Том 1    
Глава 2. Случайная встреча героя с красавицей


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
ricco88
7 мес.
Спасибо.
tetronion
7 мес.
It's Alive!!! It's Alive!!! It's Alive!!! It's Alive!!! It's Alive!!!
sergion
3 г.
Забавная штука. А на иллюстрации без фейспалма не взглянешь особенно на некоторые женские лица

Глава 2. Случайная встреча героя с красавицей

Глухой проулок утопал в предрассветной тьме. Сион бежал от своих убийц, лихорадочно ища возможность спастись. Им владели напряжение и страх; он сознавал, что любая ошибка будет стоить ему жизни.

— Что делать? Как мне их одолеть? — бормотал он на бегу. — Что делать, что?

Враг был слишком умел, это Сион сообразил, единожды попробовав атаковать. Убийцы так ловко увернулись от пущенного им заклинания, что не осталось сомнений: силы не равны. Из схватки один на один Сион, пожалуй, мог выйти победителем, но убийц было шестеро, все явные профессионалы, наверняка, специально обученные душегубы. Они уже изучили Сиона и способны предугать его следующий шаг; безжалостно они нацеливались на его жизненно важные органы. Такие не дадут себя одурачить. И легко побороть — не дадут.

«Есть ли шанс спастись? Разве можно мне умереть? Я должен дожить до рассвета... я должен бежать...» — Вдруг бурный поток мыслей замер; замер и Сион на месте.

Люди в чёрной броне вмиг нагнали его. Видя, что жертва застыла, как вкопанная, убивцы не удержались от смеха:

— Хех, сдаёшься всё-таки?

— Заставил ты нас побегать...

— Хи! Отправишься на небеса! Отпущение грехов мы тебе организуем!

Сион отчего-то не оборачивался — сощурившись, он молчал.

— Что, боишься даже взглянуть в лицо смерти? — подколол его враг.

Но тут юноша произнёс:

— Бежать, чтобы выжить? Зачем? Если мне на роду написано стать королём, то небо никак не допустит моей гибели, верно? — Он обернулся, спокойно продолжая: — Райнер прав. Короля нельзя уничтожить, загнав в угол. Если я не сумею выступить против вшивых самовлюблённых дворян, которые нанимают таких уродов, как вы... Тогда какой из меня король?

Сион говорил вроде бы небрежно, но в глазах его закалялась сталь. Он пригнулся в боевой стойке.

— Умереть с честью решил? — Мужчины в чёрном громогласно смеялись, не возражая ему. — Мы тебе не по зубам, красавчик.

Из плащей убийцы вдруг вынули длинные острые кинжалы. Сион, впрочем, не струсил: он собирал все свои силы.

Схватка началась.

Защитившись руками, Сион Астал приготовился напасть. Против него вышли сразу двое убийц, и Сион понял, что если кинется на одного, то откроется для другого. Вдруг юноша метнулся к убийце слева — поймав того за запястье и выкрутив руку, в которой был зажат кинжал, Сион вмял колено в грудную клетку своему врагу.

— А!.. — Наёмник упал, силы его покинули. Вдруг Сион ощутил спиной опасность, он было спохватился, но... упустил мгновение.

Кинжал рассёк ему плечо, и Сион охнул. Хлынула горячая кровь, болевой импульс пронзил всё его тело. Но даже на миг замереть было нельзя, иначе — прощайся с жизнью.

Сион бросился в сторону от противника, выпрямился и вычертил магический круг. С его помощью удастся прикончить сразу двоих...

— Не рассчитывай на большее! — Враги выбросили вперёд руки; воздух распороли два ножа. Сион едва успел оторваться от магического письма и поймать на лету один нож, одновременно сбив второй.

«Теперь у меня есть оружие...» — подумалось ему.

Однако время его вышло: в упор на Сиона смотрел узор магического заклятия. Его успел нарисовать один из убийц, до этой поры не участвовавший в сражении. Сион ужаснулся: это было Изучи, то самое заклинание, которым Кифар тогда, на тренировке, шарахнула Райнера. Вот только это Изучи — намного мощнее, ведь талант и опыт заклинателя в этом деле играет даже большую роль, чем безупречное знание теории. Магия Роланда славилась своей разрушительной силой. В мгновение ока Сиона сожжёт до костей.

— Призываю удар грома... ИЗУЧИ!

Магический круг, ярко осветившись, испустил сверкающую молнию...

В ту же секунду Сион Астал метнул свой нож прямо в центр круга.

Разряд вмиг изменил направление, последовав за клинком, вонзившимся в плечо врага, и ударил в своего же заклинателя. Тот страшно закричал, рухнул и распластался на грязной земле без движения.

— Уже двое, — ухмыльнулся Сион противникам... как вдруг оглушительный удар настиг его сзади.

