Том 4    
Жизнь 3. Теперь у меня есть кохай

Жизнь 3. Теперь у меня есть кохай

‒ «Злое око Балора»[✱]Балор, или Балор Злое Око, — в ирландской мифологии одноглазый бог смерти, предводитель уродливых демонов-фоморов, правивших Ирландией в древние времена. Балор поражал врагов смертоносным взглядом своего единственного глаза, в который в детстве попали пары волшебного зелья, варившегося для его отца Дота. Во время битвы веко бога приподнимали четверо слуг. Будучи открыт, глаз этот приносил смерть всему живому, в том числе и войскам, на которые устремлял взгляд Балор.?

Президент кивнула в ответ на мой вопрос.

‒ Да. Так называется священный механизм Гаспера. Невероятно мощный священный механизм.

‒ Полностью останавливать время… Вам не кажется, что это ‒ нарушение всех законов природы?

Президент ответила и на этот вопрос:

‒ Совершенно верно. Но знаешь, твоя способность удваивать силу владельца тоже из разряда рвущих все шаблоны.

Т-тут вы правы, однако... Чтобы НАСТОЛЬКО быть из ряда вон и обладать способностью останавливать время...

‒ Проблема в том, что он не в состоянии совладать с этой силой. Собственно, именно потому и был запечатан до сегодняшнего дня. Неосознанные активации его священного механизма ‒ та еще проблема…

Как я и думал, хех.

‒ И все же, как вам удалось обратить в своего слугу такого крутого парня, Президент? Я уже не говорю о том, что на него ушла всего одна фигура…

Услышав это, Президент раскрыла книгу, которую держала в руках, и, пролистав немного, показала мне.

Я быстро пробежал взглядом по страницам и понял, что информация касалась осколков зла.

‒ Это мутировавший осколок.

‒ Мутировавший осколок?

Киба ответил на мой вопрос:

‒ Это необычный осколок зла, способный обратить в демонов тех, кому требуется больше одной фигуры.

‒ И у Президента был такой, ‒ добавила Акено-сан.

Киба продолжил дальше:

‒ Вероятность того, что демону высшего класса попадется такой осколок, ‒ один к десяти. Такой себе баг, возникший в системе осколков зла и оставленный нетронутым забавы ради. Гаспер-кун был перерожден как раз с его помощью.

О, значит, Президент использовала столь редкий осколок на Гаспера, да?

‒ Главная проблема заключается в способности Гаспера.

‒ Президент, что вы имеете в виду?

‒ Он обладает очень редкой способностью, к тому же его сила настолько огромна, что сам он не может с ней совладать, да и растет она, что называется, не по дням, а по часам... Так что, основываясь на результатах прошлого обследования, можно смело утверждать, что в будущем он вполне может достичь крушителя баланса.

!!!

К-крушителя баланса?! Этого опаснейшего убер-состояния? Я уже не говорю о том, что его достигнет парень, не способный контролировать свою силу... И при этом способность священного механизма — останавливать время!

Глядя на мой озадаченный вид, Президент положила руку на лоб и тяжело вздохнула.

‒ Да. Настоящая проблема. Тем не менее, ввиду моих недавних достижений верхами было решено, что я уже в состоянии контролировать силу Гаспера. Возможно, их решение связано еще и с тем, что я довела тебя с Юто до состояния крушителя баланса.

Ну, Киба-то ладно, но вы разве забыли, насколько еще ограничен мой собственный крушитель баланса? Хотя слышал, что я тоже был оценен довольно высоко, когда победил того ублюдка Райзера. Наверняка мою хозяйку из-за этого еще выше оценили.

Даже при том, что вмешался Исчезающий дракон, мы вполне себе могли отстоять нашу школу без больших разрушений в инциденте с Кокабиэлем.

Наверняка именно поэтому большие шишки и рассудили, что сейчас Президент будет в состоянии обуздать столь невероятную силу Гаспера.

‒ Ууу, к-к-как же я не хочу, чтобы вы говорили обо мне…

Рядом со мной лежала большая картонная коробка. В ней был Гаспер, истерично что-то выкрикивающий. Я молча пнул коробку.

‒ ААААААААЙЙЙЙ!

Слышали вопли? Угадайте, чьи? Конечно же нашего дорогого Гаспера-куна.

О причине, по которой он забрался в эту картонную коробку, можно только догадываться… Видимо, дабы оградить себя от внешнего мира, которого он так боится. Ох уж этот мелкий... Неужели ты так ненавидишь мир, простирающийся за пределами твоей комнаты?

‒ Если судить по способностям, скорей всего, он идет сразу после Акено. Будучи дампиром[✱]Дитя вампира и человеческой женщины., он принадлежит к семье чистокровных вампиров с хорошей родословной и имеет мощный священный механизм, так как раньше был еще и наполовину человеком. Гаспер обладает способностями вампиров, а еще искусно пользуется магией подстать настоящим чародеям. Не будь он ТАКИМ, думаю, даже одним мутировавшим осколком бы точно не обошлось, ‒ сказала Президент.

Ух ты, прямо какой-то супертурбокрутой хикикомори-вампир-кун.

Однако как у него обстоят дела с дневным светом и остальной хренью?

‒ Президент, если правильно помню, солнечный свет ‒ одна из слабостей вампиров, верно? Как дела у нашего?

Президент кивнула.

‒ Он унаследовал кровь особых вампиров, известных как «Дневные бродяги», которые могут спокойно гулять под солнечным светом. И все же он ему не нравится.

Дневные бродяги? Хех, значит, и такие вампиры бывают…

‒ Я ненавижу солнечный свет! И почему солнце не взорвеееется?!

Понимаю. Ох, как понимаю. Даже для демонов солнце подобно естественному врагу. И все же подобная отмазка для прогула не прокатит, парень. Тебе нужно ходить в школу. Надеюсь, ты понимаешь это?

‒ Ты не посещаешь занятия, верно? Совсем пропащим станешь, если не научишься контролировать свою силу и сам не решишь выбраться наружу. Понимаешь? ‒ сказал я ему, на что он снова завизжал.

‒ Нет! Мне и в этой коробке уютно! Воздух и свет снаружи — мои самые страшные враги! Пожалуйста, дайте мне так и остаться милым мальчиком, живущим в картонной коробке!

Какой ужас. Интересно, в каком месте своей жизни он свернул не туда?..

‒ И вообще, разве ему кровь не нужна? Он вампир, верно?

Президент ответила на мой вопрос.

‒ Так как он только наполовину вампир, сильной жажды крови у него нет. Если давать ему кровь хотя бы раз в десять дней, то не будет никаких проблем. Хотя, кажется, он изначально не любил пить кровь...

‒ Я ненавижу крооовь! И рыбу ненавииижу! И печень ненавижуууу!

Какой ты к черту вампир, если боишься крови и внутренних органов?!

‒ Никчемный вампир… ‒ вставила Конеко-тян.

Как всегда, ни капли милосердия с ее стороны.

‒ ААААА! Конеко-тяаааан ‒ врееедина!

Неужели она так беспощадна к нему, потому что они сверстники? Хм? Но я ведь старше, почему тогда ко мне такое же отношение?

‒ В общем, пока я не вернусь, Исэ, Асия, Конеко и Зиновия, оставляю перевоспитание Гаспера на вас. Мы с Акено пойдем обсуждать предстоящую встречу трех фракций. И, Юто… Брат, кажется, заинтересовался твоим крушителем баланса, поэтому будешь нас сопровождать, а потом расскажешь о нем брату.

‒ Да, Президент.

Все-таки Президент очень сильно занята... Стоять, Кибу вызывает сам Сатана-сама? Неужели в связи с его свято-демоническим мечом?

Ах, если правильно помню, его меч, достигший крушителя баланса и принявший форму, до этого считавшуюся невозможной, признан настоящим феноменом. Ясен пень ‒ каждому захочется его как следует изучить.

‒ Исэ-кун, с твоего позволения я откланяюсь. Оставляю Гаспера-куна в твоих руках.

‒ Да, положись на меня, Киба. Ну и на Асию, Конеко-тян и Зиновию. Мы что-нибудь придумаем к вашему возвращению… Наверное…

Если честно, я немного растерян… Хикикомори-вампир... Что-то я начинаю беспокоиться о будущем…

‒ Гаспер-кун, ты уж начинай привыкать к внешнему миру, ладушки? ‒ обратилась к нему Акено-сан через картонную коробку.

‒ Сестричка Акееено! Пожалуйста, не говорите такие страшные вещииии!

‒ Ох ты, мой родной. Какой слабенький ребенок. Исэ-кун, ты уж о нем позаботься.

‒ Да, да ради вас я горы сверну… Положитесь на меня, я буду стараться изо всех сил!

Я не могу предать ожиданий, возложенных на меня Президентом и Акено-сан!

‒ Слушай, Исэ, я должна как следует дисциплинировать его? Слабость — нехорошо. К тому же мне с самого детства хотелось помериться силами с вампиром. Так что можешь оставить все на меня, ‒ с этими словами Зиновия начала развязывать веревку, которой была обмотана картонная коробка Гаспера.

Всегда хотела помериться силами, говоришь?.. СТОЯТЬ! Ты что, решила уничтожить Гаспера?!

‒ ААААА! Н-н-нет, не хочу мериться силами со священным мечом Дюрандалем! Меня же в момент испепелят!

‒ Не кричи, Гаспер. Если хочешь, я могу взять крест, святую воду… или ты предпочитаешь чеснок?

‒ ААААА! ТОЛЬКО НЕ ЧЕСНОК!

«Искренне соболезную, что тебе довелось повстречаться с Зиновией», ‒ думал я, наблюдая за ситуацией.

