Том 1    
Глава 4: Чрезвычайно самонадеянная девушка


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Bad_Mause
3 г.
Хотелось бы поработать редактором этого тома, так как в тексте присутствует много ошибок...
NeXtasY
3 г.
стоит ли вообще читать, а то аниме х3 показалось с огромными дырами
ПоследнийСерафим
4 г.
Эх печалька... ток первый том(9 Ну да ладно, буду ждать=)
Tar di S
4 г.
Эх...редактор бы не помешал тексту. Просто открыл рандомную страницу и...ну, по крайней мере читабельно, но адаптация на русский слабая, да и ошибки в достатке.
Кстати, вы, наверно, с помощью автозамены в текстовом редакторе заменили дефисы на тире. Так вот, теперь перед гонорификами в тексте тире( ну, во второй главе, которую мне повезло открыть, многочисленные "Мицуко – сенсей" )
OKOS
4 г.
Спасибо за перевод. Жду продолжения
redheadbrains
4 г.
А аниме сколько томов затронуло?
Baguk
4 г.
>>18240
А аниме сколько томов затронуло?

5 томов
grayson
4 г.
Большая просьба, хотя бы поставь тире за место дефисов там где это нужно.
Baguk
4 г.
>>18238
Большая просьба, хотя бы поставь тире за место дефисов там где это нужно.


Исправил, спасибо за подсказку.
sentence
4 г.
Спасибо за перевод.
samogot
4 г.
комменты пашут)

Глава 4: Чрезвычайно самонадеянная девушка

Часть 1

– В школе нет офицера общественной морали? – спросил Акуто у Хироши.

– В настоящее время нет, – ответил он.

Они шли в школу. Короне также шла рядом с ними. Акуто снова включил ее. Как Фудзико и сказала, она потеряла воспоминания на несколько секунд до отключения и несколько секунд после включения. Другими словами, она даже не поняла, что ее отключали.

– Есть какая-то причина?

Он не сомневался в словах Фудзико, но зная о странных обычаях этой школы, он спросил Короне, просто чтобы убедиться.

– Согласно записям, предыдущий офицер подал в отставку. Причина не указывается, но предполагаю, из-за боев с учениками, которые не хотели видеть офицера общественной морали в школе.

– Боев?

– Да, я слышал, он был мишенью правонарушителей, – добавил Хироши.

Другими словами – работа не из легких.

“Даже Хаттори – сан будет рада, когда услышит это”.

Дзюнко не появилась в классе и сегодня.

Во время обеденного перерыва, Акуто покинул Хироши, и направился в кабинет школьного совета. Как раз в это время там собирались все его члены. Увидев Акуто, они выглядели немного испуганными. Президент совета не растерялась. Она без страха спросила о цели его визита.

Президент носила стильную шляпу. Она излучала удивительное количество благородства, несмотря на внешнюю хрупкость. В совокупности с высокомерным отношением, она производила впечатление человека, который создан, чтобы стоять над другими.

– Ой, зачем пожаловал? Такая известная личность.

– Пожалуйста, прекратите обращаться со мной, как со знаменитостью. Я хочу подать кандидатуру на должность офицера общественной морали.

– Офицера общественной морали?

Члены школьного совета начали бормотать между собой. Все кроме президента выглядели обеспокоенными.

– Быть офицером общественной морали не так просто. Ты хороший боец? – сказала президент, указывая на Акуто.

– Я не знаю. Я никогда не дрался раньше, – честно ответил Акуто и президент горько улыбнулась.

– Ясно. Ну, хорошо. Должность не из легких. Если хочешь, можешь попробовать. В любой момент можно подать в отставку. Комитет общественной морали является независимой организацией. Он не подчиняется школьному совету, поэтому можешь выполнять работу на свое усмотрение.

– Вот как? Я не совсем понимаю, но сделаю все возможное.

– Ты сделаешь все возможное, не совсем понимая ситуацию? Во всяком случае, добро пожаловать. По крайней мере, это будет интересно.

Последнее замечание было сказано, скорее, для членов школьного совета, чем для Акуто.

Акуто дали ключи от кабинета комитета общественной морали. Как только он вышел, удивился, услышав немедленно общешкольное объявление по этому вопросу.

<Уведомление от школьного совета. Назначен новый офицер общественной морали. Это Сай Акуто. Если у вас возникли к нему вопросы, обратитесь в кабинет его комитета.>

Школьный совет хорошо умел обеспечить, чтобы все договоренности были достигнуты, но Акуто не знал, что кое-кто был в этом еще лучше. Он это понял, когда к концу обеденного перерыва ему позвонили по телепатической связи.

