Том 4    
Жизнь 1. Лето! Купальники! У меня проблемы?!

Жизнь 1. Лето! Купальники! У меня проблемы?!

‒ Я не шучу!

Аловолосая красавица сердилась на меня, нахмурив свои красивые бровки.

Президент Риас Гремори ‒ моя хозяйка и по совместительству демон высшего класса, а ко всему прочему еще и создатель «Клуба оккультных исследований». Она невероятно строгая, но в то же время очень добрая личность. Да что там говорить? Эта девушка ‒ мой идеал!

И в данный момент я лежу у нее на коленках... Как обычно, подушка в виде девичьих коленок — просто высший класс! Такая мягкая… теплая и нежная! Настоящее блаженство!

К слову, мы сменили нашу форму на летнюю, и теперь у всех короткие рукава. Ах, что за прекрасное время года!

‒ Немыслимо! Мало того, что первую за последнее время крупную встречу ангелов, демонов и падших ангелов решают провести в этом городе, так еще и губернатор падших ангелов внезапно вторгается на мою территорию и бесцеремонно сует нос в мой бизнес!..

Президента просто раздирало от злости. Брр... Она такая страшная, когда сердится.

Несколькими днями ранее в связи с произошедшим в этом городе инцидентом было принято решение еще раз пересмотреть суть отношений между тремя великими сторонами. В связи с этим лидеры всех трех фракций условились встретиться и обсудить, как эти отношения будут строиться в будущем.

Мы же не только были втянуты в упомянутый выше инцидент... но теперь еще и должны будем выступить на этой встрече с докладом о произошедших событиях.

И, как видите, лидер падших ангелов Азазель решил заранее выйти с нами на контакт. Да-да, это именно он был тем самым эксцентричным клиентом.

Он притворился обычным человеком и заключил со мной контракт, иными словами — взял и своевольно вмешался в наш демонический бизнес. Я уже не говорю о том, какая он большая шишка у падших ангелов и что его действия никак не могут быть оправданы обычным «недоразумением».

Хотя, с виду, семью Президента подобный «беспредел» со стороны вражеского лидера не особо-то и беспокоил…

‒ И в довершение ко всему плетение своих грязных козней в отношении моего драгоценного Исэ вообще заслуживает смертной казни! Об Азазеле ходит немало разных слухов, в том числе и о его ненормальной мании к сбору священных механизмов. Сомнений нет, он вышел с нами на контакт, потому что мой Исэ обладает легендарным Усиливающим механизмом... Но все будет хорошо, Исэ. Я непременно тебя защищу, ‒ сказала Президент, ласково гладя меня по голове.

Президент у нас ‒ редкая демоница высшего класса, которая дорожит своими слугами, как членами семьи. И больше всего она не терпит, когда на ее имущество кто-то покушается, а если дело доходит до меня (кого она особенно холит и лелеет) и что-то случается, то чувствительней всего на это реагирует.

Я, конечно, безмерно счастлив, но лучшим положением вещей это не назовешь, ведь я просто обожаю Президента, только сомневаюсь, что она разделяет мои чувства. Вот он ‒ тяжкий гнет отношений хозяина и слуги... Или даже сказать, хозяина и его питомца.

Хех... Если Президент обзаведется парнем, наверняка потеряет ко мне всякий интерес и тут же бросит...

Если я к тому времени не организую себе гарем, то просто умру от одиночества.

‒ Так значит Азазель все-таки норовит заполучить мой священный механизм… И он ‒ губернатор падших ангелов, верно? ‒ озвучил я свои тревоги.

Что же со мной будет, если попаду в руки к Азазелю? Боюсь даже представить...

Услышав мои слова, второй парень этого клуба — сраный школьный казанова ‒ сказал:

‒ Я слышал, что Азазель имеет глубокие познания в области священных механизмов. Также слышал, что он вкладывает немало сил в сбор вокруг себя носителей этих устройств. Но не беспокойся, ‒ прервавшись, он посмотрел на меня так, будто скоро мог лишиться дорого друга, и продолжил: ‒ Я буду защищать тебя.

От ужаса меня всего аж передернуло...

‒ Нет, ну, мне приятно, конечно, но... Как бы сказать... Если я слышу такое от парня с серьезным выражением лица, то даже не знаю, как на это реагировать...

‒ Само собой. Я на полном серьезе. Ты спас меня. Ты ‒ мой драгоценный товарищ. И если я не в силах оградить своего товарища от беды, то просто не могу называться рыцарем семьи Гремори.

Да, да, я все понимаю, но... Знаешь, подобные речи ты точно должен говорить не товарищам мужского пола и уж тем более не мне, а какой-нибудь прекрасной героине трагедии или сказки.

Но Киба, ни на что не обращая внимания, продолжал:

‒ Не волнуйся. У меня есть священный механизм, достигший «крушителя баланса», плюс ты можешь увеличивать мои силы. Чувствую, вместе нам все по плечу. Хе-хе... Хотя ты прав, до недавнего времени я бы даже и не подумал, что скажу подобное кому-либо, но после времени, проведенного с тобой, мое отношение к товарищам сильно изменилось. И не знаю почему, но... Я теперь чувствую этот жар в области груди...

‒ Фу, нахер... Не подходи ко мне! Не прикасайся ко мне!

Серьезно, оставь меня в покое! Про нас и так уже в узких кругах девчонок такие слухи ходят, что мама не горюй! Не хочу давать еще больше поводов для их яойных фантазий!

И вообще, с этим гомиком реально что-то странное приключилось после того инцидента! Его отношение ко мне стало странно меняться! Что тебе даст подлизывание ко мне?! Лучше приставай к своим клиентам!

‒ Ч-что ты, Исэ-кун...

Блин, как же тебя легко обидеть, парень! И почему ты вообще так все близко к сердцу воспринимаешь?

‒ Так или иначе, случившегося не изменить... Кроме того, не зная их намерений, нам и самим будет трудно что-либо предпринять. А тут еще сам губернатор падших ангелов объявился, и мы даже не можем войти с ним в контакт, ‒ размышляла вслух Президент.

Будет непростительно, если мы навредим отношениям демонов и падших ангелов по собственной неосмотрительности.

В этом плане Президент непоколебима: пока с вражеской стороны не будет движения, мы тоже будем сидеть смирно.

‒ Азазель всегда был таким, Риас, ‒ послышался вдруг голос, не принадлежащий никому из клуба.

Все посмотрели в сторону его источника и увидели... улыбающегося мужчину с алыми волосами.

Эй, я раньше где-то видел его лицо… Стоять, Акено-сан с остальными уже пали ниц, и нам с Асией только и оставалось, что гадать: повторять за ними или нет, дабы избежать лишних проблем. Новичок — Зиновия ‒ стояла смущенная.

— -БАМ--

Ай!

Ударив меня по башке, Президент встала.

‒ С-с-старший брат! ‒ удивленно вскрикнула она.

Да, все верно! Перед нами не кто иной, как старший брат Президента, а по совместительству еще и король демонов ‒ Сарзекс Люцифер! Вау! Повстречать самого Сатану в подобном месте!

‒ Конечно же Азазель не будет делать таких глупостей, как Кокабиэль пару дней назад. Но может и пошалить, как недавно сделал. Например, прибыть раньше запланированной даты, ‒ сказал Сатана.

Возле Люцифера-сама стояла служанка с серебряными волосами — Грэфия-сан. Что ж… Вполне ожидаемо. Ведь она как-никак «ферзь» Сарзекса-сама.

Я тоже поспешил по примеру остальных преклонить колени перед нашими гостями. Асия повторила за мной.

‒ Пожалуйста, расслабьтесь. Сегодня я здесь по личным делам.

После этого нам было приказано поднять головы и вести себя как обычно, что все тут же поспешили исполнить.

‒ Эй, младшая сестра. Тут уже какая-то сектантская комната. Можешь объяснить, как помещение, где преобладают молодые девушки, заросло одними магическими кругами? ‒ горько улыбнулся Сатана-сама, оглядывая клубную комнату.

И, черт возьми, он прав. Я, конечно, уже привык ко всему этому, но помещение и правда мрачное.

‒ Б-брат, п-почему ты здесь? ‒ неуверенно спросила Президент.

Ну, вполне логичный вопрос. И правда, что привело в человеческую школу человеческого мира владыку всего демонического государства?

Услышав вопрос Президента, Люцифер-сама взглянул на нее печальными глазами.

‒ Да что ты говоришь? День открытых дверей уже не за горами, не так ли? Как любящий брат может это пропустить? Я пришел понаблюдать, как моя милая младшая сестра учится в чужом ей мире, во всех смыслах этого слова…

А! Раз уж об этом заговорили, то, помнится, день открытых дверей уже совсем скоро. Даже мой батя вспоминал об этом мероприятии с радостным расположением духа: говорил, что возьмет выходной на работе, чтобы попасть на него.

Только вот кажется мне, что хочет он увидеть в школе совсем не меня, а посмотреть, как учится Асия. После того, как мои родители обрели дочь, они начали по каждой мелочи поднимать шум и раздувать целый праздник.

‒ Все Грэфия, да? Это ты надоумила брата?

Грэфия-сан тут же отреагировала на слова недовольной Президента:

‒ Да, ваши школьные отчеты приходят ко мне ‒ заведующей составлением графика повседневной жизни всей семьи Гремори. Само собой, будучи «ферзем» Сарзекса-сама, я обо всем докладываю своему хозяину.

Услышав ее ответ, Президент глубоко вздохнула. Э? Президент не рада приближению дня открытых дверей? Неужели ей не нравится, что члены ее семьи будут смотреть, как она учится?

‒ Даже мои бесконечные обязанности Сатаны не станут преградой, если захочу посмотреть на жизнь своей прекрасной младшей сестры. Поэтому я и взял выходной. Не волнуйся, отец тоже скоро будет.

Ооо! Придет даже папа Президента! Я уже видел его однажды, а именно когда ворвался на помолвку Президента в подземном мире. Тогда он мне показался каким-то демоном-денди[✱]Щеголь. Светский человек, всегда одевающийся изысканно и по пику моды..

‒ Не может быть! Брат, ты же король демонов. И ты бросил свою работу и примчался сюда?! Сатане просто по определению не дозволено вести себя, как обычный демон!

Ясно. Хоть они и родственники, но Президент не может одобрить, что Сатана относится к ней по-особенному. Тем не менее, Сарзекс-сама отрицательно помахал головой.

‒ Нет-нет, ты неправильно меня поняла, Риас. Это тоже часть моей работы. На самом деле я думал о проведении конференции между тремя враждующими фракциями именно в твоей школе. И я пришел осмотреть место встречи.

ЧЕЕЕГООО?! Серьезно?! Я не мог скрыть своего удивления. И не только я выглядел ошарашенным.

Вы хотите провести встречу здесь?! В этой школе может решиться дальнейшая судьба ангелов, демонов и падших ангелов?

‒ Здесь? В самом деле? ‒ Президент аж выпучила глаза от удивления.

Ну, услышав такое, вы и сами с первого раза не поверите своим ушам.

