Том 2    
Глава 3. Меланхолия Его Величества


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
vergil lucifer
5 мес.
К слову название тома скорее "Судьбоносное тесное сотрудничество" или как-то вокруг этого обрыграть можно.
二人三脚 - не только "Бег парами", но и образное выражение о каком-то тесном сотрудничестве.
ricco88
5 мес.
Спасибо.

Глава 3. Меланхолия Его Величества

Большой у Тоале дом. И комнаты в этом доме, пожалуй, слишком просторные. Благо, здесь у Райнера есть и кровать, и письменный стол, и свободное место для целой библиотеки. Грех не воспользоваться!

Так что спальня, отведенная Райнеру, здорово напоминала лабиринт. Книжными стопками было заставлено все от стены до двери, и высотой эти стопки были ему по пояс.

Но зато здесь никто ему не мешал. Удивительно, но лентяй честно корпел над исследованием.

— А вот эта легенда... Да уж, ну и бред. Она же вовсе и не нельфийская, если не ошибаюсь... — бормотал Райнер, листая одну книгу за другой.

Как вдруг в коридоре, с той стороны двери, послышались детские голоса:

— Дядя Райнер, идемте ужинать! Скорее, не то все остынет!

— Похоже, что она создана по мотивам этого мифа... — тот будто не слышал. — И это значит...

— Эй, дядя Райнер! — не унимались дети.

— Ну, как хотите, нам же больше достанется!

— Правда? Правда?

Подумать только: в этом доме растет целых пятнадцать ртов! Старшему из детей, Тоале, сравнялось девятнадцать лет, тогда как самому младшему — всего год. Бывает же, чтобы мужчина стольких смог наплодить...

Райнер сперва чуть не одурел от шума, стоявшего в этих стенах. В таких условиях работа продвигалась туго. Однако, на четвертый день пребывания здесь Лют попривык и абстрагировался от воплей.

— Вы слышали, дядя Райнер? Время ужинать! Ужинать!

— ...Хм-м-м, а ведь здешние верования распространяются и на эту область... Выходит, нет смысла топать туда, чтобы удостовериться...

— Я рассержусь на вас! Братец Тоале сказал, что придет ночная жуть и заберет тех, кто пропустит ужин! Вот так и знайте!

— Верно! Точно!

Потихоньку голоса удалились и смолкли. Райнер поднял темноволосую голову и вздохнул:

— Да если я выйду, от вас же потом не отделаешься...

В самый первый день вся эта орава взяла Райнера за грудки и заставила играть с ними в прятки и в охотников за привидениями. А потом еще и Феррис надавала по шеям и усадила за работу, и маг был вынужден задвинуть куда подальше мечты об отдыхе. Тем более что ребятишки все настойчивей требовали внимания...

Доведенный до ручки Райнер в конечном итоге просто спрятался ото всех. К счастью, Тоале предупредил детей, чтобы они не совались в комнату гостя. И дети послушались. Для младших Тоале был абсолютным авторитетом. Он заменил им отца, учил их, воспитывал, но самое главное — был им другом.

Райнера они так не восприняли. Райнер был просто забавный дядя, с которым можно играть.

— Э-эх... Думаю, нужно вернуться к работе, — Лют снова уставился в книгу, написанную, в отличие от других, на древнем языке.

Но тут приотворилось окно. Колыхнулись шторы, словно подул легкий ветерок. А уже через миг окно было снова плотно закрыто, и все успокоилось.

Кто другой бы и не заметил... но Райнер отвлекся от чтения и медленно повернул голову. Он всем телом напрягся, ощущая чье-то присутствие.

«Ах, ну какого... Кого еще принесло?»

Незваный гость затаился. Он проник сюда без единого звука... вряд ли простой воришка.

«Профессионал. Должно быть, наемный убийца. Должно быть, пришел за мной. Должно быть, надо что-то делать...»

— Ума не приложу, кому я мог насолить... Да ну к черту, — фыркнул Лют, возвращаясь к чтению.

— Не делай вид, что меня здесь нет! — послышался чей-то звонкий голос. Похоже, что он принадлежал маленькой девочке, но Райнер не спешил отмести свои подозрения. Во времена Специального научного комплекса Роланда #307 к службе годились все — и дети, и взрослые. Они наравне участвовали в боях и проворачивали заказные убийства.

