Глава 15: Жар

Глава 15: Жар

— Йосида-кун, сегодня у Гото-сан выходной, потому докладывай напрямую мне.

— А, Гото-сан взяла отпуск?

— Нет, у неё поднялась температура.

— А... Надо же... Как-то неспокойно теперь за неё.

Перед началом рабочего дня ко мне подошёл шеф Одагири и сообщил, что Гото-сан взяла выходной.

— Понял. Но сегодня мне не о чем особо докладывать.

— Вот как, понял. Полагаюсь на тебя сегодня.

Я проводил уходившего на своё место шефа и вздохнул.

Не помню ни разу, чтобы Гото-сан брала выходной из-за простуды, так что это было необычно, и я волновался.

— Это ведь впервые? Когда Гото-сан из-за болезни выходной берёт, — сказал сидевший рядом Хасимото и бросил на меня взгляд.

— Насколько мне известно, такого ни разу не было.

— Даже как-то странно, что за пять лет не было ни одного больничного.

— И правда...

У меня и самого было хорошее здоровье, потому я особо не болел, но за пять лет было несколько раз, когда я вынужден был отсутствовать из-за серьёзной простуды.

Женщина жила одна, и то, что она ни разу не пропустила работу по состоянию здоровья, говорило о том, как она о себе заботилась.

— Доброе утро. У Гото-сан сегодня выходной? — за соседним столом появилась Мисима.

— Доброе. Выходит, что так. Ну, она и так много работает... Пусть день или два отдохнёт, — сказал я, а Мисима слегка надулась и сжала губы.

— Йосида-семпай, если я возьму выходной, ты такого точно не скажешь.

— В твоём случае я подумаю, что ты симулируешь.

— Вот! Жестоко, знаешь ли! — говорила она жизнерадостно, но при этом точно обижалась.

Я усмехнулся, а потом склонил голову:

— Лучше скажи, зачем подошла?

— А, точно. Хочу, чтобы ты проверил не загруженные вчера данные перед заливкой на сервер.

— Понял.

Мисима вечно докладывала лично о том, что можно было сообщить с помощью рабочих инструментов.

Я говорил, что можно просто прислать сообщение, но прекращать она не собиралась, похоже тут она была непреклонна.

Смысл говорить что-то, если человек уже для себя всё решил, потому я решил просто свыкнуться с этим.

Я проследил, как она вернулась на место, и стал запускать программы, готовясь к работе.

Этот запуск позволяет переключиться в рабочий режим.

Но рутинный процесс был прерван вибровызовом телефона, находившегося в кармане.

Я достал его и увидел, что пришло сообщение на месседжер.

Отправителем была... Гото-сан.

— А?.. — я быстро разблокировал экран и прочитал.

«Прости, сегодня я вынуждена взять выходной»

«Уже несколько лет у меня жара не было, так что я даже толком подняться не могу, что просто ужасно».

«Когда работа закончится, мог бы сходить за покупками для меня?»

«Если не получится, ничего страшного».

Пока читал, тело коченело от напряжения и выступил неприятный пот.

Я и сам знал, что с возрастом во время простуды двигаться всё тяжелее.

Достать еду, воду и сделать ещё много всего другого очень непросто.

Но чего я не понимал, так это почему я?

Будь мы влюблёнными, её можно было понять, но мы пока не в таких отношениях.

Ну, я уже слышал о её чувствах, потому вполне можно было сказать, что я возможно тот самый парень...

И всё же.

Как-то небрежно приглашать домой мужчину, с которым ещё не встречаешься.

Нет, нет, и всё же.

Когда Гото-сан мне отказала, я сам под градусом предложил кое-кому ко мне домой пойти, перескочив через кучу ступенек, потому чья бы корова мычала.

Однако.

Она позвала без всяких задних мыслей, Гото-сан пригласила меня как больная, а не как влюблённая...

В голове была куча мыслей, и всё только путалось, так что я в итоге ни к чему не пришёл.

— Что случилось? — видя, что я застыл, Хасимото собрался посмотреть на экран моего телефона, а я быстро сунул его в карман.