– Прошу прощения за внезапный звонок. Есть минутка?

Они говорили через терминал ученика.

– Да, – телепатически ответил Акуто.

– Хаттори – сан не пришла на занятия, но обещала с тобой встретиться. Я договорилась о встрече в 4 часа дня в старых казармах на третьем этаже подземного лабиринта в подвале. Тебя устраивает?

– Отлично. Большое спасибо.

Поблагодарив, Акуто закончил телепатический разговор.

Часть 2

Между тем, закончив разговор, Фудзико усмехнулась, находясь в женском туалете.

– Хе-хе-хе-хе… Ох, это так весело. Плести интриги просто здорово.

Фудзико использовала свой терминал ученика, чтобы связаться с Дзюнко. Как только установилась телепатическая связь, ее выражение лица кардинально изменилось. Она снова приняла вид девушки высокого социального класса.

– Хаттори – сан?

– Э…староста общежития! – ответила Дзюнко, как если бы она выпрямляла спину.

– Чувствуешь себя лучше?

– О да. Сейчас я в полном порядке.

– В таком случае, ты сегодня отсутствовала в школе из-за нового ученика? Прошу прощения, если это неуместный вопрос.

– Ох…гм…да. Именно поэтому, – с трудом выдавила из себя Дзюнко.

Ее поведение доказывало, насколько сильно она доверяла Фудзико, как старосте общежития.

– Я спрашиваю, потому что новый ученик попросил меня помочь решить ваши разногласия.

– Решить наши разногласия? После всего случившегося он…

– Да. Но я думаю, потому, что он стал новым офицером общественной морали.

– Офицер общественной морали? Но зачем…

– Да, ужасная должность, особенно с тех пор, когда распространился слух, что победа над офицером общественной морали поднимет тебя в рейтинге. Действительно печально. Так много учеников волнует, кто является самым сильным в школе.

– Именно поэтому никто не хочет занимать должность. Но как это связано с разрешением наших разногласий?

– Не знаю, но возможно у него есть скрытые мотивы. Не знаю, о чем он думает, но возможно, хочет создать единую фракцию в рамках школы.

– Да, вполне вероятно.

Дзюнко начала говорить с недовольством.

Фудзико улыбнулась и сказала, – Меня попросили сыграть роль посредника, как старосту общежития, но позволь, попросит тебя оставаться настороже. Он предложил встретиться в 4:30 вечера на третьем этаже школьного подвала.

– Большая площадь, где он может спокойно использовать силу. Я буду осторожна.

– Помни, 4:30, – повторила Фудзико и разъединилась.

Она поспешно позвонила еще раз.

– Да? – сказал грубый мужской голос.

– Э? Когда я разрешала так разговаривать со мной? – забавляясь, спросила Фудзико.

Грубый парень запаниковал и сказал, – Простите!

– Ты забыл, как это работает? Или из-за того, что мы так давно разговаривали последний раз? Пожалуйста, не заставляй меня напоминать.

– Не могу и мечтать! Так что же вам нужно, госпожа?

– Будь благодарен, я предоставлю тебе некоторою информацию. Ты слышал о новом офицере общественно морали?

– Вы имеете в виду того тупого ублюдка? Он, вероятно, не знает, во что вляпался, но я могу рассматривать лишь как вызов нам, тем, кто находиться по другую сторону закона в этой академии. Он немного особый случай. Из-за надзирателя Л'Иль-Адама, мы не сможем ему навредить. Будет лучше просто оставить его в покое.

– Молчать, – приказала Фужзико, – Такеши, ты действительно думаешь, что сможешь стать черным магом, если будешь так себя вести? Слушай. В 4:00 дня он будет на третьем этаже школьного подвала, без Л'Иль-Адам. Возьми его в заложники, или используй любые другие закулисные методы, чтобы показать его истинное место в нашей школе! Неважно, насколько велика его физическая и магическая сила, его можно победить с помощью психологического насилия. Расскажи всем своим.

Фудзико бросила трубку.

– Теперь…

Она снова приняла вид девушки высокого социального статуса, на которую все ученики смотрят снизу вверх. Однако, ее ум по-прежнему был наполнен темными мыслями.

– Подготовка завершена. Что бы ни случилось, в конечном итоге он станет моим с помощью препарата.

Фудзико хмыкнула. Она вышла в школьный коридор, но ученики увидели только ее обычную добрую улыбку.

