Том    
ГЛАВА 4 - Морио


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
kostasmov
25.04.2020 13:57
Новелла не полная, потому что перевод ещё в процессе
bodamelnik411@gmail.com
25.03.2020 15:12
Почему не полная новелла?
kostasmov
25.08.2019 02:20
Если вам интересны новости о ходе перевода, иллюстрации и прочая информация от переводчика, советую подписаться на группу перевода ВК - Jorge Joestar Russian.

ГЛАВА 4 - Морио

Дорога от Ниши Акацуки до Морио посреди бела дня потребовала добрых шесть часов, и это даже при использовании самолётов, поездов и автобусов в самой эффективной комбинации из возможных. На автомобиле она длится 650 километров, что заняло бы примерно то же время. Сообщили мне о смерти Цукумоджуку в 6:30, так что Цукумоджуку, должно быть, отправился сюда вскоре после того, как я оставил его в госпитале. Либо он притворялся, будто ему неинтересно, либо после моего ухода он нашёл причину для беспокойства. Всё так, или же другой человек отвёз его в Морио, что убить его там, а может уже и после убийства. Хотя перевозить труп шестнадцатилетнего парня не так уж и легко.

То, как он сюда попал, было не единственным вопросом. Тело шестнадцатилетнего парня маленьким не назвать, а тело Цукумоджуку осталось в значительной степени неповреждённым.

Его горло было перерезано так глубоко, что всего один слой кожи удерживал его голову на плечах. Он был найден голым, завернутым в одно лишь в красное ромбовидное полотно. На плече у него висел плотничий топор, а нашли его посаженным на медведя. Очевидно, композиция была выстроена так, чтобы выглядеть как что-то из народной сказки про Кинтаро[✱][✱]Константин Джон Фиппс — британский ботаник, мореплаватель и полярник. Первым из европейцев, составил описания белого медведя. Кинтаро — персонаж японского фольклора. Во всех легендах о себе встречается с человеком, притворявшимся лесником, который, восхитившись его силой, предлагает ему стать самураем при князе Сакато. Также по легенде Кинтаро победил медведя, после чего тот встал ему на службу.. С тех пор, как я покинул Фукуи, в моей голове без конца крутились слова детской песенки про Кинтаро. Это было совершенно неуместно, конечно. Убийца выстроил такую сценку не ради шутки. Вот как я думаю.

Вскоре после часу дня я сошел с поезда на станции Морио и осмотрел карту города, размещённую прямо за воротами. Дежавю. Бывал ли я здесь раньше?

Я был уверен, что нет. В Тохоку жил знаменитый детектив Намахагэ, и с делами, которые требовали кого-то вроде него, он справлялся практически всегда, поэтому меня сюда никогда не вызывали. В начальной школе мы ездили в Нару и Киото, а в средней школе в Токио, так что это была моя первая поездка на север.

Высоких зданий вокруг станции нигде не стояло, однако было много пешеходов и рядов украшенных фасадов магазинов и кафе. Было одновременно мирно и оживлённо. Город был хорошо спроектирован; в поле зрения не виднелось телефонных столбов, и для пешеходов и машин пространства было много. На кольцевой возле станции стоял автомобиль, из которого шла агитация предстоящих выборов, но динамик оставался на приличном от меня расстоянии. «Кумотаку, сын Морио. Кумотаку, звезда севера. Кумои Такуми просит ваш голос». Я был голоден, так что остановился у ресторана около станции и получил мисо-суп с языком[✱]Мисо суп (мисосиру) — традиционное и очень популярное блюдо японской кухни, представляющее из себя суп с растворённой в нём пастой мисо. В состав супа включается множество второстепенных ингредиентов, их набор зависит от региона и сезона. — видимо, местный деликатес. Он был хорош. Говяжий язык толще и мягче, чем я себе представлял, Цукумоджуку. Покойся с миром. Закончив приём пищи, я оценил своё внутреннее состояние. Я знал Цукумоджуку всего пару часов с тех пор, как стал свидетелем его попадания в наш мир, и, по сути, я был единственным живым человеком, которого он здесь знал. Больше о его смерти сообщить было некому, и, в принципе, я был здесь, чтобы похоронить его. В свете этого я решил не пробовать сладкие кунжутные клёцки, которые привокзальный ларёк одержимо убеждал купить туристов. Я остановил такси и направился в «Дом Перекрёстных Стрел», где было найдено тело моего странного гостя. Морио находился на пологой долине, и как только мы покинули торговый район, мы оказались в сельскохозяйственных угодьях. Дорога через поля вела к морю. Когда мы приблизились к воде, круглые холмы стали встречаться чаще, и рельеф этот продолжался в воде; множество крошечных островков рассеялось по мелководью. На секунду они стали похожи на группу умибодзу[✱]Умибодзу — дух в японском фольклоре, который, как говорится в легендах, обитает в океане и опрокидывает судно любого, кто смеет говорить с ним., выглядывающих из воды; это и в самом деле было поразительно. И туризм здесь дружелюбный, что продемонстрировали экскурсионные лодки, плывущие из гавани и обратно. В доках же выстроился ряд сувенирных магазинов, отелей и ресторанов.