Боль была такая, что, казалось, ему раскроили череп; этот удар парализовал его и поверг на землю. Ноги его ослабели, и встать чертыхающийся Сион никак не мог. Он едва сумел повернуть голову... и увидел над собой человека, которого, как он прежде полагал, уже одолел ударом в грудь.

— Хе-хе-хе... Думал, мы играем с тобой, красавчик? Вот тебе урок: всегда добивай своего врага, — мерзко оскалился мужчина, поднимая с земли кинжал. Лицо его было полно пренебрежения. — Доставил ты нам хлопот... Но смотри, как легко я с тобой разберусь...

Сиона снедало головокружение, тело никак ему не подчинялось. Но мысли его были размеренны и спокойны: «Чтобы я умер здесь? В этой грязной дыре? Чтобы я?..»

Это казалось ему забавным и невероятным.

Наёмник взмахнул кинжалом: лезвие пронеслось прямо перед глазами Сиона, но тот даже не вздрогнул. Им владело странное умиротворение, почти оцепенение.

Он видел, как медленно приближается к нему смерть...

В воздухе свистнула длинная тонкая игла, похожая на деревянную зубочистку. Заострённый её конец воткнулся в руку душегубу; тот с воплем выронил нож.

— ЧТ-ЧТО ЭТО?!

— Палочка данго[✱]Данго (яп.) — лакомство, весьма популярное в Японии. Представляет собой несколько шариков из рисового теста, нанизанных на специальные палочки. Существует никак не меньше десяти видов данго разных вкусов и цветов, приправленных разнообразными начинками и посыпками., — с готовностью ответил ему мягкий голос, без сомнения, женский. — Разве не очевидно? Или обязательно нужно спрашивать?

Тон её был равнодушный, в нём вовсе не было слышно живой теплоты.

И Сион, и его убийцы разом повернули головы в сторону звука. Ахнули тоже разом: стоявшая невдалеке девушка была бесконечно красива.

Ее прекрасное лицо обрамляли длинные светлые волосы; миндалевидные глаза смотрели пронзительно. Тело, упрятанное в бело-голубые одежды, казалось утончённым совершенством, и тонкую талию опоясывала перевязь ножен, в которых покоился меч.

В изящной руке виднелись две палочки данго. Она отправила лакомство в рот, прожёвывая с заметным трудом... её лицо не выражало ничего, но это даже придавало ей таинственности.

Итак, бесстрастная дева оглядела людей, оценила ситуацию... и покраснела:

— О времена. Мужчины нагло пристают друг к другу прямо на улицах... что за безнравственность.

— Э?! — по-прежнему единодушно вскричали «наглецы». Напряжённую атмосферу как ветром сдуло.

— ЭТО ТЫ ШВЫРЯЕШЬСЯ ТУТ ПАЛОЧКАМИ?

Красавица кивнула:

— Верно. Всё равно я уже доела.

— Я НЕ ОБ ЭТОМ СПРАШИВАЮ! — Раненный палочкой убийца переменился в лице. — Ты! Думаешь, тебе сойдёт это с рук?! Ха! Ну держись! Хе-хе-хе... Хватай девку!

Его приятели, мерзко посмеиваясь, согласно кивали.

Девушка, слыша всё это, даже с места не шелохнулась. Напротив, произнесла:

— Подойдите ближе — леди вас проучит.

Свободную от данго руку она положила на рукоять своего меча.

— ИЗДЕВАТЬСЯ ВЗДУМАЛА?! — взбеленились наёмники, бросаясь в атаку.

Один из убийц остался на месте, держа Сиона, который заорал:

— БЕГИ, ДУРЁХА! БЕГИ ПРОЧЬ!

Но та уже... испарилась. Только что стояла на одном месте — и вдруг нет и следа её. Всего единожды сверкнуло лезвие меча, но вмиг четверо атакующих оказались повержены.

— Э?.. — Последний оставшийся убийца изумился до такой степени, что выпустил из рук ошеломлённого Астала.

Юноша не мог поверить своим глазам: незнакомка с данго была так быстра, что мечом поразила слабые места всех своих противников будто бы одновременно. За ней было невозможно уследить. Обычной девушке такое было не под силу.

Она обернулась — всколыхнулась копна её золотых волос. Красивыми глазами, лишёнными эмоций, она нашла последнего врага.

— Продолжим? К несчастью для таких, как ты, именно мне поручено следить за порядком в этом районе. Разборок здесь я не потерплю. Не отступишься по-хорошему... — Девушка ткнула палочкой данго в его сторону. — ...убью.

И тут у наёмника сдали нервы: он взвизгнул и со всех ног бросился вон из проулка, напрочь забыв о Сионе.

Асталу, честно говоря, хотелось последовать его примеру. Такая вот куколка с легкостью одолела пятерых мужчин, даже не отрываясь от еды. В мгновение ока расправилась с людьми, что были намного сильнее самого Сиона... Незнакомке было на вид лет шестнадцать-семнадцать, она явно была его ровесницей. Вообще, у него всегда были высокие оценки по предметам магического искусства и ближнего боя, так что не стоит его недооценивать, но... против неё у него не было бы ни единого шанса. Эта девушка умертвила бы его мгновенно.