— Ничего!

— ... Явно не ничего.

— Нет, всё в порядке. Правда.

— Саю-тян что-то написала.

— Н-ну да, вроде.

Обычно мне только она пишет, потому к счастью Хасимото подумал на неё.

Мужчина всё ещё сомневался, но понял, что больше я говорить об этом не хочу, и лезть не стал.

Ещё какое-то время я как обычно продолжал готовиться к работе, а потом отправился в туалет.

Войдя в кабинку, я достал телефон.

«Вы в порядке? Если после окончания работы вы всё ещё будете чувствовать себя неважно, я зайду».

Я ещё несколько минут продолжал мычать, рассматривая текст, и вот наконец отправил.

Даже и подумать не мог, что вот таким образом попаду домой к Гото-сан, похоже сегодня на работе я сосредоточиться не смогу.

Я быстро вернулся к компьютеру, вдохнул поглубже, успокоился и приступил к работе.

***

— Отлично поработал, Йосида-семпай. Я закончила... А у вас как дела?..

— Конца и края не видать...

Как и всегда... Работы была целая куча.

Незадолго до окончания рабочего дня покончившая со своими заданиями Мисима неуверенно подошла к моему столу.

Если посмотреть в корпоративную переписку, можно было понять, что заданий у меня и Хасимоты выше крыши.

— Могу я чем-то помочь? — спросила Мисима, вот только работа была такой, что вместо того, чтобы доверять это ей, а потом по два-три раза всё перепроверять, быстрее было работать с теми, кто уже в курсе дел.

— Нет, сегодня это ни к чему. Можешь идти, — сказал я, а она виновато поклонилась и сказала «спасибо за работу».

Я проводил взглядом посматривающую на нас по пути к своему столу Мисиму, а потом опять вернулся к своему монитору.

Плохо.

Я сказал Гото-сан, что загляну после работы, но при том, сколько осталось дел, я похоже не успею на последний поезд.

В этой профессии время ответа от клиента может быть быстрым, и сообщения об ошибках успевают прийти в тот же день, увеличивая число задач.

Жаль, что не получится к Гото-сан зайти... Хотя куда хуже то, что приходится больного человека совсем одного оставить.

Она прислала сообщение мне и положиться ей было не на кого, был бы кто-то сейчас свободен, он бы смог сходить к Гото-сан...

Стоило подумать об этом, и я тут же подскочил со стула.

— Мисима!

— Да?!

Я обратился к собиравшей свои вещи девушке, а она от удивления вздрогнула и посмотрела на меня.

— Я-я могу что-то сделать?

— Можешь! — сказал я и повёл её за пределы кабинета.

***

Я ещё никогда так не жалела о том, что не держала дома запасов еды.

Обычно ничего такого не случалось, и с тех пор как поступила на работу, проблем со здоровьем у меня не было, и на тебе.

Пусть у меня был жар и тело точно свинцовое, если целый день ничего не есть, голод просто изведёт.

Вроде только живот пустой, а ощущение такое, будто я вся как пустая скорлупа, ещё и из-за жара тошнит похоже, а стресс от всего этого только копится.

Для приготовления каши нет риса, чтобы сходить и купить нет сил.

— Эх... — лёжа на кровати, я вздохнула.

Всю первую половину дня я проспала, а когда день начал подходить к концу, заснуть вообще не могла.

Я взяла со стола телефон и открыла приложение.

Самый верхний чат был с «yoshida-man», его сообщение я и открыла.

«Вы в порядке? Если после окончания работы вы всё ещё будете чувствовать себя неважно, я зайду».

Когда прочитала, уголки губ сами собой приподнялись.

Утром, когда я поняла, что у меня жар, я связалась с компанией. А потом, первый, о ком я подумала, был Йосида-кун.

По телевизору я много раз слышала, что больные хотят, чтобы за ними ухаживали, но когда выросла, я почти не болела, потому и не понимала этого.

Но вот стоило этому случиться, и я поняла, что всё именно так.

