Том 0    
Глава 2. Будущее демонов

Глава 2. Будущее демонов

С рождения Сазекса Гремори прошло примерно шестьдесят лет.

Подземный мир — мир демонов — охватывало неприятное настроение. И всё потому, что семьи Владык демонов объявили о выходе новых Четырёх великих Владык демонов.

Во время минувшей войны Трёх фракций Четыре великие Владыки демонов — Люцифер, Вельзевул, Левиафан, Асмодей — погибли. После этого Подземным миром правили семьи Владык демонов (за исключением Люцифер). Теперь нынешние главы Дома Вельзевул, Левиафан и Асмодей заявили, что займут троны Владык демонов.

Та знать, что не хотела прятаться, объединилась с Великим королём Баел и Великим герцогом Агарес.

Если текущие главы правящих семей станут новыми Владыками демонов, всех постигнет ещё больший ужас, чем прежде, и война Трёх фракций наверняка объявится снова. Они не считали истинными демонами тех, кто был вне правящих семей. Из-за новой воны демоны вымрут точно.

Подземный мир постепенно раскалывался на два лагеря: нынешнее правительство и мятежников.

─○●○─

Владения Гремори.

Внутри огромного парадного зала замка Гремори пел хор мальчиков и девочек. Песня доносилась почти до всех уголков зала.

Это была вовсе не церемония. Сазекс Гремори просто репетировал с детьми.

Пел хор изумительно. Аловолосый парень, учитель, даже гордился им.

Прошло уже шестьдесят лет, как родился Сазекс.

Обучение хора детей — его общественный долг, как принца.

Когда песня закончилась, он захлопал и улыбнулся:

— Вы отлично спели на последней репетиции. Ваш концерт в Люцифарде будет идеальным.

Мальчики и девочки ощерили зубы в ответ на похвалу учителя.

Сазекс продолжил:

— Но пока нельзя расслабляться. Я не смогу быть с вами до дня выступления, поэтому вы должны помогать друг другу, даже находясь на чужой земле, и двигаться к цели. Поняли?

— Да-с! — энергично ответили дети на ободрение Сазекса.

Всего через пару дней они выступят в Люцифарде. Это первый концерт данного хора вне территории Гремори. А так как будет оно в столице, дети загорались от этого больше, чем от репетиций.

Сазекса беспокоило одно: он не сможет быть с ними до дня выступления, так как будет всё время в общественных делах.

Сейчас две противоборствующие стороны — приверженцы правительства и их противники — стали даже заметнее и не ясно, что может спровоцировать конфликт. Правящие семьи сыты этим по горло.

Люцифард хорошо охраняется солдатами правительства, поставленных в разных районах города.

Многих простолюдин они оскорбляли и приставали к ним, что омрачало столицу.

Именно там и попросили выступить хор юнцов Гремори. Правительство хочет таким образом разрядить обстановку. Отказ наслал бы на Дом Гремори статус оппозиционера и привёл бы к изгнанию его членов. У Сазекса не было выбора.

Правительство не будет относиться к Дому Гремори так жестоко, если их хор официально выступит... Аловолосый принц должен был верить в это. Но тревога его не оставляла, и он решил как можно скорее закончить с общественными обязанностями, а затем направится в Люцифард.

— Господин Сазекс? — девочка из хора посмотрела на беспокойное лицо учителя.

— А, всё в порядке, — выдавил тот из себя улыбку.

Затем его окликнул голос:

— Хм, что за лицо показывает принц перед детьми? — Сазекс повернулся и увидел вздыхающую по его подавленному виду Серафолл Ситри.

— Это принцесса Серафолл!

— Принцесса Серафолл! — дети раззадорились от её появления.

Она бывала в Доме Гремори часто, поэтому его жители очень её любили.

Серафолл улыбчиво помахала и подошла к Сазексу, указав позади его:

— У тебя гости.

Принц оглянулся. У входа стояла сереброволосая красавица и очень похожий на неё парень.