«Она — чудовище, — понял Сион, — стремительное и прекрасное».

Внезапно она равнодушно взглянула на небо, пожёвывая данго, и невнятно пробормотала:

— Уже светает.

Невольно Сион тоже запрокинул голову и прищурился: она была права, вставало солнце, ночь уходила. Ночь, в которую он едва было не умер.

— Я пережил это... — улыбнулся он. «Да, я не умер, — подумал он. — Само небо велит мне продолжать моё дело. Само небо послало мне...»

Он перевёл взор на свою спасительницу.

Первый лучик рассвета, проглянувший сквозь тучи, озарил ее чарующий профиль.

Она не была чудовищем.

Скорее ангелом. Или самой богиней.

•••

Наступил полдень следующего дня. Райнер Лют занимался любимым делом — спал, причём беспробудно, в течение четырёх лекций и трёх перемен. Кифар, может, и удалось затащить его в класс и усадить за парту, но больше сделать она ничего не могла. Преподаватели злились и бушевали, ругали нерадивого ученика на чём свет стоит, однако тот оставался самим собой. Если бы не норовистая подруга, посещаемость Райнера была бы вообще нулевой.

Впрочем, всё это неважно. Главное, что к обеду лентяй смог наконец-то проснуться. Он потёр заспанные глаза, громко зевнул:

— Уа-а-а-амх... уже утро?..

— Уже полдень! — сердилась Кифар. — Райнер, ты хоть понимаешь, что тебя могут исключить?

— М-м... В самом деле? Мне думается, я ещё не так плох...

— И откуда ты такой самоуверенный выискался... Прекращай нести чепуху, лучше вот, поешь. Что-то я сегодня много наготовила... — вздохнула Ноллес, протягивая лежебоке свою коробку с едой.

— Оу... — Райнер бегло осмотрел еду.

За ними пристально наблюдала вся мужская половина класса. Смерти Райнера хотели все разом, однако тот вовсе не замечал их пугающего единодушия. Приём пищи сам он, как ни странно, относил к занятиям утомительным, потому частенько пропускал завтрак, обед и ужин. Вот сердобольной Кифар и приходилось для него стряпать.

— Ну как? Вкусно? — поинтересовалась она.

— Угу, очень.

— Правда? Я так рада! — просияла девушка.

«Гори в аду, недопырок...» — кипели от зависти однокурсники.

Посреди повседневной трапезы в классе вдруг появился Сион; входя, он дружелюбно произнёс:

— На вас двоих просто приятно посмотреть...

Его шпилька достигла цели: Кифар заалела, как маков цвет.

— Ну о чём ты, в самом деле, Сион... м-мы просто друзья... Просто друзья, правда, Райнер?.. — С надеждой Ноллес взглянула на своего бездельника. Молчание, умиротворенный лик, сомкнувшиеся веки говорили о том, что Лют провалился в нирвану...

Ну, или в сон.

— ТЫ ОПЯТЬ?

— А?.. Я что, опять?..

— Да какого же чёрта тебя всё время рубит на ровном месте?! Даже за обедом! Ужели ты вкалываешь день и ночь?!

— Ох, вот только не надо меня хвалить...

— Хвалить?! Да я поражаюсь тебе!..

— То есть, ты издеваешься, да? — Райнер кивнул с таким видом, будто выудил у неё признание. Со вкусом зевнул и только здесь заметил стоявшего рядом Сиона: — О, ты еще жив?

— Спасибо, что хотя бы спросил, — ухмыльнулся Сион. — По счастью, мы оба живы.

— Да лучше б мне сдохнуть!.. Из-за тебя, Сион, меня с самого утра держат силком на лекциях, вот где я чуть не помер!..

Кифар, возмущённая его злыми словами, тут же отвесила Райнеру новый удар. Сион, посмеявшись, заметил:

— Хорошо, что ты в порядке. Ну, пожалуй, я оставлю вас двоих... Извините, что побеспокоил.

— Эй! — поспешно одёрнула его Кифар. — Я же сказала, мы с ним не те, которые ♥! У нас всё совершенно иначе! Райнер, ну подтверди же!.. — вновь обернулась она.

И вновь опоздала: Райнер успел уснуть.

Взбешённая Кифар только было замахнулась — «я же сказала, не...», — как вдруг ее руку перехватил Астал. Странно взглянув на Райнера, он произнёс:

— Кифар, он и в самом деле не выспался.

— Э? То есть как?

— Вчера ночью кое-что случилось, — пояснил Сион, — в общем, мы были вместе. Позволь ему отдохнуть, хорошо?

Ноллес явственно растерялась. Затем — высвободила руку и... влепила Райнеру подзатыльник.

— Эй! — вскрикнул Сион.

