Том 2    
Пролог 1. Сколько бы ни приходилось страдать...


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
vergil lucifer
5 мес.
К слову название тома скорее "Судьбоносное тесное сотрудничество" или как-то вокруг этого обрыграть можно.
二人三脚 - не только "Бег парами", но и образное выражение о каком-то тесном сотрудничестве.
ricco88
5 мес.
Спасибо.

Пролог 1. Сколько бы ни приходилось страдать...

— Должно быть, мне осталось жить всего лишь несколько минут... и я хочу, чтобы ты знал, — тихонько говорит она своему сыну.

Сынишка сидит молчком, дрожит и глотает слёзы, испуганный... отрицающий в мыслях страшную правду.

— Я очень счастлива... — Её голос нежен. — Потому что... у меня был ты...

Лгунья.

Её увезли из дома, отняв у любимого человека, а использовав, вышвырнули, словно ненужную вещь. Её унижали, её ненавидели все, кто её окружал — для этих людей она была сучкой из простонародья, но не человеком. И счастья она никогда не знала.

Но она всё равно улыбается — ради своего мальчика. Улыбается так, словно бы не было за плечами горестей и обид. Мать должна защитить, оберечь его... пускай даже на это уходят последние силы.

Всё, что он видит глазами, полными слёз, расплывчато и размыто. Видит он маму, прикованную к постели тяжёлой болезнью. И видит её улыбку...

И винит себя в том, что не смог стать её опорой. Это он должен был защищать её, а не наоборот! Но мать ласково обнимает его — руки её совсем ослабели...

— Сион, ничего не бойся... Умирать не страшно. Ты вырос хорошим мальчиком. Я горжусь тобой. Не обращай внимания на тех, кто говорит тебе всякие гадости... Не сомневайся, ты ещё встретишь многих людей, которые будут любить тебя. И даже если меня не станет, ты... Ты не будешь одинок. Пойми это.

Снова и снова она повторяет это. В агонии, в страхе перед концом, который вот-вот наступит... она не может молчать.

Пока наконец не...

В день смерти матери ему на дом приходит посылка — нарядно украшенная коробка. Внутри он находит собачье тельце, всё в грязи и крови, а также записку.

«Держу пари, страшно уйти на тот свет в одиночестве... Поэтому пусть с ней отправится кто-нибудь из своих», — написано крупным, размашистым почерком.

Ни злобы, ни боли, ни страха он отчего-то не чувствует — хотя лучше кого бы то ни было знает, сколько лет его мать жила в ненависти и презрении. С безразличием отложив посылку, он решает заняться приготовлениями к похоронам и поминкам...

И вскоре он снова сидит у смертного одра, глядя на неживое лицо — на губах его мамы посмертно застыла улыбка.

— Ты сказала, я вырос хорошим... — бормочет он еле слышно. — Мама... что толку от этого?..

Слёзы давно уже высохли. Мальчик глядит в окно — золотые глаза умны и пронзительны.

— Мамочка, я не такой, как ты думаешь... Я не такой уж хороший. Но... я хочу изменить страну. А если получится, то и весь этот безумный мир. Может быть, этим удастся спасти хоть кого-то... Я постараюсь сделать наш мир таким же прекрасным, как тот, где сейчас обитает твоя душа.

Затем он встаёт, задувает свечу... И, со словами: «Мама, тебе было так тяжело... Отдыхай теперь, спи спокойно», он закрывает дверь... отрезая себе путь назад.