Часть 3

Сегодняшние занятия подходили к концу. Акуто сидел на стуле, размышляя, как отключать Короне, и как пройти в подвал, не попавшись никому на глаза. Тем не менее, он заметил странную атмосферу, зависшую в классе. Другие ученики всегда держались на расстоянии, но сегодня они его боялись.

– Тебе ничего не кажется странным? – спросил он Короне.

– Единственное отличие от обычной обстановки – отсутствие тех двоих, – ответила Короне.

– Тех двоих…

Акуто огляделся. Он понял, речь шла о Киине и Хироши. Они отсутствовали. Киина куда-то испарилась, но это было нормой. Хироши ушел в туалет, но, похоже, уже не вернется.

“Попасть в подвал стало гораздо проще”.

Акуто встал.

– Хочу кое-куда сходить.

– Куда?

– В подвал.

– Зачем?

– Хочу осмотреть исторические места времен войны.

С этим капризным оправданием, он вышел из класса. Короне, естественно, последовала за ним. С ними больше никого не было, поэтому ему необходимо выключить Короне, как только они зайдут в подвал.

Когда они спускались по лестнице, Короне заговорила.

– Кстати.

– Да?

– Как твой наблюдатель, я не должна вмешиваться, но не хочу, чтобы ты потерпел неудачу.

Акуто смутил внезапный комментарий.

– О чем ты говоришь?

– Я должна игнорировать, если кто-то пытается манипулировать тобой. Однако со своей стороны, я могу рассмотреть это, как форму вмешательства в мою работу. Следовательно, манипулирование можно отнести в зону моей ответственности.

Акуто по-прежнему не понимал, к чему она клонит.

– В смысле?

– Не уверена, правильно ли ты воспринимаешь окружающих тебя людей. Если научишься правильно видеть сущность человека, сможешь вырасти как личность.

– Пожалуйста, не говори вещи, которые меня раздражают.

Акуто начал нервничать. По близости он услышал подозрительный шум, но из-за нервозности, ничего не увидев, решил, что ему просто показалось.

– Короче, пошли.

Он открыл тяжелую металлическую дверь, ведущую в подземный лабиринт.

Пройдя внутрь, он развернулся и закрыл дверь. Затем он заметил, Короне шла к нему спиной.

Он начал волноваться, но это был уже второй раз, и он знал, другого шанса может не представиться. Он быстро потянул руку в сторону попки Короне и засунул руку ей под юбку.

–Аааа! – крикнула Короне от удивления.

Сердце парня просто вылетало из груди, но он все же смог потянуть за хвост.

Она перестала двигаться.

– Фух… Я сомневаюсь, что смогу когда-нибудь привыкнуть к этому…

Он посадил Короне на землю рядом с дверью.

Акуто открыл терминал ученика и запустил карту подземного лабиринта. В школе существует клуб разведки, который продавал карты. Точность карты была немного сомнительная, но они утверждали, что она почти досконально прорисована аж до четвертого уровня. Кроме того, более высокие уровни использовались различными школьными клубами. Старая комната планирования, по-видимому, использовалась для проведения тайных встреч администрацией женского общежития, поэтому, не будет ничего удивительного, если другие тоже использовали подвал.

Именно по этой причине, в подвал было много различных входов. Акуто воспользовался самым приметным, но он находился настолько далеко от полезных помещений подвала, что его редко использовали. Существовали даже проходы в из общежитий, а также из классов, спрятанные за шкафами. Но Акуто не был уверен в правдивости этой информации.

Неудивительно, что подземный лабиринт стал местом сбора правонарушителей. Как только Акуто зашел на третий этаж подвала, ученики начали выглядывать из дверей, злобно смотря в его сторону.

“Они показывают столь вопиющую враждебность, а значит, теряют любое право жаловаться, если я внезапно атакую их”.

У Акуто, конечно, не было намерений нападать на них. Частично, из-за того, что часть из них могут оказаться хорошими людьми, но основная причина – у него не хватит сил, чтобы справиться одновременно с таким количеством людей. Однако, с момента поступления в академию, он приобрел некоторые способности в магии.

“И Короне нет рядом. Пока я никого не убью, проблем не будет”.

Акуто вдруг осознал, то, что он думает и чувствует сердцем, не совпадает. Он одновременно почувствовал дискомфорт и удовольствие. Его разум подсказывал – причинять вред другим неправильно, но сердце говорило, что он будет чувствовать себя отлично, наказав этих воинственно настроенных нарушителей школьных правил.

Акуто продолжал идти в сторону старых казарм. Он надеялся, те ученики не станут его злить.

