Том 1    
Глава 3: Немного пугающая старшеклассница


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Bad_Mause
3 г.
Хотелось бы поработать редактором этого тома, так как в тексте присутствует много ошибок...
NeXtasY
3 г.
стоит ли вообще читать, а то аниме х3 показалось с огромными дырами
ПоследнийСерафим
4 г.
Эх печалька... ток первый том(9 Ну да ладно, буду ждать=)
Tar di S
4 г.
Эх...редактор бы не помешал тексту. Просто открыл рандомную страницу и...ну, по крайней мере читабельно, но адаптация на русский слабая, да и ошибки в достатке.
Кстати, вы, наверно, с помощью автозамены в текстовом редакторе заменили дефисы на тире. Так вот, теперь перед гонорификами в тексте тире( ну, во второй главе, которую мне повезло открыть, многочисленные "Мицуко – сенсей" )
OKOS
4 г.
Спасибо за перевод. Жду продолжения
redheadbrains
4 г.
А аниме сколько томов затронуло?
Baguk
4 г.
>>18240
А аниме сколько томов затронуло?

5 томов
grayson
4 г.
Большая просьба, хотя бы поставь тире за место дефисов там где это нужно.
Baguk
4 г.
>>18238
Большая просьба, хотя бы поставь тире за место дефисов там где это нужно.


Исправил, спасибо за подсказку.
sentence
4 г.
Спасибо за перевод.
samogot
4 г.
комменты пашут)

Глава 3: Немного пугающая старшеклассница

Часть 1

Проснувшись от кошмара, Акуто уставился в потолок, не в силах успокоиться.

Ему приснилось детство. Ностальгические и горькие образы заполнили голову. Он вспомнил о какой-то драгоценный камень, сверкающий на солнце. Но о чем конкретно был сон, вспомнить так и не смог.

– Что это было…? – пробормотал Акуто.

Он всегда был жаворонком. Посмотрев на часы на столе, парень обнаружил, что сейчас всего 5:30.

Нет смысла ложиться обратно спать, поэтому он встал и начал потягиваться. Вдруг он застыл на месте.

– Доброе утро.

– …Доброе утро.

Зеленые глаза Короне смотрели на него в точно таком же положении, как и вчера вечером.

– Ты делала это всю ночь?

– Да.

– Ты не устала?

– Конечно, нет.

– Но…а, не бери в голову.

Акуто решил не задавать вопросов.

Короне спрыгнула с полки, используемой в качестве кровати. Ее движения были более грациозными, чем у обычной девушки. Она с легкостью приземлилась на пол.

– Кстати, – неожиданно заговорила Короне, – Что ты имел в виду под “Что это было…?”

– Мне приснился сон. Я пытался вспомнить что-то из давнего прошлого, но ничего не вышло.

– Если хочешь покопаться в своих воспоминаниях, я могу с этим помочь. Я могу найти что угодно у тебя в мозгу.

– Нет, спасибо. Ладно, я в ванную.

– Я с тобой.

– …Э.

– Шутка. Буду ждать снаружи, – невыразительно сказала Короне.

С облегчением Акуто вошел в раздевалку.

В корзинах он увидел несколько комплектов одежды, следовательно, кто-то еще принимает ванну. Он снял одежду и вошел. Два парня выглядели недовольными, когда его увидели. Это были те двое, пытавшиеся развязать драку накануне, когда Хироши восхвалял Акуто.

Акуто чувствовал, что это может стать хлопотным. Единственный вариант, решить все здесь.

– Доброе утро.

Поприветствовав, он начал мыться. Двое начали говорить тоном, который явно нельзя назвать дружелюбным.

– Эй, мы слышали, ты победил старосту класса А.

Акуто не знал, как реагировать. Он просто пожал плечами и расплывчато ответил.

– Это был несчастный случай.

– Не будь таким. Мы пытаемся вести себя любезно.

– У вас странные методы показывать это.

Акуто вел себя немного воинственно. Но почти сказу заметил, парни ведут себя немного иначе, чем накануне.

– Просто мы не знали об этом вчера. Если ты действительно победил старосту… нет, просто слухов достаточно. Как бы то ни было, будь осторожен.

Они все еще угрожали, но казалось, в основе лежал страх кого-то, или чего-то. В некотором смысле, они искренне предупреждали его.

– Хотите сказать, кто-то будет пытаться ввязать меня в разборки?

– Нет, – парни отрицательно покачали головой, – Староста класса А очень сильная. Она была на вершине рейтинга в средней школе в прошлом году.

– На вершине рейтинга? Разве мы не говорим о ввязывании в разборки? – в замешательстве спросил Акуто.

Парни по очереди начали объяснять неожиданную ситуацию в академии.

– Мы не должны говорить, но в школе учиться множество жестоких людей.

– Вот почему существует официальная и неофициальная система обеспечения порядка.

– Официальная система – стандартные школьные правила, неофициальная – рейтинг магической силы, используемой в поединках. Она не официальная, поэтому не имеет четких правил, но из–за идиотов и никчемных студентов это придается огласке.

“Похоже на хулиганов в обычной школе… С магией в качестве опции, даже девушки могут быть частью этого…”

С такой мыслью Акуто, наконец, заговорил.

– Так что о нашей старосте? Как насчет Хаттори – сан?

– Она заняла второе место. Ученики с противоположного конца списка – приверженцы черной магии, или использующие магию, совершая плохие поступки, ненавидят Хаттори Дзюнко. Она достигла подобного, лишь благодаря своей силе.

Звучало нелепо, но Акуто понял, о чем они пытались сказать.

– Правда это или нет, из-за слухов люди будут думать, что я рангом выше, чем староста?

Парни кивнули, как бы говоря: “наконец-то он понял”.

– Да. Именно так все и подумают. Мы не из тех, кто будет пытать удачу против кого-то вроде тебя, но будь осторожен. Некоторые стремятся стать №1.

– Не смешите меня. Не хочу иметь с этим ничего общего. Плюс не забывайте, за мной таскается Л'Иль-Адам, через которую за мной наблюдает имперское правительство.

– Есть много способов это обойти. В любом случае, будь осторожен. Как ты и сказал при нашей прошлой встрече, рассматривай нас как поклонников. Если ты победишь достаточное количество людей, чтобы стать весомой личностью в академии, мы примкнем на твою сторону.

Они похлопали парня по голой спине.

– Вы просто пойдете за победителем?

– Да. А разве это неправильно?

Парни помылись и пошли к выходу.

– Ой, подождите, – позвал Акуто.

– Что?

– Кто №1? Вы сказали Хаттори – сан была №2.

– Ну… никто не знает.

– Никто не знает?

– Верно. В ранг попадают только ученики первого и второго годов. Третий год частенько покидает академию в поисках работы. Так что кто сегодня №1 никто не знает. Такого раньше не случалось.

– №3 сильно избили, следовательно, он должен знать. Ему становится действительно страшно, когда поднимается эта тема, поэтому он отказывается говорить.

– Просто безумие, – простонал Акуто.

– Но это правда.

– На твоем месте я бы не смотрел на него, – следом второй добавил, – Кто бы это ни был, он может прийти за тобой.

С улыбками на лицах, парни покинули ванну.

Акуто тут же услышал низки мужской голос, кричавший: “Эй, не смотри!”, но проигнорировал его. Похоже, Короне дебоширила в предбаннике. В качестве дополнительного доказательства, другой голос крикнул: “Не смейся так безэмоционально! Выглядит, как будто ты хочешь сказать, что у меня маленький!”

“Сумасшедшая школа… Как мне гарантировать мирную жизнь здесь? Надеюсь на небольшую поддержку Хаттори – сан, но после вчерашнего…Даже если я попрошу прощения, Короне, скорее всего, запретит мне видеться с ней. Да, проблема. Но ситуация будет только ухудшаться, если я не объединюсь с Хаттори – сан.”

