Том 2    
Глава 5: Признание


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
calm_one
26.06.2020 01:20
Спасибо за вашу работу. (Поклон 45 градусов)
calm_one
07.06.2020 13:48
Пока собираюсь прочесть.
Работаю, но временами посматриваю на данную раноэбэху - предвкушаю. Как кот, неторопливо прогуливающийся возле блюдечка белой, чистой, густой сметаны.
Пока же скажу за: классный темп и ответственный подход к переводу. Спасибо за это, переводчик-доно. )
psychxo
04.06.2020 22:59
Спасибо за великолепный перевод!
valvik
04.06.2020 20:09
Огромное спасибо за перевод. Теперь можно понаслаждаться чтением))
lastic
04.06.2020 20:03
Домо
lastic
04.06.2020 20:03
Хоооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
Anon
29.05.2020 15:07
Спасибо за долгожданное продолжение перевода этого великолепного произведения!
valvik
29.05.2020 09:25
Огромное спасибо за перевод
sintespr
26.05.2020 12:17
Отлично, жду продолжения
calm_one
23.05.2020 23:05
Просто замечательно. Буду ждать продолжения)
calm_one
23.05.2020 22:34
Ну, как я и предполагал.
Добавить сюда живости-яркости языка - зашло бы на ура.
Но и так вполне читабельно. Спасибо)
calm_one
23.05.2020 22:13
Оп-па! Вот это да)
В свое время проект показался многообещающим. Если б его тогда раскрутить...
Ну что ж - почитаем 2-й том)
valvik
21.05.2020 21:11
Вот это подарок!!!!! Огромное спасибо за перевод.
lastic
21.05.2020 20:08
Спячка?
justhikka
13.05.2020 21:43
valvik, походу забросили
valvik
01.09.2019 19:42
Интересно, а оформление еще идет? Или проект уже забросили?

Глава 5: Признание

— Это шутка? — сдавленным голосом спросил я.

Гото-сан тихо покачала головой:

— Правда.

— Нет, но ведь, — я пытался это переварить. — У тебя же есть парень! Вы пять лет встречаетесь!

— А, это, — смущённо улыбнувшись, Гото-сан покачала головой и сказала. — Ложь.

— ... А?

Лишившись сил, я облокотился на стул.

— В каком смысле?

Вполне логичный вопрос.

Я ей нравлюсь, но она мне отказала?

Почему?

Я и правда ничего не понимаю.

На мой вопрос на лице Гото-сан появилось непередаваемое выражение, несколько раз она кивнула. А потом продолжила говорить.

— Прости. У меня довольно острая интуиция.

— Интуиция?

— Да.

Гото-сан кивнула, пришёл официант и принёс мяса, про которое мы уже забыли. Кстати, людей стало больше. Заведение было переполнено. Официант сейчас бегал по ресторану куда живее.

Отвлёкшись на миг от Гото-сан я почувствовал, что смог немного успокоиться.

А женщина протянула мне тарелку с мясом. Чтобы я пожарил.

Ничего не говоря, я взял её, и положил один за другим семь кусков на гриль.

— Когда ты пригласил меня к себе, я была так счастлива. Чуть ли не летала. Но.

Гото-сан смотрела на журчащее мясо и говорила.

— «Не сегодня», — так я подумала.

— Не сегодня.

— Да. Если дам согласие, и мы начнём встречаться, вряд ли всё получится.

Я посмотрел на женщину и спросил:

— Это твоя интуиция подсказала?

— Верно. Потому я и соврала.

— Что у тебя есть парень?

— Да.

Я вздохнул и положил щипцы.

То есть?

Я нравлюсь Гото-сан, она была рада, когда я пригласил её. Но почему-то решила «не сегодня», соврала и отказала.

Я почесал голову.

Всё же не понимаю.

А, то есть мы нравимся друг другу. И можем встречаться.

Конечно рано свадьбу праздновать, но о дате подумать можно.