Дом Перекрёстных Стрел стоял на вершине круглого холма, самого большого в округе и самого близкого холма к воде, с фантастическим видом на море и гавань. Белые стены и плоская крыша выстроились перед голубым небом, придавая дому вид маленького изящного музея. Когда моё такси достигло вершины холма, я увидел владельца здания, стоявшего снаружи. Им был мангака по имени Кишибе Рохан.

Ему, предположительно, было за тридцать, но, к моему удивлению, выглядел он едва ли старше подростков. Манги я читаю немного, а его мангу не читал вовсе, но имя его мне было знакомо. Цикл «Pink Dark Boy» выпускался двадцать лет, а не так давно была начата восьмая часть. Я вышел из такси, поздоровался и извинился за то, что не знаком с его работой.

— Тогда позвольте показать вам моё мастерство, — сказал он, и его палец сделал несколько взмахов в воздухе перед моими глазами, создавая эскиз загадочного мальчика в широкополой шляпе. Я не только смог разобрать, что он рисует в воздухе, но и, по всей видимости, был так впечатлён уровнем его мастерства, что почувствовал, будто меня ударила молния, и застыл на месте, неспособный пошевельнуться. Думаю, на мгновение я даже потерял сознание.

Не знаю, удивило ли его это или разочаровало, но он бросил на меня полный сомнения хмурый взгляд и затем сказал:

— Я покажу вам дом со всех сторон. Приобрёл я его совсем недавно и жил я здесь всего шесть месяцев. Что за невезение! Вот я рад приобретению крайне необычного здания, и вот его используют для убийства. Как банально! Думаю, мне надо будет обратить это во что-нибудь стоящее, но не могу же я просто взять и расписать детали реального случая в своей манге. Или я должен быть больше побеспокоен поиском места для ночёвки? Пока дело не раскроют?

Он разговаривал очень быстро и часто менял темы; разговор с ним явно обещал быть испытанием.

— Я в этом сомневаюсь; этот дом достаточно большой, вам не обязательно использовать комнату, в которой было найдено тело, и, похоже, здесь много входных дверей.

— Понятно! Хорошо. Да уж, и Агата Кристи, и Эллери Куин[✱]Агата Кристи — английская писательница и драматург, относится к числу самых известных авторов в детективной прозе / Эллери Куин — творческий псевдоним двух американских писателей, двоюродных братьев Даниэля Натана и Эмануэля Леповски. Вместе занимались написанием детективных произведений. в своих произведениях показывали, как после убийства в доме все продолжают жить нормально. Даже не смотря на то, что совместное пребывание просто-напросто приводит к новым убийствам[✱]Ярким примером такой ситуации служит роман Агаты Кристи «Дом после похорон», в котором родственники умершего мужчины, который, как оказалось, был убит, собираются для раздела наследства, после чего начинают поочерёдно умирать.. Я всегда предполагал, что это вызвано потребностями сюжета и никак не может произойти в реальной жизни, но, думаю, все мы верим, что одного убийства достаточно, чтобы всё закончилось, и ничего плохого с нами не случится. Да и найти новое жильё — такие муки. Хоть сейчас кого-то и убили, я всё ещё чувствую себя всецело благодарным за то, что могу жить здесь.

За время своей работы я знал много людей, которые думали так же, а потом были убиты. Я решил не упоминать этого. Скрипя ногами по гравию, мы обошли здание по кругу. Рядом с ним не было ни кустов, ни цветочных клумб, но с таким видом вряд ли в них была необходимость.

— Потрясающий вид, Кишибе-сан. С таким видом из дома я понимаю, почему вы не хотите переезжать в какой-нибудь грязный отельчик.

Ниже нас можно было увидеть белые пески Жемчужного пляжа Морио и бесчисленные крошечные островки за городской гаванью.

