не щадя сил.

В общем, то была не какая-нибудь кадетская школа, а элитное учреждение рекрутской подготовки. Раз дворяне и мирные жители не хотят призываться на фронт, так пускай за них повоюют выпускники академии... За последние несколько лет не случалось военных конфликтов, так что надобность в пушечном мясе отпала. Но если война все же начнется, этих студентов сошлют воевать в числе первых. И никто не посмотрит, что им всего по семнадцать лет...

Так что было дальше? Студенты горланили по обыкновению, пока Кифар читала Райнеру очередную лекцию: «Тебя ничего волнует, ничего не интересует...»

— Ну и ладно! — вдруг разозлился Райнер. — Знаете что? Вот вы все смеетесь, а у меня из-за вас, между прочим, душевная травма! Все, никаких занятий, только лечебный сон!..

— Отмазался, значит? Только попробуй мне прогулять! — рыкнула Кифар.

— Ах, вот как?

— А вот так!

— Угх.

До чего это было похоже на ссору влюбленной пары! Вот вам еще причина, почему все так дружно не выносили Райнера: о задорной и миловидной Кифар, которая была так добра к отстающему двоечнику, мечтали многие ученики академии. Но похоже, сама Кифар этого не замечала.

Что до Райнера, то какая бы благодать не стояла за окном, он все равно был не прочь хорошенько вздремнуть. Когда Кифар, ворча, пинала его на улицу, то раздражала больше всех этих зубоскалов. И Райнера не прекращали дергать.

— Исчезни, Райнер! Вот болван! Неудачник! Тебе не место среди нас! — глумились над ним ребята, на что он не обращал никакого внимания. Особенно старались трое его одногодок, которые очень гордились своими мускулами. От этих юноша попросту отмахнулся.

— Слыхала, Кифар? — он-таки выискал повод прогулять. — Мне не место среди них. Так что и на уроках...

— Чем травить Райнера, — перебил его звонкий голос, — уделили бы больше времени тренировке!

Появившийся на арене молодой человек был очень хорош собой и прекрасно сложен. Свои длинные серебристые волосы он заплетал в косу. В золотых глазах виднелась неукротимая воля. Он являл собой образец элегантности и совсем не выглядел на свои семнадцать.

Его звали Сион Астал. Он был не только отличником, но и видной фигурой среди студентов. Вокруг него быстро сформировался круг обожателей. Но самое странное, что Астал являлся отпрыском настоящего знатного рода. Как же он оказался среди отщепенцев и каторжников? Многих мучила эта загадка. Многих, но только не Райнера.

— Уа-а-ах... Вот бы поспать...

— И не стыдно? — воскликнула Кифар. — Ведь Сион пришел за тебя заступиться!

— Как ты сказала? Заступиться?

Райнер, корчивший из себя глухого, явно не понимал всей важности исторического момента. Сион бросил на него взгляд через плечо, и его губы растянулись в улыбке.

— Я вижу, у вас полно свободного времени, — обратился он к остальным, — так давайте проведем его с пользой. Ведь, по-моему, тренировка еще не окончена.

Вся троица, издевавшаяся над Райнером, резко спала с лица. Совещаясь между собой, они неуверенно поглядывали на Сиона:

— Э... Да уж... Драться с Сионом? Что-то не хочется...

— Вот-вот! Райнер, конечно, то еще бельмо на глазу...

— ...но Сион-то нам ничего не сделал!

Видно, слава бежала впереди Сиона. Он поскучнел, но кивнул головой:

— И в самом деле. Однако, — на его лице появилась шальная улыбка, — мы привлекли внимание преподавателей. Можете отказаться от боя, но тогда они решат, что вы струсили — а это повод для наказания. Впрочем, дело ваше.

Крутое трио застонало в ответ. Сион знал, куда бить: академия открывала ученикам скорейший путь в вожделенные ряды роландской армии, но для этого были нужны хорошие баллы. Редко кто позволял себе плюнуть на отметки, как делал это Райнер.

— Итак? — ухмылялся Сион.

— Да, черт возьми! — ошалело выдохнул кто-то из них троих. — Будет вам бой.

— Трое против одного, — Сион явно предвкушал потеху, — и чур не поддаваться.

Так, битва началась. Двое качков мигом начали рисовать магические печати; третий сразу пошел в атаку.

— Похвальная стратегия, — Кифар с интересом наблюдала за боем. — Пока один сдерживает Сиона, двое магов нанесут решающий удар...

— О-о-о... — протянул Райнер без всяческого интереса. И тогда девушка снова его огрела:

— Слушай, ты! Я для кого объясняю? Вот смотри на него и учись, как надо выкручиваться!