‒ Хех, видимо, эта школа была отмечена самой судьбой. Моя младшая сестра, ты, легендарный Секирютей, носитель свято-демонического меча, владелец Дюрандаля и сестренка сатаны Левиафана собрались здесь. Я уж не говорю о появлении тут Кокабиэля и Хакирюкоу[✱]Белый Император Драконов.. Подобное трудно назвать просто совпадением. Огромные силы переплетаются здесь, вызывая цепные реакции. И, как мне кажется, первопричиной всего этого можно считать появление присутствующего здесь Хёдо Иссея ‒ Секирютея[✱]Красный Император Драконов., ‒ и Сарзекс-сама посмотрел на меня.

Блин, я начинаю нервничать...

‒ Так вы Сатана? Приятно познакомиться, меня зовут Зиновия, ‒ в разговор вмешалась наша свежеиспеченная демонесса с зеленой челкой.

С виду настоящая красавица, но ее сила далеко не в красоте. На самом деле Зиновия ‒ владелец легендарного священного меча Дюрандаля, а теперь еще и «рыцарь» нашего Президента Риас Гремори.

‒ Приятно познакомиться, Зиновия. Я ‒ Сарзекс Люцифер. Риас мне о тебе рассказывала. Владелец священного меча Дюрандаля перешел на сторону демонов, да еще и стал слугой моей младшей сестры... По правде говоря, не поверил своим ушам, когда услышал об этом впервые.

‒ Я и сама не думала, что стану демоном. Перейти на сторону тех, кого я до этого убивала… Даже когда говорю это вслух, самой не верится. Иногда я жалею об этом, иногда удивляюсь, насколько смелым и радикальным было мое решение... Да, верно. Почему я стала демоном? От отчаяния? В принципе, подойдет любая причина... Но все-таки правильным ли решением было стать демоном? ‒ и она ушла в свой внутренний мир, положив руки на голову.

Эта девушка из тех, кто сначала делает, а потом думает... Как всегда не поймешь, что у нее в голове творится.

‒ Ха-ха-ха, я рад, что в семье моей младшей сестры набирается все больше забавных личностей. Зиновия, раз уж ты только перевоплотилась, то тебе еще предстоит найти свой путь в жизни. У меня только одна просьба: прошу, поддерживай наш дом и мою сестренку. Я рассчитываю на тебя.

‒ Просьба легендарного владыки демонов, описанного даже в Библии… У меня просто нет выбора, кроме как повиноваться ей. Я, правда, еще не знаю, на что способна, но уверяю вас: буду стараться изо всех сил.

Услышав ответ Зиновии, Сатана улыбнулся. Его улыбка ‒ как две капли воды с улыбкой Президента.

‒ Спасибо.

Услышав благодарность самого Сатаны, Зиновия немного покраснела.

‒ А теперь давайте продолжим эти сложные объяснения в другом месте. Хм, однако я прибыл в человеческий мир в ночное время. Есть ли еще открытые гостиницы в столь поздний час?

Открытые гостиницы в такое время... Наверняка есть, но их поиск может затянуться.

Хм, тогда... Ко мне пришла одна идея. Я поднял руку и озвучил ее:

‒ Аа, в таком случае...

***

‒ Понятно. Рад, что моя младшая сестра не доставляет вам хлопот.

‒ Что вы, старший брат! Риас-сан очень хорошая девочка.

‒ Да, Риас-сан такая замечательная девушка, что Исэ ее просто не достоин.

Гостиная моего дома. Легендарный Сатана-сама обменивался приветствиями с моими родителями. Президент сидела рядом с ним, а позади смирно стояла Грэфия-сан в «режиме ожидания».

Предложение, которое я выдвинул в клубной комнате, заключалось в следующем: «Если вам негде остановиться, то как насчет нашего дома?»

Сначала Сарзекс-сама сильно удивился, но потом, видимо, вспомнив, что Президент живет у меня, согласился: «Отличная идея. Я бы хотел выразить свою благодарность также и хозяевам дома, в котором сейчас живет моя сестра».

«Нет! Нет!» ‒ мило пыталась противоречить Президент, но была не в силах остановить Сатану и Грэфию-сан.

И поэтому как только они закончили все свои дела, сразу направились в резиденцию Хёдо. Хе-хе. Президент, вы такая милая, когда краснеете. Но вполне естественно бояться того, что же в итоге обо всем этом скажет ее старший брат, если он по совместительству еще и владыка всех демонов...

Кроме того, будучи старшим братом Президента, он также является наследником всего хозяйства Гремори, которым сейчас управляет их отец.

И зовут этого великого короля демонов Сарзекс Гремори. Казалось, лишний повод вспомнить свое прошлое имя, которое он оставил, делал его очень счастливым.

‒ А служанка рядом с вами...

‒ Ее зовут Грэфия, ‒ ответил моему отцу Сатана. ‒ На самом деле она моя жена.

‒ ЧЕЕЕЕГОООО?!

Все, кроме Президента, просто офигели, а Грэфия-сан с каменным лицом начала тянуть Сарзекса-сама за щеку.

‒ Я всего лишь горничная, Грэфия. Прошу прощения за столь несмешные шутки моего хозяина.

‒ Больно, больно, Грэфия.

Злящаяся, но невозмутимая Грэфия-сан… Весело улыбающийся со слезами на глазах Сатана... И Президент, прикрывшая свое лицо руками от смущения.

Гы, смотрю, семейка у Президента тоже забавная. Кто бы мог подумать, что сам Люцифер-сама будет отпускать подобные шуточки. Ну, раз Грэфия-сан выглядит привыкшей к этому, значит, видимо, он такое проворачивает частенько.

‒ Ну что ж, Гремори-сан, вы тоже планируете посетить день открытых дверей, верно? ‒ спросила мать у Сатаны.

Без должного стыда ее щеки были окрашены красным. Мама, тебя очаровало смазливое лицо Сатаны? Ну, я могу понять тебя... По сути, Сарзекс-сама ‒ это мужская версия Президента. Да и румянец такой, что даже не разобрать, где его за щеку щипали...

‒ Да, я взял отгул на работе и думаю воспользоваться этим шансом, чтобы осмотреть как саму школу, где учится сестра, так и поглядеть на нее во время занятий. Наш отец также планирует присутствовать на этом событии.

‒ О, и отец Риас-сан.

‒ Он помогал при основании академии Кё. Так что для него это будет отличной возможностью посмотреть на свое творение. Хотя, честно говоря, я думаю, он просто соскучился по Риас.

‒ Гремори-сан! Хотите немного саке[✱]Национальный японский алкогольный напиток.? У нас есть некоторые вкусные марки Японии.

Отец принес из кухни бутылку своего сокровенного напитка.

Эй-эй-эй! Батя! Вот так внезапно, даже не дождавшись ответа, доставать выпивку некрасиво!

Тем не менее, в ответ на мои тревоги Сатана улыбнулся.

‒ С удовольствием! Давайте выпьем! Я немного знаю толк в японском алкоголе!

А Сатана оказался намного дружелюбнее, чем вы можете себе представить.

***

‒ К-как так?!. Мне нельзя спать вместе с Исэ?

Веселое застолье закончилось, и пришло время идти на боковую.

У входа в мою комнату между Президентом и Сарзексом-сама состоялся серьезный разговор.

‒ Я бы хотел еще поговорить с ним немного перед сном наедине. Извини, конечно, но сегодня тебе придется уступить Хёдо Иссея-куна мне.

Ясненько. Сатана хочет поболтать со мной перед сном… Вот, почему в моей комнате уже расстелен футон[✱]Традиционная японская постельная принадлежность в виде толстого хлопчатобумажного матраца, расстилаемого на ночь для сна и убираемого утром в шкаф. для гостей.

А Президент, которая привыкла каждую ночь спать вместе, с виду очень сильно расстроилась, узнав, что сегодня ей не удастся разделить со мной ложе. Да уж… Ее привязанность к своим слугам просто не знает границ. Не позволить хозяину спать со своим слугой для Президента ‒ это, наверное, как… Не дать маленькой девочке спать со своей любимой куклой. Какая же она няшка…

Акено-сан уже что-то говорила мне по этому поводу. Кажется, степень привязанности Президента ко мне растет с каждым днем. Да она и сама говорила, что считает меня просто милашкой, но с другой стороны я все больше терзаюсь сомнениями по поводу того, смогу ли и дальше отвечать ее ожиданиям...

К слову, я до сих пор продолжаю спать с Асией и Президентом вместе. Правда, каждую ночь чувствую себя, как селедка в банке.

Но, знаете, это уже стало для меня своего рода обычаем, от которого я бы ни за что не отказался. Теперь я, кажется, понимаю чувства мужа и жены, которые непременно спят вместе. Интересно, если бы у меня были старшая и младшая сестры, мы бы тоже спали вот так вместе?

Я уже свыкся с судьбой подушки Президента… Асия же, не желая проигрывать, тоже отчаянно меня обнимает… Таким образом, я каждую ночь на седьмом небе, но... дальше этого дело не идет... Может, это потому, что мы реально стали как семья: брат и две его сестренки?

Президент говорила, что у нее уже зависимость и если не ляжет со мной, то помрет. Асия утверждает, что когда приходится спать одной, то ей становится страшно грустно и печально… А она этого не хочет.

Неужели меня так приятно обнимать?

Кстати, помнится мне, недавно Мацуда весь в слезах заявил:

‒ Я чувствую, как от тебя исходит аромат Асии-тян! Что бы это значило?

Ну, само собой, ведь мы спим вместе каждую ночь. Не удивительно, что от меня пахнет Асией. Я тогда ответил достаточно уклончиво, но наверняка из этого скоро разрастется новая волна слухов…

Гы-гы-гы, все остальные парни стопудово думают, что я уже оставил свою девственность далеко позади. И мне невероятно льстят подобные мысли, даже если в реальности все совсем наоборот!

Будь на моем месте Киба или еще какой парень, интересно, переспали бы они уже с Президентом? Нет, нет, нет, так не правильно! Даже не смотря на столь замечательную сложившуюся ситуацию все нужно делать постепенно и двигаться к цели шаг за шагом. И чтобы я нарушил эту размеренность и вот так сразу набросился на Президента...

[Если бы меня спросили, какое имя тебе соответствует больше, то я бы сказал, что не Красный император драконов, а Красный император девственников, партнер.]

Внезапно подал голос сам Ддрейг.

А-ну заткни хлебало! И иди в задницу! Придет время, и я такооое сделаю с Президентом, что тебе останется только с завистью наблюдать со стороны!

‒ Исэ...

Президент обняла меня! Fuuuuuuuck Yeaaaaah! Я просто безмерно счастлив… Хотя перед посторонними все же немного смущен.

В школе она спокойная и неприступная, а вот дома в последнее время ведет себя именно так… Будто какая-нибудь бизнес леди: на работе себя сдерживает, но стоит ей прийти домой, как она подобно малому ребенку начинает резвиться со своим питомцем.

‒ Сможешь ли уснуть в одиночку? Выдержишь ли ты эту ночь без меня? А вот я от одной только мысли, что тебя не будет рядом...

‒ Госпожа, пройдемте в нашу комнату. Не волнуйтесь, я буду вместе с вами. Ну что ж, Сарзекс-сама, спокойной ночи.

Грэфия-сан оторвала от меня прилипшую Президента.

‒ Да знаю, Грэфия…

Президент выглядела очень опечаленной. Сама сцена вообще напоминала собой насильное расставание родителя и ребенка.

‒ Ах, эм… Исэ-сан, спокойной ночи. Конечно, очень печально, но мне придется сегодня спать у себя…

Чуть склонив голову, Асия отправилась в свою комнату, стараясь сохранить улыбку на лице.

