Том 1    
Глава 4. Пробуждённый


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
ricco88
7 мес.
Спасибо.
tetronion
7 мес.
It's Alive!!! It's Alive!!! It's Alive!!! It's Alive!!! It's Alive!!!
sergion
3 г.
Забавная штука. А на иллюстрации без фейспалма не взглянешь особенно на некоторые женские лица

Глава 4. Пробуждённый

— Итак, наш лагерь поставим здесь! — зычно приказал капитан. — Группы первая и вторая — отвечаете за охрану водоисточника! Группы три и четыре — на вас провиант и стряпня! Остальные — разбивают палатки!

Новоявленные солдаты деловито засуетились, исполняя приказ.

Батальон Райнера и остальных прибыл на место к полудню. Вокруг расстилались поля да леса — первозданная, нетронутая природа, а неподалёку и впрямь проходила государственная граница. Верно говорили: эстабульским войскам здесь явно делать нечего.

— Солнце так и печёт... ах~ — бормотал Райнер, усаживаясь на траву. — Рай для ничегонеделанья. Здо-орово...

— Эй, ты! — окликнул его Тайл. — А ну помоги с палаткой!

(Лют и его товарищи были в числе восьмой группы.)

— Эх, что мне, мороки мало? Помогать — не хочу!

— А жить хочешь, а?

— УА-А! НЕ ПИНАЙСЯ! Я ПРОТИВ НАСИЛИЯ! БОЛЬНО, БОЛЬНО!.. КИФАР, ВЫРУЧАЙ! НУ СКАЖИ ЕМУ! ДАЙТЕ ПОСПАТЬ! СКАЖИ ЕМУ, ЧТО Я ХОЧУ СПАТЬ!..

«Кончай ныть! Помогай себе сам!» — огрызнулась бы Кифар, если б она не была так печальна и так растеряна, как сейчас.

— А? Ах, прости... я тебя не услышала, — вяло встрепенулась девушка. — Что ты там говорил?

Райнер и Тайл удивлённо переглянулись.

— Кифар, твой лентяй транжирит силы попусту и не хочет помочь нам с палатками. Ты не могла бы на него подействовать... ну, как обычно?

— Вот-вот, — встряла Файла, озорно улыбнувшись, — Райнер слушается только своей жены — Кифар, не оставайся в стороне!

— Вот как? Райнер, — произнесла Ноллес с тоской и удивительной покорностью, — помоги ребятам поставить палатки, не огорчай их.

А ведь раньше, стоило кому-нибудь начать подтрунивать над странной дружбой Райнера и Кифар, последняя взрывалась мгновенно, ещё и краснея при том...

Райнер, Тайл, Тони и Файла обменялись глупыми взглядами... а потом Тайл схватил Райнера за горло.

— Эй! Тайл! Ты чего?!

— Колись... что ты ей сделал, что на ней лица нет? — шипел ему здоровяк, стараясь, чтобы этого не услышала Ноллес.

— П-почём мне знать! И почему сразу я!

— Да потому...

Тайл запнулся. Но вместо него продолжила Файла — торжествующим шёпотом:

— Нравишься ты ей, вот почему. Кстати, все это знают, это же очевидно! И раз уж Кифар повесила нос, как пить дать это из-за тебя, Райнер. Что ты ей наговорил? Или как-то иначе обидел?

Выпалив это, довольная Файла отчалила по своим делам. Райнер невольно вспомнил, как Кифар плакала в его комнате перед отъездом, и у него вырвалось:

— Ой...

— Что, твоих рук дело?

— А-А-А-А-А-А-А!!

Тони и Тайл теперь уже вдвоём налетели на доходягу, чуть не вышибив из него дух.

— Ха-ха-ха! Райнер — всегда Райнер, будь то на войне или нет, — ухмыльнулся Сион Астал. — Кстати говоря, может, хоть кто-нибудь вспомнит о палатках? Ставить их в одиночку чрезвычайно утомительно. Но какие уж тут палатки, когда такое разворачивается?

Начистив Райнеру рожу и потребовав с него в обязательном порядке принести Кифар извинения, группа всё-таки вернулась к работе. Вскоре пришлось, однако, сделать ещё один перерыв, потому что всеобщее наказание снова отличилось: неумеха Райнер взял колышек для палатки и вбил его не туда, потому всей оравой вбили его самого, да ещё как.

Тем временем не иссякал поток стягивающихся к Сиону студентов с докладами различной важности, например: «Господин Сион, первая и вторая группа отбывают проконтролировать водный ресурс», или: «Господин Сион, третья и четвёртая группы уходят в лес на поиски продовольствия, вернёмся к ночи». Бедовый капитан батальона только зря срывал голос, донося до них, что со всеми докладами надо идти к нему — к вышестоящей власти бойцы отнеслись наплевательски. Сердечно распрощавшись с негласно переизбранным командиром — «господином Сионом» — двадцать четыре студента в составе четырёх групп покинули стоянку.