Тем временем Райнер рассеянно следил за действиями соперников. Парень, вышедший против Сиона, как раз был готов ударить. Казалось невероятным, что целая гора мышц может бить так проворно и резво.

Но Сион легко увернулся и, пользуясь сокращенной дистанцией, врезал ему по шее. Противник захрипел и рухнул на землю, как подкошенный. И тогда Сион подскочил к одному из магов...

— Что... А!

Такого маг явно не ожидал. Удар Сиона пришелся ему в лицо и отправил в нокаут. Оставался еще один... как раз завершивший свое магическое заклятие. Ему нужно было всего лишь нацелить печать — и активировать.

Но Сион по-прежнему улыбался.

Последний маг побледнел, увидев, как быстро закончился бой для его дружков.

— Призываю удар грома... — воскликнул он.

Дворянин пнул песком ему прямо в глаза:

— Подавись!

Качок охнул, спрятал лицо в ладонях, тем самым предоставив Сиону идеальную возможность. Тот приблизился, резко выкрутил оппоненту колдующую руку и повалил его.

Трое задир проиграли Сиону всухую.

— Плохой уровень, друзья... — Сион как ни в чем не бывало окинул глазами зрителей. Над ареной висело гробовое молчание, в глазах студентов читалась черная зависть. Ведь он сделал этих ребят — и сделал красиво. Такой смекалки, такой реакции не было ни у кого из них.

Но герой дня привычно не замечал кощунственных взглядов. Похоже, одного Райнера Люта его успех не задел, но и не впечатлил: тот вообще едва не уснул в самом разгаре боя. Вот Кифар Ноллес была просто потрясена, как и все остальные.

— Говоришь, смотри и учись? — и Райнер хлопнул ее по плечу, отчего к ней вернулся дар речи.

— А? Ну, думаю... нет...

— Надеюсь, теперь ты понимаешь, почему я не пойду на...

Прозвенел звонок, оповещающий об окончании тренировки.

Встрепенувшиеся студенты косяком покинули арену и разошлись по корпусам. Райнер, провожая их взглядом, уныло вздохнул:

— Вот блин... Не успел проспать урок.

— Я что-то не поняла, — опешила девушка. — Ты его и так проспал!

— Может, хватит меня пилить? Вот возьму и не буду учиться, — мрачно пригрозил Райнер.

— Это еще почему?

— Да потому что сплошной геморрой. Ну, вот стану я лучшим учеником — преподы будут вне себя от восторга, зато сразу навалится прорва скучных обязанностей. А я, думаешь, хочу? — заявил Райнер с абсолютно серьезной миной.

Кифар помолчала... и схватилась за голову.

— Райнер! Да скорее я стану Богиней, чем ты — лучшим учеником!..

Рядом кто-то рассмеялся:

— Ха-ха-ха! Вот это я понимаю — мечта! О Кифар, будущая Богиня, окажешь мне честь своим покровительством?

Это был Сион. Он стоял над сидящими на песке однокурсниками, чего те, увлекшись беседой, попросту не заметили.

— Ах, Сион! Т-то есть, господин Астал! Мы просто... Ох, вы знаете мое имя! — Кифар взвизгнула от необычайного волнения. Видя это, он ухмыльнулся.

— Можешь звать меня просто «Сион». Да, я знаю твое имя — я стараюсь запоминать всех мало-мальски выдающихся студентов.

— Да разве я выдающаяся?

— Кифар Ноллес, — Сион кивнул, — успевает по всем предметам, незаурядна, весьма привлекательна, да к тому же всеобщая любимица...

— Ах... Нет, ну... Привлекательна, надо же... — Похвалы вогнали Кифар в краску, и она смущенно захихикала: — Райнер, ты... ты слышал? Он сказал — привлекательна!

— Это он загнул, — пробормотал Райнер... и вмиг получил оглушительный подзатыльник.

Сион великодушно позволил Кифар как следует отлупить лентяя, но потом кашлянул:

— Вообще-то, я с деловым предложением. Кифар, не хочешь ко мне в команду?

— Что? В команду?

— Видишь ли, руководство планирует учения, и всех студентов разделят на группы. Если ты готова работать на меня, то я знаю, с кем нужно договориться, чтобы нас записали в одну команду. Ты же понимаешь, для тебя это будет колоссальный опыт.

— Но... Но вы сказали, что ищете выдающихся, лучших из лучших, господин Аста... Сион! Неужели я могла бы...

— Разумеется. Ты талантливый боец. И ты не пожалеешь.

Сион растянул губы в теплой улыбке, он был сама доброжелательность. Однако Кифар все-таки колебалась. И неспроста поглядывала на Райнера.

— Но...

— Да что тут думать, Кифар? Сама же слышала: и тебе, и мне будет польза. Ты иди, а уж я теперь отосплюсь как следует...