Я остался наедине с Сатаной.

‒ Ну что, пойдем и мы?

‒ Д-да!

Просто находясь в его присутствии, я уже страшно нервничаю!

Отличная фигура, элегантные движения, массивная демоническая аура… Она настолько невероятна, что даже такой чайник, как я, чувствую ее магическую мощь каждой клеточкой своего тела. Наверное, стоит ему немного сосредоточить ее в одной точке ‒ и я мигом обращусь в прах, ‒ настолько она великолепна!

Именно потому, что он стоит во главе всех демонов, мы можем спокойно продолжать выполнять свою демоническую работу.

Таков он — король демонов...

Просто дыша с ним одним воздухом понимаешь, что он ‒ существо совершенно из другого измерения.

Я всячески пытался подготовить себя ко сну с подобной личностью в одной комнате и придумать тему для разговора, но не успел оглянуться, как свет погас, а он лег недалеко от меня.

‒ Слышал, ты встречался с Азазелем, ‒ первым заговорил Сатана.

‒ Да... ‒ признался я честно и послушно.

‒ Слышал еще, что он ничего тебе не сделал, но ведь наверняка что-то сказал?

‒ Сказал что-то вроде: «Встретимся в следующий раз».

‒ Ясно... Ну, у Азазеля действительно нездоровый интерес к священным механизмам. И твой Усиливающий механизм ‒ не исключение. Говоря по правде, он вокруг себя собирает таких же, как и ты, носителей лонгинусов[✱]Копье Лонгина, или более известное как Копье Судьбы. Это пика, которую римский воин Лонгин вонзил в подреберье Иисуса Христа, распятого на кресте. По легенде было расколото на несколько частей..

‒ Зачем?

‒ Кто его знает. Но Азазель стоит на верхушке организации, способной содрогнуть небеса, а вместе с ними подземный и человеческий миры в придачу. И если он решит действовать, то будь уверен: польются реки крови. Тем не менее, он не любит войну, как ее любил Кокабиэль. Собственно, именно поэтому падшие ангелы первыми вышли из прошлой войны.

Да уж. Говоря начистоту, мне достаточно и одного хозяина ‒ Президента. Ну, то есть я ни за какие коврижки не склонюсь перед тем пижоном. Хотя если мне промоют мозги, то все возможно...

Будто понимая мои волнения, Сатана с улыбкой сказал:

‒ Не волнуйся. Я гарантирую твою безопасность. Наконец-то легендарный дракон оказался на стороне демонов, поэтому тебя ждет теплый прием. Плюс ко всему, моя младшая сестра тоже очень дорожит тобой. Я никогда не видел Риас такой счастливой, даже в подземном мире. Уверен: она получает удовольствие от каждого дня, проведенного в человеческом мире. И все благодаря тебе.

Наверняка Сарзекс-сама заботится о своей младшей сестре всем сердцем. Я чувствовал, что его слова были переполнены глубокой привязанностью.

‒ Хёдо Иссей-кун, позаботься о моей Риас. Сейчас и в будущем.

‒ Да.

Само собой, Люцифер-сама. Я защищал Президента, защищаю и дальше буду ее защищать! Отныне и навек. Даже если я останусь совсем один, все равно буду до конца верен Президенту.

Даже когда стану королем гарема, если Президент попадает в беду, я тут же примчусь ей на помощь.

‒ Я, я... «Пешка» Президента, Риас Гремори-сама.

‒ Спасибо. Ах да, Хёдо Иссей-кун, не против, если я буду звать тебя «Исэ-кун», как это делает моя младшая сестра?

‒ К-конечно нет! Это большая честь!

‒ Ясно. Тогда, Исэ-кун, не можешь ли ты меня тоже звать по имени? Или «старший брат», например.

«С-старший брат»? В-вы воспринимаете меня как своего младшего брата?..

Я совершенно не понимаю, что он имеет в виду, но это очень большая честь!

‒ Мне кажется, это будет чересчур грубо с моей стороны… Но как насчет Сарзекс-сама?

‒ Тогда остановимся хотя бы на этом. Хотя жаль, конечно... Всегда хотел, чтобы легендарный дракон звал меня старшим братом... Что ж… У нас еще вся вечность впереди, поэтому спешить особо некуда. Буду довольствоваться пока этим.

‒ А?..

Похоже, Сарзекс-сама начал размышлять, разговаривая с самим собой. Я не понимаю, о чем он думает, но, учитывая, что это сам Сатана, наверняка о чем-то грандиозном…

‒ Кстати, Исэ-кун.

‒ Д-да?

‒ Усиливающий механизм может увеличивать и передавать силу другим, так?

‒ Да, верно.

‒ Ладно, давай немного отойдем от основной темы. Я смотрю, ты любишь большую грудь, верно?

‒ Да! Просто обожаю!

Черт, я при первой же возможности разболтал о своем фетишизме Сарзексу-сама! Какой же я пошляк! Мне так стыдно…

И все же я верен своим желаниям до конца!!!

‒ Ну, тут даже я, ее брат, не могу не заметить, что грудь Риас достаточно объемная.

‒ Да, грудь Президента ‒ вершина всех верхов из того, что мне довелось видеть и щупать!

С-старший брательник!!! Сиськи Президента — лучшие в мире! Они действительно самые лучшие! Большое спасибо, что вырастил их такими вместе с Президентом! Каждая клеточка моего тела тебе беспредельно благодарна!

‒ Мне вот интересно, а что будет... Если ты зарядишь грудь Риас своим усиливающим механизмом? Хотя... Неважно…

‒ ?..

В этот момент я испытал такой шок, которого доселе не испытывал…

Использовать... усиливающий механизм на сиськах Президента?.. Не может быть, чтобы такое было... возможно?!.

Нет, но!.. Мне это даже в голову не приходило! Использовать «Дар» на сиськах! Передать всю мощь Секирютея сиськам! Ч-что произойдет, если все же сделать это?

Даже представить себе не могу! А предсказать и подавно!

Черт возьми! Мышление Сатаны тоже в другом измерении! Какое превосходящее могущество!

Увеличится ли размер? Неужели они смогут даже переплюнуть все национальные достояния страны? А будут ли они сиять во время растягиваться? АААААААА! БЕЗ ПОНЯТИЯ!!!

Мой мозг просто вскипает. Фантазия разыгралась настолько, что даже страшно! Причем, возможно, впервые в жизни я так сильно что-то обдумываю… Мои руки подсознательно потянулись вверх, а пальцы начали сжимать в воздухе несуществующие сиськи.

С-сон как рукой сняло! Плохо дело! Мне уже ни за что не уснуть! Как тут уснешь?! Что произойдет, если использовать «Дар» на сиськах Президента?

‒ Спокойной ночи, Исэ-кун.

Сарзекс-сама уже уснул, а я всю ночь будоражил свою фантазию всяким бредом в поисках заветного ответа…

***

Прошло несколько дней с визита Сарзекса-сама.

Они с Грэфией-сан покинули мой дом на следующий же день.

По их словам, сейчас они «исследуют» город, но лично я как тот, кто вот уже который день их сопровождает, не могу назвать это иначе, кроме как «осмотр достопримечательностей»...

Нет, нет! Что я такое говорю?! Это же сам Сатана, в голове которого зреют такие идеи, о которых мне даже и не снилось…

Он соревновался со мной в игровом центре (кажется, он хочет установить игровые центры в подземном мире), в закусочной мы испробовали гамбургеры на любой вкус (он сказал, что хотел бы открыть сеть ресторанов в Преисподней), потом пошли в синтоистский[✱]Синтоизм, синто (яп. «путь богов») — традиционная религия Японии. Основана на анимистических верованиях древних японцев, объектами поклонения являются многочисленные божества и духи умерших. храм (перед абсолютной демонической силой короля демонов святые силы храма просто пасуют, так что мы смогли легко войти внутрь, ‒ Сатана способен на все!), и хотя казалось, что он просто бродит по городу ради удовольствия, я чувствовал, насколько серьезно Сарзекс-сама подходил к каждому делу.

А я еще такой молодой и незрелый демон, что могу только восхищаться им со стороны!

И да, что же произойдет, если зарядить сиськи Президента «Даром» моего священного механизма?.. Мне так и не удалось найти ответ. А может, попросить ее? Нет, я не могу просить ничего подобного!

«Президент! Можно я воспользуюсь усиливающим механизмом на ваших сиськах?»

ДУРАЧИНА! Как вообще такое можно произнести вслух?!

Но интерес меня просто разрывает! Что же случится? Сиськи Президента...

А пока забивал себе этим голову, не успел опомниться, как снова наступили рабочие будни.

‒ Мы уходим.

Все втроем вышли из моего дома. Сегодня выходной, но есть особое дело, ради которого нужно идти в школу. Хыыы! Как же я ждал этого дня!

Ах, мое сердце танцует! Оно просто выскакивает из груди! Слюни непрестанно льются изо рта.

Со скромной улыбкой на лице нас окликнула Зиновия:

‒ Утречко.

В последнее время мы с ней вот так частенько пересекаемся. Слышал, у нее тут рядом квартира.

Став демоном в силу многих обстоятельств, она теперь не хочет, да больше и не может ступать на земли Ватикана. Посему решила поселиться в этом городе, но спать в старом школьном здании ей пришлось не по вкусу, поэтому она снимает квартиру.

Причем когда заселялась, ее апартаменты тоже подозрительно пахли демонической аурой… А живет она неподалеку от нас, ибо ее хозяйка — Президент, ‒ да и подруга-демон Асия, живут у меня. Таким образом, если у нее возникнет какая-то проблема, она может легко прийти к нам за помощью.

Хех, само собой у нее возникнет море вопросов. Да и не мудрено, ведь девушка теперь вынуждена жить на незнакомой земле с совершенно чужой культурой. К слову, видели бы вы, как удивились Асия с Зиновией, когда в дождливый день мы пошли под раскрытым зонтом.

Видимо, они зонтами не пользовались даже в дождливые дни. Вдруг оказавшись среди множества таких же виниловых зонтов, раскрывающихся повсюду, они не на шутку испугались. Что и говорить, действительно совершенно разные культуры...

‒ Асия, ты закончила свою домашку прошлой ночью?

‒ Да. А ты, Зиновия-сан?

‒ Ну, я еще плохо знаю японский. Можешь меня немного поучить?

‒ Да! Можешь положиться на меня! Правда, с кандзи[✱]Китайские иероглифы, используемые в современной японской письменности. я еще сама не дружу...

‒ Я тоже. Меня пугает одна лишь мысль, что японцам с детства нужно учить подобное. Зато, кажется, я немного начинаю видеть истинное лицо этой мощной экономической державы…

Диалог между Асией и Зиновией.

Поначалу они совсем не ладили, но каким-то макаром быстро нашли общий язык. Ну, наверно, их сроднил сам факт того, что они обе ‒ бывшие христианки.

«Тихая Асия» и «Энергичная Зиновия» — вот, какие прозвища были даны нашим очаровательным иностранкам в кругу парней.

‒ Ясно. Это тоже воля Господа-Бога.

‒ Да, воля Всевышнего.

‒ Аминь... Ой!

Опять начали молиться и получили за это очередную порцию головной боли.

‒ И чем только вы снова страдаете...

Блин, это уже даже не смешно.

