Том 1    
Глава I (6)


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии

Глава I (6)

Ничего такого в общем-то не случилось. Сайто легонько толкнул локтем мужчину, сидевшего рядом в баре. Парень разговорился с Бунсичи о карате. Сайто было двадцать лет, Бунсичи — шестнадцать. Это Сайто позвал его выпить. Ростом Бунсичи уже стал выше среднего. Лицом он тоже заматерел. Местами оно покрылось у него густой небритой бородой, и на вид Бунсичи уже не дали бы шестнадцати. Он выглядел даже старше, чем Сайто: наверно, на двадцать два или двадцать три.

Бар был тесным. Его отстроили под железнодорожным мостом. Внутри из столов была только стойка, и сесть за ней могло максимум десять человек. Бунсичи сидел справа от Сайто. Они вдвоём пили сакэ. На столе вокруг них выстроились уже семь пустых бутылок, оба выпили примерно поровну. Сайто был чуть пьянее, и, по сравнению с каменным лицом Бунсичи, он немного раскраснелся.

Но именно Сайто оказался лучше Бунсичи в додзё. Хоть он был и выше, нога Сайто очень неплохо ударилась о голову Бунсичи. Они разговаривали, но Бунсичи в основном приходилось слушать.

Сайто больше говорил о себе и своих успехах в боевых искусствах. Он рассказывал Бунсичи о поединках, в которых когда-то ему довелось драться. Всё это тот уже слышал. Пустые бутылки тряслись и звенели друг о друга каждый раз, когда сверху проезжал поезд. Он рассказывал, как дрался с членом университетского клуба карате.

— И я понял: он попробует ударить меня ногой...

С этими словами Сайто согнул левую руку в локте, наверно, так, как он блокировал тогда атаку. Вот тогда локтем Сайто задел правую руку мужчины рядом. В этой руке тот держал стакан с пивом. Только что налитое пиво заполняло его до верху; часть перелилась через край и забрызгала рукава его костюма. Парень его даже не ткнул, просто немного задел.

Но этого движения хватило, чтобы пролить содержимое стакана. Сайто, увлёкшись рассказом, сидел к мужчине вполоборота. Кажется, он не понял, что случилось.

— Эй, — низким голосом сказал мужчина.

Бунсичи понял, что что-то произошло, стоило ему услышать этот тон. Сайто наверняка и сам его слышал, только не понял, что обращались к нему.

— Эй.

В этот раз голос прозвучал отчётливее. Сайто почувствовал, как кто-то положил руку ему на плечо. Сайто наконец понял, что звали его.

— Что делать будем?

— Что? — не понял Сайто.

Он никак в толк не мог взять, о чём ему говорят.

— Сюда смотри! — сказал мужчина, показывая мокрый до нитки рукав.

Сайто так ничего и не понял.

— Это пиво, — сказал мужчина.

— Пиво?

— Ты ударил меня плечом и пролил мне пиво на костюм.

Сайто заговорил, не думая.

— Ладно, — сказал он и кивнул.

Он снова повернулся спиной к мужчине и приготовился продолжить разговор с Бунсичи.

— Чё сказал? — мужчина снова положил руку ему на плечо, его тон сделался грубее.

Бунсичи смотрел, как красное лицо Сайто краснеет ещё больше.

— Ну и козёл, а, — сказал он Бунсичи, специально повышая голос, чтобы мужчина их слышал.

— Ах ты говнюк, — мужчина стиснул плечо Сайто.

— Совсем дурак что ли? — сказал Сайто, сбрасывая руку с его плеча.

Бах. Загремело. Сайто и мужчина оба встали, их стулья остановились на полпути к полу. В баре было тесно, поэтому, ударившись о стену, они так и остались там лежать.

Мужчине было примерно двадцать пять или двадцать шесть. Он носил синий спортивный пиджак поверх белой рубашки. Галстук у него был развян и так и висел на шее. На нём были солнечные очки. Бунсичи сразу понял, что это за противник.

Если такой парень будет идти вам навстречу, скорее всего вы отведёте глаза. Такие лаяли бы на бродячих собак и шипели на кошек, если б было можно.

— С этим идите вон, — сказал владелец бара из-за стойки.

Он даже не поднял глаз от посуды, которую мыл. Такое явно случалось тут не первый раз. Он говорил им прямо.

— На улице петушитесь, сколько вам влезет, — продолжал он, всё ещё занятый одной посудой.

Из-за спин у них появился другой мужчина. Он пил с мужчиной в тёмных очках. Он его с собой и привёл.

— Такимото, — сказал мужчина и потянул его за руку.

Одну руку он сунул в карман, вынул оттуда небольшой кошелёк и прижал его к столешнице. Оттуда он достал купюру в пять тысяч йен. Её он оставил на стойке и убрал кошелёк в карман.