Райнер не мог не заметить, как опечалили Кифар его слова и как робко она молчит.

— За чем дело стало? — вдруг произнес Сион. — Райнеру тоже найдется местечко.

— Правда, правда?! — вскричала Кифар.

— Сплошной геморрой. Я пас, — тут же ляпнул Райнер.

— ТЫ СПЯТИЛ?! — напустилась на него однокурсница. — Ты что, не понимаешь, какой это шанс? Да с Сионом ты точно в лучших студентах будешь!

— А я говорю — нет! — не поддался он. — Быть лучшим — и заниматься тем, от чего тебя просто воротит? Как по мне, спать весь день напролет гораздо приятнее. В этом смысл жизни...

— Такая жизнь бессмысленна!

— Ты правда так думаешь?

— Да!.. Слушай сюда. Я знаю тебя, как облупленного, поэтому призываю заткнуться! и делать что говорю!

Но тут Райнер перебил ее:

— Подумай сама: зачем ему вообще брать меня под крыло? Будто он не знает моих оценок! Ясное дело, ему нужна ты, а вовсе не я.

Отчего она совсем сникла, услышав это? Райнер непонимающе качнул головой. По крайней мере, в его словах был резон: сам по себе Райнер Лют никому не сдался. Ясное дело, Сион — какие бы цели он ни преследовал — предложил Райнеру присоединиться только затем, чтобы склонить умницу Кифар. Все знали, что его оценки оставляют желать лучшего, да и силы воли он не имел никакой. Если этот Сион и впрямь заинтересован в победе, то от Райнера ему следует держаться как можно дальше. И Кифар, несмотря ни на что, тоже это понимала.

— Глупый Райнер... — расстроенно прошептала она. — Если не передумаешь, нас разделят...

— Не говори так! — Сион, напротив, просиял. — Райнер, ты не прав. Я и в самом деле хочу, чтобы ты был с нами.

— Что? Почему? — спросил тот с обалделым видом.

— Если честно, — улыбнулся Сион, — мне кажется, мы подходим друг другу. Ты смотрел, как я сражаюсь, но смотрел без зависти, даже без удивления. А мне нравится твой удивленный вид... такой, как сейчас.

— Короче, ты... Ты хочешь сказать, что... влюбился? У-у-у... Прости, конечно... Вот поэтому мы точно не сработаемся...

Совершенно случайно Райнер нашел еще одну причину отказать ему. По правде говоря, юноша с самого начала не хотел ни с кем объединяться. Во-первых, ему было просто лень, а во-вторых... Он бежал от любой известности.

Но понять, почему Кифар все больше расстраивает его отказ, он так и не мог.

— Эх, что-то меня совсем разморило, — зевнул он. Не больно-то и хотелось думать, что у нее на уме.

Кифар уныло опустила голову:

— Тогда и я...

Сион не изменился в лице, но его улыбка превратилась из благодушной в полную коварства... Приблизившись к Райнеру, он шепнул ему на ухо:

— Эй, Райнер... Даже если я и прошу тебя лично, не стоит выделываться. Как я уже говорил, мы подходим друг другу... Вы нужны мне в команде — ты и твоя Альфа Стигма.

— Ты сказал!..

Уже через мгновение Райнер стоял как можно дальше от Сиона — на его лице была написана паника.

— Т-ты соображаешь, что несешь? Аль... Нет... Блин, не понимаю, о чем ты...

— Не нужно скромничать, — Сион Астал снова выглядел предовольным. — Уж я-то знаю, на что ты способен. Мне пришлось навестить приют, в котором ты рос.

— Да ты... — Райнер так и замер, изо всех сил стараясь взять себя в руки. — Да это... Что за бред? И вообще, чего я тут с вами время теряю... Пойду я... Это ж какая морока — работать на чужого дядю...

Юноша развернулся через плечо на едва повинующихся ногах, пытаясь спешно ретироваться; легкий голос Сиона летел ему в спину:

— Не примешь мое предложение — я всем расскажу. Все, что знаю. Представляешь, что тут начнется, если вытащить на свет правду о твоей силе?

— Твою...

Райнер застыл, как вкопанный.

Альфа Стигма. Люди всегда говорят о ней с ужасом и отвращением. Но этот аристократ... Райнер со вздохом обернулся, поймав безвольными глазами лукавый взгляд Сиона.

— Ты знаешь о моем прошлом... и все еще хочешь, чтобы я был с вами?

— Если я не возьму, — веселился Сион, — никто не возьмет. Итак, что ты решил? Будешь на меня работать или же...

— Эх... Ладно. Ладно. Убедил. Я буду на тебя работать, — заявил тот. — Вот блин... И не стыдно тебе людей шантажировать? Вот ведь черт узкоглазый...

