Том 2    
Глава 5. Таящийся во тьме


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
vergil lucifer
5 мес.
К слову название тома скорее "Судьбоносное тесное сотрудничество" или как-то вокруг этого обрыграть можно.
二人三脚 - не только "Бег парами", но и образное выражение о каком-то тесном сотрудничестве.
ricco88
5 мес.
Спасибо.

Глава 5. Таящийся во тьме

Дом Тоале окутывала сонная тишина. Возвращаясь через окно, Райнер озирался, будто юный сорванец, который после ночной прогулки рискует нарваться на злого отца.

— Прямо с ног валюсь... Интересно, который час? — ворчал маг. — Однако, скоро начнет светать. Чувствую, утром дети Тоале меня доконают... Если, конечно, я не помру с голодухи еще до этого.

— Хм. — Вслед за ним в окне показалась Феррис. — У меня еще осталось данго. Может, успеем доесть, пока луну еще видно?

— Почему бы и нет? Кстати, от данго бывает расстройство желудка? Боязно мне за него.

— Ну и зря. Данго вообще безвредное.

— А если честно?

— У меня, насколько я помню, ни разу не было.

— И знаешь, почему? Потому что ты монстр.

— А всяких маньяков я и не спрашивала.

— Ладно, твоя взяла.

Пока шел разговор, Феррис достала данго, а Райнер подтащил к окну пару стульев. Отсюда открывался чудесный вид. Приступив к еде, напарники все же умолкли — только челюсти заработали.

Вдвоем было спокойно. С сонным видом Райнер взглянул на небо:

— Луна... Вот смотрю я на нее и вспоминаю точно такую же в Роланде — и совсем не чувствую разницы. Выходит, что луна светит всем одинаково... Звучит странно, я знаю.

Феррис замерла с данго в руке и пристальнее всмотрелась в ночное светило.

— Хм, и правда, такая же. Тоже круглая.

— И это все, что ты можешь сказать, глядя на это чудо?.. Но ведь есть же у тебя сердце... Неужто в тебе нет ни капли романтики?

— Поясни.

— А? Ну-у-у, знаешь... Как бы так объяснить, чтоб тебя проняло... Вот послушай-ка это: золотая луна озаряет... озаряет... Так, все, я сдаюсь. Вот поэтому у меня и нет девушки. — Но вдруг на его лице появилась грустная улыбка: — По правде сказать, ее никогда и не было...

И Райнер прикрыл ладонью свои глаза. То, что в них было, могло ужаснуть любого. «Мне известно, что я опасен. И не мне называть Феррис монстром. Вот почему я сторонюсь людей, даже родных и близких... Я так боюсь ранить их... или даже убить ненароком...»

Вздыхая, он покосился на мечницу. Та продолжала есть.

Сион говорил, что Райнер и Альфа Стигма будут ему полезны. Кифар твердила, что Райнер — совсем не чудовище. А что же Феррис? Скорее всего, она знает; не мог же Сион промолчать? Но ведь... сидит с ним рядом и не боится.

— Меня это не удивляет, — тем временем отвечала Феррис. — Нужно учить тебя самоконтролю, не то так и будешь бегать за каждой юбкой. И тогда не видать тебе райских кущ.

Странные люди пошли. Вместо того чтобы бежать от демона, сидящего внутри Райнера, они бесстрашно пробуют завладеть его сердцем. Странное чувство — но до чего замечательное... Оно не давало Люту погрязнуть в собственных страхах. Ведь больше всего он боялся, что когда-нибудь не сумеет остановиться и тогда пострадает близкий ему человек.

В прошлом он натворил немало такого, о чем до сих пор жалел. Он вспоминал ту девочку: вот бы понять, как же ему удалось пересилить себя и не делать ей зла... Ну, а сейчас удастся?

Феррис заметила, что напарник не сводит с нее взгляда.

— ...Я уже говорил, что ты ненормальная?

— Что ты сказал?

Глаза Эрис были красивы и очень холодны... Райнер позволил себе заглянуть в них.

— Забудь, — просто ответил он.

В комнате было очень тихо. Луна все ниже и ниже сползала по небосводу.

Райнер вслушивался в легкое дыхание Феррис; им овладело еще более странное чувство. Будто бы он... будто ему...

— Феррис. — Райнер вскочил со стула, вмиг посерьезнев.

— Да, — был ответ, — я тоже их засекла. Мы не одни, — она поднялась и потянулась к отставленному мечу.

— Похоже. Но что за черт? Все мои чувства просто кричат об опасности. Будто внизу целый отряд убийц! Может, пришли мстить за своих?

— Думаешь, те неудачники?

— Нет, уже нет, — он улыбнулся криво, — эти будут покруче. У них аура... зверская.

И он был прав: что-то жуткое приближалось к дому Тоале. Что-то нечеловеческое. Райнер даже попятился от окна:

— Что будем делать?

