Том 3    
Глава 2. Встреча с той девочкой


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
vergil lucifer
5 мес.
Спасибо за перевод! Почему бы вам не брать цветные иллюстрации из пробников японских цифровых версий томов, на том же буквалкере? Это ни стоит ни копейки, кстати, а иллюстрации оттуда вытащить можно легко.
https://bookwalker.jp/de6ff65265-9514-4669-990c-32afba1c68c4/ - на первый том ссылка, там же и остальные найдёте.

Глава 2. Встреча с той девочкой

...Над крепостными стенами потрудились: окна забиты наглухо, щели законопачены и ни единой лазейки. Оставался главный вход, но его нельфийцы взяли под усиленную охрану — птица не пролетит, мышь не проскочит. Такие серьезные меры явно ведь неспроста...

В нельфийской крепости царила тишь и благодать. Дул свежий ветерок. Бдительные часовые несли утреннюю вахту. Ничто не предвещало...

Райнеру с Феррис хватило окаянства выйти к главным воротам и без всяких затей вырубить стражу. Эрис занялась этим лично, со знанием дела. Из восьмерых стражников ни один не успел поднять тревогу.

— Ну, прояви хоть немного благоразумия, — вел свою партию Райнер Лют, — в подобной ситуации нельзя действовать наобум. Мы могли бы поискать черный ход, влезть тихо и незаметно... Чтоб все как положено!

А положено ли вообще вторгаться на частную территорию? Впрочем, они уже были внутри, вдвоем шли к подвальной лестнице на поиски артефакта. Не успела Феррис ответить напарнику, как вдруг их окликнули:

— Кто здесь?!

По ступенькам к ним несся нельфийский солдат. Феррис, на его беду, среагировала мгновенно. «Ха!» — она вскинулась и огрела его по шее ребром ладони. Солдат рухнул беззвучно; Феррис как будто перевела дыхание. И направилась дальше:

— Все точно по плану. Мы мастера стелса.

— Не знал, что у нас по плану силовой захват крепости... Нет-нет, развлекайся, я и не думал мешать...

Аккуратно обойдя бесчувственное тело, Райнер поспешил за ней. Спускаясь по подвальной лестнице, оба чувствовали себя как дома.

— Так расскажи мне, — произнесла красавица, — что за Реликвию могут здесь прятать?

— А? Ну... думаю, нечто вроде... меча.

— Вот как?

Райнер скрестил руки на груди:

— Есть про него легенда... — начал вспоминать маг, —

«Приидя из земель далеких
Сей нёс живому смерть; жестокий
Пламень небо озарил
И ночью свет дневной пролил.
В час долгий смуты и сомнений;
И рай земной, и мир подземный
Сей в сумраке похоронил...»

— Лучше объясни на пальцах.

— Не могу, — растерялся Райнер. — Всякая легенда должна с чего-то начинаться. Потерпи пролог, дальше все ох как закручено, вот увидишь!

Увы, прекрасное лицо его напарницы не выказало должного интереса.

— Верю, та еще тягомотина. Так чем все закончилось?

— Эх... И вовсе это не скука. Не хочешь — ну и ладно, — Явно разочарованный маг неохотно продолжил: — Короче говоря, в прологе появляется Король Демонов.

— Что, настоящий?

— Самый что ни на есть. И вовсе не человек-узурпатор, как в случае с "Императором Тьмы"... Итак, Король Демонов прибывает «из земель далеких», чтобы ввергнуть мир в пучину хаоса. Только представь себе!..

— Угу, — равнодушно ответила Феррис.

Парень вздохнул:

— Жуткая тварь хочет поработить весь мир, а ты — «угу»...

— Это же не взаправду.

— Ой ли? Выходит, мы зря тратим жизнь вдали от родины.

Тут Феррис пожала плечами:

— Как по мне, разобраться с Реликвиями гораздо важнее, чем знать, что за твари ими владели.

— А по-моему, так интереснее, — протянул Райнер. — Ну, да ладно, не это главное. По сюжету, могучего Короля Демонов победил рыцарь Клаус Габардье — прославленный легендарный герой. Сразивший монстра меч сэра Клауса уже после его кончины был захоронен где-то в этих местах... Думаю, именно здесь.

— Ясно.

— Но достать это оружие из тайника не дано никому. По крайней мере, так говорят.

— Как такое возможно? — Феррис склонила голову набок. — Тогда откуда ему взяться в этой крепости?

— А вот, — важно кивнул Райнер. — Нет такой силы, что бы вытащила на свет легендарный меч. И слава богу! Не то от желающих попытать удачу было б не протолкнуться.

— Но что-то я не вижу кругом пытливых фанатиков.

— Вот я и подумал: вероятнее всего, эту крепость возвели для отвода глаз. Выставили охрану якобы для защиты памятника старины...

— А на самом деле они охраняют... — Эрис прижала руки к груди. — Да, в этом есть смысл.

— Именно. Постой-ка...

Уже в самом конце лестницы Райнер отчего-то занервничал. Они попали в огромный подвальный зал. Его освещали тусклые лампы, их не хватало, чтобы рассеять вязкий полумрак.

Маг прищурился в темноту:

— Как бы я хотел, чтобы Реликвия героя действительно лежала здесь~

— Верно, иначе я выбью из тебя...

— Да тише ты! Там кто-то есть... — почёсывая подбородок, Райнер указал в другой конец зала.

На секунду ее взгляд затуманился...

— Да, их восемь. Должно быть, охраняют зал.

— Так, ладно... Они нас не заметили. Как думаешь, что нам...

Райнер осекся: мечница ринулась в темноту. Он насчитал восемь вскриков, прежде чем послышался ее голос:

— Все чисто. Давай, у нас мало времени.

Теперь зачесался еще и затылок.

— Ну, ладно... — пробормотал юноша. — Но учти, я этого не одобрил.

Осматривая зал, он быстро наткнулся на скопище старых сундуков. Так-так-так, похоже, напарники забрели в сокровищницу... Поразительное было место: всюду чисто и ни пылинки, лишь сундуки покрыты налетом времени.

— Отлично, — произнес Райнер, — ну, и какой из них наш?

— Хм? Открой их все да проверь.

Но маг помотал головой:

— Это было бы слишком просто. Мы должны угадать, в каком из них лежит нечто ценное. Но если вскроем не тот сундук — угодим в капкан!

— Ты уверен?

— Уверен. Это ж военная хитрость, есть куча примеров...

— Угу. И как мы поймём, где Реликвия? — спросила Феррис.

— А? Ну-у... — Лют внимательно посмотрел на древние ящики. Только бы не ошибиться и не выставить себя полным дураком... Иначе зря они все это затевали.

Он тщательно проверял сундуки один за другим: есть ли ловушки? Или опознавательные знаки? Или что другое? Наконец, он закончил и решительно поднял голову:

— В общем, так! Я не знаю, в чем здесь подвох, но мы должны открыть... все. Вот.

И Райнер с опаской покосился на Феррис.

— Что ж, так и сделаем, — мирно ответила та.

— Кажется, ты забыла по мне проехаться, — грустно произнес маг.

У него на глазах Феррис откинула крышку первого сундука, и тогда они вместе заглянули внутрь.

Да здесь же сплошная макулатура! Уж точно не меч и даже не старые свитки... В сундуке были стопками сложены деловые бумаги. Никаких Реликвий не было и в помине — как и опасных ловушек.

Тут раздался бесцветный голос:

— До чего хитроумно, Райнер. Сама не пойму, как жива осталась.

— Э-э-э... Лучше молчи.

Сообща они вскрыли оставшиеся сундуки — и нашли только новые документы. Эрис выудила из стопки бумагу и пробежала глазами. Сунула ее Райнеру:

— Объясни-ка вот это.

— А? Это еще зачем?..

Райнер быстро смекнул, что у него в руках. В сундуках да под охраной хранились бумаги местного губернатора, которые подтверждали его налоговые преступления.

— Значит, крепость была... для этого?..

— Похоже, — кивнула Феррис.

— А... а как же Реликвия? — мага пробила дрожь.

— Без понятия.

— Подняться в такую рань... с таким трудом... и ради чего?

— Вот ты мне и объясни. Но одно знаю точно...

— А?

Райнер поднял глаза и увидел, как девушка обнажила меч.

— ...можешь прощаться с дурной башкой.

— А-а-а-а-а!! Стой-стой-стой! Терпение, Феррис! Всем свойственно ошибаться! Но... но зато у меня есть другие наводки! На другие Реликвии!

Меч опасно накренился; Феррис сощурилась:

— Жалкие отговорки.

— Да нет же! Говорю тебе, мы уже близко! Карта, должно быть, неточная... Крепость находится чуточку в стороне от того места, где нужно искать Реликвию!

— Продолжай.

Райнер сделал шажок назад:

— Ну... это... Помнишь место, где мы вчера стояли лагерем? В лесу...

— Угу.

— Ну, вот, значит, где-то там и есть... — Еще шажочек. — Меч, я имею в виду... Нужная точка как раз в том районе...

— Ага. И я узнаю об этом только сейчас.

— Так меча-то мы не нашли, — маг семенил с нарастающей скоростью, — значит, кто-то его уже отыскал... А может, его вообще там не было... Или он там, но глубоко в земле... Ты... ты же не заставишь меня копать? Я не создан для этой работы. Выкапывать тысячелетний артефакт не так уж просто... А ты как думаешь? И я... Я, в общем... молю о прощении, — выпалил Райнер, — не убивай!

Феррис подняла свой клинок... но неожиданно острие указало в дальний угол, минуя Райнера.

— Кто здесь? Я знаю, что вы за нами наблюдаете, — ее голос был в несколько раз громче обычного и разнесся по залу эхом.

— Да-да, — Лют посмотрел туда же, куда и меч, — если хотели напасть, то, может, уже начнете?