Райнер понимал, как нелегко бороться с невидимкой-врагом. Впрочем, он только выглядел рохлей: в триста седьмом Специальном научном комплексе его готовили ко всему.

Дрогнул воздух — Лют почувствовал это кожей. Он понял, что враг перешел в наступление. Резко развернувшись, он приготовился встретить удар...

— Чт!

Он опешил: в воздух, отвлекая его внимание, взлетела одна из книг, но самого противника нигде не было — тот прекрасно маскировался.

— Черт возьми! — Райнер цокнул языком: его обманули! В тот же миг сильный удар подоспел, откуда не ждали, и Лют насилу смог увернуться. С воплем он отбил книгу в сторону неприятеля, но, конечно же, промахнулся.

Наконец, Райнер встретился с ним глазами и пришел в ужас: это и в самом деле ребенок! Наделенный, к тому же, вовсе недетской силой. Наверняка, этой белокурой девчушке было не больше восьми, но она, словно мячик, отскакивала от потолка, от стен, снова и снова бросаясь в атаку.

В этом платье с рюшами и оборками да с малиновым рюкзачком за плечами она была чрезвычайно мила. Даже в столь нежном возрасте — слишком мила. Что же будет, когда она вырастет?

— Вот так...

Райнер вдруг осознал, что на язык так и просится слово «куколка». Сразу вспомнился кто-то до боли знакомый...

Как бы там ни было, все вопросы стоило приберечь на потом, ведь в руках у малышки очутился нож.

— Готовься к смерти, злой оборотень! — завопила она. — Братец Сион сказал, что это ты похитил мою сестру! Что ты с ней сделал?! Ух, я тебе задам!

— Ты чего?! Какой оборотень? Какой Сион? Какую сестру? Спокойно, спокойно!..

Но девочка наступала, лихо размахивая ножом; избежать сотен дырок Райнеру удавалось лишь за счет отчаянной прыти.

— Тебя не так-то легко достать, верно? — оскалилась маленькая убийца.

Дверь отворилась как нельзя кстати.

— О, Ирис. Это ты. Что ты здесь делаешь? — раздалось с порога. Равнодушно глаза красавицы обозрели драку.

Маленькая нахалка по имени Ирис так и взвилась с радостным воплем «сестре-е-е-енка-а-а!» Толчком от стены придав себе ускорение, она метнулась навстречу вошедшей в комнату Феррис, желая ее... затискать?

Одной рукой (так как в другой было блюдо, полное снеди) Феррис уперлась девчонке в лоб, чтобы не дать подойти ближе.

— Сестренка! Сестренка! — ластилась Ирис к ее ладони.

С видом барана Райнер таращился на семейную сцену, не зная, что и думать.

— "Сестренка"? Феррис! Так это твоё?

Феррис кивнула:

— Ну да. Прелесть, не правда ли? Вся в меня.

— Тут я, конечно, не спорю...

«Сразу видно, вредность — это у вас семейное!» — подмывало его добавить на свой страх и риск.

— Как поживает твое исследование? Вот, Тоале просил принести тебе ужин.

— Ты сначала ответь, что здесь забыла твоя сестра! Мала еще странствовать в одиночку!.. — тут Райнер вспомнил ее "упражнения" с ножиком. — А может, и нет... Но все-таки, что ей нужно?

— А ведь верно. Ирис, зачем ты здесь? — спросила она малышку, которая так и льнула к ней.

Ирис просияла:

— Я пришла спасти сестренку! Я обошла все данго-магазины, но нигде тебя не нашла! Куда делась сестренка, почему она ничего не сказала Ирис? Я так плакала! Но потом приехал братец Сион и сказал, что сестренку похитил дикий зверь! Что он хочет, чтобы она показала, где готовят самое вкусное данго! А еще братец Сион сказал, что Ирис теперь... как его... королевский гонец! Молодец гонец? Молодец?

Ирис могла заболтать любого, но суть ее слов Райнер кое-как уловил: получается, эта девочка будет связным между напарниками и Сионом... Это уже что-то.

— Хм. Совсем неплохо, Ирис, — Феррис коснулась ее волос, — но ты кое-что забыла.

— А вот и не забыла! — девчонка надулась от гордости. — Вот, специальные наборы данго «Винетт»! Везла для тебя из самого Роланда!