Нежась в ванной, Акуто испустил глубокий вздох.

Пролежав в ванной десять минут, он тщательно ополоснулся, вылез, обернул полотенце вокруг нижней части тела, а затем вышел в раздевалку. Короне открыла дверь в коридор, и долго вглядывалась через щель.

– Почему люди так беспокоятся о размерах пениса? – спросила она.

Обычного парня подобный вопрос ввел бы в оцепенение, но Акуто любил давать разъяснения.

– Думаю, по причине того, что создает больше возможностей для размножения, и, следовательно, больше потомков. Ты присматриваешь кого-то с большим пенисом, чем у тебя, и рассматриваешь как угрозу, что его потомки будут уничтожать твоих. Так я слышал, – с серьезным выражением лица пояснил Акуто.

– Ясно. Тогда, пожалуйста, покажи мне свой. Я буду сравнивать его размер с другими, которые увижу.

– …Этого не будет. Подожди, ты меня дразнишь?

– Немного, – без выражения на лице ответила Короне, перед тем, как Акуто выставил ее из раздевалки.

Часть 2

– Патрон! Пошли в школу вместе!

Подбежал Хироши, когда Акуто вышел из общежития.

– Идти в школу вместе? Вот же она.

– Не говори так. Я уже решил, что буду сопровождать тебя даже на такое короткое расстояние, – легкомысленно ответил Хироши.

Должно быть, он уже привык к Короне, так как спокойно поздоровался с ней.

– Кстати, ты довольно хорошо осведомлен о происходящем в академии? – спросил Акуто.

Хироши пытался перебороть волнение, ведь Акуто полагается на него. Он схватил Акуто за руку со слезами на глазах.

– Спроси меня что-нибудь!

– Эм…Ничего важного. Просто я слышал, в академии есть неофициальная система рангов.

Хироши немедленно ответил: – Да! Ты №2, Патрон! Удивительно! Я понятия не имел, что ты вчера бросишь вызов Хаттори – сан! Я был уверен, что ты влюблен в нее! Ты обманом притупил ее бдительность, чтобы победить!

“Он, вероятно, и распустил слухи. Думаю, мне не нужно удивляться”.

– Это не так. Забудь обо всем. Как бы то ни было, правда, что никто не знает №1?

– Да! О, я понял, Патрон! Ты стремишься к вершине, так что можешь завоевать всю школу! Можешь отрицать, но ты действительно в этом мотивированный! Ты приказываешь мне узнать, кто это? Я узнаю! Я узнаю!

– Н-нет. Слышал, это опасно, так что не надо. Просто подумал, ты можешь знать.

– П-правда? Можешь спрашивать что угодно!

Хироши, казалось, снова боролся с волнением, глядя вверх в небо.

– У тебя, кажется, есть много вопросов. Я не буду вмешиваться. Но мне придется наказать тебя, если будешь совершать насильственные действия, – предупредила Короне.

– Если на меня нападут, я должен просто принять это как должное?

– Нет. Если нападут первыми, тебя не накажут.

– Вот как это работает, – с горькой улыбкой сказал Акуто.

Вдруг, он услышал вокруг бормотание толпы. Все ученики ходили этой дорогой в школу, так что вполне естественно для него собирать внимание. Но, кажется, это другое. Он обернулся, чтобы понять, что происходит, и увидел поразительно красивую девушку, стоящую рядом.

Ее волосы, достигающие талии, были очень ухоженные, и казалось, должна начать играть музыка, когда ветер обдувал их. Ее глаза смотрели, будто видели сон, а не реальность, а на губах была добрая улыбка. Перед ним стоял прекрасный пример девушки высшего сословия.

– Она – первая красавица академии, Этой Фудзико – сама!

Хироши выдал пояснительный комментарий для Акуто. Почему девушка стояла позади Акуто, парень не знал.

– Добрый день, – поприветствовала девушка.

Фудзико не поклонилась Акуто. Нагрудный знак указывал, что она старшеклассница.

– Доброе утро, – поклонившись, ответил Акуто.

– Что тебе нужно от Патрона? – спросил Хироши.

Фудзико поднесла руку ко рту и рассмеялась.

– Простите, что обратилась так внезапно. Я староста общежития для девушек.

– Староста общежития?

Акуто был шокирован. Он подумал, скорее всего, она здесь, чтобы ругать его из-за вчерашнего инцидента.

– Да. Кажется, вы вчера принесли одежду Сога – сан, – нежным голосом сказала Фудзико.

– О, на самом деле это была Короне…

Акуто удивился, что предположение о ее целях оказались ошибочны. Он указал на Короне, и она кивнула, прежде чем шепотом дать объяснения.

– Вчера я встретилась со старостой общежития для девочек, и объяснила ей ситуацию с одеждой Сога Киина и травмами Хаттори Дзюнко. Она староста общежития, поэтому мне пришлось дать ей полный доклад о происшествии.

“Получается, Этои – семпай заговорила со мной, даже зная обо всем произошедшем. Она должна быть хорошим человеком…и она, конечно, безумно красивая девушка. Если подумать, она сможет помочь мне с Хаттори – сан”.

Акуто поклонился еще раз и тихо сказал Фудзико.

– Хм, можем мы поговорить о Хаттори – сан, когда тебе будет удобно?

Фудзико поднесла руку к щеке, что явно показывало ее замешательство, но она тоже ответила шепотом.

– О Хаттори – сан? Что ты имеешь в виду?

Только Короне и Хироши могли слышать их разговор.

– Дело в том…Я хочу помириться с ней, но встреча с ней напрямую, вызовет лишь еще больше неприятностей.

Акуто взглянул на Короне, и она сказала, – Я не рекомендую напрямую встречаться с Хаттори Дзюнко.

– В таком случае, предоставь это мне. Я смогу передать сообщение. Увидев действия, которые ты предпринял, сомневаюсь, что ты станешь Князем тьмы.

– Огромное спасибо! – воскликнул Акуто, еще раз поклонившись.

– Не стоит благодарностей. Ладно, хорошего дня.

Она прошла мимо Акуто. Он, Короне, и Хироши остались беззвучно наблюдать, как Фудзико удаляется прочь.

– Ух ты! Фудзико – сама так грациозна! – крикнул Хироши, подавляя волнение.

– Это точно, – согласился Акуто, наблюдая за Хироши.

Как только он начал идти, почувствовал что-то в кармане формы.

– ?

Там лежал клочок бумаги.

“Только Этои – семпай могла положить его”.

– Ты действительно невероятен, Патрон! Даже Фудзико – сама заговорила с тобой!

– Хватит уже…

Он оторвался подальше от Хироши и зашел в школу. Неудивительно, что он был в центре внимания, когда вошел в класс. Не только из-за уничтожения класса. Рабочие ремонтировали стены. Казалось, уже разлетелся слух, что он победил Хаттори – сан, используя похабные методы, так что девушки смотрели на него с презрением.

“Такая жизнь угнетает”.

Дзюнко и Киина отсутствовали. Их парты были пустыми, хотя сегодня всего лишь первый день учебы после церемонии открытия.

– Всем доброе утро, – сказала Мицуко – сенсей зайдя в класс. – Похоже, отсутствуют Хаттори – сан и Сога – сан. А теперь, давайте начнем.

Мицуко – сенсей, начала вести урок, посвященный основам магии. Акуто слышал многое из этого, так как был очень любознательным.

– Вполне возможно вызвать эффект магии, манипулируя своим ментальным состоянием. Мана в теле человека и мана в воздухе абсолютно одинаковые, но рассматриваются как отдельные подразделы. По этой причине, люди делятся на специализирующихся в управлении внутренней маной и в управлении внешней. Именно поэтому, на первый взгляд, кажется, что существует две различных категории магии. Специализацию пользователя заклинания можно определить по способу движения маны. Существует четыре категории: энергетические волны, исцеление, некромантия и иллюзия. Учитывая разделение на внутреннюю и внешнюю, в общей сложности получается восемь категорий магии. Если составить матрицу, можно увидеть, в каких типах заклинания вы будете преуспевать, а с какими будете иметь проблемы.