“Надеюсь, ничего не случится. Зачем Хаттори – сан выбрала такое опасное место для встречи? Забыл, она же №2 в школе”.

Он подошел к двери в старые казармы погруженный в свои мысли. Это была большая дверь, скользившая в сторону, поэтому напоминала дверь в гигантский металлический контейнер. Она была закрыта, но не заперта.

Акуто протянул руку к двери. Дверь скользила легко и плавно, наверное, ей пользовались достаточно часто.

Изнутри повеял прохладный воздух. Внутри было темно, но комната казалась достаточно большой по площади. Акуто мог видеть только место, освещенное из прохода. Помещение было заполнено тремя рядами двухъярусных кроватей, похожих на металлические полки.

“Ах да. Раньше это были казармы. Так, где включается свет?”

Акуто шагнул внутрь.

Через его голову прошел импульс, как будто что-то тяжелое на нее свалилось.

Он был мгновенно повален на землю.

“Граа!”

Зажегся свет. Акуто увидел несколько пар ног. Его окружили. Он посмотрел вверх, и увидел несколько ухмыляющихся парней. Каждый держал в руках оружие. Дубинки, биты и другие тупые предметы, предназначенные, скорее чтобы причинять боль, нежели убить.

– Ты совсем не боишься? – раздался насмешливый голос, в то время, как одна из дубинок полетела в его сторону.

– …!

Акуто был не в состоянии поднять руку, чтобы заблокировать ее. Вместо этого, он сосредоточил ману на затылке, куда был нацелен удар. Там собрался поток света и отразил удар.

– Вах!

Нападавший парень повредил руку, когда дубинка внезапно отразилась в стену.

“Я привык пользоваться магией? Нет…Просто в этот раз, я был действительно сосредоточен”.

Акуто был удивлен тем, что ему удалось. Он блокировал атаку, не теряя контроль над силой. Он на самом деле не тренировался, поэтому смутился, когда все так прекрасно вышло. Тем не менее, он почти мгновенно придумал ответ. Вместо смутной попытки “защитить себя”, он был ориентирован на конкретную цель.

“Теперь, как мне победить их?”

В этот момент, Акуто понял, что был подозрительно спокойным.

Он чувствовал некоторую боль, но заставил себя встать и осмотреться. Он стоял вначале старой казармы, которая была размером со спортзал. Его окружили шестеро. Впрочем, были не только нападавшие. На противоположной стороне казармы, на кровати сидел парень и около десятка коренастых парней вокруг него.

Акуто не мог подобрать слов. Если они собираются использовать насилие, он бы просто ответил тем же.

Парень с дубинкой подошел к Акуто. Он попытался ударить дубинкой еще раз, но Акуто остановил ее рукой. Затем он схватил дубинку и потянул. После того, как парень потерял равновесие, Акуто ударил его в лицо.

Тем не менее, получивший удар ученик выглядел разочаровано. Удар был не насколько силен, как он ожидал.

“Ясно. Похоже, драться нужно не так, как я себе представлял”.

Он смог успешно защититься с помощью маны, но физически сильнее он не стал.

– Он совсем слабак!

Парень с дубинкой бросил высокомерный комментарий и попытался атаковать еще раз. Вместо того, чтобы просто врезать, Акуто на этот раз сосредоточил ману в своей руке. Его правый кулак ударил в дубинку, та согнулась, и врезалась в лицо нападавшего.

Он, молча, рухнул на пол.

Страх застыл на лицах остальных учеников. Они начали отходить от Акуто шаг за шагом, как будто, чтобы не стать его следующей целью.

“Насколько мерзкими вы можете быть?”

Акуто протянул руку к одному из них. Он сосредоточил ману, и выстелил ее сгустком, похожим на пулю.

Пуля из маны угодила парню в живот, и тот рухнул на пол от боли. Он катался по полу, держась за живот, и громко стонал.

– Вот дерьмо.

Оставшиеся четверо одновременно выстрелили маной в Акуто. Вместо уклонения, он собрал ману на поверхности тела, чтобы защититься. Количество света, образовавшего щит, заставило парней запаниковать.

“Не попадая раньше в серьезный бой, я понятия не имел, что значит иметь больший запас маны. В этом есть смысл. Они начали с физических атак, так как в них они более способны”.

Акуто проигнорировал четверку и пошел дальше, вглубь комнаты. Парень, окруженный другими, был явно их боссом. Именно с ним Акуто собирался говорить.