Другой рукой он всё ещё держал своего дружка.

— Тогда вот деньги, — сказал мужчина, дёргая парня за руку. — Идём.

Он снова стал тянуть Такимото за руку.

— Кидзима, — начал Такимото, поворачивая голову к мужчине.

В его голосе слышно было недовольство.

Человек, державший руку Такимото, Кидзима, не обращая внимания на хозяина бара, который готов был отдать ему сдачу мелочью, за руку вытащил Такимото из бара. В тесной комнате повисла какая-то угнетённая тишина. Сайто поднял стул обратно и сел.

— Твою мать, — сказал он, разом опустошив свою бутылку. — Хренов говнюк.

Досказывать историю ему расхотелось. Минут через десять они вышли из бара. Под мостом дорога была тёмной. Оттуда они зашагали к дальнему концу станции. Время доходило пол одиннадцатого. Улица была узкой и пустой, не считая одиноких фонарей вдоль дороги. Они оказались на тротуаре, от дороги отгороженном стальным заборчиком. Бунсичи и Сайто шли вдоль дороги. Не прошло и нескольких минут, как их окликнули сзади.

— Эй! — уже знакомый голос.

Бунсичи сразу его узнал.

— Чего? — откликнулся Сайто

Там стояли прошлые двое, Такимото и Кидзима. Такимото снял очки. Он смотрел на Бунсичи и Сайто щёлочками узких глаз, тёмными и спокойными. Без своих очков он выглядел устрашающе. Такимото тихо усмехнулся.

— Говоришь, ты знаешь карате, — сказал Такимото и стал приближаться.

Он держал что-то в правой руке. Оно было чёрным, похоже на дубинку. Свет фонарей ярко блеснул на поверхности этого предмета. Это была бутылка пива. Приближаясь, Такимото опустил бутылку на заграждение, отделявшее дорогу от тротуара. Бутылка ударилась о металл и разбилась. Жидкость внутри превратилась в белую пену и залила тротуар. Он превратил бутылку в грозное оружие. Осколки стекла были как тупыми, так и острыми. Длинным краем этой «розочки», казалось, можно было одним махом отрезать кому-то щёку.

Такимото смотрел на Сайто уверенно и дерзко. Не извиняться он пришёл.

— Ты говорил, ты хорош, — сказал Такимото с недоброжелательным тоном в голосе. — Покажи мне пару приёмчиков.

Сайто уже принял кошачью стойку. Левую ногу он выставил вперёд, согнул в колене, так что носок смотрел в асфальт. Свой вес он перенёс на правую ногу, отставленную назад и чуть согнутую. Колени и локоть задвигались у него в лёгком боевом ритме. Его левая рука была на том же уровне, что и плечо, и выставлена вперёд, но не выпрямлена. Правую руку он сжал в кулак и держал у груди. Это была боевая стойка, чтобы драться вне стен додзё. Такимото шёл Сайто на встречу, совершенно не впечатлённый. Он даже не сбавил шаг.

Кидзима не двинулся с места. Бунсичи тоже остался стоять. Почему-то ему не хотелось встревать. Нет, не только потому, что Сайто сам всё это начал, и Бунсичи был тут не при чём.

Нет, Бунсичи просто хотел увидеть, как Сайто разберётся с уличным отморозком. Он подумал, — если вдруг дёрнется Кидзима, тогда вмешается и он. Но если он останется стоять, то и Бунсичи тоже. Вот что он решил.

Пока Такимото шёл к нему, Сайто быстро шагнул в сторону. Он тут же вернулся в кошачью стойку. Такимото повернулся и продолжал шагать. Сайто двигал левым коленом вверх и вниз в боевой готовности, чтобы не терять ритм. Такимото тоже слегка пригнулся.

Он всё больше и больше щурил свои глаза. Он выбросил «розочку» в лицо Сайто. Тот ударил левой ногой. Его прямо приглашали это сделать.

Когда нога Сайто оказалась там, где должна была быть правая рука Такимото, он вдруг понял, что больше её там нет. Такимото целился не в лицо. Он бил в левую ногу, в левое колено Сайто, которое ещё не успело разогнуться. Такимото со всей силы вогнал разбитую бутылку ему в колено. Раздался страшный хруст, когда стекло треснуло.

Сайто тут же завопил. Такимото с самого начала целился ему в колено. Сайто схватился за ногу и упал на асфальт.

Такимото с силой пнул его ногой в живот.

— Эй ты, каратист, что такое?

Такимото издевался над ним. Сайто сплюнул. У Бунсичи округлились глаза. Он на своей шкуре знал, как силён Сайто. А теперь его избивал какой-то хулиган на улице, у него на глазах. Он просто не мог в это поверить.