Тихо хихикнув, Президент заговорила:

‒ Так, ребятки, сегодня школьный бассейн будет полностью в нашем расположении.

Да! Бассейн! Сегодня! Этот великий день, наконец, настал!!!

Нас, членов клуба оккультных исследований, школьный совет попросил заняться уборкой бассейна. Уже лето, так что школа должна скоро его открыть.

Президент дала свое согласие с условием, что мы получим право первыми опробовать бассейн после уборки.

Несколько дней назад Президент купила купальник. Она показала его дома, не надевая, но от одного только его вида и представления о том, как он будет на ней сидеть, у меня началось бесконтрольное кровотечение из носа.

Ведь он был суперневероятноэротичным!!!

«Я одену его, когда будем в бассейне», ‒ сказала тогда Президент, и я начал молиться на этот день! Ах, все эти годы я жил только ради этого дня! Может, конечно, я и преувеличиваю, но это лето обещает стать главным летом в моей жизни! Пора попрощаться с плаванием в гордом одиночестве!

Ну а если говорить о летних каникулах, то как раз начинается период, когда мужики прощаются со своей девственностью. Посему этим летом даже я...

УРРРААА!!! В отличие от прошлого года, я буду просто окружен девушками! И если мой первый сексуальный опыт будет с Президентом — вообще верх блаженства! Нет! Уверен, с Акено-сан ‒ ничем не хуже! Блин, я просто не могу дождаться! Весь сгораю от своих желаний!

Я оторвусь и за Кибу, который из-за каких-то своих дел не сможет присутствовать.

‒ Исэ-сан, вы думаете о всяких извращениях?

Асия со слезами на глазах потянула меня за щеки, но убрать мое похотливое выражение лица уже была не в силах. БУ-ГА-ГА-ГА!!!

***

Дорогой дедушка на небесах!

Сейчас начало лета. Солнце щедро одаривает нас теплыми лучиками.

Я не могу остановить слезы при виде этого чудеснейшего пейзажа. Я просто не могу поверить своим глазам!..

‒ Эй, Исэ. Как на мне сидит купальник?

--БРЫЗГ--

Кровь фонтаном полилась у меня из носа.

Белоснежная кожа Президента в комбинации с ну оооооочень уж открытым купальником!..

Маленький клочок ткани, еле что-то прикрывающий, — по-другому и не назовешь! И ее с-сиськи! Они же полностью на виду! А какие великолепные ножки!

‒ О всемогущий. Президент, Президент, а вы серьезно настроены. О-хо-хо, вы действительно старались угодить Исэ-куну. Кстати, Исэ-кун, как тебе мой купальник? ‒ вмешалась Акено-сан.

В отличие от Президента, она надела купальник белого цвета, но он был не менее открытым и просто чертовски эротичным! Ах, подобные купальники на таких горячих сестрицах ‒ это уже настоящее оружие массового поражения для всех подростков!

‒ Исэ-сан, я тоже переоделась.

Я обернулся и увидел стесняющуюся Асию.

На ней был школьный купальник. Красивая блондиночка и японский школьный купальник — просто взрывная смесь! А имя «Асия» на груди просто добивает своим очарованием!

‒ Асия, ты в нем просто милашка! Старший брат тронут до глубины души! Тебе очень идет!

Асия радостно улыбнулась.

‒ Хе-хе. Ваши слова делают меня очень счастливой, Исэ-сан. Конеко-тян тоже в школьном купальнике.

О! Конеко-тян надела такой же купальник! Имя «Конеко» на груди ее купальника — верх кавая! Виват, наш вечный талисман!!!

‒ Этот взгляд, лишенный похоти, почему-то тоже раздражает…

Похоже, она снова начинает недовольно ворчать… Или скорей разочарованно… Э?

Президент положила руку на плечо Конеко-тян и сказала с улыбкой:

‒ А теперь, Исэ, не мог бы ты...

‒ Да?

***

‒ Вот так. Раз-два, раз-два, ‒ я держу за руки Конеко-тян и помогаю ей с «велосипедом»[✱]Техника грести ногами во время плавания.

После окончания чистки бассейна первое, что меня заставили делать, — это помогать Конеко-тян учиться плавать. «Исэ, научи Конеко плавать», ‒ строго приказала моя хозяйка.

Поднимая свое маленькое личико и отчаянно вдыхая, а потом снова окуная голову и отчаянно дрыгая маленькими ножками в воде... Эти самоотверженные старания Конеко-тян выглядели так мило.

‒ Так держать, Конеко-тян!

Асия морально поддерживала Конеко-тян со стороны. К слову, Асия в воде тоже как топор.

Надо будет и ее поучить потом… Стоять, да я сам не настолько хорош в этом деле, чтобы учить других.

И вообще, для меня самое главное ‒ улицезреть прекрасную фигурку Президента в купальнике, а если возможно, то, желательно, в мокром состоянии.

Интересно, как двигаются сиськи Президента во время ее грациозного плавания?

‒ Пхе... Семпай, извините, что приходится мне помогать... ‒ сказала Конеко-тян виноватым тоном.

‒ Нет, нет, что ты! Все в порядке. Помогать девушке практиковаться в плавании — довольно веселое занятие. Я только рад.

И правда. В десятки раз лучше помогать красивой девушке, чем какому-нибудь кобелю. А если уж это мой милый кохай или прекрасная Асия, то я готов с ними тут хоть всю ночь провести.

‒ Упс, вот мы и доплыли до конца.

Прогребли ногами дистанцию в 25 метров, а Конеко-тян хоть бы хны. К тому же при столкновении с бордюром мы хоть и случайно, но обнялись.

ААА! Обычно в подобной ситуации я бы уже огреб по полной от маленького, но мощного кулачка Конеко-тян, сопровождаемого фразой: «Пожалуйста, не трогайте меня…» Я замер в страхе, но реакция Конеко-тян на этот раз была другой:

‒ Исэ-семпай, вы на удивление заботливый, хоть и извращенец…

Сразу и не поймешь, хвалят тебя или поносят... Погодите, мне это кажется, или на миленьких щечках Конеко-тян появился румянец?

‒ Н-ну, я тоже хочу чем-то помочь своему кохаю... Ведь всегда доставляю тебе только проблемы, Конеко-тян, так что хочу хотя бы сегодня быть чем-то полезным, ‒ сказал я, гладя ее по голове.

Попробовал действовать по примеру Президента. Ведь если тебя гладит по голове кто-то старший, да еще и противоположного пола… По себе знаю: это чертовски приятное ощущение.

Стоять, я же забыл спросить, нравится ли Конеко-тян, если ее так гладят.

--БУЛТЫХ--

Я услышал, как кто-то прыгнул в бассейн.

Конечно же, это была Президент! Она элегантно плыла вдоль бассейна. ФААААААК! Это мой шанс! Я поспешно нырнул под воду и активировал усиливающий механизм! Приложил левую руку к лицу и направил в него силу.

[Передача!]

Мощность зрения увеличилась вдвое! Я легко разглядел Президента вдали! Да! Мой священный механизм создан именно для таких ситуаций!

Устремляя под водой свой взор вперед, мне все-таки удалось увидеть заветное зрелище — покачивание сисек Президента в воде! Ах, вот она ‒ манна небесная! Да здравствует сопротивление воды! Виват, качающиеся сиськи! Я жил ради этого дня! Это сладострастное покачивание грудей! Что за причудливый метод раскачивания! ЧЕРТ ПОБЕРИ! ПРЕЗИДЕНТ! ОГРОМНЕЙШЕЕ ВАМ СПАСИБО! Ваши… Эм… сегодня просто великолепны! Просто отлично! Как вернусь домой, «прогоню» это пять раз минимум! А пока сохраню это у себя в памяти.

Гхы, мой мозг просто не выдержал внезапного потрясения. Гха! Черт, я начал задыхаться под водой…

Поднял голову и увидел, как Конеко-тян смотрит на меня со сжатой в кулак рукой.

‒ Хотите потом поучить плавать и Асию-семпай?

Конеко-тян немного нахмурилась. Асия тем временем снова проливала слезки.

‒ Ах, меня тоже, меня тоже!..

Хех, что-то и Асия не выглядит веселой…

Прокашлялся и обратился к ней:

‒ Хорошо. Значит, на очереди Асия. Ты готова?

‒ Да. Позаботьтесь обо мне.

Вот так я перешел к тренировкам по плаванию с Асией.

***

‒ Аааах, как же я устала.

Обессиленная Асия упала на полотенце, расстеленное у бассейна.

Я помогал ей учиться плавать, но неожиданно быстро нам пришлось закругляться.

Ну, упражнения в воде как-никак отнимают довольно много сил. Для бедной Асии, которая и так страдает во время уроков физкультуры, это оказалось слишком большой нагрузкой.

Конеко-тян сидела в стороне и отдыхала в тени, читая книжку.

Фууу. Я перевел дыхание и сел возле Асии. Раньше казалось, что после обращения в демона моя физическая выносливость увеличилась хотя бы немного, но сейчас я полностью выдохся.

Все-таки тренироваться самому и помогать с этим другому человеку — совершенно разные вещи. Я уже не говорю о том, что тренировать приходится девушку.

[z... zzz...]

Сопение? Смотрю на Асию, а та уже отключилась. Черт! Какое же у нее милое личико во время сна. Никогда в жизни не отдам ее никому в жены!

Красная летучая мышь прилетела ко мне, до сих пор умиляющемуся видом спящей Асии. Это же фамильяр Президента.

Внезапно почувствовал на себе пылкий взгляд. Я повернул голову и увидел Президента на другой стороне бассейна. В руке она держала маленькую бутылочку. Это… масло? Крем от загара?!

Улыбаясь, она манила меня пальцем. Ее губы беззвучно шевелились.

«Иди сюда».

Оооооооооооо! Н-не может быть!

Меня передернуло, и я сам не успел заметить, как уже со скоростью света несся к ней! А в голове — лишь одна мысль! Да, сомнений нет! Ведь ничего другого ЭТО просто не может значить!

Крем от загара прямо посредине лета!

Тут уже ни о чем другом не будешь думать, кроме как о натирании кремом всего тела Президента!

Скажу даже больше: этот божественный процесс нанесения крема на прекрасное женское тело — высшая мечта любого уважающего себя парня!

А для таких непопулярных парней, как я, подобное — вообще предел всех мечтаний!

От одной только мысли, что мне представится шанс щупать этими руками мягкое тело Президента!.. FUCK YEAH! Из носа сразу хлынул фонтан крови!

‒ Хё-Хёдо Исэ по вашему приказанию прибыл!

Глядя на то, как быстро к ней примчался ее перевозбудившийся покорный слуга, она немного удивилась, а затем криво улыбнулась.

‒ Исэ, ты такой Исэ... Я просто позвала тебя по делу, понял?

‒ Ч...

Она снова прочла все мои мысли! Я тут же покраснел. Ядрен батон, как же стыыыыыыыдно! Я-я был почти уверен, что она попросит намазать ее с ног до головы!

Немного жаль, но что поделать. Раз уж примчался, то хочу хоть как-то ей пригодиться. Все-таки «пешка» Президента как-никак. Но... кремчик...

‒ Не криви так моську, Исэ. Я позвала тебя именно за тем, что ты себе представлял.

‒ А? ‒ вырвалось у меня после паузы удивления.