В зале по-прежнему было темно, лампам недоставало яркости, поэтому в уголке не виднелось ни тени, ни силуэта... Хотя Райнер и Феррис чувствовали двоих. Не солдаты-нельфийцы, нет, — те бы послали за подкреплением. Эти же молчаливо следили за магом и мечницей, оставаясь в тени. Похоже, они не желали зла.

— Вот засада! — наконец, прозвенел сердитый девичий голос. — Братец Суи, я же просила не шуметь! Из-за тебя нас заметили!

— А? Из-за меня? — послышалось неуверенное.

— А то! Ну, зачем я с тобой связалась? Ведь знала, что от тебя никакой пользы! Ты идиот! И тормоз! И идиот!

— Да знаю я, знаю... Прости, Куу, попали мы в передрягу... Что же нам теперь делать?

— Ясное дело, сматываться и побыстрей!.. В кои-то веки ворота стоят распахнутые, охраны не видать, — вдруг запричитала девчонка. — Мы и подумали: самое время залезть в сокровищницу... и вот мы в плену! Ах, что же делать! Вот ужас-то, ведь она перерезала всех солдат!

— О, я понял, Куу! Нет, ничего не говори, я сам догадаюсь! Ты... тянешь время?

— А-а-а-а-а-а-аргх, черт возьми! — снова рассердилась она. — Братец, ты еще больший идиот, чем я думала! Я специально говорю так, чтобы ей было слышно! Пусть забирают себе сокровища, а взамен отпустят нас восвояси! Эй, вы слышали?! Нам незачем ссориться!

— И как с ними быть? — спросил Райнер у мечницы.

— Хм. Все равно в этих сундуках нет того, что мы ищем, — громко сказала Феррис. — Но для вас двоих что в них ценного?

Услышав это, из темноты показалась испуганная Куу. Райнер и Феррис сразу почувствовали ее напряжение.

— Нет, нет, нет! Нас не обманешь, правда, братец Суи? Вы пытаетесь нас надуть! Перед таким богатством никто бы не устоял!

— Кроме меня. Мне не нужны сокровища, — подал голос Суи.

— Что-о?! Но ты же так сюда рвался!

— Я ведь уже говорил: Нельфа стережет эту крепость вот уже много лет, как зеницу ока. Здесь должно быть сокрыто некое чудо... Тайны всегда манят, и к ним я как прозаик не могу остаться равнодушным...

— Ты с ума сошел?! Да если б мы что-нибудь заработали на твоих сказочках! Вот почему я ненавижу писателей! Тебе уже двадцать шесть стукнуло, а в карманах до сих пор пусто! Бедная четырнадцатилетняя девочка всем тебя обеспечивает! Что, не стыдно?!

— Ну... да... Стыдно...

— Ага! Я не могу влюбиться, не могу выйти замуж и вообще напрасно трачу свою юность, присматривая за недотёпой-братцем! Вот посмотрим, останусь я в старых девах... Ты этого хочешь? Этого, я тебя спрашиваю?

— Ах... если подумать...

— Тебя совсем не волнует, что твоя сестра будет в старости одинокой и немощной?

— Одинокой и немощной... Вот незадача, Куу. Я хочу, чтобы ты была счастлива.

— Все в твоих руках!

— Ах да, сокровища... Пожалуй, они нам пригодятся... ведь правда?

— Ну конечно! Все, идем! Теперь они нас не тронут! Идем же! А ну расступись!.. — и та стремительно выскочила на свет.

Что ж, тонкая и нежная Куу была весьма очаровательна — наверное потому, что казалась меньше своих сверстниц. На ней было черное платье; длинные волосы редкого розового оттенка были заплетены в две косы. Ко всему этому прилагались симпатичное личико, красивые синие глаза и дерзкий голос.

Хлопнув в ладоши, она отвесила Райнеру с Феррис поклон:

— Я — девица на выданье, но какое у меня приданое? Так что... не могли бы вы поделиться сокровищами? Ах, братец Суи, скажи хоть ты им!

И она выволокла к ним Суи. Он оказался высоким (но Райнер, пожалуй, был выше) и хилым, на вид совсем безобидным. Неловко посмеиваясь, он щурился, как слепой котенок; оставалось только гадать, какого цвета его глаза. Брат и сестра были очень похожи: его волосы тоже были розовыми, он закалывал их причудливым гребнем.

Суи поклонился в той же манере:

— Подайте на свадьбу Куу.

Похоже, дикая алчность мешала им мыслить здраво.

— Блин, неужели еще не дошло? — закатил глаза Райнер.

— Чего не дошло? — Куу склонила голову.

— Здесь нет никаких сокровищ! А вообще, если вам так надо — забирайте все. Дарю.

Едва он закончил говорить, как брат и сестра метнулись к сундукам.

— Что за ерунда?! Где сокровища?! — раздалось спустя пару минут.

— Только взгляни, Куу, — заливался Суи, — выходит, что губернатор ворует народные денежки... Да ведь это идея! Деревенский юноша и влюбленная в него девушка восстают против нечистого на руку вельможи... Ах, пришло озарение! Я напишу великий роман!..

— Который все равно не будет продаваться! — съехидничала Куу.

Забавно, до чего он сразу осунулся; вдохновения как не бывало.

— Ах, Куу... Если б ты только в меня поверила...

Но Куу не слушала брата.

— Говорите, где сокровища! — напустилась она на Райнера с Феррис.

Лют вздохнул:

— Их тут нет...

— Вы умыкнули?!

— ...и не было.

— Тогда что вы здесь делали?

— А? Да мы искали артефа... Нет! — взвизгнул Райнер, внезапно почуяв неладное. — Стой, говорю!

БАЦ!

Феррис одним ударом уложила напарника, затем вернула меч в ножны и соврала, не моргнув и глазом:

— Мы — офицеры нельфийской армии, ведем служебное расследование по приказу самого императора.

— Зачем драться-то?! — рявкнул Райнер, держась за звенящую голову. Продолжать не решился: Феррис ткнула его каблуком под ребра.

— Ты соображаешь, что несешь? — прошелестела она. — Или не в курсе, что наша миссия строго засекречена?

— Но... но драться-то заче... А!

Райнер взвыл, держась за самое больное место. На лице Куу появилось сомнение�:

— Приказ императора? Что, правда?

— Так точно, — кивнула красавица. — Наша миссия — защитить народ от бесчестных представителей власти. Нам доложили, что местный губернатор, господин Фей, в последнее время вел себя подозрительно. Нужно это проверить.

И Феррис вынула из кожаного корсета листок бумаги.

— Ох уж этот Фей... Так он и впрямь обирал несчастных людей! Виновен!

— Можно вопрос? — Куу, похоже, совсем запуталась.

— Задавай.

— Так ведь местного губернатора Беллосом кличут...

— А «Фей» — его прозвище, — не растерялась Эрис. — В знатных кругах его зовут Фей.

Подал голос Райнер:

— Ни хрена себе прозвище... И ведь врет и не краснеет... Ах, простите, молчу! Хватит меня топтать! Пожалуйста. — Он поднялся на ноги, превозмогая боль. — Значит, разобрались. Идем же, Феррис. Нас ждет еще один злой губернатор.

— Правильно.

Не успели напарники оказаться на лестнице, как брат и сестра уверенно последовали за ними.

— А вас вроде бы не приглашали, — обернулся маг.

— Ну да, — ответила Куу. — Но вы же идете его арестовывать? Мы будем неподалеку! Вдруг и нам грошик перепадет...

— Повесть о тайном расследовании! Ей нужно подходящее название, — Суи вещал о своем. — «Железная Дева и ее команда»! Да, эту тему можно развить куда лучше!

Райнер едва не брякнулся с лестницы:

— Вы это серьезно?

— Конечно!

Напарники прибавили ходу.

— Эй, — прошептал Райнер, — чего делать-то будем? Если эти будут рядом околачиваться, мы не сможем продолжить поиски артефакта...

— Угу.

— Как бы нам от них отвязаться?

— Хм. Сначала вот что: ты говорил, будто Реликвия зарыта где-то в лесной чаще.

— И ты, похоже, решила ее отрыть, — вздрогнул Райнер.

— Нужны лопаты, — продолжала Феррис, — и все, что может понадобиться в лесу. Сейчас идти рано.

— Послушай, этой легенде минимум две тысячи лет. А ты хочешь просто взять и выкопать... боже, выкопать... выкопать артефакт? Надеюсь, ты шутишь.

— Не шучу. Если, конечно, ты прав и легенда — не выдумка.

— А! Ну, тогда нормально. Можно не беспокоиться. Угу... Значит, сперва отправляемся в город... А что с этими приставучими будем делать?

— Хм...

— Ага...

Райнер и Феррис переглянулись... и пустились бегом вверх по лестнице.

— Эй, вы куда?! Подождите нас! — заверещали Суи и Куу, пытаясь догнать напарников. — Ты видел, это и впрямь офицеры расследования! Они взяли след!..

Но маг и мечница все бежали и не оглядывались, пока их не потеряли из виду.

•••

Этот сон всегда был о смерти. Он возвращал ее в детство, в страшный приют, и рядом с ней был мальчик по имени Райнер. И сегодня ей снилось, что он обезумел. В тот момент, когда все полагали себя в безопасности, он внезапно...

...Милк лежит в луже собственной крови, проиграв тренировочный бой. Наставник нанес ей роковой удар, и теперь Милк не в силах пошевелиться, не в силах поднять разбитую голову.

Вот и смерть. Милк уже мертва, потому что не может бороться. Все, о чем должны помнить воспитанники приюта, — здесь держат лишь тех, кто на что-то годен.

Сколько выживет в этом бою, а сколько погибнет — все заранее оговаривалось. А значит, смерть одного купит жизнь другому, и потому поверженного добьют без всякой жалости. Если ее не убьет наставник, то точно прикончат другие воспитанники... И неважно, что еще вчера они были ее друзьями. Сегодня они вздымают над ней мечи.

«Мне конец...» — понимает она. Мир плывет перед ее глазами, кровь, заливающая лицо, мешает видеть. Милк все еще пытается что-нибудь разглядеть в этом размытом мире. Она ищет этого мальчика... чтобы взглянуть на него в последний раз.