— А, то есть это был неудачный день, потому ты и не захотела? — спросил я, а Гото-сан засмеялась.

— А-ха-ха, нет же! Это не гадание на кофейной гуще!

— Тогда что?.. Я не понимаю, — пробурчал я и перевернул мясо.

Гото-сан хихикала. Хотя для смеха неподходящая ситуация. Я вот серьёзен.

Я рад, что она испытывает ко мне симпатию, сердце стало биться быстрее, но в то же время мне кажется это каким-то странным.

— Я предусмотрительная, — сказала Гото-сан, смотря на мясо. — Из тех, что предпочитает прожаривать вкусное мясо.

— Но если пережарить, вкус испортится.

— Однако если есть слишком мягкое, можно испортить желудок.

— Если часто жаришь, уже на глаз понимаешь.

После моих слов Гото-сан пожала плечами:

— Я похожа на женщину, у которой полно опыта общения с противоположным полом?

— Похожа... От тебя так и исходит сексуальная привлекательность.

— Исходит сексуальная привлекательность?

— Исходит. Ещё как исходит, — ответил я, и Гото-сан неуверенно улыбнулась.

— Уже можно есть.

— А, правда? Попробуем.

Радостно взяв палочки, женщина схватила мясо.

Пережёвывая, она счастливо улыбалась.

— М, вкусно.

— Вот как... — отведя от неё взгляд, я неуверенно улыбнулся. Я же говорил, что привлекательность исходит. Прямо ключом бьёт. Даже бесит.

— То есть ты подумала, что даже если мы станем встречаться, это продлится недолго? Правильно я понимаю?

— М... Наверное именно так.

— Тогда когда можно? — спросил я. Если её не спросить прямо, она ведь не ответит.

После вопроса Гото-сан озадаченно склонила голову.

— Хм... Не могу сказать.

— Эх... — я вздохнул.

Я её люблю. Люблю как женщину.

Но разговаривать с ней стало очень непросто. Хоть у меня при её виде сердце колотится как ненормально, факта это не отменяет.

Больше похоже, что она мной играет.

Если бы не было такого чувства, я бы так и не утверждал.

— Я тебе не верю.

— А?

Стоило сказать это, как Гото-сан подняла взгляд и направила на меня.

— Хоть ты и говоришь, что я тебе нравлюсь, я так не думаю.

— Это правда. Ты мне всегда нравился.

— Правда в том, что ты просто играешь со своим кохаем.

Сказав это, она впервые помрачнела.

Она положила палочки и серьёзно посмотрела на меня.

— Что я должна сделать, чтобы ты поверил?

Я был поражён.

Её выражение и слова.

Лёгкий тон совершенно переменился, и я был озадачен этим.

Однако. Я не испугаюсь.

Пока сердце стучало как безумное, я старался успокоиться.

И пробил основную защиту.

— Займёшься со мной этим? — глядя в глаза Гото-сан, сказал я.

Её брови дёрнулись, а потом она отвела взгляд.

Я видел, как её щёки покраснели.

Тишина была невыносимой, так что я взял кружку с пивом и стал пить.

Я... — начала говорить Гото-сан.

Но не договорила. А потом сказала очень тихо:

— Я девственница... Это ничего?

— Пф, — я не удержал пиво во рту.

Такое простое слово как «девственница» сильно ударило в голову.

А ещё я вспомнил ту дурь, что сказал ей. Вот так в открытую задал настолько грубый вопрос.

— Просто забудь, — сказал я, а на лице Гото-сан появилось удивление.

— Тебя не устраивает, что я девственница?..

— А! Не в этом дело! — громко сказал я. Плохо, что она меня не так поняла. — Просто подумал, что грубо было предлагать такое, вот и беру слова назад.

— А... Но тебе не нравятся девственницы?

Странные она выводы делает. Это так важно?

— Нет, просто... Я не верю, что ты такая, Гото-сан.

— Такая — какая?

— Ну, это... Девственница.

Я смутился, говоря перед женщиной «девственница».