Батальон (а было в нём, как мы знаем, сто двадцать человек) состоял в основном из прихвостней и союзников Сиона Астала. Был ли Райнер среди своих? Кое с кем он встречался раньше, но, увы, не запомнил тогда имён.Он более-менее знал своих одногруппников, да и то...

А вот Сион помнил не только имена, но и случаи всех и каждого. «Вот трудоголик!» — дивился на друга Райнер, находя, что Сион тянет лямку напрасно. Сам Райнер бы — ни за какие коврижки!..

Но что толку об этом судачить?

Стоило контингенту[✱]Контингент (лат.) — группа людей, сформированная по какому-либо признаку (например, боевой отряд или студенческая группа). более-менее сладить с палатками, как Сион внёс предложение:

— Тайл, Тони, Файла, думаю, нужно помочь с палатками первой и второй группе — они сейчас у воды.

— А с какой стати пахать для других... — хотел возразить Тайл... но Сион уже переключил своё внимание на Райнера.

Лежебока нахмурился:

— На меня не смотри. Эти ваши палатки мне поперёк горла, вот бы лучше дали вздремнуть...

— Так я и думал, — усмехнулся Астал. — Останешься здесь. Как и ты, Кифар. Выглядишь нехорошо, тебе стоит передохнуть в тени. Я помогу третьей и четвёртой группам в их поисках. Тайл, пойдёшь со мной?

— Так вот оно что! — ухмыльнулся Тайл. — Без вопросов. Тони, Файла, идёте?

— А то!

— Хи-хи-хи ♥

— Удачи, Райнер, — загадочно проронил Астал, прежде чем уйти.

Лют проводил свою группу бессмысленным взором... а затем — так и вылупился на Кифар, по-прежнему опечаленную.

Вот это подстава.

На сонном лице мало-помалу проступала тревога. Очень хотелось взвыть.

По правде сказать, такой приунывшей он Кифар ещё не видел. Она никогда не теряла присутствия духа, стараясь и Райнера заразить своим оптимизмом. Но теперь — целый день Кифар ходила словно в воду опущенная. И юноша сделал попытку наладить контакт, хотя в глубине души считал затею пропащей.

— Эх~ Знаешь, Кифар... — заговорил он несмело. — А хорошая сегодня погода...

Голова куда-то плыла. Что делать дальше, Райнер не знал. В пустоте, образовавшейся на месте прежнего разума, он не мог найти подходящих слов.

Кифар молчала. Райнера это просто убивало.

— Э-э-эм... пожалуй, я просто вздремну...

— Райнер.

Почему-то в голосе Кифар, пусть и дрожащем, слышались обречённость... и решительность. Она выглядела так, словно сию минуту сожгла все мосты, отрезала все пути к отступлению.

— Райнер... бежим со мной.

Это стало для Люта такой неожиданностью, что он, не совладав с потрясением, ляпнул:

— Чё?

Но Кифар уже схватила его за руку:

— Райнер, послушай, идём со мной. Не с Сионом... со мной...

— Кифар... ну что ты говоришь...

— Я... влюбилась в тебя...

Вот что сказала Кифар. «Я влюбилась в тебя».

Вслед за этим — ещё страшнее:

— Я люблю тебя, Райнер... С самого первого дня в академии... Ты — всё, что меня поддерживало... Раньше я только... По правде говоря... Мне не удавалось завести друга... Я не могла доверять друзьям.

Она взволнованно лепетала, боясь остановиться, а Райнер всё никак не мог понять, что она несёт. Не могла подружиться? Как это так?

— Но ты, Райнер... — продолжала она. — Ты не тревожишься попусту, тебя не заботит эта страна, ты не надрываешься, как остальные. Рядом с тобой — так спокойно... я и не заметила, как полюбила тебя... Ты мне нравишься, Райнер... Даже если мне и нельзя, я всё равно люблю тебя... но... что ты думаешь? Райнер, я тебе не нравлюсь?.. Или...

Она умоляюще глядела на него, по её щекам катились слёзы. Она вцепилась руками ему в плечи.

Не похоже, чтобы Райнера проняло. Разве что... взгляд его сделался странно пустым.

— Я...

Его глаза были до боли сухими и тусклыми.

— Райнер... — Кифар, зажмурившись, приподняла лицо. Теперь они были так близко друг к другу...

Её черты завораживали.

Они отражались в сонливых, пустых, зловеще тёмных глазах.

Люди говорили, что его глаза — цвета смерти. Что такие глаза — у исчадия ада...

Люди его ненавидели и отвергали.

— Ах-ха-ха-ха! Да что с тобой, Кифар? — фальшиво рассмеялся он. — Ну и шуточки у тебя...

«Ну что за бред... Что за бред...»

Кифар отстранилась тут же, даже не пробуя возражать.

— Ты прав... И на что я только надеялась... Я знала, что так и будет... но всё равно мечтала о невозможном... Что за глупость...

— Нет, Кифар, я не хотел, чтобы ты... — встревожился Лют. Кифар его уже не слушала.

— Пусть так — я всё равно не хочу, чтобы ты погиб... Я надеюсь, что... Но... Прости, Райнер. Я не смогла защитить тебя.