«Ну, где же? — и тут же она видит его. — Что он скажет, увидев меня в таком положении? Он разозлится? Или, может, расстроится?..»

Но в его лице она не находит ни ярости, ни печали. Он... отрешен. Он смотрит с ошеломлением.

— Ми... Милк... Почему ты... Что... что со мной... Все как будто... Что... это... что... Спасите... Спасите... Ах... ах-ха... а-а-а-а-а-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!

Он хохочет... и вокруг происходит что-то невероятное. Спустя миг люди словно развеяны по ветру. Райнер Лют убивает их одного за другим, не прекращая смеяться. Всюду вопли и крики: «Это чудовище!», «Бежим! Это не человек!», «Райнер, остановись! Прекра-а-а-а-а...», «Не трожь меня! Я не хочу умирать! Я не хочу!..»

Но вот стихают предсмертные вопли, и Милк остается с монстром один на один. Она уже знает, что ей не спастись. Тот, кто стоит перед ней, — вовсе не Райнер... Это сама Альфа Стигма, воплощение хаоса.

Вот почему носителей ненавидят и называют монстрами.

Но Милк с улыбкой закрывает глаза:

— Ты еще здесь, Райнер? Ты и меня убьешь?

Он молчит, и по ритму его дыхания Милк понимает: он ее слышит, он здесь. И он собирается с ней покончить.

— Не вини себя, — говорит она. — Я очень рада... Рада, что именно ты заберешь мою жизнь. Я знаю, что это правильно.

Теперь он уже не смеется, однако, Милк не питает иллюзий... После того, как носитель «проклятых глаз» теряет контроль, он уже не может прийти в себя. Он больше не человек. И все же Милк хочет взглянуть напоследок на своего убийцу. Ведь она поклялась Райнеру-человеку, что никогда не отпустит его руки...

Милк вытирает лицо от крови и распахивает слезящиеся глаза. Перед ней простирается красный мир... Красный от крови убитых людей. Милк и Райнер — единственные в этом царстве мертвых.

Райнер смотрит на неё потрясенно:

— Это... это я... их убил? Но я не хотел... Я не хотел убивать... Я... я чудови...

— Ты чудовище, — кричит Милк, — ну и ладно!

И тут Райнер плачет... Его темные глаза с алыми вращающимися пентальфами наполняются слезами. Она ловит его взгляд:

— Я не боюсь такого как ты. Ты же меня не тронул... Мои близкие и родные... их убили другие взрослые... А ты монстр — и не убил меня. Ты лучше их. Так что не плачь! Хорошо?

Она замолкает, когда вдруг появляются люди в черной броне и окружают Райнера.

— Похоже, нам достался особенный зверь. Ни в одном источнике нет упоминаний о подобном поведении Альфа Стигмы. Он может себя контролировать под влиянием #837. Понадобятся дополнительные исследования.

837 — это порядковый номер Милк. В приюте обычные имена не в ходу. Да и зачем оно бессловесной пешке? Воспитанников и за людей не считают... А смертоносным машинам имена не нужны.

Милк это, впрочем, радует. «Видишь, Райнер? Ты не один такой, — хочется сказать ей, — со мной ты не одинок...»

Но люди продолжают:

— #837 понадобится для дальнейших экспериментов над монстром. Она нужна живой.

И тогда мужчина в черной броне вырубает Милк сильным ударом...

Милк Каллауд проснулась от солнечного луча, брызнувшего в глаза.

— Ах... У-а-ах~ Опять этот сон. Не успела я от него отвыкнуть... Что ж такое...

Она выглянула в окно и улыбнулась: вот бы солнечная погода продержалась подольше... Тут она ощутила слезы в уголках своих глаз.

— И я все еще плачу...

Милк вытерла слезы, вскочила без всякой сонливости и принялась заправлять кровать. Это было ее привычкой с тех пор, как семья Каллауд взяла ее из приюта. Она словно оттягивала момент, когда снова придется идти на тренировку. Ее истязали до кровохарканья каждый божий день, ни минуты не давая передохнуть — вот как было тяжело.

Но сегодня ей не придется этого делать. Она больше не дома, да и Роланд остался далеко позади. Ее наставникам нечего делать здесь, в нельфийском трактирчике. Но с многолетней привычкой Милк не могла расстаться: теперь она делала перед зеркалом утреннюю зарядку и заодно причесывалась.

— Считаем: раз~ два~ три~...

Милк занималась растяжкой, и на счет «десять~» на ее голове уже красовался высокий хвост. Этой девочке было шестнадцать, но выглядела она моложе благодаря кукольному лицу и огромным наивным глазам. И уже в столь юном возрасте она — командир отряда преследования нарушителей Запрета.

В дверь постучали:

— Капитан Милк, вы проснулись?

— Ах, Люк? Я уже встала, все хорошо!

— В самом деле? А вы ранняя пташка.

— Обожаю, когда меня хвалят!

— Хе-хе, вы само очарование. Ну-с, завтрак на столе, так что спускайтесь, пока он еще не остыл. Я разбужу остальных.

— Ла-адно! А что на завтрак? Я так голодна!

Примерно так общаются воспитатели детского сада с маленькими воспитанниками; но все же Милк была командиром Люка и всего отряда, а не наоборот. Их элитному подразделению предстояла первая миссия. Отряды преследования нарушителей Запрета (иначе их называли имиябури) отлавливали на чужбине роландских магов. В мирное время это была чуть ли не единственная задача армии Роланда, очень ответственная и опасная. И это тяжелое бремя легло на плечи юной Каллауд...

— Подъем! Кушать подано! — скомандовал Люк, распахивая двери.

Из соседней комнаты выглянул полусонный юноша. На вид он был самую малость постарше Милк.

— А-ха-а-а... Доброе утро, капитан~ — зевнул он.

— Доброе утро, Муа! — просияла Милк. — Погода сегодня чудесная, и завтрак уже готов!

— Серьезно? А кто готовил? Люк?

— Наверное. У него это здорово получается! Вот ты, Муа, какое из его блюд любишь больше?

— Карри, пожалуй.

— Да! Я тоже, я тоже! Никто так не умеет готовить карри!

Показался Люк — высокий и седой (притом ему было всего двадцать пять) мужчина с добрым лицом.

— Очень рад это слышать, — сказал он. — Но карри не принято подавать на завтрак. И потом, сегодня готовит трактирщица, а не я.

— Ну вот... — расстроился Муа. А Милк улыбнулась:

— Да неважно, кто! Я ужасно проголодалась. А главное, что мы будем завтракать вместе!

Люк и Муа, переглянувшись, мигом сошлись во мнении:

— Какая умница!

Уже и не поймёшь, кто тут командир, а кто подчиненные.

— Ну, что ж, — произнес Люк, — капитан, вы заслужили двойную порцию!

— Правда? Ой, как здорово!

«Ура-а-а!» — громко вскричали в комнате мальчиков, и в коридор выскочил бодрый парнишка, ровесник Муа.

— Стоя-ять! А что, только капитан получит добавку? — воскликнул он. — Я тоже хочу!

— Эй, но тогда и мне добавка положена! — заявил Муа. — А то как же так: Лаху можно, а мне нельзя?!

— Ладно, — Люк принялся выпутываться, — радуйся, Муа. Можешь взять себе порцию Лаха: он проспал, значит, сам виноват.

— Что?!

Видя, как расстроился Лах, Милк сказала:

— Я отдам тебе свою порцию!

— Спасибо, капитан! Я ваш навеки!

— Ишь, какой хитрый! — снова возмутился Муа. — И я тоже ваш, капитан!

— Давайте уже пойдём, — улыбнулся Люк. — Ах да, не волнуйся, Лах, без добавки тебя не оставим.

— Хорошо~

Всей гурьбой они направились вниз, в столовую — хваленый элитный отряд и капитан под стать.

Как бы там ни было, отряду Милк доверили важную миссию, от успеха которой зависела вся империя. Секреты магии нужно оберегать, поскольку она разнится у всех народов Менолиса. Любая мелочь имеет значение: как активировать, какой источник использовать, нужно ли читать заклинание или достаточно вычертить магическую печать... Раскрыть врагу тайны роландской магии — все равно что слить сведения о числе солдат и вооружений. И если это произойдет, начнется война, наихудшим исходом которой будет падение Роланда. Вот почему Милк и ее отряд должны справиться со своей задачей. Если нарушитель Запрета уплывет у них из-под носа, в следующей войне погибнут многие.

Милк должна убить своего соотечественника. Дело ее отряда сопряжено с огромной опасностью, а особенно они рискуют, гоняясь за преступником в одиночку, в чужом краю, без чужой помощи. В том мало почета, хотя отряд и зовется элитным, и благородные люди воротят носы от подобной службы.

Но Милк и ее ребята должны претерпеть боль и тоску по родине, чтобы спасти свой Роланд, родных и близких, друзей и товарищей. На них возложен долг, от которого нельзя отречься.

Так, отряд расселся за столом и принялся за еду.

— А ведь вкусно! — сказал Муа. — Давай, Лах, попробуй.

— Муа, ты же знаешь, что я ненавижу овощи.

— Эй! Капитан Милк! Люк! Скажите Лаху, чтобы не привередничал!

Люк взглянул на Лаха со всей строгостью:

— Пока не съешь — никакого десерта.

— Э-эх... Да знаю я. Так и быть...

Глядя, как парень давится своим завтраком, Милк весело рассмеялась. Еще никогда она не завтракала в такой хорошей компании. Приемная дочь семейства Каллауд должна уметь хорошо сражаться — и все. У нее не было ни желаний, ни чувств. Пока Милк приносила пользу, ее не трогали, но и души в ней не видели. Ее не пускали к гостям, у нее не было подруг... не было счастливой жизни. И дело было даже не в том, что ей не позволяли все это иметь — она сама не желала. Она безропотно следовала приказам, чтобы стать сильным солдатом роландской армии.