И вообще, Зиновия, ты хоть понимаешь, что сама нехило поранишься, если прибегнешь к подобным средствам? Хех, наше будущее все мрачнеет и мрачнеет...

***

‒ Эй, а ну быстро побежал, что есть мочи! Если ты ‒ тот самый «Дневной бродяга», дневная пробежка тебе вреда не причинит.

‒ АААААА! Не гонитесь за мной, размахивая Дюрандааааааалем!

На дворе уже вечерело, и перед моими глазами разворачивалась забавная картина… За вампиром-трансвеститом гналась маньячка с огромным мечом.

Что ни говори, а со стороны это напоминало самую настоящую охоту на вампиров. Да и Дюрандаль издает грозные шумы и вибрирует, излучая священную ауру налево и направо…

Гаспер же отчаянно несется вперед, спасая свою жизнь. Ну, я его понимаю… Догонят — и ты в тот же момент распрощаешься со своим бренным телом.

А началось все с идеи Зиновии немного потренироваться под предлогом: «В здоровом теле ‒ здоровый дух».

Ну, она в своем репертуаре... Причем эта энергичная малая с таким энтузиазмом размахивала своим легендарным мечом в попытках нанести удар и при этом так счастливо улыбалась, что у меня аж мурашки забегали по спине…

Наблюдая за происходящим, мне невольно вспомнилось, как Зиновия однажды сказала, что раз уж ее жизнь так круто повернула, то она намерена получать удовольствие от всего, чем бы ни занималась.

Ну, в этом плане она, наверное, идет по той же дороге, что и Асия, когда та только привыкала к новой жизни в незнакомом городе. До этого обе жили простой и серой жизнью верующих, а в Японии столкнулись с жизнью почти без религии ‒ такой новой и необычной жизнью…

‒ Хоть для меня и было честью встретиться со «слоном»-саном… Однако нам так и не удалось нормально поговорить лицом к лицу... Хнык…

Асия в печали, а на ее милом личике слезки.

Ну, дома она часто упоминала, что хочет встретиться со вторым «слоном»-саном. Легко догадаться, что Асия очень ждала этого… И тут оказывается, что у него прямо-таки настоящая боязнь людей. Ну, тут уже ничего не попишешь. Хоть мы и демоны...

Да и вообще, стоит только взглянуть на печальное лицо Асии... Черт побери! Меня просто раздирает злость! Однако я должен терпеть. Хоть он и семпай для меня как демон, в школе он ‒ младшеклассник. Поэтому я просто обязан вести себя как ответственный старший.

А тем временем Конеко-тян погналась за Гаспером с чесноком в руках.

‒ Гя-кун, ешь чеснок. Чеснок — залог здоровья.

‒ НЕЕЕЕЕЕТ! Конеко-тян издевается надо мной!

Эм, и ладят ли эти двое вообще? По себе знаю, что Конеко-тян может быть удивительно жесткой, но... неужели она просто издевается? И что это за прозвище такое ‒ «Гя-кун»?..

‒ О, а вот и вы.

Пришел член студенческого совета, Саджи.

‒ Привет, Саджи.

‒ Здарова, Хёдо. Слыхал, вы распечатали еще одного слугу-хикикомори, и решил на него поглядеть.

‒ А, вон, смотри. За которым Зиновия гоняется.

‒ Етить-колотить! Зиновия-сан размахивает легендарным мечом в разные стороны! Я фигею! Вот так просто? Стоять, там же девчонка! Причем не просто девчонка, а красавица-блондиночка! ‒ засветился счастьем Саджи.

Да, со стороны оно так и кажется…

‒ Не хочу ломать тебе кайф, но это ‒ мужик-трансвестит.

Услышав жестокую правду, Саджи погрузился в депрессию. Видимо, для него это тоже стало сильным ударом.

‒ Это просто пипец. Да такую одежду обычно на подиумах носят во время показов перед тысячами зрителей, верно? Сам факт того, что он ‒ хикикомори, противоречит этому! Да уж, тяжелый случай…

‒ Согласен. Настоящий неадекват со своим этим трансвестизмом. Но самое главное... У меня язык не поворачивается сказать об этом… Но… Выглядит он сногсшибательно. Погоди, а чем это ты тут занимаешься вообще?

Саджи одет в грязную рабочую форму, в тряпочных перчатках и с маленькой лопаткой, как у цветников из фильмов.

‒ А сам не видишь? Садоводством занимаюсь. По приказу Председателя. Причем уже целую неделю. Сам вспомни. В нашей школе в последнее время ведь много важных событий произошло, верно? Я уже не говорю о намечающейся встрече трех великих сил. Приведение школьного двора в надлежащий вид — подходящая работа для «пешки», ‒ гордо закончил он.

Погодите, а разве это не называется «заниматься грязной работой, бегая на побегушках у хозяина»? Хех, не хочу его расстраивать, поэтому тактично промолчу.

[Ших-ших…]

Во время нашего разговора я почувствовал чье-то присутствие.

Когда перевел взгляд в сторону, чтобы узнать, кто это… просто не поверил своим глазам.

‒ Хе. Слуги родственников королей демонов валяют дурака в подобном месте.

Вызывающе выглядящий мужик в юката… Я его знаю!

‒ Азазель!

‒ Йоу, Секирютей. Последний раз виделись в ту судьбоносную ночь, да?

Поначалу все просто подозрительно смотрели на внезапно появившегося мужика, но потом, услышав наш обмен репликами, сразу изменились в лицах.

--ДЖИНЬ!--

Зиновия приготовила меч. Возможно, она почувствовала ауру чужака. Асия сразу же спряталась за мою спину, а я материализовал свой священный механизм, дабы быть в состоянии защитить ее. Почему губернатор падших ангелов здесь появился?

Ошарашенный Саджи тоже материализовал свой священный механизм ‒ ящера на правой руке.

‒ Х-хёдо, под Азазелем ты имеешь в виду…

‒ Именно его, Саджи. Сам того не подозревая, я уже несколько раз виделся с Азазелем.

Услышав мой ответ, Саджи сразу же стал в боевую стойку.

Азазель горько улыбнулся, глядя на нас. Не говоря уже о полнейшем отсутствии жажды крови… От него даже желания сражаться не исходит.

‒ Я не намерен с вами враждовать. Так что расслабьтесь, товарищи-демоны низшего класса. Ведь сами понимаете, что даже если толпой нападете ‒ шансов у вас ноль, верно? Я даже не собираюсь издеваться над вами. Просто выдалось время прогуляться, вот и решил проведать вас. К слову, а где владелец свято-демонического меча? Я бы хотел его увидеть.

Несмотря на его уверения, никто свою позу не расслабил. Как будто поверим словам вонючего падшего ангела!!! Тут и козам понятно: его цель ‒ Киба!

‒ А Кибы сейчас с нами нет! Если ты за ним пришел, то даже если бы и был, я бы тебе до него даже пальцем коснуться не дал!

Значит, пришел завербовать Кибу, который стал уникальным случаем нарушения равновесия сил в этом мире с помощью своего крушителя баланса?

‒ Бог ты мой, да куда тебе со мной тягаться, если даже с Кокабиэлем справиться не смог? Ясненько… Значит, мальчишки со свято-демоническим мечом с вами нет. Как жаль… ‒ покачал головой Азазель, вздыхая.

От него не исходило ни капли враждебности. И именно поэтому мне было очень страшно. От страха мои руки дрожали.

Одному из лидеров падших ангелов, Кокабиэлю, мы так и не смогли ничего противопоставить. И если нам придется сражаться с еще более сильным противником… скорее всего, нас ждет мгновенная смерть.

Не хочу проститься с жизнью в тот же миг, как только он расправит свои черные крылья… И если уж мне суждено умереть, то перед этим хочу как следует отделать Президента!

Азезель указал пальцем на дерево.

‒ Вампир, прячущийся там.

Гаспер, скрывающийся в тени деревьев, запаниковал. Обращаясь к нему, губернатор падших ангелов продолжил:

‒ Ты ‒ обладатель Злого ока Балора, верно? Если не сможешь использовать его должным образом, то будешь только приносить вред окружающим. Когда используешь свой священный механизм для поддержки, небольшого контроля времени вполне достаточно, но... Раз уж об этом зашел разговор… Помнится мне, исследования священных механизмов демонов у меня не сильно продвигались... Короче! Если при подключении всех пять чувств к механизму гармония с ним окажется не идеальной, то он будет в крайне опасном состоянии.

Вглядываясь в лицо Гаспера… Нет, Азазель смотрел прямо ему в глаза. Гаспер же трясся, как осиновый лист. Тем временем, губернатор падших ангелов начал к нему подходить. У Гаспера, как всегда, предсказуемая реакция…

Тем не менее, я не чувствую никакого скрытого замысла или злобы в Азазеле. Выражение его лица просто излучает неподдельный интерес. Возможно, потому что и другие тоже это почувствовали, они не знали, как реагировать.

Глядя на падшего ангела, Гаспер выглядел так, будто ожидал начала конца света, но...

Азазель обернулся к нам и показал пальцем на Саджи. От страха тот сходу стал в боевую стойку. Однако…

‒ У тебя же Нить поглощения? Если вы тренируетесь, то почему бы не использовать ее? Подключившись к вампиру и постепенно вытягивая с ее помощью лишнюю энергию из его священного механизма, можно сильно уменьшить вероятность выхода его из-под контроля.

Услышав объяснения Азезеля, Саджи прифигел.

‒ М-мой священный механизм может вытягивать энергию священного механизма противника? Я думал, он просто поглощает силу оппонента, ослабляя его...

Услышав ответ Саджи, теперь удивился Азазель.