Сазекс приободрил хор, распустив его до выступления. Он провёл Серафолл, Грейфию Люцифуг и её младшего брата, Евклида Люцифуг, в гостевую замка Гремори.

Сереброволосая девушка пригубила приготовленный для неё Сазексом чай.

— Только в Доме Гремори можно насладиться чаем самого принца-демона высокого класса, — произнесла она с лёгкой улыбкой.

— Обычно ты поручаешь это слугам, — добавила Серафолл.

— Мне просто нравиться готовить чай, — ответил Сазекс.

Сазекс и Грейфия собираются вместе, начиная с их первой встречи в семнадцать лет. Так происходит потому, что аловолосый принц проявил свою удивительную силу на «сборе молодых демонов». От страха такой мощи, правительство приставило к Сазексу Грейфию, прямого потомка семьи Люцифер, как наблюдателя. Приходила она к нему часто: как во время общественных дел, так и просто, чтобы поболтать. Они и не заметили, как стали знакомы уже сорок лет.

На первых встречах царила вежливость и деловая атмосфера, но с годами разговоры переходили в несерьёзные. Попутно Грейфия сохраняла молодой вид всё это время, так как Сазекс после нескольких лет сказал, что она поразила его при первой встрече.

Грейфия выглядела, как в семнадцать лет при знакомстве, чтобы как можно лучше понимать Сазекса.

Общение с ним неминуемо означало и встречу с его хорошей подругой Серафолл. Сначала девушка с косичками даже обычно сражалась с Грейфией, потому что была наслышана о её силе, поговаривая: «Давай-ка посмотрим, кто из нас сильнейшая демонесса».

— Грейфия, твоя стряпня, что ты прислала, была отвратительна.

— Хорошо, я так и думала. Вот поэтому я хотела испробовать на тебе.

— Ах ты!.. Снова ты на мне свой яд пробовала?!

— Твой животик силён, Серафолл. Ты идеальна для этого.

— М-м-м-м-м!

Но со временем они к друг другу привыкли. Серафолл и Грейфия владеют невероятно могущественной и примерно равной демонической силой. Как девушки с большой мощью, они разделяют общие трудности, и это хорошо помогает им во взаимопонимании.

Сазекс спросил у Грейфии:

— Какое дело для меня на этот раз?

— Аджука сейчас исследует глубины Агареса и ему нужна твоя помощь. Раз он получает приказы от правительства, должно быть, это означает приказ уже тебе.

Глотнув чай, принц произнёс:

— Агарес говоришь? Аджука просто одержим этим местом.

Агарес — парящий остров над владениями Великого герцога Агарес, бывший под контролем Владык демонов. Говорилось, что внутри него сокрыт артефакт, но знали его точное местонахождение только Четыре великие Владыки демонов. Со времени их смерти никто не узнал о нём.

Видимо, у правящих семей не было информации, что внутри Агареса, и они сочли это недостаточно ценным, доверив исследование семьям Агарес и Астарот.

Однако хороший товарищ Сазекса, Аджука Астарот, видел внутри Агареса несчётный потенциал и сильно увлёкся многочисленными кристаллами, находящимися только там.

— Он говорил, что хотел сделать из того острова огромный туристический курорт. Что Аджука хочет там построить? — озадачилась Серафолл.

Необычные желания друга часто сбивали с толку даже Сазекса. Остров Агарес, должно быть, заворожил Аджуку, учитывая его любовь к исследованию и созданию.

Грейфия выглядела малость виноватой, но Сазекс принял её поручение.

— Я знаю, что ты хотел пойти с хором в Люцифард. Мне жаль. Приказ Владык демонов... для меня абсолютен.

Будь это их первая встреча, фраза «приказ Владык демонов для меня абсолютен» от Грейфии прозвучала бы холодно. Но, зная Сазекса сорок лет, она начала показывать ему больше эмоций. Для влюбившейся в неё с первого взгляда семнадцатилетней личности аловолосого принца их проявление было весьма отрадно.