— Капитан, — забеспокоился Люк, — у вас нет аппетита? Вы себя плохо чувствуете?

— Что? — Милк подняла голову. Лах и Муа наблюдали за ней с волнением.

— Вы много молчите. Все в порядке?

— Все хорошо, капитан?

И вдруг Милк почувствовала, что вот-вот заплачет. Она и мечтать не смела... Не думала, что этот день придет... Она — их командир и поэтому не должна показывать слабость. Нельзя... нет, только не плакать...

— Конечно! — Милк заставила себя улыбнуться. — Все замечательно! Правда! Смотрите, я ем!..

Она, как могла, выдавливала из себя улыбку, но слезы предательски заструились по щекам.

— О, нет-нет-нет-нет-нет! — всполошились мальчики. — К-капитан, не плачьте! Вы чего это? Чего делать-то?

— Все из-за вас! Вот что вы пристали с вашими овощами?! Капитан ведь тоже овощи не выносит!

— Да ну! Да ладно! Да не может быть!

— Нет, нет... — помотала головой Милк, — это не так! Честно! Я в порядке, прошу вас, ешьте! Я... вовсе не плачу...

Люк приблизился к ней:

— А вот и плачете. Где у вас болит? Только не надо скрывать это от нас. Если вам плохо, скажите честно, и тогда мы...

— Нет, я просто... — Милк снова качала головой. — Я просто очень обрадовалась... Я так рада, что вы со мной... Я никогда... никогда не сидела вот так и не болтала... с другими...

— Ох... Вы меня растрогали...

— И меня... Капитан Милк, я никогда вас не брошу, никогда-никогда!

Ревели уже вчетвером. Дверь в столовую приоткрылась, и вошел настоящий красавчик. Увидев, чем занят его отряд, он приподнял одну бровь:

— Из-за чего потоп?

Милк подняла лицо:

— Ах... Лир, ты вернулся!

Это был последний из ее подчиненных. Он занимался сбором информации. Лир отправился на разведку, едва отряд прибыл в этот город накануне вечером.

— Вернулся, капитан Милк, — кивнул он. — Люк, что происходит?

— Короче говоря... — встрял Муа.

— Идиот~ — тихо произнёс Лах. — Вот только попробуй сдать капитана. Ей и так неловко.

— А, ну да... Тогда попозже, ладно, Лир?

— Вот как? — парень, видно, совсем запутался. — Снова телячьи нежности?

Тут Люк, наконец, решил перевести тему:

— Какие новости, Лир?

— Садись с нами, позавтракай, — тут же предложила Милк.

— Да, верно. Садись, ешь да рассказывай.

— Вообще-то... — Лир оглянулся на дверь, — я не один. Нашел интересных ребят, они кое-что знают.

Люк нервно прищурился, и доброе выражение схлынуло с его лица:

— Я так понимаю, они требуют заплатить им? Ты привез их к нам, так ничего и не выведав, а значит, торговаться выпало мне. То есть, я хотел сказать — капитану Милк.

— Вот знаешь... — Лир заметно приуныл, но не успел он добавить еще хоть слово, как дверь за его спиной распахнулась.

— Я не поняла, это что еще за дела?! Угостите нас завтраком да получите свою информацию, неужели вам так накладно? Чем это так вкусно пахнет?.. Ну, вы дадите нам с братцем Суи перекусить или нет? Решайте быстрее! Пока вы мнетесь тут, мы с голоду помрем!

В столовую вошла девушка помладше Милк, выглядела она на двенадцать-тринадцать лет. И она была очень мила, несмотря на ее дерзкий тон.

— Ох, не обращайте на нее внимания... — следом за ней появился рослый мужчина. — А вы правда угощаете? А рыба в меню найдётся?

Лир глядел на незнакомцев с явным скепсисом.

— Я подумал, что, раз я пообещал им завтрак, лучше будет привести их сюда, и тогда мы все вместе послушаем, что они нам расскажут.

— Согласны, капитан? — Люк посмотрел на начальницу.

— Присаживайтесь! — кивнула Милк.

И завтрак продолжился.

— Знакомьтесь: Суи Орла и Куу Орла, — представил Лир накинувшихся на еду гостей. — Они брат и сестра, давно хотели повидать мир, вот и путешествуют...

— Нет, постой-ка! — перебила его Куу. — Ты все неправильно говоришь! Это я потащила братца Суи с собой! Если бы не я, он так и сидел бы на одном месте!

Лир загадочно посмотрел на Суи, но тот лишь глупо хихикнул:

— Она права, да-да... Честно говоря, сам я не очень могу о себе позаботиться... Так что сестренка во всем меня направляет, хе-хе~

— Именно! Без меня он бы вообще потерялся и сгинул! Вот почему я ненавижу писателей! Витают где-то в облаках, а к жизни не приспособлены!

— А вот Куу не такая.

— Ага... До чего несправедливо! Не могу же я вечно с тобою нянчиться... Вытри рот. — Но здесь Куу сама промокнула платком уголок его рта. Милк радостно было видеть, что Куу, хотя и ругает брата, все же о нем печётся. Они, похоже, были очень дружны. Милк даже завидовала.

— Если вы знаете хоть что-нибудь, поделитесь с нами, — произнес Люк и взглянул на Лира.

— Да, я уже сообщил им, что мы представляем империю Роланд и получили разрешение от нельфийских властей на поимку нашего имиябури, — кивнул Лир.

— Вот и хорошо.

— Суи, рассказывай ты, а я поем.

— Что?! Но почему я? А вдруг я что-нибудь перепутаю?

— Ты же знаешь, меня иногда несет — не могу остановиться. Так что лучше рассказывай ты.

— Уж извините, — улыбнулся Люк.

И Суи поведал им о крепости к югу от города, якобы там Суи и Куу встретились два незнакомца: вялый мужчина и красотка-воительница. Эта парочка заявила, что ведет тайное расследование по приказу императора Нельфы.

— Офицеры расследования? — удивилась Милк.

— А ведь интересно, — заметил Люк, — неужели в Нельфе бывает такая должность? Чем-то похоже на следственный отдел в Роланде. Но при чем тут мы?

— Да потому что мы сразу поняли, что они врут, — заявила Куу. — Верно, Суи?

— Ага, — кивнул ее брат с дурацкой ухмылкой, — без сомнения, они лгали.

— С чего вы это решили? — вырвалось у Муа. — Ай! Лах, ты чего?! Ой!

— Вот балбес! — Лах снова отвесил ему подзатыльник. — Молчи и оставь разбираться Люку, он у нас главный.

— А... ну да... Простите, Люк. Я не хотел мешать.

Люк только вздохнул:

— Извините нас. Так... почему вы думаете, что они солгали?

Суи хотел ответить, но Куу успела хитренько улыбнуться:

— Что, интересно стало? Продолжение следует. За обедом.

— Мы вам оплатим обед, ужин и постой на целые сутки, — сразу сказал Люк. — И желаем, чтобы ваш брат все же издал хорошую книгу.

— Вы серьезно?!

— Как здорово, Куу!

— Так что не волнуйтесь, — продолжил Люк, глядя на счастливых брата и сестру. — Пожалуйста, расскажите нам все.

— Ну, ясное дело! — воскликнула Куу. — На них были доспехи с эмблемами... Роланда.

Люк, опешив, повернулся к командиру:

— Это подтверждает слова майора Миллера о двух нарушителях, укрывающихся в Нельфе.

— Похоже, все так и есть, — лицо Милк просветлело.

— Мы обязаны их поймать. Это наше первое боевое задание.

— Да! — тряхнула головой Милк. И посмотрела на Орла: — И куда же они пошли?

— О, мы знаем! — ответила Куу. — Вернее, знали. Мы шли за ними по пятам до минувшей ночи, но потеряли недалеко от города.

— В целом городе... — снова встрял Муа — и снова угостился подзатыльником.

— Дурак! — прошипел Лах.

— У-а-а... простите...

Суи не обратил на них внимания:

— Мы рискнем предположить, что они вернулись в тот лес, возле крепости, и сейчас находятся там.

— Это почему же? — спросил Люк.

— Они что-то искали, — ответил Суи. — Что-то в лесу. Мы слышали, как они говорили об этом. Если бы они поняли, что их подслушали... Нам было бы несдобровать. Так что мы ничего не знаем!

— Эти двое опасны, — кивнула девочка. — Страшная силища. Но Суи сказал, что их характеры послужат для его романа, и — представьте этакую глупость! — попер за ними!

— Но ведь ничего не случилось, Куу...

— И слава богу!

Милк и ее ребята отвлеклись от спорщиков, чтобы обсудить услышанное.

— Похоже, нарушители их здорово напугали, — Лир скрестил руки на груди. — Видать, они ни перед чем не остановятся. Но что они могут искать в лесу?

— Что-то жуткое, захороненное в лесной чаще, — кивнул Люк, — или травы, вызывающие галлюцинации... В Роланде их давно уже запретили. Но даже если эти двое и не контрабандисты, мы обязаны выяснить! Капитан, что будем делать? В последний раз Суи и Куу видели их вчера вечером... Мы идем по свежему следу. Можем выехать прямо сейчас, чтобы нагнать их.

Милк закрыла глаза и задумалась о своей первой миссии. С имиябури надо кончать, пока они не натворили дел. Они оба сильны и, должно быть, знают толк в магии. А если у них есть сообщники?

Это очень опасное предприятие, но Милк знала это с самого начала. «Деваться некуда, я должна поймать этих нарушителей. И притом не потерять никого из отряда», — подумала она. О, она боялась, что кто-нибудь пострадает... Так что нужно действовать быстро, чтобы снизить риск. У нее есть возможность опередить имиябури и устроить засаду. Да, это наилучший выход.

— Выступаем немедленно! — решительно заявила она.

— Есть! — хором ответили спутники. Они не потратят много времени на сборы.

— Подождите, а как же мы? — оторвалась Куу от завтрака.

Люк положил перед ней несколько золотых монет:

— Спасибо за вашу помощь. Мы очень спешим, так что — вот, держите.