И вдруг Кифар, вскинув руку, начертила в воздухе сияющие слова. Закрыв глаза, глубоко вздохнув, девушка произнесла:

— Этим контрактом я призываю зверя света, что дремлет в небесах!..

Большой шар, состоящий из чистого света, возник перед ней. Магия... но магия вовсе не Роланда! Безо всяких кругов, безо всякого чертежа!

— Что за!.. — выдохнул Райнер, придя в замешательство. Вот так штука! К чему это Кифар явно не-роландское заклинание, которого он даже не знал?

Дело в том, что для любой империи и любого королевства магия — уникальна. Построение и активация, формулы и чертежи разнятся, так что и думать не надо о том, чтобы прибегнуть к чужим заклинаниям...

Световой шар, созданный Кифар Ноллес, взвился высоко в небо и там — взорвался, оставив от себя мерцающую вспышку.

Райнера пробрало ужасом:

— Ты что делаешь, Кифар?

Но она не ответила. Лишь взглянула на него заплаканными глазами, прошептала «прощай» и, бросившись бежать прочь, скрылась вдали.

— Стой!..

— Что-то светилось? — За спиной ошалевшего Райнера вдруг очутился Сион. — Райнер, что слу...

Договорить он не успел.

Совершенно неожиданно к ногам Райнера рухнуло человеческое тело. Он взвизгнул: это была только верхняя половина туловища, отделённая от нижней.

— Ч-ЧТО ЭТО?! — возопил Сион.

Раздавались, нарастали первые крики.

Глазам Райнера и Сиона предстала чудовищная сцена: воины в алых доспехах, с огромными косами наперевес, неслись по полю с небывалой скоростью, расплываясь в одно сплошное алое пятно. Один только взмах страшной косы — и летит с плеч чья-то знакомая голова, взмывает в воздух очередной бесчувственный обрубок тела юного воина...

Словно ад, настоящий ад распростёрся на грешной земле...

— МАГИ-РЫЦАРИ ЭСТАБУЛА?! — ахнул Сион. — ПОЧЕМУ ОНИ ЗДЕСЬ?

Почему они здесь... Райнера пронзила догадка: заклинание Кифар было своего рода сигналом. Получается, это Кифар призвала эстабульский отряд магов-рыцарей? Неужели она — шпионка? Но как? Почему? Батальон академии не назовёшь мощной боевой единицей — в его рядах собраны одни зелёные новички. Невероятно, но, кажется, Эстабул подослал соглядатая и даже целый отряд магов-рыцарей только лишь ради того, чтобы прикончить кучку сопливых студентов!

Должна быть причина! Объяснение этому ужасу, что происходит вокруг!

— Я ничего не соображаю! — Райнер пришёл в настоящую ярость, не в силах сосредоточиться. — Всё это полный бред! Их не должно быть здесь!

Всё больше и больше народу с каждой секундой падало навзничь, как скошенная трава, поэтому сейчас было не до Райнера и его размышлений.

— Чёрт побери! — Сион лихорадочно оглядывался. — Они же нас всех перебьют! ВСЕМ ОТСТУПИТЬ! ПОПЫТАЕМСЯ СКРЫТЬСЯ В ЛЕСУ! ПЕРЕГРУППИРОВАТЬСЯ! — скомандовал он, на глазах оборачивая ситуацию. Оцепеневшие от страха студенты мгновенно встряхнулись и двинулись к лесу.

Проверив, чтобы никто не остался, Сион посмотрел на сокурсника:

— Райнер!

— Хах?

— Бежим скорее! Нам надо укрыться, чтобы спастись от них!

— Э... да! Да!

Оба товарища сорвались с места.

•••

В лесной чаще, спрятавшись за деревьями, Райнер и Сион затаили дыхание. Они понимали, что, спасаясь, ушли далеко от равнин, и не могли найти и следа своих затерявшихся товарищей. Тревога овладела ими.

Ведь было отчего тревожиться.

— Они без труда отыщут нас даже здесь, — тихо сказал Сион.

— С чего вдруг?

— Брось. Это же маги-рыцари. С ними не так-то просто справиться, верно?

— И чего?

— Всё же мы... — Сион вдруг замолк.

— «Мы»? — взглянул на него озадаченно Лют. — Договаривай давай!

— Райнер, — вдруг сменил тему Сион, — ты, случаем, не заметил, сколько их было? Мне показалось, человек двадцать...

— Полсотни не хочешь? — мотнул головой тот.

Сион удивлённо посмотрел на Райнера:

— Точно знаешь? Ты успел их сосчитать?

— Да когда там! Только сам посуди, тот маг-рыцарь, который наших перерезал, ещё смеялся: «Безумцы! Надеетесь скрыться от пятидесяти магов-рыцарей Эстабула?!» Вот он — точно знает.

— О... понятно, — кивнул Астал. Затем прищурился: — Мда... положение трудное. Знать бы ещё, скольким удалось спастись... а другие? Те, что пошли за водой и пищей?

— Не знаю. Что ты хочешь сказать?