Акуто было любопытно содержание записки. Он сделал так, чтобы записать все сказанное учителем, не думая о том, что значили эти слова. Его рука продолжала записывать конспект, когда он обернулся на Короне. Она сидела на стуле прямо позади него, не показывая никаких признаков движения.

Акуто тихонько вытащил записку, которую Фудзико дала ему. Магические слова были высечены в памяти бумаги. Казалось, Фудзико написала ее во время разговора.

<Сегодня вечером приходи один в старый кабинет планирования в подвале нового здания академии. Есть легкий способ скинуть лишний балласт. Л'иль-Адам можно выключить. Нужно просто дернуть ее за хвост. >

“О!? Я этого не знал”.

Акуто удился. И когда он встревожился, Короне сразу же обратила на него внимание, поэтому он быстро спрятал записку.

“В любом случае, сейчас я могу положиться только на Этои – семпай. Мне нужно оторваться от Короне и попасть в подвал”.

Всё обдумав, он сосредоточился на уроке. Он дважды проверил свой конспект в перерыве между занятиями и провел время до обеденного перерыва ни с кем не разговаривая.

Во время обеденного перерыва подбежал Хироши и потащил его в столовую. Акуто был вынужден проследовать за парнем. Он никак не мог подавить тревогу, растущую в его сердце.

“Неужели она действительно выключится, если дернуть за хвост”.

Его взгляд, естественно, устремился на попку Короне.

Короне не человек, поэтому форма ее тела создавалась по прихоти конструктора. Похоже, конструктор предпочитает маленькие, стройные попки. Под юбкой виднелась округлая выпуклость, достаточно красивая, чтобы очаровать любого.

“Нужно остаться с ней наедине. Естественно, сегодня это произойдет, но что, если хвост – просто шутка Этои – семпай? Нет, даже если она говорит правду, Короне - Л'иль-Адам, направленная правительством. Она может быть специализированной моделью. Мне нужно убедиться до вечера. Нужно попробовать выключить ее. Я не могу просто сказать Этои – семпай, что я был не в состоянии сделать это…”

– Патрон? В чем дело?

Слова Хироши заставили Акуто вернуться в реальность от своих мыслей.

– Ничего…просто задумался.

– О чем? Ты можешь обсуждать со мной все, что угодно.

– Ничего важного.

Вряд ли можно рассказать, что он обдумывал, как выключить Короне.

Однако отказ показался Хироши подозрительным.

– Нет, я уверен, тебя что-то беспокоит. Я уже достаточно долго знаю тебя, чтобы сказать это!

– Ты знаешь меня меньше двух дней…О, есть одна вещь, которую я хочу знать.

– Говори?!

Акуто решил задать обычный вопрос, чтобы сменить тему, но Хироши начал реагировать слишком рьяно. Поэтому он спросил, что его действительно интересовало.

– Что за человек Сога – сан?

– Ты действительно хочешь знать? – удивленно спросил Хироши.

– Мне просто любопытно, потому что она отсутствует.

– Ты действительно невероятный, Патрон! Ты хочешь сделать всех до единой девушки своими, не так ли?!

– Пожалуйста, хватит…так что она за человек?

Акуто чувствовал себя неловко, переспрашивая еще раз. Это обусловлено простым фактом, он проявляет интерес к девушке, а потому испытывал странную смесь раздражения и ностальгии, когда думает о Киине.

– Ну, она странная. Не стоит твоего внимания, Патрон. Она неплохая девушка, но не может делать ничего с помощью магии, кроме полета. У нее нет магических талантов. Вот почему у нее нет друзей, и она не делает ничего, только читает книги и блуждает в странных фантазиях.

– Как она тогда поступила в академию?

– Она очень хороша в обычных предметах. Но поскольку не может использовать магию, здесь она относится к отстающим ученикам.

– Ясно.

Акуто чувствовал близость с Кииной. Их ситуации различаются, но чем-то похожи.

Хироши продолжил говорить.

– Кстати, Патрон.

– А?

– Если ты думал об этом, тогда почему так смотришь на Короне – чан? Ты разрабатываешь способ заполучить всех девушек? Твой план включает также наблюдателя Л'Иль-Адам!

Взволнованный голос Хироши раздался через весь обеденный зал.

Естественно, все ученики направили взор в сторону Акуто, с выражением, говорившим “Ох…” или “Что еще ждать от такого бабника?”

“Отрицать будет бесполезно…”

Акуто закусил губу, внезапно, заговорила Короне.

– Как наблюдатель, я запрограммирована не испытывать никаких эмоций, даже если цель моего наблюдения участвует в половом акте со мной. Это проблема?

Откровенный комментарий вызвал бурю бормотания среди учеников в столовой.

– Нет! Нет! Прекрати так шутить! – кричал Акуто.

– Не могу. Вероятно, такое будет случаться и в будущем. Пожалуйста, улыбайся, и прости меня, – спокойно ответила Короне.

– Вау! Я не совсем понимаю, но ты удивительный, Патрон! – взволновано крикнул Хироши.

Акуто уже и так со многим смирился, но теперь разочарование выросло еще больше.

Акуто выбрал карри и начал есть. Затем заговорил.

– Кстати.

– Да? – ответил Хироши.

– Ты знаешь, куда можно пойти, чтобы побыть в одиночестве? Не могу просто смотреть, как все вокруг шумят.

– Хорошо… – Хироши задумался, поднеся палочки ко рту, – Вряд ли кто-то ходит на гору за школой. Немного опасно, но все должно быть в порядке.

– Опасно?

– Никто туда не ходит, так как в округе обитают монстры. Они редко появляются, так что действуй на свой страх и риск.

– Ясно…

Акуто проверил время. Оставалась половина обеденного перерыва. Он быстро доел карри и встал.

– Ладно, я пойду.

– Я буду тебя сопровождать, Патрон!

– Нет, не надо. Это опасно, помнишь?

– Но я хочу пойти с тобой.

– Я хочу побыть в одиночестве, чтобы расслабиться.

– Не получиться, я пойду с тобой, – отметила Короне.

– Ах! – хлопнув в ладоши, воскликнул Хироши, – Почему я сразу не догадался, что ты имеешь в виду?

Хироши поклонился с непристойной улыбкой на лице.

Акуто сразу понял, к чему тот клонит.

– Все не так!

– Идите, идите, идите.

Хироши начал выталкивать Акуто и Короне из столовой.

– Подожди секунду…

– Идите, идите, идите.

Вытолкнув их из столовой, Хироши достал платок и проводил их с комментарием: “Удачи!”

– Ты правда не правильно понял!

Акуто пытался и дальше сопротивляться, но Короне вцепилась в его рукав. Она целенаправленно нанесла румянец на лицо.

– Это мой первый раз, будь ласковым!

– Я говорил тебе прекратить так шутить! – Крикнул Акуто, но потом, услышал комментарии других учеников.

– Предполагаю, это имеет смысл. Князь тьмы – ужасный человек, который не может контролировать свое либидо.

– Таким образом, наблюдатель Л'Иль-Адам, также должна удовлетворять вышедшее из под контроля либидо Князя тьмы? Мне ее жалко, хоть она и андроид.

– Черт бы побрал этого Князя тьмы. Я так завид…то есть ненавижу.

Акуто понял, что уже слишком поздно пытаться изменить мнение других о нем.

– Ох, ладно…

Акуто начал уходить.

Часть 3

– Не знаю, каковы твои намеренья, но твои действия оказывают совершенно противоположный эффект, – спокойно сказала Короне.

– Знаешь…Не слишком ли сильно ты влияешь на мою жизнь для простого наблюдателя?

