Том 0    
Глава 3. Те, кто превосходят владык демонов

Глава 3. Те, кто превосходят владык демонов

C начала Гражданской войны между правительством Подземного мира и Сопротивлением, созданным Домами Великого короля Баел и Великого герцога Агарес, прошло примерно шесть месяцев. По началу битвы были односторонними, но всё стало изменяться с приходом одной четвёрки демонов на сторону Сопротивления.

Когда Сазекс Гремори, Аджука Астарот, Серафолл Ситри и Фалбиум Гласеа-Лаболас — четыре демона с великой силой — начали командовать солдатами, течение войны стало идти в другую сторону.

Тем временем в старых владениях вымершей семьи Гасион, в замковом городе, была битва, способная решить исход всей Гражданской войны. Давно заброшенный центральный город превратился в руины и теперь был пристанищем диких зверей.

В небесах над головой два могущественных демона сражались в ожесточённой битве. А именно, Аджука Астарот, козырь Сопротивления, и дочь Владыки демонов Левиафан, Цуфамэ Тэлеак Левиафан.

Армия Аджуки начала бой с солдатами Левиафан, создавшими построение вокруг центра владений Гасион. Когда она одолела всех их генералов, то загнала их командира, Цуфамэ, в угол.

В таком положении Цуфамэ решила уже сама пойти на поле боя и послала в солдат Аджуки разрушительные атаки. В ответ же сам Аджука — единственный, кто мог ей противостоять — вышел, чтобы сразиться с ней.

В небе Аджука и Цуфамэ посылали вперёд-назад могущественную демоническую силу.

Дочь Владыки демонов Левиафан раскрыла свои двенадцать крыльев, создав огромное количество воды из большой ауры в своей руке.

У семьи Левиафан есть способность «Финальный водяной змеиный дракон». Ею можно контролировать моря мира людей. Она достаточна для создания большого хаоса. Но из-за отсутствия морей, в Подземном мире нельзя было раскрыть весь её потенциал.

Впрочем, Цуфамэ — дочь Владыки демонов Левиафан, поэтому её сила и таланты были на высшем уровне в сравнении с другими демонами. Даже без морей в Подземном мире, она своей мощной аурой создавала воду, способную насовсем победить демонов высокого класса и даже тех, кто был выше них: демонов высшего класса. По крайней мере, так предполагалось. Воды дочери Левиафан было достаточно, чтобы затопить целый город. С помощью неё Цуфамэ вызывала невероятные явления. Она попыталась увеличить столб воды, целясь в Аджуку.

Жидкость изгибалась и вращалась, словно имея сознание, и принимала форму многочисленных копий, летящих в Аджуку с каждого направления. В это время на Аджуку нападали создания из воды: гигантская рыба, змеи и титаны. Их атаки были достаточно сильны, чтобы победить целую армию из тысячи и даже десяти тысяч солдат.

Но Аджуке все эти атаки ничего не могли сделать. Он сводил каждую атаку на нет одним маленьким анализирующим магическим кругом. Столб воды, поглотивший парня, тут же обратился в туман и испарился.

Аджука отражал многочисленные копья, летящие в него, и увиливал от них. Шедшие на него создания внезапно словно сходили с ума и тонули в воде. Водная магия, которой можно поглотить десятитысячную армию, оказалась бесполезна против одного-единственного демона.

— Кх! — Цуфамэ онемела.

Аджука был очень молод и не прожил даже сотни лет, но обращал атаки дочери Владыки демонов, нацеленной на получение власти, в ничто одним магическим кругом.

От парня исходила лишь спокойная аура. Ответ на каждый ход Цуфамэ выходил из маленького анализирующего магического круга, созданного в его руке. Аджука быстро изучал атаку врага, анализировал различные невероятные явления, штурмующие его с помощью разных формул, и боролся с ними множественными «решениями». «Решения» создавались из магического круга и аннулировали любую атаку.

Демона, способного сразу нейтрализовать ауру и демоническую силу уровня Цуфамэ, никогда ещё не было. Если Аджука хоть раз ошибётся, всё будет зря. Однако парень справлялся.

