Глава 13: Блузка-туника

Глава 13: Блузка-туника

— Хорошо в школе было... — вырвалось у меня, и я усмехнулась.

Я уже полчаса бегала между шкафом и зеркалом.

В школе мне одноклассники говорили «Ао, тебе так чёрный идёт», и я ходила только в чёрном.

В институте, хоть я этим почти и не увлекалась, я покупала журналы мод и одежду как у моделей, с похожими на мою стрижками.

В общем я никогда не ломала голову из-за моды. И вот стрелочка повернулась.

— Было бы куда проще, если бы можно было просто школьную форму надеть.

Я уже была готова надеть школьную форму, только она была дома, да и не может двадцатисемилетняя женщина, не являющаяся актрисой или моделью, носить школьную форму.

Вздохнув, я села на кровать.

У меня была причина, почему я ломала себе голову над одеждой.

Шла бы я куда-то одна, просто надела бы чёрную одежду, но сейчас я собиралась на встречу. К тому же он моя первая любовь.

В выходной я проснулась в приподнятом настроении, собиралась пойти в магазин, чтобы купить еду и тут поняла, что забыла кошелёк на работе.

Когда ты живёшь с родителями, а потом начинаешь самостоятельную жизнь, вот так резко не начнёшь готовить, этим я занималась только под настроение, потому в холодильнике было шаром покати.

То есть еды нет, кошелька тоже, и я заметила это только на второй выходной.

Я была в шоке от собственного образа жизни и кое-что задумала.

Использовав это оправдание, я позвала Йосиду, чьим контактом разжилась на работе, и решила заодно поесть.

Придумала вроде неплохо, но не могу же я на встречу с ним абы в чём идти.

Для него я всё ещё оставалась «любимым семпаем из старшей школы». Зная об этом, если оденусь абы как, разрушу его представление обо мне, хотя и для меня он не был вообще ни кем.

Хотелось хорошо выглядеть перед любимым кохаем.

Но я никогда не интересовалась модой и для меня мода заканчивалась на том, в чём не стыдно из дома выйти, потому я не представляла, что понравится представителю другого пола.

К тому же это «тот» Йосида.

В школе когда я была в форме и обычной одежде, он говорил, что я милая, и даже родинку, которая у меня выше попы и из-за которой я слегка комплексовала, называл милой, когда видел её.

Хотя тогда мы встречались, и конечно я казалась ему милой.

А сейчас я не знаю, нахожусь ли ещё в его страйк-зоне.

— Этот Йосида...

Перекидывая ответственность на него, я так и не определилась с одеждой.

И вспомнила, что ещё даже не написала ему.

Ну, если он свободен, то наверняка придёт. Откуда-то была эта странная уверенность.

Хотя если у него планы, он мог отказать, потому вместо выбора одежды стоило вначале написать. Но вряд ли у Йосиды в выходные планы есть...

Я взяла телефон и отправила ему сообщение.

Тут же пришёл ответ, но не слишком уж радостный. Но если есть дела, так и говори сразу же. Хотя дел нет, а такой недовольный. Совсем обнаглел.

Мы продолжали переписываться, и было ясно, что тащиться на работу ему не хочется, так что я призналась, что мне нечего есть. Ну, мне и правда нечего есть, так что я не соврала.

Тут Йосида сломался и сказал, что придёт.

Воспользовалась его характером, но победа есть победа.

Так.

И теперь вернёмся к главному вопрос.

Что мне надеть?

Возвращаться в прошлое и копаться в его интересах я уже не могу, а спрашивать о том, что мне надеть, как-то неловко. И даже если спрошу, наверняка он ответит «что тебе хочется».

... Блин, кончилось то время, когда «семпай в любой одежде милая».

Подумала об этом, и в груди сделалось больно.

Сейчас он любит другую.

Сама отпустила, но и сама же упустила. Потому теперь в груди растекалась тупая боль, и я резко поднялась с кровати.

И тут рядом с кроватью увидела купленный на той неделе, но ни разу не открытый журнал мод.

На обложке было написано «Осень — время блузки-туники».

— А, — вырвалось у меня. — У меня же есть блузка-туника.

Листая страницы, я направилась к шкафу.

Я как раз недавно решила осеннюю одежду купить, выбирать самой было лень, так что я схватила продавщику и засыпала её вопросами: «Как думаете, что мне пойдёт?»

И вот ответ.

С серой, ближе к чёрному блузкой-туникой я стояла перед зеркалом.

Я вспомнила, как продавщица громко говорила: «Успокаивающая и при этом легче зимней одежда. Я думаю, она будет отлично сочетаться с вашими прекрасными чёрными волосами!»

И правда хорошая и успокаивающая.

Я посмотрела в журнал, блузка-туника отлично сочеталась с капри.

Капри у меня тоже есть.

Я кивнула и достала из шкафа белые брюки.

Сняв домашнюю одежду, я переоделась, и получилось очень даже неплохо.

— Отлично.

Когда журнал покупала, думала «читать не буду, но куплю», и когда одежду покупала тоже думала «пару раз надену», но всё же всё пригодилfсь.

Всё же есть толк от вещей, купленных под настроение.

В ванной я проверила, не осталось ли на мне никаких признаков, что до недавнего времени я спала, после чего я накрасилась так, чтобы это не бросалось в глаза.

Я открыла шкафчик для обуви в прихожей и стала искать, что бы обуть.

И вот на глаза попалась небольшая коробочка с краю.

— А...

Даже не открывая, я поняла.

И усмехнулась.

— Именно сейчас бросились в глаза...

Я протянула руки и взяла коробку.

Мне купили их родители, когда я ещё училась в школе, тогда они казались мне немного взрослыми.

Чёрные туфли с ремешком.

«Я пойду в них на следующее свидание...» — попросила я, и они купили.

В итоге из-за меня же следующего свидания не было.

— Это свидание, — смотря на туфли, проговорила я. — ... Буду так считать.

Я открыла коробку и поставила на пол туфли.

Со школы размер ноги не изменился, и нога идеально вошла внутрь.

— Хи-хи, — засмеялась я. — Простите, что никогда вас не носила, — смотря на них, сказала я, конечно они не ответили, но мне почему-то подумалось, что обувь тоже радуется.

— В подходящей одежде и новой обуви. Да я красотка... — с этими словами я направилась к выходу.

— Если это не сработает, то виноват точно Йосида, — сказала я и улыбнулась.

Я открыла дверь.

И вышла из дома, уверенная, что хотя бы одним словечком мой внешний вид вполне похвалить можно.

В голове даже мысли не было, что такую одежду можно не похвалить.