— Враг обнаружил нас раньше, чем мы его, — Феррис смотрела мимо напарника, — так что бежать бессмысленно.

— Если будем сражаться, то явно не в доме, иначе детей разбудим... Может быть, прогуляемся?

Мечница только хмыкнула, полезая за ним в окно.

•••

Зеленый сквер находился достаточно далеко от дома Тоале. Даже днем здесь бывало немноголюдно, а уж ночью, когда все кругом, несмотря на сияющую луну, утопает во мраке... И все же сегодня здесь кто-то был. Высокий мужчина в черном камзоле, на вид весьма угрожающий, почти что сливался с ночной темнотой. Черными были и длинные волосы. И только глаза, обращенные к дому, мерцали ледяной синевой.

— Эй, ты туда не смотри. Сюда смотри, — окликнул Райнер этого человека.

Незнакомец уставился на вновь прибывших напарников.

— Оу. Я поражен, что вам удалось меня обнаружить. Неужто подстерегали меня?

— Да нет, — Райнер пожал плечами. — Полагаю, не только мы успели заметить, что от тебя за версту разит неприятностями.

— Не соглашусь, — усмехнулся тот. — Даже тех немногих людей, способных почувствовать исходящую от меня угрозу, парализует страх. Но вы двое... явно намного крепче, чем кажется. Похоже, что я ошибся в вас... — и он перевел взгляд на Райнера, — лорд Тоале Нельфийский.

— Чего? — вздрогнул маг.

— Странно, однако... — впал мужчина в задумчивость. — В досье на вас сказано, что Тоале Нельфийский умен, общителен... Но мне не докладывали, что вы еще и умелый воин.

— Минутку... Ты это мне?

«Да что он несет?» Райнер явно замешкался, но Феррис сделала шаг вперед:

— Так значит, вот почему вы здесь.

Должно быть, их зловещему гостю срочно понадобился Тоале. Хорошая новость: Райнера с Феррис его дела не касались. Плохая новость: гость был в святой уверенности, что Райнер — это и есть Тоале. Вот и что прикажете делать?

— Чувствую, встряли по самое некуда... — пробормотал Райнер себе под нос.

— Осталось узнать, — спокойно продолжила Феррис, — кто вы такой.

— Где же мои манеры? — человек склонил голову, впрочем, не выпуская обоих из виду. — Меня зовут Миран Фроаде. Прошу прощения за визит в столь позднее время.

— Свои извинения оставьте при себе. Все, что вы можете сделать — это уйти, — девушка явно давала понять, что ему не рады.

Человек по имени Фроаде поднял глаза и улыбнулся:

— Всенепременно... после того, как закончу дело.

— И что же у вас за дело?

— В последние годы имя Тоале Нельфийского у всех на слуху. То, как легко он завоевывает сердца своих соотечественников, не может не удивлять. Нельфийцы считают, что именно вы должны стать следующим императором... И когда-нибудь вы им станете. Вы мудры и участливы, лорд Тоале. Это важные качества для монарха. Если корона достанется именно вам, Нельфу ждет славное будущее.

«Знает, что говорит, — подумал Райнер. — Тоале и впрямь обещает стать великим правителем».

Феррис фыркнула:

— Я устала ждать, пока вы доберетесь до сути.

— К чему тут спешка... — улыбка Фроаде была столь же темной, что и его глаза. — Однако, суть в следующем: нам не нужна такая проблема под боком, как сильное государство с устойчивой властью.

Внезапно рука Фроаде взметнулась вверх.

— Да будет...

— Что этот гад... Осторожно!

Райнер и Феррис едва успели отскочить: черная удушающая волна, исходящая от него, обдала их могильным холодом. Это было... убийственно.

— ...тьма, — молвил голос Фроаде в ночной тишине. И длинная тень у его ног вдруг начала разрастаться...

— Что за!.. — вырвалось у Люта в тот самый момент, когда из тени на него прыгнули черные твари. Да с такой скоростью прыгнули, что Райнеру не хватило совсем чуть-чуть, чтобы уйти от них.

«Это конец», — пронеслось в охваченной ужасом голове. Но что-то мелькнуло рядом... Дзынь!

Феррис, заслоняя его собой, парировала атаку своим мечом.

— Не стой столбом, если хочешь жить! — рявкнула она и отбросила врагов.

— ...Уж простите, что я такой тормоз, куда мне до вас! — огрызнулся Райнер, придя в себя. Затем он выглянул из-за ее плеча — и ужаснулся: тени, напавшие на него, страшно походили на оскаленных зверей. С их клыков на землю капала черная слюна — и сразу же растворялась бесследно; мощные лапы увенчивались острыми когтями. Удивительные создания: не то волки, не то медведи...

— Эй, Райнер, — услышал он голос напарницы, — что это за существа?