Просить о помощи того, с кем не слишком близок, довольно сложно, и родители живут не так близко, чтобы взять и вот так прийти.

Все мои знакомые даже за пределом компании руководители, и из тех, у кого нет семьи, одна лишь я. Не может же одинокая женщина женатого мужчину позвать.

Осторожно перебирая всех, я написала Йосиде-куну.

Он сразу же прочитал, а через несколько минут пришёл ответ.

С тех пор, как он ответил, я то засыпала, то просыпалась и снова проверяла телефон, а потом снова засыпала.

Обычно будни у нас напряжённые, потому понежиться в кровати удаётся только в выходные.

Но даже если пыталась встать, тело было слишком уж вялым, так что делать ничего не хотелось, да и если я не буду лежать, только хуже себе сделаю.

— Отдых у взрослых... Такой скучный...

В старшей школе, когда простывала, так радовалась, что на занятия идти не надо.

Тяжело было только утром, к вечеру жар спадал, и я весело болтала с одноклассниками, приносившими мне распечатки.

И теперь я понимаю, что всё благодаря тому, что я молода была.

Я заболела, и это оказалось намного хуже, чем было, сплю-сплю, а лучше не становится, а «время в никуда» так и тянется.

— Быстрее бы Йосида-кун пришёл... — пробормотала я и снова посмотрела на телефон, и тут он завибрировал.

— ?..

Уведомление о сообщении, только такого отправителя я не знаю.

Я открыла сообщение, и мои глаза округлились.

«Это Мисима. Твой контакт дал мне Йосида-семпай».

Я посмотрела на часы, рабочий день как раз недавно закончился.

Я ещё не успела подумать о том, что что-то случилось, как пришло следующее сообщение.

«У семпая много работы, потому он вряд ли сможет прийти, потому попросил меня зайти к тебе, ты не возражаешь?»

На несколько секунд я застыла, а потом прыснула.

— Вот ведь... — проговорила я, стала жать на экран, набирая ответ.

***

— Ува, небоскрёб... В таких местах одни не живут...

Я прибыла по указанному адресу и оказалась перед небоскрёбом.

Всё же есть люди, которые одни в небоскрёбах живут... И в то же время закралось сомнение... А вдруг она скажет: «На самом деле я замужем».

Но в таком случае о ней бы муж заботился, и раз Йосида-семпай попросил меня прийти вместо него, значит она и правда живёт одна.

— Эх... Как тяжело...

Она хотела, чтобы Йосида-семпай о ней заботился, потому я даже не представляю, как мне ей в лицо смотреть.

Раз сам не смог, отправил меня, другую женщину, что вполне в духе семпая, но как же бесит, что о моих чувствах он вообще не думает.

... И ещё я злюсь на себя, что согласилась.

Лекарства, каша быстрого приготовления. Фруктовое желе, спортивный напиток и холодные компрессы.

Я купила всё необходимое больной, но хватит ли?

Решившись, я прошла через автоматическую дверь.

Перед следующей дверью была простая серебристая панель с кнопками. Вроде обычное дело, но меня с моим противным характером это бесило.

Хмурясь, я нажала номер квартиры, который мне написали, а потом на «вызов».

Из интеркома зазвучал звонок, а через несколько секунд знакомый голос произнёс «да».

— Это Мисима. Пришла проведать.

— Спасибо за беспокойство. Сейчас открою.

С той стороны я услышала ослабший голос Гото-сан и поняла: «А, она и правда заболела...»

Прозвучал сигнал, и автоматическая дверь открылась, я прошла к лифту, нажала кнопку и стала ждать.

Я наблюдала, как лифт спускается с двадцать четвёртого этажа. Ещё когда перед домом стояла, понимала, что это высотка, но когда увидела цифры, у меня вырвалось: «Будто компания какая-то...»

Лифт спустился, я вошла внутрь и обомлела перед кучей кнопок.

Из двадцати восьми этажей я выбрала седьмой.

Когда получила номер квартиры Гото-сан, я подумала, что она высоко живёт... Но оказалось, что довольно низко, всего-то на седьмом из двадцати восьми этажей.