С этими словами Ирис полезла в свой рюкзачок. Одну за другой она вытащила пять упаковок данго и, наконец, вывернула рюкзак целиком. Кроме данго, ничего в нем не было.

Люту стало дико интересно, как это девочка добралась сюда без всяких необходимых в дороге вещей... То, что сам он и Феррис путешествуют налегке, маг как-то не учел.

— "Пятерка", — одобрила Феррис, увидев данго.

— УРА! — запрыгала Ирис. — Я получила "пятерку"! Я молодец? Молодец? А-ха-ха-ха!♪

Она радостно улыбнулась Райнеру, мигом став такой непохожей на льдышку Феррис...

Внезапно девчонка опомнилась:

— О нет! Сестричка ведь говорила, что я не должна разговаривать с монстрами, потому что они могут сделать со мной... детей!

— Чего-чего?.. — попятился Райнер.

— Хм. Хорошо, что ты вспомнила, Ирис, — Феррис специально оторвалась от данго, чтобы всадить в Райнера "шпильку". — Этот юноша с виду прост, но знай, что каждую ночь он превращается в монстра и нападает на женщин!

— Пре-превращается?! — испугалась Ирис. — Только не это... Неужели и ты, сестрица...

Феррис живо изобразила стыдливый румянец и измученный взгляд:

— Увы, Ирис... Но я уже... говорила с ним... с этим извергом...

— Не-е-е-е-е-ет!!

— Слушайте, вы! — нахмурился Райнер. — Да если б дети рождались из-за такой фигни — миру был бы п...

Но договорить он не успел.

— Ненавижу тебя! — Ирис врезала ему с такой силой, что глаза его чуть не выкатились из орбит.

Вой несчастного слышали во всем доме.

•••

Ирис ни на секунду не оставляла сестру одну, поэтому пить чай и есть данго сели все вместе — Райнер, Феррис и Ирис.

— Ну, а теперь — рассказывайте! — бодро взвизгнула девочка, вынимая блокнот. — Я должна все-все-все передать братцу Сиону! Так что давайте!

Маг завздыхал. Мечница мирно приканчивала бог-его-знает-какую-по-счету порцию данго.

— Давайте-давайте!

— Вот ведь Сион... Почему я должен сидеть с этими полоумными... АЙ! Я хотел сказать, очень умными, милыми сестрами! Я вами очарован! Слышала? Не надо тыкать в меня этой... зубочисткой! Пощади слабака, умоляю... Э-эх... — Райнер совсем приуныл. — Ладно. Дела обстоят таким образом: мы получили доступ в королевскую библиотеку Нельфы, чтобы исследовать местный фольклор. Честно сказать, результатов пока нет... Ты записываешь?

Поняла Ирис или нет, но она послушно склонилась над блокнотом, бормоча что-то там про фольклор.

Райнер ждал, пока она все запишет.

Ирис писала.

Райнер все ждал, а Ирис все писала и писала.

Наконец, он не выдержал и полез в ее блокнот:

— Ну, чего так долго? Все же просто!

Но вместо заметок он увидел там жутковатого вида рисунок.

— ТЫ ЧТО, СОВСЕМ МЕНЯ НЕ СЛУШАЛА?!

— Слушала! У меня все здесь! — взглянув на него, всполошилась девочка.

— Маленькая врушка!

— Я не вру! Это правда! — спорила Ирис, продолжая рисовать.

— Ну и ладно, — тряхнул головой Райнер, — я пошел читать дальше. Чур, меня не отвлекать! Времени вчитываться не осталось, а результата — ноль.

С этими словами он взял со стола и раскрыл нельфийскую книгу; Ирис надулась, сжала кулаки:

— Ирис все еще здесь!

— А-А-А-А-А!!

И вновь грянул крик, полный боли... (На сегодня, увы, не последний.)

Скоро сдавшись, Райнер покорно рассказывал Ирис обо всем, что они видели в Нельфе. Некоторые вещи требовали разъяснений, так как Сион не только возложил на напарников миссию поиска Реликвий героев, но и велел разнюхать, что и как делается за рубежом, и потом отчитаться по всей программе.

Так что Райнер сидел и вещал, а девочка в красках шифровала сведения.