То есть…

‒ Демоны не могут обгореть на солнце, но оно все равно является нашим естественным врагом.

Президент вложила мне в руку маленькую бутылочку.

‒ Это специальное масло для красоты кожи. Не мог бы ты нанести мне его на спину?

‒ Да! С удовольствием! ‒ ответил я без промедления.

А вы чего хотели?! Мой мозг обработал полученную информацию за считанные секунды!

Дери меня! Я все-таки сделаю это! И самая несбыточная мечта воплотится в реальность прямо здесь и сейчас! ААА! Слезы не прекращаясь льются из глаз!

‒ Ну так что, сразу и приступим?

Аккуратно, причем безо всяких колебаний Президент сняла с себя верх бикини.

--БУМЦ--

Последняя преграда, отделяющая мой взор от шикарной обнаженной девичьей груди, исчезла! Добрый день, буфера Президента!

Интересно, который раз мне уже удается вот так лицезреть эти великолепные сиськи?

Стоять, не о том я думаю! Президент! Вас что, не смущает так вот просто взять и снять перед парнем средь бела дня свой лифчик?

Из носа хлынул небывалый поток крови. Сдавив ноздри со всей силы, мне как-то удалось его сдержать, а вот в силу своей похотливости взгляда от сисек отвести так и не смог. Ааа, Президент! Какие же у вас милые розовые соски!

‒ П-президент! Не снимайте вот так внезапно свой бюстгальтер, иначе мое сердце может не выдержать! Тем более в подобном месте! Да еще и на глазах у парня! Вам разве не стыдно так оголяться?

‒ Да тут, кроме тебя, других парней больше нет, так что все нормально, ‒ ответила Президент с улыбкой.

ААА! Ваши слова пронзили меня в самое сердце!

Стоять, то есть она все-таки воспринимает меня как парня? Нет, я, конечно, мужик без сомнения, но нормально ли так относиться к слуге? Э-э, не понимаю… Но наверняка могу сказать одно: для меня это великая награда!

Президент легла на полотенце спиной ко мне, убрав вбок свои прекрасные длинные алые волосы. Ах! Как же ослепительна ее белоснежная кожа на спинке! А так как она лежала на животе, то ее крайне объемные груди выглядывали по бокам. Опупеть! Как же я хочу нажать на эти выпирающие по бокам сиськи! СТОЯТЬ! Может, это вообще мой шанс использовать на них усиление?

‒ Ну, приступай.

Р-разрешение коснуться тела Президента только что получено! Теперь мои руки смогут вдоволь насладиться этой мягкой белой кожей! Блин, я родился и жил все это время ради подобного момента! Мама, папа, спасибо вам большое! Я снова собираюсь сделать шаг вперед!

Мацуда, Мотохама! Я преодолеваю еще одну ступень к взрослению прямо сейчас! А вы, ребята, и дальше там пресмыкайтесь!

Сегодня я отправлюсь в полет! После прикосновений к прекрасному телу Президента у меня отрастут крылья!

Разогрев крайне непристойными движениями свои пальцы, я пошел на стыковку с кожей Президента.

ВАААА, какое удивительное чувство мягкости и в то же время скользкости...

Уверен: если приложу больше усилий, то увижу те самые легендарные «покачивания»...

Налил этого специального демонического масла себе на руки и растер их. А теперь ‒ вперед. Ко всем тайнам женского тела!

--ГЛАДЬ-ГЛАДЬ--

--МУНЬ--

Я стараюсь равномерно растирать масло по всему телу.

Ах! Черт побери! Какая же все-таки классная у Президента кожа! Чувство этой невероятной мягкости и нежности просто обволакивает! Чуть надавливая на ее кожу кончиками пальцев, ты чувствуешь просто верх блаженства от ощущения этой первоклассной эластичности и упругости!

Но могу смело утверждать, что натирать спину Президента ‒ это в то же время и невероятная пытка! Ибо я не могу прикоснуться пальцами к ее сиськам. Мне просто не хватает мужества! Черт! А ведь достаточно потом просто сказать, что случайно рука соскользнула, и Президент наверняка простит. Но, думая о чувстве вины, которое меня потом постигнет, я просто не могу это сделать.

ААА! Как же я хочу полапать сбоку эти сииииськи!

Все время думаю о том, как бы мне, так сказать, невзначай прикоснуться к ее интимным местам, однако если оплошаю и Президент это заметит, то наверняка сильно разозлится на меня. Но я хочу касаться кожи Президента вечно!

‒ Эй, Исэ.

‒ Д-да!

‒ На моем теле уже не осталось места, к которому бы ты не касался. Ощущение, как будто оно теперь целиком под твоим контролем.

!!!

Мой мозг был нокаутирован этой эротичной и шаловливой фразочкой! И почему Президент всегда выражается так, что моя извращенская сторона от этого полностью пробуждается?

‒ Не хочешь натереть маслом и мою грудь?

...

Еще одна сладкая фразочка донеслась до моих ушей! Перед глазами все поплыло от слез!

‒ Д-да! Конечно! Н-но можно ли? ‒ спросил я, желая лишний раз убедиться в том, что не ослышался, на что Президент ответила кивком.

‒ Можно. Но делай это понежней. О-хо-хо, ты действительно так любишь женскую грудь?

‒ Да! Просто обожаю! ‒ подтвердил я, стирая слезы с лица.

Я без ума от них! Я влюблен в них! Нет ничего в мире, дороже их! Сиськи — это справедливость! И я хочу мять их вечно! Я хочу сосать их без конца!

Ах, неужели Президент ‒ моя ненаглядная старшая сестренка ‒ и вправду меня так побалует?! Моя хозяйка — лучше всех!

‒ Исэ-кун, не намажешь ли маслом и меня?

[Прижалась.]

Что-то мягкое и нежное прижалось к моей спине! Э-это чувство! Я помню его!

Медленно обернулся через плечо и неожиданно увидел сзади Акено-сан.

ЧЕЕЕГО?! Акено-сан! Когда вы!..

[Прижалась.]

Она еще крепче обняла меня! Етить колотить! Ощущение ее сисек, врезающихся сосками в мою спину!..

Подождите, а как же ткань… Нет ощущения купальника?! Н-неужели... прямой контакт?!

Акено-сан, а где ваш купааааааааааальник?!

‒ Ну и ну, нечестно все свое внимание уделять одной Президенту, ‒ сказала Акеон-сан наигранно обиженно.

А сиськи все так же остались прижатыми к спине! Они так возбуждающе трутся о мою кожу!

Гхе! Она специально! Она делает это специально! Причем доставляют не только острые касания сосков, но и мягкость самой груди!

Мои руки остановились моментально! А вы чего хотели?! Если к вам вот так вот сзади прижмутся, вы даже в процессе исполнения своей самой заветной мечты прерветесь!

ААААА! Сиськи Акено-сан такие мягкие, нежные ‒ просто неповторимые ощущения! От одного прикосновения к спине этих огромных сисяндр ты почувствуешь всю внушительность их размера!

‒ Э-эй, Акено! Вообще-то мы еще не закончили, поняла? И я уже говорила тебе не делать ничего подобного с моим Исэ, верно?

Президент поднялась, повернувшись ко мне грудью, с полным злости выражением лица. И к гадалке не ходи: она просто вне себя!

Подождите! П-президент! Вам нельзя вставать, на вас же нету верхней части бикини...

Сиськи полностью видны! Я отлично могу рассмотреть вашу грудь!

В моих глазах навсегда отпечатались покачивания туда-сюда ее сосков! Охренительно! Они слегка покачиваются от каждого движения Президента!

--ТЫК--

Акено-сан положила голову мне на плечо так, что наши щеки слегка касались и терлись друг о дружку! Разряд молнии пробежал по всему моему телу!

‒ Эй, Исэ-кун. Президент такая страшная... Обычно я отступаю или просто убегаю, но сейчас я просто не могу терпеть — так хочу побыть со своим милым кохаем.

О, Мамма Мия!

Гык! Акено-сан укусила меня за ушко, просто няаааааааааааа! Так и думал… Мне ни за что не устоять перед такой эротичной и сексуальной Акено-сан!

От столь возбуждающих действий даже такой демон похоти, как я, был парализован!

Хочу удостовериться, что не пущу еще один фонтанчик крови из носа, но!.. Капля за каплей красная жидкость неумолимо вытекает из ноздрей!

‒ Исэ-кун, ты такой милашка. Президент, не возражаете, если я заберу его себе? В будущем, когда буду вынуждена куда-то отправляться по вашему приказу в одиночку, хочу, чтобы этот мальчик всегда был со мной.

‒ Нет! Этот мальчик мой! И я ни за что не отдам его тебе!

‒ Такого прелестного мальчика, как он, уже нигде не найти… Тогда можно мне хоть иногда немного баловать его особыми эротическими способами?

‒ Нельзя! Я не хочу, чтобы сейчас Исэ так близко знал какую-либо женщину, кроме меня... Н-ну, с Асией я уже смирилась…. Но с тобой Исэ точно превратится в животное.

‒ Ой, мамочки, это уже крайности. Но разве вам не кажется, что мальчики привлекательнее, когда более дикие и неистовые? А пока вы там тянете резину... девственность Исэ станет мо…

‒ Я его тебе не уступлю! Я серьезно!

Дери меня! Противостояние «короля» и «ферзя» за право владения своим питомцем! ААА! И хрен с ним! Пожалуйста, назовите меня хоть пошлым псом! Мои принцесса и королева!

‒ Кстати, Исэ-кун.

Акено-сан! Не говорите так близко! Ваше дыхание щекочет мне ухо! Не дуйте в него!

И почему она так эротично это делает?!

‒ Ты уже сосал грудь Президента?

‒ Н-нет, так и не пососал!

‒ Ух ты, бедный мой. Хоть Президент и балует тебя, но слишком уж держится вдали, не давая к себе приблизиться, ‒ вызывающе сказала Акено-сан.

Говоря со мной, она косвенно обращалась к Президенту! Выражение лица Президента становилось все мрачнее и мрачнее! С-страшно-то как!

‒ Раз уж на то пошло, я дам тебе пососать М-О-И.

...

В этот момент мысли все разом исчезли из головы. Э?.. Что вы только что сказали?..

Не успел я осознать всего масштаба только что сказанного нашим непобедимым «ферзем», как она начала еще настойчивее меня совращать.

‒ Эти два спелых сочных фрукта, которые прямо сейчас трутся о твою спинку… отправятся в твой ротик. Понимаешь, о чем я говорю? По-ни-ма-ешь?

Ее соски не прекращали танцевать у меня на спине! Я ощутил неожиданный прилив энергии всем своим телом. Неважно: даже если Акено-сан просто дразнит своего кохая, если она продолжит в том же духе, то я...

‒ Водить своим язычком по кругу или всасываться, как пылесос… Ты можете сосать их, как ребенок, или дико впиваться, как животное... Конечно, я впервые даю мальчику пососать свою грудь, поэтому даже не представляю, что может произойти...

Может быть, во всем виновато участившееся дыхание Акено-сан, направленное прямо в мое ухо… Но я чуть не кончил от одних этих слов!

Неужели это садистская натура Акено-сан дает о себе знать? Она настолько эротична, что мой мозг просто вскипает!

--ЖУХ--

--ТРЕСК--

Меня всего передернуло, а позади что-то треснуло.

Со страхом оглянулся назад: один из трамплинов для прыжков в бассейн исчез.

