Том 1    
Глава 5: Грозный оптимист


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Bad_Mause
3 г.
Хотелось бы поработать редактором этого тома, так как в тексте присутствует много ошибок...
NeXtasY
3 г.
стоит ли вообще читать, а то аниме х3 показалось с огромными дырами
ПоследнийСерафим
4 г.
Эх печалька... ток первый том(9 Ну да ладно, буду ждать=)
Tar di S
4 г.
Эх...редактор бы не помешал тексту. Просто открыл рандомную страницу и...ну, по крайней мере читабельно, но адаптация на русский слабая, да и ошибки в достатке.
Кстати, вы, наверно, с помощью автозамены в текстовом редакторе заменили дефисы на тире. Так вот, теперь перед гонорификами в тексте тире( ну, во второй главе, которую мне повезло открыть, многочисленные "Мицуко – сенсей" )
OKOS
4 г.
Спасибо за перевод. Жду продолжения
redheadbrains
4 г.
А аниме сколько томов затронуло?
Baguk
4 г.
>>18240
А аниме сколько томов затронуло?

5 томов
grayson
4 г.
Большая просьба, хотя бы поставь тире за место дефисов там где это нужно.
Baguk
4 г.
>>18238
Большая просьба, хотя бы поставь тире за место дефисов там где это нужно.


Исправил, спасибо за подсказку.
sentence
4 г.
Спасибо за перевод.
samogot
4 г.
комменты пашут)

Глава 5: Грозный оптимист

Часть 1

Угнетающее утро наступило для Акуто.

Вся школа была на ушах еще до наступления рассвета. Весть о введение в действие системы наказания распространилась прошлой ночью. Это произошло всевозможными методами, включая телепатические сообщения и плакаты.

• Любой желающий может принять участие в исполнении наказания.

• Наказание может приводиться в исполнение только в течении часа, во время обеденного перерыва.

• Если цели наказания удастся сбежать в пределах школы, его преступления будут игнорироваться.

• Если цель наказания погибнет, остальные участники не будут обвинены в преступлении.

• Пособничество цели наказания не запрещается, но эти люди автоматически приравниваются к цели наказания.

– Получается, я должен избежать нападения участников, находясь на территории школы во время обеденного перерыва.

Акуто ночью мысленно подготовил себя. Когда он шел в столовую на завтрак, люди волнами открывали ему проход, так быстро, что даже Моисей мог позавидовать.

“Сейчас они сильнее всего ненавидят…нет, боятся меня”.

Акуто был шокирован. Как только он занял свое место, услышал возбужденный голос, наполненный большой любовью, граничащей с поклонением.

– Патрон! Я помогу тебе! Я, Хироши, буду рисковать жизнью, чтобы защитить тебя!

Хироши низко поклонился, несмотря на не до конца зажитые раны.

Акуто с улыбкой обернулся и сразу же отверг предложение

– Нет, ты не обязан этого делать. Ты не должен умереть.

– Я знаю, так произошло только потому, что ты пытался спасти меня…

Хироши лил по-настоящему извиняющиеся слезы.

– Именно поэтому я и не хочу, чтобы ты здесь погиб. Я с легкостью смогу сбежать от них. Нужно действовать осторожнее, – сказал Акуто, стараясь сохранить свой голос максимально беззаботным.

У Хироши не осталось выбора, кроме как отступить.

Однако…

“Звучало как вызов всем остальным…”

Акуто посмотрел на других учеников, которые холодно на него смотрели.

Он отправился в класс. Даже после начала занятий, все выглядели обеспокоенными. И Акуто не исключение. Напряженность царила в воздухе на протяжении всего урока.

“Нужно убедиться, что Хироши быстро уйдет”.

Он начал мысленно моделировать ситуацию.

“Стоит выпрыгнуть из окна класса? Не хочу причинить вред кому-то из одноклассников. Ох, если подумать, Киины сегодня здесь нет. Как бестактно…”

Акуто огляделся.

Урок закончится через 5 минут.

Большинство из его одноклассников не хотели иметь ничего общего с наказанием. Они не хотели пострадать во время инцидента. Но несколько парней, тайных поклонников Дзюнко, испускали явное намерение убийства.