– Я?

– Да…

Как только они вышли с заднего входа школы, количество проходящих мимо учеников значительно снизилось. Похоже, Хироши был прав. Они шли по тропинке между деревьями, и вскоре, перестали слышать голоса учеников. Может появиться монстр, но обстановка больше походила на пешеходную дорожку в тихом парке.

– Рад, что здесь так спокойно.

Акуто сел и прислонился к дереву на обочине.

– Я рада, что ты рад, – сказала Короне, стоящая рядом с ним.

– Моя жизнь стала очень шумной с твоим появлением, – сказал Акуто, смотря на нее снизу вверх.

Короне смотрела вдаль и не обращала на парня никакого внимания. Он смотрел снизу, поэтому мог заглянуть под ее коротенькую юбку.

“Хороший шанс убедиться, есть ли у нее на самом деле хвост”

Акуто медленно сполз спиной вниз по дереву. Угол обзора постепенно менялся, и он начал улавливать проблески белых трусиков на попке Короне. Тем не менее, ему нужно опуститься еще ниже, чтобы видеть на несколько сантиметров выше попки, где должен располагаться хвост.

“Еще немного…”

Акуто сползал вниз, пока практически не распластался на земле. Он не догадывался, но со стороны выглядело, что он полный извращенец.

“Еще немного…”

И тут…

– Ой!

Кто-то ударил Акуто по макушке. От этого он полностью распластался на земле, и его голова оказалась прямо под юбкой Короне.

“Что?”

Акуто опешил, но оглядевшись, никого не увидел.

– Что-то случилось? – спросила Короне.

– Кто-то ударил меня…

Акуто моргал, пытаясь очистить голову.

– Здесь никого нет.

– Странно.

– Какая-то странная у тебя поза, – в замешательстве сказала Короне.

Акуто пытался смотреть вверх на лицо Короне, но ее красивые стройные ноги и упругая попка закрывали обзор. Его голова лежала прямо между ее ног.

– Ах…

– Ты полный извращенец, – спокойно сказала Короне.

Девушка поспешно отошла в сторону. Она говорила, что может испытывать эмоции, возможно, она смущалась. Но когда она это сделала, ее юбка задралась вверх и Акуто смог четко узреть. Ее трусики располагались гораздо ниже талии, и маленький хвостик, как у кролика, находился прямо над ними.

“У нее и правда есть хвост”.

Он сдержал восхищенный комментарий при себе.

– Ты пришел сюда, чтобы посмотреть на мои трусики? Странный человек.

Услышав это, Акуто встал в смущении. Затем он начал задаваться вопросом, кто ударил его по голове. Он огляделся, но по-прежнему никого не обнаружил.

– Как бы то ни было…Ты уверена, что больше никого здесь нет? – спросил Акуто.

– Могу сказать, ты это не выдумываешь. Здесь действительно кто-то есть? Не чувствую волнения маны, – сказала Короне, которая осматривалась вокруг испускающими свет глазами.

– Ладно, не важно.

Акуто до сих пор чувствовал недоумение. Вдруг, Короне забрала назад свое предыдущее заявление.

– Нет, чувствую волнение маны. Существо приближается. Это не человек.

Короне смотрела глубже в лес.

В тот же момент из-за деревьев появилось чудовище.

– Это адский пес. Мана, которую он впитал, изменила его. Их могут разводить в этой области.

Адский пес был в несколько раз больше обычной собаки. Его клыки были длинными, дыхание беспорядочным. Слюна стекала между клыками. Свирепый взгляд был направлен в сторону Акуто.

– Разрешение от правительства на ликвидацию монстра не требуется. Теперь я уничтожу его.

Короне просунула руку в сумку, свисающую у нее на поясе. Она достала оттуда пистолет, который был явно слишком большим, чтобы поместиться в этой сумочке. Ствол был настолько большой, что казалось, может сдуть голову пса одним выстрелом.

Акуто запаниковал, когда увидел его.

– Подожди секунду. Ты назвала его адским псом, но первоначально это была обычная собака, верно? Давай попробуем не убивать его.

– Но это опасно.

– Если его преобразовала мана, которую он впитал, нельзя просто извлечь эту ману?

– Не один волшебник раньше не делал подобного.

– Если никто раньше не делал, то стоит попробовать, не так ли?

Акуто развел руки в стороны и приблизился к адскому псу.

– Это опасно, – сказала Короне, пытаясь остановить его.

– Нет, я чувствую, что смогу сделать это. Еще не знаю как. Я прослушал лекцию об управлении маной сегодня в классе.

Акуто сделал еще несколько шагов в сторону адского пса.

– Если бы усвоение теории было бы достаточно, мир был бы переполнен волшебниками. Я уничтожу его, когда почувствую непосредственную опасность.

Короне держала пистолет наготове.

Адский пес согнул свое тело, готовясь прыгнуть на Акуто. Парню нужно предпринять меры, пока Короне не открыла огонь. Он выстрелил лучом белого света из открытой ладони.

“Я сделал это!”

Акуто удивился, что ему удалось контролировать ману внутри адского пса, маной, выпущенной из его ладони. Идентичный белый луч света выстрелил из тела адского пса. Свет продолжал вытекать из тела адского пса, будто переполнял его.

– Концентрация маны в его теле 90%...80%...– сообщила Короне.

Когда она продолжала отсчет, количество света, покидавшее тело адского пса, уменьшалось. В то же время свирепый взгляд адского пса постепенно исчезал.

– Никому не удавалось извлечь ману из тела монстра, так как предполагалось, что это невозможно. Я все записала и отправлю доклад, – объяснила Короне, засовывая пистолет обратно в сумку.

– Тогда что же мне делать? Это показалось не трудным для меня…

Акуто повернулся к Короне.

Адский пес стал обычной собакой. Лохматый пес с длинной шерстью. Он удивленно чихнул и начал бегать по кругу, виляя хвостом.

– Это не преступление, поэтому тебя не накажут. Тем не менее, данные будут использованы для научных исследований. Кроме того, это было неожиданно.

Короне говорила сентиментально, но ее лицо оставалось невозмутимым, как и всегда.

– Что было неожиданно?

– Что ты решил сохранить жизнь собаке. Учитывая твои прошлые действия: причинял боль девушкам, собирал их нижнее белье, заглядывал под юбки, я сделала вывод, что ты совершаешь только плохие поступки.

– Довольно произвольный выбор… – жаловался Акуто.

Он толкнул под зад собаку, которая по-прежнему наматывала круги, чтобы направить ее в сторону академии. Теперь, она просто бродячая собака, так что, безусловно, кто-то примет ее там. Собака побежала в правильном направлении, но неожиданно изменила его. Собака сделала безумный рывок, казалось, в пустую область.

– …?

Акуто был озадачен, но затем раздался крик среди деревьев.

– Куааааааа! Собака! Не трогай меняяяяяяяяя!

Он мог ничего не увидеть, но точно не перепутал бы, что услышал. Собака игриво гонялась за чем-то.

Акуто узнал голос.

“Сога…Киина?”

Внезапно, из воздуха перед собакой появилась девушка. Красные волосы заполнили, казалось, только что пустое пространство. Он увидел белую кожу. Казалось, Киина была полностью обнажена.

“А?”

Акуто стоял в оцепенении. Киина начала мерцать и снова исчезла. Однако, пес продолжал за чем-то гнаться. Это означало…

– Как-то сомнительно, но, похоже, она может становиться невидимой? – спросил он Короне.

– Кажется, может. Я видела это своими глазами. Оказывается, я не могу отследить ее ману, когда она исчезает. Если даже такой Л'Иль-Адам как я не может ее обнаружить, значит, она действительно становится невидимой, – согласилась Короне.

– Но собака все еще гналась за ней…

– Она оставляет за собой только секундный запах. А как насчет ее одежды…

– Предполагаю, она не может ничего надеть, становясь невидимой.