— Ладно! Уж теперь мы квиты! Удачи вам! — помахала им Куу, и Милк помахала в ответ.

— Спасибо! До свидания!

Отряд преследования выдвинулся на поимку нарушителей Запрета.

•••

В третью ночь исканий, в сияющую луну, Милк и ее отряд не дыша затаились в густой листве.

«А вот и они... Это точно они — нарушители...» — думала Милк, высматривая свои цели. Их, как им и сказали, было двое: высокий, стройный, сутулый темноволосый мужчина и невероятно красивая белокурая женщина-воин.

Нарушители... — прошептала Каллауд, и пульс ее зачастил. «Ах, могут услышать!» — она кое-как замедлила сердечный ритм. Давно она не чувствовала такого волнения... Она никогда не боялась ни тренировок, ни даже смерти. Даже самые страшные испытания ее не сломили. Но сейчас, глядя на нарушителей, она отчего-то занервничала. А если они вступят в схватку — что тогда? Тогда Люк, Лах, Муа и Лир... будут в опасности. За себя-то Милк не боялась, но вот за других... Что же делать?

Затоптав в себе трусость, она покачала головой: «Только не паниковать, Милк. У тебя все получится! Да! Не бойся, им тебя не одолеть, если возьмешься за дело с толком!»

Вокруг стоял темный лес.

«Не бойся... Вспомни свои тренировки. Все на своих местах, и никто не пострадает... Все будет хорошо!»

— Капитан, — послышался ей глубокий голос Люка, — отсюда не очень-то видно, но, по-моему, у них на броне роландские эмблемы.

— Тогда это и впрямь нарушители! — Милк пристальнее вгляделась в противников. Роют землю лопатами, ищут что-то, как и говорили информаторы. Травкой, как сказал Люк, тут, конечно, не пахнет, но если они выкапывают что-то... запретное?

Кажется, здесь свершается преступление.

Мужчина... необычайно вялый. Копает с явной неохотой. Как будто его заставили.

Нет, предложить им сдаться по-хорошему...

— Бессмысленно, — пробормотала Милк.

«Что нам нужно? Они нас пока еще не обнаружили... Это наш шанс. Будет лучше, если застанем врасплох. Стратегия, стратегия... Есть два варианта. Так как мы не знаем, насколько они сильны, подойдёт метод "разделяй и властвуй"... Поодиночке они будут слабее, а мы, таким образом, меньше рискуем. А еще... можно поступить так, как подсказал Люк: собрать все свои силы и дружно атаковать. Они не смогут сбежать, и мы точно поймаем обоих... Если выживем. Что же делать?»

— Каков наш план, капитан? — произнес Люк.

— А... а ты, Люк, как думаешь... — залепетала Милк.

— Решать вам, капитан. Мы можем атаковать, а можем понаблюдать еще немного.

Милк задумалась и поняла: только атаковать. Если отряд останется здесь, их могут обнаружить... Нужно идти в лоб! Но сперва решить, рассредоточиться ли или напасть всем скопом...

Милк взглянула на Люка. Затем — на имиябури. Что важнее: успех операции или безопасность камрадов? Ответ один.

— Идем на захват, — твердо решила Милк. — Приведи остальных.

— Есть, — и Люк исчез в кустах. Вскоре Лах, Лир и Муа присоединились к ним и приготовились к бою.

— Ждем приказа, капитан, — сказал Люк.

— Э... Ну... Сейчас. Да~

Милк посмотрела на небо. Медленно-медленно облака закрывали собою луну, и вскоре все погрузилось в кромешную темноту...

— Сперва я отвлеку их магией. Муа прикроет меня, а вы, Люк, Лах и Лир, нападете с мечами.

Люк удовлетворенно кивнул, и бой начался.

Милк Каллауд почти мгновенно нарисовала в воздухе волшебную роландскую печать.

— Призываю удар грома... ИЗУЧИ!

Печать ярко засияла, и молния понеслась в цель, оглушительно грохоча. Вот сейчас она...

Но в какую-то долю секунды вялый парень, который стоял к ним спиной, набросал свою печать — и об него разбилась молния Милк.

— Что?! — воскликнул отряд в изумлении.

— Он знал, что мы здесь?!

— А если и да, то как ему удалось... мгновенно отразить? Я не знал, что такое возможно...

Но что это было?

Что это было?

Милк была очень умелым магом, по крайней мере, сильнее обычного человека. Чтобы тягаться с нею в скорости плетения заклинаний... нужно быть не-человеком. Все это понимали. И все были в шоке. Во всяком случае, защитная магия в целом сложна и энергозатратна. Но чтобы вот так, в секунду распознать заклинание оппонента, проанализировать, придумать, чем ответить... Да никто так не может! А если может, то это — маг вне категорий. Или же...

Монстр.

«Нет-нет-нет-нет-нет!!» Нужно защитить, защитить остальных!

В этот момент «проснулась» блондинка и вынула меч из ножен.

— О нет! — вскрикнул Люк. — Защищать капи...

Но воительница метнулась к нему с невероятной скоростью, и его голос оборвался. Люк даже не успел обнажить клинок, как уже получил эфесом меча по шее. И рухнул.

А спустя миг рухнули остальные. И осталась одна лишь Милк, которая только хлопала глазами. Невероятно! Движения мечницы, не говоря уже о выпадах ее меча, были просто неразличимы. Люк и другие мальчишки повержены. Милк не смогла защитить их... Хотя они все еще живы. Значит, она...

Тут белокурая мечница взглянула в сторону Милк.

«Меня убьют!» — пронеслась мысль. Каллауд уже думала сдаться, устрашившись врага... Но пока Люк и остальные лежали на голой земле, в голове командира звучало только одно: «Постарайся дожить». Так говорил ей Райнер, мальчик из приюта.

И это придало ей мужества. Она не может умереть здесь... не может оставить своих ребят. Ей нельзя умирать.

Женщина занесла меч, и Милк воскликнула:

— Нет, черт возьми! Я не готова умереть! Я надеялась, что успею сдержать обещание!..

Но вдруг мечница одним взмахом клинка развеяла магическую печать, которую Милк отчаянно старалась начертить.

— Между смертью и крушением всех надежд... — вдруг сказала прекрасная дева, — есть весомая разница.

Ее лицо ничего не выражало, ни единого чувства... Милк чуяла в ней убийцу. Такие, как эта девушка, живут, чтобы убивать. Нет, против нее у Милк ни единого шанса... Они оба гораздо сильнее: и лентяй, и красотка.

— Но... но я все равно не хочу умирать! — вскричала Каллауд.

И тогда мечница ответила:

— Ясно. Тогда вали.

Такого Милк явно не ожидала. Значит, ее не убьют? Красивая мечница продолжала с той же бесстрастной миной:

— Вон тот недоумок за моей спиной, — она ткнула пальцем через плечо, — злостный извращенец. Если сейчас же быстро не исчезнешь, он возьмет тебя силой и будет...

— Не неси чушь, — раздался мужской голос, — и сделай лицо попроще.

Этот голос... эта интонация... Милк вздрогнула, вспомнив этот сонный тембр. В нем угадывалось тепло.

«Бред, бред! Это невозможно! Этот нарушитель опасен, он с легкостью отразил мою магию! Но ведь... Если это он... Только ему под силу... Но это не он! Он никогда бы не стал извращенцем! И он не мог забыть меня и уйти с этой красоткой!..»

И тут Милк поняла: она слышит голос Райнера, потому что вот-вот умрет. Наверняка, Райнера давно уже нет в живых... И вот он здесь, чтобы препроводить ее на тот свет.

Милк, наконец, осознала неотвратимость гибели. «Но тогда... я должна закончить начатое. Я не позволю ему себя совратить!» Люк и другие могут очнуться, и тогда у них будет шанс сбежать, если Милк постарается отвлечь эту парочку...

И тогда Милк Каллауд взглянула на извращенца с криком:

— К-какой развратник! Думаешь получить меня без сопротивления?! Да я... Ах?..

Она увидела знакомое лицо в обрамлении темных волос. Она увидела карие глаза и алые пентальфы, которые с легкостью читали магию Милк. Это «проклятые глаза». Это сила, которой боялись все...

Милк задрожала: не может быть, не может быть...

— Не верю... Эти символы... Твои волосы... Ты — Райнер?

— А? Ты знаешь мое имя? — он посмотрел на Милк с удивлением. Это и в самом деле был Райнер...

От этой новости голова пошла кругом. Райнер и Милк разглядывали друг друга.

— Хм. Верно, вы уже знакомы, — произнесла спокойная женщина. — Райнер, ты насиловал ее прежде?

— НЕТ! — рявкнули оба. Милк, нахмурившись, перевела взор на прелестницу. «Да кто она такая... Она совсем не знает Райнера. О боже, о чем я думаю!..» Ведь Райнер здесь! Она так мечтала найти его, встретиться с ним, поблагодарить... а теперь совсем растерялась. «О чем говорить? Рассказать о себе, о своей жизни у Каллаудов? Или... или вспомнить, как он обещал... жениться? Ох, нет... Все так внезапно... Ах, если бы я знала... я бы хоть накрасилась...»

С чего же начать?.. В голове у Каллауд все перемешалось.

— Но, но, но ты же... Райнер? Специальный научный комплекс Роланда #307? Райнер Лют?!

— А это-то как узнала? — изумился Райнер. — Ты вообще кто?

У Милк едва не остановилось сердце.

— Ты что, совсем меня не помнишь? Милк! Это же я — Милк!

Лицо Райнера прояснилось:

— Ну, конечно!.. Вообще не помню.

— Ты... ты шутишь?! Ты все забыл? Ну вспомни, ты обещал на мне ж... жениться! Когда меня увозили...

— Потрясающе, — сказала мечница, на вид не очень-то потрясенная. — Так ты заманивал девчонок обещанием жениться...

— Нет, не заманивал, — буркнул Райнер. — Все, довольно. Феррис! По старой схеме.