— Еще какой, — Сион ухмыльнулся уголком губ. — Ну, вот и хорошо. Сортировка произойдет в следующие два дня. Я приберегу для вас место в моей команде. Теперь мы с вами бок о бок!

И тогда странный дворянин быстрым шагом удалился. Райнер, все так же вздыхая, глядел ему вслед.

И тут очнулась явно озадаченная Кифар:

— Эй, Райнер, а что происходит? Так ты все-таки согласен?

Юный маг вздохнул совсем тяжело:

— Как видно, больше я над собой не властен.

— Ну подумай! Ты наконец-то встал на путь исправления! Так чего ты раскис? — Она задумалась. — А что там Сион говорил? Про тебя и какую-то силу... Райнер, о чем это он?

Тот ужаснулся.

— Да фигня это все! — попытался он замести следы. — Или ты правда думаешь, словно я на что-то такое способен?

Кифар смерила однокурсника взглядом и покачала головой:

— Непохоже на то.

— Эй, я мог бы обидеться...

— Но так и есть! Ах, хотела бы я знать, о чем вы там говорили. Может, он имел в виду твой необычайный пофигизм? А что? Сион — один из лучших студентов, то бишь страшно занятой человек... А тут увидел тебя, разгильдяя, и понял, что тоже так хочет! В любом случае, я просто счастлива, что мы с тобой будем в одной команде.

Закончив свою безжалостную речь, Кифар кивнула. Райнер вперился в нее в полном недоумении:

— Тебя послушать, так вам обоим тяжко живется...

— Ну... У всякой порядочной девушки забот хватает, — помрачнела она.

— Ого! Миледи, как пройти в театр? Я восхвалю прекрасных дам... Эй! Да я же просто пошутил! Чего дерешься? ЭЙ! — вскричал Райнер, со всех ног удирая от боевитой сокурсницы.

Тренировочную арену накрыли ласковые лучи солнца.

•••

Школьная жизнь протекала мирно и буднично, тогда как семь лет назад, до заключения перемирия, страшная война разоряла империю Роланд.

Эта империя расположена в южной части континента Менолис и с трех сторон окружена соседями. Первая из них — империя Нельфа. Хоть и не самые дружеские отношения связывают ее с Роландом, но, по крайней мере, все лучше, чем воевать. По-другому обстоит дело с империей Руной, давней союзницей Роланда.

А вот отношения с королевством Эстабул всегда были наихудшими. Именно с ним воевали четыре поколения роландцев, но причин столь долгой распри никто уже и не помнит. Давным-давно Роланд и Эстабул сражались за территории, но те времена прошли, и новым поводом для раздора стали укоренившиеся обиды. Так, год за годом жители Роланда испытывали на себе ужасы войны, которая все не заканчивалась. Империя несла огромные человеческие потери, пока семь лет назад враждующие стороны не договорились на время снять военные знамена. Борьба истощила и Роланд, и Эстабул, ресурсы таяли на глазах, оба правителя опасались, что их страны могут совсем ослабеть и сделаться для соседей легкой добычей.

Всем казалось, что перемирие длится вечно, ведь семь лет — это долгий срок... И хотя многие взрослые жили страхами прошлого, их дети скоро оправились и, поглощенные мирной жизнью, думать забыли о тех временах.

И это не пустые слова.

— Райнер! Я предупреждала, чтоб ты не смел спать на ходу?!

— Вот не надо. Где ж ты видела, чтобы можно шагать и при этом спать? Да я глаз не смыкал!

— А вот и сомкнул! Сомкнул! Сама видела!

— Ну, даже если и задремал на десять минут — что тут страшного?

— Да ничего! Просто я поражаюсь: как вообще умудряешься спать по дороге в гору?

Убедились? Только в самое мирное время людям не боязно задремать в пути.

— И вообще! Нечего расслабляться в бою! — Кифар продолжала орать на безвольного Райнера. — Мы же специально учимся работать в команде, а твоя лень несет вред общему делу! И вот еще что...

— Увы, есть и другая проблема, — вдруг перебил ее девичий голос. — Я к тому, что ты, Кифар, вопишь на весь лес. До сих пор я старалась красться как можно тише, только бы не услышали... Но теперь, по твоей милости, в этом нет нужды.

— Ах! — Кифар была просто обескуражена. — Да, конечно, прости...

Теперь уже молча она обернулась к еще одной девушке из команды, которая, надо сказать, удивляла Райнера всем своим видом. Файла Пенни — очкастая коротышка с печальным взглядом — не выглядела бойцом. Но в тайных операциях она была просто незаменима, и именно этот ее талант приметил Сион.