Парень был большой комплектации. У него скромное, но все-таки бандитское лицо, так что на первый взгляд он явно брутальный человек.

– Я хочу знать, зачем вы на меня напали? – сказал Акуто и парень ухмыльнулся.

– Это так важно?

– Я бы чувствовал себя лучше, если знал почему. Сейчас меня это беспокоит.

– Тогда я тебе расскажу. Ты новый офицер общественной морали. Каждый, кто хочет доказать свое мастерство, будет на тебя нападать. Мы просто решили предупредить тебя.

– Напасть на меня – скудный метод предупреждения. Кстати, я не знаю твоего имени.

– Такеши Кимура, – сказал №3 в рейтинге учащихся, – Теперь, почему бы просто не позволить нам выбить из тебя все дерьмо?

– Что?

– Ты не понял? Мы хотим, чтобы ты отказался от своей новой должности. Плюс, мы хотим убедиться, что ты никогда снова не попытаешься посмотреть на нас сверху вниз.

– Ты просто хочешь драки.

Акуто начал чувствовать раздраженность.

– Это не будет боем.

По указанию Такеши, трое его сподвижников вытащили кого-то из-за постели в глубине комнаты.

Акуто почувствовал, как сердце начало вырываться из груди, когда он увидел человека, которого тащили за руки и за ноги, будто старую половую тряпку.

Это был Хироши. Область вокруг его глаз отекла как мячики, руки покрыты темными синяками. Участки тела, покрытые одеждой, вероятно, также покрыты ссадинами.

– П-патрон…– Хироши был в сознании. Он посмотрел на Акуто и проговорил страдальческим голосом, – Не беспокойся обо мне. Остерегайся этих парней…

Такеши и его банда рассмеялись.

– Этот парень думает, что он герой манги?!

По указанию Такеши, Хироси бросили на пол.

– Подводя итог, если не будешь сопротивляться, мы больше не причиним ему боль. Я надеялся поймать девку, которая таскается за тобой, но мы не смогли ее найти. Если будешь сопротивляться или убежишь отсюда, можешь представить, что потом с ней произойдет. Тебе еще долго учиться в академии. Ты ведь не хочешь жить в страхе, не так ли?

Такеши говорил серьезным тоном, давая понять, что видит себя взрослым, здравомыслящим человеком.

– У меня есть вопрос, – спокойно спросил Акуто.

– Какой?

– Ты проводил аналогию с мангой. Одно я никогда не мог понять, – Акуто посмотрел на Такеши и других парней, – Некоторые люди самостоятельно ставят себя в роли героя или злодея из прочитанной манги или ранобэ, но когда доходит до реальных препятствий, сразу сдаются. Некоторым из них удается найти свой собственный путь в жизни. Но остаются люди, продолжающие имитировать кумиров. Бесполезный мусор. О чем они думают?

– Что, черт возьми, ты несешь?

Похоже, Такеши надоели разговоры. Он кивнул своим подельникам.

Парни подошли к Акуто с ехидными улыбками на лицах.

– Как странно. Я никогда не чувствовал себя более спокойным. Я всегда думал, что в таких ситуациях потерял бы контроль над собой, но ошибался.

Акуто слегка махнул рукой на уровне талии. Будто бы он веником смел из-под парней их ноги.

Приближавшиеся к нему парни внезапно рухнули на пол, словно подкошенные. Они не могли понять произошедшее. Их колени были вывернуты.

– Я просто перебил им колени, манипулируя маной в воздухе. Вы также можете управлять маной, поэтому все решает лишь количество силы. Хотя бы немного сопротивляйтесь, – Акуто говорил со скукой в голосе. Он протянул руку в сторону другого парня, и повернул кистью. Руку парня скрутило, будто его взяли на болевой захват, – Я управляю маной вокруг твоего тела. Ты должен быть в этом искусней меня, поэтому у тебя нет причин волноваться. Давай немного усложним. Если проиграешь, я сломаю тебе руку.

Акуто услышал неприятный звук вывиха сустава и отпустил парня.

– Постой, ты, похоже, не понимаешь своего теперешнего положения?

Такеши судорожно приказал своим подельникам утащить Хироши.

– Понимаю. Нацелясь на моих товарищей, а не на меня непосредственно, вы не оставили мне выбора. Теперь, понимая ситуацию, остается только один выход.

Акуто сломал ногу еще одному парню.

– Ты совсем не понимаешь ситуацию! – кричал Такеши.

– Нет, прекрасно понимаю. Я уже все продумал. Я обездвижу твоих товарищей, но оставлю в сознании. Таким образом, они смогут видеть происходящее. Они увидят, как ужасно их босс страдает.