— ...а все потому, — объяснял Райнер, — что сейчас мы живем у Тоале, который доводится сыном нельфийскому принцу. Хороший он парень, этот Тоале. Может в любую минуту затеять переворот — сердце у него за народ болит. Этим он напоминает Сиона... Впрочем, в столице все вроде спокойно, люди живут неплохо, и в революции нет нужды. В последние годы Нельфа живет в ладу со своими соседями, благо нельфийский правитель совсем не дурак. Ну, а если правитель скончается, то престол перейдет к туповатому принцу... Мало уж точно никому не покажется. Многие здесь принца терпеть не могут... Поговаривают, что всех своих женщин он просто увез из родных краев, да еще обставил все так, чтобы их не искали... Не похоже, чтобы такой человек годился в правители, верно? Вот только он — единственный сын императора... и дворяне, конечно же, отдадут корону ему. Он-то им потакает, покрывает перед отцом. Но народу, как водится, подавай Тоале. Ходят слухи, что Тоале расследовал несколько случаев беззакония со стороны дворянства; он словно окно для престола в народ. Все ждут, что Тоале заступится, защитит их в нелегкий час. Но Тоале вовсе не задирает нос. Как я уже сказал, он похож на Сиона, только он добрый и совесть у него есть. Короче, Сион, ты ублюдок! Спихнул на меня двух вредных девчонок! Вот попадись мне — убью как есть!

Тут Райнер умолк. Ирис закончила свой рисунок и встрепенулась:

— Здорово! Вот теперь — идеально!

— Ну да, ну да, — вяло глянул на нее Райнер.

— Эй~! Зачем ты так?! Думаешь, я не справилась?

— Ты ведь просто... сидела и рисовала!

Ирис мигом подсунула ему свой блокнот:

— Вот спроси, что хочешь! Ирис все ответит на "пять"!

Райнер перелистнул блокнот и пригорюнился: на страничках красовались нарисованные собаки-кошки и еще какая-то живность, неузнаваемая и жуткая. Под двумя солнцами расстилалось море, и над его водами в воздухе мчался дом с красной крышей... О, а через страницу этот домишко взял да и врезался в первое из светил.

В ужасе Райнер схватился за голову: «Какой кошмар... Мир словно обезумел...»

— Спроси, спроси! — милая девочка пожирала его глазами. Лют был вынужден подчиниться.

— Тогда... вот это что? — нехотя указал он на оба солнца.

Ирис вытянула шею и защебетала с таким счастливым видом, будто описывала свой рисунок любимому папе:

— Большое солнце — это император, а то, что поменьше и потемнее — глупый принц! Красный домик — Тоале, а море — народ, то есть люди! Темное солнце обижает людей, но домик может разбить его на кусочки, только не станет этого делать, пока светит большое солнце! И переворота сейчас не будет!

Райнер так и сел. Его лица Ирис понять не сумела и поэтому засомневалась.

— Не... неправильно? — робко спросила она. — Ирис где-то ошиблась?

— Наоборот, — Лют покачал головой, — все отлично. Даже не верится...

— Правда?! — расцвела Ирис. — Вот здорово! Сестренка, сестренка! У меня получилось!

В эту минуту для Феррис имело значение только данго. Ирис бросилась к ней, сметая все на своем пути; здесь Феррис очнулась, сделала шаг в сторонку — и в нужный момент сцапала сестру за ногу, переворачивая вверх тормашками.

— Хм. Моя младшая сестра в своем репертуаре.

— Я люблю тебя больше всех! — Ирис, смешно болтаясь вниз головой, обхватила руками Феррис. Сестры выглядели чуднó.

— Безумный мир... — выдавил Райнер, больше не в силах смотреть на них.

— Эм... Райнер? — вдруг постучали в дверь. — Вы успели поужинать? На подходе десерт с чаем каркаде, попробуете?

Это был голос Тоале. Райнер и Феррис переглянулись.

— Так... Похоже, у нас проблемы, — шепотом намекнул он на Ирис. Та, хоть и выглядела невинным ребенком, все же была шпионкой роландского двора; если Тоале узнает...

— Пожалуй, ты прав, — согласно кивнула Феррис.

Швырк! Миг спустя Ирис уже летела прямо в распахнутое окно.

