Глава 3: Питание в столовой

Глава 3: Питание в столовой

Сегодня я тоже отбила Йосиду-семпая.

Я хмыкала совершенно одна к столовой предприятия.

Недавно я узнала, что Йосида-семпай интересен Гото-сан. Она уже несколько раз звала его вместе поесть где-нибудь за пределами компании.

Уже раз его отвергла, потому я не пойму, о чём она вообще думает, хотя сейчас она стала явно действовать активнее в отношении Йосиды-семпая. И это его «был отвергнут» вызывает одни лишь скептические мысли. Похоже он в любовных делах твердолобый. Его на самом деле не отшили, просто Гото-сан всё делает окольными путями, а он ничего не понял и подумал, что его отшили, по крайней мере именно на это и похоже.

Если так и есть, то Гото-сан станет серьёзной. Ведь ему если в лоб не объяснить, он ничего не поймёт. Собственно как и со мной.

В общем обед у меня имел два важных пункта в повестке.

Смогу ли я провести время с Йосидой-семпаем.

И получится ли у меня не позволить ему остаться с Гото-сан наедине.

Чтобы удовлетворить их, надо было успеть раньше неё позвать Йосиду-семпая на обед.

Когда я начала приглашать его, Хасимото-семпай с подозрением смотрел на меня, но уже привык и теперь спокойно обедает вместе.

— Китайскую лапшу, — протягивая сотруднику талон, сказал Йосида-семпай.

— Снова это? И не надоело же, — сказала я, а он бросил на меня взгляд и хмыкнул.

— И это говорит та, кто постоянно жаренного лосося берёт.

Когда указал на это, я притихла. Я и правда его постоянно беру. Ну вот понравился мне слегка пережаренный лосось с даси и разбавленным мисо.

За колкость было обидно, но и немного радостно. «Постоянно» прозвучало довольно дружелюбно. Мы же постоянно обедаем вместе. И Йосида-семпай заметил, что я постоянно заказываю это. А значит я немного особенная.

Йосида-семпай, Хасимото-семпай и я получили подносы с едой и направились к столу.

Хасимото-семпай тут же свёл руки и приступил к еде, а Йосида-семпай что-то не торопился. Он разломал палочки и наконец начал есть.

Вечно так неспешно жуёт свою лапшу, хотя невежливо других подгонять во время еды, потому я молчала.

— Кстати, сегодня Эндо и Одагири-сан в командировку уехали.

— А, точно сегодня ведь.

Когда Хасимото-семпай сказал это, Йосида-семпай закивал.

— Всё ли нормально будет? Гуфу ведь далеко. Для Эндо тем более.

— Нет, он точно в порядке будет. Работать будет как обычно, зато примется за поиски чего-нибудь съестного.

— Да... Вот это точно.

Не горячо и не весело. Семпаи вели разговор в каком-то своём темпе. Я не влезала, а просто слушала, чем мне заниматься нравилось.

Если не трогать, они кажется вечно болтать будут, но вот Йосида-семпай замолчал. Посмотрел на тарелку, подхватил лапшу и стал есть. Я уже начала понимать, что в такие моменты он не просто в облаках витает, а о чём-то думает.

И ещё я знала.

Он отказался от командировки, потому что дома у него живёт старшеклассница Саю-тян.

В последнее время Йосида-семпай на работе часто о чём-то думал и скорее всего о ней.

Я не расспрашивала его подробно о Саю-тян. Точнее расспрашивать было особо не о чем. Я сразу же вспоминаю, как он оправдывался «я просто подобрал её по пути домой» и «ничего предосудительного я с ней не делал». В такое сложно поверить, но глаза семпая не бегали, потому это правда.

Йосида-семпай не испытывал по отношению к ней чувств любви, я узнала об этом в парке в день, когда мы ходили в кино. Тогда он был скорее похож не на влюблённого мужчину, а на родителя, переживающего из-за ребёнка.

Я это знаю.