Цуфамэ получила урон. Она тяжело дышала, так как Аджука использовал в ответ её же атаки. Её демоническая сила не просто использовалась против неё, но и рассчитывалась так, что она даже не могла её уничтожить сама. Аджука отлично продумывал атаки демонической силы, поэтому их сила резко возрастала. Этот парень использовал демоническую силу Цуфамэ даже лучше её самой: для дочери Владыки демонов это было унизительно. Когда она каждый раз атаковала, то косвенно ощущала недостатки своей демонической силы и её возможные улучшения. Ещё досаждало и то, что противник был из семьи уровнем гораздо ниже её Дома.

Цуфамэ закричала, вытерев кровь изо рта:

— Ах ты жалкое отродье из семидесяти двух столпов!

Аджука пожал плечами и беспечно ответил:

— Кажется, это отродье из семидесяти двух столпов довольно сильно тебя избивает.

— Кх, тогда получи это! — на пике гнева девушка начала излучать сильное давление, покрываясь тёмно-голубой аурой. Её тело постепенно изменяло форму, становясь больше. Перед Аджукой появился гигантский летающий змеиный дракон, тощий, длинный — истинная сущность Левиафана. От драконьего тела Цуфамэ исходила неимоверная аура. Она широко открыла рот и выпустила несколько раз огромную тёмно-голубую ауру.

Получился гигантский бурный поток из мощной и смертельной ауры. Впрочем, Аджука спокойно активировал формулу в магическим круге и начал побеждать дракона по своей стратегии.

— Это сюда, а это туда, — вся аура, что шла на Аджуку, меняла своё направление на случайное. Позади парня она создавала мощный взрыв. В драконьих глазах Цуфамэ теперь виднелось раздражение.

— ...Кх!.. Н-невозможно! Так не должно быть!

Дочь Владыки демонов выкладывалась на полную. Тот взрыв мог уничтожить целую армию за раз, но против демона перед ней он оказался бесполезен.

Взглянув на свой магический круг, Аджука сказал:

— Думаю, сработало. Я никогда не сражался с кем-нибудь твоего уровня, поэтому не знал, что может случиться, но...

— Ты, ты действительно демон из Астарот? Ты ведь даже выходец семьи Владыки демонов!

— Моя сила имела бы больше смысла, будь я тайным ребёнком правящей семьи. К сожалению, я на поверку член Астарот. И при этом из ответвления семьи.

В ответ Цуфамэ произнесла гневным тоном:

— Н-немыслимо! Как подобная мощь оказалась у такой низшей родословной?!

Аджука даже не понимал своей сущности. Со времени своего рождения всё, что он делал, было поразительно и даже бьющим все рекорды. Чтобы отвести от него внимание семей Владык демонов, семья Астарот уничтожала и изменяла информацию о достоинствах Аджуки. В бою с ним мог потягаться только Сазекс, Серафолл и Фалбиум. Но Сазекс, наверное, был единственным, с кем он мог сражаться серьёзно. Аджука думал, что дочь Владыки демонов наконец станет для него помехой, как и Сазекс. Но Цуфамэ Тэлеак Левиафан его лишь разочаровала. Для него это была скука. Эти мысли он сдержать в себе. Данная битва может решить судьбу Подземного мира. Если он проявит свои мысли, то раскроет своё внутреннее ребячество. Пускай и так... но он верил, что испытает свою истинную силу и ждал той самой битвы.

Аджука глубоко вздохнул и спросил врага:

— Ваше Величество Цуфамэ, что будете делать? Мне сказано пощадить вас, если вы сдадитесь. Но если станете сопротивляться...

Дрожь от страха Цуфамэ превратился в злой ответ:

— Я, дочь Левиафана, никогда не сдамся перед таким, как ты! Мерзавец!

Статус, репутация и честь выше жизни.

Аджука думал, что для члена семьи Владыки демонов подходит именно такой ответ.

Парень поставил магической круг перед собой. Спокойным голосом он произнёс безжалостные слова:

— Ясно. Извини, но Подземный мир в тебе не нуждается.

Битва закончилась полной победой Аджуки.

─○●○─

Столица Люцифард.

До оперативного штаба замка Владык демонов дошли вести об итогах битвы Цуфамэ Тэлеак Левиафан при старых владениях Гасион.

Армия Цуфамэ Тэлеак Левиафан: истреблена.

Её Высочество Цуфамэ: убита в бою.