Другой член команды, хмурый дохлячок Тони угрюмо заметил:

— А ведь Файла права. Не стоит шуметь лишний раз.

— Да что это с вами? — урезонил их Тайл. — Просто придерживайтесь плана Сиона, и победа, считай, в кармане! И никаких проблем~

В команде Сиона было шесть человек: он сам, Райнер, Кифар и эти трое ребят. Все, кроме Райнера, были мастерами своего дела. У Сиона имелись и другие союзники, но тех раскидали по другим командам. И похоже, Сион приложил немалые усилия, чтобы не встретиться с ними на поле битвы.

Итак, сегодня Специальная академия проводила соревновательные учения. В сражении у холма истинными врагами были студенты вне Сионова окружения. Их не стоило недооценивать.

— Простите, я не хотела... — притихла Кифар.

Сион шел позади всех и потому слышал перебранку.

— Все в порядке, — ответил он. — Мы не проиграем, если будем действовать, как задумано.

— Вот-вот, — встрял Райнер. — Мне вообще-то плевать, кто сегодня победит, но если в качестве награды дадут поспать...

— Да кому ты нужен?! — разом набросились на него ласковые однополчане.

Приятно, что в команде царило такое единодушие. Неприятно, что одному из них недоставало рвения.

Но давайте оставим беднягу в покое.

Здесь уже упоминались учебные бои между командами. Вот как все происходит: две команды форсируют холм с разных его концов и истребляют друг друга до полной победы. В такой обстановке учения могут занять не один день, а поскольку холм маленьким не назовешь, то студентам вдобавок придется искать пропитание.

Подобное испытание требовало максимального умственного напряжения, а отсутствие непосредственного наблюдателя лишь подстегивало противников. Говоря откровенно, важнее было не просто победить и оставить другого с носом, а достойно проявить себя и заработать хорошие баллы. Но и про время, конечно, не забывать. Да и как иначе?

Зная это, Сион разработал особенный план...

•••

Пересекая искусственно созданную равнину у подножия холма, Сион уверенно произнес:

— Итак, наша цель — разделаться с ними за пять часов.

— Ка-а-ак?! — изумились четверо сокурсников (то есть все, кроме Райнера). Даже Тайл с его хваленым самообладанием заметно помрачнел.

— Сион, не время для шуток. Не слишком ли самонадеянно? Как бы я ни был крут, а выиграть за пять часов мне слабо. Думаешь, мы успеем выследить вражескую команду?

— А кто говорил о выслеживании? — улыбался Сион. — Все готово. Я знаю, где враг устроит привал.

— То есть как знаешь? — вырвалось у Кифар.

— Да-да, — тот невозмутимо кивнул. — Я выяснил, какая команда будет нашим противником и с какой стороны пойдет. Все, что нам нужно — устроить засаду, дождаться их и напасть...

— Постой! — воскликнула она. — Разве это не жульничество?

Кифар спрашивала напрямик, но Сион по-прежнему не терялся.

— Может, и так. Лично я называю это стратегией. Между прочим, учения для того и нужны, чтобы проявить изворотливость. Я не думаю, что заранее выведать все о противниках значит сжульничать. Серьезно. Я вообще считаю, что на войне, в настоящем бою, все средства хороши. Поэтому мне не в чем себя упрекнуть, — с умным видом объяснился он.

— У... Хорошенькое оправдание. А по мне, так парень, выискивающий скелеты по чужим шкафам, больно смахивает на извращенца, — Райнер, конечно, имел в виду самого Сиона, который вынудил его присоединиться к команде, пронюхав об Альфа Стигме.

Тем не менее, пристыдить Сиона ему не удалось.

— Хм? То есть ты не хочешь, чтобы я поведал историю о брошенной тобой женщине?

— Че?! Я не по...

В ту же секунду его скрутили Тайл и Тони. Глаза у обоих горели в предвкушении интересной сплетенки. Да еще Кифар резво приткнула ему рот.

— Выфевовафеуве?!* — затрепыхался Райнер. Убедившись, что засоня больше не помешает, девушка кивнула:

— Так как, говоришь, звали его бывшую?

— И кто она? — выпалил Тайл.

— Ах, это так печально... Мое сердце вот-вот выскочит из груди, — пропела Файла.

Даже Тони-тихоня мрачно взглянул на Райнера:

— Как далеко они зашли? Я должен знать, стоит ли его прощать.

И Райнеру стало очень не по себе.

Их внимание сосредоточилось на рассказчике. На устах Сиона играла уже знакомая нам коварная улыбка.

— Насколько мне известно, в приюте Райнер открылся своей воспитательнице...

— Вевывофафова-а-а-а!!** — и жертва затрепыхалась в руках мучителей.

•••

И снова мы пожалеем беднягу, вернувшись непосредственно к учениям.