И всё как я сказал. Она была очень сексуальна, ей уже двадцать восемь, потому сложно поверить, что она никогда таким не занималась.

— Что тут такого... Просто возможности не было, — отведя взгляд, Гото-сан сжала губы.

Видя её такой, я подумал, что это правда. И похоже её саму это очень волнует.

— Прошу, прости. Всё же я хочу забрать свои слова.

— Слово не воробей.

Тут она была права.

Оставалось лишь поклониться.

Я склонил голову, медленно поднял и посмотрел на Гото-сан, красная, она смотрела на стол.

— Т-ты злишься?

— Не злюсь, но... — женщина мялась, и вот наконец посмотрела на меня. — Ты мне правда нравишься, Йосида-кун.

— Э, а, да...

— И раз ты хочешь этим заняться, то, ну.

— Да! Нет! Правда!

Я знал, что она скажет, потому прервал.

— Я хочу взять свои слова назад!

— Это...

Я очень хочу этим заняться.

Но я проглотил слова, шедшие от сердца.

— Подожди, — моё сердце рыдало, когда я казал это.

Дурак. Действуй. Сиськи Гото-сан, которые ты видел лишь во сне... Придурок!

Я ругам себя самого и вздохнул.

Ладно.

Мне ещё не стало легче после того отказа. Для сердца это было слишком.

Стараясь привести в порядок свои чувства и определиться с нашими отношениями, я сказал:

— Больше я тебе не признаюсь.

— А? — мои слова заставили глаза Гото-сан округлиться. А я продолжал. — Я тебе нравлюсь.

— Да...

— Но не сейчас.

— Да.

— В таком случае сама признайся, — сказал я, а женщина задержала дыхание. Она не ожидала, что я скажу это.

Стало немного лучше. Я продолжал.

— Нет никакого смысла тебе ничего говорить. Больше я не попадусь на эту уловку.

— Нет, я ничего такого не планировала.

— Если это так, то ты не была бы такой жестокой.

Гото-сан надулась.

— Н-не злись. Йосида-кун, ты меня точно любишь?

— Люблю! Потому это и бесит!

Какая-то странная сексуальность. Дерзко смотрит на меня. Дала выбор, хотя вариант был всего один.

В любом случае методы расшевелить меня у неё очень неприятные и чарующие.

— Я не могу успокоиться, когда ты рядом, — сказал я. — Если я тебе действительно нравлюсь, не честно, что ты меня отшила.

После этих слов я схватил кружку с пивом и стал пить.

По краям рта стекало пиво.

И вот я поставил кружку.

— Ах... — вздохнул я. — Сказал...

Выдал всё, что думал. Всё сказал. Чувства к ней одновременно были серьёзным стрессом. Как то, что меня в ней привлекало, в ней было немало неприятных черт.

И сейчас она просто зажала меня и держит напряжении.

И высказав всё это, у меня полегчало на душе.

Вначале Гото-сан просто смотрела на меня, а потом усмехнулась и сказала:

— Ты всё время хотел сказать это?

— Да, всё время.

— Все пять лет?

— Верно.

Ответил я, а она улыбнулась:

— Я тебе и правда нравлюсь, Йосида-кун.

— Потому я это и сказал...

Мясо, что ты жарила пять лет.

Вот такое сравнение пришло ко мне в голову, правда его я не озвучил.

— Понятно. Тогда в следующий раз признаюсь я.

— Хорошо.

— Не знаю когда... Ты подождёшь? — спросила она, и я как-то сдержался сказать «да». Нельзя идти у неё на поводу. Хоть она мне и нравится, нельзя ей уступать.

— Не знаю. Вдруг появится кто-то получше.

После этих слов Гото-сан сжала губы.

— Значит вот насколько сильны твои чувства.

— Нет, всё не так.

Я отхлебнул пиво.

— Любое мясо можно пережарить.

В итоге я сказал это.

Гото-сан засмеялась и кивнула.

— Постараюсь, чтобы оно не пережарилось, — сказала она и тоже стала пить.