— А мне почем знать? Быть может... чары? Но я не видел, чтобы этот парень колдовал. Дай-ка гляну... — Тут юноша зажмурился, а когда его глаза, уже отмеченные алыми пентальфами, снова распахнулись, анализ начался. И вскоре Райнер буркнул: — Так и я думал. Это не обычная магия. Даже Альфа Стигма не может выделить структуру...

— В таком случае, откуда они взялись?

— Я же сказал: не знаю.

— Вот ты и доказал свою бесполезность.

— Что ты там вякнула?!

— Повторяю: вот ты и доказал свою бесполезность.

— Да уймись ты, мне и так не по себе!..

Затеяв спор, напарники тянули время. С врагом, подобным Мирану Фроаде, им еще не доводилось сталкиваться. Секунды не хватило его тварям, чтобы оттяпать Люту голову. В отличие от эстабульских магов-рыцарей, Фроаде нет нужды мучить жертву ради забавы. Им руководит исключительно холодный расчет. Он почти что недосягаем.

И еще раз: его твари едва не отгрызли Райнеру голову.

— Вот гад... — скрипнул зубами маг, вспомнив об этом.

Анализ с помощью Альфа Стигмы так ничего и не дал: в руках у Фроаде весьма необычная магия... и сильная. Откуда такая силища?

— Мне это не нравится, — шепнул Райнер мечнице. — Пока не узнаем, в чем его слабость, — к нему не подобраться. Я не хочу так рисковать...

И все же Фроаде выглядел удивленным:

— Должен сказать, впечатляюще. У вас великолепная реакция. Кто вас этому научил?

Вопрос повис в воздухе; Феррис произнесла:

— Может, лучше поговорим о твоих питомцах?

— О, вы про моих зверей? Это смерть, посланная за вами. И... — и тут Фроаде снова что-то зашептал.

— Неужто опять?..

Лют застонал: до неестественности огромная тень Фроаде изрыгнула не одного, а пятерых волчар. Их хищные морды уставились на напарников. Теперь Райнер знал, от кого исходила зловещая темная аура.

— Эй, Феррис... — парень нахмурился, — плохи наши дела. Сдается мне, что удрать от них не получится...

— Да уж, как видно, против такого врага у тебя нет шансов. И потом, их слишком много. Если честно, я не уверена, что поспею за нас обоих.

— Ты права... Так, ладно. Сейчас я что-нибудь придумаю... Да ё-моё... Почему у меня такое чувство, будто я кому-то что-то должен? Почему мне нельзя просто тупо вздремнуть без всей этой свистопляски? Почему мне нигде нет покоя?

Но вот он замолк, и его руки быстро вывели в воздухе светящуюся цепочку слов. Фроаде изменился в лице:

— Что? Не может быть. Тоале Нельфийский и эстабульская магия? — И он пристально взглянул на Райнера Люта: — Теперь ясно. Ты не лорд Тоале. Вы оба меня одурачили. Вы из его охраны, не так ли? Родом, я полагаю, из Эстабула?

Миран Фроаде беседовал с ними будто на светском рауте, а не на поле боя. Райнер не стал ему отвечать.

— Этим контрактом я призываю ЗВЕРЯ ЗЛА, что спит в земле! — он активировал заклинание. Теперь его тело ярко сияло магией ускорения. И тогда он резво, будто сам не свой, кинулся на Фроаде.

Теневые звери бросились наперерез... «Теперь вам меня не достать», — крикнул им Райнер и увернулся от острых зубов и когтей... и моментально начертил круг из чистого света.

Вот тут Фроаде перекосило:

— Чт... Магия Роланда?.. Да чтоб тебя...

— Призываю чистый огонь... — Райнер не дал ему договорить: — КУРЕНАИ!

Раздался взрыв, и огненные шары полетели в сторону врага. Опаленные жарким пламенем, темные звери исчезли, хотя и не все. «Да будет тьма!» — Фроаде успел выкинуть руки перед собой, и его собственная тень закрыла его от огня, словно щит.

— Не вышло, — цокнул Лют языком, когда тень, наконец, исчезла, явив хозяина целым и невредимым.

— Я в восторге, — с легкой улыбкой сказал Фроаде. — Тебе известна не только магия Эстабула, но и волшебство Роланда. Не знаю, кто вы такие... но вижу, что вы опасные личности. Будущий император Нельфы выбрал себе достойных защитников.

Мага и мечницу настораживал его невозмутимый вид. Должен же он понимать, что и десяток теневых тварей им нипочем? Райнер больше не уступает им в скорости; Феррис тем паче оставит его позади, если как следует поднажмет. И еще, в отличие от зверей, они опытны и умны.

Так почему же враг все еще ухмыляется?

— Тот факт, что Тоале Нельфийский собрал подобных людей... — добавил Фроаде, — лишь подтверждает, что его пора устранить.

— И не мечтай. А как же его братья и сестры? Их ты тоже убьешь? А вообще... мне бы и самому хотелось... Как же меня достали их утренние набеги...

— Вот жалость... Ты первым отправишься на тот свет. Но не волнуйся: скоро родные Тоале к тебе присоединятся, и вы сможете свести счеты.