Акуто наблюдал за пространством впереди собаки.

“Почему она шла за мной, если ей нужно раздеться догола, чтобы стать невидимой?”

Акуто заметил что-то сверкающее. Тот же свет, что и вчера. В голове Акуто что-то щелкнуло. Должно быть, это ее украшение для волос. Он почувствовал то же ностальгическое чувство, как и после сегодняшнего сна. Украшение для волос казалось каким-то знакомым.

– Ох!

Акуто вспомнил что-то из прошлого. Он купил ювелирное изделие на все деньги, которые у него были. Он купил его, как знак своей решимости, с того момента зарабатывать свои собственные деньги. Только теперь он осознал, что это могло быть воспринято, как просьбу, не забывать его.

“Теперь понятно, почему она следовала за мной сюда…”

С этой мыслью Акуто побежал вперед. Киина убегала все дальше и дальше. Собака не проявляла никаких признаков, что хочет отступиться. Они направлялись в сторону школы.

Акуто гнался за маленьким блестящим камнем, летящим по воздуху. В подобных обстоятельствах, он мог легко потерять след, но он мог просто следовать за собакой, что он в итоге и сделал.

Собака забежала в здание школы, где как раз был обеденный перерыв. Ученики смотрели на все с удивлением, избегая собаку и Акуто. Киина, похоже, была очень взволнована. Она хаотично металась вверх и вниз по лестницам, снова и снова. Она изредка издавала крик, но он терялся в громких возгласах учеников, наблюдающих за переполохом. Никто не замечал ее присутствия.

“Что происходит? Я не уверен, чем все закончится. Ох, может она боится собак? Хм…в таком случае, мне нужно что-то сделать с собакой. Тогда я смогу с ней поговорить”.

Акуто подобрал собаку, и протянул ее девушке из толпы зевак. Девушка сказала, – А? И что мне с ней делать?

Похоже, она любит животных. Она обняла собаку и не отпускала.

– Можешь приручить его, - сказал Акуто, прежде чем вернулся к погоне за Кииной.

Теперь он следовал только за украшением для волос, и в любой момент мог потерять ее из виду. Девушка начала двигаться медленнее, должно быть сильно устала. Казалось, сейчас она двигалась к определенному пункту назначения.

“Возможно, нужно сделать вид, что я отстал”.

Акуто спрятался за угол в коридоре и наблюдал за украшением для волос. Киина не была сильно осторожным человеком, потому что направилась прямо к подвалу, убедившись, что оторвалась от преследователей.

Акуто проследовал за ней, соблюдая дистанцию. Украшение для волос скрылось за дверью кладовой, которую редко использовали.

“Рядом никого нет. Если мы останемся наедине, сможем хорошо побеседовать. О, но она будет голой, если я сейчас войду. Она пошла туда с какой-то целью. Видимо, она там спрятала одежду. Я просто должен подождать, пока она оденется”.

Акуто немного подождал, подкрался к кладовой, открыл дверь и проскользнул внутрь.

– ААААА!

Раздался крик.

Киина только собиралась одеваться, потому что была голой и держала трусики в руках.

“Так долго одевается?”

Акуто был шокирован, но Киина – еще больше. Она забыла стать невидимой и побежала к единственному выходу из комнаты. Естественно, она была совершенно голой. К несчастью, единственный выход оказался также единственным входом. И именно там стоял Акуто.

– Вааааа!

Акуто запаниковал. С его стороны, полностью обнаженная Киина бросилась на него. Он не знал как себя вести. Ее голова врезалась в его голову, и они оба упали на пол. Большие учительские указки, запасные губки для доски и другие школьные принадлежности, рухнули сверху упавшей на пол в объятиях парочки.

– О, мне так жаль…

Акуто фактически лежал на груди девушки. Он поспешно попытался встать.

– Аааа! Н-нет!

Киина тут же плотно прижалась к Акуто, лежа снизу.

– Вах! Не могла бы ты отпустить?

– Н-нет… Если отпущу, ты увидишь меня голой!

Киина покраснела и прижалась к нему еще крепче.

– Если остаться в таком положении, не создаст ли это еще большую неловкость?

– И что мне делать?

Киина плакала, прижавшись к Акуто.

– Я закрыл глаза. Можешь отпустить. Как оденешь, скажешь. Я не буду подглядывать.

Как и говорил, Акуто закрыл глаза, но Киина покачала головой.

– Я не могу тебе доверять! Ты сразу откроешь их и будешь изучать каждый сантиметр моего обнаженного тела, смеясь и говоря ”Хе хе хе. Малая, у тебя хорошее тело!” Да, парни всегда говорят подобное!

– Я до сих пор думаю, что нынешняя ситуация еще хуже…

– Сейчас лучше. Пока мы так лежим, ничего не случится. Я знаю, ты хороший человек.

Комментарий девушки совсем запутал Акуто.

– Если ты считаешь меня хорошим человеком, почему не веришь, когда я обещаю держать глаза закрытыми?

– Это две разные вещи. Даже хорошие люди могут меняться, думая о грязных вещах.

– Давай же…

Акуто был расстроен. Но совершенно нелепый и в тоже время очень милый разговор заставил его рассмеяться.

– Почему ты смеешься? – Киина сначала растерялась, но затем, начала смеяться вместе с ним, – Эх…Хе-хе-хе…Когда я смеюсь, становится весело…

Когда Акуто наблюдал за смеющейся Кииной так близко, она напомнила ему девушку из детского дома.

– Мы случайно не встречались раньше, очень давно? – спросил он.

Глаза девушки расширились от удивления.

– Э? Не думаю.

– Погоди… Тогда почему ты решила быть моим наблюдателем при первой встрече? И почему ты следовала за мной сегодня?

Акуто удивился. Киина выглядела сбитой с толку, почему он находился в замешательстве.

– Что? Что? А? Я думала, уже объяснила.

– Нет, не объяснила.

– Я люблю спать в бамбуковой роще.

– Я об этом не спрашивал.

– Чтобы понять, тебе должно быть этого достаточно.

– Э? – Акуто пытался сопоставить ее комментарий со своим вопросом, – Для этого действительно нужно пропускать занятия?

– Да, ведь мои оценки в магии ужасны, – сказала она тоном, походящим на объяснение недопонимающему, – Когда ты пришел, я, конечно, знала, что за этим скрывается какой-то огромный смысл.

– Смысл?

– Ты не думаешь, что каждая встреча с новым человеком предначертана судьбой? Бороться с судьбой – благородное занятие. Ты не сможешь наслаждаться жизнью, просто плывя по течению судьбы, – Киина продолжала рассуждать, – Поэтому, когда ты сказал стать твоим наблюдателем, я решила им стать. Даже если не знаю о чем речь.

– Не знаешь?! – крикнул Акуто, не задумываясь, но Киина, кажется, не уловила смысл.

Она просто продолжила говорить, будто он был тугодумом.

– Не имеет значения, знаю я, или нет. Я решила быть твоим наблюдателем, ведь знала, все будет хорошо, если буду делать то, что, по моему мнению, должен делать наблюдатель.

– Странный способ мышления…

– Это не просто способ мышления. Это правда. Я всегда была хорошо известна как девушка, способная определить истину. Давным-давно, я не могла даже увидеть разницу между игрушкой и украшением для волос инкрустированным драгоценным камнем.

Киина повернула голову, чтобы показать украшение для волос. Он был в форме птицы, со встроенной жемчужиной.

“Я тогда действительно думал, что это обычное украшение для волос…”

– Так ты действительно не помнишь? – спросил он.

– Не помню что?

– Я подарил тебе это украшение.

Акуто надеялся, что Киина сейчас вспомнит, но она лишь смотрела с сомнением.

– Это не может быть правдой.

– Тогда откуда оно у тебя?

– Ну… – Киина подумала, – Эм…Я не помню.