Дочь Владыки демонов ликвидировал всего один демон. Оперативный штаб не мог скрыть потрясения от таких немыслимых новостей, и его члены пришли к сереброволосому заместителю главнокомандующего — Ризевиму Ливану Люциферу.

Они сообщили ему взволнованно и растерянно:

— Ваше Величество Ризевим, Её Высочество Цуфамэ убита.

Тот безразлично зевнул. Почёсывая своё ухо мизинцем, он со скукой ответил:

— Мда. Эх, случается же такое.

Члены оперативного штаба недоумевали от неясных слов Ризевима. Тот посмотрел на тактическую карту под своими глазами. Для него было очевидно, что из-за смерти Цуфамэ её теперь придётся переделать.

Ризевим встал:

— Думаю, я достаточно поработал.

Затем повернулся спиной и ушёл.

— В-Ваше Величество Ризевим! Куда вы?

Тот лишь махнул, не взглянув назад:

— Остальное на вас. Я посплю дома, пока всё не закончится.

— Ч-что?..

— Как бы то ни было, уда-ачи-и-и!

Ризевима Ливана Люцифера, сына Люцифера, война совершенно не интересовала с самого начала. Люцифуги подтолкнули его просто побыть в штабе, и он обязался это сделать в жест доброй воли. Услышав новости о поражении Цуфамэ, Ризевим подумал, что его долг «просто побыть здесь» теперь исполнен, и он решил уйти от скуки домой. Таков был единственный сын Люцифера — Утренней звезды.

─○●○─

Солдаты Сопротивления, только что одолевшие Цуфамэ Тэлеак Левиафан и её армию, продолжили двигаться и направлялись в столицу — Люцифард. Однако на другой территории положение обострялось.

Во владениях ныне вымершей семьи Валефор армия Сопротивления под предводительством Серафолл Ситри практически загнала в угол сына Владыки демонов Асмодея, Дамайдоса Зерейкела Асмодея, и его армию, благодаря подавляющей силе Серафолл.

Но на помощь к Асмодеям пришёл сильный отряд одной из шести семей-слуг Люцифер с командиром в роли Грейфии Люцифуг, присоединившейся к битве. Армия правительства восстанавливала свои силы.

Грейфия Люцифуг вышла прямо на передовую, чтобы заняться Серафолл Ситри, чья одна лишь замораживающая демоническая сила подавляет армию правительства. На несколько дней две сильнейшие демонессы противоборствующих сторон сражались в ожесточённой битве демонических силы на передовой.

— Грейфия, сегодня ты замёрзнешь насмерть!

Серафолл быстро замораживала всё окружающее. Грейфия Люцифуг разрушала своей серой демонической силой её царство льда. Пускай черноволосая девушка не могла заморозить сереброволосую, но, по крайней мере, от дыхания Грейфии создавался белый пар.

— Серафолл, твоя демоническая сила — просто свирепая аура, замораживающая противников. Это скучно, — спокойно произнесла Грейфия, уничтожив посланную оппоненткой ауру.

Могущественная замораживающая демоническая сила оказалась бесполезной, отчего черноволосая девушка начала раздражаться. Серафолл и Грейфия обменивались атаками огромных аур в небе.

— Грейфия, если бы ты не была на их стороне, то заморозить Дамайдоса было бы проще простого!

— Я женщина из Люцифуг. Я не могу быть на твоей стороне!

— Я думала, мы друзья!

— Я тоже. Ничего не поделаешь.

Девушки продолжали свирепо атаковать друг друга разрушительной аурой во все стороны день за днём.

Дамайдос Зерейкел Асмодей тайно смотрел за двумя сильнейшими демонессами издалека.

— Кто эти обе? Почему такие демоны родились не в семьях Владык демонов? — тихо спрашивал он, очарованный их силой.

Битва между девушками была настолько разрушительной, что даже Дамайдос, сын Асмодея, не мог в ней участвовать.

Эта десятидневная неясная битва продолжилась ещё на день. Ни одна из сторон не могла подойти ближе из-за жестокости сражения, пока наконец между девушками не пролетела чёрная демоническая сила. Серафолл и Грейфия повернулись посмотреть, кто её послал. Это оказался аловолосый принц Сазекс Гремори.