— Ах, понятно. — Блондинка мигом истолковала его выразительный взгляд.

И тут они вдвоем с веревкой наготове накинулись на Милк. Райнер быстро связал ошеломленную девчонку. «Да что это? Что происходит? Почему Райнер...»

— Ты ее хоть узнаешь? — в этот момент спросила Феррис.

— Ну~ — задумался Райнер.

— Как ты можешь не помнить?! — вырвалось у Каллауд. В самом деле, когда он успел заработать склероз?

— Э... нет. Все как-то глухо. Так ты говоришь, мы с тобой воспитывались в одном приюте, и до того, как тебя продали дворянам, я пообещал на тебе жениться? Тебе что, так хочется замуж, раз ты повсюду меня разыскиваешь?

— Нет, нет! Все не так! Да, мы поклялись пожениться... Но тогда мы были еще детьми... А вообще, мы с тобой дружили!

«Да что это я... Я ведь только и жила тем моментом, когда снова увижу Райнера! Но Райнер... забыл меня...» Милк всхлипнула, подумав об этом. Неужели для Райнера их дружба и обещание ничего не значили... Неужели он никогда не вспоминал приют? Но ведь на самом деле...

— Объясни тогда, — внезапно сказала Феррис, — почему это подруга детства, которую ты бросил, пыталась нас убить?

— Что значит "бросил"... Никто меня не бросал! Я же говорю, это было в детстве... Ах! — Милк замолкла, когда меч очутился у ее горла. Эта красавица была очень опасна. Против нее можно выставить любого мага, но он будет повержен еще до того, как успеет вымолвить заклинание. Вот это силища...

«Мне ее не одолеть... А Райнер — он на ее стороне...»

— Отвечай, — холодно произнесла красавица.

Каллауд взглянула на Люка и других своих спутников. Их жизнь зависела от ее ответа. Женщина по имени Феррис пугала ее не на шутку. И теперь Милк мучительно выбирала, предать ли свою страну или спасти союзников.

И она приняла решение незамедлительно.

— Перед вами командир отряда преследования нарушителей Запрета, лейтенант Милк Каллауд. Вы нарушили Запрет и должны быть арестованы именем роландского короля. Поняли?! Ничего вы не сделаете ни мне, ни моим товарищам! Теперь-то основные силы знают, что вы здесь! И когда мы не выйдем на связь, они пришлют еще отряд, чтобы вас найти!

И это был блеф. О Райнере с Феррис в Роланде пока еще ничего не знали. Со смертью отряда Милк все будет кончено... Поэтому она лжет, чтобы спасти остальных.

— Да блин! Феррис, ты это слышала?! — опешил Райнер. — Именем роландского короля... Что за бред?! Мы здесь по приказу Сиона...

В темноте блеснул меч, уткнувшись в шею Райнера. Милк оценила, с каким мастерством фехтовала опасная женщина.

— Ах, болтун~ Надо было вскрыть тебе череп еще тогда...

— Нет, не надо... — Райнер быстренько проглотил заготовленные слова.

И тут до Каллауд дошло! Так вот в чем дело! Райнер... его шантажируют! Обманывают! Угрожают! Эта жестокая женщина, должно быть, нашла его слабое место... Вот и разгадка! Вот почему он соврал, что не помнит Милк! Потому что он не хотел, чтобы жуткая Феррис знала об этом! Милк ему дорога, он хочет спасти ее!

«Господи, что же делать... Я должна его выручить. О нем больше некому позаботиться! Думай, Милк! Райнер явно на что-то намекал... Он же умный, он умеет просчитывать ситуацию на два шага вперёд... Что он хотел мне сказать? А что он сказал перед тем, как...»

«Мы здесь по приказу Сиона...» — и тут мечница прервала его.

«Точно! "Сион" — это ключ. Какой-нибудь уголовный авторитет... Он использует Райнера! Нужно вырвать его из лап этой... этой мафии!» — лихорадочно думала Милк.

Тем временем Феррис плавно убрала меч в ножны и сказала:

— Впрочем, это ждет. Теперь за нами охотятся и роландцы, и нельфийцы. Но мы не можем идти вразрез с нашими указаниями. Убив преследователей из Роланда, мы станем преступниками. А расправившись с солдатами Нельфы — еще и шпионами. Попали меж двух огней. Уразумел? Так поторопись и сделай своё дело. КОПАЙ.

— Обожди-ка! Я же сказал, что в гробу видал эту лопату...

Свищ!

— Понял, понял. Уже бегу копать! Ты рада? Убери меч!

Они вернулись на полянку, прихватив лопаты.

— Постойте! Развяжите меня! — заорала Милк, но Райнер и Феррис никак не отреагировали.

•••

— Нет, это нереально... Я так устал... Второй день батрачим! Сколько ям мы вырыли?

— Семь.

— И ни в одной не оказалось Реликвии. Впрочем, чего удивляться?

— Ты же сам сказал, что меч лежит здесь.

— Эй~ Двести лет прошло. И потом, вспомни легенду, — сказал он прекрасной леди, медленно раскапывая землю. — Сколько бы ям мы ни вырыли, Реликвия героя все равно не дастся нам в руки. Кто вообще придумал эту ересь — выкапывать оружие, пролежавшее в земле двести лет? Ах да, я и придумал. Нет, это невозможно. А наши-то, наши! Сами чего-то перепутали и теперь хотят нас убить... — Райнер посмотрел в сторону Милк и глубоко вздохнул. — Нет, я не могу. Давай все бросим и вернемся в город. Это невозможно. Невозможно. Невозможно...

КЛАЦ!

Лопата ударилась о что-то жесткое.

Эрис подняла голову. Переглянулись. Помолчали.

— Это... это что, шутка? — Райнер даже хихикнул. Мечница развела руками. Вероятно, и она была ошарашена, хотя по лицу и не скажешь.

Они снова взялись за лопаты, и вот, наконец...

— Н... не верю...

И это и в самом деле было невероятно. Они достали из ямы... кинжал. Но, похоже, он был предназначен не для того, чтобы им бить и резать: короткое лезвие было выплавлено из странного синего металла. Рукоять тоже была недлинной.

— Значит, это легендарный артефакт? — спросила Феррис. — На меч не очень похоже.

Но Райнер ей не ответил. Его сонные глаза сузились, серьезно рассматривая кинжал.

— В жизни не видел подобного материала... И надпись виднеется...

— Ну, что там? В твоем докладе о нем ничего не найдется?

— Не торопись. Я пока не пойму... Похоже, что в нем сокрыта какая-то сила... Хм. Сначала надо проверить...

•••

В то время, как Райнер и Феррис занимались научными изысканиями, неподалеку от них Милк изо всех сил старалась освободиться. Она ползла червячком в сторону Люка и остальных, пока не врезалась.

— Очнитесь! Ну же! Люк, Лах, Лир, Муа!

Застонавший Люк первым откликнулся на ее зов:

— Ах! Капитан Милк! Вы целы?

— Да! Люк, ты как? Ты не ранен? Ты в порядке?

Он размял шею:

— Кажется, да, в порядке. Но... что слу...

— Все потом, сейчас надо разбудить остальных.

Когда они привели в чувство других мальчишек, Муа сказал:

— Почему мы связаны?!

— Ыть! Ы-ы-ы... — Лах чертыхнулся. — Не могу разорвать веревки...

Пока еще спокойный Лир попытался высвободить руку. Раздался треск.

— Простите, друзья. Зря только запястье вывихнул. До чего эти нарушители нетипичные...

Крак! — прозвучало снова.

— Ли... Лир... — Муа передернуло. — Это твои суставы?

— А? А, да.

— Тебе, наверное, больно... Или нет? Неужели ты ничего не почувствовал?

— А ты разве не знаешь, как нужно правильно вынимать суставы? — встрял Лах. — В армии этому сразу учат.

— Нет, не знаю и не хочу! И я не один такой! Капитан Милк, вы ведь тоже так не умеете?

— Ну, почему же, — мягко сказала она. — Знаю, как вывихнуть все суставы, за исключением шейных.

Отряд сразу заткнулся.

— ...Все? — выдавил Люк.

— Жуткая боль, — Лир покачал головой, — как вспомню, так вздрогну.

— Во всем теле?! Это ж терпеть невозможно! — воскликнули Лах и Муа.

Пока шла беседа, Милк изучала взглядом окрестности. Не время болтать, нужно Райнера выручать. А для этого хорошо бы избавиться от веревок, пока не вернулась мечница...

Но вдруг Милк услышала приближающиеся голоса.

— Должно быть, они где-то здесь. Утром эти роландцы направлялись сюда.

— Наших-то в крепости перебили... Да еще и магией! Это уже верх наглости!

— Но мы им покажем! Вот поймаем, тогда они все у нас расскажут: и что делали в крепости, и зачем ошиваются в этих лесах... Красотку я предлагаю допрашивать отдельно, хе-хе-хе~ От пятидесяти солдат им не уйти...

Подслушивая, подчиненные Милк переглядывались и вздыхали.

— Да уж, — прошептал Люк, — нельфийская оборона... Хорошо, что мы заранее получили разрешение на поимку роландских нарушителей. Хотя бы вопросов не возникнет, если нас тут найдут. Но пока суд да дело, нарушители скроются под шумок...

Милк его уже не слушала. «О нет, они ищут Райнера и эту женщину... Они думают, Райнер сделал что-то ужасное. И теперь Нельфа послала за ним пятьдесят солдат... Их арестуют! Кошмар! Что же делать... Райнер невиновен, я знаю это! Но если он попадет к ним в руки... Это смерть».

Райнера не должны поймать — или он умрет. «Нет, я не дам этому случиться, — Милк помотала головой, — есть еще время. Я должна предупредить Райнера, и тогда он спасется... Пусть нас поймают, но Райнер должен уйти!»

— Пригнитесь, — произнёс Люк, — тогда они нас не заметят...

«Я... Я должна защитить тебя, Райнер!»