Кишибе взглянул на меня, пробормотав «Кишибе-сан?» несколько раз. Чёрт, я неправильно понял его имя? Оно звучит Кишибе Рохан, правильно?[✱]...-сан — нейтрально-вежливый японский именной суффикс, употребляется преимущественно при обращении к малознакомым людям и приравнивается к обращению по имени-отчеству в русском языке.

— Никто не зовёт меня Кишибе-сан, — сказал он, наконец.

— Простите, Кишибе-сэнсэй. — поспешил сказать я.[✱]…-сэнсэй — японский именной суффикс, употребляемый при обращении к общественно известным и просто уважаемым людям (врачам, учёным, писателям).

— Нееет! Я не это имел в виду! — взорвался он. — Нет никакой надобности звать меня сэнсэй! Я содрогаюсь от одной мысли, что кто-то может подумать, что я хочу этого! Я просто не до конца привык к тому, что меня зовут по фамилии. Мои издатели, читатели и даже банковские служащие, все в городе зовут меня Рохан!

Ух, мангаки определённо эксцентричны. Мне так только кажется? То, что он говорил, к этому не относилось, но чрезмерное излияние эмоций, безусловно, делало его тем, кого стоит остерегаться.

— Гм, но…

— Никаких «но»! — крикнул Кишибе-сэнсэй? сан? и снова сделал несколько взмахов пальцами, рисуя этого мальчика, чем я снова был очень впечатлён. Я так быстро стал его большим фанатом, или искусство Рохана имело в себе какую-то особую силу… а?

— Рохан?

— Вы больше не можете звать меня никак иначе, чем Рохан.

— Рохан… а? Ро… что…?

Слово отказывалось выходить. Я пытался обратиться к нему по фамилии, но сказать у меня вышло только его имя. Что такое? Это было странно, не правда ли? Со мной что-то было не так?

Рохан обернулся ко мне и улыбнулся.

— А? Будьте добры. Я лишь чуть-чуть вас подправил. Умоляю, не беспокойтесь об этом. Вы здесь, чтобы раскрыть убийство! Выполняйте свою работу. У меня есть своя работа, а пока дело Перекрёстных Стрел не завершится, я буду постоянно занят полицейскими допросами и людьми, изучающими место преступления. Будто у меня полно на это времени!

Подправил? Что он имел в виду? Не беспокойтесь об этом? Он таки что-то со мной сделал? Что?

Он просто сделал в воздухе набросок и заставил меня замереть. Нет… не только это. Он сделал что-то ещё, что-то, что изменило меня. Что это значит?

Это было очень странно. Вокруг происходило что-то невиданное, что-то, чего я до сих пор не смог понять. Рядом с Роханом надо было быть начеку.

Как следует из названия (Дом Перекрёстных Стрел), здание имело форму креста, а каждый из его краёв имел форму стрелки. В нём не было одной специальной входной двери; на каждой стрелке было по две двери, и любая из восьми могла быть использована для проникновения внутрь.

— Дом Перекрёстных Стрел — странный дом, — сказал Рохан. — Он появился пять лет назад, и вместе с тем никто из соседей не заметил его строительства. Несмотря на его размер. За три года до этого здесь стоял другой дом — поэтому для постройки этого дома им пришлось бы снести старый или, как минимум, значительно его перестроить. Но никаких разрешений на это дано не было. Более того, этот дом отчётливо виден из гавани, и любой, взглянув наверх, мог бы увидеть людей, работающих над ним. И, тем не менее, каким-то образом Перекрёстные Стрелы были построены так, что никто этого не заметил. Это довольно загадочно, не правда ли? Мало того, что не давалось никаких разрешений на строительство, так ещё и продажа земли нигде не была зарегистрирована. Официально дом принадлежал городу Морио, а строительство велось незаконно. Было потрачено много времени на попытки найти владельца, но когда они оказались тщетны и было принято решение о сносе дома, я вмешался и предложил его купить. Понимаете, моё прошлое жилище не так давно сгорело. Это место идеально. Здесь тихо, а сам дом очарователен — мне нравится не знать, кто и зачем его построил. А что до дома, который стоял здесь до этого, то он был простой квадратной коробкой. Но при том очень странной — в нём не было ни окон, ни дверей. Видимого входа не было совсем. Хе-хе-хе-хе. Уверен, вход был где-то спрятан; в конце концов, если бы на крыше был люк или что-нибудь подобное, со склона вы никогда бы об этом не узнали. Хотя тогда возникает вопрос, почему его создатели хотели скрыть такой великолепный вид. В любом случае, этот квадратный домик (соседи прозвали его Домом-Кубом) вроде как был перевезён сюда из города Ниши Акацуки в Фукуи. Как этот слух обошёлся без какого-либо предположения о том, кто владеет домом, никто не знает.

