Том 1    
Пролог 2 ...и всё же они находят причины жить


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
ricco88
7 мес.
Спасибо.
tetronion
7 мес.
It's Alive!!! It's Alive!!! It's Alive!!! It's Alive!!! It's Alive!!!
sergion
3 г.
Забавная штука. А на иллюстрации без фейспалма не взглянешь особенно на некоторые женские лица

Пролог 2 ...и всё же они находят причины жить

Дворцовый свод, опирающийся на огромные расписные колонны, был бесконечно высок. Он венчал огромнейшее, роскошнейшее и — чего уж там — самое дорогостоящее здание во всей империи, а именно — резиденцию роландского короля.

Сиону Асталу принадлежало всё, но сам он, однако, находил окружающее великолепие бессмысленной тратой денег... При дворе рассуждали иначе. Знатное старичьё в один голос кричало, что убранство дворца определяет честь и достоинство правящего монарха.

— Убранство, достоинство, честь... Всё тлен, — ворчал временами Астал, сидя на троне. Он больше кого бы то ни было знал, что такая напыщенность вкупе с кричащей внешностью ничем человека не выручают. Люди и так не всегда получают то, что хотят, и смешно думать, что к королю, выставляющему напоказ своё благополучие, они будут испытывать уважение.

Для тебя непростительный грех — забыть о простом народе и о его страданиях, если ты станешь знатен и всемогущ.

И однажды Сион, заняв престол Роланда, понял: не счесть таких грешников при дворе, не сыскать среди них разумных и понимающих.

— Разве это... достойно и честно?.. — задавался вопросом Сион, щурясь на них золотыми глазами.

Он должен был перемениться сам и изменить всё вокруг. Его тяжкий путь к трону окончился — так казалось... но оказалось, что истинная борьба начинается только сейчас. Два года назад страна гнила заживо, разъедаемая бесконечными войнами, угнетаемая алчной знатью и бесталанным владыкой... Всё это уже в прошлом. Всё стало иначе с тех пор, как Сион начал своё восхождение.

Но сделанного недостаточно...

В королевских руках была помятая стопка бумажных листов; он улыбнулся, взглянув на неё.

Доклад. Вернее, лишь малая его часть, но очень информативная — страницы исписаны с двух сторон, хотя и местами не слишком разборчиво. На весь труд целиком, если читать его без отрыва, потрачено было бы несколько дней.

Вчера этот доклад привезли из тюрьмы во дворец, и Сион занялся его тщательным изучением вместе с пятью учёными. Вместе им удалось ухватить суть, изложенную в докладе, хотя читали они вразнобой, кусками.

Результаты ошеломили Сиона, да и не его одного: доклад оказался бесценным феноменом. Каких-то два года понадобилось составителю, чтобы поднять огромный архив информации, да ещё и прийти к однозначному выводу: с его помощью можно преобразить не только страну, но и целый мир. Вот так запросто!

— Ну не чудак ли... — усмехался Сион. — Впрочем, откуда бы ему знать, как тяжело править целой империей...

Заголовок доклада был в тон колоритному содержанию: «Как построить Королевство послеобеденного сна». Учёные только растерянно переглядывались, видя дурашливое название. Сион хохотал от души:

— И впрямь, для него — в самый раз!

Автор в шутливой манере рассказывал о серьёзных вещах... о вещах, которые раньше Сиону и в голову не приходили. И от этого он пришёл в полный восторг!

Ведь друзья для того и нужны, не правда ли? Они помогают понять, что всех людей, насколько бы разными они ни были, нужно принять как равных себе. Просто потому, что они — такие же люди, из тех же плоти и крови.

Если в общих чертах, то вся суть доклада — в нижеизложенных строках:

«Давным-давно мир населяли бесчисленные твари, достаточно сильные, чтобы повелевать им. Их называли демонами, повелителями зла, тёмными богами. Они обладали магией и управляли стихиями, неподвластными нашему разуму. Человеческим армиям эти создания были не по зубам, и мир долгое время находился на грани уничтожения.

Но были и люди, воины света, которых сейчас называют легендарными героями... По силе они намного превосходили тех демонов. И мало-помалу чудовища были истреблены.