Сазекс улыбнулся и кивнул вбок.

— У меня и так есть общественные обязанности. Зная Аджуку, трудно не будет. Я закончу быстро и вернусь к хору.

Грейфия ответила ему улыбкой. Затем встала:

— Поприветствую твоих родителей. У меня есть подарочек.

Серафолл тоже поднялась:

— О, тогда я тоже поздороваюсь. Пойдём вместе?

Девушки покинули гостевую.

В ней остался только Сазекс и все ещё молчаливый и безэмоциональный Евклид. Младший брат Грейфии — старший сын семьи Люцифуг, ему пятнадцать лет. Между ним и сестрой разница в сорок лет, но для демонов, живущих долго и редко имеющих детей, это не столь значимо. Возраст братьев и сестёр мог отличаться более, чем на сто лет, но это не было удивительным. Грейфия рассказывала Сазексу о младшем брате, но встречались они только в прошлые один-два года.

Евклид получил образование, как мужчина семьи Люцифуг, и порой заходил с Грейфией на территорию Гремори, чтобы расширить свои знания. В основном он говорил с сестрой, а с Сазексом и другими общался меньше. Аловолосый принц даже улыбки его не видел. Судя по словам Грейфии, перед ней он оживает, но... Сазексу от него доставался лишь холодный взгляд. Находясь с ним в комнате вдвоём в неловком положении, Сазекс нарушил молчание:

— Что ж...

Но Евклид его прервал:

— Господин Сазекс, хочу предупредить.

— О-о чём? — тот удивился такой внезапности.

— Мы — семья Люцифуг, прямой род Люцифер. Дом Гремори и рядом не стоит с нашим статусом.

— Да, ты прав. Семья Люцифуг словно правая рука господина Люцифера.

Он прекрасно знал об этом, поэтому принял поручение Грейфии с большим уважением. Он никогда не говорил перед ней плохо о той семье Владыки демонов.

Из-за этого Грейфия постепенно раскрывалась Сазексу, однако...

Евклид холодно продолжил, перейдя на «ты»:

— Тогда ты должен знать, что для тебя говорить с моей старшей сестрой — превышение полномочий. Ты выходишь за рамки.

Казалось, Сазекс понял его. Евклид явно желал показать большое уважение к старшей сестре. Он просто напомнил ему о положении его и сестры.

Сазекс считал, что Евклиду естественно говорить такое, увидев, как они вдвоём непринуждённо разговаривали перед ним.

— Я запомню, — ответил аловолосый принц.

Но настроение Евклида даже ухудшилось.

— Господин Сазекс, твоя сила — угроза для правительства и семей Владык демонов. Именно потому моя сестра приставлена за тобой следить и в нужное время тебя подавлять. Тебе лучше не идти против правительства.

Со времён того «собрания молодых демонов» Сазекс стал целью скрупулёзного изучения для правительства Подземного мира. Оно долго мешало ему стать следующим главой Дома Гремори несмотря на то, что он был единственным преемником в семье. Для Сазекса не было невозможным стать им. Было совершенно наоборот: его характер отличный, он преуспел в литературе и военном искусстве, очень мудр и талантлив в использовании демонической силы. Сазекс — наиболее законный глава Дома Гремори.

Но вместе с тем он и владелец большой силы. Став главой Гремори, Сазекс будет иметь весомый голос и политическое влияние. Правительство видело в этом серьёзную угрозу.

С другой стороны, Дом Гремори неоднократно получал много просьб присоединиться к оппозиции, так как после «собрания молодых демонов» новости о силе Сазекса разошлись среди демонов высокого класса. Поэтому нынешнее правительство внимательно смотрело за аловолосым принцем и приставило к нему наблюдателя.

Хотя было это нелепо в том смысле, что, изучая Сазекса, оно позволило ему и Грейфии узнать друг друга.

Сам принц к оппозиции примкнуть желал неохотно. Парень знал, что методы этого правительства плохи для мира. Но он никогда не любил конфликтов и просто не мог присоединиться к движению, которое вызовет Гражданскую войну.