— А? Ниши Акацуки? Я как раз оттуда.

— Я знаю, — промурчал Рохан.

Я знаю? Как он узнал? Именно полиция позвонила мне с сообщением о смерти Цукумоджуку, и когда я позвонил Рохану, у меня не было причин упоминать свой текущий адрес. Наверное, он мог услышать моё имя в новостях, но я был несовершеннолетним, да и у меня уже были угрозы смерти от нескольких убийц, так что самая конкретная из доступной обо мне информации была «из Фукуи». Или может Рохан имел связи с полицией или властными структурами, которые могли быстро получить для него такую информацию?

Неважно. Меня больше беспокоило значение факта того, что Цукумоджуку убили здесь, в доме, перевезённом из Ниши Акацуки, именно это.

— Вы знали, что в этом городе был убит не один детектив? — неожиданно спросил Рохан.

— Не один? Неужели?

— Видимо, не знаете. Первое убийство произошло глубокой ночью. Новости только начали говорить об этом. По дороге сюда у вас особо не было возможности посмотреть телевизор. Скажите мне, этот парень… тот, которого убили в моих Перекрёстных Стрелах… он тоже был детективом?

Он сказал мне, что был.

— Да. Хотя, он издалека, и какими делами он занимался… — я прекрасно это знал. Он раскрыл пятнадцать убийств в запертых комнатах. В 1904 году, на Канарских островах, в другом мире. Но упоминание этого здесь только бы всё запутало, — …я не уверен, но он определённо был детективом.

— Понятно. Значит, это одно из Серийных Убийств Детективов.

— Кого… кого ещё убили?

— …? Разве не все детективы знают друг друга? Если это может стать для вас ударом, может, для начала нам стоит войти внутрь и позволить вам присесть?

— Со мной всё будет в порядке. Единственным детективом, кого я встречал, был Цукумоджуку.

— Ох, в таком случае, это мужчина по имени Хаккёку Сачиари и девушка с очень странным именем, Неконеко Нян Нян Нян.

Я слышал об обоих. Они оба были токийскими детективами. Мы стояли у одной из дверей Перекрёстных Стрел, и Рохан рассказал мне, как Хаккёку был найден в гавани Морио, на мысе Боинги, посаженным на гигантское чучело морской черепахи. Неконеко нашли в городе возле камня странной формы, прозванного камнем Анжело, окружённую чучелами собак, кошек и фазанов. Хаккёку умер от отравления алкоголем; в его кровоток было введено большое количество саке. Неконеко задохнулась от кучи клёцек, которые ей затолкали в горло.

Их явно заставили выглядеть как Урасима Таро[✱]Урасима Таро — главный герой японской легенды о молодом рыбаке, спасшем черепаху, которая оказалась дочерью повелителя морей, принявшей облик животного. В конце истории Урасима стал новым богом воды, но не смог покинуть водное пространство. и Момотаро[✱]Момотаро — японский сказочный герой, появившийся из огромного персика. По сюжету сказки путешествовал с собакой, фазаном и горной обезьяной..

В то время как Цукумоджуку был Кинтаро.

Серийный убийца убивает детективов? Это значит, что и я могу стать его целью.

— Давайте я покажу вам место происшествия. Криминалисты здесь уже были и ушли. Я и сам его тщательно осмотрел, но ничего не трогал, — Рохан провёл меня через дверь на восточной стороне Перекрёстных Стрел. За ней находилась широкая треугольная терраса с большими эркерами на обоих корпусах и потолком. Стены и пол были выкрашены в белый цвет. Было очень тепло. Вся мебель была подобрана с изысканным вкусом, и если бы не ложе посередине, то дом можно было бы легко принять за мебельный магазин или необычайно элегантную лавку с мангой. На столах, полках и полу хранились книги, но не те книги и фотографии или иные декоративные журналы, какие можно увидеть в мебельных магазинах. Все они были мангой.