— Эйчтозачемсестренка-а-а-а! — взвыла девочка, исчезая из виду.

Райнер оцепенел: эта фурия выбросила ребенка с третьего этажа! Да уж, приземление будет болезненным...

У фурии, впрочем, все было под контролем. Вслед за Ирис отправился и ее блокнот, отнятый у напарника. Уничтожив улики, Феррис спокойно ответила:

— Это ты, Тоале? Я сейчас его приведу.

— Хорошо, будем ждать вас внизу.

И Тоале ушел. Феррис выдохнула.

Повернулась к Райнеру:

— Хм. Мы едва не попались.

Маг опасливо глянул в окно.

— Как же страшно, оказывается, жить с тобой под одной крышей...

— Еще как страшно, — Феррис кивнула. — Когда в доме прекрасная дева, всяких насильников, вроде тебя, нужно держать подальше.

У Райнера не осталось сил даже на то, чтобы огрызнуться.

Ирис как ни в чем не бывало сидела в столовой и наслаждалась десертом вместе с другими детьми. Увидев сестру и Райнера, спускающихся по лестнице, девочка помахала им и бесхитростно улыбнулась.

— Это не... Ох, да ну вас, — и маг уныло махнул рукой ей в ответ.

•••

В комнату, разгоняя мрак, лился лунный свет. Сион лежал на кровати и прямо чувствовал, что зря тратит время.

Прежде чем подойти к своему окну, он сменил королевское платье на обычный костюм, и теперь любовался панорамой столицы. Дворец строили на холме, весь Рейлуд был отсюда как на ладони. На улицах притушили огни, но, несмотря на позднюю ночь, Сион мог отчетливо видеть каждый проулок. Бедный квартал соседствовал с усадьбами знатных родов, фермеры населяли окраины, торговцы — самый центр города. Тут и там виднелись дома простых горожан.

Это была их родина — Сиона и его матери.

Мама росла в самой обычной семье, жили они небогато. Она полюбила такого же обычного человека и вышла за него замуж.

Но в тот день, когда ее, двадцатилетнюю, повстречал король Роланда, жизнь круто переменилась. Так, человек, который был ей любимым мужем, не был Сиону отцом. Это выпало королю.

Однажды мальчик спросил свою мать: винит ли она его, Сиона? Ненавидит ли?

— Ты — Божий дар, сын мой, — возразила та, — как я могу тебя ненавидеть? Я очень счастлива, ведь у меня есть ты, Сион. Мое дорогое дитя... Не сомневайся.

Легкий поцелуй в лоб, нежная улыбка... Она как могла скрывала от сына горе. Ее продолжали изводить при дворе, но она повторяла снова и снова: «Счастлива... счастлива, что ты есть».

...Сион глубоко втянул носом свежий воздух. Отодвинув портьеру, он высунул голову из окна и взглянул на дворянский квартал. Дворяне... люди высшего сорта...

— Чушь, — прошептал Сион. Его мать жила в самой грязной лачуге... но сама была чище всех.

«Чище даже меня, — Сион улыбнулся, — куда больше меня... Хорошо, что она не увидела, кем я стал... Не узнала Люсиля Эрис, Фроаде... Что бы она сказала? Гордилась бы мной по-прежнему? Улыбалась бы? А несчастный Фиоле — он бы гордился? А Райнер и Кифар? А Тайл, Тони и Файла?..»

Вспоминая одно за другим имена, он все смотрел на ночную столицу. Но вскоре пожал плечами:

— Что-то я чересчур размяк... Вот что значит — перетрудился. Представляю, как разозлится Фиоле, — и он рассмеялся.

Он еще подышал и решил захлопнуть раму, как вдруг что-то крупное спрыгнуло на него сверху. От неожиданности Сион заорал и едва не вывалился в окно, но вовремя отскочил:

— Врешь, не возьмешь!

Мощным рывком ему удалось сбросить ЭТО со своей спины прямо на кровать. ЭТО легко кувыркнулось в воздухе, приземлилось на одеяло и вскинуло обе руки:

— Ку-ку, вот и Ирис!

И в самом деле: это была Ирис Эрис, его маленькая разведчица.

— Ну что, ну что? Испугался? Испугался же? Мы так давно не виделись! Ты же рад? — прощебетала она.