‒ Ё-моё, вот потому, что владельцы священных механизмов даже не пытаются познать их настоящие возможности, и случаются подобные казусы. Нить поглощения обладает силой одного из пяти плененных легендарных королей драконов, Вритры[✱]В индуизме демон хаоса в виде змеи или дракона. Его имя означает «охватывать». В его распоряжении гром, молния, град, туман. Вритра скрыт в воде, лежит в водах, управляя потоками воды и сдерживая их. Является воплощением засухи.. Все выяснилось благодаря недавним исследованиям. Эта штука может подключиться к любому объекту и рассеивать его силу, а на короткое время вообще способна оборвать свою связь с владельцем, соединившись с кем-то другим.

‒ Мо… Моя собственная нить... Например, я могу подключить ее к Хёдо и к кому-то еще? И тогда сила будет поступать к Хёдо?

‒ Да, к тому же чем сильнее ты будешь становиться, тем больше нитей сможешь выпускать, естественно, увеличив при этом и количество поглощаемой энергии.

‒ ...

Саджи замолчал. Он не мог вымолвить ни слова. Вообще, если слова Азезеля правдивы, то Саджи сможет проделывать своим священным механизмом такие невероятные вещи?

Нет, нет, этот парень ‒ губернатор падших ангелов, забыл, что ли? Босс извечных врагов демонов! Очевидно же, что он ‒ плохой парень! Очевидно… Но почему-то я не вижу в нем врага.

Да и меня беспокоят те слова Кокабиэля…

«Его хобби ‒ коллекционирование священных механизмов ‒ настоящая мания», ‒ вроде так он говорил тогда. Но связано ли одно с другим?

‒ А вот для усиления священного механизма проще всего будет пить кровь Секирютея. Если дать выпить ее вампиру, он станет намного сильнее. Ну, дальше уже сами думайте.

Губернатор падших ангелов наговорил столько невероятного и уже собирался просто уходить, однако задержался и посмотрел в мою сторону.

‒ Извиняюсь за Вали, нашего Хакирюкоу, и его самовольное вступление с вами в контакт. Уверен, все офанарели, да? Ну, он парень непростой, но думаю, он немного повременит с выяснением отношений между красным и белым драконами, ‒ сказал Азазель, однако...

‒ А вы не хотите извиниться за то, что ни разу не сообщили мне о своей личности? ‒ на автомате пожаловался я.

Ну блин, я так офигел, когда узнал, что моим клиентом был губернатор падших ангелов. От таких шуточек и сердце остановиться может.

Азазель лишь лукаво улыбнулся и сказал напоследок:

‒ Ну, это мое хобби. Я не буду извиняться.

Развернулся и ушел.

...

Мы снова остались в привычной компании. Все стояли, как истуканы, и глядели друг на друга. Первым заговорил Саджи:

‒ Может, испытаем мой священный механизм на вашем новеньком? И пускай он попрактикуется в использовании своего священного механизма. Взамен вы потом поможете мне с клумбами.

Все согласились с условиями Саджи, и Гаспер активировал свой священный механизм.

Саджи прикрепил свою нить к Гасперу и начал ослаблять его священный механизм. Как и говорил Азазель, подобное оказалось возможным... Дерите меня! Как же хорошо осведомлен этот губернатор-сан о всяких фишках священных механизмов…

После этого мы решили испытать Гаспера: кидали в него по очереди мяч, а он его останавливал. По поводу остановки времени… Для неживых объектов это оказалось возможным не более, чем на нескольких минут. Мяч зависал в воздухе в прямом смысле слова. Живое же существо просто замирало, как статуя.

Причем когда останавливаешь время для людей, останавливается и само сознание. То бишь время, проведенное в таком состоянии, полностью выпадает из памяти испытуемого. Спросите, откуда знаю? ДА Я НА СЕБЕ НЕ РАЗ ЭТО ИСПЫТАЛ УЖЕ! И меня этот факт немного злит, но я терплю.

Проблем с остановкой предметов в поле его зрения нет, главная проблема ‒ в мощности его священного механизма. Чем ближе будешь находиться к нему в поле его зрения, тем больше шансов на то, что ты остановишься, и тем дольше будешь «заморожен». С другой стороны, чем дальше стоишь, тем меньше времени проведешь в заморозке.

Неспособность Гаспера контролировать свой священный механизм доказывает то, что он не может остановить какую-то определенную цель, а замораживает всех, кого видит. Собственно, исправление этого и стало нашей целью.

Ясен пень — сознательно у него сейчас это не получится, поэтому мы тренируемся, дабы попробовать вызвать бессознательный эффект. Собственно, замедление именно тех объектов, на которые он специально смотрел, пару раз все-таки случалось.

Черт побери этот его бессознательный рандом…

К слову, каждый раз, когда останавливал меня, кричал: «Прооостите» — и пытался смыться. Поймать его и вернуть обратно был еще тот геморрой...

Задача Гаспера состояла в том, чтобы остановить мяч, летящий в него, но он был безнадежен. Возможно, это реально сложнее, чем я думал. Способность священного механизма — это одно, но проблема еще и в его владельце. Гаспер как никто другой нуждался в тренировках.

Но все-таки помочь этому парню — просьба Президента, а значит — так просто сдаться я не мог. Уж я-то из него убер-мужика сделаю! И мои же слова мне и аукнулись…

— Ну как? Добились каких-то успехов?

Президент пришла нас проведать после собрания с бутербродами в руках. Похоже, что она действительно беспокоится о Гаспере. К слову, забыл упомянуть, что когда вытягивают его силу, Гаспер кривит странную моську и визжит что-то типа: «Кья-Кья».

С приходом Президента мы решили устроить перерыв и пожевать бутерброды. ГРРР! Какие же они вкусные!

— Очень вкусно, Президент!

— О-хо-хо, спасибо. Ингредиентов под рукой особо-то и не было, поэтому только простое удалось состряпать.

Даже так чертовски вкусно! Саджи просто запихивается за обе щеки.

Акено-сан с Кибой не было. Ну, наверное, они вместе с Сарзексом-сама или еще где.

Президент, узнав об Азазеле, удивилась, но сказала:

— Я слышала, он владеет очень обширными знаниями в области священных механизмов. Чтобы давать консультации о ваших священных механизмах... Наверное, свободного времени у него в избытке, раз уж он ходит и раздает советы другим.

И тут она почему-то задумалась.

— Раз уж Риас-семпай вернулась, то мне уже пора идти заниматься клумбами, — сказал Саджи, заглотнув еще пару-тройку бутербродов.

— Саджи-кун, благодарю тебя за помощь моим драгоценным слугам. Спасибо тебе.

Этот сволочуга! Покраснел, получив сладкое «спасибо» от милой Президента!..

— Д-да что вы. Вы же очень близкий друг Председателя, к тому же я и сам узнал немало полезного о своем механизме. Но работа не ждет, поэтому вынужден...

Саджи все-таки хороший малый. Слегка дерзок иногда, но товарищей в беде не бросает.

— Еще увидимся, Хёдо. Как говорится, работа не ждет.

— Да, спасибо тебе, — поблагодарил я его, мы попрощались, и Саджи пошел по своим делам.

Проводив глазами Саджи, Президент заговорила с Гаспером, снова прячущимся в тени дерева:

— Гаспер, не хочешь продолжить тренировки? После вытягивания силы Саджи-куном сейчас ты в идеальном состоянии. Я составлю тебе компанию и с удовольствием потренирую.

О! Президент, как многообещающе! Президент так трепетно относится к своим слугам... Уверен: в плане обучения она выберет правильный метод! Ведь еще ни разу на моей памяти в этом плане не ошиблась.

— П-постараюууууууусь.

По команде Президента Гаспер подорвался.

Хорошо. Сегодня я буду составлять тебе компанию до посинения!

Таким макаром мы тренировали его использовать свой священный механизм до глубокой ночи.

***

Ночью следующего дня…

Я исполнял свою работу демона. И да, я до сих пор не в состоянии телепортироваться через магический круг, так что приходится каждый раз педалить к очередному клиенту. Хотя в остальном работа проходит гладко.

Встреча великих трех сил близится с каждым днем, но это не отменяет того, что мы должны как следует выполнять свою работу. А учитывая, что два из четырех королей демонов сейчас находятся в этом городе, любой ценой надо работу завершить без сучка и задоринки.

‒ Что? Сегодня ты, Исе-кун?

Вздыхая от разочарования и пожимая плечами, передо мной стоит мой клиент — Моризава-сан.

Правда, он не только мой клиент, но еще и Конеко-тян.

Сегодня моя очередь.

Внезапно Моризава-сан опустил свой взгляд к моим ногам. Кажется, он все-таки заметил…

Да, позади меня стояла большая картонная коробка.

‒ А это что?

‒ Говорящая картонная коробка.

--БАМ--

Если слегка пнуть коробку пяткой, то можно услышать негромкий визг типа: «АААЙ!»

Как вы уже могли догадаться, в коробке сидел Гаспер. Ввиду того, что Президент с остальными сошлись на мысли, что Гасперу нужно увидеть настоящее место выполнения контракта, я специально притащил его сюда на велосипеде. И это мне далось ох как нелегко, знаете ли… Хочется плакать. Говоря начистоту, он мне только в тягость, но пока не мешается особо… Пусть поприсутствует. Буду держать его в этой картонной коробке.

‒ И ч-что внутри нее?

Не успел я объяснить, как Моризава-сан уже вовсю рассматривал коробку. Неожиданно он открыл ее и…

Идиот.

‒ ...

‒ ...

Глаза Гаспера и Моризавы-сана встретились.

‒ Уээээ...

Как думаете, что случится с человекофобом, когда на него кто-то вот так будет пялиться? Да, верно… Гаспер заплакал.