— Тайл, Тони и Файла среди них, — пробормотал Сион.

— Послушай...

— Да и Кифар я не заметил... У тебя есть мысли, Райнер?

— Хах... — Вздохнув, юноша сказал: — Столько разом навалилось... но да, я понимаю. Тебе хочется их спасти, так? Но что мы можем? Против нас — пятьдесят отборных магов, они как пить дать нас порешат.

— Так и есть, — согласился Сион. — Нам только и остаётся, что попытаться спасти товарищей, не вступая в бой.

— Это нереально.

— Но мы должны попробовать.

— Э-эх... Быть должным — это не мой конёк.

Но тут выражение лица Сиона резко сменилось: теперь на губах его играла хищная улыбка. Он напряг мышцы:

— Ты был прав, Райнер... от боя нам никуда не деться.

Свищ! Лезвие косы вгрызлось в ствол, за которым укрылись Сион и Райнер.

— Попались~ — окликнул их маг-рыцарь в эстабульской красной броне.

Быстрее пугливого зайца студенты отскочили и дали дёру. Оглянувшись, они заметили ещё двоих эстабульцев.

— Ах~ Плохо дело, — сквозь зубы заметил Райнер. И он был прав: маги-рыцари Эстабула были известной угрозой. Любое государство полагало своим долгом воспитывать и обучать солдат на магов-рыцарей — опасных, как никто и ничто. Эти ребята могли вырезать десятки тысяч людей за одну только битву; их маленькая смертоносная армия оставляла позади себя лишь трупы.

Одним только магам-рыцарям Роланда удалось бы выстоять в схватке с эстабульским противником. Для таких, как Райнер — юнцов, не получивших ещё аттестатов, борьба с магами-рыцарями — всё равно что биться о скалы.

Сион, если уж на то пошло, был гордостью академии. Но маги-рыцари и ему не по зубам.

Они оба знали: оказавшись мишенью, они только и могут, что уповать на чудо.

— Беги, Райнер! — крикнул Сион. — Я справлюсь сам!

И... тут Райнер Лют овладел собой.

— Блин... только их мне и не хватало. — Из его взгляда вдруг исчезла сонливость, уступив место мрачной решимости.

Маги-рыцари встретили его взгляд дерзкой усмешкой:

— Роландская мелочь~ Можешь потрепыхаться, так веселее. Ты у меня отведаешь боли!

Райнер стоял, как вкопанный.

— Что? Уже струсил? Без побоища будет уже не так интересно~ Сбежать всё равно не сможете, так что — прими верное решение!

— Что ты делаешь, Райнер? Беги! — встрял Сион, хватая союзника за плечо. — Да, шансов у нас маловато, но рано ещё сдаваться!

Он потянул Райнера за собой, и маги-рыцари наградили его восхищёнными взглядами.

— Ха-ха! Парень не промах!

— Бердом, хватит болтать с ними, пусть бегут, роландские крысы!

— Вам конец!

Один из эстабульцев взмахнул косой, явно нацелившись на Сиона. Он двигался так легко, так резво, будто не было на нём тяжёлых доспехов, будто не было в руках громадной косы.

— Чёрт... бежать некуда!

Выпустив плечо Райнера, Астал вычертил магический узор.

— Призываю удар грома... ИЗУЧИ!

Ослепительная молния метнулась к магу-рыцарю, но тот не спасовал — вмиг написал цепочку магических слов. Вот она, магия Эстабула. Та же, что и у Кифар.

Получается, Кифар...

— Этим контрактом я призываю зверя зла, что дремлет в земле! — выкрикнул маг-рыцарь. Вмиг его фигуру окутало золотистое свечение, и все его движения ускорились во много раз.

Наложив на себя это заклинание, он сумел уклониться от Изучи Сиона.

Астал, решив не сдаваться, принялся за другое заклятие:

— При... АХ!

Разница в силе была куда как очевиднее: Сион не успел и слова произнести, а маг-рыцарь уже наносил ему удар раскрытой ладонью в лоб. С воплем Сион упал на спину, едва не потеряв сознание... и рука эстабульца вцепилась в серебряные волосы.

— ХА-ХА-ХА-ХА! СДОХНИ!

Замахнувшись, маг-рыцарь...

— Этим контрактом...

Райнер... Он вскинул руку и резво вывел цепочку светящихся слов.

— ...я призываю зверя зла, что дремлет в земле!

Теперь Райнер был быстрее ветра.

Единым порывом он нагнал мага-рыцаря, который уже вознамерился было приложить Сиона об дерево.

— Хей! — Мощным ударом военного сапога Райнер двинул магу-рыцарю по голове. На противнике уже лежало заклятие ускорения — может, поэтому его отпульнуло ударом, словно пушечное ядро?

Магия Эстабула и сила, ею дарованная, изумили Райнера.

Маг-рыцарь, два-три раза кувыркнувшись, распластался без движения — похоже, отрубился. Убедившись в этом, Райнер подоспел к Сиону:

— Эй, ты ещё цел?