— Даже если и так, — твёрдо ответила девушка, — он же вконец разленился! Вот ты говоришь, вы вдвоём чем-то там были заняты, значит, тебе тоже было некогда спать, верно, Сион? Однако ты бодр, а Райнер-то, взгляни? Ему тоже не помешает взбодриться!

Кифар злилась, её алые глаза опасно сузились. Но отчего-то она вдруг сникла.

— Но... он мог бы мне рассказать, и... неужели я бы не поняла?.. И я бы перестала... Идиот... какой же ты идиот, Райнер...

Сион улыбнулся ей:

— Позволь мне откланяться. Появились кое-какие дела, не терпящие отлагательств.

— Ах, но как же сегодняшнее собрание?..

— Увы, присутствовать не смогу. Займитесь чем-нибудь без меня.

— Хорошо, я всем передам.

— Вот и славно. — Сказав это, Сион покинул аудиторию.

•••

Для начала Сион заглянул в лавчонку, где торговали данго. Этого захотелось спасшей его богине.

Вспоминая ту минуту, Сион не мог сдержать улыбки. Он был ослеплён представшей перед ним красотой, той самой девушкой, которая воссияла ярче любого солнца, и безупречностью её черт...

А дева, словно бы вспомнив что-то, сказала ему ровным тоном:

— Говорят, спасённая собака всю жизнь помнит оказанную ей милость.

— Ха?.. — Сион, который вовсе не понял загадочной фразы, был потрясён.

— К примеру, что будет делать пёс, — невозмутимо продолжала она, — который тонул в реке и в последний момент был вытащен мной из воды?

— Н-не знаю... — Растерянный юноша попробовал догадаться: — Ты хочешь, чтобы я отплатил добром за добро?

— Верно, — серьёзно кивнула мечница. — Спасённая собака будет помнить свой долг. Каждый год собака будет посещать лавку «Винетт» в 3-ем районе и покупать рекомендованный набор данго номер четыре. Собаки очень умны. Они знают, что владелец лавки отправит заказ Прекрасной Леди из Дома Эрис, если его попросить.

Удивительно, но внешности и боевым умениям незнакомки не удалось ошеломить Сиона так, как это сделали её слова. Выражение лица его, однако, не произвело на неё никакого впечатления. Она оставалась безразлична ко всему.

— Вот и всё.

«Что значит всё?!» — едва было не вырвалось у Сиона, но девушки уже не было в переулке.

За данго Сион всё-таки отправился, но спрашивать адрес клана Эрис ему не было нужды. Услышав эту фамилию, он сразу понял, кто эта девушка и откуда.

Клан Эрис издавна обеспечивает безопасность самого роландского короля. Дом этот — очень знатен и влиятелен, в его стенах воспитываются лучшие на весь мир фехтовальщики. Защищая монарха, Эрис тем не менее никогда не принимали участия в войнах, поэтому мало кто знает об их могуществе. Но вот некоторым дворянам об этом очень хорошо известно.

На земле Дома Эрис стоит знаменитый додзё[✱]Додзё (яп.) — прежде место для медитации, а в современном понимании — еще и для тренировочный зал для занятий боевыми искусствами.; туда приглашают лишь избранных. Побывать там — значит лишний раз подтвердить свою исключительность.

Итак, Сион как раз стоял и смотрел на белокаменное здание. По внешнему виду оно не выделялось ни архитектурой, ни орнаментом среди любых других, но всё равно казалось очень и очень величественным.

— Да... — пробормотал юноша. — Это место никак не подходит для меня. Ведь я всего лишь третьесортный аристократишко, да еще и бастард...

Думая о том, что ему и дворянином не пристало называться, Сион странно улыбался. В улыбке чудился и стыд за своё происхождение, и гордость за него же, и насмешка над самим собой. Положение его было шатким: его братьям, которых он, впрочем, никогда и не видывал, казалось сущим позором делить благородный статус с приблудышем от простолюдинки. И потому они посылали за ним убийц, одних за другими.

В свете Сиона не очень-то уважали, это он точно знал. Может, поэтому он изо всех сил старался не иметь с аристократами ничего общего?

Были и другие причины.

Во-первых, он всегда относился настороженно к тем, кто кичится своим знатным происхождением.

Во-вторых, никогда он не будет им равным, даже если того захочет.

В конце концов... он боялся, что дворянству откроется его честолюбивый замысел. Тогда для своих братьев Сион станет не только неудобной, но и очень опасной фигурой. У них достанет связей и денег, чтобы непременно убрать амбициозного юношу; их влиянию Сион ничего не мог противопоставить, братья его были вторыми людьми в этой стране.

Потому что отцом их, как и отцом Сиона, был сам роландский король.

Никаких полномочий, положенных королевскому сыну, Сион, однако, не имел. История его рождения такова: однажды Его Величество из своих странствий привёз во дворец красавицу-простолюдинку. Бедная женщина была женой другого человека, но монарху это было безразлично: ему вскружила голову похоть, и несчастную увели силой. Но уже вскоре король, наигравшись, оставил свою наложницу, как только родился Сион.