Через два часа команда Сиона засела в кустах, поджидая отряд противника. Пятеро студентов сосредоточенно оценивали обстановку. Шестой вознамерился шумно зевнуть, но был моментально вырублен Тайлом. И все стали шепотом ругать Райнера:

— Да ты запарил! Маньяк недоделанный! Хочешь, чтоб нас раскрыли?!

— Какой я вам маньяк? — нахмурился лентяй. — Говорю же: брехня это все! Мне было шесть! И та училка...

Слушать его никто не хотел; Кифар так вообще пнула пониже спины:

— Всего шесть! Не просто маньяк, а еще и старушечник!

— Сион бредит! Вы все с ума посходили?! Не было ничего... Гадский Сион, ты за все ответишь! — взвыл взбешенный Райнер.

— Хе-хе... — улыбка Сиона никуда не делась. — Теперь-то ты понял, какую пользу можно извлечь из добытой информации?

— Абсолютно никакой! Я тебе знаешь что...

Но на этот раз Сион сам заставил его умолкнуть, тронув его губы пальцем.

— Тихо. Дамы и господа, а вот и наш враг.

Все разом угомонились, и даже Райнер поднял глаза и увидел меж деревьями шестерых соседей по школьной скамье. Они шли, негромко переговариваясь. Поразительно, но на то, чтобы отыскать их, хватило и двух часов! Хотя лично Райнер не находил в этом ничего захватывающего.

— Чудненько, — проговорил Тайл, — нас они не заметили. Самое время атаковать!

— А вдруг это ловушка? — пробормотал Тони с явным сомнением. — Мы должны соблюдать осторожность...

— Сион, как будем действовать? — прошептала Кифар.

— К черту осторожность, — наконец, ответил лидер. Сузившиеся глаза, хищная улыбка... Сион Астал напоминал зверя, настигшего свою жертву. — Они легкая добыча. Пора нам становиться рекордсменами учений! Одолеем их! Ну, вперед!

И тогда Сион выскочил из засады. Его союзники слегка ошалели, но когда их лидер в одиночку уложил двоих противников, то они мигом пришли в себя.

— Вот же крутой!

Команда резво пошла в атаку...

Результат этой вылазки мало кого удивил: на устранение противника ими было затрачено всего два часа и пятьдесят две минуты. И единственным пострадавшим стал... Райнер Лют, который споткнулся и шмякнулся оземь в самый неподходящий момент, из-за чего с команды сняли штрафные баллы. И этого злющие однокурсники никак не хотели ему забыть...

•••

Мы переносимся в небольшую старую гостиницу в закоулках города.

Зачинался рассвет, птицы вовсю горланили, но когда Райнер нетвердым шагом вышел на улицу, то увидел кругом сплошную темень.

— Угх... — простонал он, сев прямо на дорогу, — как же мне хреново... Знал же, что нельзя больше пить, так ведь нет...

Он скрючился, стараясь преодолеть усиливающуюся тошноту.

— Может, Кифар и права, что не пьет...

Бормоча, он стал разглядывать тусклое небо, затянутое облаками.

В мгновение ока Райнер и остальные стали абсолютными рекордсменами, героями академии. Вернее, героем стал Сион, так как именно он привел команду к столь быстрой победе.

Тайл счел, что это стоит отметить как следует, и прочие союзники Сиона к нему присоединились. Тут нельзя не упомянуть, что по местным законам нельзя было употреблять спиртное до двадцати двух лет. Но кого волновали подобные мелочи, если самым взрослым студентам Специальной военной академии было максимум девятнадцать? И какое значение это имело для Райнера?

— Это все Сион... — кряхтел парень, давя в себе отвращение к любой выпивке вообще. — Это из-за него меня прозвали маньяком... А теперь — так вообще Старушечником! Однажды я схвачу этого кретина за косу и...

— Не для тебя моя коса росла.

Сион присел рядом с мучеником и посмотрел на него. Райнер попятился на разъезжающихся четвереньках:

— Изыди, демон, оставь меня в покое!

— Салют печально известным Старушечникам!

— Да заткнись ты! — взревел Райнер. Но всплеск эмоций порядком утомил. Парень вздохнул и вновь принял сонный вид. — Какого черта ты тут делаешь? Разве ты не должен быть в питейной, строить из себя героя всея Роланда?

Тут Сион улыбнулся той редкой открытой улыбкой, которая не была похожа ни на его обычную вежливую ухмылочку, ни на коварный оскал, знакомый Райнеру.

— А я всех напоил. Не спим только мы с тобой.

— Значит, все наши дрыхнут?

— Ага.

Оба замолчали. Райнер глядел на небо в странном оцепенении.