— Как бы им не разминуться, — сообщила Феррис. — В аду, где для этого окаянного уже присмотрели котел, нет места детским невинным душам.

— А чего это сразу в аду? — возмутился Райнер.

— Ты удивлен? Думал, развратникам полагаются особые привилегии?

— Интересно, какие же?! И вообще, давай не сейчас. Так вот, — Райнер вновь обратился к Фроаде, — Тоале создал мне все условия для работы.

— Именно, — поддержала его Феррис, — а еще накормил, напоил и спать уложил. Мы не хотим лишиться таких удобств.

— Быть по сему, — и Фроаде закрыл глаза.

Мечнице предоставился шанс напасть, и она кинулась на врага. Но прежде чем Феррис успела разрубить Фроаде на части, огромная тень шевельнулась у его ног, выросла — и без труда остановила меч.

— Вот это... — Райнер почувствовал, как сердце уходит в пятки: то, что помешало Феррис, было не просто тенью... Это был гигант! Черный, как и другие творения Фроаде, он крепко стоял на ногах, похожих на два ствола. С мощной дугообразной спины свисали темные крылья, на голове виднелись рога. — Эй, да он издевается над нами...

Фроаде призвал настоящего демона из легенд.

Своим остроконечным хвостом демон блокировал удар Эрис и заревел, нападая. Верткая девушка прыгнула так высоко, как только могла, занесла меч над головой и вложила все силы в новый удар. Ей удалось отрубить демону руку, но при этом она открылась для нападения. Чудище не отступало: у него оставались вторая рука и острые когти на ней...

Но Райнер подстраховал напарницу, мигом вычертив новую магическую печать:

— Призываю удар грома... ИЗУЧИ!

Разряд электричества угодил демону точно в голову и разметал ее на кусочки. Тут же меч Феррис вонзился чудовищу в сердце.

— С ним покончено?

Но стоило юноше задать этот вопрос... как вдруг из груди Эрис вырвался страшный вопль.

Отрубленная рука убитого демона, двигаясь словно сама по себе, всадила мечнице в спину длинные когти. Алая кровь хлынула из глубокой раны.

— Ты не сможешь... Райнер... Беги... — еле выдавила напарница.

— Феррис?!

Райнер метнулся к ней, но путь ему преградил Фроаде:

— Оставь ее. Твой противник прямо перед тобой, Райнер... Ведь тебя зовут именно так, я прав?

Впереди тяжело раненная Феррис продолжала сражаться с демоном. Очевидно, она слабела с каждой минутой; а вот монстр заново обзавелся и головой, и рукой, целый и невредимый. Эрис снова и снова уворачивалась от его кулаков — но один удар все же настиг ее. Даже защитного блока мечом не хватило: Феррис отбросило с невероятной силой, ударило оземь, и она осталась лежать, словно тряпичная кукла.

— С дороги, — прошипел Лют.

— Так не пойдет, — Фроаде пожал плечами, — кроме того, ты уже ничего не можешь для нее сделать. Ей конец. Признаться, я даже разочарован, что ее не хватило на большее... Что тут скажешь. Рано или поздно всем слабакам уготовано пасть перед сильными.

— Слабая? — Райнер едва ли не рассмеялся ему в лицо. — Это Феррис-то? Ты ничего о ней не знаешь...

Фроаде нахмурился:

— Что?

— Эта женщина... — и отчего-то темные глаза Райнера потеплели, — эта женщина — сущий дьявол. Наглая, прожорливая, бесчувственная... Она потащила меня против воли в такой долгий путь. Так что учти, я не стану ей помогать.

— Понимаю, — улыбнулся Фроаде. — Видно, мы с тобой одного поля ягоды. Знаешь, я мог бы и отпустить тебя... на первый раз...

Закончить ему помешал кулак Райнера, с силой вмазавший по лицу. Не ожидавший такого подвоха враг отлетел на несколько футов, но верные тени не дали шмякнуться оземь: поддержав, они бережно уложили его на спину. От удара рот его кровоточил.

— Зачем? Ты ведь мог сбежать от своей мучительницы. Или хочешь сражаться со мной до победного? Коли так, твои шансы ничтожно малы. Ты и сам понимаешь, что я созову несметное множество темных тварей.

— Еще как понимаю... — тяжко вздохнул Райнер. — У тебя в руках колоссальная мощь. Знал бы ты, как я хочу все бросить и пойти домой...

— Так чего же ты ждешь? Своя жизнь ценнее любой другой. Твоя мечница зря рисковала собой, значит, она глупа. Но ты знаешь, что нужно делать. Иди, я не стану тебя преследовать...

— Ты меня достал.

— Прошу прощения? — не расслышал его Фроаде.

— Ты серьезно меня достал! — зыркнул маг почерневшим взглядом. — Да, с ней нелегко, но она не дура. Меня не пугает ее лицо, я даже готов простить ей побои и чертово данго! И я верю, что она сильная и может сама за себя постоять!