– Подожди секунду!

– Но я действительно не помню, – тихо сказала Киина.

Акуто не мог подобрать слова, поэтому Киина продолжила гордо говорить.

– Если хочешь так думать, я не против. Ты, как и я думаешь, наша встреча предначертана судьбой, не так ли?

– А?

“Если подумать, почему я погнался за ней? Только потому, что она сбежала? Нет, я хотел расспросить ее об украшении для волос. Но если это была не она, тогда у нас нет почти ничего общего. Она первая девушка, с которой у меня было подобное…Погоди. О чем я думаю?”

В его голове воцарился хаос.

– Большое удовольствие предполагать о судьбоносности нашей встречи, не так ли? Так устроены люди, – сказала Киина с улыбкой.

Когда Акуто увидел лучезарную улыбку, он принял ее слова.

Последовало странное молчание. Когда Акуто хотел попытаться рассеять его, услышал еще один голос, прямо над ними.

Акуто шокировано посмотрел вверх. Над ними стояла Короне. Он не слышал, как открылась дверь, вероятно, она телепортировалась сюда.

– Похоже на попытку изнасилования.

– Изнасилование!? Подожди, я ничего подобного не делал!

– Ты не сможешь выпутаться из этой ситуации.

– Ты же знаешь подробности! Чтобы стать невидимой, она должна снять одежду.

– Не вижу в этом ничего общего с тем, почему ты лежишь сверху нее.

– Эм… – встряла в их разговор Киина, – Что произойдет, если он и правда пытался меня изнасиловать?

– Он несовершеннолетний, поэтому дело направится в суд, который решит, помещать его под стражу, или нет. Я обладаю полномочиями определять тип правонарушения, поэтому, от моего решения будет зависеть, будет направлено дело в суд по делам несовершеннолетних, или нет.

Короне говорила спокойно, но Киина, похоже, не понимала смысл ее слов.

– ООО…ясно.

– Нет, не надо, – отчаянно запротестовал Акуто, – Просто скажи ей, что я не сделал ничего плохого!

– А? Зачем?

– Если ты скажешь, что это был несчастный случай, со мной ничего не случится!

Пустое выражение лица Киины сменилось ухмылкой.

– Я поняла! Если это было добровольно, то нет никаких проблем? – спросила она.

– Да, – ответила Короне.

– Тогда… – Киина посмотрела на Акуто, – Я скажу это, только пообещай выполнить одну мою просьбу.

– Оох… – простонал Акуто.

“Почему она просит об этом? Но у меня и так хватает неприятностей”.

– Ну как? Согласен!? Согласен?! – подгоняла Киина с усмешкой.

“Она пыталась заманить меня в ловушку с самого начала? Если нет, то это бессмысленно. Может она помнит наше совместное прошлое, а говорит, что нет? Она следит за мной с тех пор, как мы были детьми?”

Акуто был сильно озадачен. Мысли начали путаться у него в голове, полностью теряя какое-либо конкретное направление для размышления.

– Ну же, соглашайся!

Киина продолжала давить, чтобы он принял решение.

В конечном счете, Акуто сдался.

– Хорошо, я сделаю это!

– Отлично! Я сама упала ему в объятия, – сказала Киина.

Короне с готовностью признала ее слова.

– Поняла.

Короне протянула Киине одежду.

– Ты легко отделался.

Акуто встал и отвернулся.

Казалось, Короне помогает Киине одеваться. Он услышал шелест одежды и сопровождающие слова Короне: “Хорошо, подними руки”. Киина полностью оделась и сказала Акуто обернуться.

Акуто не мог решить, ее лицо выражало саму невинность или чистую глупость.

“Что с ней? Неважно, я пообещал выполнить ее желание. А если она попросит использовать мою магическую силу, чтобы улучшить ее материальное положение?”

Несмотря на выражение лица злодея, мысли Акуто были как у святоши.

Киина улыбнулась и сказала, – Теперь о твоем обещании.

– Да?

Акуто напрягся.

– Ты станешь моим другом?

– А?

– Пожалуйста, стань моим другом.

– …Конечно.

Акуто согласился механически. Лишь спустя несколько мгновений он понял смысл ее слов.

“Неожиданно... Полагаю, я не мог надеяться на лучший результат… Тогда почему я чувствую, что я взял на себя тяжелое бремя, которое останется со мной всю оставшуюся жизнь ”

В этот момент прозвучал звонок, означающий окончание обеденного перерыва.

Внимание одноклассников сконцентрировалось на Акуто второй раз за день, когда он вошел в класс вместе с Кииной, которая почти никогда не появлялась на занятиях.

– Вау! Ну, ты даешь, Патрон!

Только Хироши казался взволнованным.

Акуто заставил себя сохранять спокойное выражение лица.

Часть 4

Как только занятия закончились, Акуто направился в общежитие и поужинал. Затем он вернулся в комнату. Ему предстояло морально подготовиться к поставленной перед ним задачей.

“Итак, теперь самое сложное…”

Он взглянул на Короне. Она с беспристрастным выражением лица отдыхала в его комнате. Он уже удостоверился, у нее есть хвост. Он должен дернуть за него до наступления темноты.

Короне заподозрила неладное, увидев как Акуто нервно наблюдал за ней.

– В чем дело? Твое дыхание участилось.

– Ни в чем.

– Не похоже, что ты заболел, хотя, проблема может быть психогенного характера. Пожалуйста, будь осторожен.

Отвесив неуместный комментарий, Короне продолжила бездельничать на кровати Акуто.

“Черт. Я просто должен потянуть ее за хвост”.

Пока Короне смотрела в сторону, Акуто встал со стула и сел на кровать рядом с ней. Теперь его рука могла дотянуться до ее попки.

“Когда доходит до дела, я начинаю нервничать”.

Он начал пристально пялиться на ее попку. Благодаря ее положению на кровати, ему было очень хорошо видны трусики. Он протянул руку, чувствуя себя при этом маньяком, ну или насильником.

“Чуть-чуть дальше…”

Пот стекал рекой. Он испугался, что она может заметить. Сердцебиение усилилось еще сильнее.

“Еще немного…”

Внезапно он услышал стук.

– Гуаааа!

От шока он почти вскочил с кровати.

Кто-то постучал в окно. Он обернулся с выражением лица преступника, пойманного на месте преступления, и увидел за окном улыбающееся лицо Киины.

“Ах, да. Первый этаж”.

Она улыбалась, следовательно, давно заметила, что он пытался делать. Он вернул привычное выражение лица и открыл окно.

– Что случилось?

– Разве мне нужна причина, чтобы посетить друга? – спросила Киина, залетев в комнату через окно.

– Эй, подожди…

– Мой новый друг, давай вместе поедим.

Киина протянула пакет с закусками Акуто.

– Девушки могут приходить в мужское общежитие?

– Все так делают. Если вовремя вернуться в себе, проблем не будет.

Киина без спроса уселась на кровать. Короне выпрямилась и подняла руку в знак приветствия.

– Добро пожаловать. Для его психического состояния хорошо иметь друга.

– Я знаю. Хоть ты это понимаешь, Короне – чан.

Киина открыла пакет и положила его на кровать. Там лежали рисовые крекеры.

– Эй, только не накроши повсюду.

– Ты можешь просто убрать их потом, – сказала Киина, положив один крекер в рот, – Угощайся, Короне – чан.

– Нет, спасибо. Я в состоянии употреблять пищу, но потом больно удалять отходы.

– Ясно. Очень жаль.

Киина вряд ли уловила значение слов Короне, но понимающе кивнула и протянула крекер Акуто.

– Бери.

– …Хорошо, хорошо.

Акуто взял рисовый крекер и съел его.

“Ну и как теперь мне выключить Короне?”

Киина вдруг положила руку на попку Короне.

– Короне – чан, если будешь так лежать на кровати, он сможет видеть твои трусики.