— Да, да... но... что это было? Эта магия...

— Будто ты не знаешь, Сион. Чёрт, ну не хотел я... Семь лет ею не пользовался...

— Ты имеешь в виду...

Двое оставшихся магов-рыцарей тем временем пришли в лихорадочное смятение.

— Как... как ты смог воспользоваться магией Эстабула?!

— Кто ты такой? Эстабулец?!

— Но я откуда бы в Роланде взяться нашим шпионам?!

— Что значит — откуда? — огрызнулся Райнер. — Положим, сам я — не шпион, но ведь кто-то снабдил вас информацией?

— Но тогда откуда тебе известна эстабульская ма... — Маг-рыцарь прикусил язык, взглянув студенту в лицо. — Нет...

Крупная дрожь охватила его, стоило воину раз увидеть глаза Райнера Люта.

— Э-эй... Взгляни на его глаза... Они...

Другой маг-рыцарь послушался товарища.

Он вгляделся в чёрные тусклые глаза... и увидел в них сияющие алые символы.

Увиденное потрясло его до глубины души.

— Пентальфы[✱]Пентальфа (греч.) — символ, более известный как «пентаграмма». Представляет собой пятиконечную звезду (часто вписанную в круг), весьма известен в различных религиозных и оккультных практиках.... т-ты... ты носитель Альфа Стигмы?!

— Что?! — вскричал его напарник. — Это... это же ты! Это был ты! Та катастрофа... ты был всему виной! Да?!

Альфа Стигма — два слова, которые произносят со страхом и ненавистью.

Обезумев, дрожа от страха, маг-рыцарь принялся заклинать:

— Этим контрактом я выпускаю зверя света, что танцует в небесах...

— Кретин! — взвился другой. — У него Альфа Стигма! Он украдёт эстабульскую магию, отмени, отмени!..

Однако поздно — магический след уже появился в воздухе, сосредоточенный Райнер ясно видел его. Глаза его в мгновение ока распознали вид магии — не роландская, эстабульская, — расшифровали структуру, строение, природу, ударную силу... Райнеру оставалось только начертить в воздухе нужные словеса.

— Этим контрактом я выпускаю зверя света, что танцует в небесах!

Скопировать заклинание ему удалось лишь на долю секунды раньше, чем враг завершил своё... Райнер атаковал первым: странных очертаний яростные звери света, появившиеся на свет благодаря заклинанию, ринулись на магов-рыцарей.

— Т-ты... Монстр!.. — только и успели вскрикнуть они, прежде чем упасть.

Видя, что враг наголову разбит, Райнер процедил:

— Монстр... Выбирайте выражения! Это я ещё не в полную силу, чтоб вы знали.

Это сражение расставило всё по местам: Райнер Лют с лёгкостью одолел троих магов-рыцарей. Вот она, сила Альфа Стигмы и вечного двоечника, которому Альфа Стигма принадлежит.

Сион — свидетель тому.

— Ах ты!..

Вдруг Астал отвесил юноше затрещину.

— ЭЙ! Ты... хех? Ты чего это вдруг? — обиженно заверещал Райнер.

— Слишком долго ломал комедию! — надрывно выкрикнул Сион. — В твоих силах было обратить в бегство весь отряд магов-рыцарей, но ты этого не сделал! Наши товарищи зря отдали свои жизни!..

— Ч-что ты себе вообразил?! Думаешь, легко вот так отпинать пятьдесят магов-рыцарей? Я и этих-то троих, нет, двоих! одолел только потому, что они наложили в штаны при виде Альфа Стигмы! Ну и чушь!

— Даже если и так... если бы там, на равнинах...

Райнер отвернулся, не дослушав его. Затем — глубоко вздохнул:

— Я уже всё сказал. И потом, я впервые за целых семь лет позволил себе к ней прибегнуть.

И Сион вмиг раскаялся:

— Боже мой! Сам не понимаю, что несу... Нет... прости. Я так изнервничался... Столько моих друзей... на моих глазах...

— Понимаю.

Помолчав, Сион произнёс то, чего им обоим хотелось:

— А теперь — идём выручать наших товарищей.

— Угу.

— Значит, это вы устроили? — вдруг прозвенел чужой голос.

Перед ними появился ещё один маг-рыцарь — но не какой-нибудь там. Его красные доспехи выглядели иначе, нежели у остальных. Вдобавок, он излучал небывалую уверенность в себе.

— Хо... — Маг-рыцарь заметил своих побеждённых товарищей. — Побороли сразу троих? Не иначе как чудом. На силачей вы не очень-то смахиваете.

Райнер и Сион явственно напряглись: они нутром чуяли, что этот маг-рыцарь не так-то прост. Он был той самой скалой, о которую можно разбиться.

— Капитан! — На тропу выскочил ещё один эстабулец. — Тех сопляков, что бежали на север, мы...

Только здесь он увидел Райнера и Сиона, и троих магов-рыцарей на земле.

— Хах?! Бердом и его отряд? В-вы это сделали?! Но как...