При дворе, в знатных кругах, его мать сочли блудницей и потаскухой. Мальчика, не стесняясь, дразнили «сыном дворовой шавки». Мать Сиона не вынесла боли и издевательств — покончила с собой, но даже этим не снискала сочувствия. Все, кто знал её, сошлись на том, что собаке — собачья смерть; на погребении не было ни одного человека.

Вот почему Сион никогда не имел отца и никогда не встречался с единокровными братьями. Жизнь его с самого рождения была напоена ненавистью и враждебностью.

Но Сион... упивался этим.

«Риск — благородное дело. На кон поставлено всё. Увидите, я собью с вас проклятую спесь, уничтожу любого, кто встанет у меня на пути». Чтобы достичь вершины, ему нужны силы, связи... Ему нужна армия. Цель оправдает любые средства.

Больше сил. Больше. Больше...

Оглядываясь, Сион видел красивые, богатые поместья, застроенные ими улицы большого города... Этот район принадлежал знати, которая ненавидела бастарда, хотела втоптать его в грязь, утопить в ней. Однако Сиону не было страшно здесь находиться: ему нужна была помощь, и ради этого он осмелился зайти на вражескую территорию.

Впрочем, прийти сюда, не разведав вначале главного, было бы глупо.

Согласно дворянским спискам, красивую девушку, которую он повстречал, звали Феррис Эрис.

— Феррис... Феррис...

Да, она была из дворян, но, несмотря на это, Сион так и видел её в рядах своей армии. Прелестнее существа он никогда не встречал.

Перед ним — ворота поместья Эрис. Оплот лучших мечников, резиденция клана, который ни разу ещё не появлялся на сцене.

Что его ждёт внутри?..

Без колебаний Сион постучал в ворота.

— Я принёс подарок для леди Феррис Эрис.

Тишина была ему ответом. Ворота, впрочем, бесшумно отворились.

Дорога от ворот поместья вела через большой ухоженный сад. Сад был вполне обычен, даже скромен для легендарного Дома Эрис.

И всё-таки Сион Астал заметно напрягся.

Прямо за воротами, судя по ощущениям, его поджидала тьма — глубокая тьма.

Дорога привела Сиона к додзё — зданию, облицованному деревянными панелями, настолько громадному, что противоположная стена терялась где-то вдалеке.

Додзё, похоже, был пуст, акустика не доносила изнутри никаких звуков. Чистота кругом поражала.

Сиона встретил старик-дворецкий, в чьи обязанности вменялась забота о гостях; он провёл юношу ко входу.

— Пожалуйста, снимите обувь. Теперь, с вашего позволения...

— Ах, постойте, — поспешно окликнул Сион дворецкого, который уже собирался удалиться. — Я хочу видеть леди Феррис Эрис, но внутри, похоже, никого... Что мне делать?

Мажордом[✱]Мажордом (лат.) — то же, что и «домоправитель», «дворецкий». внимательно взглянул на него:

— Господин Астал. Гостя, впервые посетившего Дом Эрис, должен встречать сам хозяин. Это правило распространяется на всех, даже на друзей семьи. Прошу вас пройти внутрь.

— Э? Но мне казалось...

Сион вдруг запнулся на полуслове. Он вдруг ощутил присутствие рядом чего-то... или кого-то.

Раньше ему не доводилось чувствовать ничего подобного. Как будто смертельно опасный зверь находился внутри.

Это чувство поглотило его, подавило... Внутри додзё мог быть нечистый дух, демон, но никак не человек.

Но еще Сион ощущал... покой. Хладный покой, сквозь который он видел мир чётче, чем прежде.

Вдруг Астал устыдился своего страха. Он никак не мог отважиться заглянуть внутрь додзё. «Что же там внутри?..»

— Вас ожидает мой хозяин, — вдруг произнёс дворецкий, — старший брат леди Феррис.

Юноша поднял глаза. Ещё минуту он мог бы поклясться, что некто, находившийся сейчас в додзё, возник словно бы из ниоткуда. Но теперь ему пришло в голову, что брат леди Феррис был там всё это время. Просто Сион не мог увидеть его... потому что существо внутри этого не хотело. Глава Дома Эрис, очевидно, был непрост. Была ли эта странная скрытность обыденной для него?

Сион взмок, его прошибло ледяным потом, стекающим по спине. Он посмотрел на человека, сидящего прямо перед ним.

У главы клана были светлые волосы, как и у Феррис, но вовсе не той длины. Вдобавок, он носил похожие бело-голубые одежды. И лицо его также могло похвалиться невероятной красой. Глаза его были закрыты.

Все вокруг него было пронизано покоем. На вид ему было лет двадцать — значит, постарше Сиона. Обычному человеку брат Феррис мог бы показаться уравновешенным и интеллигентным. Но... ясный голос его внушал тревогу.