И в довесок, Мицуко – сенсей выглядела невероятно взволнованной, следовательно, урок походил на банальное чтение учебника.

Осталась минута.

Ученики других классов начали собираться возле аудитории. Либо их отпустили раньше, либо занятия до обеденного перерыва отменили. Старшеклассники были очень мотивированы. Они или друзья Такеши, или занимающие в рейтинге позицию, ниже, чем 4я.

“Люди слишком этим обеспокоены”.

Горькая улыбка появилась на лице Акуто, но отсчет уже начался.

– Патрон… – озабоченно сказал Хироши.

– Не беспокойся обо мне. Ты должен немедленно бежать, – ответил Акуто.

Мицуко – сенсей отвесила ненужный комментарий.

– Звонок будет сигналом. До него сидеть на местах. Пять, четыре…

Глядя на часы, она отсчитывала время.

И тут раздался звонок.

– Хорошо, урок окончен …

Мицуко – сенсей не успела даже договорить, как метательный нож, отравленный дротик и магическая пуля одновременно полетели в сторону Акуто. Он создал вокруг себя барьер из маны и отскочил из-за парты. Не теряя ни секунды, он прыгнул к окну.

Защитный барьер остановил большинство атак, но волшебная пуля, созданная из чистой маны, пробила барьер и попала в ногу. Акуто потерял равновесие и выпал через окно. Он рухнул в школьный двор вместе с осколками стекла.

“Вчера я так легко отбивал нападения… может, сейчас я недостаточно сосредоточен? Мне нужно злиться, как вчера?”

Акуто был в замешательстве. К несчастью, времени подумать, у него не было. Он спиной врезался в землю. У Акуто более чем достаточно магической силы, но он еще не успел научиться ею пользоваться. Он проклинал свою неопытность. Атакующие ученики использовали магию полета, и из окна направились вниз.

“Но я не умею летать!”

Акуто побежал к горе за школой, думая, что там будет проще скрыться. Но, как оказалось, совершил большую ошибку. Он явно недооценил умение летать. Ученики сразу его заметили с воздуха и начали стрелять всевозможными снарядами.

“Вах! Направившись в лес, я не собирался проредить его!”

Акуто развернулся, направившись обратно в здание школы. Несколько преследователей бежали в его сторону.

“Черт возьми. Большинство учеников – просто зеваки!”

– Осторожно! – крикнул Акуто, выстрелив сгустком маны вперед перед собой, где она яростно взорвалась.

Он заметил несколько человек, летевших по воздуху, но не успел увидеть, поразило ли их взрывом, или они уклонились, используя магию полета.

Он проскочил место взрыва и забежал в здание школы. Здесь было гораздо больше зевак, но отбиваться от преследователей в ограниченном пространстве коридоров гораздо проще.

– Прочь с дороги!

Он бежал по незнакомым коридорам, отталкивая людей со своего пути. Еще не прошло и десяти минут, а он уже запыхался. Спрятаться никак не удавалось. Его постоянно кто-то видел. Большинство зрителей нельзя назвать союзниками.

Акуто больше не мог бежать. Ему пришлось сбросить темп до быстрой ходьбы. Он бродил по школе как кошка, которая не может найти дорогу домой.

“Они работают слажено, как группа”.

Сомнения начали закрадываться в голову Акуто. Несколько преследователей настойчиво атаковали, но держались на расстоянии. Казалось, его куда-то вели.

Наконец, Акуто добрался до крыши. Там выстелен большой газон, используемый в качестве спортивно площадки. Все равно, крыша есть крыша. Это был край.

“Похоже, меня загнали в угол”.

Ему не оставалось ничего, кроме как придумать план побега. Он достиг края и обернулся. Его окружила толпа. Один из преследователей был отличным стратегом, грамотно использовавший тот факт, что Акуто не умел летать, и загнал его в угол. И этот стратег…

Из толпы вышла Дзюнко. Парень ожидал увидеть в ее глазах неимоверную жажду убийства. Вместо этого они выражали решимость. В руках она держала настоящий меч.

– Я хотела бросить вызов один на один, но нет ничего постыдного, чтобы попросить помощи в бою против более сильного соперника. Помни, даже если победишь меня, придут другие.

Дзюнко держала свой меч в Хассо Хамае.