В остановившейся битве стоял он, ранее противостоявший главному батальону Вельзевул и вызванный на помощь Серафолл. В место, где до этого был Сазекс, послали отряд Аджуки.

— Сазекс! Что ты тут делаешь? — спросила Серафолл со смесью радости, облегчения и сожаления.

— Это долгая история, — ответил тот и быстро взглянул на сереброволосую девушку. — Грейфия...

Грейфия на мгновение показала печаль на лице, но быстро сменила её на смелость и воинственность, холодно произнеся:

— Сазекс, и ты тоже здесь. Я... я с тобой тоже не буду сдерживаться.

Теперь, когда прибыла армия аловолосого принца, армия правительства и Грейфия решили временно отступить. Из-за яростного приступа двух демонесс, половина старых владений Валефор стала царством льда.

Сазекс и Серафолл беседовали в стане армии Сопротивления.

— Эй, Сазекс. Я уверена, ты слышал, но Аджука...

— Да, он победил Её Величество Цуфамэ, я прав? Не удивительно.

Серафолл не видела Сазекса с начала Гражданской войны. Он стал вести себя хладнокровно. Сердечный и нежный принц Гремори был решителен к победе с начала войны. Правительство, должно быть, сделало что-то большее, чем просто зло, чтобы Сазекс настолько изменился. В отличие от Аджуки и Серафолл, согласившихся участвовать в Гражданской войне ещё до неё, Сазекс менялся в ужасных условиях.

Впрочем, Фалбиум, думающий над засадой в штаб-квартире Сопротивления, ничуть не изменился.

Глаза Серафолл сузились:

— Ты всё ещё выражаешь почтение к правительству?

В Сопротивлении были молодые и воодушевлённые солдаты, желавшие победить правительство и провести революцию в Подземном мире. Были также и те, кто всё ещё любили и уважали семьи Владык демонов, но волновались за будущее Преисподней из-за их жестоких методов и неохотно сражались на стороне Сопротивления. К каким демонам относился Сазекс?

Аловолосый принц ответил Серафолл:

— Даже если ты в оппозиции, выражение почтения к тому, кто имеет кровь Владыки демонов, — для демона естественно. Даже к тому, кого ты вот-вот убьёшь, — его глаза были в печали.

В одном из научно-исследовательских учреждений Люцифарда, институте Небироса...

В коридоре гулял бледно выглядящий глава одного из шести Домов-слуг Люцифер — глава семьи Саргатанас. Он вошёл в самые глубины лаборатории с пропуском только для уполномоченного персонала, чтобы встретиться с главой Дома Небирос и одновременно руководителем института — Заоромой Небирос. Когда он зашёл в помещение, то почуял ужасающую ауру и давление: глава Дома Саргатанас был в холодном поту. Эту же ауру он чувствовал и ранее. Недавно, на той встрече...

Заорома Небирос повернулся, почуяв его присутствие:

— А, это ты. Сейчас я временно освобождаю одного из них.

Перед ним была одна из каменных статуй, найденная в подземных останках Люцифарда год назад.

Мальбранши или «Когти зла». Эти реликвии были запечатаны прямо под землёй столицы... Они никогда не должны пробуждаться.

Заорома Небирос поставил статую над несколькими магическими кругами против заклинаний, нарисованных на полу. Глава из Саргатанас понял, что он собирался пробудить Мальбранша.

Заорома спросил:

— Что-то случилось?

Тот ответил:

— ...Её Высочество Цуфамэ убита в бою, и всё идёт недостаточно хорошо. Некоторая армия возвращается, но я сомневаюсь, что они остановят тех демонов с невероятной силой.

Под теми демонами он имел в виду Сазекса Гремори, Аджуку Астарота, Серафолл Ситри и Фалбиума Гласеа-Лаболас.

Армия правительства назвала Сазекса Гремори и Аджуку Астарота «сверхдемонами».

Аджука победил Цуфамэ, дочь Левиафана, а Сазекс — уничтожил армию Вельзевул, считавшуюся сильнейшей среди всех армий правительства.

Чтобы победить Серафолл Ситри, к армии Дамайдоса Зерейкела Асмодея поставили Грейфию Люцифуг — владелицу огромной силы стороны правительства. Таким образом хотели изменить ход войны, но с прибытием Сазекса Гремори армия Дамайдоса не могла расслабляться.