Акуто вытянул руку. Такеши быстро подскочил с места и отпрыгнул назад, одновременно доставая из кармана цепь. Видимо, она специально создана для использования в бою, она светилась маной.

Акуто пытался маной вывернуть ноги Такеши, но тот отставил для устойчивости опорную ногу назад, пытаясь “пересилить” атаку Акуто. У Такеши выступил пот на лбу, но он сумел выдержать давление Акуто.

– В любом случае, я позабочусь о тебе в последнюю очередь.

Справиться с Такеши будет не так просто, как с остальными. Акуто это понял, и дистанционно управляя маной, закрыл двери в казарму. Он посмотрел на остальных парней. Их лица побледнели.

– Я не сошел с ума. Я просто думал, как полностью предотвратить любые попытки навредить мне и моим товарищам, и пришел к такому решению. Пожалуйста, не держите зла. Я постараюсь объяснить достаточно внятно, что любая обида исчезнет.

Спустя несколько минут после этого заявления Акуто, стоять остались только он с Такеши. Большинство из парней рухнули возле стены. Они пытались сбежать, но им не удалось.

Такеши был загнан в угол, припертый к стене. Он отходил назад, пытаясь избежать давления от магии Акуто, но спиной уперся в стену. Он осознал свое положение и со всей силы горизонтально взмахнул цепью в голову Акуто.

Акуто даже не пытался уклониться. Цепь ударила ему в лицо и обернулась вокруг головы.

– Я достал его?

Улыбка Такеши мгновенно испарилась. Цепь застыла около сантиметра от лица Акуто.

– Он смог заблокировать?

– Это действительно так неожиданно? – Акуто вырвал цепь и бросил ее в сторону, – Теперь, пожалуйста, не вымаливай прощения.

Акуто сфокусировал ману на мизинце правой ноги Такеши, и начал выгибать его назад. Раздался небольшой щелчок, и палец сломался. Такеши вскрикнул и присел. Акуто поднял его перед собой. Парень парил в воздухе, словно распятый.

Убедившись, что все остальные парни смотрят, Акуто начал выворачивать лодыжки Такеши вокруг своей оси, пока они не развернулись на 180 градусов.

Крик Такеши эхом разнесся по казарме.

– Стоп! – крикнул кто-то позади Акуто.

Акуто рефлекторно ответил, – Не могу. Я не успокоюсь, пока не припугну их немного сильнее.

Только после сказанного, Акуто осознал, голос был женским.

“Ох, нет!”

Акуто обернулся. Закрытая им дверь сейчас была открыта. Там стояла Дзюнко.

– Будь ты проклят! Наконец-то ты показал свою истинную сущность! Не понимаю, зачем ты позвал меня сюда?!

“Ох, нет, нет, нет, нет. Что я делаю?”

– Нет, они угрожали мне, поэт…

Пот начал струиться по его лицо, когда он понял, насколько этот аргумент не убедительный. Она видит парня с жестоким блеском в глазах, подвесив и мучая хулигана, занимающего по силе 3е место в школе. Вокруг на полу лежат около 20 парней, с переломанными и вывернутыми руками и ногами, некоторые еще и истекали кровью.

– Не ври мне! Очевидно, кто кому угрожает!

Дзюнко приняла оборонительную позицию, с выражением лица сотрудника полиции, заходящего на место массового убийства.

– Ты опять все неправильно поняла! Я только защищался!

– Никаких оправданий! Я знаю. Ты стал офицером общественной морали, чтобы подмять всех головорезов нашей академии под свой контроль! Ты хочешь завоевать школу, чтобы впоследствии управлять учениками, которые займут важные посты в правительстве!

Дзюнко обвинительно указала пальцем на Акуто.

– Я не планирую ничего подобного. Клянусь!

Такие мысли никогда не посещали Акуто, поэтому обвинение застало его врасплох.

– Будь ты проклят! Почему только со мной ты любезничаешь!? О, я поняла. Ты знаешь, я ученица с высоким рейтингом, противница незаконной деятельности! Ты хочешь объединиться со мной, чтобы ввести в заблуждение добросовестных учеников! Хитро!

Дзюнко делала много предположений.

“Это никогда не закончится…”

Акуто вспомнил слова Фудзико. Он достал из кармана устройство, приводящее в действие таблетки, которые она ему дала. Эти таблетки позволят им прийти к пониманию.

“Начну с себя…”

Акуто поднес устройство к руке и нажал на курок.