Выйдя, я проверила сообщения, и из квартир, которых оказалось ещё больше, чем я представляла, позвонила в нужную.

Дверь сразу же открыли, и я увидела Гото-сан, которая выглядела болезненно.

— Добро пожаловать, спасибо, что пришла.

— Ты как? Я всё, что может понадобиться, купила...

— Спасибо... Проходи.

Гото-сан распахнула дверь, а я слегка поклонилась и со словами «простите за вторжение» вошла внутрь.

Разувшись в прихожей, я пошла за женщиной по коридору. Для дома одинокой женщины он оказался слишком уж длинным, и по бокам была целая куча дверей.

Мы прошли коридор и зашли в открытую дверь, там была гостиная. Просторная гостиная с кухней-стойкой. Вместе с кухней тут выходило семнадцать-восемнадцать дзё.

— Просторно... — вырвалось у меня, а Гото-сан захихикала, — Тебе тут одной не одиноко жить? — задала я вопрос, а женщина тут же кивнула.

— Да. Особенно когда жар очень одиноко.

— Прости, что именно я пришла.

— Хи-хи.

Не обращая внимания на мои слова, Гото-сан отмахнулась и посмотрела на пакет у меня в руке.

— Спасибо за покупки. Ты взяла чек?

— Ну да...

Я стала искать чек в пакете и когда нашла, отдала ей, Гото-сан посмотрела на стоимость и закивала, а потом достала из кошелька, лежавшего на столе, пять тысяч йен и протянула мне.

— Вот, держи.

— А, всё это столько не стоило.

— Это с учётом благодарности за то, что ты пришла.

— Ты же хотела, чтобы не я пришла, — я озадаченно покачала головой, а она захихикала и всучила мне деньги.

— Я и правда хотела, чтобы пришёл Йосида-кун, но лучше так, чем вообще одной. Так что спасибо, что пришла.

Говорила она совсем не язвительно, и мне стало слегка стыдно за свою излишнюю скромность.

— Тогда принимаю... — проговорила я и взяла деньги.

Гото-сан улыбнулась, взяла у меня пакет и заглянула внутрь

— Ах, ты как много всего накупила... Спасибо...

Она доставала содержимое.

— А, каша... — проговорила женщина, увидев кашу быстрого приготовления.

— Ты сегодня что-нибудь ела? — спросила я, а она слабо покачала головой.

— Нечего есть...

— С утра ничего не ела?!

— Верно.

— Верно...

Видя, как она села за стол, я поняла, что Гото-сан и правда совсем ослабла.

В офисе я никогда не видела, чтобы она работала спустя рукава, и я не представляла, что она хоть что-то может сделать неплодотворное.

А сейчас она бессильно сидела. И Гото-сан не из тех, кто бы стал специально демонстрировать другим такое. Сейчас она была не той солидной женщиной, которую видели коллеги на работе.

— ... Если хочешь, могу приготовить тебе кашу.

— Правда? Буду очень признательна. Мой милый кохай готовит мне еду.

— Только не издевайся... Где у тебя рис?

После моего вопроса Гото-сан завертела головой точно птица, а потом ответила:

— ... Нет.

— ... Ясно, значит нет.

Я слегка удивилась такому ответу и стала осматриваться на кухне и нашла под столом совершенно пустую ёмкость для риса.

— Как не вовремя.

— Да нет, там уже пару месяцев ничего нет.

— А... Ты вне дома питаешься?

— Иногда вне дома, иногда просто покупаю...

— И до сих пор ни разу не заболела... — поразилась я, а Гото-сан лишь озадаченно пожала плечами.

— Да вот. Я думала начать готовить... Шесть лет назад, а теперь скорее просто не могу.

— Ну, ты ведь всегда очень занята.

— И это тоже, и вообще есть ведь те, кто не готовят.

— Таких скорее больше, по сравнению с теми, кто может готовить.

Разговаривая, я достала из пакета кашу и посмотрела на способ приготовления.