Сион лег рядом с ним на дорогу и произнес:

— Райнер...

— Хм? Так, скажи содомии «нет». Лично я обойдусь без любовных сцен.

— Насчет этого не волнуйся, — ухмыльнулся Сион. — Я только хотел услышать, как ты оказался в академии.

— Тебе это зачем?

— Ты плохо учишься, — заметил Сион, — постоянно прогуливаешь, и не больно-то рад, что присоединился ко мне. Есть все основания полагать, что военная карьера тебе не нужна. Вот поэтому мне интересно, зачем ты здесь.

— Ты ведь и это уже подглядел? — Райнер лениво пялился в небеса. — Наверняка ты и сам все знаешь.

— Раскусил меня, — усмехнулся Сион Астал. — Да, по правде сказать, я наводил о тебе справки в приюте, где ты вырос.

Он сделал паузу, а затем уверенно продолжил:

— Твоим домом был Специальный научный комплекс Роланда #307. По бумажкам, это учреждение воспитывало и обучало детей, осиротевших после войны, пока они не станут достаточно самостоятельными. На самом деле все было иначе: в приюте подобрались дети с хорошим военным потенциалом, и их прогоняли через кошмарные тренировки. Слабых убивали. Большинство выживших были проданы в дворянские дома либо отправлены сразу на фронт...

Молчаливый Райнер не сводил с неба усталых глаз.

— Там ты рос, — говорил Сион. — Война окончилась неожиданно, но еще несколько лет приют существовал. Однако без войны научный комплекс стал не нужен. В мирное время такое учреждение можно назвать не иначе как фабрикой смерти. Детям предстоял непростой выбор: заключить сделку с военными и всю жизнь находиться под их присмотром... или замолчать навсегда. Ты выбрал первое. Поступил в Специальную академию... я прав?

Райнер так долго не реагировал, что Сион даже заподозрил, что он уснул. Нет, в самом деле, неужто спит?

Но вот Райнер нахмурился:

— М-да, долго же ты распинался... Спасибо за подробный пересказ моей биографии и за испытываемую ностальгию. Но я бы не стал сгущать краски. Я вполне неплохо себя чувствовал, если даже предложил своей тренерше руку и сердце!

И Райнер Лют стал смеяться, нет, насмехаться над самим собой.

Сион строго взглянул на него:

— Послушай, Райнер.

— Что? Ох, да не будь ты таким серьезным...

— Ты... — Чуть помолчав, Сион медленно продолжил, явно старательно подбирая слова: — Ты никогда не хотел отомстить этой стране?

— Отомстить? — переспросил Райнер, удивленный и ошарашенный поворотом беседы.

Сион кивнул и встал и вышел на середину дороги, повернулся к нему спиной.

— Задумывался ли ты когда-нибудь о том, чтобы уничтожить прогнившую систему? Отомстить стране, которая отвергла тебя всего лишь из-за твоей Альфа Стигмы? Стране, которая потакает неравенству, презирает слабых и без конца воюет? Отомстить и безмозглому королю и безмозглым дворянам?

Услышав это, Райнер забеспокоился:

— Эй, эй... За такие разговоры полагается смертная казнь.

Но Сион лишь улыбнулся.

— Возможно. Но ты ведь не станешь меня выдавать... Ты ведь тоже ненавидишь эту страну. Меня не проведешь.

— Просто я не хочу неприятностей, — еще больше нахмурился Райнер.

— Хах! Я же знаю, что это не так.

— Хватит знать за других.

Сион Астал не собирался сдаваться.

— Я сделаю это, Райнер, — сказал он напрямик, — и тогда все изменится. Много сил пришлось отдать, чтобы привлечь на свою сторону людей в этой академии, не запятнавших себя общением с дворянами. Но мой план... скоро свершится. Теперь у нас достаточно сил... — и он взглянул на свои руки. — Я стану королем этой страны и все изменю. Поэтому, Райнер... Пойдем со мной. Я создам мир, о котором ты мог только мечтать.

И тогда Сион протянул Райнеру свою ладонь. В его чертах была твердая уверенность. Волосы отливали серебром, в зорких глазах таилась волевая натура. Он ничем не походил на других людей, настолько был ослепителен. Дьявол, готовый свергнуть самого Бога... И в то же время — божество, искоренитель зла.

Он был рожден, чтобы стать героем. Способный, харизматичный... Он станет королем. Он сделает то, что раньше могло только сниться.

— Присоединяйся ко мне, Райнер, — снова заговорил он.

Своим обаянием Сион Астал мог полностью поработить любого обычного человека.

Но мы ведь говорим о Райнере...

— Ясненько... Так ты жаждешь престола, Сион? — вяло ответил Райнер. — А мне что-то неохота... Прости, но я пас. Но если все-таки станешь королем, не мог бы ты издать указ о выдаче пособий для лентяев?