И Райнер сорвался с места, вырисовывая на ходу всевозможные магические печати, призывая на помощь воду, огонь, землю, воздух... Фроаде вновь создал теневой щит, но маг был гораздо быстрее. «ИЗУЧИ!» — и заплясали молнии. «КУРЕНАИ!» — и занялось яркое пламя. «МИСУМИ!» — волны накатывали одна за другой. «ЧИГАШИРА!» — земля отворялась со страшным грохотом.

Враг поднимал на свою защиту все больше и больше теней... И все-таки Лют настиг его, сгреб за лицо и вмял в землю затылком.

— Эта женщина не из тех, кто падает в обморок из-за царапины! — безрассудно выпалил Райнер. — Ведь слабачка, с которой легко управиться, не смогла бы так меня избивать!

Фроаде, распластавшийся перед ним, кажется, растерялся:

— Ну, и что ты намерен делать?..

— Побью тебя и заставлю тени исчезнуть.

— Ты не сможешь.

— Не узнаю, пока не попробую, — холодно бросил Райнер. — Это ведь... кольцо на твоей руке их контролирует?

Лицо неприятеля дрогнуло. Темные твари кинулись к Райнеру; он едва успел отскочить и вновь оказаться напротив Фроаде. Тот стиснул в кулак свою правую руку, на среднем пальце которой чернело диковинное кольцо.

— Ты страшный человек. Кто тебе рассказал?

— Я сам догадался, хоть и не сразу. Смотрю — машешь рукой, а глаза отчего-то жжет... Все приглядывался, пока не заметил кольцо. Тут я и вспомнил легенду о Великом Императоре Тьмы...

Наконец-то Фроаде перестал улыбаться и пронзил мага ледяным взглядом:

— Мерзавец, откуда ты знаешь?..

И тогда Райнер заговорил на чужом наречии — это был мертвый язык одной из древнейших цивилизаций. Слова складывались ритмично:

«Он единственный, чья обитель —

Ночь безлунная и безбрежная; К небесам его воздымают Крылья черные как у ворона; В его грезах таятся тени — Он зовёт себя их властителем.

И куда бы он ни отправился, Всюду тени за ним последуют,

Бесконечные как вселенная...»

— Ты...

Райнер взглянул на Фроаде в упор, продолжая:

— Это — легенда об императоре, который погрузил весь мир в тень. И хотя существует мнение, что он был человеком — таким же, как все, современники видели в нем тирана и узурпатора, повелителя темных сил. По легенде, он наградил своего приближенного необычным кольцом, которое позволяло ему...

— УМОЛКНИ! — взревел Фроаде.

— ...контролировать тени, — Райнер вовсе его не слышал. — Используя это кольцо, приближенный уничтожал правителей враждебных стран, чтобы расширить владения Императора. Наконец, он пришел убить еще одну влиятельную персону, однако... На пути у него встал рыцарь, который сумел отрубить ему палец и отобрать кольцо. А позднее с помощью своего трофея рыцарь свергнул Императора Тьмы. Вот такая история. Откуда взялось кольцо и как оно оказалось у Императора — тайна, покрытая мраком. В легенде об этом ни слова. Но зато упомянут рыцарь, взявший себе кольцо. Он прославился как легендарный герой, и звали его... — Райнер сделал красивую паузу, взглянув в небо и словно задумавшись: — Звали его... ну, конечно же, Альфорд Миран. А тебя зовут Миран Фроаде. Согласись, звучит очень похоже.

Фроаде молчал.

— Получается, ты потомок Священного Рыцаря?

— И что это меняет? Ты уже покойник. Твой конец неизбежен.

— Не будь таким эгоистом, потомок легендарного героя, — холодно возразил ему Райнер. — Ты и впрямь намерен убить детей? Погубить их сны?

— Они не успеют проснуться, — и Фроаде вытянул руку с черным кольцом.

Но Райнер вдруг произнес:

— Ничего у тебя не выйдет. Я ведь только что рассказал, как Альфорд Миран отрезал палец убийцы, заклинателя теней, и тем самым выстоял против силы кольца.

— Но ты не Священный Рыцарь. Тебе это не по силам.

— Мне, может, и не по силам, — маг кивнул, — но вот Феррис... она точно сумеет. Уверен, она намного быстрее Альфорда.

— Уповать на нее — не самая умная мысль. Я убил твою мечницу собственными руками.

— Вот болван~ — вскинул голову Райнер Лют. — Чепуха это все. Просто знай, что у Феррис удар поставлен. Не раз довелось испытать на собственной шкуре... Да ты сам посмотри.

И он устремил свой взгляд за спину неприятеля.

Эрис снова сражалась, и думать забыв о ранении. Ее молниеносный клинок раз за разом отрубал теневому чудовищу руки и рассекал на мельчайшие части, не успевали они снова срастись с телом демона.