‒ Может, он и выглядит, как красавица, но это мужик. А одет так, потому что у него такое хобби, ‒ сразу же объяснил я ситуацию Моризаве-сану, ибо если он сразу узнает эту жестокую правду, то и удар получит меньший…

Однако он схватил меня за плечи и сказал:

‒ Да как такой милый мальчик может быть девочкой?! Какой прекрасный маааааальчик!!!

?!.

Что за уверенный тон?! Э? Его не смущает тот факт, что он мальчик? Даже больше — он им доволен? Серьезно! Его глаза сверкают!

‒ Теперь выходи! Старший братик не страшный, видишь? Давай немного развлечемся вместе! ‒ сказал Морисава-сан, и дыхание у него резко участилось.

Манера его речи и поведение… НАСТОЯЩИЙ ИЗВАЩЕНЕЦ!

‒ ААААААА... Хнык...

Гаспер весь дрожит. Он напуган. Ну, это естественно. Даже я боюсь Моризаву-сана прямо сейчас!

По-извращенски перебирая пальцами на каждой руке, Моризава-сан перешел в наступление.

‒ НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!

Гаспер завопил, и на какое-то время мои чувства притупились.

...

Не успел я заметить, как от картонной коробки рядом со мной уже след простыл.

‒ ???

Моризава-сан тоже не мог понять, что с ним случилось.

Это остановка времени… Наверняка Гаспер из-за полученного стресса снова бессознательно воспользовался священным механизмом.

И мы с Моризавой-саном были «заморожены» на какое-то время. Окинув взглядом комнату Моризавы-сана, я обнаружил пропавшую коробку в углу. Значит, туда сбежал, да? Я приблизился к нему и заговорил:

‒ Ты уж извини, Гаспер. Моризава-сан и вправду был немного страшный, да?

‒ Хнык... Уээээээ.

Он плакал. Я сдаюсь. С такими темпами освоить подобную работу ‒ для него просто нереал.

‒ Я остановил его снова... Дурак, дурак, дурак, дурак... Я настоящий дурак. Нельзя останавливать... Ведь даже я не хочу останавливать...

Гаспер... Поскольку Президент вверила тебя в мои руки, я что-то придумаю.

Однако с испугавшимся Гаспером уже ничего нельзя было поделать. В тот момент я был просто бессилен.

***

‒ Гаспер, пожалуйста, выходи. Да, моя вина, я заставила тебя пойти с Исэ, ‒ извинялась Президент, стоя перед дверью в комнату Гаспера. ‒ Я думала, тебе пойдёт на пользу понаблюдать за стараниями Исэ…

‒ УВАААААААА!

Гаспер заперся в комнате старого школьного здания и как резаный вопил на всю округу.

Он ненавидит людей, и к тому же не способен контролировать свой священный механизм. Из-за этого Гаспер постоянно доставляет кому-нибудь неприятности… Его беспокойство вполне можно понять. Да и чего уж тут говорить, в этот раз Морисава-сан и вправду выглядел ужасающе.

Как-то раз Президент говорила мне о Гаспере.

Его отец — чистокровный вампир, а вот его мать была человеком, посему сам он ‒ полукровка. Ещё она упоминала, что у вампиров дискриминация по чистоте крови ещё суровее, чем у демонов. Полукровки обречены на презрение и унижения. В семьях вампиров даже родственники считают их никчемными отбросами.

Над Гаспером с самого детства издевались его родные братья и сестры, а когда он отправился в человеческий мир, его восприняли, как настоящего монстра. Из-за этого чуть ли не с самого рождения у него не было места, которое можно было бы назвать домом. Тем не менее, он сочетает в себе уникальные способности вампиров и человеческую возможность носить в себе священный механизм. С детства Гаспер наделен обоими дарами и, даже сам того не желая, его сила будет расти вместе с ним. Даже если заведет себе друзей, есть вероятность, что его священный механизм активируется и заморозит их.

‒ Исэ, каково это, когда твоё время останавливают? ‒ спросила меня Президент.

‒ Ну, немного страшновато.

Даже если пытаюсь что-то представить, ничего приятного в голову не приходит. Что буду делать, если вдруг смогу оставить время? Что происходит со мной, когда мое время останавливают? Вне всяких сомнений, меня это тревожит, даже если других не беспокоит.

Наверняка те бедолаги, которых замораживал Гаспер, тоже задумывались о подобном. Семя сомнения постепенно разрастается, и люди просто начинают бояться его. Но ведь сам он испытывает подобное раз за разом. Извечное проклятие того, кто наделен священным механизмом.

У Асии похожая история: начинала Святой Девой, закончила ведьмой…

Говорят, священные механизмы — дары Божьи, но... Слыхал, что хоть «Его» больше нет, система дарования священных механизмов до сих пор исправно функционирует. Без сомнения, подобное сильное оружие в плохих руках может принести и горе.

‒ Н-не нужен мне никакой священный механизм! В-ведь я всех останавливаю! Я пугаю их! Меня ненавидят! Не хочу, чтобы так было! Не хочу никого замораживать! А уж тем более своих друзей… Я не могу смотреть, как замораживаются самые дорогие мне люди... Я не вынесу этого... ‒ рыдал Гаспер за дверью.

Он был изгнан из собственного дома, потом так и не смог найти себе места в этом мире, и тогда стал целью охотников на вампиров. Будучи на грани жизни и смерти, он встретился с Президентом.

Однако тогда Президент была не в состоянии совладать с мощнейшей силой Гаспера, и его пришлось запечатать. И, наконец, сейчас печать сняли.

‒ Какая жестокая ирония... Теперь и я стала причиной замкнутости этого ребенка в себе... Я не достойна называться «королем».

Президент подавлена. Но она ни в чем не виновата. Гаспер тоже не сделал ничего плохого. Во всем виноват именно я. Президент доверилась мне и отправила Гаспера со мной на задание, а я не смог ничего для него сделать.

‒ Президент, разве вам уже не нужно собираться на встречу с Сарзексом-сама и остальными?

‒ Да, но я хочу побыть тут еще немного. Сначала должна убедиться, что с Гаспером все будет в порядке.

‒ Пожалуйста, остальное предоставьте мне. Я сделаю с ним что-нибудь.

Президент не могла отказаться от моего предложения, поскольку время важной встречи было уже на подходе.

Представители трех великих сторон собираются вместе, намечаются крайне важные переговоры. Если что-либо помешает пройти этим переговорам гладко, в лучшем случае, отношения между враждующими сторонами усугубятся еще больше.

‒ Все в порядке. Я наконец-то обзавелся мальчиком-кохаем! Я ему помогу решить проблемы! ‒ гордо и уверенно заявил я, выпячивая грудь вперед.

Однако это был блеф. Если говорить начистоту, я совсем в этом не уверен. Такие деликатные вопросы — не мой конек, но в глазах Президента я просто обязан выглядеть круто.

‒ Исэ… Хорошо, поняла. Я могу рассчитывать на тебя?

‒ Да!

Услышав мой решительный ответ, она ласково улыбнулась.

С тревогой и сожалением, Президент в последний раз взглянула на дверь в комнату Гаспера и ушла.

Проводив ее глазами, я вздохнул и сел на пол, оперевшись на дверь.

‒ Пока ты не выйдешь, я с места не сдвинусь!

Много вариантов крутилось в голове, но такому дураку как мне остается только один ‒ вот так усесться! Просто и понятно! Наверное, это самый лучший способ решения проблем с запершимися людьми! По-любому!

[Тишина…]

Это битва на выносливость. Полный решимости, я просидел вот так целый час, но всё впустую. Само собой, выходить он не собирался. Значит, все-таки простого сидения на месте не достаточно. Как говорится… Под лежащий камень вода не течет. Наконец-то поняв это, я попытался начать разговор.

‒ Ты… Боишься священного механизма? И нас тоже?..

Произнёс я глядя в сторону двери.

‒ Я тоже носитель мощнейшего священного механизма с древним драконом внутри него, но моя жизнь не была столь же удивительной, как твоя, вампирская… Ну или жизнь Кибы, например. Я был самым обычным японским школьником.

Не знаю, дойдут ли до него мои слова, но я все же поделился своими искренними чувствами.

‒ Я… Честно говоря, мне тоже страшно. Когда я использую силу дракона, мне кажется, что моё тело постепенно превращается во что-то другое. Я даже не знаю насколько я сейчас демон, а насколько дракон. Тем не менее, чувствую, что должен продолжать двигаться дальше.

У меня просто нет другого выбора.

‒ Почему? Вы же понимаете, что можете лишиться чего-то очень важного? Семпай, почему вы так упорно продолжаете идти вперёд?

О, вот он и ответил. Это хорошо. Значит, он меня все это время слушал. Но вопрос сложный…

‒ Ну… Ну… Просто я идиот, поэтому сложных вещей не понимаю. Знаю только, что…

‒ Только, что?..

‒ Что я больше никогда не хочу видеть слёз Президента. Однажды мы участвовали Рейтинговых играх и проиграли. Я потерпел поражение в самый разгар битвы и почти не помню подробностей своего разгрома. В памяти осталось лишь то, насколько жалким я был… И слёзы Президента.

Я крепко сжал кулаки. Сейчас даже вспоминать об этом больно.

‒ Эта картина сильно врезались в моей памяти. Очень отчётливо. Я уже не говорю о том, как мои товарищи один за другим терялись перед моими глазами. В конце концов, на поле боя остался я один… Мне до сих пор всё это снится. Во сне я одиноко бегу по полю боя, нахожу Президента в слезах, и тут же терплю поражение, не в состоянии сделать хоть что-нибудь...

-- СКРИИИП --

С глухим звуком дверь немного приоткрылась.

‒ Меня тогда не было с вами.