Несомненно, Сазекс пойдёт на передовую защищать жителей Гремори, но в случае с Гражданской войной он из-за особенностей своей семьи будет в Сопротивлении. Ведь жена текущего главы Дома Гремори — уроженка Дома Баел, поэтому в основном они были на стороне Великого короля. Тогда же Сазекс станет врагом Грейфии, ибо она на стороне правительства. Он боялся, что это произойдёт.

Внезапно дверь открылась: Грейфия и Серафолл вернулись.

Сразу почуяв неладную атмосферу в комнате, Грейфия напрягла плечи и спросила у младшего брата:

— Евклид, снова ты наболтал лишнего? Безобразие...

Хмурый взгляд парня сильно переменился:

— Что ты, сестра. Я только говорил с господином Сазексом о погоде, — он встал и продолжил. — Развеюсь на свежем воздухе, — затем покинул гостевую.

— ...Прости. Он мальчик, поэтому отец переборщил с обучением его как наследника и...

Сазекс всё понял:

— Значит, семья Люцифуг официально объявила его следующим главой Дома?

Грейфия кивнула:

— Верно. Уверена, они не ожидали, что мальчик родится всего через несколько десятилетий после меня. Я точно не стану наследницей, пока не настанет крайний случай.

Дом Люцифуг изначально хотел сделать главой Грейфию. Имея силу, превосходившую мощь семей Владык демонов, она идеально подходила на эту роль. Но, кажется, теперь выбрали Евклида, который был не так силён, как сестра, но оказался слишком талантлив для демона высокого класса.

Серафолл съёжила плечи:

— ...Раз семья Люцифуг, правая рука Люцифера, выбрала мальчика наследником, видно, принц Ризевим не хочет командовать.

Настроение Грейфии ухудшилось:

— ...Да, я тоже подозреваю это. Семья Вельзевул доверила все политические и общественные дела моему отцу. Не удивительно, когда они исчезают на несколько лет и никто не может с ними связаться.

Ризевим Ливан Люцифер — единственный сын Владыки демонов Люцифера. Самого Люцифера называли «Утренней Звездой», и он был выдающимся среди ушедших Владык демонов.

Принц Люцифера, однако, не трудился вообще. Он отказался, чтобы его знали как сына Люцифера, и оставил всю политику другим правящим семьям, дабы жить в уединении. Ризевима не интересовала судьба Подземного мира.

Поэтому семья Люцифуг, известная как правая рука Дома Люцифер, носила тяжёлую ношу и должна была при необходимости выступать от имени Люцифер.

Но большинством дел в политике занимались Вельзевул и другие семьи Владык демонов. Единственный сын Люцифера отказался править, а заместителя в семье не было. Грейфия не могла об этом говорить во всеуслышание, но хорошо всё знала. Она понимала, в каком тяжёлом положении находится:

— Когда Евклид станет главой Дома Люцифуг, наверное, мне тоже перепадёт ноша.

Сазекс рядом с ней кивнул.

— Понятно. Значит, ты не будет наследницей. Получается... Ясно.

— Выглядишь счастливым, — заметила черноволосая девушка с презрительным взором.

— Чт-что ты такое говоришь, Серафолл?

Увидев странный взгляд Сазекса, она вздохнула, а Грейфия слегка засмеялась.

— Грейфия, перед своим братом ты ведёшь себя как строгая старшая сестра, разве нет? — произнесла Серафолл.

— Ты тоже изменишься, когда у тебя появится младший брат или сестра. Вот увидишь, — ответила Грейфия.

— Неужели? Не могу представить, — безразлично сказала чёрноволосая девушка.

Братья и сестры.

Будь и у него младший брат или сестра, изменилось бы что-то?

Сазекс не мог этого понять.

— Если ты хорошая старшая сестра, то точно будешь и хорошей мамой. Я вижу это, когда ты c Евклидом.