— Прошу прощения, что заставил себя ждать, — произнёс он. — Я — нынешний глава Дома Эрис. Моё имя Люсиль. Ты... друг Феррис, не так ли? Хм. Похоже, ты пришёл к ней не с пустыми руками. Уверен, сестра этому обрадуется.

Сион невольно выпрямился:

— Э... да. Впрочем, я вовсе не друг, просто леди Феррис порядком выручила меня прошлой ночью... Меня зовут Сион Астал.

— Выручила? Выходит, она справилась со своей задачей.

— Задачей? — переспросил Сион. Вдруг ему вспомнились слова Феррис той ночью: «К несчастью для таких, как ты, именно мне поручено следить за порядком в этом районе. Разборок здесь я не потерплю». Он позволил себе полюбопытствовать: — Что это значит?

— В сущности, ничего, — отвечал Люсиль. — Чадо излишне отбилось от рук, и потому я вменил ей в обязанность свести к нулю случаи грабежа и насилия, которые так нередки в последнее время.

— К... к нулю? — изумился гость. Хозяин кивнул.

— Должен сказать, что для меня, Сион, это в порядке вещей. — Помолчав, Люсиль сказал: — Добро пожаловать в Дом Эрис. Ты интересный и, насколько я вижу, неплохой человек. Мы будем рады приветствовать тебя здесь. Я позволю тебе увидеться с Феррис.

— Интересный? Не очень понимаю, что вы имеете в виду... Вы не против моих посещений...?

Люсиль только улыбнулся в ответ.

Вдруг всё его тело испустило душный смертоносный импульс, накрывший Сиона вмиг. Тот вскрикнул, ощутив чудовищное давление, преклоняющее его к полу. Ему едва достало сил удержаться на подогнувшихся ногах; казалось, только сопротивляющаяся сила воли и удерживала его от гибели. Он не мог двинуться с места, даже пальцем пошевелить... Он умрёт, если шевельнётся... он не выдержит...

Люсиль Эрис по-прежнему не открывал глаз.

— Хо... я сказал то, что имел в виду. Ты необычный человек. Разве ты не заметил, что улыбался мне?

— О... о чём вы говорите?.. — вымолвил Сион, уставившись на старшего Эрис. Дышалось уже спокойнее. Тот, казалось, видел его насквозь... и проделывал это с лёгкостью.

— Ты мне улыбался. — Люсиль повторил это выражением, полным довольства. — Прекрасно понимая, что, если я захочу, ты будешь убит в мгновение ока, ещё до того, как войдёшь. И всё же ты улыбался мне. Разве ты не боишься меня? Нет... пожалуй, боишься. Тебя страшат люди, от которых так и несёт смертью. Однако тебе удалось пересилить свой страх. Отчего? Что же ты чувствуешь?..

На мгновение он вроде бы задумался... а затем — продолжил:

— Ах, понимаю. Ты захотел меня. Нет, захотел всего... В твоих глазах я вижу всё, о чём ты думаешь. Ты хочешь... эту империю.

— Ты... — Глаза Сиона изумлённо расширились. Этот человек умело читал его мысли, как по книге...

Но это же значит, что Сиону Асталу вот-вот настанет конец! Ведь клан Эрис хранит и оберегает самого короля...

Всё тело его дрожало. Он подошёл к смерти так близко, как только возможно. Зловещее чувство сдавило его в объятиях.

Люсиль Эрис поднялся на ноги.

Улыбка словно приклеилась к его бледным губам.

Он пугал Сиона до того, что сердце того трепетало от ужаса и ноги не подчинялись... Разница в силе была огромна.

Люсиль медленно, но верно шёл к нему.

— Нет, — проронил он, — ты жаждешь грядущего. Будущего, которое свершится ещё не скоро. Ты вызываешь во мне любопытство. Что, если я убью тебя сейчас? Или сохранить тебе жизнь? Как поступить? Убить или не убить? Твоя судьба лишь в моих руках... хах... ха-ха-ха-ха!

Эта его вечная ухмылка на лице... Сион совершенно оцепенел.

К нему протянули руку. Жест был вызывающе грациозным.

Наверное, такие руки у богов смерти?

Пальцы мягко коснулись шеи Сиона... приподняли подбородок...

— Эй, — раздался знакомый бесстрастный голос, — решили не делиться со мной моим данго?

Сион мигом узнал вошедшую — это была леди Феррис.

Улыбка мгновенно исчезла с лица Люсиля; он обернулся к сестре.

— Сион, которого ты сберегла вчера, Феррис, — ответил он, — принёс тебе данго.

— Это я знаю. А хотелось бы знать, брат мой, что ты пытался сделать?

— Хм... между мужчинами свои секреты, Феррис. Тебе точно хочется знать?

— Вы... между мужчинами?.. — Завораживающий лик Феррис вмиг стал малиновым. — Ни слова больше.