С серьёзным взглядом, из-за двери на меня смотрел Гаспер, при этом глаза его едва сдерживали слёзы.

‒ Да ничего, я ни в чем тебя не виню. Теперь-то ты будешь с нами, верно?

‒ О-от меня же одни проблемы… Я хикикомори и слишком застенчив… И даже не умею нормально использовать свой священный механизм…

Положив руку Гасперу на голову, я заглянул ему прямо в глаза.

Так у него же еще и священный механизм… Возможность останавливать время.

‒ Я тебя не ненавижу. Как твой семпай я буду заботиться о тебе, хотя как демон ты для меня семпай. Но во всём остальном ты мой кохай, так что можешь на меня положиться.

[Молчание…]

Моргая своими глазёнками, Гаспер удивленно посмотрел на меня.

‒ Поделись со мной своей силой. Давай поддерживать Президента вместе. Если тебя что-то пугает, то я этому страху задницу надеру. Хоть я и дурак, но зато легендарный дракон выбрал меня, верно?

Я изобразил улыбку, но Гаспер просто не знал что ответить.

‒ Хочешь попить моей крови? Если тот ублюдок Азазель не соврал, то моя кровь должна помочь тебе с контролем своего священного механизма.

Если будет так, как говорил этот падший петух, то немного моей крови не такая уж и большая цена… А я случайно не превращусь в вампира? Помнится, если вампир укусит девственника, то тот обратится в вампира…

Однако Гаспер отрицательно помахал головой.

‒ Мне… Мне страшно пить кровь прямо из шеи… Я даже боюсь моей силы… А вдруг что-то ещё произойдет… Я буду… Я буду…

‒ Да. Значит, тебе не нравится использовать свой священный механизм. Завидую я твоим способностям…

[Молчание…]

Гаспер чуть ли не выпучил глаза от удивления, когда я это произнёс. Ась? Что это за реакция такая...

‒ Я сказал что-то странное? Ведь представь, как же это круто — останавливать время! Если бы я обладал таким священным механизмом, то творил бы невероятные дела. Без сомнения, в первую очередь я бы воспользовался им на девчонках нашего класса. Нет, на всех девчонках школы! И пока они в замороженном виде, удовлетворил бы все свои похотливые желания. Да, так бы и сделал. Ползал бы по коридору и заглядывал бы под юбку каждой девчонки в поисках трусиков. Ах, если бы у меня был такой священный механизм, то я бы мог остановить время Президента и сколько угодно облапывать её сиськи! Гы-гы-гы… Да от одной мысли, что я смог бы сделать с этими прекрасными арбузами у меня слюнки начинают без перерыва течь! Точно! Забыл про великолепные сиськи Акено-сан! Да и улицезреть ее трусики тоже здравая идея! ААА! Фантазии так и распирают меня!

Стоять, да у меня в реале слюни уже до пояса висят! А! Понятное дело, чего это Гаспер шокирован моими откровениями и…

Я тут, значит, чуть ли не паникую, а он счастливо улыбается.

‒ Исэ-семпай, вы хороший человек.

Сказал он, продолжая светиться счастьем. Ах! Хоть он и пацан, но сердце моё ёкнуло... Черт, я в опасности!

‒ Впервые мне говорят что-то подобное. Никто не говорил мне, как бы он использовал мой механизм. И уж тем более никто мне не говорил о зависти… Исэ-семпай, вы забавный человек.

Твоя правда. Прости меня, законченного извращенца.

‒ Тогда слушай меня внимательно, Гаспер. Одна из моих целей — усилить сиськи Президента силой Секирютея.

Услышав искренние чувства моего сердца, Гаспер продолжал удивляться, но его глаза наполнились ярким огнем восхищения и уважения.

‒ Невероятно, Исэ-семпай… Использовать невероятную мощь своего священного механизма ради удовлетворения заветной похоти… Просто недостижимая для меня манера мышления. Я не знаю почему, но чувствую, что немного пронялся величием вашей мечты! Исэ-семпай, ваша похоть просто переполнена мужеством.

Ха-ха-ха, Мне кажется или он надо мной просто издевается?

‒ Да, наверно так и есть! Этот мощный священный механизм! Я могу использовать его! Я буду использовать мой священный механизм для удовлетворения моих сексуальных прихотей! Так я и заявил дракону в моей перчатке! О том, что я пососу сиськи Президента! И моя следующая цель — использовать «дар» на этих бидонах похоти! Но это не всё! Я бы и Сиськи Акено-сан не прочь зарядить! ФААААААААК! Моя мечта растет на глазааааааах!

Ой, черт. Снова меня куда-то унесло и слюни уже до пола свисают. Плохо дело.

‒ М-мне тоже кажется, что я немного подзарядился смелостью. Хотя, может это просто воображение…

‒ Отлично, отлично… Ты хороший малый. Вот, посмотри на мою правую руку. В курсе, что этой рукой я уже мацал сиськи Президента?

Гаспер снова с неподдельным удивлением взглянул на мою правую руку. Хе-хе, таки этот факт — моя гордость.

Саджи об этом уже знает, и я рад, что рассказал о ней и Гасперу. Мужик же он всё-таки.

‒ П-правда? Н-не может быть... Такое делать со своим хозяином, да еще и демоном высшего класса… Исэ-семпай, вы совершили невероятное чудо...

‒ Это ещё не все. Идея зарядить сиськи Президента принадлежит Сатане! После такого я готов идти за Сарзекс-самой до самого гроба. Он безмерно гениален! Он способен реализовать мои способности на все 100%!

‒ С-сиськоусилитель… Так использовать абсолютное оружие, лонгиниус… Сатана-сама и вправду велик и ужасен.

Сам того не заметив, я уже давно сидел у Гаспера в комнате и задорно с ним болтал.

‒ Как я и думал, Исэ-кун, тебе довольно быстро удалось наладить дружеские отношения с Гаспером-куном.

Осторожно войдя в комнату, Киба вмешался в наш безобидный разговор. Так он беспокоился за нас? Как и всегда, он отличный парень.

Дери меня! Как он вовремя! Ведь теперь вся мужская половина клуба оккультных исследований собралась вместе! Как раз к моему выступлению.

‒ Киба, у меня есть к тебе разговор.

‒ Какой, Исэ-кун?

‒ Ты, я и Гаспер — мужики.

‒ Это верно. Но чего это ты внезапно об этом заговорил?

‒ Я думал о создании альянса среди мужской части клуба оккультных исследований.

‒ Ты меня даже… Заинтриговал. Что ты предлагаешь?

О, Киба клюнул. Хорошо, давайте поговорим о моем плане.

‒ Сначала, я накапливаю силы. Затем, передаю их Гасперу, и он замораживает все окрестности. После этого я смогу лапать замерзших девок пока руки не отвалятся.

‒ И снова ты со своими похотливыми идеями. Ну, звучит весьма просто и выполнимо… Однако, какая моя роль в этой операции?

Что ж, такого вопроса от Кибы вполне можно было ожидать… Сейчас всё спокойно ему поясню.

‒ Как это «какая»? Ты перейдешь в режим крушителя баланса и будешь меня защищать. Что если внезапно на меня нападёт враг, в то время как я буду оприходовать девушек? Роль каждого участника альянса очень важна.

‒ Исэ-кун, ради тебя я готов на что угодно, однако… Давай-ка поговорим о будущем чуть серьезнее. Твои пути использования священного механизма слишком пошлые. Если продолжишь в том же духе, то можешь довести Ддрейга до слез. Ты это понимаешь?

[Всё-таки Киба хороший парень...]

Да как твой драконий рот может такие сопли нести! Ддрейг, засранец, я твой обладатель и твоя святая обязанность помогать мне с моими извращенскими планами!

‒ Киба, ублюдок! Не смотрите на меня с таким жалостливым взглядом! Ты, казанова хренов! Тебе хорошо с твоей-то рожей! Когда угодно можешь получить любую девчонку! А мне вот даже и одной никак не перепадёт!

‒ Насколько я тебя знаю, рано или поздно ты все поймешь. Да и Президент и остальными достаточно тебя балуют, так что больше не говори подобного. Как там они говорили… Самоосознание — страшная штука.

Киба опять несет какую-то глубокомысленную ахинею. Ну и пёс с ним.

‒ Ладно, товарищи мужчины, давайте говорить начистоту. Раунд первый — «Какая ваша любимая часть тела у девушки»! Начнем с меня! Мне больше всего нравятся груди и бедра!

Киба и Гаспер горько улыбнулись, но отвращения в их лицах я не увидел. Однако успел приметить тот факт, что у Гаспера с самого начала нашего разговора трясутся руки.

Скорей всего он боится. Не нас самих, а того, что может заморозить нас. Он до глубины души боится своего священного механизма, способного в любую минуту остановить наше время. Вот до чего может довести божественный дар. Если он кого-либо остановит — замороженный его возненавидит. Это и есть причина того, что он закрылся от всех людей вокруг.

Но все же давайте будем искренне наслаждаться этими моментами. Нет, я хочу, чтобы он наслаждался происходящим.

‒ Извините, но можно мне залезть в эту коробку? Я не буду закрываться. Просто когда я в коробке, мне спокойнее разговаривать с людьми, — сказал Гаспер извиняющимся тоном.

И, так уж вышло, я позволил ему. Ничего не попишешь — это его первый раз. Принуждать к чему-то будет неправильно. Буду вытягивать его из этой коробки понемногу.

‒ Ах, как же успокаивает… Вот оно… В этой коробке я как в раю-ю-ю…

Неужели настолько всё запущено! Как может всего лишь коробка утешить твоё тревожное сердце!