Грейфия знала, как вести себя правильно со своей семьёй. Сазекс думал о ней именно так, видя, как она ругала своего брата, несмотря на свою любовь к нему.

Услышав Сазекса, Грейфия покраснела и взволнованно ответила:

— Чт-что ты такое говоришь? И-иногда твои замечания и впрямь странные.

Видя её такой, принц чувствовал тепло на душе.

— Ну не голубки ли? — сказала Серафолл с натянутой улыбкой.

─○●○─

Владения Великого короля Баел.

В особняке нынешнего главы Дома Баел проходила важная тайная встреча. Внутри большой комнаты с огромным круглым столом были знатные семьи-сторонники Великого короля. Зиотикс — глава Дома Гремори, Дом Ситри, Дом Астарот, Дом Гласеа-Лаболас тоже там находились.

Разговор был насчёт того, как отговорить правящие семьи от передачи тронов Владык демонов соответствующим преемникам. Сторонники Великого короля не были совсем уж против идеи создания группы новых Владык демонов. Знать всегда считала, что для баланса в силе между Тремя Фракциями место Владык демонов не должно быть всегда свободным.

Но если Владыками демонов станут именно они, то правящие семьи сразу объявят войну Трёх фракций. Семьдесят два столпа демонов высокого класса не могли позволить этому случиться. Более того, престолонаследниками были: воинственный Бидлейд Башарун Вельзевул, Цуфамэ Тэлеак Левиафан и Дамайдос Зерейкел Асмодей. Ризевим Ливан Люцифер не желал править, но вся знать понимала, что он безумен.

Иначе говоря, все кандидаты, находящиеся сейчас на пути к трону, опасны и приведут Подземный мир к разрушению. Демоны высокого класса не могли позволить им стать Владыками демонов. Члены стороны Великого короля целыми днями обсуждали, как можно помешать им унаследовать власть. Вояки хотели брать правящие семьи силой, а дипломаты верили, что смогут договориться о согласии.

Война уменьшит количество демонов ещё больше. Большинство правящих семей не считало за демонов тех, кто были вне их прямых родословных. Поэтому отговорить их сложно.

Обсуждения между сторонниками Великого короля становились более горячими. Между вояками и дипломатами создался раскол. Встреча была очень напряжённой.

Сегодня говорилось о том, как ответить на начало новой войны. Главы Домов высказывались о потенциальном уроне и масштабе своих предполагаемых военных сил.

Позже темой стал Сазекс, Аджука, Серафолл и Фалбиум — демоны, способные остановить преемников на роль Владык демонов — и их положение в этой ситуации.

Семьи Владык демонов унаследовали кровь Четырёх великих Владык демонов, поэтому обычный демон не мог им противостоять. Сопротивление нуждалось в силе, превосходящей мощь правящих семей.

Нынешний глава Дома Баел спросил у собравшихся:

— Известно, как среагирует эта четвёрка на Гражданскую войну?

Главы соответствующих четвёрке демонам Домов ответили:

— Аджуку не очень заботит политика, но он чует угрозу методов правительства. Может, он и из ответвления семьи, но невероятный ребёнок. Я думаю, он понимает, как его сила может повлиять на Подземный мир.

— Наша дочь, Серафолл, несчастлива при этой власти. Я верю, что на Гражданской войне она примет нашу сторону.

— Видимо, Фалбиуму это всё ещё не важно, но, если дойдёт до битвы, он будет действовать. Причём действительно, если мы нуждаемся в его ходе.

Глава Баел наконец дошёл до Зиотикса, главы Гремори.

— Сазекс тоже считает методы правительства опасными. Но он не любит конфликты, поэтому не станет пытаться постоять за себя. Однако Сазекс не будет в стороне, если начнётся Гражданская война, и Дом Гремори окажется в опасности.