Феррис была словно вихрь. Она рвала и метала. Никогда прежде она не бывала настолько быстра — и даже, насколько Райнер мог помнить, в их первую встречу. Но и это был не предел...

Необычайное зрелище как гром поразило Фроаде. И любого бы поразило.

Феррис Эрис была чудовищна.

Подобные ей веками вселяли злобу и страх в сердца окружающих. Отверженные, нелюдимые — всему виной их могущество.

И только Райнер смотрел на нее с восхищенной улыбкой.

— Итак. Не обессудь, Фроаде, но этот спектакль пора заканчивать. Иначе сегодня мне так и не удастся поспать... Призываю удар грома, — парень взмахнул руками и развернул магическую печать, — ИЗУЧИ!

Выстрелив, новая молния наткнулась на теневой щит. Но это была всего лишь уловка, чтобы отвлечь Фроаде.

«Феррис!» — раздался крик Райнера; та обратила к нему стеклянный взгляд и стремглав бросилась на его зов.

— Давай... Э! Ты чего?! Не смей! — взвизгнул маг, когда девушка вдруг занесла кулак. Секунду спустя этот кулак врезался ему в челюсть. Лют взвыл и осел на землю.

— Почему так долго? — молвила мечница, приминая напарника сапогом. — Еще немного — и он бы убил меня. Ну же, в чем его уязвимость?

— Если так будет продолжаться, — просипел бедный Райнер, — я околею раньше, чем ты... Да хватит тебе уже! А что значит "почему так долго"? Вижу, ты поняла, что я пытаюсь его прощупать?

— Угу. Я нарочно увела монстра подальше, чтобы выиграть время.

— Продолжай... — снизу вверх покосился на нее Райнер.

Феррис кивнула:

— Женские слабости для тебя не секрет, ты умеешь ими воспользоваться. Ну, а здесь почти то же самое.

— Так я и знал...

О большей солидарности говорить и не приходилось.

Теперь Лют с насмешкой взглянул на Фроаде:

— Ну, и как ты будешь выкручиваться? Ты же видел, что умеет эта особа? Можешь попрощаться с кольцом, а заодно и с пальцем. Кроме того, нас двое, а ты один. Как ты там говорил?.. Ах да: твои шансы ничтожно малы.

— Оу, — встрепенулась девушка, — Райнер, так все дело в кольце? Но как оно может создавать тени?

— Ну-у-у... Похоже, это кольцо — Реликвия героя, одна из тех, что мы ищем. Хотя лично я бы назвал эту штуку наследием демонов, если не хуже.

— Вот как. Раз артефакт героя прямо перед нами... тогда какого черта ты тут разлёгся? Ну-ка встал и пошёл за Реликвией. Живо!

— Что? Ах ты мегера! Ведь ты сама меня...

Но тут клинок Феррис вонзился в землю прямо перед Райнером, и тот прикусил язык.

— Извини, рука соскользнула. Так что ты там говорил?

— Уже встаю, только не гневайся... — Лют осторожно поднялся на ноги.

Глядя на них, Фроаде... расхохотался.

— А вы неподражаемы! Жаль, что придется убить вас...

— А я говорю, кишка у тебя тонка, — прищурился Райнер.

— Возможно, — кивнул Фроаде. — Но однажды мне это удастся. Иначе вы станете мощным препятствием для моего господина... Вы двое слишком опасны. По сравнению с вами даже Тоале Нельфийский — не столь большая проблема.

Эрис не сумела скрыть своего интереса:

— На кого ты работаешь? Не думаю, что на нельфийскую знать. Какую игру ты ведешь?

С тонкой улыбкой их враг совершил грациозный прыжок назад, после чего взглянул на занимающуюся зарю.

— Простите, но пока это все, что я могу сказать. Сегодня я не готов сразиться с вами... поэтому вынужден отступить. Можете быть спокойны. Я не причиню вреда лорду Тоале. У меня ведь есть дело куда важнее — разобраться с вами обоими. Засим я откланиваюсь. До скорой встречи...

Как только он произнес это, тень у его ног стремительно выросла и охватила его целиком... И Фроаде исчез.

Тем не менее, Райнер не собирался его преследовать.

— Надеюсь, что больше его не увижу, — устало сказал он. Удостоверившись, что Фроаде не собирается возвращаться, маг тяжело вздохнул и позволил себе заныть: — Чудесно. Теперь за нами охотится еще и этот досадный тип.

«Мы заставили его отступить... Но в следующий раз он будет во всеоружии... в следующий раз...»

Он взглянул на напарницу:

— Если бы этот блеф не сработал, все могло обернуться гораздо хуже. Печальная мысль, не правда ли?

Феррис была сама не своя. Ее лицо раскраснелось, дыхание стало сбивчивым. «Ах...» — и она качнулась, опадая ему на грудь.