Но всё же завидую.

Не так давно я заметила... Хотя опыта в любовных отношениях у меня нет, потому заметить мне это было сложно, но я настоящая собственница.

Когда вижу, как Гото-сан идёт обедать с Йосидой-семпаем, в груди прямо распирает. Никак не могу успокоиться от мысли, что он где-то там занимается неизвестно чем с кем-то ещё.

Потому я испытывала облегчение, когда он возвращался домой. И всё потому что знала, что он свободен и живёт один.

Но теперь всё пошатнулось.

Теперь Йосида-семпай живёт вместе с Саю-тян.

Наверняка ничего не случится, но что-то мне не нравится, что он живёт вместе с другой девушкой.

Я посмотрела на семпая, он вообще не работал палочками. Просто смотрел в миску и не двигался, а я сама не поняла, как заговорила:

— Лапша разбухнет, семпай. Раз сам не ешь, поделись, — сказала я, а потом взяла его поднос и притянула к себе. И что я только делаю?

— Эй, — прозвучал озадаченный голос Йосиды-семпая, но вернуть еду он уже не мог.

Я взяла лапшу своими палочками и стала есть. Сама не пойму, чего это я.

Всё же впитавшая суп лапша становится мягкой. Можно даже не жевать, сама в горло проходит.

— Уже разбухла. Не вкусная.

— Взяла чужую еду без разрешения, ещё и жалуешься, — насупился семпай, забирая рамен. А потом вздохнул.

— Знаешь.

— Что?

— С другими ты так себя не ведёшь.

После его слов я на миг опешила.

— С другими?

— С другими. С начальством или коллегами...

— Нет, с начальством я так точно не поступлю.

— Ты бы точно могла.

А вот это уже грубо прозвучало.

— Не сделаю я того.

Обычно не сделаю, и я сама не очень понимаю, почему сейчас так поступила.

Подумав, Йосида-семпай кивнул и сказал «тогда хорошо».

— Что хорошо?

— Да ничего.

Он взял лапшу и принялся её жевать.

Когда проглотил, сказал:

— Если поступишь так по отношению к мужчине, он может тебя неправильно понять.

— Что? — ничего не понимая, сказала я.

Видя мою реакцию, он добавил:

— Так ведь. Просто мужчина может подумать, что он тебе не безразличен, если ты так сделаешь. Так что будь осторожнее.

— Пху, — Хасимото-семпай, сидевший рядом, прыснул.

Замолчав, Йосида-семпай слегка зло посмотрел на него.

— Ты чего?

— Ничего.

— Это же смешок был.

— Да просто вспомнил кое-что.

— Врёшь. Если есть что сказать, говори.

— Нет, нет, ничего, правда, — сказал Хасимото-семпай, а его плечи задрожали.

А я лишний раз убедилась.

Вот такой он человек.

В день похода в кино поняла, но он продолжает напоминать.

Даже если бы я набралась храбрости и поцеловала его, он бы принялся поучать «если будешь так делать, кто-то может ошибочно подумать, что ты симпатию испытываешь, потому прекрати». Я тебе кто, дочь?

— Йосида-семпай, — заговорила я, а он наконец отвёл злой взгляд от Хасимото-семпая и посмотрел на меня.

Я недовольно сказала:

— Если так сделает другая девушка, тебе стоит подумать, что возможно ты ей интересен.

— Пф.

Хасимото-семпай снова прыснул.

— Эй, снова вспомнил что-то?

— Ага, точно.

Хихикая, я смотрела на них.

Если честно, я только и могу, что переживать из-за Гото-семпай и Саю-тян.

Я могу очень немногое, по сути только это.

Гото-сан и Йосида-семпай. Саю-тян и Йосида-семпай. У каждой есть своё время с ним, как и у меня.

И лапшу семпая вот так нагло попробовала только я.

Поедая пережаренного лосося, я легка приободрилась.

Обеденное время я никому не уступлю.