До сих пор оставалось неясным, кто были эти "люди" и почему они были настолько могучи. Спорить о том, правдивы ли эти байки, можно веками. Но, если всё же поверить историческим текстам, раз уж эти так называемые герои победили монстров, которые, в свою очередь, легко одолели несколько сотен умелых магов... Да, в наше время мало кто воспринимает всерьёз предания, мифы, коих великое множество, но нашим предкам не раз удавалось напасть на след могущественных артефактов, которые помогли храбрецам в войне с чудищами, и указать места их захоронения. Насчёт того, где находится и что из себя представляет оружие дьявольских тварей, в тайных писаниях нет ни слова, кроме того, что оно никогда не видало дневного света... Пускай даже нам до него не добраться, мы могли бы найти захороненные артефакты и научиться использовать их. Если, конечно же, эти самые демоны и герои существовали вообще... Альфа Стигма покажет нам.

Может быть, это была ещё одна злая сила, или же просто магия древних героев... но она существовала в реальности. И, может быть, посейчас существует совсем рядом с нами? Эти реликвии, если найти их, наверняка будут стоить целое состояние. Ведь они обладают могуществом, способным предотвратить любую войну на свете.

Итак, в написанном мною докладе перечислены не только места упокоения легендарных героев, а также подробное изложение найденных мною легенд, но и карты, на которых отмечены возможные координаты Реликвий героев».

Содержание это многим могло показаться бы чуть ли не смехотворным — оно походило на детскую сказочку. Да что говорить: сам Астал, которому, кстати, уже довелось познакомиться с Альфа Стигмой, на миг было подумал, что эта история может привидеться только во сне.

И всё-таки...

Снова и снова Сион перечитывал шедшую первой страницу. Именно здесь, в предисловии, автор делился с читателем самыми важными и сокровенными мыслями; и они убедили Сиона в том, что доклад стоит его внимания.

Едва только они ему вспомнились, как кто-то нарушил уединение короля. И Сион поднял голову. Он улыбнулся и встал:

— Ах, ты вернулась, Феррис? Ну наконец-то. Как всё прошло? Где он?

Ей, Феррис Эрис, он поручил привести сюда человека, написавшего этот доклад. И разрешил, если тот вдруг окажет сопротивление, притащить его хоть бы силком.

Итак, белокурая дева взирала на короля — как всегда безразлично.

— Ну, и как он тебе?

— Умом явно не блещет. Да и вид у него такой, будто ему не давали спать сутками. Как по мне — бесхарактерный дурень.

— Ха-ха, а я тебя предупреждал! Ещё?

— Тормоз. Ему не хватает сосредоточенности. Либо его не учили сходу оценивать риск, либо он просто не хочет тратить на это время.

— И? — ухмыльнулся Сион.

— Вот зануда... — Феррис едва заметно нахмурилась. — Что ж, признаю: он силён. Вряд ли я уступаю ему... и всё же — прежде я не встречала людей, опасных настолько же, что и мой брат. Но сражаться он явно не любит.

— Вот как. — Сион перевёл золотые глаза с неё на рослого парня, плетущегося за мечницей: — А вот и ты! Приветствую тебя, Райнер, в моём дворце!

Увидев Сиона, Райнер Лют замер так резко, словно невидимая стена выросла перед ним. Нет, всё это с самого начала было подозрительно! Сначала эта зверски сильная дамочка, теперь Сион... на троне! Это что получается, он — король? Выходит, не будет никакой казни? И Райнер напрасно потратил целую уйму нервов и времени?!

С бывалою лёгкостью он послал к чёрту вселенскую несправедливость и развалился посреди тронного зала.

— Всё. Сил моих больше нет. Меня не кантовать, спокойной ночи~

Его потрясение можно понять: не каждый день бывшего однокашника можно увидеть в царском прикиде...

— Эй, эй! Ну-ка не спать! Ты в присутствии короля!..

— А НЕ ПОШЁЛ БЫ ТЫ ВЕСЬ! Я ЛЁГ, ЗНАЧИТ, ВСЁ!

— Ах, что за выражения... Прекращай, Райнер. Иначе не расскажу о Кифар.

— А мне какое дело...

— Она умерла.

— АХ! — Райнера так и подбросило с пола. Он вперился взглядом в Астала: — Ты...

Невинная улыбка возникла на губах у того:

— Шучу. — Он захихикал. — Теперь ты проснулся?

Лют был близок к тому, чтобы лично прикончить собственного короля.

— Ну да, ну да... А от тебя другого и не дождёшься — только болтаешь без умолку, врёшь всем, что я "старушечник"...

— А вот этого не надо. Думаешь, я слишком плох для того, чтобы быть королём?

— Думаю, что хана Роланду. Мы обречены. И всё из-за тебя!

— Ха-ха-ха! А если и так, почему бы тебе не попробовать?

— Нет уж. Быть королём — это ж одна маета... Ах да, что там с Кифар? Я-то сидел взаперти столько времени и пропустил все новости.