— ЭЙ! О ЧЁМ ЭТО ВЫ ПОДУМАЛИ?! — С Сиона схлынуло напряжение: о своих жутких намерениях Люсиль, казалось, напрочь забыл. Будто и не было ничего. Однако Сиона всё ещё мерзко знобило.

Люсиль нагнулся к своему гостю, шепча ему в ухо уже спокойнее:

— Ты всё ещё жив. Что лишний раз говорит мне о твоей стойкости. Я ничего тебе не сделаю. Буду даже не против, если вы с Феррис подружитесь. Не удивляйся её чудачествам, Феррис чувствует себя одиноко с тех пор, как скоропостижно скончались наши родители. Феррис, — теперь Люсиль обратился к сестрице, — похоже, тебе удалось выполнить поручение. Готова взяться за новое дело?

— Брат, мне всё больше кажется, что, давая мне поручения, ты преследуешь свои цели, — невозмутимо ответила мечница.

— Разве, сестрица? На протяжении многих поколений в нашей семье тренировались подобным образом. Я утратил твоё доверие?

— ....А что будет, если я проявлю своеволие?

— В наказание ты погибнешь.

Чётко и сухо. На удивление циничными показались Сиону эти жестокие слова.

Феррис, впрочем, осталась спокойна:

— Ты это всерьёз?

— Я соблюдаю принципы.

— Тогда что ты хочешь мне поручить?

Хозяин Дома указал кивком головы на Астала:

— С этого момента ты будешь во всём помогать Сиону. Полагаю, что с ним у тебя будет немало поводов поупражняться.

— А? Я думаю, это не такая уж... — уставился на него юноша.

— Вот как? У тебя есть что возразить?

— Нет, разумеется, нет...

В конце концов, Сион втайне рассчитывал на подобный исход. Он хотел получить помощь Феррис — и вот он её получил. «Но что думает сама Феррис?» — пришло ему в голову.

Он взглянул на сдержанную красавицу. Она рассматривала Сиона чудесными синими глазами.

Затем, вздохнув, она молвила:

— Я не посмею ослушаться.

Вот так Феррис Эрис и стала его товарищем по оружию.

•••

Вскоре Сиона вывели обратно в сад. Люсилю, по словам того, пришло время медитировать. Жуть пробрала Сиона, когда он увидел, как Люсиль Эрис просто-напросто растворяется в воздухе. Феррис, напротив, это не удивило. Она наказала дворецкому проводить гостя, пообещав вскоре к нему присоединиться.

Теперь Сион ждал её, сидя на длинной парковой скамейке. С интересом он осматривался по сторонам: за аккуратно подстриженными кустами и лужайками, похоже, ответственно следили. Деревья грелись на солнце, лучи пригревали и Сиона. Журчание воды и птичьи трели неподалёку наполняли душу умиротворением. Юношу клонило в сон, он чувствовал себя усталым. Было ли это следствием недосыпа или странным эффектом общения с Люсилем Эрис?

Он запрокинул голову к небу и прикрыл глаза, надеясь чуть-чуть вздремнуть.

— Так это ты отнял данго и обидел мою сестричку? — пропищали рядом. — Лучше верни по-хорошему, а не то я за себя не отвечаю!

Сион подскочил и заозирался. Феррис вернулась под руку с девчушкой лет шести-семи. На малышке было нарядное платье с оборочками. Её светлые локоны и умильное личико, которое в будущем обещало стать ещё красивее, не оставляли сомнений: наверняка, сестрёнка Феррис или другая родственница. Впрочем, кроха так и сказала — «моя сестричка».

Сион усмехнулся:

— Обидеть Феррис? Кто посмеет?

— Вот видишь, Ирис? — Красавица будто не слышала его слов. — Лжёт и не краснеет. Съел столько, сколько мне не под силу, а теперь прикидывается невиновным. Я надеюсь, ты не будешь так делать, когда подрастёшь.

— Вот-вот! Ирис знает, что дядя спрятал данго! Вот, у него в руках коробка из магазина! Да, сестрёнка? Ирис всё-всё знает!

— Ты умница. Всё так. Этот злодей взял моё данго в заложники и даже угрожал мне, что я никогда не получу данго назад, если не помогу ему. Что думаешь?

— Бяка!

— Именно так. Он ужасен. Я бы помогла ему, если бы он — что?

— Сходил в магазин «Винетт»! Это знают даже собаки!

Феррис, внешне кажущаяся бесчувственной, тем не менее удовлетворённо кивнула:

— А ты, Сион? Что теперь будешь делать? Вот, ребёнок и то знает.

Сиона так удивила их беседа, что он едва очнулся. И вздохнул:

— Приобрету специальный набор. Договорились?

— Два, — тут же повысила планку Феррис. — Ты же не думал, что я буду помогать тебе в одиночку? Все эти коварные планы — излишне утомительны. Ирис в деле. Если боишься нового покушения, то одной меня недостаточно, кому-то придётся поработать разведчиком. Ирис, ты готова помочь?