Всё благодаря Фалбиуму Гласеа-Лаболасу из штаб-квартиры Сопротивления. Он командир, отлично и точно управляющий троицей своих друзей.

Но Заорома Небирос улыбался даже в таком положении. Состояние войны его не интересовало. С самого рождения ему было всё равно на вещи за его исследованиями. Он заговорил со статуей над магическими кругами против заклинаний:

— По-видимому, состояние этой войны не очень к нам расположено. Сделаешь ли ты что-нибудь насчёт этого, зная, что я сказал тебе ранее? Заместитель командира Мальбраншей, господин Барбарича.

Глава Дома Саргатанас недоверчиво наблюдал, как Заорома говорил с каменной статуей. Однако та в ответ произнесла:

— Я не знаю масштабов этой войны. Пока мы в таком состоянии, наши возможности ограничены.

— Кх! — глава Саргатанас не мог скрыть потрясения.

Заорома уже пробудил одного из Мальбраншей.

Каменная статуя, заместитель командира «Когтей зла», Барбарича, продолжил:

— Но я могу попробовать кое-что интересное. Можешь освободить ещё одну статую? Тогда я покажу частичку нашей силы. Есть ли кто-то, недовольный своей слабостью?

Заорома поднял уголок рта и написал имя важного человека стороны правительства на бумаге.

─○●○─

Битва между Сазексом Гремори, армией Серафолл Ситри — стороны Сопротивления — и армией Дамайдоса Зерейкела Асмодея с солдатами семьи-слуги Люцифер — стороны правительства — шла целые дни. Земля старых владений Валефор, как и природа с окружением, сильно пострадала.

На передовой сражались две стороны. Серафолл с Грейфией устроили новую разборку.

Черноволосая девушка быстро замораживала сгустки серой ауры своей противницы:

— Это самое ужасное из возможных! Драться с тобой... Кто знал, что так случится!

Серафолл не знала, послал ли сюда Сазекса Фалбиум или семья Великого короля. Для семьи Великого короля должно было быть очевидным то, что Сазекс влюблён в Грейфию, а Грейфия воспринимает его как достойного мужчину. Думали ли они, что Сазекс переубедит Грейфию или застигнет её в момент слабости? Многие вещи в этой стратегии не имели смысла. Впрочем, одно было точно: возможности Сазекса взять отсечённую голову Дамайдоса сильно возрастали, пока Серафолл занималась Грейфией. Издалека было видно, как летало много больших сгустков ауры, говорящих, что горячая битва ещё не закончилась.

«Схвати Дамайдоса сегодня, Сазекс» — думала про себя Серафолл, продолжая яростно обмениваться аурами с противницей.

Тем временем на поле боя Сазекса становилось напряжённее.

Он выпускал множество сфер из «Силы разрушения», мгновенно истребляя тысячу солдат. Будь принц серьёзен, мог бы легко победить десять тысяч солдат без особых усилий — вот насколько Сазекс превосходит пределы демонов.

Только он настиг базы Дамайдоса Зерейкела Асмодея, как кто-то преградил ему путь.

Перед Сазексом встал младший брат Грейфии, начавший испускать зловещую ауру и смотревший на него ненавистными и желающими убить глазами.

— А, это ты, Евклид. Отойди, я не хочу тебя ранить, — произнёс Сазекс.

Это было проявлением участливости аловолосого принца. Он не стал настолько хладнокровным, чтобы убивать младшего брата Грейфии без предупреждения. Однако его слова только раздражали Евклида. Над ним взяла вверх ярость, когда тот стоял перед Сазексом.

— Ты даже не воспринимаешь меня всерьёз! Подлец!

— Я не это имел в виду. Я просто избегаю сражения с тобой.

— Я понял! Ты смотришь на меня свысока! Знаешь ли, я следующий глава Дома Люцифуг, и я такой же способный, как моя сестра! — окутанный угрожающей аурой Евклид пошёл на Сазекса. Он выпустил много очередей из могущественной демонической силы. Свойства и количество идущей из руки парня ауры было таким, что ранила она даже самого владельца. Даже искусный демон не сможет уйти от неё невредимым. Такова была сила Евклида.