... Я сама готовлю конечно, но далеко не каждый день.

Когда лень, просто покупаю еду в магазине или ем в ресторане.

И это при том, что я с работы вовремя возвращаюсь, а Гото-сан ещё и руководить приходится, она-то точно физически и морально устаёт, потому я могу понять её отсутствие желания готовить.

Она руководитель и зарплата у неё выше, чем у меня, потому конечно она чаще в ресторанах питается.

И всё же.

Держа в руках кашу, я осмотрела кухню и усмехнулась.

Больше похоже, что кухня вообще никогда не использовалась. На трёх конфорках плиты ничего не стоит, следов масла тоже нет. Скорее уж не «отмытая», а «неиспользованная».

В раковине пара кружек, и больше никакой посуды не видать.

Плита, раковина... Я пробежала взглядом по всему и остановилась на краю... Там был большой полупрозрачный мешок для мусора с банками из-под алкоголя...

— Эй, хватит всё тут рассматривать.

— Ва! Прости!

Услышав резкий голос, я вздрогнула. Вроде ничего плохого не сделала, но извинилась.

— Просто скопилось пустых банок... Но так-то чисто.

Я ничего не говорила, а просто смотрела, когда она вдруг пробормотала это.

— А ты много пьёшь, — вырвалось у меня, а Гото-сан покраснела и сказала «ну да».

— Хи, — на моём лице появилась улыбка, ну а глаза женщины округлились, на лице было очевидное возмущение.

— Что за выражение такое?!

— Да просто впервые убедилась, что Гото-сан тоже человек.

— И как это понимать?!

Видя, как она дуется, я снова вернулась к каше.

Посмотрела на обратную сторону упаковки, похоже можно было разогреть в микроволновке или в кастрюле.

В микроволновке явно проще, но не доверяю я ей. Особенно когда жидкости разогреваешь, то они слишком слабо разогревают, то наоборот горячо, сложно с ними. Хотя может дело в том, что микроволновка у меня слишком дешёвая...

И в любом случае я же пришла о больной позаботиться, и как-то жалко получится, если я даже кашу разогреть не смогу.

Так что я осмотрела кухню и спросила у Гото-сан, где у неё кастрюля.

Она вначале удивилась резкой смене темы, а потом со словами «где же она» принялась искать.

Присев, она стала открывать нижние ящики, а я посмотрела на неё и увидела, что в открытой домашней одежде грудь ещё больше кажется и будто готова из одежды выпрыгнуть.

— Гото-сан... Ты же в таком виде доставку не заказываешь?.. — вырвался у меня вопрос, а она подняла голову, проследила мой взгляд и смущённо одной рукой прикрыла грудь.

— Конечно нет. Я же взрослая и не покажусь в таком неприглядном виде.

— Ну да... А то мне слегка тревожно стало.

— Тревожно за что?

— Да просто симпатичная одинокая женщина, живущая в высотке, делает заказ... Прямо контент для взрослых какой-то.

— Хм, это ещё что? На какие-то пошлые истории тебя понесло, — усмехнулась Гото-сан, но насколько мне доводилось слышать разговоры Йосиды-семпая и Хасимото-семпая, Йосида-семпай был без ума от этих огромных сисек.

Женщина тоже понимала, каким «смертельным оружием» обладает, но улыбалась так, будто это ничего не значит, что слегка бесило. Хотя это была явная зависть, потому я подавила это чувство.

Я много раз думала о том, была бы у меня большая грудь, да только толку от этого.

— А! Нашла!

С лязгом Гото-сан достала из шкафа кастрюлю.

— Пойдёт?

— Да, вполне. Спасибо.

Я взяла кастрюли и набрала воду. Прополоскав, я вылила её в раковину. Слишком уж много пыли там скопилось.

Кастрюля выглядела как новая, ей вообще не пользовались.

Когда переехала, купила, думая, что понадобится, а в итоге сама не готовит... Наверное так всё и было.

Я поставила кастрюлю на плиту и включила. После нескольких щелчков появилось голубое пламя.