Судорожно дыша, Сион пробовал загнать сердце обратно в грудную клетку — так и умереть можно.

— Рад. Быстро ты! — заулыбался он. — Навестила Райнера с Феррис?

— Ага! Совсем недавно! Тоале здорово делает сладкое! Я ела наперегонки с Ибелем и другими детьми — я победила!

К ее быстрой и путаной речи Астал уже привык.

— В самом деле? — дружелюбно ответил он. — Должно быть, вам было весело. Так что там Райнер?

— Дикий зверь сказал... э... ну... Ой, я все записала! Вот, — Ирис достала из рюкзачка блокнот, — здесь все написано.

Сион взял у нее блокнот, раскрыл... и мозги у него скрутило. Наконец, совладав с собой, Сион стал расспрашивать девочку: что же здесь написано, верней, нарисовано? Улыбка приклеилась к губам намертво.

Ирис радостно расшифровала.

— ...а вот этот ленивый кот — это Райнер, а умный-преумный лис — это братец Сион! Кот ужасно сердится, он сказал, что когда-нибудь убьет лиса! Так и было!

На объяснения ушло больше часа. Но Ирис все-таки рассказала и о Нельфе, так что Сион был доволен.

— Ах-ха-ха! Значит, Райнер зол на меня? Забавно. Не зря я отправил с ним Феррис: Райнер любит расслабиться, а мне нужно, чтобы он работал. Однако... не ожидал, что они в столице...

Вот так совпадение... Или... Он погрузился в раздумья.

Ирис прыгала на кровати и искала в его покоях, во что можно играть. Сион посмотрел на нее. Прищурился...

•••

На следующий день двадцать помощников Сиона Астала, в том числе Клаус и Калне, собрались за круглым столом. Пришли также несколько верных Сиону дворян.

— ...Это очень несвоевременно, Сион... ох, пардон, Ваше Величество, — поднялся Калне. — Уверен, все это — игра, затеянная оппозицией!

Встал и морщинистый щеголеватый мужчина лет сорока:

— Согласен. Я тоже считаю, что с визитом в империю Нельфу лучше подождать.

Это был граф Нубель, давний сподвижник Астала из числа знати, и он говорил весомо. Авторитет его был невелик, но в революцию многие дворяне, вдохновившись его примером, последовали за Сионом. Нубель лично отобрал верных людей. И сейчас все собравшиеся живо обсуждали поступившее от влиятельных людей Роланда (их не было в этом зале) предложение: якобы новый король империи Роланд, Сион Астал, должен нанести визит императору Нельфы. «Господин Астал, вас возвел на престол нашей славной империи блестящий военный ход, — почтительно обратился к нему герцог Стеарид. — Но для других стран вы явились полнейшей неожиданностью, и они отдалились от нас. Мы должны показать им, что Роланд настроен мирно. Показать им вас, если это возможно... Мы считаем, что вам следует лично посетить империю Нельфу. Как вы это находите?» — и герцог преклонил колено.

Сион пообещал рассмотреть это предложение. По дворцу загуляли слухи, что король Роланда уже пакует вещи. Кто-то хвалил короля за самоотверженность, кто-то твердил, что главное — укрепить государственные позиции...

— В жизни не слышал ничего нелепее, — продолжал граф Нубель. — Чтобы правитель вот так, не заботясь о собственной безопасности, ездил в гости... Как же! Оттого, что вы умрете, вас не станут сильнее уважать. И похоже, что слухи подогревает альянс Стеарида... Имейте это в виду, Ваше Величество.

Присутствующая свита закивала в знак согласия.

— Все высказались против, — Клаус вскинул глаза на Сиона, — мы знаем, что это ловушка, идти в нее смысла нет. Плюнь уже.

Граф Нубель опешил:

— Генерал-майор, я прошу вас держаться в рамках приличий! Пускай вы с Его Величеством тесно общались в прошлом, но сейчас он — наш король. Люди могут неправильно...

— А-аргх, да понял я! Виноват! Надо же, какой зануда. Ладно-ладно, извиняюсь, Наше Королевское Величество.

Сион, усмехнувшись, втайне похлопал невоспитанного Клауса по спине. Пожимая плечами, Клаус приободрился и успокоился.

Нубель удовлетворенно кивнул.

— Так как мы поступим, Ваше Величество? Все мы единодушны в том, что вам следует отказаться от поездки...