– Пожалуйста, прекрати это… Хотя полагаю, уже слишком поздно.

Акуто выдавил бессильную улыбку.

Дзюнко кивнула и сказала, – Да, уже слишком поздно.

Затем Дзюнко произнесла заклинание. Ее силуэт начал смазываться и начали появляться ее точные копии, как и в прошлый раз…Но на этот раз тело девушки не раздвоилось.

Четыре Дзюнко начали атаковать Акуто.

“Не получится уклониться от всех четырех. И вряд ли смогу отразить четыре атаки”.

Он смог защититься от атак, когда его сила выходила из-под контроля, или когда переполнялся гневом, но чувствовал, сейчас ему не удастся блокировать настоящие мечи.

Он инстинктивно это понимал.

– Ккииияяяя!

Четыре Дзюнко одновременно ринулись на него. Четыре различных удара мечом летели в него с четырех разных направлений.

Акуто уклонился от одного меча и попытался развернуть в сторону острие остальных с помощью маны.

Но, как и ожидал, он не смог полностью уклониться. Один из мечей слегка задел его и через одежду проступила кровь.

– Гх…!

Акуто пошатнулся и оперся о поручень, расположенный по всему периметру крыши. Острие четырех мечей прижимались к его горлу.

– Здесь все и закончится, – холодным тоном сказали все четыре Дзюнко.

– Я правда не думаю, что сделал что-нибудь достаточно ужасное, чтобы заслужить это, – в болевой агонии простонал Акуто.

– Тогда тебе нужно изменить способ мышления. Хотя нет, у тебя не будет шанса сделать это. Я видела, ты пытался контролировать других посредством насилия. Разве ты не понимаешь, насколько ужасно такое преступление?

– Ох, тогда…

Теперь Акуто понял.

Он был уверен в благородности своих намерений. Возможно, личность Князя тьмы ему действительно подходит. Если бы он просто поддался гневу и избил тех преступников, никто не назвал бы его Князем тьмы, неважно, насколько сильным он может быть.

– Но это всего лишь показывает, какой я человек.

– Тогда, к сожалению, ты должен умереть, – сказала Дзюнко.

Акуто с трудом верил в происходящее, но начал думать, возможно, ему и вправду лучше умереть.

Но вдруг…

– Ты не можешь изменить свою индивидуальность, но можешь изменить образ мышления, – сверху крикнул веселый голос.

Шокированные Акуто и четыре Дзюнко посмотрели вверх.

Там парила Киина. Когда она заметила взгляд Акуто, отчаянно начала держать подол юбки и приземлилась на крышу. Киина держала руки за спиной и широко улыбалась, что никак не вписывалось в атмосферу сложившейся ситуации.

– Киина?

– Что ты здесь делаешь!?

Киина проигнорировала удивление Акуто и Дзюнко и широко раскинула руками. Она начала говорить восторженным голосом, будто читала стихи.

– Вы двое – настоящие друзья. Вам не нужно обижать друг друга.

– Что за чушь ты несешь?

– Верно. Мы как раз собирались…

– Нет! Разве вы двое не уделяете слишком много внимания друг другу?

Киина говорила так громко, что Акуто и Дзюнко совершенно растерялись.

– Э?

– Подожди секунду…

– Нет! Я знаю правду. А – чан очень старательный и усердно работает, когда дело касается помощи другим. Просто он любит немного покрасоваться, что и приводит к неприятным последствиям.

– Эй… – сказал Акуто от шока.

– И Дзюнко – чан увидела эту сторону А – чана, и действительно хочет быть рядом с ним, но должна заботиться о своей репутации. А еще, Дзюнко – чан завидует силе А – чана, и мужеству, с которым он совершает правильные поступки. Я все это знаю!

– П-подожди!

Все четыре Дзюнко одновременно покраснели.

– Вы двое немного неуклюжие, но вы настоящие друзья. А это означает, что вы не должны противостоять друг другу! – голос Киины разнесся по крыше.

Вся злоба между ними испарилась. Дзюнко покраснела и стояла с опущенной головой.

– …Я потеряла мотивацию. Я выхожу из этой битвы, – клоны Дзюнко исчезли, а настоящая отвернулась от Акуто, – Не слушайте Киину. Она понятия не имеет, о чем говорит.