Стоя рядом, мы вдвоём наблюдали за кастрюлей на огне.

Странно это выглядело, потому я прыснула, и Гото-сан тоже улыбнулась.

— Посиди, пока вода не закипит. Ты же болеешь...

— Хорошо.

— Покари[✱]Негазированный безалкогольный напиток. будешь?

— Буду.

Здесь она говорила более свободно, и я стала испытывать близость.

Всё же мне больше нравятся открытые люди. А с теми, кто постоянно «носит маску», мне очень непросто. Гото-сан относилась ко вторым, и я не думала, что у меня получится с ней поладить.

Потому я подумала, что сейчас получится поговорить немного более откровенно.

— ... Если честно, мне не очень хотелось идти, когда Йосида-семпай попросил прийти вместо него, — сказала я, и пившая спортивный напиток Гото-сан озадаченно посмотрела на меня.

— Не хотелось?

— Верно. Всё же я понимаю, почему ты позвала именно его.

— Хи-хи, понятно, — в ответ мне она захихикала и кивнула. — Ну, это правда. Я хотела, чтобы обо мне позаботился Йосида-кун.

— Ну вот.

— Только так мы и могли наедине остаться, — сказала Гото-сан и вздохнула. Я посмотрела на неё и вздохнула ещё тяжелее.

— Йосиде-семпаю в таком случае стоило сказать: «Пусть даже поздно, я всё равно приду». Когда не надо, он мужественный, а вот в такие моменты его не дождёшься.

— Хм, ну не знаю.

Гото-сан поставила ополовиненный спортивный напиток на стол и коснулась края горлышка.

— Скорее он больше переживает, что я болею.

— ... Ну, тоже верно.

— Но если бы он пришёл поздно, то мог бы опоздать на последний поезд.

— Обычно, когда приглашают любимого, то хотят, чтобы он опоздал на последний поезд. Так ведь предполагается?

— Обычно, да, обычно.

Она подчеркнула «обычно» и захихикала.

Да, Йосида-семпай явно необычный. И я, и Гото-сан чувствовали в этом его очарование, но в этот раз я его просто не понимаю.

Это была возможность остаться наедине с любимой женщиной, но из-за работы он попросил кохая. И в итоге я здесь.

Не отказалась я только потому, что просил он очень серьёзно.

Пока думала об этом, вода закивать начала. Пусть ещё немного нагреется.

— Мисима-сан, — Гото-сан обратилась ко мне, а я вздрогнула и посмотрела на неё. — Нелегко тебе, столько переживать приходится.

— А? — вырвалось у меня, а она снова хихикнула.

— Ведь это так. Ты ведь не хотела, чтобы Йосида-кун приходил сюда.

— Н-ну, наверное...

— Но и злишься на него за то, что он не пошёл. Тебя бесит то, что он не ставит свои желания на первое место.

Ответить мне было нечего.

Гото-сан права. Я злилась.

Йосида-семпай всегда на первое место ставит не собственные чувства, а чувства тех, кто в беде. И это вызывает какое-то раздражение.

Он жертвует своим счастьем, чтобы помогать другим. И при этом вечно какой-то пассивный.

Он мне нравится, но это в нём просто бесит.

Я люблю его и ненавижу.

— Йосида-кун и Мисима-сан довольно похожи.

— ... В каком это месте? — спросила я, а она с заботой посмотрела на меня. Скорее всего это её привычка такая.

Когда она уверена в себе, всегда так выглядит. Не нравится мне это её выражение.

И всё потому что я знала, её слова осядут у меня в груди.

— Ты тоже в первую очередь думаешь не о себе, а о других.

— Это не так. Для меня моё счастье на первом месте.

— Вот как. Тогда бы ты не злилась на Йосиду-куна. Ты бы радовалась: «Как хорошо, что Йосида-семпай не остался наедине с Гото-сан». Так ведь?

— Это...

— Ты слишком отстранённо за всем наблюдаешь, — поглаживая бутылку, говорила Гото-сан. — В отличие от Йосиды-куна у тебя вообще нет чувства собственности. На отношения людей ты смотришь со стороны. Тебе интересны различия между чувствами и действиями.