Подхватив ее, Лют нахмурился: кровь уже пропитала ее одежду. Видно, рана была нешуточной... С каждой каплей крови жизненное тепло покидало девушку — Райнер чувствовал, как ей холодно.

Она отдала последние силы, чтобы перехитрить Фроаде. Это можно было прочесть по ее лицу: сквозь бесстрастную маску виднелась боль.

Райнер бережно придержал ее за плечи:

— Ты была молодцом. Отдыхай и ни о чем не тревожься.

— Хм... Если вздумаешь приставать ко мне, пока сплю...

— И в мыслях не было!

На мгновение Феррис подняла голову и окинула взглядом его лицо.

А затем она уснула в его руках.

•••

Утро наступило меньше чем через час.

Враги затаились, чтобы не выдать себя даже шорохом. Грозные и безжалостные, ради важнейшей миссии они поступились собственным сном. И на этот раз их устроит только победа. После стольких бесплодных попыток они не могут позволить себе новой ошибки.

Предыдущие неудачи легли на сердца их тяжелым бременем, можно сказать, ударили по самолюбию. Но теперь их дело требовало максимальной сосредоточенности. Они приоткрыли дверь в комнату, переглянулись и слаженным строем выдвинулись на штурм.

Спящий в кровати мужчина был для них только целью. Они знали, что надо делать. Их уже не остановить. Только действовать нужно быстро и осторожно...

И вот они подошли к цели вплотную. Вновь обменялись взглядами, выжидая нужный момент для удара. План был тщательно продуман вчера вечером. Каждый из них точно знал, в чем его роль и где ему положено находиться.

Работенка — пустяк. Ничто не может им помешать...

Зажмурившийся главарь досчитал до трех, распахнул глаза, и по его сигналу руки убийц... зажали несчастной жертве нос и рот.

— ...?! М... м-м-м... фы фто... — Райнер весь скукожился, взвился к потолку, взревел: — Да сколько можно вам повторять: не доводите до греха!!

— А-А-А-А! Мы разбудили зверя!

— Какой я вам "зверь"?!

— Но ведь Ирис сказала...

— САМ ЗНАЮ!

Дети носились вокруг него с возбужденными визгами, разбрасывали по комнате бумаги Райнера с результатами исследований... Часы кропотной сортировки пропали даром.

— Вы что, издеваетесь?.. — спрашивал он в отчаянии. — Да я же не спал всю ночь! А-ах, — Райнер схватился за голову, — лучше бы я позволил Фроаде убить их...

Детей, видно, не трогала его печаль. «Отлично! — завопил кто-то из них. — Побежали к тете Феррис!»

— Э-э, притормозите-ка, — Райнер вмиг сцапал детей за шкирку, преградив им выход. — Тетя Феррис... ну... неважно себя чувствует, давайте не будем ей мешать. И вообще... — на его лице появилось хищное выражение, — неужели вы думали, что можете безнаказанно потревожить мой сон?..

— Ч... что... Что это вы задумали...

В ответ на это Райнер жутко расхохотался и припечатал:

— ВАМ КОНЕЦ!

Он-то рассчитывал просто измучить детей щекоткой. Но вдруг его смех сменился ужасным воплем, и это значило, что малыши пошли в контратаку...

•••

Вдоволь надурачившись, дети поволокли Райнера вниз, в столовую, где их уже ждали приготовленный Тоале завтрак... и Сион с младшей Эрис. Те снова появились здесь откуда ни возьмись.

— Привет тебе, Райнер.

— Снова-здорово. У тебя что, больше дел нет? Кстати говоря, как все прошло? — Райнер сел напротив них.

— Все было очень вкусно! — вдруг перебила его Ирис. — Эй-эй, вы видите? Ирис съела весь свой завтрак! И совсем не капризничала! Здорово, правда? Здорово?

— Правда, — кивнул ей Сион, — ты умница, Ирис. Скажи, Райнер?

— А чего тут такого? Почему тебя вечно умиляет подобная ерунда... АЙ! — вскрикнул он, обрушиваясь под ударом разозленной девочки. «А теперь Ирис пойдет играть!» — заявила она и резво выскочила на улицу вслед за другими детьми.

— Райнер, вы в порядке? — поинтересовался ставший над ним Тоале.

— П-пустяки... — маг как всегда ограничился слабым жестом. И тут он увидел в руках у Тоале свой завтрак: — Ух ты, выглядит аппетитно. Наверное, мы тебя очень утруждаем...

— Да бросьте вы. Выспались, я надеюсь?

Невольно Райнер припомнил всю минувшую долгую ночь.

— Э-э-э... Вроде бы, — ответил он.

Тоале не заметил усталости в его голосе и лишь скромно улыбнулся:

— Вот и славно. Ешьте, не стесняйтесь, у нас еще много чего осталось.

С этими словами юноша вернулся на кухню. Райнер кинул взгляд на Сиона: тот, в отличие от Тоале, ухмылялся со всем злорадством.

— Эй, — и Райнер вздохнул, — нечего задарма наминаться. Иди и дай ему денег.