— Довольно, Лакус. Главный здесь я, — поднял ладонь капитан магов-рыцарей, призывая к молчанию. — Отвечайте: вы отделали моих людей?

Райнер с Сионом попятились. Лицо этого человека... Его дикое выражение не вязалось с прохладным тоном. Дорогу преградили ещё два мага-рыцаря — придётся прорываться через них, прежде чем прибудет эстабульское подкрепление.

Иначе даже Альфа Стигма их не спасёт.

Лют решился.

В воздухе замерцали магические слова; Райнер принялся за эстабульское заклинание.м Командир магов-рыцарей вовсе не удивился. Твёрдо он посмотрел в чёрные глаза.

— Хо-хо, Альфа Стигма? Раритетная штука. И ты натравил её на моих подчинённых? Роландская морда!

Прежде спокойный, теперь капитан полыхал неприязнью. Но ни один мускул не дрогнул на его лице в тот миг, когда громко он приказал:

— ВСЕМ ПОДЪЁМ! ХВАТАЙТЕ ЗВЕРЮГУ!

Повинуясь приказу, из леса на Райнера и Сиона попёрли десятки эстабульских рыцарей... Владельца Альфа Стигмы это потрясло настолько, что он подавился мантрой[✱]Мантра (санскрит) — здесь то же, что и «магические слова». По канонам буддизма мантра — это священный текст, «волшебство», сила речи, воздействующая на человеческий разум и даже на внешний мир, вот почему её употребление допустимо в качестве понятия «заклинание». своего заклинания. Выстоять против такой оравы шансов не было.

От магов-рыцарей Сиону достался чудовищный удар в спину, сбивший его с ног.

— Си... А-А-А! — вскрикнул Райнер: его избивали с такой же жестокостью. Чей-то каблук наступил ему на лицо. Сил нашлось только на стон; обезумевший капитан-эстабулец своим сапогом придавил к холодной земле голову юноши, не давая пошевелиться. Эти ребята знали, куда надо бить, чтобы разум начисто отказал. Райнеру не удавалось прийти в себя... а враги прибывали...

«Каков бы ни был расклад, победы нам не видать», — это было последнее, что пришло Люту на ум, прежде чем натиск тяжёлого каблука заставил его голову помутиться.

— Хо-хо-хо! Ну и где же хвалёная мощь твоей Альфа Стигмы? — рассмеялся командир. — И всё-таки в редкости ей не откажешь. Выколоть этому зенки! Сохраню в качестве сувенира!

Райнер, слегка очнувшись, тупо глядел в лицо этому человеку... Вот болван... Он хочет лишить его глаз... Отобрать их...

Это же так хорошо...

Удивительная эта вещь — Альфа Стигма... Настоящая обуза для него, Райнера Люта. Ненависть к Альфа Стигме сделала его парией. От неё — одни только несчастья...

«Он выколет мне глаза — да и пусть. Всё равно мне уже не жить. Это будет ужасно больно, но мне плевать... Если бы мне дали выбрать — я пожелал бы избавиться от страданий...»

Новый тычок каблука едва не расколол ему череп; безжалостно капитан осыпал его градом ударов.

— Что ещё за лицо? — приговаривал он. — Я не вижу на нём испуга! Дай мне как следует насладиться твоей беспомощностью... Хм? Ох, ну и зол же я! Девка, эта продажная шкура, обвела меня вокруг пальца, притащила нас в эту дыру! Вместо роландских магов-рыцарей — сопливые ребятишки! Что за чёрт! Слышишь, выродок, я должен видеть твою вонючую рожу!

— У-угх!.. — Рот юноши искривился от дикой боли; казалось, удары сминают мозг.

Неожиданно ясная мысль проступила сквозь мутный туман: «девка», «продажная шкура» — это, должно быть, Кифар... Ах~ так ей удалось сбежать? Но как же Сион, что с ним?..

Ещё удар... Райнер лишился голоса. Онемение стиснуло голову.

Но всё это — неважно, неважно...

Он всё равно не привык бороться...

Он бредил остатками своего сознания.

Люта схватили за волосы, заставили приподнять разбитую голову, взглянуть капитану в лицо.

— Эй, образина, ты действуешь мне на нервы! Я ненавижу таких вот никчёмных трусишек. Только и знаете, как давать драпака, и совсем не умеете веселиться. Хм? Разве так должен смотреть на меня носитель Альфа Стигмы? Смех, да и только! Ну-ка, давай развлечёмся. Вот они, твои дружки.

Юношу развернули в другую сторону — он увидал Сиона и... Кифар. Маги-рыцари выкручивали им руки.

Не выдержав, Кифар уставилась в землю. Сион, напротив, разгневанным взглядом прожигал насквозь их мучителя.

— Взгляни на них. Как тебе это? А, пугало?

Райнер не смог бы ответить, даже если бы захотел.

Командир снова вдарил ему.

— Позволь, расскажу тебе кой-чего — если ещё не знаешь! Мы убили всех, кто был с тобой. Хо-хо-хо, остались только эти двое!

— Как же... так... — услышал Райнер потрясённый шёпот Сиона. — Тайл... и Файла...