Но ничего не произошло.

“Э?”

Он открыл рукоять устройства, чтобы проверить содержимое. Таблетки исчезли.

“Что?”

Устройство самостоятельно не задействуется, так что испариться они не могли. Кроме того, отверстия, через которое они могут выпасть, тоже нет. Акуто запаниковал, но из-за отсутствия таблеток, от этого плана придется отказаться.

“Эм…”

Пытаясь определиться с дальнейшими действиями, Акуто начал по немного спускать Такеши на землю. Тот крикнул от боли и рухнул на пол. Акуто пытался подойти к Дзюнко. Она вцепилась в деревянный меч, словно опасаясь свирепого зверя.

– Не подходи! Если нет, я попытаюсь остановить тебя даже ценой собственной жизни! Даже если проиграю, я постараюсь нанести, по крайней мере, один удар! Я покажу тебе дух человечества, Князь тьмы!

– Подожди секунду… Ты не должна быть настолько серьезной.

Акуто шел вперед, раскинув руки, показывая, нежелание сражаться, но Дзюнко отходила дальше назад.

– Не подходи! Я не смогу противостоять твоей силе! У меня нет выбора. Придется собрать добровольцев со всей школы, чтобы официально наказать тебя!

– Наказать меня?

– Разве ты не слышал о системе школьных наказаний!? Думаю, нет! Но это не важно! Мы используем систему против тебя! Справедливость восторжествует!

Дзюнко, должно быть, была очень напугана. Ее руки дрожали, когда она доставала из кармана шарик. Акуто сразу распознал дымовые шашки, используемые ниндзя – боевой группой последователей Сухары.

– Нет, подожди…

Акуто шагнул вперед, пытаясь остановить Дзюнко, но только заставил ее ускориться.

– Ееее! Я-я же сказала, стой, где стоишь!

Шагнув назад, она пыталась бросить дымовую шашку, но споткнулась об одного из раненых парней.

Дымовая бомба выскользнула у нее из рук.

– Ах…Ох, нет…

Дымовая бомба ударилась об пол и спустя несколько мгновений взорвалась. Дзюнко выглядела немного смущенной.

– ЕЕееее! – кричала Дзюнко.

Белый дым начал распространяться по комнате.

– Вах!

Акуто инстинктивно отошел.

Его зрение затмил густой белый туман, и он почувствовал неприятный запах.

В подвале абсолютно отсутствовала циркуляция воздуха, поэтому потребовалось время для выветривания дыма. Когда он рассеялся, Дзюнко нигде не было видно.

– И что мне делать? – почесав голову, пробормотал Акуто.

Хироши, Такеши и его приспешники валялись на полу.

“Но…”

Акуто беспокоил факт, что он “не потерял контроль над собой”, когда атаковал Такеши. Он пытался действовать рационально и не видел других вариантов решения проблемы.

“Проблема… ситуация может выглядеть как действия Князя тьмы. Уверен, меня будут в этом обвинять… печально…”

Акуто мысленно жаловался, возвращаясь к входу в подвал. Добравшись туда, он включил Короне.

Она не знала о выключении, поэтому сразу же сказала, – Теперь, давай осмотрим подвал.

Он повел Короне в старые казармы. Она сможет излечить раненых, но значит, ему нужно рассказать правду. По пути туда, Акуто придумывал способ все объяснить ей.

Часть 4

– Иными словами, ты все это сделал, пока я была отключена? – спросила Короне.

– Прости.

Акуто склонил голову.

Они были в его комнате в общежитии. Короне лежала на кровати, в то время, как Акуто опустив голову, сидел на полу. Он объяснил большинство из случившегося.

– У меня нет записи инцидента, поэтому я не могу тебя наказать. Тем не менее, думаю, ты должен взять на себя ответственность за проблему, связанную с Хаттори Дзюнко, – равнодушно сказала Короне.

– Так и сделаю. Проблема заключается в …

– Покорно принять наказание – один из способов.

В академии существует система наказаний. Большинство учеников никогда о ней не слышали, как и Акуто до сего момента. Пережиток войны, оставшийся в школьных правилах.

Если кто-то попытался навредить школе, его преступления будут обнародованы, и он должен принять вызов на дуэль от неограниченного количества учеников. Система наказаний была создана для борьбы с предателями и шпионами.

– Давая обвиняемому шанс бороться, говорит о благородности системы, но…

– Это пережитки более жестокого времени, – договорила Короне.

В соответствии с системой наказаний, Акуто сойдется в поединке (точнее будет атакован) с Дзюнко и учениками, которых ей удастся собрать.