– Он сказал, будет нервничать, если я не буду бездельничать в его комнате.

– Когда я пришла, он пытался дотронуться до твоей попки.

Киина бросила на Акуто обвиняющий взгляд.

У парня стал ком в горле.

– Трогать попку Л'Иль-Адам не запрещено законом, – сообщила Короне.

– Ты не должен этого делать, – ругала Киина.

“Все стало еще сложнее…”

Парня бросило в пот, но он смог выдавить натянутую улыбку.

– Я знаю. Ты неправильно поняла мои действия.

– Надеюсь.

Киина продолжала жевать рисовые крекеры. Акуто съел только один, но их количество начало заметно уменьшаться.

– Эй, А - чан.

– А - чан?

– Я буду тебя так называть, хорошо? Ты можешь звать меня Ки - чан, – Киина продолжила говорить, не слушая ничего, – А - чан, ты любишь рис?

– Рис?

– Да, – подтвердила Киина, – Рис – это белые зернышки.

Киина вдруг наклонилась вперед и продолжила.

– Ты любишь его, не так ли?! Поэтому, тебе нужна рисоварка! Я буду приходить каждый день! Мне запрещено держать в комнате рисоварку, но тебе ведь можно, не так ли?

– Не уверен… А почему именно рисоварка?

– Иногда, я хочу, есть только рис. Рис замечательный. Белый и сияющий, словно драгоценный камень! Люблю думать, что “кушаю много драгоценностей”! Словно кушать бесчисленное количество жемчужин, ощущать, как сладкий вкус распространяется по всему рту, когда их откусываешь…

По непонятным причинам, Киина рассказывала о рисе. Будто находилась в трансе.

– Мне… нельзя держать рисоварку в комнате, – тихо сказал Акуто.

Киина тут же крикнула в ответ, – Нет, ты должен! Я хочу! Хочу!

– Зачем мне выполнять твои требования?

– Тогда я всем расскажу, какой ты извращенец, А – чан.

– Ты посеешь недопонимание!?

– Недопонимание? – Кинна посмотрела на Короне, которая в подтверждение кивнула, – Ясно. Это будет грубо. Ты действительно прилежный, А – чан.

Последнее замечание она сказала крайне небрежно, но Акуто чрезвычайно обрадовался ее словам. Он испытывал слабость к людям, которые его понимают, например, как Дзюнко.

– Ага, – искренне согласился Акуто, но Киина похоже засмущалась.

– Хочешь еще один рисовый крекер? – спросила она.

Акуто взял крекер.

– Спасибо.

– Можешь выразить свою благодарность, взяв рисоварку…

– Нет.

– Э? Но ведь рис такой замечательный.

Затем, Киина долго рассказывала о прелестях риса. Акуто был немного раздражен, а Короне казалась заинтересованной. Она даже сказала, – Значит, рис может сильно воздействовать на психику человека…

– Ах, если б все люди ели рис вместе. Тогда бы воцарился мир во всем мире.

После нелепого комментария Киины, Короне сказала: “У меня кое-что есть”, и протянул руку в сумочку. Она достала цилиндрический объект с выключателем. Это явно была базука.

– Это военный вариант лечебной пушки. Он рассеивает препарат на большую площадь, либо травит врагов ядом, либо лечит союзников. Если зарядить рисом…

– Остановись, – сказал Акуто, махая руками.

– Почему? – надув губы протестовала Киина.

Началась бессмысленная дискуссия. Спустя немного времени, Акуто успокоился, но также, становился нетерпеливым с наступлением вечера.

“Мне нужно поторопиться на встречу к Этои – семпай”.

– Разве тебе не пора возвращаться к себе? – спросил Акуто посреди обсуждения риса.

– Э? Я могу остаться подольше.

– Нет, хм, мне нужно учиться.

– Тогда, полагаю, у меня нет выбора…Ты не престаешь ко мне, следовательно, хочешь что-то сделать с Короне – чан, верно?

Киина снова надула губы.

Акуто шокировала ее удивительно точная интуиция, но он отрицал это с жесткой улыбкой на лице.

– Конечно, нет.

– Ээээ? Мм…ну, тогда увидимся завтра, – Киина неохотно встала, – Но ты не должен ничего делать с Короне - чан.

Повторив для закрепления, Киина вылетела в окно.

Акуто посмотрел ей в след и закрыл окно.

– Вздох…

Он убрал беспорядок, оставленный Кииной, и сел на кровать.

Короне стремглав уселась рядом с ним.

– Теперь, когда третьего колеса больше нет, настало время любовных утех, – невыразительно сказала Короне.

– Пожалуйста, прекрати так шутить.

– Я не шучу. Я буду чувствовать себя ужасно, если ты станешь сексуальным маньяком, потому что я не могу удовлетворить твои сексуальные потребности.

– Сколько раз мне нужно повторять, инцидент с Сога – сан – недоразумение!?

– Я говорю не об этом. Ты пытался потрогать меня за попку, не так ли?

“Стоп. Это мой шанс”.

– Прости, я пытался прикоснуться к ней, но ведь это не преступление? Ты сама говорила.

– По отношению к Л'иль-Адам, нет, – подтвердила Короне.

“Это оно”.

– Если ты не против, я хочу к ней прикоснуться.

“Ох, звучит ужасно…но…”

Акуто невероятно нервничал, протянув руку в сторону попки Короне. Хоть она и андроид, он почувствовал ту же мягкость, как от попки настоящей девушки.

– Ах… – простонала Короне и мгновенно покраснела.

Акуто перестал шевелить рукой, получив удар.

– Ох, прости…

– Шучу.

К Короне вернулось спокойное выражение лица.

– …………………………………………..

Акуто лишился дара речи.

“Ах да, хвост”.

Он быстро просунул руку вверх и пальцами схватил Короне за талию. Он почувствовал небольшой хвостик.

– Ах…

Как только Короне пыталась что-то сказать, Акуто схватил хвост и понял его. С легким жужжанием Короне перестала шевелиться.

“Сработало?”

Акуто заглянул в глаза короне. Свет покинул их.

“Слава богу, она и правда выключилась. Если только…это не очередная шутка…”

Учитывая ее прошлые действия, это было возможно. Она дразнила его. Акуто потряс ее за ногу, чтобы убедиться, что она действительно выключилась.

“Ладно. С этим разобрались”.

Акуто вылез в окно и ушел.

Часть 5

Он перечитал записку.

<Сегодня вечером приходи один в старый кабинет планирования в подвале нового здания академии.>

Его беспокоило, как пробраться в школу ночью, но к счастью, смог обойтись без посторонней помощи. Ночью было опасно, поэтому на улице он встретил так мало народу. В горах за школой обитают монстры. Не удивительно, если они появятся на территории школы. Первые два уровня подвала походили на обычные школьные помещения, но кабинет планирования находился далеко внизу.

Дверь, ведущая к нужному уровню, была металлическая. Казалось, она обычно заперта, но сейчас открыта. Он толкнул тяжелую дверь и зашел в тускло освещенное помещение. Холл, ведущий вниз - это подземный лабиринт. Он прошел пещеры с металлическими столбами – опорами, встроенными в стены во избежание обвалов.

“Помещение времен войны? Вряд ли администрация школы хочет, чтобы ученики здесь собирались”.

Идеальное место для тайной встречи. Старая комната планирования, расположенная на третьем уровне подвала. Дверь внутрь была открыта. Из комнаты виднелся свет. Он постучал, и заглянул внутрь. Там стоял большой прямоугольный стол. На противоположной стороне сидела Фудзико.

– Добро пожаловать. Я ждала тебя.

Фудзико любезно улыбнулась. Ее невероятная красота сильно выделялась в подземном помещении, освещенном лишь факелом из маны.

– Сожалею, что тебе пришлось пройти через все это. Твои инструкции отлично сработали, – слегка поклонившись, сказал Акуто.