Но работала она только против врага не настолько тренированного, как Евклид. Сазекс легко двигал сферы из «Силы разрушения» и уничтожал каждый сгусток демонической силы Евклида. Ни одна атака младшего брата Грейфии, прозванного одарённым мальчиком, не попала.

— Кх!

Евклид изумился. Имея большой ум, он, должно быть, понял, насколько Сазекса сильнее его. Лицо сереброволосого парня показывало гнев: он был полон злости.

— Я не хочу дальше сражаться с тобой. Ты младший брат Грейфии, — произнёс Сазекс.

— Не смей говорить имя моей сестры-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы! Отморозок из Гремори-и-и-и-и-и-и-и-и! — прокричал яростно Евклид, ринувшись вперёд.

Сазекс безмолвно исчез и быстро появился за юношей. Он ударил в основание шеи ладонью, и тот потерял сознание.

Смотря за падающим на землю Евклидом, Сазекс вздохнул от наивности младшего брата Грейфии. В сереброволосом парне была опасная аура. Если Сазекс не будет ему противиться, в ближайшем будущем он может направить свою ненависть на него и его семью. Но даже так аловолосый принц не мог заставить себя убить Евклида. Для Грейфии он был ненаглядным младшим братом, но Сазекс начал воспринимать его своевольным.

Аловолосый принц пытался отнести Евклида в безопасное место, однако почуял устрашающую ауру и ужасное давление, направленные в его сторону. Он повернулся увидеть знакомого юношу: им оказался парень из семьи Вельзевул. Впервые Сазекс встретил его в семнадцать лет, когда пришёл на «собрание молодых демонов».

Тогда потомок Вельзевула пытал наследника семьи Ориакс, и против члена правящей семьи вышел Сазекс. Впрочем, связывало их не только это.

Бледный юнец из Вельзевул слегка ухмыльнулся:

— ...Мы не виделись всего несколько дней.

Он и Сазекс недавно наткнулись друг на друга на поле боя. Юнец из правящей семьи командовал частью главного батальона армии Вельзевул и на днях воевал с Сазексом. По итогу армия аловолосого принца победила. Сазекс в одиночку уничтожил главный батальон Вельзевул.

Тогда юнец из Вельзевул отступил, чтобы выжить, но сейчас встречал Сазекса зловещей улыбкой. Сазекс не мог распознать невероятно устрашающую ауру и давление от паренька.

— Хе-хе-хе... — тот жутко засмеялся и заговорил. — Ты надо мной издевался. Ты унизил меня несколько десятилетий назад. Ты подонок из Гремори. Ты помеха и враг Вельзевул.

Его аура увеличилась в размерах, а тело начало меняться, издавая громкие звуки, пока оно расширялось, искажалось и расщеплялось. Вскоре парень стал невероятно громадным и потерял свою человеческую форму. Перед Сазексом стоял мухообразный монстр, пятьдесят метров в высоту. У него было больше десяти ног. Были они от насекомого, когтистого зверя, копытного животного. Остальные ноги были неоднородными. На спине находились крылья насекомых, птиц и драконов.

Если кратко, этого зверя можно назвать мухообразной химерой.

— Гиша-а-а-а-а-а-а-а-а-а! — голос зверя был странным. И не подумаешь, что у создания есть сознание или интеллект. Юнец из Вельзевул, ставший химерой, начал создавать телом чёрный туман. Когда он дошёл до растительности на земле, она тут же разложилась и даже разъела почву рядом.

«Яд... причём смертельный!» — подумал про себя Сазекс. Он хотел атаковать, но понял, что яд настигнет Евклида, ещё находящего в обмороке, и его солдат. Он взял сереброволосого парня и ушёл сообщить всё остальным. Смертельный ядовитый туман химеры сильно изменит ход войны.

Заорома Небирос смотрел за происходящим с обрыва высокой горы. Увидев гигантскую химеру, выпустившую чёрный ядовитый туман на большую территорию, он взволнованно произнёс:

— Вот какова сила Мальбраншей.

Его голос раздался через магический круг в руке. Ему ответила каменная статуя, заместитель командира «Когтей зла», Барбарича:

— Верно. Это сила одного из Мальбраншей — Скармильона.

Заорома Небирос наблюдал за одним юношей из семьи Вельзевул, которого записал на бумаге. Тот жаждал мощи с тех пор, как был сильно унижен, проиграв дважды знатному принцу, на которого смотрел свысока. Заорома знал, что этот парень согласится на эксперимент без колебаний.