И ни намека на оживление. Сонные карие глаза по-прежнему выглядели безвольными. Щенок, который только и мечтает поспать после обеда. Или, может, котенок?

Важнее, что этот котенок (или щенок) одним махом свел на нет все усилия потрясенного Сиона.

— Хах... ах-ха-ха!.. — рассмеялся тот. — А ты забавный! Может, поэтому я и нуждаюсь в тебе. И Альфа Стигма тут ни при чем. Ты — первый человек, который сказал мне «нет».

— Слава Богу, мне нет нужды говорить мужчинам «да».

— Ну, твой профиль — женщины средних лет, — подколол его Сион, желая посмотреть на несчастный вид Райнера.

— Я никогда не буду твоим союзником!

— Ах-ха-ха!

Он смеялся, как ребенок, смеялся так заразительно, что Райнер волей-неволей поднял на него глаза... и вдруг уловил позади Сиона чье-то движение.

— Э?

Там стояли люди в черных одеяниях и, пользуясь тем, что Сион отвлекся, рисовали магические печати. Любой, кто прилежно изучал магию Роланда, мог узнать заклинания света огромной разрушительной силы, да еще и самонаводящиеся. Все печати были нацелены на Райнера и Сиона...

— Эй, кто это такие? — опешил Райнер.

— Это враги! Бежим!

Сион сорвался с места, ухватив Райнера за воротник и волоком потащив за собой.

— А-а-а-а-а! — взвыл лентяй, прорывая лицом траншею. — Пусти! Сион, мне больно! Больно-больно-больно!

— Тогда беги сам! Если догонят — ты покойник!

— Э? Как это покойник?.. Да почему? Я не сделал ничего плохого! Т-только не говори, что приняли закон о запрете послеобеденного сна и меня решено казнить!

Похоже, Райнера не очень-то волновало, что за ними по пятам гонятся убийцы.

— Я потом все объясню! — крикнул Сион. — Ноги в руки и беги!

— За меня не бойся!

Райнер вдруг оттолкнулся руками от земли, ловко вскочил на ноги и очень быстро поравнялся с Сионом.

И кто только называл его нескладным хлюпиком? Сион мог лишь усмехнуться.

— Туда, за угол! — вдруг указал он.

Но именно оттуда, из-за угла, вдруг вылетело настоящее световое копье. Это было роландское заклинание, созданное людьми в черных одеждах, и называлось оно Куури.

— Райнер, прыгай! — вскричал Сион.

— Что?!

Беглецы только и успели забиться в небольшой зазор между кирпичными домами, как вдруг копье света оглушительно взорвалось. Дом, принявший на себя всю силу взрывной волны, разрушился до основания. Мощь заклинания была ужасающей. Враги явно не тратили времени на пустые угрозы — они пришли сюда убивать.

— Надеюсь, внутри никого не было... — Райнер с ужасом смотрел на огромное отверстие в стене дома.

Напряжение нарастало; послышались голоса:

— Сион Астал прячется в переулке! Ищите!

— Если он уйдет, нам не поздоровится!

— Убить его! Найти и уничтожить!

Сион тихо прошептал:

— Прости, что втянул тебя в эту историю, Райнер... Дело в том... дело в том, что за мной уже посылали головорезов... Но сейчас все намного уже. Эти люди, скорее всего, профессиональные наемные убийцы. Сейчас я не успею ничего объяснить...

— Ничего не хочу знать, — перебил его Райнер. — Лучше скажи, что ты намерен делать? Драться или бежать?

Мгновение Сион размышлял.

— Разделимся. За тобой они не погонятся, ведь им нужен я.

— А, ну да... Тогда порядок, — сразу ответил Райнер без малейшего беспокойства.

— Эй, хоть немного сочувствия прояви, — скорчил Сион гримаску.

— Сочувствия? Ты забыл, кто из нас лучший ученик академии? Явно не я. И потом, ты же хотел стать королем? А настоящие короли не помирают так глупо.

— Твоя правда, — ухмыльнулся Сион, услышав это. — Увидимся завтра на занятиях.

Потом он выбежал из переулка, намеренно привлекая к себе внимание. Воскликнул: «Я здесь! Поймайте, если сумеете!» — и тут же бросился наутек.

— Вон он! За ним! — пустились в погоню люди, одетые в черное. — Убить его! Ну же!

Райнер остался один. Убедившись, что кругом безопасно, он вышел на свет и как ни в чем не бывало зевнул.

— Завтра снова рано вставать... А я так устал. И к урокам совсем не готов... Может, прогулять...

И он вразвалочку зашагал обратно в гостиницу к своим перебравшим товарищам.