Сам Лют ничего не ощутил. Оцепеневший мозг переварил информацию, но не придал ей значения...

— Эй, ну и где реакция? С тобой спятишь со скуки! Или монстра с его Альфа Стигмой вовсе не впечатлило, скольких людей я прикончил?

«Монстр?..» — эхом отдалось в сознании Райнера.«девка» Да. Я монстр. Люди часто клянут меня этим словом.

Монстр. Зверюга. Чудовище.

Поганое чудище.

Всякий раз, лишь стоило Райнеру показать, на что он способен, ему в спину неслись проклятия, его называли чудовищем.

Его боялись. И он ужасно боялся.

Для всех вокруг он был монстром, нечеловеком... бессердечным, не знающим, каково это — проливать слёзы над умершими и погибшими.

Туман в голове рассеивался, разум прояснялся.

— Я смотрю, ты совсем притих, — произнёс командир магов-рыцарей. — Молчишь, не даёшь мне вволю поиздеваться. Крепко я тебя приложил! Хо-хо-хо... Что ж, подведём итог нашей встрече! Этого, с серебряной шевелюрой, прикончить немедля. Девицу... с ней делайте что хотите. Да и мне потом предоставьте.

Лес слушал крики.

Сиона обступили, принялись избивать. Они глумились над несчастным, лупцуя его со всех сил, желая забить его до смерти...

Оглушённый Райнер смотрел на это пустыми глазами.

Смерть...

Гибель...

Сиона, Кифар, меня, всех нас...

Много-много-много смертей...

Мысли тускнели. Рассудок угасал. Страх нарастал.

В ушах стояли рыдания Кифар и улюлюканье мужских голосов.

— НЕ НАДО! НЕТ! — надрывалась девушка: маги-рыцари взяли её в кольцо.

Они не отпускали её.

Глаза Райнера сузились, превратившись в щели.

Чувства его оставили.

Лишь одно имеет значение — возвратиться к началу, к нулю.

Всё это во благо.

Так и должно быть.

Только этого я хочу?

Целый мир прояснился в мгновение ока: он видел саму материю. Перед внутренним взором мелькали таблицы, функции, диаграммы...

Люди умирают. Но тебя это не касается.

Нужно покончить с ними. Только этого я хочу.

Освободи. Откройся. Убей... всех.

Убивай, пока все они не исчезнут с лица земли...

Ах... ах-ха-ха-ха-ха...

Райнер не слышал хохота, сорвавшегося с его губ. Ну да и что? Всё утратило смысл. Разум его померк.

Стереть всё на своём пути. Всё, что ему опаскудело. Мир этот был ему в тягость — неважно, на том свете или на этом...

АХ-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!! — Безумный смех раздирал ему горло.

— Шкет, ты чего? — Командир не на шутку встревожился. — Он спятил?

Маги-рыцари, все как один, воззрились на пленного.

— Ты... — Пристально взглянув на Райнера, капитан вдруг вскричал: — Ч-что ты делаешь?!

Глаза Люта широко распахнулись, украсившись алыми пентальфами. И ещё парой пентальф, и ещё, и ещё... Они множились, ярко сияя.

— Хо? Это же...

Отсвет пятиконечных звёзд упал на широкую грудь командира.

Из ниоткуда послышался леденящий голос:

Не противься мне. Тело твоё да рассеется в мелкий песок.

Пуф! Вмиг живого мужчину разодрало на мириады песчинок...

— ЧТО ЭТО БЫЛО?!

Эстабульцы в момент побелели, как полотно, сгрудились толпой вокруг Райнера.

— ЧТО ТЫ СДЕЛАЛ?!

— Это магия?.. Ты убил его боевой магией?!

Райнер не отвечал. Маниакальный смех его стих, губы плотно сомкнулись. Но голос... голос звучал.

Бог. Демон. Дьявол. Герой. Чудовище. Как ещё вы, отбросы, меня назовёте? КЕМ ЕЩЁ НАРЕЧЁТЕ МЕНЯ? ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!!

Этот голос... Он звучал у магов-рыцарей в головах.

Отчаянием, тревогой сжало сердца людей. Среди них воцарилась паника.

— В-ВЫ СЛЫШАЛИ?!

— МОЧИ ЕГО! МОЧИ ЭТОГО УБЛЮДКА!

Замелькали сияющие слова заклинаний. Эстабульцы стояли вплотную друг к другу, сознавая при этом, как велика угроза задеть своих же... Но не колебались. Страх перед Райнером Лютом возобладал над любым здравым смыслом.

— Этим контрактом я выпускаю силу духа, укрытого в воздухе! — хором воскликнули маги-рыцари. К Райнеру метнулись вихри синей энергии.

— ОТПРАВЛЯЙСЯ В АД, СВОЛОЧЬ!

— СИЛЬНЕЙШАЯ МАГИЯ ЭСТАБУЛА ТЕБЯ РАЗМАЖЕТ!

Магия? — пророкотал тот же голос. — Вы называете магией это убожество? ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!!