— Обувь в доме можете не снимать. Это восточная терраса, которую я использую в качестве спальни, — сказал Рохан, ведя меня в покрытый ковром коридор. В нём не было окон, из-за чего, когда дверь на террасу закрылась, стало по-настоящему темно. В моих глазах продолжали гореть силуэты кровати и шкафов, и мне пришлось безудержно моргать на всём пути по коридору. С обеих сторон двери вели в ванную и туалет. В конце коридора, в самом центре Дома Перекрёстных Стрел, находилась большая квадратная комната. Во всех домах, в которых я бывал раньше, большие открытые комнаты, подобные этой, использовались для того, чтобы собраться всей компанией, но только не в этом случае.

— Здесь я работаю, — сказал Рохан, вводя меня внутрь. Эта комната была больше террасы как минимум раза в два; без окон, тёмная и мрачная, в ней не было ничего, помимо одного маленького письменного столика, расположенного прямо посередине. На столе стояли ручки и чернила, аккуратно расставленные рядами. Стены были голыми, только двери, ведущие к остальным стрелам, разрушали общее однообразие. Единственными источниками света были люстра на потолке и лампа поменьше на столе.

— С таким прекрасным видом, разве у вас не возникало соблазна расположить рабочее место на одной из террас? — спросил я.

— Вовсе нет, — фыркнул Рохан. — Там слишком светло, да и моя работа не требует посторонних глаз.

Ну ладно. Я готов был поклясться, что до этого он ворчал о том, как в Доме-Кубе терялся вид, но мне было всё рано. Рохан провёл меня через свою мастерскую, по другому коридору, и затем вывел на северную террасу. Место преступления. Свет ударил мне в глаза так, будто их ударили мягкими ручками ребёнка. Когда я вошёл в его спальню, она показалась мне яркой, но теперь этот свет усиленно причинял мне боль. Прогулка по тёмным коридорам и мастерской не помогла, но на этой террасе также не было ничего… кроме гигантского медведя. Коричневая медвежья шерсть и пятна крови на его спине и на полу (вероятно, крови Цукумоджуку), видеть их в море белизны было чуть ли не облегчением. Я посмотрел на то, что осталось от композиции с Кинтаро, ожидая, когда мои глаза привыкнут к свету.

— Я не использую ни эту комнату, ни южную. В этой становится слишком холодно зимой, а в южной слишком жарко летом. В первую очередь мне нужна мастерская и спальня. Это максимум комната для редакторов, где им можно остановиться, когда они приезжают посмотреть на достопримечательности, — сказал Рохан, защищая глаза от света. — Само убийство меня не беспокоит, но мне бы хотелось отчистить это место. Полиция мне не позволит. Они говорят, надо держать место преступления нетронутым.

— ………

— Полиция взяла тело вашего друга и топор с собой. Медведь оказался слишком большим, поэтому они оставили его здесь, но рано или поздно за ним вернутся. Вчерашней и прошлой ночью они нашли двух других погибших детективов, а позже этим утром и третьего, вашего друга. Им есть, чем заняться. Они формируют специальную команду, чтобы разобраться со всем этим. Я заставил их оставить фотографии с места преступления и данные судмедэкспертизы, хотите посмотреть?

Он заставил их оставить их? Что за… высокомерные черты? Не похоже, чтобы дело было в черте характера. Он будто привык к тому, что мир подчиняется его воле. И всё же я хотел увидеть фотографии.

Рохан принёс ноутбук, взял его рукой и показал мне экран. Я присмотрелся поближе. Некогда прекрасный вид Цукумоджуку теперь был бледен. Он сидел на спине у медведя, и как его тело, так и топор были обмотаны проволокой для фиксации их на месте. По-моему, его слегка наклонило вправо; его голова была наклонена в этом направлении, оставляя зияющую рану слева напоказ.

Я мог бы сказать, что Рохан изучал мою реакцию на эти изображения, но это меня не беспокоило. Он не хотел показаться бесчувственным. Он просто не знал, насколько прозрачны его выражения и язык тела. Может, мы знакомы друг с другом не так уж давно, но уже стало ясно, что Рохан хоть и тот ещё чудак, но точно не плохой.

— Заметили что-нибудь, детектив? — спросил он с насмешкой. Впрочем, он звучал так всегда, так что я не обиделся.

— По состоянию тела — ничего особенного.

— О? Ничего про Кинтаро? А другие — Урасима Таро и Момотаро, конечно.

— Это так. Не думаю же я, что у вас есть фотографии и тех мест?

— Есть. Впечатляющая дедукция, детектив! Наверное, — Рохан быстро вывел больше изображений на экран. — Но почему убийца выставил их таким образом? Вряд ли это можно назвать профессиональной оценкой, но, похоже, на это было затрачено много работы. Собрать все чучела животных, украсить их, даже подобрать убийство к теме.