Устремив свой взор на Президента, я увидел, как из ее руки исходило нехилое количество демонической энергии! Так это она уничтожила трамплин? Целясь в нашу сторону?!.

‒ Акено, тебе не кажется, что ты уже перегибаешь палку? Случаем не забыла, кто тут слуга, а кто ‒ хозяин? ‒ угрожающе спросила Президент.

О-она даже опустила от злости свои глаза! Страшно!

‒ Ох, ты только все усложняешь… Риас, я же могу не сдерживаться?

ЧЕЕЕГО?!

Улыбаясь, Акено-сан закрыла свои глаза. Через секунду открыла их, и они уже были просто переполнены гневом! Ее тон звучал устрашающе! Она окружила все свое тело золотой аурой, а вокруг все заискрилось!

Президент полностью встала, а Акено-сан отпустила меня и отошла!

Две красавицы-старшеклассницы с голыми сиськами стали друг напротив дружки, излучая невероятное количество демонической энергии! Дери меня во все дыры! Они что, драться собрались?

‒ Ты не получишь Исэ!.. Пошлая жрица искорок.

‒ А что плохого в ласках?.. Багровая принцесса целок.

‒ Сама-то такая же девственница!

‒ Ох как мы заговорили! Раз уж на то пошло, то пусть Исэ-кун заберет мою девственность хоть сейчас!

‒ Нет! Исэ сказал, что заберет МОЮ девственность!

В сопровождении оглушительных звуков разрушения, разошедшихся эхом по всему бассейну, Президент и Акено-сан взмыли в воздух и продолжили свою девичью ссору, которая уже давно вышла за рамки обычной «ссоры». И вообще, молодые девушки не должны разбрасываться такими вульгарными словами, как «целки»!

‒ И вообще, Акено, ты, вроде как, мужчин ненавидела! Тогда почему из всех мужчин ты проявила интерес именно к Исэ?!

‒ Если я правильно помню, то и ты, Риас, говорила, что не интересуешься мужчинами и они для тебя все на одно лицо!

‒ Исэ особенный! Он милый!

‒ Мне тоже Исе-кун мил! Я, наконец, встретила мальчика, который пробудил во мне желание подпустить его к себе поближе и получше узнать мужчин!

ААААА! Не понимаю, о чем они там кричат, но бой все разрастается и ожесточается!

Блин! Не обращая никакого внимания на остальных, они начали высвобождать огромные массы демонической энергии!

--БАМ--

Ааа! Сгусток демонической энергии пролетел действительно близко от меня! Одна сторона бассейна уже почти уничтожена!

Плохо дело! Останусь здесь — непременно умру! Меня прибьют! Прибьют и не заметят! Я хочу остановить этих двух девушек, но уже просто не в состоянии это сделать! Если влезу в драку, которая за пределами моих собственных способностей, буду попросту уничтожен!

И пока я отчаянно извинялся про себя: «Прошу прощения, Президент, Акено-сан», ‒ на всех парах несся к спасительной подсобке бассейна.

***

‒ Фух… Фух… ‒ перевожу свое тяжелое дыхание в спасительной подсобке бассейна, едва избежав неминуемой смерти.

Да я был просто на волосок от гибели! Какими же все-таки иногда страшными бывают женщины! Будь я мачо ‒ оприходовал бы обеих, говоря при этом: «Гы-гы-гы, хватит ссориться, детки».

Однако реальность жестока. Все, на что я был способен, — это убежать в страхе.

Ну, для тех двоих я и так что-то вроде домашнего кота или собачки, которую они держат у себя в клубной комнате. А поскольку я один и меня на двоих не хватает, они начали сориться.

Хотя столь сильная привязанность Акено-сан и Президента к членам своей демонической семьи просто не может не разжечь мое воображение.

А путь к королю гарема все так же долог и тернист…

Стоп. Если задуматься, вокруг меня случаем не одни ужасающие девушки?

Тяжело вздохнул и, наконец, заметил, что я тут не один: внутри была Зиновия.

‒ Ух ты, Хёдо Иссей. Что случилось? И что за шум снаружи?

‒ Крайне не рекомендую сейчас выходить туда. А сама-то что тут забыла?

‒ Да так. Впервые приходится надевать купальник, вот и причина моего столь долгого отсутствия. Как думаешь, мне идет?

Она пришла сюда переодеться, несмотря на наличие женской раздевалки?

На ней, конечно, был не такой эротичный купальник, как у Президента или Акено-сан… И тем не менее он отлично подчеркивал линии тела девушки.

Бляха муха! Все-таки у нее тоже сногсшибательное тело. Несмотря на атлетическую наружность, все необходимые «выпуклости» присутствуют. Ее самые сильные стороны — это, естественно, большие сиськи, ну и послушные шелковистые волосы.

‒ Да, думаю, тебе очень идет. И ты впервые надела купальник? Значит, в церкви с этим все так строго?

‒ Именно так. Но лично я до этого вообще не испытывала никакого интереса к таким вещам, хотя другие знакомые девушки-воительницы постоянно ворчали, что им нельзя даже притрагиваться к подобному.

Ясненько. Значит, ее внутренний мир полностью соответствует внешнему виду: эдакая воительница, «рожденная лишь для сражений и ни для чего более».

‒ Но поскольку моя жизнь теперь сильно изменилась, я бы хотела испытать как можно больше «простых девичьих радостей». Такие вот мысли посещают меня в последнее время.

Во как... Надеюсь, ты там неправильного чего-то еще не набралась? Эта мысль сразу закралась в голову, как только я увидел повеселевшее выражение лица Зиновии.

‒ Хёдо Иссей, у меня есть к тебе небольшая просьба.

‒ Зови просто Исэ. Ты ведь теперь тоже мой товарищ.

‒ Тогда, Исэ, скажу прямо: не хочешь сделать со мной ребенка?

...

Хм? Чего-чего? Что эта девушка только что сказала?

Зиновия склонилась ко мне и сказала:

‒ Что, не расслышал? Ладно, ‒ и вновь повторила: ‒ Исэ, давай сделаем ребенка.

...

Э?.. Эм? Может, что-то не так с ушами? Мне кажется, или я услышал фразу, которая способна сделать счастливым любого мужчину?!.

И как будто для того, чтобы окончательно развеять все мои сомнения, Зиновия сделала контрольный выстрел:

‒ Исэ, давай сделаем ребенка.

‒ ЧЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕГООООООООООООООООООО? Ка!..

Зиновия тут же прикрыла мой вопящий рот.

‒ Тсс, не ори так громко. Нас найдут.

Да как тут не орать?! Какого черта ты вообще удумала?! Д-Д-детей делать вздумалось, говоришь?!

‒ Т-ты тут внезапно такое ляпнула…

Она кивнула растерянному мне.

‒ Да, давай по порядку.

И тут Зиновию понесло:

‒ Я родилась и выросла в штаб-квартире Церкви в Риме, с рождения обладая способностью владеть священными мечами. С детства посвятила себя вере в Бога. Я тренировалась и жила ради Него, — начала она. ‒ С детства мне твердили, что все наши мечты и стремления должны быть посвящены Ему. Искоренять демоническое зло было правым делом во имя Господа, и я свято верила в правоту Ватикана, который это пропагандировал. А став демоном, я, можно сказать, лишилась всех целей в своей жизни.

‒ Ну, это понятно, однако... К-как ты пришла к тому, чтобы хотеть от меня р-ребенка?..

Мне казалось, эти две темы были никак не связаны, но для этой девушки все очень даже логично вылилось из одного в другое:

‒ Служа Господу верой и правдой, я отказалась от своего счастья как женщины. Мое тело, мое сердце ‒ я отказалась от всего этого ради Всевышнего. Тем не менее, сейчас я сама ‒ оставленный Богом демон. Сначала меня просто переполняла растерянность. И тогда я обратилась за советом к своему нынешнему хозяину ‒ Риас Гремори. «Демоны ‒ это существа, переполненные жадностью, утоляющие и поощряющие свою жадность и жадность других и в итоге жаждущие еще большего. Попробуй жить, как пожелаешь», ‒ таков был совет Президента. Поэтому я решила дать волю всем своим желаниям, которые убивала в себе до сих пор. Решила их осуществить.

Решила вернуть свое женское счастье, от которого раньше отреклась?..

‒ Отсюда и моя новая цель в жизни — выносить ребенка.

‒ Т-ты хочешь сделать то, что заставит тебя почувствовать себя настоящей женщиной? И до сих пор твоя вера в Бога была настолько сильной, что ты убивала в себе это желание?

Зиновия кивнула.

‒ Да. Я хочу выносить ребенка. И для этого мне нужен мужчина. Но согласись, это же великолепно, верно? Мы можем зачать ребенка и одновременно узнать друг друга получше.

‒ Нет, нет, нет. Я понял, к чему ты ведешь, но почему именно я?

‒ А ты чем-то недоволен? Даже не смотря на то, кем я могу казаться, я, как женщина, все же уверенна в своем теле. Моя грудь, конечно, не такая большая, как у Президента Риас, но ведь больше, чем у Асии, так? Разве она не достаточно хороша, чтобы взглянуть на нее хотя бы разок? ‒ говорит она, параллельно начиная массировать свою грудь!

А она далеко не из робкого десятка! Блин, да что там скрывать? Я бы сам помял их с превеликим удовольствием!

‒ Н-ну, признаюсь, я и сам не против заняться этим с девушкой. Блин, да и вообще, услышав такое, чувствую себя просто на седьмом небе! Н-но устраиваю ли я тебя в качестве партнера? Я не твой парень, да и к тому же даже не задумывался о заведении детей в подобном возрасте!

Дети... Когда-нибудь, возможно, даже у меня они будут.

В прошлом после ряда неудач с противоположным полом я оставил все надежды… Но, перевоплотившись в демона, мои амбиции снова воскресли и ринулись к воплощению… Я даже начал задумываться о будущем…

Услышав мое признание, Зиновия снова кивнула.

‒ Именно от тебя и хочу. Наверно, ты сам этого не понимаешь, но ты окружен аурой дракона. Наверно, потому что ты носишь в себе Секирютея. Я почувствовала еще с нашей первой встречи: эта драконья сила в тебе постепенно растет.

Вот оно как... Я, если честно, не заметил…

‒ Раз уж речь зашла о ребенке, я хочу себе сильное дитя. Особая сила генов отца или хотя бы здоровенькое тело. И ты, Исэ, больше всего подходишь для этого. Сила легендарного Секирютея… Даже если ребенок не унаследует священный механизм, то, возможно, к нему перейдет эта грандиозная аура. Шансы не так уж и малы… С благословением Бога мы непременно… АЙ! Я опять машинально начала молиться… Ну да ладно, сейчас вокруг никого, так что давай попробуем разочек. Как говорится, куй железо, пока горячо.

--ШЛЕП--

Вдруг безо всяких колебаний Зиновия начала быстро стягивать свой купальник. Вот и явление великих сисек Зиновии народу! Таких объемных и так эротично болтающихся туда-сюда!

А с-сосочки!.. Красивенькие розовые сосочки. Раз она посвятила свое тело и душу Богу, значит, к ней еще вообще никто даже не прикасался, да?.. И вместо Бога эта девушка готова посвятить свое тело мне?! FUCK YEAH!!!