Райнер поднял руку: пентальфа сияла в его ладони, испуская багровый свет.

Анализирую сущность. Развоплощаю.

Синие завихрения исчезли бесследно. Вместе с ними — и несколько магов-рыцарей, которые стояли у Райнера на пути, обратились в прах.

Другие же потеряли дар речи, неуявимость и сила роландца повергла их в шок. Это не было даже силой чудовища. Такое мог сотворить только...

— Бог... — выдохнул эстабулец, дрожа всем своим телом.

Райнер Лют воздел руки к небу:

Альфа[✱]Альфа (греч.) — первая буква греческого алфавита. Обозначается символом α. Вместе с буквой «омега» (αω) означает Бога — «Аз есмь Альфа и Омега, Первый и Последний». Смысл этого символа — начало и конец всего сущего — перекликается с философией «Легенды о Легендарных Героях». приносит уничтожение. Ничего не даю. Никого не благословляю. Никого не спасаю. Только стираю. Полностью. В пыль.

И он двинулся на мага-рыцаря перед собой. Положил тому на лоб свою обжигающую ладонь.

Развеять.

Мужчина, как и все до него, искрошился в мелкую пыль.

Ближний к нему маг-рыцарь в ужасе закричал, было бросился наутёк, но ярко-красный оттиск пентальфы не миновал и его.

Раздробить.

В мгновение ока принял он участь товарища.

Ха... ХА! Ха-ха-ха-ха-ха-ха! Стереть! Сокрушить! Уничтожить! Испепелить!

Невыразимый страх сковал магов-рыцарей; творить заклинания против безумца было тщетно.

— Ч-ЧУДОВИЩЕ! МЫ ПРОПАЛИ!

— ОТСТУПАЕМ!

Отряд обратился в бегство.

Сбежать не позволю, — настиг их ужасный голос, — все вы сгинете. Все вы, все...

И тогда своим взглядом Райнер — нет, это жуткое существо вовсе не было Райнером, — впился в двух юных роландцев.

Кифар и Сион не сводили с него перепуганных глаз. Ненависть, страх, недоверие — вот что читалось в их бледных лицах.

И ещё кое-что очень мерзкое для него.

Вспышка острейшей боли пронзила голову. Он точно знал, что должен их устранить — нет ничего легче. Он безо всяких усилий развеет их по ветру.

Райнер вскинул руку. Он весь отчего-то дрожал.

Нет, он не может убить их. Тело ему отказывает.

Но почему?

Ч-что происходит... — еле вымолвил жуткий голос. — Моя сила... Моя сокрушительная пентальфа...! Что за... Сделка... Нет... Уничтожить... всё...

Руки друга взяли Сиона и Кифар за горло, оторвали их от земли.

— Агх... Рай... нер... Стой... — метались они.

Придушенный хрип отрезвил Райнера: он еле двигался, чувствуя, как его покидают силы. Потрясение это было ему знакомо.

Ведь когда-то оно помешало ему убить ту девчонку.

Пальцы, сомкнувшиеся на хрупких шеях, ослабевали... Он иссякал на глазах.

Вы двое... слишком опасны... Умрите... — ярился голос. — Проклятье... Силы... на исходе... Глаза... Они закрываются...

— РАЙНЕР!.. — вскричала Кифар, уже задыхаясь.

Адская боль прошла через всё его тело, лицо осквернила гримаса. Его била дрожь. Райнер сопротивлялся.

Нет... не... не... закрывай...

Тут руки его обессилели. Сион использовал этот шанс: вырвался, вырвал из хватки Кифар...

— Я понял... вот оно — средство тебя усмирить, — своей ладонью Астал накрыл глаза Райнера. — Позволь мне помочь.

Прекрати... — Райнер перекривился. — Вы... люди...

И тогда голос смолк.

Надолго воцарилась тишина.

Потом Райнер убрал его руку.

— Всё закончилось, — произнёс он.

Прямого взгляда Сиона он не мог вынести — отвернулся, борясь с желанием убежать, далеко-далеко убежать. В его взоре теперь виднелась привычная вялость, но... с болью смотрел он на бессловесную Кифар, на то, как она вся трясётся, усевшись прямо на землю. Он огляделся: маги-рыцари — кроме тех, что обратились в пепел, — лежали невдалеке окровавленной кучей.

Картина была страшна.

Райнер глядел на свои ладони. На них — ни следа пентальф.

— Снова, — пробормотал он.

Видя, что друг стал прежним, Сион взглянул на трупы, с них перевёл взор на Райнера, следом — на Кифар...

— Взять вас в свою команду было моей ошибкой, — сказал он последней. — Тайл, Тони и Файла... в их гибели виноват я. Будь я уже королём, не было б этой войны...

Только сейчас они услыхали, как земля дрожит вовсю от шума и грохота. Троица обернулась. Сюда шла целая армия — подкрепление. Издалека можно было заметить развевающиеся флаги империи Роланд.

Военные.

Они шли убивать, но уже опоздали.

Увидев их, Райнер нашёл всего одно слово:

— Отстой.