Акуто горько улыбнулся, держась за рану.

– Я не хочу…на самом деле я никогда и не собиралась. Да и это ничего не решает.

Акуто смотрел на толпу учеников, окружающих его.

Некоторые испускали огромную жажду убийства.

– Правда, гнев остальных не охладиться только потому, что я покину поле боя, – сказала Дзюнко.

Дзюнко не знала, что убийственные мотивы были, только, у ее тайных поклонников.

“В любом случае меня здесь убьют. Честно говоря…”

Акуто жаловался сам себе. Было очевидно, что речь Киины ничего не решит.

– Тебе нужна помощь? – спросила Дзюнко, слегка повернувшись к Акуто.

– Не шути так. Ты начала на меня охоту.

– Я признаю. Я зашла слишком далеко! – Дзюнко полностью повернулась к Акуто, – Итак, разреши мне помочь!

– Позволить тебе здесь погибнуть, значит полностью разрушить мои принципы.

– Я пытаюсь сказать, что не позволю этому случиться!

– Но ты слабее меня…

– Хочешь снова меня разозлить?!

Их разговор разозлил толпу еще больше. Их переполнял гнев.

Но потом…

– Не волнуйтесь! – закричала Киина.

– А?

Акуто и Дзюнко посмотрели в сторону Кинны. Они предполагали, что у нее вообще не было никакого плана. Девушка уверенно положила руки на бедра и заговорила.

– Если всем вместе поесть риса, все будет хорошо!

И Акуто и Дзюнко разочаровано взялись руками за голову.

– Ты все еще думаешь об этом?

– Пожалуйста, сделай что-нибудь с этой пришибленной!

Но Киина не расстроилась.

– Нет! Рис - самое лучшее в мире. Теперь, Короне - чан!

С последним комментарием, Киина подняла руку. Акуто посмотрел вниз и увидел Короне. Она держала в руках устройство, похожее на базуку, стоя ниже на земле.

– Э?

Короне выстрелила каким-то снарядом из базуки. Снаряд полетел в воздух, оставляя за собой клубы дыма, а затем взорвался возле крыши.

“Устройство для распыления лекарства, которое она упоминала”.

Он вспомнил слова Короне во время того нелепого разговора.

– Она зарядила его рисом?

Киина кивнула.

– Все ученики вместе поедят риса! Теперь все поладят! – воскликнула она.

Мрачное выражение застыло на лицах Дзюнко и Акуто.

– Нам конец…

– Ага.

Однако…

– Что?

Толпа успокоилась. Они были в восторге от света, точнее от риса, который сыпался на них с неба.

– Не может быть…

– Невозможно…

Акуто и Дзюнко были ошарашены. Только одна Киина ликовала.

– Ура! Ура! Рис и правда заставляет всех ладить!

“Не похоже, что они “ладят”. Выглядит скорее…”

Акуто заметил перемену в поведении учеников. Попавшие под действие базуки Короне, выглядели, будто попавшие под воздействие какого-то наркотика.

– Ах…Ах ха ха ха ха ха ха…

– Ты тоже почувствовал себя гораздо лучше?

– Ах…просто восхитительно! Я чувствую себя так хорошо!

Они все говорили подобные вещи.

– Что происходит?

Акуто немедля возвел барьер из маны. Дзюнко и Киина тоже были внутри барьера.

Он в изумлении наблюдал за толпой. Ученики начали бродить, словно зомби и уходили с крыши.

– Мы должны проследовать за ними?

Дзюнко обняла Акуто, помогая ему встать. Прижимая рану, он поднялся.

Они следовали за толпой, численность которой все росла и росла. Казалось, они все следовали в женское общежитие.

– Что происходит?

Часть 2

Акуто склонил голову в замешательстве, но ответ не заставил себя долго ждать.

Толпа собралась вокруг женского общежития. Девушки, конечно, вошли внутрь. Парни, вход которым был воспрещен, кричали извне.

– Этои Фудзико! Пожалуйста, позвольте увидеть Вас! Позвольте увидеть Вас, хотя бы на мгновенье!

Девушки, должно быть, собрались возле комнаты Фудзико. Изнутри слышались крики “Фудзико - сама”.

– Ч-что?