— А почему я должен тебе говорить?

— Не хочешь, не говори. Считай, я ничего не спрашивал.

Сион только пожал плечами:

— Тебя не так-то легко подловить...

— Что? Ты это специально? Ах ты!..

— Ха-ха-ха! — рассмеялся Сион, после чего продолжил: — Так и быть, слушай. Кифар покинула Роланд, и я обещал ей, что пригляжу за тобой. Ей захотелось повидать мир. Может быть, так на неё повлияла война между Роландом и Эстабулом?

— Угу~ — Райнер изо всех сил делал вид, что ему всё равно... но Астал видел его насквозь.

— Впрочем, ты здесь совсем не за этим. Расскажи-ка мне лучше знаешь о чём... — И король подхватил с подлокотника трона стопку бумаг, поводил ею перед Райнером: — Вот об этом. У меня здесь всё то, что ты наисследовал, сидя в тюрьме.

— Кто разрешил?! — вырвалось у Люта.

— Небезынтересное чтиво, — совсем не смутился Астал. — Реликвии древних героев? Дух захватывает. Всё это очень похоже на правду.

— Нельзя... нельзя так просто взять и прочесть чужой труд! Без разрешения!

— А я взял и прочёл.

— Верни его мне!

— Обойдёшься. Кто здесь владыка? Кто кому должен приказывать?

— Да ты... Да я... Не, ну ты видела? — Райнер, вконец взъерепенившись, кинулся к леди-мечнице за правосудием: — Спёр втихомолку чужое — и даже не совестно! Говорю тебе, чёртов царёк всех нас погубит!

— Он дурно воспитан, но меня это не удивляет, — невозмутимо ответила девушка. — Всё чужое влияние. Рыбак рыбака видит издалека.

— Это ты у нас, что ли, рыбак?

— В отличие от извращенцев и королей, я никого не ловлю в свои сети.

— Зачем же ты так? — вмешался Сион. — От меня меньше проблем, чем от вас двоих, вместе взятых!

Неужели никто из них не слыхал знаменитой пословицы про соринку в чужом глазу?

— Как бы там ни было, — вернулся Астал к вопросу, — мне твой доклад приглянулся, Райнер. И раз уж ты такой дока в представленной теме, то и флаг тебе в руки. Я поручаю тебе отыскать артефакты легендарных героев.

— Чего?! — вскричал маг. — А ПОЧЕМУ СРАЗУ Я?!

Но это, однако, было ещё не всё.

— ...Боюсь только, если отправить тебя самого, ты будешь сачковать... Поэтому, Феррис, сопровождать его будешь ты.

Ни магу, ни мечнице эта затея сразу же не понравилась; последняя вовсе отбросила церемонии.

— Гад такой... что ты себе удумал? — Ледяным взором девушка смерила короля.

— Вот что хочет, то и творит! — возмущался Райнер. — Я затем накропал этот чёртов доклад, чтобы время убить! Чтобы потом перечитывать, в глубокой старости! Что мне, и помечтать нельзя?

Сион вознамерился твёрдо стоять на своём.

— А меня это не заботит, — отчеканил он. — Не подчинишься — вызову палача.

— Я дочь клана Эрис, — произнесла вдруг красотка по имени Феррис, — и подчиняюсь только его главе. Я не твоя служанка и не клялась тебе в верности.

— Знал, что ты это скажешь, — легко парировал Его Величество, — поэтому показал доклад Райнера Люсилю Эрис. Он нашёл содержание любопытным и поэтому дал своё позволение. И просил передать, что от твоей сговорчивости зависит жизнь Ирис. Упрямиться не советую: ты же не хочешь, чтобы с твоей сестрой что-нибудь произошло?

— А хоть бы и так, — не сдавала позиций Феррис. — Мне велено думать только о собственной жизни.

— Какая наивность, Феррис, — вдруг усмехнулся он. — Это ещё не всё. Я тоже внесу свою лепту: сровняю с землёй магазин данго «Винетт», если не будешь слушаться.

Словно бы из ниоткуда вдруг прозвучал чёткий голос:

— У тебя две минуты на то, чтобы сделать выбор.

Сколько бы Райнер ни озирался — он никого не видел. Но Феррис, кажется, знала, кому этот голос принадлежит.

— Чёрт... он не шутит! — И она выхватила меч из ножен, приставив его затем к горлу Райнера: — Решено. Пойдём, озабоченный, у нас мало времени.

— Чего? Да ты обалдела? Я не буду в этом участвовать! Сион! Какого чёрта всегда всё должно быть по-твоему... ЭЙ!