Зиотикс точно не знал величину мощи сына. Как-никак, в серьёзном бою он его никогда не видел

Для сторонников Великого короля эта четвёрка для стратегии была важна. Ведь её сила могла одолеть Ризевима, Бидлейда, Цуфамэ и Дамайдоса — владельцев великой мощи из семей Владык демонов. В частности, Ризевима Ливана Люцифера. Ему всё безразлично, но его сила равна или даже превосходит мощь его отца, Владыки демонов Люцифера.

Ризевим никогда не проявлял всего потенциала, но сторонники Великого короля, конечно же, хотели подготовить Сазекса, Аджуку, Серафолл и Фалбиума к худшему.

Кроме того, была и сравнимая с Владыками демонов по силе Грейфия из Дома Люцифуг. В битве с текущим правительством у сторонники Великого короля никогда не хватало мощи настолько.

Куратор собрания и первый глава Дома Баел, Зекрам Баел, просто слушавший разговоры, наконец открыл рот:

— Сазекс, Аджука и остальные отлично понимают, что на стороне этого правительства нет хорошего будущего. И они прекрасно знают, что должны при возможности биться с ним. Волноваться не о чем. Но правительство может попытаться помешать им сражаться.

Затем он глянул на Зиотикса. Зекрам словно знал о чувствах Сазекса к Грейфии. Зиотикс не мог скрыть почтения к нему, добывшему такую информацию.

Беседу прервал стук в дверь. В комнату вошёл взволнованный слуга Дома Баел. Он что-то прошептал своему главе, и лицо того вдруг побледнело:

— Быть не может! Прямо сейчас?! Даже после предупреждений против конфликта в столице?!

Сидящие у стола занервничали, услышав его напряжённый голос. Зекрам Баел спросил у текущего главы:

— В чём дело? Что случилось?

Тот глубоко вдохнул:

— Между солдатами правительства и нашими была стычка в столице и... это переросло в вооружённый конфликт. Его масштабы растут без намёков на остановку.

Демоны высокого класса встревожились внезапной новостью:

— Н-не может быть!

— Официальных приказов не было!

— Как это произошло именно в столице?

Дипломаты забеспокоились и возмутились:

— Нет, это отличная возможность.

— Да, так было решено судьбой.

Вояки оставались решительными даже в потрясении.

Не сильно удивившийся Зекрам Баел объявил всем:

— Соберите информацию. И скажите всем союзникам приготовиться к худшему, — его взгляд остановился на Зиотиксе и других главах Домов, где были дети с удивительной демонической силой. — Глава Гремори, Астарот, Ситри, Гласеа-Лаболас, свяжитесь с четвёркой.

— Да-с, — ответили те.

Зиотикс очень беспокоился, ведь хор Сазекса сейчас был вызван в столицу.

─○●○─

В Люцифарде армия текущего правительства и тайные солдаты Сопротивления вели вооружённый конфликт. Только сейчас Сазекс, помогающий Аджуке, получил об этом новость. Он тут же покинул друга и направился в столицу.

Люцифард превратился в настоящее пекло Ада. Издалека было видно, что повсюду туда-сюда летали сгустки демонической ауры. Город охватила паника, и жители с криком и плачем бежали, ищя безопасное место.

Сазекс шёл против потока населения к концертному залу, где должен был находится его хор. Чем дальше он продвигался, тем больше повреждений и жертв видел. Направо и налево лежали на дороге павшие солдаты. Столица стала местом битвы. Сазекс беспокоился всё больше и больше.

Подойдя к огромному концертному залу, он потерял дар речи. Ведь был он в огне.

— Проклятье! — Сазекс побежал со всех ног.

На улицах солдаты правительства и Сопротивления обменивались атаками аур в ожесточённом сражении.

Сазекс бросился к пламенному концертному залу, уклоняясь и уничтожая любую демоническую ауру на его пути. Он открыл дверь демонической силой. Внутри пламя заполонило всё. Стены, колонны и потолок разрушились: всё строение было готово упасть. Сазекс окутал себя «Силой разрушения» и продвинулся глубже в здание. Из-за неё огонь и разрушенные части сооружения не могли ему ничего сделать.