Если бы у вас уже был медведь, то найти собак, обезьян и фазанов не составило бы труда. Даже морскую черепаху в таком портовом городе, как этот, должно быть, найти не сложно. Но заполучить чучело медведя в спешном порядке очень непросто. Медведи здесь не водятся — вот почему им пришлось использовать белого медведя, а нахождение белого медведя, вероятнее всего, было источником вдохновения для всей выходки.

— …а? Белый медведь? Это белый медведь? — спросил Рохан.

— Вы не заметили? Маленькая голова, длинная шея — это очевидно. Ursus maritimus, белый медведь.

Научное имя виду дал Джон Фиппс в 1774 году.

— Хех… тогда это сузит круг возможных владельцев. Даже сильнее, чем просто обладание чучелом медведя.

— Мм? Но… это же ваш медведь, разве нет?

— Боже, нет. В моей манге нет белых медведей. А если бы и были, я… может и купил бы одного, но, скорее всего, я бы просто пошёл в зоопарк или нашёл бы какое-нибудь место с выставленным чучелом. Не обязательно владеть им лично. Кто вообще продаёт белых медведей?

— Вашингтонская конвенция[✱]Вашингтонская конференция 1921-1922 — международная конференция об ограничении морских вооружений и проблемах Д. Востока и бассейна Тихого океана. не давала специального запрета на их продажу; белые медведи перечислены в приложении II. Это значит, что страна происхождения должна предоставить разрешение на их экспорт. До существования конвенции было много доступов к ним, так что я думаю, что получить их возможно. Но вы его не покупали, Рохан?

— Нее-ет. Украшать дом трупами животных не в моём стиле.

— …ясно. Но затащить в ваш дом чучело животного такого размера было бы очень сложно. На это потребовалось бы несколько человек.

— Я бы заметил.

— Убийство произошло сегодня поздней ночью или рано утром. Вы куда-нибудь выходили?

— Конечно, нет. Я рисовал до двух ночи, затем спал примерно до рассвета. Обычно я просыпаюсь на рассвете, но этим утром я проснулся чуть раньше.

— Рассвета… в это время года светать начинает около пяти утра.

— Вчера восход солнца был в 5.18. Я сплю на террасе. Ранний восход неминуем. Я никогда не нуждался в большом количестве сна. Трёх часов достаточно.

— Хм… я слышал, художники манги вечно заняты. Но в то же время, разве вы могли быть так измотаны, чтобы впасть в настолько глубокий сон и не заметить группу злоумышленников?

Это представлялось маловероятным, но проверить стоило.

— Нет, нет. Это может вас удивить, но я очень раздражительный. Я не говорю, что проснусь от падения булавки, но я не представляю, как кто-то, принося гигантское чучело животного, мог избежать моего внимания.

Как это может меня удивить? С таким же успехом он мог написать это на своей рубашке.

— А что, если бы они положили его на тележку или что-нибудь такое и тихо ввезли в дом?

— Тихо зависит от того, насколько тихо. Я предпочитаю работать в тишине, поэтому тут повсюду стоят звукопоглощающие панели. Если бы они переносили его из одной комнаты в другую, то, возможно, я бы и не заметил. Но снаружи ни один нормальный человек не смог бы такое сделать. Вы ходили со мной вокруг дома. Перекрёстные Стрелы окружены гравием. Это как противоугонный механизм. Ни один нормальный человек не сможет пересечь его, не издав ни звука. Любой, кто доставлял бы медведя, издал бы много шума. Прошлой ночью, конечно, я мог быть истощён более, чем обычно. В конце концов, я почему-то случайно перепутал спальню. Из-за разницы в утреннем небе я и проснулся раньше.

— Не ту спальню?

— Да. Моя спальня — восточная терраса, комната, через которую мы вошли. Но этим утром я спал на западной.

— ? Как такое могло произойти? Вы работаете в центральной комнате, и ваш стол стоит прямо по центру, так?

— Да.

— Ваш стол обращён на север, поэтому юг находится позади вас, а восток и запад слева и справа. Просто. Вы живёте здесь шесть месяцев, слабо верится, чтобы вы пошли в неправильном направлении.