Акуто и Дзюнко стояли совершенно сбитые с толку, но тут сзади подошла Короне.

– Это действие препарата. Киина – сан, ты положила что-нибудь кроме риса?

– Да, я положила препарат, который нашла, – с готовностью ответила Киина.

“Препарат, который она нашла?...Случайно не те таблетки, которые мне дала Этои –семпай!?”

– Нашла? Нашла где? – спросил Акуто, и Киина снова с готовностью ответила.

– В твоей комнате.

Когда он посмотрел, Киина невинно улыбнулась. Но он не мог задавать ей больше вопросов. А что, если она была в курсе всего и украла таблетки из его кармана?

“Если она украла таблетки, значит, вот о чем Короне пыталась меня предупредить на лестнице? Киина обратилась невидимой, и последовала за мной…”

– Что делает этот препарат? – спросил Акуто Короне.

– Это не лекарство, предназначенное для распыления подобным образом, поэтому могу только предполагать. Он заставляет пострадавших влюбиться в определенного человека. Эффект был ослаблен при распылении, поэтому в оригинале может иметь другой эффект.

“Значит, Этои – семпай меня обманула? Нет, это еще не доказано. Но мне нужно быть осторожней”.

Множество различных подозрений заполнило голову Акуто. Если бы он воспользовался препаратом на себе и Дзюнко, они бы попали под контроль Фудзико? Если так, Киина спасла их, ничего даже не сообщая.

– Зачем тебе этот препарат?

– Эх…Мне сказали, он позволяет людям лучше понять друг друга.

– Значит, ты следила за мной?

– Да. Прости, что не сказала. Надеюсь, ты не будешь сердиться.

– Этои - семпай пыталась обмануть меня?

– Зачем? Этои - семпай хороший человек.

Акуто не мог сказать, все получилось случайно, и Киина все знала и сделала так нарочно.

“Не важно. Во всяком случае…”

– Эффект продлится долго? – спросил Акуто Короне.

– Предполагаю, до заката.

Как и предсказала Короне, женское общежитие было оцеплено до наступления темноты. Акуто и представить не мог, что творилось внутри. Он слышал крики Фудзико, и видел парней, проливающих слезы счастья, когда они услышали ее.

И конечно, вопрос, связанный с Акуто, не был полностью решен. Казалось, препарат повлиял на мозги учеников таким образом, что они потеряли почти все воспоминания о том дне. Они вернулись к прежнему состоянию, когда ненавидели Акуто не так сильно.

Когда Фудзико поняла, что ее план провалился, женское общежитие уже было окружено учениками. Она, конечно, наблюдала за Акуто через “монитор”, поэтому знала, что Короне распылила препарат.

– Значит, он полностью разгадал мой план!

Это было недоразумение. Но все выглядело очень естественно, что Фудзико поверила.

– Он и вправду Князь тьмы! Теперь, когда он увидел, какая я на самом деле, больше нет смысла беспокоиться о конспирации! Я должна сделать его своим, и разрушить этот мир как можно скорее!

Фудзико вытащила “тетрадь злобы”, чтобы записать недовольство по поводу Акуто и новый план, но звуки волнений за пределами общежития, поступающие из хрустального шара, вернули ее в реальность.

Девушки уже пробились в общежитие. Фудзико отвела взгляд от хрустального шара и услышала, как кто-то колотил в дверь, да так сильно, что казалось, ее сейчас выбьют.

– Фудзико - сама! Фудзико - сама! Фудзико - сама!

– Обними меня!

Девушки призывали к ней. Видимо, препарат странно подействовал из-за распыления.

– Я должна положить конец этой кутерьме…

Фудзико открыла дверь. Препарат должен заставлять людей подчиняться ей, даже в этой искаженной форме. Она предполагала, что сможет успокоить толпу.

Тем не менее, лавина девушек ворвалась в ее комнату, как только она открыла дверь.

– Ччтттооооо!?

Фудзико мгновенно была погребена под девушками.

– Ах, Фудзико – самаааа!

– Я по-настоящему люблю Вас!

– Я всегда хотела сделать это, Фудзико – сама!

Руки потянулись со всех сторон и ощупывали каждый сантиметр тела Фудзико. И в процессе, с нее сорвали всю одежду.