Но-таки вынужден признать — эта коробка ему идёт. Точнее, я уже привык видеть его в таком положении. Вампир из картонной коробки. Поскольку с такими вещами я раньше не встречался, то даже не знаю, как мне на это всё реагировать…

‒ Если так не любишь в открытую в людьми говорить, то как насчет этого…

Я взял бумажный пакет, непонятно каким образом очутившийся в комнате, сделал в нем две дырки и нацепил на голову Гасперу.

‒ Э-это же...

Трансвестит в полумраке с бумажным пакетом на голове... А из прорезей в пакете сочится красный свет!

‒ Ну как? Мне идет?

Да он плавно переходит на путь зомби! Вот это мощь! Как ни глянь — настоящее существо из потустороннего мира! Я чуть не обделался!

‒ А… Ну… Эм… Думаю, хороший выбор. Мне кажется, тебе подходит…

‒ Гаспер, ты первый раз выглядишь круто.

‒ П-правда?.. Значит, если одену это, то и моя ценность как вампира вырастет?

Да. Правда, скорей не вампира, а как отъявленного извращенца. Я сдаюсь. Меня и вправду окружают одни чудаки.

И на такой ноте начались не совсем приличные мужские разговоры на всю ночь.

Я догадывался, но всё же оказывается Киба тот еще развратник.

***

На следующий день я кое-куда отправился.

Меня позвала Акено-сан. Интересно, зачем это я ей понадобился? Кроме того, Президент сказала, что как только завершит работу, тоже к нам присоединится. Первое, что приходит в голову — всякая пошлятина, но так как и Президент подойдет позже, то вероятность этого крайне мала.

Меня, конечно, радует, что я окружен такими красавицами, но всё не так просто…Стоит дать им небольшой повод, как между ними разгорается настоящее сражение… Борьба за меня — за домашнее животное. Но я же ведь лучше, чем собака! Тяжело иногда приходится мужчинам…

Я всё ещё двигаюсь пешкарём на окраину города. Стоять… Дальше-то есть только одно примечательное место — храм.

Блиииин. Разве это не запретное для демонов место?! Я еще ни разу там не был, но уже слышал, что в храм так просто не попадешь. Да и вообще, Президент мне строго-настрого запретила туда соваться…

Краем глаза я заметил чью-то тень у каменной арки. Присмотревшись получше, я узнал хозяина тени. Им была Акено-сан.

— Добро пожаловать, Исэ-кун.

— Эм… Акено-сан?

На прекрасном теле Акено-сан была надета ослепительная одежда жрицы-Мико[✱]Служительницы синтоистских храмов в Японии. В современном синтоизме мико помогают в проведении храмовых обрядов и осуществлении брачных церемоний, исполняют ритуальные танцы и просто поддерживают чистоту и порядок в храмах. Только незамужние девушки могут служить в качестве мико.

Я поднимаюсь по ступенькам. Акено-сан идёт немного впереди и попутно всё объясняет:

— Исэ-кун, ты уж прости, что столь внезапно тебя позвала.

— Эм, что вы, для меня не проблема. Все равно мне было делать нечего. Но скажите, что за работа меня ждет? Да и Президент говорила, что подойдёт позже.

— Да, я в курсе. Риас сейчас с Сарзексом-сама обсуждают последние детали предстоящей встречи.

Какая же Акено-сан классная в костюме жрицы! Ей очень идет! Просто вылитая Ямато Надешико[✱]Идеал женской красоты в традиционном японском обществе.!

Может быть, ее прозвище «жрица молний» отсюда и пошло? И, вообще, нормально вот так демонам спокойно подниматься в храм? В слух я как-то побаиваюсь такие вопросы задавать, но… Что же мы здесь забыли, Акено-сан?

— А ничего, что вы не пошли на эту встречу вместе с Президентом? Я думал, что «король» без «ферзя» не мо...

— Грэфия-сама за всем проследит на встрече. Я уже и не говорю о том, что остались лишь вопросы, не требующие моего присутствия. Прежде всего, я должна была встретить ожидающую нас наверху персону, — сказала Акено-сан, бросая взгляд на самый верх лестницы. Ась? Там есть кто-то?

Арки все приближались. Если демон попытается их пересечь, то нехило получит по шапке. И ежу понятно, почему к храму так опасно приближаться…

— Не волнуйся, здесь мы в безопасности. Благодаря определенной договоренности, сегодня храм могут посещать даже демоны.

С этими словами Акено-сан пересекла арку и… Ничего не произошло. Зашибись, значит все и вправду нормально.

Я тоже аккуратненько переступил порог арки. Черт, и вправду ничего не произошло, но страшно-то как!

Моим глазам открылся прекрасный передний двор храма. Нигде нет ни трещин, ни коррозии, хотя сразу видно, что здание построено давно.

— Акено-сан, вы здесь живете?

— Да, священник из последнего поколения настоятелей этого храма скончался, и Риас организовала в уже заброшенном храме жильё…

— Сей молодой юноша и есть Секирютей?

Я сразу насторожился, услышав чей-то незнакомый голос. Затем обернулся и увидел…

Предо мной распластались два золотых крыла, источающие ослепительный свет. Молодой мужчина с красивым лицом смотрел на меня с нескрываемым любопытством.

Его тело обволакивал экстравагантный белый плащ, а над головой парил нимб. СТОЯТЬ! Что?! Нимб?!

Молодой парень мягко улыбнулся и протянул мне руку.

— Приятно познакомиться, Секирютей, Хедо Иссей-кун.

Он знает мое имя? Что это вообще за хмырь?

Увидев мое смятение, он раскрыл еще пять пар золотых крыльев позади себя, и в сумме их теперь насчитывалось аж двенадцать штук.

— Я Михаил[✱]Архангел Михаил, Архистратиг Михаил — ангел, упоминаемый по имени в ряде библейских книг. Святой Архангел Михаил — главный архангел, являющийся одним из самых почитаемых Архангелов в таких религиях как Христианство, Иудаизм и Ислам. В православии его называют Архистратигом, что означает, глава святого воинства Ангелов и Архангелов.– лидер ангелов. По типу ауры я вижу, что это и правда ты, Ддрейг. Сразу же столько воспоминаний…

Вот это крутой перец!..

***

Акено-сан сопровождает меня и Михаила… Михаила-сана в главное здание храма.

Нимб — стопроцентный признак ангела. Так мне говорила Президент. Ангелы выделяются своими нимбами над головой и белыми крыльями, в то время как у падших ангелов нимба нет, и крылья у них черные. У Михаила-сана же крылья и вовсе золотые. Вокруг него так и витает аура крупной шишки!

Внутри главного здания было довольно просторно. В помещении в качестве опор были многочисленные столбы. Прямо по центру строения я почувствовал необычную силу, от которой у меня по всему телу пробежали мурашки. Что это за ощущения? Попахивает опасностью.

— Дело в том, что я решил преподнести тебе дар.

Э? Он собирается мне что-то подарить? Я посмотрел в сторону, куда указал Михаил-сан и увидел, как в воздухе возник меч, покрытый святой аурой.

А! Спорю на свою девственность, что это святой меч! Даже такой невежа и остолоп, как я, может понять это по ощущениям. К тому же мне уже довелось видеть как Экскалибур, так и Дюрандаль, так что в святых аурах я знаю толк.

— Это Георга. Хотя вы его знаете как Святого Георгия[✱]Георгий Победоносец — христианский святой, великомученик. Пострадал во время правления императора Диоклетиана, после восьмидневных тяжких мучений был обезглавлен.. Теперь-то понятнее стало? И вот его меч, Аскалон[✱]Название копья Святого Георгия, которым он убил дракона. Происходиш от названия города Ашкелон. — убийца драконов.

Ни хрена не яснее. Ни всякие Георги, ни Святые Георгии мне совсем ни о чем мне не говорят.

[Это знаменитый убийца драконов. Тебе бы стоило хоть немного расширить свой кругозор.]

Заткнись! Ну и что с этим убийцей драконов? Как по мне, так от одного этого имени так и прет опасностью.

[Испокон веков в мире были люди, смысл жизни которых был в охоте и истреблении драконов… Этот термин вполне подходит и для названия их оружия.]

Убийцы, специализирующиеся на уничтожении драконов, говоришь… Что-то подсказывает, что мне понадобятся запасные штаны... Так получается, что и я у них под прицелом? Да уж, чем дальше в лес, тем больше дров…

— Я специально подготовил меч, чтобы ты… Демон, носящий в себе дракона, смог им пользоваться. Но, пока он тебе ещё не принадлежит… Не мог бы ты его синхронизировать со своим усиливающим механизмом?

А это вообще можно как-нибудь провернуть?

[Это зависит от тебя. Священный механизм отвечает на желания своего владельца. Если ты пожелаешь, то это станет возможным.]

Вот значит как. Да уж, остается только попробовать. Но больше всего меня волнует другое.

— Почему вы дарите мне его?

Уж очень этот вопрос меня интересует. Зачем такую ценную с виду вафлю дарить мне? Я — настоящий враг ангелов, не говоря о том, что во мне живет дракон, принесший столько разрушений и хаоса в прошлой войне. Я думал, что как бельмо на глазу для них.

Михаил-сан с улыбкой ответил:

— Грядущая встреча трех великих сил сулит нам крупный шанс к сотрудничеству — так я считаю. Полагаю, вы уже знаете, но я всё же об этом скажу — в прошлой войне мы потеряли нашего Творца — Бога. Демоны лишились своих старых королей. Количество лидеров падших ангелов также сильно уменьшилось. Азазель от имени падших ангелов заявил, что теперь у него больше нет желания развязывать войну. Это шанс. Шанс для того, чтобы избавиться от бессмысленных сражений. Но если мелкие стычки между тремя великими силами продолжатся, то всех нас ожидает лишь один путь — путь погибели. Да и к тому же сторонние силы могут вмешаться в конфликт. Этот меч — мой подарок демонической стороне. Конечно же, я послал дар и падшим ангелам. А ещё я наслышан, что ты сыграл не самую последнюю роль в инциденте с Экскалибурами, так что можешь считать это благодарностью.