Все взоры обратились к Сиону; тот открыл было рот... Но тут раздался вкрадчивый мужской голос:

— Вы должны отправиться в Нельфу, мой лорд.

Взоры переметнулись к дальнему краю стола. Голос принадлежал Фроаде. Казалось, даже воздух вокруг него потемнел. Он обвел ледяными глазами собравшихся.

— О чем это вы, полковник Фроаде? — возмутился Нубель.

— Поясню: глупые дворяне расставили вам глупую ловушку. Разумнее всего будет угодить в нее... Ох, прошу прощения у присутствующей знати.

Клаус, Калне, а вместе с ними и другие представители военной касты прямо-таки озадачились. Дворяне рассвирепели:

— Мерзавец! Какое вы имеете право нас оскорблять?!

— Мы все должны быть сообща, так что подбирайте выражения!

— А разве сами вы не из благородных? — поддел его Нубель.

Фроаде встал, не меняясь в лице:

— С моей стороны это было грубостью. Вероятно, мне не следовало так говорить. — Он опустил голову и вскоре вновь взглянул на них: — Тем не менее, я надеюсь, что мы с вами придем к взаимопониманию. В большинстве своем наша славная аристократия — это алчные себялюбы. Есть и те, кто печется о Роланде, но их слишком мало... Вы согласны, Ваше Величество?

Сион мог только кивнуть с натянутой улыбкой. Кое-кто из дворян смутился; некоторые приосанились.

Полковник заметил это и продолжил:

— Во всяком случае, Его Величество Астал правит не так давно, и поэтому мы не должны дать им повод заподозрить его в трусости. У вас есть шанс показать дворянам, чего вы стоите. Если мы правильно воспользуемся ситуацией, то сможем прижать всю оппозицию. В том числе и герцога Стеарида с его презрительным отношением к действующей власти. Страна будет целиком принадлежать вам.

Выслушав его, аристократы изменили мнение: «Недурно, — перешептывались они, — над этим стоит поразмыслить...»

Имя герцога Стеарида, главенствующего над оппозицией, Фроаде упомянул неспроста. Он хитроумно льстил, провоцировал и в итоге вынудил собравшихся принять его сторону.

Но вдруг заговорил Клаус, с отвращением глядя на Фроаде:

— Ха-а-ах, пустая болтовня. И что потом? Что, если Сиона убьют в Нельфе? Тогда всему конец!

На этот раз Фроаде в долгу не остался:

— Генерал-майор Клаус, вы задумывались, почему оппозиция так настойчиво склоняет короля уехать?

— То есть? Разве не затем, чтобы убить его?

— Именно. Но к чему им действовать за пределами страны? В оппозиции состоят самые влиятельные люди Роланда, здесь им ничто бы не мешало осуществить свой замысел.

— Здесь им угрожает тот самый клан фехтовальщиков. Дом Эрис защитит короля в случае необходимости.

— Дом Эрис, один из древнейших роландских родов... Его члены всегда рядом, и поэтому кровь потомков Роланда не иссыхает. Под защитой Эрис королю ничто не угрожает в случае вторжения или революции... Другое дело, если вдруг Его Величество исчезнет из страны, и власть захватят другие ветви королевской родословной... Но оставим это в стороне и представим: если в Роланде Его Величество под круглосуточной защитой, то что бы вы сделали, будь вы на их месте?

Клауса начинали раздражать его намеки.

— Что вы пытаетесь сказать? Что Сиона переправят в Нельфу и там прикончат, только и всего?

— Что ж, тогда отвечу я, — сказал Фроаде. — Если вы планируете покушение в чужой стране, то как именно оно произойдет? В Нельфе у вас не будет ни ваших людей, ни права на ошибку. Власть может отойти сподвижникам Его Величества... У вас всего одна попытка. Что вам остается?

И тут до Клауса наконец дошло. Он обернулся к королю.

— Все верно, — произнес Сион. — Судя по всему, знать Нельфы вступила в сговор с нашей оппозицией.

— Да как это возможно? — вскричали все. — Герцог Стеарид... переметнулся на их сторону? Какой позор! Его Величеству никак нельзя поехать!