И тогда Милк открыла рот и завизжала:

— Я хочу в туалет!!

Люка тряхнуло.

— Сволочи! — орала Милк на весь лес. — Связали и бросили тут, ни стыда, ни совести! Извращенцы! Отпустите меня! Развяжите, кому говорю! И дайте сходить в туалет! У девушек... бывают трудности! Только не спрашивайте, КАКИЕ!!

— К-капитан... — Люк отчаянно пытался остановить ее. — Мы на вражеской территории... Тише, прошу вас... Терпите!!

Но — увы! Солдаты Нельфы уже взяли след:

— Обыскать здесь все! Они близко! Соберите отряд! Они заплатят нам за все, что сделали!

— Да что ж такое творится-то?! Вы серьезно?! — вскричали Лах и Муа.

— Что делать, что делать, что делать...

— О чем вы только думали, капитан, — в сердцах сказал Лир. — Вот теперь у нас неприятности...

Он, прищурившись, сделал знак Люку, и тот повернулся к Милк:

— Зачем вы это сделали, капитан?

Люк говорил мягко, но девушка чувствовала себя пристыженной. Она не могла рассказать о Райнере, ведь его преследует Роланд... «Люк очень добр ко мне... и я не хочу ему лгать...»

Но тут он тихо улыбнулся:

— Похоже, у вас были на то основания. Все в порядке. Мы на вашей стороне, капитан. Давайте лучше подумаем, что теперь делать.

— Люк... — она закусила губу и уже почти призналась...

— Что за ребята? — услышала она вдруг. — Это не те, что были утром.

— Эй, на них тоже эмблемы Роланда! Должно быть, у сладкой парочки есть сообщники.

Нельфийцы враз окружили их. Милк пыталась что-то сказать, но Люк опередил ее:

— Успокойтесь, пожалуйста. Мы вовсе не...

— Ну уж нет! Роландские ублюдки! — разъярились солдаты. — Ваш король обещал нам мир, а сам теперь посылает сюда шпионов! А мы ему верили, как последние идиоты!

— Да послушайте же! Никакие мы не шпионы. Мы — отряд преследования нарушителей Запрета, у нас есть разрешение, подписанное нельфийским...

БАБАХ! В небо взвилась вспышка яркого света, и гром оглушил Милк и ее товарищей. Ослепительное сияние разлилось над лесом.

— Что происходит?! Что это за свет?! — вопили нельфийцы, задирая головы.

— Ничего не понимаю, — Люк прищурился, — это же магия Роланда... Изучи...

Но внезапно все звуки исчезли: и его голос, и крики солдат. Милк с Люком переглянулись, разом смекнув, в чем дело. Это Антэ — еще одно заклинание из роландского арсенала, которое разом приглушало звук. Очень полезно в бою против воинов королевства Эстабул, в ходу у которых были волшебные звуковые волны. Магия Антэ, напротив, гасила колебания воздуха и погружала людей в полную тишину...

Нельфийцы, конечно же, растерялись. Милк не могла не оценить всей прелести тактики: гром и молния Изучи растревожили бедных солдат, а уж тишина и вовсе ввергла их в панику.

Но ненадолго. Снова вскричали солдаты:

— Что это было?!

— Враги! Они близко!

— Без сомнений, магия Роланда... Но неужели... имиябури вздумалось нас спасти? — поразился Люк. — Они разве не понимают, что мы их преследуем?

«Они могли бы этого и не делать, — хотела сказать ему Милк, — но Райнер... Я знала, что он меня помнит! Он спас меня! Но — аргх! Я ведь так для него старалась! И вообще, нам ничего не угрожало!»

И все же она просияла.

Но тут... один из нельфийцев рухнул на землю, теряя сознание. «Он здесь! — поняла девушка. — Он пришел к нам на выручку!» Вот, однако, мелькнули золотые волосы... Феррис! Она сражалась с солдатами, изящно орудуя длинным мечом.

«Почему она?! И зачем этой Феррис нас защищать?! — Милк совсем запуталась. — Неужели она... хорошая? Но если Райнер не ее пленник... Тогда он ее возлюбленный».

В этот момент к девочке подоспел как всегда вялый Райнер. Увидев его, она воскликнула:

— Райнер! Вот дуралей! И где тебя только носит! Поверить не могу! А нельзя ли побыстрее спасти меня? Я не хочу при всех оконфузиться!

Ее сердце затрепетало. Она рисковала ради него... «Райнер... Ч-чем ты там занимался с этой красавицей?» — лишь думая об этом, Милк хотела заплакать.

— Эх... Вот и спасай таких, чтобы тебя дураком обозвали, — буркнул Лют.

— Д-да хоть бы и так! Развяжи меня сейчас же! Это приказ! Может, я глупо выгляжу, но я все ещё лейтенант!

— Я в курсе, но ты давай-ка потише. Ей и так нелегко отвлекать этих молодчиков. Будешь вопить — вся операция к черту...

— Поздно спохватились, — вдруг обронила женщина.

— Что?

Райнер обернулся и увидел, как прибыло подкрепление. Нельфийцы несли мечи, топоры, булавы и прочую атрибутику.

— Они заодно! Это шпионы Роланда! Хватайте их!

— Это недоразумение! — воскликнул Люк. — А вы, нарушители, никак с ума посходили? Что делается!

Тут нельфийцы слаженно перешли в атаку.

— Попрошу без насилия! Эй, эй, ЭЙ! — Райнер заметался, уворачиваясь от тяжелых ударов. Внезапно он оступился и следующий удар заблокировал странным синим кинжалом, который все это время был у него в руках. Кинжал не слишком походил на опасное оружие: его рукоять и лезвие были сделаны из одного материала.

— Эта штука... В бою она бесполезна... Он проиграет... — тихо сказала Милк.

Шквал атак обрушился на него.

— Черт возьми... Феррис, нам нужен другой план... АХ!

И тут случилось ужасное. Ударом копья Райнера отбросили далеко-далеко. Он растянулся на земле без движения. Милк смотрела во все глаза: страшный удар пришелся ему прямо в голову... Странно, что не снес ее с плеч.

— Не... не верю... Нет, я не верю...

Она наконец-то встретилась с ним... Но не успела даже сказать «спасибо»... Не успела сказать «ты мне нравишься»... Не успела совсем ничего...

Райнер... он...

— Нет! Не-е-е-е-ет! Райнер! — страшно закричала Милк.

— Что? О, восхитительно, — обернувшись, произнесла красавица с полным удовлетворением. — Он что, помер?

И это все?! «Как так?! Она хоть соображает, что говорит?! Райнер... он был у нее в когтях... Райнер... Райнер...»

— О-о-ох... — неожиданно Лют поднялся, услышав мечницу, и схватился за голову. — Скверная ты женщина...

Каллауд просто опешила: «С ума сойти... После такого удара он все еще может стоять! А она? Она знала, что он в порядке?»

Милк нашла глазами Феррис: та показала магу язык.

— Так ты живой. Вот счастье-то, — упавшим голосом сказала она.

— А где же бурные овации?

— Не дождешься. Уж этот удар ты обязан был выдержать. Я тебя и то сильнее поколачиваю.

— Умеешь ты поддержать.

— Еще бы. Ну, а теперь серьезно: ситуация у нас сложная. Райнер, если будем спасать брошенную тобой девицу и этих парней, то на всех солдат сил может не хватить. Самое время вспомнить, что ты мужчина.

— А? Ты это о чем?

— Все очень просто. Что это у тебя там? Меч героя? Ты его держишь, значит, ты герой. Ну, а раз ты герой, то сделай уже что-нибудь.

— Логику блондинки мне не понять. И потом, я же не знаю, как он работает!

— Так узнай.

— На это нет времени!

— Я тебя прикрою.

Милк не совсем понимала, о чем они говорят. Но тут Феррис выскочила вперед, принимая удар солдат на себя... защищая Райнера. Каллауд потеряла дар речи: эти двое — что их все-таки связывает?

— Так я ничего не пойму... Да и вряд ли я что-нибудь обнаружу в этакой спешке... Эй!

На мгновение меч Феррис очутился возле него — и снова вернулся к солдатам.

— Будешь ныть, — произнесла она, — и твоя голова навсегда распрощается с телом.

— А-а-а-ага...

Носитель Альфа Стигмы принялся изучать кинжал, не смея ослушаться грозной напарницы. Он пристально вглядывался в лезвие, осматривал рукоять со всех сторон, анализировал, вычислял... И наконец...

— Я! НЕ! ЗНАЮ! До меня ни за что не дойдет, пока все вокруг не заткнутся!!

Признавая свое поражение, он разъяренно швырнул кинжал, и тот воткнулся лезвием в землю.

И земля взревела.

— Что это?! — взвизгнула Милк, увидев, как вздыбилась почва. Стихия словно взбесилась: началось землетрясение.

— Эй! Что происходит? — крикнул Люк. Ему вторили Лах, Лир, Муа и даже солдаты Нельфы. Паника воцарилась в рядах последних. И только Райнер — виновник этого хаоса — оставался меланхоличен.

«Что... что же это такое... Райнер, что ты наделал?»

— Что ты сделал? — задала вопрос Феррис в унисон с мыслями лейтенанта.

— А бог его знает... — просто ответил он.

Из отверстия, сделанного кинжалом, появился столб огня. А в огне показались огромная челюсть, острые клыки, алые глаза...

ДРАКОН!

Чудище распахнуло огромный рот и взревело.

— Мамочки! — вырвалось у Милк. Прямо перед ней бесновалось невероятное существо, какие бывают только в сказках. Смерть буквально дышала в лицо, пламя дракона пугало и завораживало.

— Чудовище!!

— Мы все умрем!

Солдаты Нельфы сбежали первыми, оглашая окрестности ярыми воплями. Отряд Милк с удовольствием дал бы деру, если бы не веревки.

— К-к-к-к-к-капитан, что это за тварь?! — завопил Муа.

— Откуда мне знать?!

— Нам конец! Теперь точно конец! — причитал Лах. — Конец — и все тут! Нам не спастись!