— Уж кто бы говорил. Думаешь, выручил один раз, так теперь можно сесть Тоале на шею?

— А вот не надо! Зря я, что ли, не сплю ночами, жизнь ему спасаю?

— Что ты имеешь в виду?

Райнер уже хотел рассказать ему о произошедшем, но задумался, не зная, с чего начать. «Видишь ли, тут какой-то мужик приходил за Тоале. И у него при себе было странное кольцо — вроде Реликвия героя, хотя я и не уверен. Кстати, Феррис сильно досталось».

Ну, расскажет он все это, и что толку? Кольца-то все равно у них нет. «Представляю, как здорово будет звучать весь этот бред. До чего же я устал...»

Быстро все для себя решив, Райнер состроил сонную мину:

— Это я так, о своем. Ну, а ты? Чего явился-то?

— Надо же рассказать последние новости, — хмыкнул король. — Я так понимаю, вы с Феррис сегодня неплохо выступили. Мне доложили, что нельфийская знать действительно заказала меня. Наняли ту знаменитую группировку — Густавов... или как они себя называют? Лично я никого из них не заметил. Это вы их отбили?

— Это мы их отбили, — сердито вперился в него Райнер, — ох, и намаялись... Выспишься тут, когда все приходится разгребать. А еще тот парень — демон, не иначе...

— Какой демон?

— Да я все о своем...

В глазах Сиона промелькнуло удивление. Райнер поспешил перевести тему:

— Ну, а в итоге-то все обошлось?

— Ах, Нельфа со мной вовек не расплатится, — кивнул Астал. — Нынче Его Императорское Величество не смеет и глаз на меня поднять. Однако, роландские предатели по-прежнему держатся в тени... Все же мы победили, но не могу сказать, что на всех фронтах.

— В самом деле? Здорово, — сонно ответил Райнер. Сион улыбнулся, явно довольный.

— Еще бы не здорово. И раз уж ты доказал свою полезность, у меня для тебя найдется еще работа...

— ЧТО?! Д-даже не думай! Я на это не подписывался! Дай мне просто найти эти чертовы артефакты!

— Значит, вот как, — король мигом сыграл расстроенного дурачка, — вот что я слышу... Ну что ж, это твой выбор. Ты меня не послушал, так что в ближайшее время отряды преследования не дадут вам и глаз сомкнуть...

Едва услышав, чем его шантажируют... маг, и без того слишком долго недосыпавший, был вынужден сдаться на милость победителя. Сион был так горд собой, что не заметил его удрученного взора. «Знать бы, за что мне такое наказание», — терзался Райнер.

Неожиданно Сион встрепенулся:

— А куда Феррис запропастилась? Что-то ее не видно.

— Ах, вот она как раз все еще спит. Ей нездоровится.

— Что? — король вытаращился, не сумев скрыть изумления. — Феррис что... слегла? Быть не может... Ты же не хочешь сказать, что убийцы смогли ее ранить? Это невозможно... когда речь идет о Феррис.

— Не угадал.

Райнер помотал головой, и Сион погрузился в раздумья.

— Ну, тогда у нее "визиты"? Те, что раз в месяц.

— Будто им под силу ее свалить, — маг вновь отрицательно покачал головой. — Надо знать Феррис: такой руку по локоть оттяпаешь, а она в ответ: «Хм, терпимо» — и бровью не поведет!

Сион рассмеялся:

— Это и впрямь в ее духе! Думаю, именно это она и скажет. Но что же тогда? Больной живот? Чересчур налегла на данго? Или... тоска сердечная? Неужели ты ее обидел?

Райнер весь побелел: что это еще за богомерзкие намеки?!

— Ты... ты смерти моей хочешь?! Да не сносить мне головы, если я трону ее хоть пальцем!!

— А что? Рискнуть всем ради любви прекрасной женщины... Дерзай, Райнер.

— ЗАТКНИСЬ! Давай, иди к ней и сам попробуй!

— Нет уж, я предпочел бы жить долго и счастливо.

— И в одиночестве?

— Надежда, как говорят, умирает последней.

— Вообще да... Чертовски здравая мысль. И пусть моя жизнь идет своим чередом... Все, я решил! Больше никаких рискованных затей! Буду есть и спать, и есть, и спать! Великий путь великого человека!..

— Не в ту степь идете, юноша...

И пока они вот так дурачились, то совершенно не походили на мудрого, праведного короля Роланда и на героя войны, победителя магов-рыцарей Эстабула.

Все это время некая личность безмолвно и неподвижно торчала позади них.

— Хм, теперь ясно. Гляжу — сплетничают мои товарищи о своем, мужском, вот мне и стало любопытно. Как оказалось, вы оба те еще благородные романтики. Хотите знать, что такое риск?

Дзынь! — послышался за спиной мага звон вынутого меча.

Таких жутких и мучительных воплей в этом доме еще не слыхивали...