— Я спрашиваю всех, — прогремел Фроаде, — вы хотите оставить его измену безнаказанной?! Вот что называется позором! Мы должны вытравить ростки предательства, и чем скорее мы это сделаем — тем лучше!

— Н-но!..

— Даже если Его Величество отправится в Нельфу, он не пострадает, — прервал их Фроаде. — Он не из тех, кто легко сдается.

— Почему вы так уверены?! Негодяй... Тебя подослала оппозиция?!

Фроаде уставился на них холодными глазами.

— Исключено. Впрочем, вы имеете право сомневаться, но я готов доказать свою невиновность. С Его Величеством поеду я. Эта поездка будет свидетельствовать о моей верности престолу. А что же вы? Это более чем опасное предприятие. Кто из вас готов рискнуть собой, чтобы защитить Его Величество?

Союзники неловко переглядывались, но не отвечали.

— Я, — Нубель поднял голову. — Я готов.

Он встал, и вместе с ним встали все остальные, демонстративно объединившись против Фроаде. Тот лишь улыбнулся.

— Эй-эй, — вмешался Клаус, — вы все идете у него на поводу. Скажи-ка мне, Фроаде, но что, если наемным убийцей окажешься ты?

— Тогда, генерал-майор, вам потребуется всего-навсего убить меня. Вы же телохранитель короля. Или сами вы с этим не справитесь? — подначивал его Фроаде.

— И не мечтай, уж я не попадусь на твою удочку, — неожиданно ответил Клом. — Терпеть не могу, когда меня пробуют взять на «слабо». Имей в виду: будь у меня повод подозревать тебя, ты бы умер здесь и сейчас.

В тот же момент красные глаза Клауса замерцали. Он плавно поднял руку, стиснув с силой пальцы.

— Да это же Багровая Рука, — холодно отметил Миран Фроаде, — на ней — кровь многих благородных, павших в революцию...

— Ты слишком много болтаешь, — рыкнул Клаус. — Советую заткнуться, если не хочешь быть следующим.

— Вами нелегко манипулировать, генерал-майор. Не ожидал от вас, — признался полковник. — Вы не ведетесь на мои слова, вы угрожаете, вы вынуждаете меня раскрыть мой настоящий облик... Не зря вы — правая рука Его Величества, не так ли?

Столкнувшись с таким ледяным спокойствием, Клом угас и опустил ладонь.

— Тц, гаденыш... Все насквозь видит, чтоб его... Так нечестно. Признайся, что струхнул.

— Ну почему же? Я не утаиваю в темноте секретов, и мне нечего бояться.

— По глазам вижу, брешешь!

— ...

— И не вздумай меня игнорировать!

Но Фроаде уже смотрел на Сиона:

— Выбор за вами, Ваше Величество. Я все сказал.

— Хм, — Сион огляделся: все смотрели на него. — Я поеду в Нельфу. Со мной отправится только Фроаде.

Союзники повскакивали с мест.

— Вы шутите?! Это слишком опасно! Подумайте хорошенько!

— Вы зря доверяете этому человеку! Вы берете его?!

— Эй, Сион, — встрял Клаус, — тебе не кажется, что это глупо? Возьми хотя бы меня и Калне на всякий случай!

Но Сион покачал головой:

— Если это западня, нельзя, чтобы все вы в ней оказались. Мы с Фроаде готовы пойти на риск. И потом, в мое отсутствие кто-то должен присмотреть за роландской знатью.

— И все-таки это очень опасно. Тебе понадобятся верные люди.

— Отнюдь, — улыбнулся король, — достаточно и Фроаде. Уж не знаю, что именно замышляет нельфийская знать, но в Нельфе найдется пара занятных личностей, которым я доверяю. Хотя моя просьба им вряд ли понравится, — и он усмехнулся.

— Занятные личности, говоришь? — Клаус, кажется, заинтересовался.

— Ты не помнишь? Ведь я рассказывал, — тихо прошептал Сион. — Человек, который уничтожил пятьдесят эстабульских магов-рыцарей...

— Что... Этот? Носитель Альфа Стигмы?

Но король ему не ответил.

— Решено, — он обвел глазами зал, — я еду в империю Нельфу. Прошу вас заняться приготовлениями.

Перечить его приказу никто не осмелился. Поднявшись из-за стола, придворные хором сказали: «Есть!» — и Сион отпустил их.