– Нееет! Прекратите! – крикнула Фудзико. Но казалось, ее крики, оказывают, противоположный эффект.

Возбуждение девушек вокруг нее только продолжало расти.

– Стой! Не трогай меня там!

– Ах! Да! Да! Вы так прекрасны!

– ЭЭЭЭ!

Фудзико оставалась зажата среди всех этих девушек, даже после того, как с нее сорвали всю одежду. Ее ад продолжался до самой ночи.

– Нееееееееееееееееееееееееееееееееееееееттттттттттттттттттттттттттттт!

Часть 3

– Кстати.

Шум утих. Акуто сидел в своей комнате. Скрестив руки, он размышлял. Оставался неясным самый главный вопрос о Киине.

– О чем ты думала?

Акуто решил напрямую спросить.

– Рис такой вкусный, – ответила Киина.

Перед ней стояла рисоварка. Киина черпала из нее рис большой ложкой.

Он согласился взять на хранение рисоварку в качестве инвестиций, чтобы узнать, о чем думала Киина. Но он был уверен, от этого не будет никакой пользы.

И тут в окно постучали.

Окно открылось. Это была Дзюнко.

– Девушки не должны приходить в общежитие для парней! – закричала она, указывая на Киину.

– Но ведь ты пришла, Дзюнко - чан, – жаловалась Киина.

– Я еще не зашла! Я стою снаружи!

– Ээх? Так почему ты здесь? – надувшись, спросила Киина.

Дзюнко покраснела и тихо пробормотала.

– З-заткнись! – затем она указала на Акуто, – Я решила, у меня нет выбора, кроме как убедиться, что ты останешься на правильном пути! Я буду обучать тебя, поэтому ты не сможешь делать ничего плохого! Готовься! – она повернулась к Киине, – Что еще более важно, Киина! Ты стала невидимой и прокралась в мою комнату, не так ли?

– Как ты можешь такое говорить. У тебя нет доказательств.

Киина поднесла еще одну ложку риса ко рту.

– Доказательства? Откуда ты знаешь, о чем я говорила сама с собой!?

– Ты имеешь ввиду, что ты бормотала о А – чан. Я не слышала.

Слова Киины заставили Дзюнко покраснеть еще больше.

– Нет слышала! Должна была слышать! Нет, подожди! Ты не должна повторять мои слова! Тихо! Я поняла! Я больше не буду давить на тебя по этому вопросу!

Дзюнко и Киина громко спорили рядом с Акуто.

Он держал голову руками и сказал, – Ах, что со мной будет…?

– Если и правда хочешь знать, ты станешь Князем тьмы. Ты точно хочешь этого? – ответила Короне на его риторический вопрос.

– Патрон! Хочешь поиграть в игру!? – из-за двери крикнул Хироши.

Его школьная жизнь только начиналась, но Акуто был почти уверен, все могло быть еще более хлопотно.

Не только Акуто беспокоился о его школьной жизни. Мицуко – сенсей и президент школьного совета разговаривали в учительской. Маленькая, но все же импозантная на вид президент не изменила свой тон даже при разговоре с учителем.

– Ум, теперь, когда Этои Фудзико думает, что Сай Акуто знает о ее истинной личности, черный маг, вероятно, будет пытаться захватить школу, – жаловалась президент.

– Я точно не знаю о произошедшем 100 лет назад, но не удивлюсь, если ситуация повторится, – сказала Мицуко – сенсей надув щеки.

– Не знаю, но думаю, мы сможем справиться, – сказала президент, издав сухой смешок.

– В любом случае, нельзя определенно назвать его добром или злом, только потому, что он Князб тьмы. Попробуйте сделать так, чтобы он не присоединился не к одной из сторон.

– Сенсей, будет не так просто. Если родители Хаттори – сан решат противостоять черным магам, он, вероятно, примкнет на их сторону.

– Просто проследи, чтобы подобного не произошло.

– Президент школьного совета не всемогущ! Еще кое-что меня беспокоит.

– Что?

– Сога Киина. Кто она? – спросила президент, будто ее слова несли особый смысл.

Однако Мицуко – сенсей лишь склонила голову.

– Не знаю. Она обычная ученица. Просто обычная ученица, – с усмешкой сказала она.