— Да! Сделаю всё, что в моих силах! А не то боженька рассердится и переломает меня, если я откажу сестрице. Так? — Девочка мило улыбалась, несмотря на жутковатые её слова.

— Не нужно спешки, — Сион пожал плечами, — я куплю данго, как и обещал, но что, по-вашему, может сделать ребёнок?

— Хм? Тебя что-то беспокоит?

— Вообще-то, много чего. Во-первых, предприятие слишком опасное для маленькой девочки.

— Опасное? Хм. — Задумавшись, Феррис положила свою ладонь на светловолосую голову сестрички. — Ирис, брат жаловался на тебя.

— Ах! Правда? Почему?

— Говорил, что ты до сих пор писаешься в постель, и его это возмущает.

— Не может быть! — побелела малышка. — К-кто ему такое сказал?

— Люди коварны. Они используют наши слабости против нас самих. Что же ты сделаешь, Ирис? Теперь, когда твоя тайна открылась, как ты поступишь? Детское личико перекосилось от гнева. Она злобно взглянула на Сиона:

— Я их уничтожу.

— Тогда вперёд!

— Есть!

Ирис сорвалась с места так молниеносно, что опешивший Астал едва успел закрыться руками. Он выгнулся, уклоняясь от вращающейся, словно волчок, девчонки, затем — блокировал, блокировал, блокировал удары её маленьких ног, сыпавшиеся на него. Отскочив дальше от Ирис, он увидел, как резво она приближается к нему, готовая ударить снова... и заорал:

— Только не это!..

— Вот как? — небрежно обронила Феррис. — Боевые навыки Ирис включают в себя и такие атаки. Всё ещё думаешь, что она не сумеет помочь?

— Туше[✱]Туше (фр.) — в языке то же, что и «сдаюсь», «подловил меня», «игра окончена». Термин пришел либо из борцовского спорта, где означает уложить соперника на обе лопатки, либо из фехтования, где этим словом называют меткий выпад, точный и сильный укол.! — Сион помотал головой. — Ирис очень поможет!

— Ум. Ирис, хватит. Братец признал, что ты порядком позврослела.

— Правда? Ирис больше не писается в постель, понятно?

— Ну конечно, — улыбнулся Сион девочке. — Ирис взрослая.

— Вот. — Та важно кивнула, заулыбавшись в ответ. Сион же не смог побороть вздоха. Такая маленькая, милая, очаровательная, а ведь, поди ж ты, одним пинком может сломать человеку шею. Сион остался под большим впечатлением. В его армии прибыло очень хороших бойцов. Они обеспечат поддержку в борьбе с сильным врагом.

— Теперь я понимаю... Ну что ж. Леди Феррис, леди Ирис — разрешите представиться. Так как мы теперь в одной команде, прежде всего расскажу немного о себе, чтобы вы...

И он пустился в пространные объяснения.

•••

Он — незаконнорожденный, отпрыск знатного рода.

Не с кем из своих единокровных братьев или даже сестёр он пока не свёл знакомства, но кто-то из них уже пытается его убить. Так что первостепенно — узнать личность недоброжелателя.

Сион не рассказывал всего. Не мог. Дети клана Эрис — личная охрана Его Величества, так что лучше им не знать об истинном положении вещей. Вряд ли бы им понравилось, что Сион конфликтует с потомками правящего рода. Конечно, он тоже их числа... Но всё равно, лучше Эрис не знать.

Кроме того, Сион сомневался, что именно его родичи подсылают наёмных убийц — охота им руки марать? Наверняка заказчики были из числа аристократии.

— Таким образом, если нам удастся найти этих людей... — вещал Сион.

Феррис на протяжении его объяснений оставалась безучастной, разве что левой рукой, играясь, трепала и тыкала младшенькую.

— Так это всё, что ты хочешь знать?

— Сумеете?

— Хм. Задача представляется сложной. Слишком мало информации. Не представляю, что за разрат ты затеял, но, не зная имён, ты вынуждаешь нас искать буквально вслепую. Это бесполезно. Но... если я не справлюсь, брат тут же убьёт меня, так что... — Феррис кивнула. — С завтрашнего дня мы начнём приглядывать за тобой. Если обнаружим подозрительных людей, то проследим за ними и выясним о них всё. Ты будешь под наблюдением днём и ночью, даже отойдя в туалет, даже принимая ванну, даже во сне. Хм... У Ирис появился хороший шанс научиться жизни. Она наконец-то поймёт, из чего сделаны эти мужчины, познает отчаяние и станет вечной моей рабой, хе-хе-хе.

Шутила она или нет, произнеся всё это безразличным тоном, но Ирис поверила своей сестре.

— Сестрица, твоя Ирис — самая послушная, правда? Хочу в неволю! — прощебетал ребёнок.

Сион выдавил из себя улыбку:

— Как насчёт того, чтобы это проверить?

Его план двинулся к осуществлению.