Заорома подготовил ещё одну статую, взяв долю её силы и выдав юнцу. В итоге тот превратился в чудовище, приняв лишь малую часть мощи Мальбраншей.

«Когти зла» или Мальбранши — живые оружия Четырёх великих Владык демонов. Они сделаны из кристаллов с парящего острова Агарес и похожи на «Сакред Гиары»[✱]От англ. Sacred Gear («Священный механизм»). библейского Бога. Это «Сакред Гиары» в вариации демонов с телом и сознанием. Их страшились.

Эти статуи можно использовать по-другому. Они могут стать боевым снаряжением и кем-нибудь использоваться, словно это «Сакред Гиары». Поэтому Четыре великие Владыки демонов называли Мальбраншей «оружием Владык демонов».

Сейчас они могут одолжить только малую часть своей силы.

Заорома сказал через магический круг Барбариче:

— Думаю, я понял, как Владыки демонов умерли. Эта сила опасна... и сладка.

Он не мог не улыбаться, радуясь, как исследователь.

Статуя ответила:

— Среда этой эры не позволит нам вволю сражаться. Мы хотим биться с «Лонгинами» и их владельцами.

─○●○─

Столица Люцифард. Обширный жилой район, где проживает семья Владыки демонов. Доступ туда есть только у членов семьи или их компаньонов. Здесь, в огромном поместье, находился гигантский замок Люцифер. Из замка готовился выйти сын Люцифера, Ризевим Ливан Люцифер. Он помогал своему сыну, Разевану Люциферу, упаковать его вещи. В это время зашёл гость. В большом зале на первом этаже Бидлейд Башарун Вельзевул в чёрной броне Вельзевул пришёл повстречать Ризевима.

Эти двое знали друг друга с детства. Но друзьям они не были. Как сыновья Люцифера и Вельзевула они были связаны между собой невольно.

Ризевим улыбнулся и помахал Бидлейду, текущему правителю Подземного мира.

— Привет, Бидлейд.

— Ризевим, я слышал, ты покидаешь Люцифард, — сказал без эмоций гость.

Сын Люцифера горько усмехнулся.

— Ты проделал путь сюда, чтобы увидеть меня? Меня просто не интересует Гражданская война. Но, кажется, ты сюда не порицать меня пришёл, — Ризевим продолжил. — Вы потеряете всё. Статус, силу, землю — всё отберут. А гордость просто в блендер засунут, и вы будешь по ней горевать. Слышишь меня? — на лице сына Люцифера была злобная улыбка.

Бидлейд иронично улыбнулся и кивнул:

— Да, видимо, мы всё потеряем.

Ризевим засомневался в позиции Бидлейда:

— И ты всё ещё хочешь делать это. Неужели ты взял эту поганую гордость у своего отца?

Не отрицая и не подтверждая этого, гость ответил:

— ...Ризевим. Если бы ты хотел, мог быть превзойти Сопротивление, ангелов, падших и даже других мифологических божеств. Я знаю, что твоё зло — настоящая угроза.

— Ой, не надо тут. Не похоже, что ты пытаешься отговорить меня двусмысленными комплиментами. Чего ты хочешь?

— Помимо тебя, есть ещё одни демоны, превзошедшие Владык демонов. Система «Сакред Гиаров» продолжила работать в мире людей даже после смерти библейского Бога. И, кажется, «Лонгинов» становится больше. Всё это происходит, даже когда могущественное создание из Библии убито. Сейчас никто не может остановить поток этих событий, — тон Бидлейда внезапно стал строгим. — В далёком будущем, если даже ты проявишь всю свою силу, этот поток тебя одолеет.

— Ха-ха-ха, о чём ты? Я не понимаю, когда ты предупреждаешь или угрожаешь мне. Ведь у меня есть единственный и неповторимый «Подавитель Сакред Гиаров».

На этом их разговор закончился. Бидлейд повернулся и покинул замок.

Ризевим напоследок крикнул гостю в спину:

— Что ж, надеюсь, ты насладишься бессмысленной смертью!

Это была простая и короткая беседа в столице Люцифард.

Тем временем Гражданская война между Сопротивлением и правительством приближалась к последнему этапу.