Вот как. Михаил-сан заговорил о сложных вещах. Значит, грядущая встреча будет очень важная, и он хочет встретиться с остальными сторонами без лишних отрицательных эмоций.

И кстати, что еще за сторонние силы? Неужели есть еще кто-то, кроме трех великих сил?

[Кстати об этом. В нашем мире есть не только силы, описанные в святом писании, но и личности из других мифологий.]

Что за?! Ддрейг, и какого хрена я впервые о таком слышу?..

[Как правило, они не выходят за пределы своей территории, поскольку были подписаны некоторые пакты об их нейтральности. Тем не менее, мы не знаем, как поступят сильные мира сего, когда узнают, что Бога больше нет. Собственно, об этом говорит и факт, что три великие силы держат в строгом секрете от остальных смерть великого Творца.]

Чаво? Не понимаю. Я совсем не понимаю, о чём ты говоришь.

Мой котелок просто переполнен вопросами. Ты вообще в курсе, что я ни хрена не шарю в этих ваших внутренних делах и договоренностях между демонами и остальными?

А Михаил-сан продолжал, пока я тонул в пучине собственных вопросов.

— Мы узнали, что носитель валлийского дракона встал на сторону демонов, и в качестве твоего приветствия даруем тебе сей меч. Ты ведь наверняка станешь мишенью своего соперника — исчезающего дракона. Мне показалось, что это оружие поможет хотя бы немного, как говорят слухи, «слабейшему носителю дракона в истории».

Ну уж извините, что такой слабак! Но знаете... Я тоже очень усердно тренируюсь!

Короче, из всей муры, что он мне наговорил, я понял только, что он подарит этот меч.

И все же… Почему мне?

— А вы уверены, что хотите подарить его? И вообще, почему именно мне?

— Лишь единожды все три великие силы вставали по одну сторону баррикад — во времена сражений против белого и красного драконов. Ибо эти два неистовых зверя врывались на поля наших сражений и вносили хаос и разруху.

Я уже слышал эту историю от Ддрейга. Значит, все было, как он и говорил.

[Кто знает…]

Значит решил дурачка повключать, да? Ну, собственно, мне как-то по барабану.

— Желая вновь объединить силы с другими сторонами, я возлагаю на тебя надежды и вручаю этот меч, Секирютей. Надеюсь, я правильно выразился по-японски?

Как-то все равно слабо в это верится, но… Если главный босс ангелов так говорит, то поверю на слово.

Я повернулся к парящему мечу. Однако, мне можно к нему прикасаться? Разве священные мечи не опасны для демонов? Я уж не говорю, что я еще и дракон? А этот убийца драконов!

Акено-сан, заметив мое беспокойство, протянула руку.

— Мы немного изменили этот меч в храме. Сатана-сама, Азазель-сама и слуги Михаила-сама провели церемонию, освятив этот меч так, чтобы и демоны, и драконы могли к нему прикасаться.

Серьезно? Если Акено-сан так говорит, тогда сомненья прочь. Я мгновенно поверю каждому её слову!

Хоть и с небольшой опаской, я взял парящий в воздухе меч… Ничего не произошло. Никаких болевых ощущений от святой ауры или каких-то других сил не было. Неужели и правда все в норме?

[Партнер, сосредоточь своё сознание на усиливающем механизме. Я поступлю так же… После этого попробуй представить меч, синхронизированный со своей перчаткой.]

Да вроде всё понятно ты объясняешь, но тут уж просто я слабоват в таких вещах…

С такими мыслями я сосредоточился и материализовал красную перчатку. Затем я попробовал соединить свечение и энергию священного механизма с мечом.

Святая аура полилась в перчатку. Она входит прямо вовнутрь механизма, создавая не самые приятные ощущения у меня по всему телу, но... Постепенно я начал привыкать к ней и почувствовал, будто сама сила ауры Ддрейга заполняет меня.

--БАМ--

После яркой вспышки я взглянул на мою красную перчатку. Между пальцами прорезались лезвия, и я стал немного похож на Росомаху[✱]Вымышленный персонаж, супергерой Marvel Comics. Член многих суперкоманд, включая Людей Икс и Новых Мстителей. Скелет Росомахи отличается от человеческого наличием шести когтей (то есть по 3 на руку), похожих на кинжалы и острых, как бритва..

— И вправду синхронизировались…

Нифига себе. Прям как Twix — два в одном!' Священный механизм объединился с мечом, тем самым став еще мощнее!

Убедившись в том, что всё прошло успешно, Михаил-сан хлопнул в ладоши.

— Что ж, мне пора. Самое время откланяться и продолжать заниматься делами.

Э? Уже уходит?

ЧЁРТ! А ведь было кое-что, о чем я хотел сказать первому же ангелу при встрече!

— Э-эм, я хотел кое-что у вас спросить…

— У тебя будет время задать свой вопрос на конференции или после не. Я обязательно тебя выслушаю. Обещаю.

Сказав это, Михаил-сан ярко засветился и исчез с мимолетной вспышкой. Большой начальник ангелов испарился, оставив нас наедине с Акено-сан.

***

— Угощайся.

— Ах, спасибо.

После ухода Михаила-сана, мы с Акено-сан остались в храме. Да-да, именно там, где она и живёт. Мы зашли в комнату, оформленную в японском стиле. В таких помещениях обычно проводятся традиционные чайные церемонии[✱]Специфическая ритуализованная форма совместного чаепития, созданная в средние века в Японии. Появившись первоначально как одна из форм практики медитации монахов-буддистов, стала неотъемлемым элементом японской культуры. Краткое описаний церемонии: ритуальный плоский зеленый чай растирают в тончайшую пудру, специальной деревянной ложечкой насыпают ее в керамическую чашку, заливают горячей водой и взбивают бамбуковой метелочкой в густую пенистую массу. Ведущий церемонии передает чашку почетному гостю и тот, сделав 3 глотка, передает чашку по кругу. На вкус чай очень терпок, так как концентрация чая 100-200 грамм заварки на 500 грамм воды. Смысл японской чайной церемонии — помочь людям отрешиться от суеты, достичь внутреннего равновесия, ощутить гармонию с внешним миром..

Если я всё правильно помню, то чай нужно пить после того, как три раза повернешь кружку. Раз, два, три. Бе… горький.

Акено-сан внимательно следит за моей реакцией и слегка улыбается.

— Значит вы с Михаилом… -саном тут что-то делали с этим мечом?

— Да, в этом храме мы провели особую церемонию, чтобы изменить некоторые свойства Аскалона.

Подготовка к встрече великих трёх сил, да ещё и этот меч… Смотрю, и у Акено-сан, и Президента забот полон рот... Неужели всё это обязанности «королевы» и «ферзя»?

Надо бы мне постараться, чтобы не особо мешаться у них под ногами. Да к тому же, мне поручено ещё и Гасперу помочь решить его проблемы.

Тем временем, мы остались наедине… Надо ковать железо пока горячо, и расспросить Акено-сан обо всех интересующих меня вопросах.

И первым-наперво я хотел спросить о том, что услышал от Кокабиэля.

— Можно мне задать вопрос?

— Да, разумеется.

— Вы — дочка одного из лидеров падших ангелов?..

Услышав мой вопрос, лицо Акено-сан мгновенно помрачнело…

— Так и есть... На самом деле, я родилась в результате союза между лидером падших ангелов, Баракиэлем, и человеком.

Значит, это-таки правда. Вот что имел в виду Кокабиэль, говоря о ней «несущая в себе силу Баракиэля». Акено-сан продолжила говорить, глядя на меня.

— Моя мать была жрицей храма в этой стране. Я слышала, что она однажды спасла рухнувшего к ней Баракиэля, покрытого ранами… Это встреча стала судьбоносная, и в итоге, однажды, на свет появилась я.

Вот как. А у Акено-сан тоже не всё так просто в семье. Или это только у моих предков нету скелетов в шкафу? Э-эм… Спросить-то спросил, а теперь даже не знаю, что и думать об этом…

Пока я отчаянно рылся в укромных уголках моего захудалого мозга, дабы подобрать подходящие слова, Акено-сан расправила спину и выпустила крылья.

В отличие от обычных двух крыльев демонов, одно крыло у неё было демоническим, другое черное пернатое — крылом падшего ангела.

— Это порочное… чёрное крыло падшего ангела рядом с обычным демоническим.

Как будто презирая своё крыло падших ангелов, она грубо схватила несколько черных перьев на нем.

— Я долго жила с ненавистью к этим крыльям, а затем встретила Риас и стала демоном. Так и получился монстр с разными крыльями. Ха-ха, скорее всего я заслужила это проклятье из-за грязной крови в моих венах…

Акено-сан насмехалась над собой. Да как же вы можете так говорить, Акено-сан?! Пожалуйста, прекратите нести эту чепуху!..

— И, узнав правду, каково тебе теперь, Исэ? Ты же ненавидишь падших ангелов, не так ли? Ведь они не только убили вас с Асией-тян, но и пытались уничтожить твой родной город. Ты просто не можешь не питать к ним никаких отрицательных эмоций.

Я решил искренне высказать все, что лежало у меня на сердце. Ибо чувствовал, что ложь здесь неуместна.

— Да. Я ненавижу падших ангелов.

Акено-сан еще больше опечалилась от услышанного. Но, не обращая никакого внимания, я продолжал говорить.

— Но вы мне очень нравитесь, Акено-сан!

Теперь она была шокирована моим заявлением.