— Но, видимо, я так и сделал. Понимаете, мне нравится держать в доме порядок. Я терпеть не могу не симметричные вещи. Это одна из причин, по которым я купил Перекрёстные Стрелы. На восточной и западной террасе мебель идентичная, и расположена она одинаково. Прекрасная симметрия всегда является продуктом человеческой деятельности. Симметрия — основа рукотворной красоты.

Хмм.

— Мы говорим о центральной симметрии, а не об осевой, да?

— Мм? Нет, об осевой. Комнаты являются зеркальным отражением друг друга.

— Тогда здесь происходит что-то ещё более странное. Расположение мебели в обеих комнатах противоположно друг другу; вы бы заметили это в момент открытия двери. Однако вы заснули, ничего не заметив?

— …ээ, мм… хмм.

— Вы легли в постель, не включая свет?

— Нет, я включил его, лёг в постель и нажал на переключатель возле своей подушки.

— Много выпивки употребляете?

— После девяти вечера я не делаю ни глотка. Иногда я могу выпить, но всегда знаю меру.

— ………

— Думаю, иногда такие ошибки случаются просто так. В конце концов, прошлой ночью я не один так ошибся.

— Кто-то ещё? Кто?

— Моя гостья. Я позволил ей остаться здесь на время.

— …так прошлой ночью здесь с вами был кто-то ещё? Может, расскажете поподробнее.

— Я представлю вас, конечно. Но, пожалуйста, никому о ней не говорите. Она ещё в старшей школе. Если пойдёт слух, что она остановилась в доме взрослого холостяка, ну… будет неловко, не правда ли? У неё есть свои на то причины.

— Например?

— Она не помнит ничего, кроме своего имени. Амнезия. Такая серьёзная, что я даже не могу прочитать её прошлое. Поэтому я оставил её помогать мне присматривать за этим местом, пока она пытается раскрыть своё прошлое и ждёт, когда к ней вернутся её воспоминания.

— Хех… вы не знали её раньше?

— Ничуть. Она, может, чуть старше вас. Появилась вскоре после того, как я переселился сюда. Я представить не мог, что смогу с кем-либо ужиться, но я не мог просто выкинуть её на улицу, да и она показалась мне хорошей милой. Мы хорошо ладим.

— Как её зовут?

— Сугимото Рейми.

— Так она так же, как и вы, ошиблась спальней?

Кажется, жить так довольно весело. Рохан, казалось, тоже был тихо этому рад.

— Да. Она оказалась в моей постели, а я в постели, которую сдаю ей. Так неловко. Она ошиблась первой, но это не оправдание для того, чтобы запрыгнуть к ней. По крайней мере, я не храпел с ней рядом. Так или иначе, меня разбудил свет; он был не на той стороне неба и не так попал мне в глаза. Я вскочил, пошёл в свою комнату, постучался в дверь. Она проснулась, я через дверь объяснил ей ситуацию и затем отошёл в сторону, чтобы она смогла вернуться в свою комнату. Поскольку, чтобы попасть туда, ей пришлось пройти через мастерскую, я вошёл на северную террасу. Вот тогда я и нашёл тело Цукумоджуку.

— Хмм… — от романтической комедии до ужасного убийства.

— Думаю, с упрощённой планировкой и недостатком мебели такие случаи становятся возможными, — Рохан продолжил. — Я был не пьян, и сплю я так чутко, что для моего пробуждения достаточно было разницы в утреннем свете. Так что я не понимаю, как может быть такое, чтобы я мог проспать кого-то, кто нёс в дом чучело белого медведя.

— Больше нет нужды об этом думать, — сказал я.

— Аа? — Рохан меня не понял. Эта путаница в комнатах меня беспокоила. Почему это произошло? Сразу с обоими?

Это что-то значило. Только я ещё не знал, что.

— Так почему здесь белый медведь? — спросил Рохан.

Это я знал.

— Чучело белого медведя и тело Цукумоджуку притащили в дом в разное время. Он уже был в доме, возможно, именно в этой комнате.

— Что? Здесь? Вот это гигантское чучело животного? — Рохан взмахнул в его сторону. Оно лежало в двух с половиной метрах. Если бы оно стояло, расстояние легко бы превысило и три. — С каких пор?

— С тех пор, как вы переехали в этот дом, вы отправлялись в какие-нибудь поездки?

— Нет. Не потому, что меня здесь держит график работы. Мне просто негде было проводить исследования.

Для меня это было неважно.

— Так вы каждый день работали дома, что значит, что предугадать время вашего ухода было бы довольно сложно. Скорее всего, этот белый медведь стоит здесь со времени вашего переезда.