Повсюду лежали тела умерших жителей Люцифарда, не успевших уйти. Сазекс двигался всё дальше, молясь о целости своего хора.

Грейфия Люцифуг помогала населению столицы эвакуироваться, попутно побеждая солдатов армии Сопротивления. Она начала волноваться за хор Сазекса и тоже пошла к концертному залу. Когда она зашла, будто онемела. Зал сгорел дотла. Перед ней лежали жертвы, а посреди них стоял парень — Сазекс.

Изнурённый принц смотрел на тела под собой. Несколько маленьких тел обратилось в пепел, а на других были смертельные раны. Мало тех, кто отделался лишь несколькими повреждениями. Хор девочек и мальчиков стал неказистым.

Словно почувствовав приближение Грейфии, Сазекс сказал:

— Эти дети пришли сюда спеть песню о мире. Они пришли, чтобы жители столицы насладились результатом их труда, — Сазекс взял свою целую руку. — Посмотри, Грейфия. Я... даже когда прыгнул в огонь, остался полностью целым, благодаря «Силе разрушения». Мои родители говорили мне, что у меня невероятная сила, особая, — принц ударил кулаком по земле. — Какая... какая сила? Какая ещё особая? Никого из них! Никого из этих детей я не смог спасти!

Грейфия ответила горюющему парню:

— Сазекс, даже для тебя Подземный мир... — она остановилась, увидев его лицо. Юнец, всегда нежно улыбающийся, погряз с нескончаемом гневе.

— Я допросил солдата правительства и услышал, что одна из семей Владык демонов приказала убить всех мятежников, несмотря на то, что не все жители эвакуированы!

— Кх!..

Грейфия снова онемела, ведь самой ей сказали уводить население, отпугивая повстанцев. Видимо, демонам в концертном зале не хватило времени уйти и их впутали в вооружённый конфликт.

Сазекс протянул руку вверх, будто моля о помощи, держа руку трупа:

— Эти дети пришли лишь спеть песню о мире. Ради этого они усердно трудились... Простите. Простите, что я опоздал. Пришёл бы я раньше...

Грейфия не могла найти для него нужных слов. Она была на стороне правительства и никогда не простит властей за произошедшее.

После вооружённого конфликта в столице, битва распространилась по всем остальных территориям и началась она…

Всеобщая Гражданская война.

Сазекс решил быть на стороне Сопротивления. Аловолосого принца и Грейфию ожидала жестокая судьба.

─○●○─

Подземный мир, территория падших ангелов.

В штаб-квартире Григори лидер падших, Азазель, получил новость от подчинённых, что демонов охватила Гражданская война. Он вздохнул и посмотрел из окна в небо.

— Наконец демоны сделали свой ход. Борьба между правительством и их противниками. Надеюсь, новой войны из-за этого не будет.

Азазель поставил на границе солдат. Наблюдая Гражданскую войну демонов, он укреплял связь со старыми и близкими союзниками.

─○●○─

За шесть месяцев до войны между правительством и Сопротивления. В подземных глубинах Люцифарда.

Здесь находилось древнее наследие уже умерших Владык демонов. О нём знали только главы шести Домов-слуг семьи Люцифер (Люцифуг, Небирос, Саргатанас, Агареалепт, Сатанакия и Флюрети). Даже семья Вельзевул, Левиафан и Асмодей не знали о существовании такого. Все главы шести Домов-слуг Люцифер, за исключением семьи Люцифуг, исследовали подземные руины.

Идя сквозь них, главы обменивались мыслями:

— Сейчас правительство и сторонники Великого короля, похоже, не придут к согласию. И все Высочества Владык демонов, кажется, не сдаются.

— Становится непонятнее. У Сопротивления есть демоны с силой, способной противостоять мощи умерших Владык демонов.

— Это наследники Домов Гремори, Астарот, Ситри и Гласеа-Лаболас.