Острие ощутимо кольнуло шею, угрожая вот-вот проткнуть кожу насквозь; Феррис не оставляла выбора.

— Шевелись, я сказала! Выбирай. Первое: отрубаю голову. Второе: кромсаю тело. Третье: делаешь, как я говорю! Ну?

Райнера это её кукольное лицо испугало до полусмерти; по нему выходило, что она говорит серьёзно. Да с первого мига она не меняла суровой мины!

— Тьфу, блин... — поднялся на ноги Райнер, стараясь бочком, бочком выскользнуть из-под меча. — Ты поплатишься за это, Сион!

Король, несмотря на его неистовство, лыбился с видом мудрого прорицателя:

— Хах... Вижу, ты передумал.

— Кто — я?! Да не дождёшься!..

— Одна минута, — подстегнул их всё тот же потусторонний голос.

— Мне кто-нибудь объяснит, что это за голос такой?! — Райнер готов был орать благим матом.

— Да чтоб тебе провалиться — данго в опасности, — вела свою партию Феррис. — Ну, король, мы пошли.

— Ага. Ты там береги Райнера...

— Ладно.

— Ты... ты чего это вдруг... А!

Не дожидаясь, когда бывший узник снова начнёт голосить, девушка приняла меры: плашмя её меч хватил Райнера по лицу, чуть ли не вышибив из него дух. С воплем Лют рухнул на пол, тщетно пытаясь собрать ноги в кучу.

— Вот и хорошо, — резюмировала Феррис, глядя на него.

— ЧЕГО Ж ТУТ ХОРОШЕГО?!

— Приятно видеть, что ты не дурак размяться. Может, попробуем так?

Каблук сапога врезался в спину Райнеру, и он бессильно растёкся по полу.

И тогда она произнесла:

— Идём же, напарник.

— ...Чё? Какой я тебе напарник... Да я лучше сдохну...

В этот момент Феррис нанесла шикарный добивающий удар. Затем — схватила отрубившегося доходягу за ворот мантии и поволокла прочь из тронного зала.

Так начались приключения мага и мечницы, несовместимых во всех отношениях. Он — лентяй из лентяев, она — бесчувственна, как скала... Что уготовит им завтрашний день? И сможет ли Райнер выспаться хоть когда-нибудь?

Чёрт его знает.

Зал опустел; Сион вновь восседал на троне. Улыбаясь, он в сотый, наверное, раз пробежал глазами первую страницу из удивительного доклада.

— Это и вправду то, к чему я стремлюсь, Люсиль? — спросил король у пустоты.

— Мне это неведомо, — ответил таинственный голос.

Внезапно мужской силуэт возник прямо перед Сионом... и Сион ему вовсе не удивился.

— Но этот путь, как и любой другой, приведёт тебя в будущее, — безмятежно вещал Люсиль Эрис. — Стать королём — не конечная твоя цель... И поэтому я до сих пор не убил тебя. Король — это вещь, пешка своего королевства. Пока она новая, её не трогают. Хе-хе... ты пока ещё новый.

Сион вскинул глаза. Глава семьи Эрис любил иногда напомнить, кто здесь главный... а без него Сион править не мог.

Теперь в руках королевского бастарда была власть. Ради неё он пожертвовал многим... но, как и прежде, был полон решимости идти дальше. Пускай горькая, пусть болезненная — но это только его дорога.

Снова Сион взглянул на доклад Райнера — и увидел там совершенно другую дорогу.

— Так и должно быть, — пробормотал Сион.

Коли уж Райнер внял своему пути — всё хорошо.

— Хорошо, что он не похож на мой...

«Люди не любят умирать, — так начинался доклад, — и убивать не любят тоже. Они не любят заставлять плакать других, и сами не любят плакать. Что чувствуешь, когда не можешь выбрать между двумя жизнями — своей и чужой? А что, когда умирает семья? Или когда умирает любимая?

Никто не хочет, чтобы это произошло. Пока что мир смеётся и требует таких страданий.

У меня никогда не было сильного желания всё изменить. Но без перемен будет грустно. Я не хочу больше ничего терять... Хреново, но, похоже, пора двигаться вперёд. Я не хотел оглядываться, но, видимо, придётся бросить взгляд назад и поразмыслить над своим прошлым, чтобы достичь мира, в котором никто ничего не будет терять. Того, что не заставит плакать ту девочку или Кифар... где Тайл, Тони, Файла не умрут... где Сиону не придётся делать трудный выбор...

Мира, где все смогут улыбаться и спать, когда им того захочется.

Райнер Лют»