Бунсичи хотел помочь Сайто, но застыл, как истукан. Он не хотел видеть Сайто вот так вот побитым, он хотел, чтобы тот ударил в ответ и сбил хулигана с ног.

— Тамба! — позвал Сайто.

Его голос спрашивал: почему он ему не поможет? Бунсичи не сдвинулся с места. Он взглянул на Кидзиму. Тот безучастно смотрел, как его друг избивает Сайто.

— **аный гадёныш, — сказал Такимото, его голос отдавался в ушах Сайто.

Парень схватил ногу Такимото и прижал её к животу. На лице Сайто можно было прочесть отчаяние. Правой ногой он попробовал сбить отморозка с ног; одну ногу он держал своими руками, вторую выбил из-под него ударом своей правой. Такимото свалился на тротуар. Затылком он ударился об асфальт. «Розочка» вылетела у него из рук. Сайто зажал Такимото двумя ногами, тот на секунду потерял сознание.

Сайто начал бить Такимото по лицу. Это были обыкновенные удары без всякой техники. По части грубой силы у Сайто было преимущество. Понемногу его удары теряли в силе. Он забыл про оборону. На него же смотрел Бунсичи, поэтому Сайто думал закончить бой правильным карате. Бунсичи понял, что Сайто хотел первым же ударом повалить противника на землю.

Дело было не в том, что его опонент знал, как надо драться. Свою роль сыграли умение, доля везения и то, что Сайто не подумал про защиту. Сайто перехватил инициативу и смог ударить в ответ, но он совсем забыл своё карате.

Он просто молотил врага кулаками. Его удары шли из-под плеча. Кровь полилась по лицу его противника. Лицо Такимото всё покрылось кровоподтёками. Бунсичи так и наблюдал за сценой со стороны.

Кидзима смотрел на них с тем же выражением. Странный человек. Он будто не лез в драку, которая его не касалась. Две машины проехали мимо в самый разгар драки. Не прошло ещё и трёх минут.

— Сука, — задохнулся Такимото.

Он сунул руку в правый карман пиджака.

— Сучёныш.

Его правая рука двинулась. Луч света, отражённый в металле, блеснул из-под подбородка Сайто и сбил его в сторону. Бунсичи всё видел. Как только стальной блик пропал, что-то тёмное брызнуло из-под подбородка Сайто. Словно он набил чем-то рот и теперь решил выплюнуть всё разом. Брызги были и крупными, с палец шириной, и совсем мелкой дымкой, всё вместе. Жидкость пролилась Такимото на лицо. Её натекла целая лужица рядом с его головой, брызги стекали не асфальт.

Течь быстро перестало. С последним ударом сердца последние капли жидкости выступили на ране. Сайто больше не двигался. Бунсичи отдёрнул голову в сторону. В его глазах будто застыл немой вопрос, словно он не мог понять, что случилось.

Его рот открылся.

Кровь запузырилась между губами у Сайто. Его глаза остекленели. Он упал лицом вниз на Такимото.

Ужасный запах ударил Бунсичи в нос. Запах крови. Ноги Бунсичи задрожали. Страх от самых его пяток прокатился в каждый уголок его тела. Он онемел. Уже скоро ему показалось, что что-то вот-вот у него вырвется. Бунсичи знал: он закричит. Он знал, так проще будет справиться. Но ни звука не сорвалось с его губ. Казалось, сам крик застрял у него в глотке.

Такимото вылез из-под тела Сайто. В правой руке он сжимал окровавленный нож. Такимото осмотрелся, готовый подняться. Кроме него остался только Бунсичи. Кидзима незаметно ушёл. Такимото встал. Его лицо и волосы были измазаны кровью. Она капала с его свалявшихся волос. Он посмотрел на Бунсичи.

— Так же хочешь кончить? — пролаял он.

Бунсичи хотел бежать. Но он чувствовал, что стоит ему сделать движение, и он рухнет на землю. Он намочил штаны. В паху у него стало тепло.

Он подумал, что надо убираться прочь. Он хотел убежать, пойти домой и забыть всё, что случилось. Он хотел упасть на кровать и забыться сном. Больше у него и в мыслях бы не было никакого карате. Но он не понимал, куда бежать. Паника захлестнула его. Он посмотрел прямо перед собой, на парня. Его губы изогнулись вокруг покрытых кровью зубов. Дальше он уже не мог этого выдержать. Его глотка взорвалась. С его губ сорвался вопль, как у приведения. Это был не крик. Это был стон.

Он побежал. С тех пор судьба Бунсичи была решена, её решила дорога, которой он нёсся сломя голову. Бунсичи бросил быстрый взгляд через плечо на человека, который смотрел на него своими ужасными глазами, пока он уносил ноги.