— Как говорят учёные, наследники Гремори и Астарот — особенные чудовища. Против них может выстоять только Грейфия Люцифуг или господин Ризевим.

— Господин Люцифер назвал в своём дневнике Его Величество Ризевима «сверхдемоном».

— Сверхдемоном?

— Я слышал, он так назвал ещё одних демонов.

— Должно быть, это следующие главы Гремори и Астарот.

— Думаешь, Его Величество Ризевим сразится с ними?

— Сомневаюсь. Ему всё равно, кто у власти. Он нейтрален. Сопротивление не сможет осудить Его Величество Ризевима, если даже они выиграют. Ибо он нейтрален и единственный сын Люцифера.

Шесть глав тех Домов отлично знали, что Ризевим Ливан Люцифер никогда не станет командовать армией правительства даже в Гражданской войне. Имя Люцифера было абсолютным. Сопротивление не сможет игнорировать не сражающегося сына Люцифера. Кроме того, в Сопротивлении были сторонники Люцифера. Некоторые в Гражданской войне выбрали позицию Сопротивления о горе за будущее Подземного мира.

— Но ведь мы, главы шести Домов-слуг Люцифер, совсем другие, верно?

— Ага. Если даже Его Величество Ризевим не будет сражаться, мы продолжим биться от имени господина Люцифера.

Если они победят — останутся подчинёнными Владык демонов. Проиграют — Сопротивление захватит их территории и изгонит в уголки Подземного мира. К тому времени их могут и убить.

Вот такая была трудность. Они продолжали углубляться в руины и наконец дошли до самого дна.

Круглое и пустое пространство. На полу множество магических кругов с древними символами друг над другом. Вдоль стен стояли двенадцать таинственных каменных статуй. Один из глав заговорил, смотря на них:

— Здесь наше спасение? Небирос, мы будем это использовать?

Глава Дома Небирос кивнул.

— Да, но только в худшем случае.

Пространство было наполнено неизмеримым давлением и безмерно устрашающей аурой.

— Семьи Владык демонов не знают об этом?

— Конечно. Сейчас знаем только мы.

— «Когти зла» или Мальбранши. Господин Люцифер вместе с другими Владыками демонов создал эти двенадцать существ как древнее орудие.

— И эту группу нечисти они запечатали.

— «Двенадцать судей». Я только слышал о них, но никогда не думал, что они вот так запечатаны именно под Люцифардом.

Среди шести семей-слуг Люцифер существование Мальбраншей почти не обсуждалось, и никто их не видел.

Были только легенды о них, ещё остававшиеся в Подземном мире. Это потому, что Четыре великие Владыки демонов использовали их в секрете, но быстро запечатали, осознав их разрушительную силу.

— Победили бы они прошлую войну Трёх фракций, если бы использовали их?

— Владыки демонов, должно быть, были уверены, что, если и выиграют, то эти статуи потом убьют их во сне. Слышал, они невероятно безумные солдаты.

Глава Дома Небирос заговорил со старой книгой в руке:

— Судя по этому тексту, никогда не должен просыпаться только их лидер — Малакода.

Названная статуя находилась дальше всех и излучала ауру, более ужасную, чем у остальных.

Глава другого Дома сообщил главе Небирос:

— Если позовём сюда Люцифуг, в худшем случае мы впустим эти статуи в Подземный мир сами.

— Люцифуги к Люцифер ближе всего. Они должны принимать наиболее многосторонние решения. Если мы это им покажем, повысятся шансы того, что статуи раскроются семьям Владык демонов. Тогда они без лишних вопросов уничтожат это место.

— Сомнений нет. Они не могут позволит статуям убить их во сне.

— И поэтому Мальбранши должны быть лишь нашей последней надеждой. Мы не можем их использовать даже в Гражданской войне.

— Если не сейчас против Сопротивления, то когда использовать их? Во второй Великой войне Трёх фракций?

Глава Небирос подозрительно ухмыльнулся:

— ...Или, возможно, в войне уже с другой фракцией. В битве с другим мифологическим божеством.