— Это не, — «так» я не договорила.

Мысли в голове не дали этого сделать.

— Недавно ты злилась на меня. Лучше ведь было помалкивать и наблюдать.

— ... И правда.

Я понимала, что она хотела сказать. Но ничего не могла ответить.

Воде уже совсем немного осталось до кипения.

— Ты точно собралась украсть Йосиду-куна?

Прозвучал ожидаемый вопрос, и я вообще замолчала.

Не могу подобрать слова для ответа.

Тут мне стоило бы понять.

Мои желания для меня важнее всего.

Но как у меня были желания, так же они были у других, и у меня не было права мешать им.

Каждый имеет право следовать за своими желаниями, и нельзя мешать человеку в этом.

Но тогда это могло войти в конфликт с моим собственным путём к цели.

Потому временами я вела себя противоречиво, и справляться мне с этим приходилось тоже самой.

Я поняла, что семпай мной не интересовался, и приняла. И всё время думала, что мне теперь делать.

— Я-я... — всё ещё не зная, что сказать, я открыла рот.

— Шучу я! — Гото-сан пожала плечами и улыбнулась. — Нельзя же обижать девушку, которая пришла проведать меня во время болезни.

Она встала со стула. А потом подошла ко мне и заглянула в кастрюлю.

— Вода закипела.

— ... Точно, — вздохнув, я открыла коробку и бросила содержимое в воду.

— Дальше наверное даже я справлюсь.

Меня это заставила усмехнуться.

— Хи, тогда давай дальше сама. Дальше раскрыть пакет и наложить в тарелку и всё.

— Нет, когда ко мне пришёл кохай с работы, я хочу, чтобы ты сделала всё до конца.

— Чего?

— Я звала, чтобы обо мне позаботились. Ты же можешь это сделать? — сладко заговорила Гото-сан и захихикала.

А потом продолжила спокойным голосом:

— Спасибо, что пришла. Одна бы я тут точно не справилась.

— ... Да. Ну... Тогда и правда хорошо, что я пришла.

— Хи-хи.

Я смутилась, когда она так искренне поблагодарила меня. Когда я ответила, Гото-сан улыбнулась мне.

Каша сварилась, я вытащила её из кастрюли и слегка полила водой. Иначе она будет слишком горячей и упаковку не открыть.

Осторожно я открыла пакет и высыпала в солидного размера тарелку, принесённую Гото-сан.

Похоже куча неиспользуемой посуды была её особенностью.

— Вот, готово.

— Хи-хи, приготовленная Мисимой-сан каша.

— Она быстрого приготовления.

— Ну и что, — сказала Гото-сан и улыбнулась словно молодая девушка. А я подумала, что она даже так умеет улыбаться. — В последний раз мне готовили, когда я дома жила, — взволнованно она взяла тарелку и пошла за стол.

Сев, женщина свела руки.

— Приятного аппетита.

Гото-сан взяла кашу ложной и стала дуть на еду, от которой поднимался пар.

А потом взяла в рот.

Пережевав, она удивилась, а потом расплылась.

— М, вкусно. Спасибо, Мисима-сан.

— ... Говорю же, она быстрого приготовления.

Я отвела взгляд от её до отвращения прекрасной улыбки и, скрывая смущение, стала чесать нос.

Если бы Йосида-семпай её сейчас увидел, точно влюбился бы ещё сильнее, хорошо, что сегодня я пришла.

— Хи-хи-хи, — глядя на меня, Гото-сан стала хитро хихикать. — Какая же ты милая, Мисима-сан.

Услышав это, я нахмурилась.

— ... Всё же нелегко мне с тобой, Гото-сан, — сказала я, а её глаза округлились, и она весело засмеялась.

— А ты мне нравишься.

— Прекрати, прошу.

Я замотала головой и замахала руками, а она весело смеялась.

Видя её такой, я сама стала ненавидеть её чуть меньше.

Самую малость.