— Э-эх~ — только и выдал Лир.

— Так, всем успокоиться! — громыхнул Люк. — Не можем бежать — значит, будем ползти!

Дракон снова издал устрашающее рычание, и у Милк и ее мальчишек все застыло внутри. А потом они заорали.

За десять минут тварь потихоньку угомонилась; отряд Милк так и не рискнул сдвинуться с места. Райнер в немом изумлении созерцал дракона.

— Впечатляет, — сказала ему Феррис, также находившаяся подле отряда. — Это легендарный герой?

— Прежде всего это дракон. Но, без сомнения, легендарный.

— Угу. Как бы там ни было, мы спасены. Ты молодец. А сейчас, будь добр, верни его на место. Следует положить конец его бесцельному существованию.

Тогда Райнер обернул к ней лицо:

— Как я запихну его назад?..

На этот вопрос у мечницы не нашлось ответа.

В финале Милк стала свидетелем невероятной сцены. Плюнув на дьявольское создание и начисто позабыв о бедовом отряде, Райнер и Феррис двинулись в путь-дорогу, будто бы не они заварили всю эту кашу.

— Но если вернуться к кинжалу, который принадлежал герою... Теперь мы знаем, что такие вещи действительно существуют.

— Буквально узрели воочию.

— П-постой, Райнер! Сними с нас эти веревки! — крикнула Милк. Напарники даже не оглянулись. Ладно мечница, но вот Райнер... Милк просто глазам своим не поверила. — Да как же так... Почему?

— А раз мы это знаем, — говорил Райнер, — то значит, будем искать и другие Реликвии? Вот запара-то~

— О да. Рядом с таким извращенцем я чувствую себя неуютно.

— А представь, каково моей бедной головушке всякий раз, что когда ты обещаешь ее срубить?

«Все шутят и шутят! А как же дракон?!»

— Не оставляй меня рядом с этой жутью!!!

Бесполезно. Напарники скрылись вдали. Милк изумленно смотрела им вслед: как все это странно... Она понимала, что Райнер многое пережил. Но... он же спас ее, так почему же теперь не удостоил и кивком? Как это так?

Милк сощурилась, зная, что если бы не он... Она была бы мертва. А что касается мечницы... Каллауд все не могла понять, что чувствует Райнер к женщине, которая рядом с ним. Но все же она догадывалась, что друг детства нажил себе крупные неприятности, это было ясно как день. «Так что теперь моя очередь спасать Райнера! Ради этого я готова на все!»

— А-а-а! Мои зубы!.. Но веревку я перегрыз! — послышался голос Лаха.

— Молодец! Сейчас я всех освобожу...

Слыша это, Милк отчего-то не двигалась.

— Отлично! Теперь капитана! — сказал Муа.

— Капитан... Милк? — неожиданно окликнул ее Люк. Та не обернулась. Она готова пожертвовать всем на свете... и даже доверием подчиненных. Она уже предала их.

«Я недостойна быть командиром», — подумала Милк Каллауд. Люк и остальные молчали.

— Капитан Милк, — вновь обратился к ней Люк. — Помните, что мы вам говорили?

Милк не помнила. Райнер занимал все ее мысли.

— Вы знаете, что когда-то я был в отряде майора Миллера?

— О чем ты...

Но Люк не дал ей и слова молвить. Он продолжал увещевать:

— Однажды я был в подчинении у майора. Тогда я был еще новичком, а Миллер — моим капитаном. Это был совершенно другой отряд преследования.

Милк не удержалась и взглянула на него через плечо с удивлением. Что он хочет этим сказать?

— В тот раз наш отряд послали в империю Руну, — говорил Люк с улыбкой. — Не буду вдаваться в подробности... Скажу только, что нарушителями была семья из четырех человек — роландские беглецы. Родители и двое усыновленных приютских мальчишек. Роландские войска приказали нам арестовать их, а лучше — убить. И родителей, и детей...

Милк нахмурилась: она знала, с чем им приходится сталкиваться по долгу службы. Отряды преследования выполняют свою работу, несмотря ни на что. Любой имиябури должен быть строго наказан. По крайней мере, так говорил майор Миллер...

«Тогда я спрошу еще раз: к чему вам история этого имиябури? Что, если вы воспылаете к нему сочувствием? И что, если сочувствие помешает вам убить его? Нам поручена грязная работа, и никто не согласится выполнить ее за нас. Тем не менее, это дело должно быть сделано».

Люк имел в виду то же самое.

— Мы быстро вышли на имиябури. Родители сопротивлялись, завязался бой... Но мы все же схватили их. Они отчаянно, со слезами на глазах, умоляли, чтобы мы пощадили детей. Заберите нас, говорили они, но дети... Вы знаете, капитан Милк, что сделал тогда майор?

Тут девушка отвернулась: она не желала знать. Майор Миллер заботится о стране, значит, сделал все правильно. И совесть его была спокойна. «Только я не хочу и слышать об этом».

— Мы ничем не могли им помочь, — рассказывал Люк, — они и сами это понимали. Но когда мы сказали, что детей ждет та же участь... Они бежали. Они хотели защитить своих мальчиков — поэтому и ушли из Роланда.

У имиябури всегда есть причина. Ничего в этом мире не бывает просто так. И никто не виноват.

Никто не виноват...

— Они говорили, что любят своих сыновей. Да, они не были родными детьми, но все пять лет, что они провели в приемной семье, их любили всем сердцем. Они говорили, что дети не должны расплачиваться за ошибки родителей. Они так просили оставить мальчикам жизнь... Но... — Люк сделал паузу. — Но майор Миллер... сначала убил детей.

Милк словно ударили под дых.

— Родителей мы вернули в Роланд. В конце концов им вынесли смертный приговор. Так и закончилась наша миссия. Затем была еще одна... Такая работа у отрядов преследования нарушителей Запрета. В команде очень нужны сильные люди, способные сделать подобный выбор.

— Я знаю, — кивнула она льняной головой. Люк все понял, и она это действительно знала. Спасая Райнера, она доказала, что недостойна быть их товарищем. Тогда Милк прошептала: — Я... я уволюсь из отряда преследования...

— Но кстати говоря, капитан Милк, — вдруг оборвал ее Люк, — вот вам на заметку: тех мальчиков звали... Муа и Лахом. Ну-с, что вы думаете?

— Что?.. — едва вымолвила она. Ошеломленно Милк уставилась на своих подчиненных; те улыбались. — Но... Но как же так...

— Все именно так, — ответил Люк. — Майор Миллер не смог убить этих детей. Он очень серьезно относится к своим обязанностям... Но сам так и не смог. Понимаете? — он нахмурился. — Родителей уже нельзя было спасти, но детей майор Миллер не тронул. По тем временам, в годы правления прежнего короля, это была измена. И все-таки майор Миллер тайно вернул мальчиков Роланд и нанял в свои войска.

— Но... но... но... но... — она все так и не могла ничего сказать.

— Я мог бы донести на Миллера, — сказал Люк, — не будь я на его стороне, как и все мои спутники. Мы не просто последовали за ним — мы ему поверили. Мы всей душой доверяли нашему строгому командиру, поэтому молча приняли это его решение. Это и есть работа в команде. И вот что...

Люк со значением посмотрел на нее.

— Я верю вам, капитан Милк, — улыбнулся Лир, на миг растеряв свое стойкое хладнокровие.

— И я! — сказал Лах.

— Я тоже! — добавил Муа.

Последний, Люк, был на редкость серьезен:

— Капитан Милк. Когда мы узнали, что вас назначили командиром, то... немного расстроились. Мы настолько сработались с майором Миллером, что не видели никого другого.

— Правда?

И он мягко кивнул.

— Но вот мы познакомились с вами, и наше мнение переменилось. Мы пойдем за вами куда угодно... Мы станем для вас семьей. Таким и должен быть наш отряд. Нам очень нравится с вами работать, капитан Милк, мы полюбили вас и хотим, чтобы вы были счастливы. И поможем вернуть то, что вы потеряли. Будем беречь вас и верить в вас. Потому что за своих людей нужно бороться...

Она по-прежнему молчала.

— Делайте то, что считаете правильным, капитан. А мы вам доверимся точно так же, как доверяли майору Миллеру. И не волнуйтесь: что бы ни случилось, мы всегда будем с вами. Так что не бойтесь принять решение. Вы всегда будете нашим командиром... и каждое утро мы будем завтракать вместе. Потому что мы — одна семья.

— Одна семья... — Милк замерла, услышав это. Впервые на ее памяти это слово произносили... так. — Семья...

Она никогда не думала, что в этом слове столько притягательности. У нее в жизни не было своей семьи, она и не знала, как это бывает... Но эти люди — ее семья. Странно это говорить, странно об этом думать... А особенно странно чувствовать, как защемило сердце. Перед глазами все поплыло от слез.

Люк тут же оказался рядом, он гладил ее волосы, утешая. Лах и Муа дурачились, чтобы развеселить ее; Лир смотрел на нее с улыбкой, явно обещая быть ей опорой...

Ей в голову не приходило, что такое возможно. Каково это — не быть одинокой? Как же это случилось? И почему вдруг стало тепло на душе?..

«Я... я не одна».

«И я все еще могу спасти Райнера». Не было слов, чтобы описать ее счастье. Наконец-то она плакала не от тоски... Милк искренне и радостно улыбалась.

— Ну, раз мы все уладили, — произнес Люк, — можно вернуться к нашим делам.

— А что у нас за дела? — непонимающе спросила она. Весь отряд указал в сторону... дракона. Надо же, а ведь из-за Райнера она уже и забыла о чудище. Дракон тем временем замер в своем узилище.

— Ой, — вырвалось у девчонки. — Так, ясно... Развяжите м-меня.

— Сейчас! — мальчики будто и не заметили ее оплошности. Лах и Муа сняли с нее веревки.

— А теперь сматываемся!

— Есть!

Отряд Милк быстро покинул лес. А дракон... исчез, словно его и не было.