– Касаемо моих преступлений…полагаю, я уже сделал достаточно.

Короне уже узрела травмы Такеши и его сподвижников. Плюс, Дзюнко, скорее всего, рассказала все учителям.

– Но, в то же время…что если я выиграю? Разве не станет только хуже? – искренне спросил Акуто.

– Именно поэтому я предложила покорно принять наказание, – со столь же серьезным выражением ответила Короне.

– Неужели это единственный выход? Я пытался поговорить с учителем, но это не помогло.

Осознав происходящее, он естественно поговорил с Мицуко – сенсей. Ее ответ был прост. Ее глаза загорелись, и она сказала, – Ты собрался умереть? Ты, правда, умрешь? Отлично! О, я так взволнована! Предоставь мне место в первом ряду! Я верну тебя назад с помощью некромантии, когда умрешь!

Единственное ее отличие от черных магов – разрешение на использования некромантии. Это всегда бросалось в глаза, но сейчас было просто очевидно.

Он был обеспокоен сильнее, чем когда либо.

– Кто-нибудь бы хотел стать Князем тьмы, если имел достаточно сил? Ах…единственный вариант – проклинать судьбу?

В этот момент еще кое-кто проклинал судьбу.

Это была Дзюнко.

Она сидела в стиле сэйдза на татами, разложенными в ее комнате. Она одета в традиционный японский белый наряд. Она сфокусировала мысли на листе бумаги перед собой, держа в руках каллиграфическую кисть.

– Отец, Мать, Бабушка. Прошу прощения за мои поступки. Все ради справедливости и нашей страны. Я должна проклинать судьбу, что нахожусь в ненужное время в ненужном месте. Нет, пожалуй, я должна радоваться, что могу победить Князя тьмы, пока он еще слаб.

Она пробормотала несколько вариантов написания прощального письма. Ее эмоции росли, пока она говорила, поэтому ее слова постепенно стали походить на жалобы.

– Ах… А я думала, он на самом деле порядочный парень. Не могу поверить, что он такой ужасный человек. При первой встрече он мне очень понравился. Я никогда не встречала такого парня прежде. Поэтому я так удивилась, услышав, что он будущий Князь тьмы. Но теперь я увидела. Он идеально подходит на эту роль. И почему он с легкостью подбирает слова и совершает действия, причиняющие мне больше всего боли? Я сильная, но в то же время неуклюжая и слабонервная. Ненавижу людей, которые любят ввязываться в драку, считая это благородным. Но я никогда не пыталась наказать Кимуру Такеши, и мне не хватило смелости добровольно стать офицером общественной морали… Как ему удалось с легкостью все это сделать? И он очень сильный… нет, звучит, будто я забочусь о нем. Не смеши меня. Завтра я могу умереть, поэтому нужно написать последнюю волю. Посмотрим…

Дзюнко потянулась к чернильнице, чтобы макнуть кисть, но не смогла до нее достать.

– Ой, да ладно…

Смотря в потолок, она протянула руку достаточно далеко, чтобы достать. Она, естественно, в этот момент не смотрела на чернильницу. Дзюнко коснулась ее кончиками пальцев.

– О, вот она.

Дзюнко поднесла ее ближе. Но кое-что показалось ей странным. Она стояла ближе, чем должна.

– Что?

Она склонила голову набок в замешательстве.

Чернильница была явно ближе, чем стояла, когда Дзюнко смотрела на нее. Она подвинулась в сторону ее руки.

– Э?

Дзюнко осмотрелась, но никого не заметила.

– Ч-что?

Все еще пребывая в недоумении, она продолжила писать последнюю волю.

Фудзико наблюдала за событиями в старых казармах с помощью “монитора”. Там была спрятана крошечная скрытая камера, по форме напоминающее крылатое насекомое. Такие устройства были противозаконны, но Фудзико сделала его сама. Она видела все, от насилия Акуто, до пропажи таблеток, в хрустальный шар, расположенный в ее потайной комнате. До попытки Акуто использовать препарат, все шло по плану. Однако…

– Очень странно, – сказала она голове своего брата.

– Это он?

– Да. Исчезновение таблеток портит мои планы, – Фудзико задумчиво поднесла руку к подбородку, – Но… он с таким спокойствием истязал людей. И он ошибочно воспринял свои действия как оправданные. Тебе не кажется, что он идеально подходит на роль Князя тьмы? – Фудзико говорила будто завороженная, – Если бы я смогла сделать его своим, не используя магию.