--КАП--

Поскольку я уже пустил свою безудержную фантазию в свободный полет, из носа снова полилась моя драгоценная кровушка… Но меня уже не волнует, сколько еще литров крови я могу потерять!

А Зиновия, ни на что не обращая внимания, продолжала говорить:

‒ Я знаю о рождаемости у демонов. Насколько мне известно, зачать ребенка ‒ очень трудное дело. И если память меня не подводит, это особенно касается чистокровных демонов, но нам повезло… Ведь мы оба ‒ переродившиеся. Оба ‒ бывшие люди. Плюс твоя бездонная похотливость… Так что, по моим расчетам, если мы будем делать «это» каждый день в течение десяти лет, я непременно забеременею. Хотя, учитывая силу твоих сексуальных желаний, сомневаюсь, что одним разом обойдется… Интересно, сколько раз за день получится? Так что с учетом этого мы вполне можем справиться и за пять лет. А по поводу детей не беспокойся. Я возьму их на себя. Однако когда дети все же будут нуждаться в отцовской любви и воспитании, то в такие моменты я рассчитываю и на твою помощь. В конце концов, детям нужны и отец, и мать.

ЧЕЕЕГОООО?! Ты уже нарисовала себе такую отчетливую картину будущего!

‒ К сожалению, у меня нет никакого опыта в общении с мужчинами. Я, конечно, планирую восполнить этот пробел, но сейчас ничего не остается, кроме как положиться на твои обильные знания в области секса.

Так она все-таки девственница! И почему вокруг меня собираются одни лишь неопытные красавицы со всякими странностями?

‒ Возьми меня. Если ты отнесешься к процессу зачатия со всей серьезностью, то можешь делать с моим телом все, что хочешь.

Зиновия обняла меня! ВАААААААААУУУУУ!

Ее с-сиськи коснулись моей груди! Т-такие мягкие! Дери меня во все дыры! Что, можно прям тут ее отделать? Я должен морально подготовиться! Неужели отдам свой первый раз не Президенту, а Зиновии?

Вокруг ‒ ни души! Стоять, а получится ли у нас нормально? Ведь мы оба ‒ девственники!

Да и вообще, когда тебя обнимает голая красавица, пути назад уже нет! Неужели, наконец, стану настоящим мужчиной?! Ааа, Мацуда, Мотохама! Я вступаю в запретный сад! Это лето станет для меня самым запоминающимся из всех! Интересно, не потому ли для многих школьников этот период становится периодом их первого сексуального опыта?! Но, как говорится, меньше слов — больше дела. Поехали! Сейчас вдуууууую!!!

Морально приготовившись и извинившись в душе перед Президентом, я набросился на Зиновию.

--ЧИК--

Входная дверь внезапно распахнулась.

Оглянулся назад и!..

‒ Исэ? Как это понимать?

У входа стоит Президент с натянутой улыбкой на лице. Вокруг ее тела уже вихрится багровая демоническая аура.

‒ О всемогущий, так нечестно, Зиновия-тян. Вообще-то это я собиралась забрать девственность Исэ, в курсе?

Акено-сан, конечно, тоже улыбается, но и ее уже окружает устрашающая аура!

‒ Хнык, Исэ-сан... Как не стыдно... А-а как же я?..

Стеснительная Асия хочет еще что-то сказать… Она тоже злится!

‒ Ни на минуту не расслабишься с вами… ‒ сказала Конеко-тян, прищурив глазки.

‒ Что такое, Исэ? Давай дальше продолжим делать детей, ‒ сказала Зиновия, которую совершенно не волновало происходящее вокруг.

ЭЭЭЭЙ! Хоть немного подумай, в какой мы сейчас жопе!

«Давай делать детей», ‒ услышав эти слова, все девушки изменились в лице.

Гык! Президент и Акено-сан схватили меня за плечи и насильно потащили к бассейну!

Как же сильно их руки меня сжимают!

‒ Президент! Дайте объясниться!

‒ Я знаю. Это моя ошибка. Я сама виновата, что позволила себе хоть на мгновение упустить тебя из виду, даже зная всю бездонность твоей похоти. Но знаешь, Исэ, тебе не кажется, что делать детей ‒ уже перебор?

Улыбка не сходит с лица Президента! Страшно! Я сейчас в плавки наделаю!

‒ Минуточку. Мне стало немного интересно, что в таких случаях творится в голове у мужчин. Это ж как вообще встреча в подсобке может дойти до делания детей?

Привычное улыбающееся лицо Акено-сан сейчас кажется страшнее самой смерти!

ПХЕ!

Неожиданно я почувствовал, как почва ушла из-под моих ног, и полетел головой вниз. Посмотрел на свои ноги и увидел, как маленькая девочка схватила меня за них и потащила вперед!

‒ Подозреваемого под арест…

Конеко-тян! Что ты задумала?! Эй!

Хотя, если посмотреть на это с другой стороны, даже сейчас я просто окружен девчонками…

‒ Ясно, сначала должна обставить Президента, вице-президента и Асию. Задача не из легких, но так даже лучше: чем страшнее пчелы, тем слаще мед!

ЭЭЭЙ! Что ты там опять несешь, бляха муха?!

Зиновия и до этого несла непонятную чушь, но сейчас... Это уже переходит все границы. Есть ли вообще предел ее безбашенности?!.

‒ Исэ, шанс сделать ребенка нам еще представится. Так что не забудь об этом и будь готов.

‒ Зиновияааааааа! Не бросай меня! Спаси меняааааааа!

Вот таким макаром Зиновия разрушила мою спокойную жизнь.

Печально то, что как бы сильно я не хотел ее отшить, моя похотливая натура просто не в силах оттолкнуть столь сексуальную девушку...

Мда, сегодня выдался поистине эротический день...

После бассейна я отправился к учебному корпусу.

Хех, те времена, когда на меня не смотрела ни одна девушка, уже кажутся далеким прошлым. И откуда вдруг такое сильное чувство усталости?

Обнаженные тела девушек, которых я жаждал! Не говоря уже о мягкой коже красавиц! О сиськах!..

Образы этих покачивающихся девичьих прелестей намертво высечены в моей памяти… И страшно будоражат ум, нещадно расходуя и без того скудные запасы крови.

Просто закрываю глаза ‒ тут же всплывают яркие образы сисек Президента и Акено-сан... Какие они великолепные…

Однако стоит вспомнить о том «противостоянии Президента и вице-президента за главенство», как просто мурашки по коже! Мне хочется скрутиться в калачик и трястись на кровати, спрятавшись под одеяло.

Эти женщины страшны в гневе… Да уж, что-то мне перехотелось хоть в чем-либо перечить им в будущем.

А тут еще Зиновия свалилась, как снег на голову. Кто бы мог подумать, что она настолько безбашенная?.. Ну, с этим уже ничего не поделать, но в последнее время она стала еще активнее. Но не отрицаю, что это также и еще одна милая черта Зиновии.

Проходя мимо учебного корпуса, я заметил какой-то странный блеск, исходящий со стороны школьных ворот.

?..

На секунду подумал, что снимают кино.

Красавец прямо с обложки глянцевого журнала стоял передо мной.

Серебряные волосы…

У Грефии-сан волосы такого же цвета, но у этого красавца они ярче и темнее.

С виду иностранец, поэтому возраст точно определить не могу. Навскидку максимум могу сказать, что примерно мой ровесник. Или нет? Может, даже младше? Нет...

Его величественный взор был прикован к школе. Наверное, для него я был чем-то вроде блеклой тени на фоне общей картины...

Опа, внезапно он обратил свое внимание и на меня. Все-таки заметил... Его голубые глаза были настолько прозрачны и бездонны, что в них можно было утонуть, а на лице сияла просто ангельская улыбка.

Подойдя поближе, он, наконец, заговорил со мной:

‒ Йоу. Отличная школа.

‒ Эм... Есть немного, ‒ скривил я улыбку и быстро ответил.

Что это вообще за фрукт? У нас и так тут много студентов-иностранцев, неужели еще один захотел перевестись? Не хочу, чтобы у него сложилось плохое первое впечатление о нашей школе.

А пока я размышлял о том, как мне следует отвечать на его расспросы о школе, он сказал то, чего я совершенно не ожидал:

‒ Меня зовут Вали[✱]Древнескандинавский бог мести и перерождения, бог растений. Сын Одина и великанши Ринд, выросший и превратившийся в богатыря за сутки. Считается одним из асов — верховных богов. Ему суждено быть одним из тех, кто должен пережить гибель богов и всего мира, а еще он мастерски обращался с луком. Кстати, коротенькая справка по поводу его матери — великанши Ринд. Согласно мифам, это была принцесса с востока, дочь короля Русов (восточных славян).. Хакирюкоу ‒ Исчезающий дракон.

...

Э?.. Что он только что сказал?!.

‒ Уже второй раз встречаемся здесь, да, Валлийский дракон? Хёдо Иссей ‒ Секирютей.

Ш-шутишь, что ли?!

Внезапно почувствовал жжение в левой руке. Я сразу понял, что именно Ддрейг хочет этим сказать. Эй, эй, Ддрейг! Хватит прикалываться!

Неужели хочешь начать разборки со своим «извечным соперником» в таком месте? Погоди, я морально не готов к такому повороту. Не говорю уже о том, что если мы затеем тут драку, Президент с остальными студентами могут пострадать.

Я не чувствую давления вражеской ауры. Однако откуда это странное предчувствие смерти?

Теперь уже не только руку, но и все тело бросило в жар. Неужели чувства и опыт предыдущих реинкарнаций Ддрейга передаются мне через священный механизм?

Неужели это ‒ та самая «судьба»?!.

В задницу такую судьбу! Я до сих пор еще не трахался с Президентом! Если мне суждено умереть, так дайте хотя бы сначала лишить ее девственности!

Что мне делать?

А пока я не находил себе места, Исчезающий дракон неуместно улыбнулся.

‒ Точно. Если я попытаюсь сделать что-то Хёдо Иссею своей магией прямо здесь…

Ладонь Исчезающего дракона остановилась в миллиметре от моего носа.

--ЖУХ--

В одно мгновение возле шеи Исчезающего дракона возникло два меча.

Это были Киба и Зиновия, вдруг взявшиеся ниоткуда. Они держали в руках свои свято-демонический меч и Дюрандаль, приставленные к шее врага.

Я вообще не почувствовал их присутствия. Неужели они примчались мне на помощь со своей сверхзвуковой скоростью «рыцаря»?

Оба клинка источали могущественную ауру, а их владельцы своими страшными глазами сверлили оппонента.

«Не знаю, зачем ты сюда пожаловал, но тебе не кажется, что эта глупая шутка зашла слишком далеко?», «Я не позволю начать противостояние легендарных драконов в подобном месте», ‒ сказали ему Киба и Зиновия вместо приветствия.

Тем не менее, и глазом не моргнув, он...

‒ Вам лучше опустить мечи. У вас даже руки трясутся.

Все верно. Как и сказал Исчезающий дракон, руки Кибы и Зиновии дрожали.

Они еще крепче вцепились в свои огромные мечи.

‒ Довольно показухи. Неспособность оценить разницу в силе между собой и противником ‒ смертельная ошибка. Между мной и вами ‒ огромнейшая пропасть. Если уж с каким-то Кокабиэлем не совладали, со мной вам и подавно надеяться не на что.

С каким-то Кокабиэлем, говоришь?