— Я не знаю никаких подробностей вашего рождения. И не хотел бы их знать. Я просто хотел убедиться словах Кокабиэля, вот и всё… По правде говоря, сейчас я жалею, что затронул такую деликатную для вас тему... Мне, правда, очень жаль. Я обещаю исправиться, поэтому…

— Да какая разница. Ты что, не слышал? Во мне течет кровь падших ангелов! Ты же не можешь меня простить за это, да? Хоть я и перевоплотилась в демона, того факта, что во мне течет эта поганая кровь, не изменить… Ты хоть понимаешь, что я могла специально быть добрее к тебе, чтобы ты меня не стал ненавидеть?.. Нет, без сомнения, так и было. Я ужасная женщина…

— Меня это совсем не волнует. Эээ… Как бы мне правильнее выразиться… Акено-сан — вы очень добрый семпай. Нет, падших ангелов я уж точно ненавижу, но к вам ничего подобного не испытываю. Пусть даже в вас и течет эта кровь, но ведь вы же от этого не перестаёте быть самой собой? Вы — это вы, Акено-сан! Прекрасная и непобедимая вице-президента клуба оккультных исследований. С чего это мне вас ненавидеть? Даже узнав, что в ваших венах течет кровь падших ангелов, я не могу возненавидеть Акено-сан. Вы мне всё равно нравитесь, разве это не главное? Э? Какого черта я сморозил? Уж простите, что не могу толкать красноречивых речей.

Однако, услышав мои слова, Акено-сан… начала плакать.

Дери меня в дышло. Неужто я опять её чем-то обидел? Ч-что же мне делать?! Я довел до слез девушку! Тем не менее, вытерев слёзы, Акено-сан улыбнулась.

— Твои… Просто убийственны... Услышав такое... Я могу и всерьез в тебя...

Э? Я не расслышал большую часть сказанного, но… Неужели мои слова «убийственны»? Опять что ли я нагородил ужасных дел?

Акено-сан поднялась, подошла ко мне и… Обняла меня?

— А-Акено-сан?..

Акено-сан тихо и нежно прошептала мне на ушко, которое начало тлеть от возбуждения.

— Я приняла решение. Да, приняла. Исэ-кун, тебе нравится Риас?

— Э?! А… Д-да… Конечно, она мне очень нравится!

— Всё ясно… Верно, она тоже серьезна в намерениях касаемо тебя, так что стать законной женой уже невозможно. Правда, Асия-тян тоже имеет все шансы стать законной женой, так что… Я полагаю, первое и второе место уже непоколебимы…

Первое… И второе место? Интересно, что это за рейтинг такой?

Думая над этим высказыванием, лицо мое изобразило наличие мыслительной деятельности, а Акено-сан, обвив меня руками, продолжала томно говорить.

Подождите, Акено-сан! Я могу и не выдержать, если вы и дальше продолжить со мной так эротично играться!

— Эй, Исэ-кун…

— Д-да!

— Я не против и третьего места.

— Третье место?..

T-Третье место? Это как-то связанно с теми двумя вышеупомянутыми? Ни черта не понимаю!

— Именно, на третьем... Мне кажется, это место мне очень подходит. От него так и веет изменой, что меня дико возбуждает. А-а-ах, Исэ-кун… Мне же можно тебя еще сильней побаловать? Например, дать полежать на своих коленках, вместо Президента.

Ни черта не понимаю, но такие слова — мёд для моих ушей!

— Э? П-правда?

Вы это серьезно! Полежать на коленках Акено-сан! ААА! Да просто представив такое, я готов отправиться прямиком на небо!

— Эм, Исэ-кун, а не мог бы ты меня назвать «Акено»?

— Э? Что вы! Я не могу называть так фамильярно старших!

Всего лишь один разочек... Пожалуйста.

Когда вы меня просите с такими томными глазами… Горько глотнув, я собрал всю смелость в кулак и сказал.

— А-Акено...

— Я счастлива… Исэ

--ЖМЯК!--

Она обняла меня еще крепче. ФАААААК! Прямо сейчас она сказала это не своим высокопарным голосом, каким она обычно говорит «О, всемогущий» и «О-хо-хо», а сладеньким голосом обычной девушки!

Её голос звучал совсем по-простому… Она превратилась из «вице-президента Химеджимы Акено» в обычную школьницу. От подобных преображений у меня просто мозг разрывает. И вообще, Акено-сан сейчас такая няяяяяяша!

Стоять! Я чувствую, как ко мне прислонились сиськи! Как и ожидалось, их мягкость просто зашкаливает! И вдобавок к этим незабываемым ощущением, на меня положили не менее великолепные бедра! FUUUUUUUUCK YEEEEEAH!!! Не думал, что подобное случится в моей жизни аж три раза! А поскольку в этот раз в роли главной героини обожаемая мною Акено-сан — наслаждение возрастает втрое!

Акено-сан ласково гладит мою голову. Совсем другое ощущение, чем когда это делает Президент!

— О-хо-хо, я украла одну из привилегий Риас. Такое чувство, что делаю что-то плохое. Исэ-кун, а тебе как?

— О-отлично! Просто супер!

Ах, какие же у нее мягкие бедра! В мире мягче подушки не найти!!!

— Интересно, как отреагирует Президент, если увидит эту сцену…

— Так что там, говоришь, Президент?.. А, Исэ?

Этот голос…

Я почувствовал, как всё мое тело застыло в одно мгновение. Затем тут же подорвался и медленно повернул голову. Передо мной стояла мой хозяин, покрытая кроваво-алой аурой и с выражением лица, готовым и Фредди Крюгера на кусочки нарубить.

М-м-м-мне крышка!

Я интуитивно понял это сразу! Ведь с какой стороны не посмотри, а она сейчас на меня обрушит всю мощь силы разрушения…

— П-п-п-п-п-президент? Э-это же!

Президент вздохнула, приложив руку ко лбу.

— И на минуту нельзя глаза отвести… Но чтобы полежать на чьих-то коленках, кроме моих!

--ТОП-ТОП--

Каждый её шаг был наполнен гневом. Она подошла ко мне и…

--ВЖЖЖ!--

АУЧ! Президент растянула мои щеки настолько, насколько это возможно! Больно-то как!

Голосом монотонного убийцы она спросила:

— Что с мечом?

— У-уже вручили!

— Что с Михаилом?

— У-уже ушел!

— Тогда тебе здесь больше делать нечего! Марш обратно в будку!

Я как верный песик потелепался за Президентом, на прощание поклонившись Акено-сан… Вы уж извините, Акено-сан… Правда...

— Как я завидую твоему положению кандидатки номер один.

Пробормотала Акено-сан нам вслед. Её обычный голос к ней уже вернулся.

Я точно не расслышал, но вот президент на мгновение замерла, а потом схватила меня за руку и потащила к выходу. Видимо, она хотела как можно скорее покинуть этот храм.

***

--ТОП-ТОП-ТОП-ТОП--

Звонко отчеканенные от асфальта, звуки шагов Президента были переполнены гневом.

Я просто молча следовал за ней, стараясь не отставать.

Президент ненавидит, когда кто-то из девушек трогает её слугу, то бишь меня. Кажется, Асии и Конеко-тян еще можно, но вот остальным… Даже Акено-сан она запрещает. Нет, в случае с Акено-сан Президент еще пуще обычного лютует. Интересно, почему? Таки для меня сердце хозяина — настоящие потемки.

Но если посмотреть со стороны Президента как хозяина, то такое поведение даже можно расценить как предательство. И что мне тогда делать?! У меня нет другого выбора, кроме как извиниться! Но как же мне попросить прощения? Никаких идей как это сделать нет! Если меня возненавидит Президент, грозит мне смерть в печали…

Такие мысли вертелись в моём крохотном мозгу. Внезапно Президент остановилась.

Не поворачиваясь ко мне, она спросила.

— Эй, Исэ…

Что же она хочет спросить? Страшно-то как! Что мне ей ответить? Не знаю, что и ответить ей!

— Д-да…

Однако такого вопроса от Президента я совсем не ожидал услышать.

— Акено для тебя… Просто Акено?.. Да? Акено — заместитель Президента. Но, тем не менее, она просто «Акено»… А я?

Чаво? Что она имеет в виду? Я согласен, Акено-сан — это Акено-сан, но какой в этом смысл?..

Вот поэтому Президент это…

— Президент… Я не прав?

Когда я ответил, Президент пожала плечами и вздохнула.

— Верно, я Президент, но, в то же время, просто «Риас».

Ч-что бы это значило? В её голосе так и слышалась подавленность. Я опять что ли накосячил? Как всегда не то ляпнул Президенту. Наверняка она хотела услышать другие слова…

— Да, Президент. Вы — демон высшего класса Риас Гремори и мой хозяин… Эм… Президент?

Она повернулась. Лицо её омрачила грусть.

— Какая еще «кандидатка номер один»… Да я, похоже, сейчас дальше всех нахожусь…

Её голос звучал необычно. Он не был элегантным и уверенным. Это был голоc обычной девчушки, которую можно встретить где угодно…

Григори 1

— Азазель, мне тоже нужно присутствовать на завтрашней встрече?

— Конечно, Вали. Ведь ты Хакирюкоу.

— Эй, Азазель… Неужели войн больше не будет?

— Тебе лишь бы сражаться. Уверен, твой характер идеально подходит дракону. Однако ты из тех ребят, которые долго не живут.

— Ну и ладно. Не особо-то мне и хочется жить долго. Я жалею только о том, что родился в этот век. Век мира без Бога… А ведь так хотелось прикончить его своими руками.

— Слова настоящего Хакирюкоу. И что собираешься делать, когда победишь всех сильных парней этого мира?

— Само собой, умру... Нет никакого желания жить в этом скучном мире.