– Дерни за хвост еще раз, и она обратно включится. Она потеряет воспоминания на несколько секунд до и после отключения. Если когда-либо попадешь в затруднительное положение, воспользуйся этим.

Фудзико предложила Акуто присесть.

– Теперь, давай перейдем к делу, – начал Акуто.

– Да, ты хотел поговорить о Хаттори – сан. Я слышала много слухов, распространяющихся о вас двоих.

– Уверяю тебя, это не более чем просто слухи. Правда в том…сложно объяснить.

– Хо-хо-хо, – рассмеялась Фудзико, – О, прости. Хаттори – сан очень упрямая, но именно поэтому, все доверяют ей. Но не волнуйся. Я помогу тебе решить проблему наиболее удобным способом. Ее травмы до завтра полностью исцелятся. Я свяжусь с ней и назначу встречу для вас двоих после школы.

– Огромное спасибо.

– Она – очень старательный человек. Все должно сработать, если ты покажешь свою усердную сторону.

– Я уже пробовал, но из-за недостатка знаний о системе комитетов академии, потерпел неудачу.

– Да. Я слышала от твоих одноклассников, что ты добровольно вызвался на должность офицера по уборке. А если я предложу тебе должность? – Фудзико хлопнула в ладоши, – Не хочешь вступить в комитет общественной морали? Нет должности, требующей больше усердия.

– Звучит неплохо. Но … Я в тебе не сомневаюсь, но комитет общественной морали этой академии чем-то отличается от аналогичного в обычной школе?

– Думаю да. Основная обязанность – корректировать нравственность учеников. Единственная странность – должность в настоящее время вакантна.

– Вакантна?

– К сожалению, нравственность учеников нашей школы отправилась к черту… ой, прости мое невежество. Нравственность школы настолько катастрофическая, что никто не хочет быть офицером общественного морали.

– Ясно.

“В таком случае, Хаттори – сан будет в восторге, если я займу такую должность”.

– Ты можешь отнести документы в кабинет школьного совета завтра, во время обеденного перерыва. Звучит неплохо?

– Да, большое спасибо, – сказал Акуто, встав, чтобы уйти.

– Если у тебя возникнут проблемы, не стесняйся обращаться ко мне за помощью. Ах да. Если разговор с Хаттори – сан не сложится…

Фудзико положила на стол две таблетки.

– Что это?

Акуто потянулся и взял таблетки, чтобы осмотреть их. Совершенно обычные, белого цвета.

– Я специализируюсь на магических медицинских исследованиях. Если вдруг, Хаттори – сан откажется тебя слушать, используй их.

Затем, Фудзико передала небольшой объект, похожий на пистолет. Он был достаточно небольшим, чтобы поместиться в ладони. Ствол был длинным и плоским.

– Таблетки являются разработкой магической медицины, а пистолет – устройство для управления магическими препаратами.

Короне использует аналогичное устройство.

– Если выстрелишь по одной таблетки в себя и Хаттори – сан, вы придете к истинному пониманию.

Фудзико открыла рукоять устройства. Там было два отверстия для таблеток. Зарядив таблетки внутрь, она отдала устройство Акуто.

Акуто взял его и начал рассматривать.

– Мне не нравиться идея использовать лекарственное средство для помощи…

– Я понимаю. Это только на крайний случай. Тем не менее, я знаю, насколько Хаттори – сан может быть упрямой. Используй его, если запахнет жареным.

– В таком случае, возьму просто для подстраховки.

Акуто положил устройство в карман.

“Какой замечательный человек”.

– Я пошел, – сказал он перед уходом. Он хотел завтра решить хотя бы одну из своих проблем. Он надеялся разрешить все недоразумения одно за другим.

Закрывая дверь, нечто охватило его разум. Он проверил еще раз, но казалось, это был не более чем скип двери.

– Что-то случилось?

– Нет, ничего. До свидания.

Убедившись, что Акуто ушел, Фудзико рассмеялась.

Она не просто улыбнулась, именно рассмеялась. Злобная ухмылка подходила ей не хуже, чем недавняя добрая улыбка, но создавала совершенно иное впечатление. Такое выражение лица подходит только истинному злодею.

– Все прошло просто великолепно! Хе-хе-хе…

Смеясь, она щелкнула пальцами, и стена за ее спиной обернулась. За ней скрывалась комната. Девушка проскользнула мимо стены и вошла в другую комнату. Она была покрыта фиолетовыми, серебряными и бархатными украшениями. Преимущественно черная мебель и стеклянное лабораторное оборудование, размещенное на ней, придавало комнате очень зловещую атмосферу.

– Похоже, я снова добилась желаемого результата, не принимая непосредственного участия, – сказала Фудзико в пустой комнате, устроившись на бархатном диване.

Тем не менее, она разговаривала не сама с собой. На краю дивана стоял большой стеклянный контейнер, наполненный жидкостью, в который была помещена отрубленная голова красивого молодого человека, похожего на Фудзико.

– Ты до сих пор это делаешь? – спросила голова.

– Ну, Онии – сама. Ты постоянно читаешь мне лекции, – сказала Фудзико, погладив стеклянный контейнер.

– А ты никогда меня не слушаешь. Даже после моей смерти ты, постоянно, заставляешь меня беспокоиться.

– На самом деле ты не можешь волноваться, у тебя ведь нет души. С тобой трудно разговаривать.

Фудзико рассмеялась.

Некромантия – магии, воссоздающая человека на основе личностных данных, хранящихся их богом. Реконструкция выберет такие же варианты действий, с ней можно разговаривать и она будет давать те же ответы, как и настоящий человек. В реконструкцию можно заложить все необходимые знания. Однако, ее душа не меняется в связи с новым опытом, поэтому они в корне отличаются от настоящего человека. Нормальному волшебнику будет не по себе от использования подобной техники. Поэтому некромантия – запрещенное заклинание, только первоклассным волшебником разрешено ее использовать.

Нарушившие магический закон, используя запрещенные заклинания, известны как черные маги.

– Эй, Онии – сама. Кажется, будущий Князь тьмы вскоре станет моим слугой.

– О, нет. Что ты задумала на этот раз?

– Любой человек, принявший препарат, будет под моим полным контролем разума.

– Тогда почему не вынудить принять его сейчас?

– Что? Я не могу. Обожаю обманывать людей. Будет не весело, если заставить его принять препарат сейчас. Важнее всего, я никогда не лгала ему. После того, как эти двое поклянутся мне в верности, они действительно прекрасно поладят.

– Ох. Фудзико, почему у тебя такой ужасный характер? – пожаловалась голова, – Вот почему ты такая одинокая и проводишь время, разговаривая со мной.

– Просто никто другой не может соответствовать моему уровню. Почему мы должны доказывать наши способности в использовании магии? Ученики этой академии – идиоты, слепо следующие законам правительства.

– У меня нет мнения на этот счет. Я никогда не приходил к определенному выводу относительно житейских проблем. Тем не менее, надеюсь, твой план провалится, Фудзико.

– Ой? Просто ужасно. Все пройдет гладко, я уверена. Я закончила приготовления.

– Приготовления? Что ты имеешь в виду?

– Это секрет, – Фудзико озорно улыбнулась, достала черный блокнот. Это был не терминал ученика, – Если я реализую темный план, записанный в этой тетради обиды, все обязательно получиться… Хе хе хе хе хе хе хе хе хе хе..

Фудзико ухмыльнулась, листая “тетрадь обиды”.

– Какой злой девушкой ты стала, Фудзико, – сетовал ее мертвый старший брат.

– Оставь меня в покое. Он станет моим, не смотря ни на что. Он обладает силой, которую мы, черные маги, рассматриваем как идеальную. Ему предначертано уничтожить мир в будущем… Я должна быть рядом с ним.

Фудзико с любовью погладила стеклянный контейнер и поцеловала его.