Какое-то время, чтобы скрыть смущение мы ели мясо и пили.

— Я ответила, — сказала женщина.

Ей не пришлось озвучивать, что теперь моя очередь.

Гото-сан ответила на мой вопрос. А значит и я должен был ответить на её.

— Что ты хочешь узнать? — для начала я прояснил. — Есть ли у меня девушка?

Если сделать вывод из её слов, то это было основной темой.

Я спросил прямо, и Гото-сан на миг застыла, а потом кивнула и положила палочки.

— ... Есть ли ещё причины у человека, который никогда до этого не отказывался от командировки теперь начать это делать?

— Ну, вообще, думаю, есть...

Отрицать я не мог. Будь я на её месте, тоже бы подозревал и думал о то же.

Я не сожалею, что старательно работал всё это время, но не думал, что так всё обернётся.

Но могу с уверенностью ответить, есть ли у меня девушка.

— У меня нет девушки. С тех пор как начал работать, кроме тебя меня никто не интересовал, — честно сказал я, а Гото-сан на миг точно потеряла дар речи, приоткрыла рот и отвела взгляд.

— В-вот как...

Бегая глазами по столу, она закивала.

— В-вроде не врёшь. Когда ты врёшь, Йосида-кун, у тебя глаза бегают.

— Будто весь мир хотят посмотреть.

— Что?

— Ничего.

Я тихо произнёс то, что сказала Асами, но повторить у меня храбрости не нашлось. Похоже врать я не умею. Не знал, что и Гото-сан это известно.

— Тогда почему?

Как бы ни увиливал, она поймёт.

— Почему отказываешься?

Я сглотнул слюну. Врать я не буду. А значит надо сказать правду так, чтобы не поднимать волну.

— Я ни с кем не встречаюсь, но теперь со мной кое-кто живёт. Моложе меня, несовершеннолетний, — сказал я, а Гото-сан нахмурилась.

— И что это значит?

— То, что я сказал. Я живу вместе с ребёнком. Потому и не могу надолго уезжать.

— Это я поняла. И не о том спрашиваю.

Взгляд озадаченной Гото-сан бегал, она вопросительно склонила голову.

— Это... Несовершеннолетний? И какое этот ребёнок имеет к тебе отношение?

— В детстве мы по соседству жили, — сказал я, прилагая все силы на то, чтобы глаза не бегали. Гото-сан слушала, смотря на меня.

— ... Вот как. И почему этот ребёнок пришёл к тебе?

— Сбежал из дома. А других знакомых нет.

Это не ложь.

— И как давно?

— Пару месяцев, — ответил я, и Гото-сан согласно закивала:

— Понятно, вот почему ты стал внезапно спешить домой... Понимаю.

Слова Гото-сан становились холоднее, я ощущал это ушами.

— А это мальчик? Или девочка?

Знал, что спросит. От этого может сильно измениться смысл слов «со мной кое-кто живёт». Хотя спросив, она уже точно многое поняла.

— А разве не понятно?

После моих слов Гото-сан отвела взгляд и озадаченно прикусила нижнюю губу.

— Йосида-кун... Думаю, ты в курсе... Тяжести преступления? Мужчина живёт вместе со сбежавшей из дома школьницей.

— В курсе.

— На всякий случай спрошу, ты с ней ничего странного не делал? — голос Гото-сан стал резким. Она всё также улыбалась, но её серьёзный взгляд был направлен на меня.

— Нет, ничего подобного не было. Я бы не тронул женщину, которая мне не нравится, — честно ответил я, а она несколько секунд смотрела мне в глаза, потом зажмурилась и вздохнула.

— ... Вот как. Тогда ладно.

Гото-сан отпила пиво, и, о чём-то размышляя, посмотрела на кружку. Потом закрыла глаза, тяжело вздохнула и снова открыла глаза.

— ... Йосида-сан.

— Что?

Она снова смотрела на меня.

— Всё же не понимаешь.

— А?