Это один из лидеров падших ангелов, с которым вся наша группа не смогла справиться. От одних воспоминаний о той битве у меня мурашки по коже. Это был противник, против которого я не уверен, что выстоял бы даже в своем драконьем доспехе. И раз этот парень называет такого силача «каким-то», наверняка сам он чертовки сильный.

‒ Хёдо Иссей, как думаешь, какое ты место занимаешь в рейтинге сильнейших этого мира?

Неожиданный вопрос. Сильнейших?.. Рейтинг? А мне почем знать? Помню лишь, что сила Секирютея ненормально огромная, но чтобы сказать точно... Это говорит только о том, насколько я еще неопытен.

‒ Если сильнейший — это «номер один», то в своем состоянии незавершенного крушителя баланса ты займешь место где-то в пределах от 1000 до 1500. Хотя, если учесть твой извращенный характер, то, может даже, еще ниже.

А я продолжал гадать, чего же мой «соперник» от меня хочет. И что он пытается этим сказать?

‒ Есть много сильных людей в этом мире. Тот же Багровый сатана, Сарзекс Люцифер, даже в десятку сильнейших не входит.

Есть так много ребят, сильнее Сарзекса-сама? Честно говоря, я подобное даже вообразить не могу.

Исчезающий дракон поднял палец вверх.

‒ Однако первое место уже закреплено… За определенной сущностью.

‒ Ты о ком? Хочешь сказать, оно принадлежит тебе?

Но он лишь пожал плечами.

‒ Однажды ты и сам узнаешь. Ты очень ценен, Хёдо Иссей. Тебе же будет лучше, если ты его хорошо воспитаешь, Риас Гремори, ‒ сказал Исчезающий дракон в сторону школы, а его взгляд был устремлен на… Президента.

Ох ты ё, какое у нее сейчас серьезное выражение лица.

Рядом с Президентом были Асия, Конеко-тян и Акено-сан.

Асия, испугавшись, спряталась за спину Президента, а Конеко-тян с Акено-сан стали в боевые стойки.

‒ Хакирюкоу, какова твоя цель? Если ты на стороне падших ангелов, то крайне прошу воздержаться от дальнейших контактов с на…

‒ «Два небесных дракона» ‒ так нас величают. Валлийский дракон и Исчезающий дракон. В прошлом все, кто с нами связывался, заканчивали крайне плохо. Неужели вы думаете, что станете исключением?

‒ …

Исчезающий дракон прервал речь Президента.

Президент, что случилось? Ваше молчание начинает меня беспокоить...

‒ Сегодня я пришел не воевать с вами. Просто хотелось как следует рассмотреть школу, которую довелось посетить в прошлый раз. Я приехал в Японию в качестве сопровождения Азазеля, и мне стало скучно. Я пока не планирую сражаться здесь с Валлийским драконом… У меня осталось еще много незавершенных дел.

Закончив, Вали развернулся и пошел прочь.

Даже после его ухода напряжение еще витало в воздухе. Киба и Зиновия вложили мечи обратно в ножны, но на их лицах не читалось облегчения.

Асия без единого слова подбежала ко мне и вцепилась в руку. Спасибо, Асия. Я уже чувствую себя спокойнее.

Азазель… А тут еще и Исчезающий дракон. Ребята, с которыми мне никогда не хочется пересекаться.

***

По возвращению домой я сел на пол в своей комнате, прислонившись спиной к кровати.

Хакирюкоу…

Исчезающий дракон, идущий на пару с Валлийским драконом, обитающим у меня в левой руке... Так я понял. Будучи «вечными соперниками», мой Усиливающий механизм и его Божественный разделитель все время толкают нас к схватке друг с другом.

При первой же встрече Ддрейг мгновенно отреагировал. Гнев... Нет, не то. Думаю, это простая жажда сражений.

Я почти сразу почувствовал жжение внутри. Если бы противник тогда пришел сражаться, то уверен: Ддрейг попросту насильно заставил бы меня перейти в состояние крушителя баланса.

Несколько дней назад во время боя с Кокабиэлем, когда мы встретились впервые, я не чувствовал никакой враждебности, но на этот раз все было иначе. Он пришел ко мне, заинтересованный именно мной. Мне кажется, Ддрейг тоже это почувствовал.

Все эти штуки вроде судьбы и подобной хрени… честно говоря, не понимаю я всего этого. Похоже, что мне совершенно случайно достался этот механизм, предыдущие владельцы которого в свое время приняли судьбу и сражались с Исчезающим драконом. Так мне объяснил Ддрейг.

Мои товарищи, похоже, тоже помогут мне сражаться с этим врагом...

Не понимаю. И что дальше?

Я ‒ обычный демон, Хёдо Иссей. Почему я должен ввязываться в такие опасные передряги? Они не имеют ко мне ни малейшего отношения! Кого вообще волнует эта ваша так называемая судьба?!

Хотя и чувствую, что отвертеться от этого всего мне не удастся. В конце концов, я должен с ним драться? Но ведь у меня с ним нет никаких личных счетов. Скорее, я благодарен ему за победу над Кокабиэлем. Эм, но в то же время он ‒ сторонник падших ангелов и главная причина, по которой я так и не смог пососать сиськи Президента. А вот этого я ему простить не могу! Интересно, что же будет дальше?..

Видимо, на моем пути к высшему классу демонов еще мноооого препятствий.

И раз уж я об этом упомянул, то для достижения намеченной цели у меня всего три пути.

Первый ‒ это продолжать заключать контракты с людьми, тем самым подтверждая свою полезность. Собственно, это и есть мои демонические будни. Мое первое впечатление состояло в том, что даже самые умелые ребята не всегда справляются с контрактами. Работа не из легких, скажу я вам, и важно заключать много контрактов. Также есть особые контракты. Например, Президент и другие могут заключить контракт, который может оставить след в истории. Но тут большую роль играет как удача, так и помощь со стороны хозяина. Но бывает и так, как, например, у нас в городе, когда даже при наличии этих двух факторов достаточно трудно получить крупный контракт... К тому же само по себе заключение контрактов уже давно устарело. Но так как это традиция демонов, мы просто не можем взять и прекратить ее соблюдать.

Второй — это продвигаться собственными силами, обращая на себя внимание совершением каких-то незаурядных поступков. Например, можно заниматься опасными делами вроде нашего недавнего инцидента с падшими ангелами. В тот раз я очень пригодился Президенту и показал себя в хорошем свете во время столкновения с одним из вражеских лидеров. Вот если бы я даже случайно его одолел, мои старания все равно бы непременно оценили.

Тем не менее, не так уж много счастливчиков, которые стали демонами высшего класса таким образом. Вот такие дела. А сама ситуация противостояния с большой шишкой другой фракции ‒ вообще из ряда невозможных, ибо все стороны пытаются соблюдать мир, так что подобные стычки крайне редки.

Третий способ — это активно участвовать в рейтинговых играх. На самом деле это кратчайший путь, исходя из объяснений Президента. Другими словами мне четко дали понять, что если серьезно стремлюсь стать демоном высшего класса, то просто обязан прославить свое имя на этих играх.

В подземном мире вообще, кажется, на ставках по поводу исхода этих игр держится вся экономика. Победа в такой игре решает все. И каждая именитая семья заработала свой ранг именно в рейтинговых играх.

Семья того куриного потроха Райзера — яркий пример рода, пробившегося в ряды знати через рейтинговые игры.

А есть переродившиеся демоны вроде меня, заслужившие славу и признание на рейтинговых играх и ставшие такими же демонами высшего класса, как и их хозяева. Тогда они получают от королей демонов осколки зла и потом уже могут раздавать их своим собственным слугам, а сами при этом принимают на себя роль фигуры «короля».

Но есть и правило, гласящее, что эти демоны обязаны участвовать в играх своего хозяина в качестве его фигуры, даже будучи формально в равном положении. У демонов принадлежность к определенным семьям — неизменный факт. Например, если я даже стану «королем» в будущем, то в играх Президента все равно буду участвовать как «пешка».

Мы с моими товарищами скоро тоже сможем участвовать в официальных играх. Если я правильно помню, Президент получит право на участие в них, как только закончит школу, то есть уже совсем скоро.

А раз уж я стремлюсь стать демоном высшего класса, то должен непременно выделиться на этих играх, ибо удел демонов высшего класса — побеждать.

Так что даже если я стану королем гарема, не имея фактической силы, то буду не только посмешищем для окружающих, но еще и позором Президенту. Поэтому я обязательно должен стать сильнее.

Даже после перерождения демоном мое будущее все такое же мутное и неопределенное... Но, думаю, когда стану королем гарема, вот тогда заживу на полную.

Помимо королей демонов, нашу ценность могут определять великие лорды, герцоги и другие важные особы.

Ну, и напоследок еще раз четко отмечу свою цель: стать демоном высшего класса. Для этого я должен продолжать из кожи вон лезть, чтобы как следует засветиться в играх, в которых мы собираемся принимать участие со следующего года.

Так что впереди у меня еще дел невпроворот, не говоря уже об этом сраном противостоянии с Хакирюкоу...

Но если я все-таки уделаю Хакирюкоу, то и моя ценность как демона взлетит просто до небывалых высот, верно? Нет... Это ведь единственное предназначение Секирютея, так что я обязан его исполнить... Исчезающий Дракон, какая же ты боль в заднице...

‒ Все еще в раздумьях?

Вдруг перед глазами возникла Президент.

Все это время она лежала на моей кровати и читала журнал.

Президент посмотрела мне прямо в лицо.

Если у нее оказывается свободное время, она всегда проводит его у меня в комнате.

‒ Да нет, не то чтобы…

Я потер свои щеки. Президент встала с кровати и села рядом со мной.

‒ Я верю в тебя. Даже если что-то случится, я верю, что ты можешь одолеть этого Хакирюкоу, ‒ сказала она с улыбкой.

П-президент... Моя старшая сестренка прогнала своей яркой и нежной улыбкой все плохие мысли из моей головы. Президент!

Я покраснел, а на глаза накатились слезы. Президент похлопала руками по бедрам.

ЭТО СИГНАЛ!

‒ Иди сюда.

П-президент!..

Снова подушка в виде девичьих коленок! Моя целительная позиция! Проливая слезы благодарности, я тут же воспользовался добротой Президента, а она, в свою очередь, начала нежно гладить меня по голове. Ах, моя сестричка!

‒ Прости за сегодня. Я хотела немного тебя побаловать, а закончилось тем, что, наверное, просто напугала до смерти.

Неужели она до сих пор об этом беспокоится?

‒ Н-нет, что вы. Я ведь сам был не в состоянии ответить ожиданиям Президента и Акено-сан... Н-но я счастлив, что смог намазать вас кремом!

Это точно. Тут уже я должен благодарить ее за полученное удовольствие. Я был на седьмом небе.

‒ Тогда и в следующий раз попрошу тебя намазать меня кремом. Еще все лето впереди.

‒ Да! Можете на меня положиться!

Отлично! Мне снова представится возможность намазать божественное тело Президента! Вот оно ‒ счастье! Моя голова была забита размышлениями о Хакирюкоу, но теперь похоть вытеснила их все.

Возможно, потому что внезапно груз упал с моих плеч и я смог наконец-то расслабиться, меня начало клонить в сон...

Лежать на бедрах Президента… так приятно...

И мое сознание отправилось в мир сновидений.