— Ты сказал, что любишь меня.

— Сказал, и это правда.

— Да, знаю. Но.

Гото-сан нахмурилась и отвела от меня взгляд. Она вздохнула и снова посмотрела на меня. На лице было недовольство.

— Не очень приятно осознавать, что ты говоришь такое и живёшь с другой женщиной.

— Нет, она не женщина и ребёнок. Ничего между нами не было.

— Не в этом, не в этом дело, Йосида-кун, — недовольно сказала Гото-сан. — Я знаю, что ты настоящий джентльмен, и не испытываешь никаких чувств к девочке, с которой живёшь.

— Тогда в чём дело?

— Человеческим взглядам свойственно меняться, — она не дала мне договорить. — Сейчас ты возможно и правда так думаешь? А завтра? Или послезавтра? Пока я одна возвращаюсь домой, ты будешь смотреть на неё. И неизвестно, когда твои чувства к ней изменятся.

— Нет, я же говорю, она старшеклассница, о любви и речи быть не может.

— Сейчас. Сейчас она старшеклассница, но дети растут, и неизвестно, когда ты заметишь её очарование.

— Гото-сан.

— И даже если она не интересна тебе, то что насчёт неё? Вдруг она тебя любит и будет нажимать, сможешь ей отказать? Неизвестно, как всё может быть...

— Гото-сан! — я вскрикнула, а Гото-сан вздрогнула и замолчала.

Я убедительно проговорил:

— Подобного не случится.

— ... Правда? Поклясться сможешь?

— Клянусь. На любом пальце.

Сказал я и протянул мизинец левой руки, Гото-сан посмотрела на него и улыбнулась.

— Да ну, как-то по-детски.

— Я ничего не сделаю...

— Да... Я слегка вспылила. Прости.

Гото-сан слегка поклонилась. А потом взяла с тарелки оставшийся кусок мяса. Переживала и вздохнула.

— Вкусно.

— Вот и хорошо.

Она всё ещё выглядела как раздражённый ребёнок, и несколько минут лишь молча ела мясо. Я молчал и пил пиво. Бросил взгляд на часы, было уже больше восьми вечера. Саю ведь уже поужинала?

— ... Йосида-кун, — позвала женщина, я снова посмотрел на неё, и я никогда не видел у неё такого неуверенного взгляда.

— ... Тебя ведь не уведёт молодая девушка? — она спрашивала, когда её взгляд был направлен снизу-вверх.

Я весь порылся гусиной кожей.

— Гото-сан...

Никогда ещё не видел её такой. Думая, что так она смотрела только на меня, я был счастлив, и от переизбытка чувств всё тело дрожало.

Если проще, это было возбуждение.

Я отвёл от неё взгляд и продолжил говорить.

— Пять лет. Женщина, которую я любил пять лет, сказала, что любит меня, я просто не могу посмотреть на другую.

После этих слов Гото-сан слегка покраснела и отвела от меня взгляд.

На несколько секунд воцарилась тишина, после чего женщина специально откашлялась.

Я посмотрел на неё, и она снова мягко улыбалась и была полна уверенности.

— Раз уж ты так говоришь...

Она слегка наклонила голову, а уголки губ приподнялись.

— Позволь мне увидеться с ней.

Шестерни в голове остановились.

Увидеться? С Кем?

Гото-сан.

С кем?

С Саю?

Зачем?

— А, это...

Я стал обливаться холодным потом, а женщина напирала:

— Я сказала, что хочу зайти к тебе домой.

— Нет, нет, нет.

— Ты же ничем подозрительным не занимаешься?

— Нет, но как-то это неправильно.

— Почему?

Я не нашёл, что ответить на простой вопрос Гото-сан.

— Почему?..

— Неужели пригласить меня к себе ещё сложнее, чем жить со старшеклассницей?

— ...

Я не мог найти слова.

Глядя на меня, Гото-сан уверенно кивнула:

— Тогда решено.

Я ничего не ответил.

И это было равносильно согласию.