— Хмм? Со времени переезда?

— Да.

— И как тогда объяснить, как я жил здесь, ни разу его не увидев? Вы меня за слепого держите?

— Рохан, уже почти вечер. Пока солнце не село, давайте попробуем провести эксперимент.

— Да! Давайте!

— Но для начала позвольте спросить… вы хотите себе это чучело?

— Ни капли!

— Я спросил, потому что фактически вы его владелец. Так вот, где ваша уборная?

— Что? Зачем?

— Мне нужно позаимствовать у вас машинки для стрижки волос.

Макушка Рохана была прекрасно уложена, и кроме того, он носил странную зубчатую повязку, волосы под которой были аккуратно подстрижены.

Это не было похоже на прическу, какую можно заказать в парикмахерской, поэтому я был уверен, что он поддерживал её самостоятельно.

— К вашему сведению, я не любитель одалживать такие вещи другим людям! Как я уже сказал, я очень раздражительный!

— Я не буду использовать их на себе, — сказал я. Мы вернулись на террасу и я начал стричь шерсть белого медведя, удаляя комки, покрытые коричневой краской. Ввввввввввррррррррррррррррр.

— Аааааа! Теперь я больше не смогу использовать эти машинки! Надеюсь, вы мне за них заплатите? Аа! Аа! Я пришлю вам счёт! Серьёзно! Ааааа!

Я отмахнулся от Рохана.

— Будьте добры, вы отвлекаете. Почему бы вам не позвать Сугимото? Я хотел бы с ней встретиться, услышать её версию событий. Подождите в мастерской, пока я не позову вас.

— Тсс… вы же не будете с ней грубы, правда? Я не потерплю этого! — пробормотал он и ушёл. Я сосредоточился на стрижке медведя. Впоследствии он снова стал похож на белого медведя. Отлично.

Я смёл шерсть в совок, однако в комнате не было даже мусорного ведра, поэтому мне пришлось просто оставить его в углу. Пол я вытер полотенцем. Я пошёл вымыть полотенце и на пути в уборную обнаружил Рохана, выглядывающего из-за двери кабинета.

— Ещё пару минут.

— Ааа, вы даже кровь вытерли? Когда полиция накричит на вас за разрушение места преступления, меня не впутывайте.

— Да, да, не волнуйтесь об этом.

С очищением от крови пол террасы снова стал ярко-белым. Отлично. Я положил полотенце у совка и вышел с террасы, чтобы позвать Рохана. Он был один в тёмном кабинете. Сугимото не было дома? Неважно.

— Эксперимент готов. Заходите.

Рохан, сидевший на углу своего стола, вскочил и поспешил ко мне.

— Ну что? Мы экспериментируем с моей предполагаемой слепотой?

— Да.

— ……! Вы где-то спрятали белого медведя?

— Нет. Я просто проверяю, насколько вы слепы.

— Что вы… — завёл Рохан, но как только дверь распахнулась, его слова утихли, — ………а? ……? Медведь…? Он здесь?

Я так и думал.

Он был не способен его увидеть. Медведь был повёрнут спиной к Рохану.

Я начал объяснять.

— Белые медведи эволюционировали так, чтобы иметь возможность охотиться в снегу. Их шерсть полая. Это служит для рассеивания яркого северного света, заставляя всё тело медведей отсвечивать белым и препятствуя тому, чтобы жертва увидела их приближение. Их тела не отбрасывают тени. Также это позволяет свету напрямую достигать их тела и согревать их. Рохан, сейчас вы — тюлень на снежной равнине, преследуемый этим медведем. В этой белой комнате с массивными окнами, через которые проходит солнечный свет, а также белым гравием и белым песком снаружи шерсть белого медведя рассеивает свет достаточно для того, чтобы обмануть ваше зрение при выходе из тёмной мастерской.

— Нянянянетнетнет!

Рохан отреагировал на впрыск моей дедукции таким невообразимым звуком, что я взорвался со смеху. Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

Не время было для смеха. Это был не трюк, преднамеренно подготовленный убийцей.

— Даже если вы и были ослеплены солнечным светом, со времени переезда вы так были заняты работой, что ничего не поместили на северную террасу и почти никогда сюда не заходили, а потому и не видели медведя. Однако он всегда был здесь. И к тому же в застеклённой комнате в другое время дня или под другим ракурсом… любой, кто сделал бы что-нибудь, кроме как заглянуть через дверь после работы в тёмном кабинете, увидел бы белого медведя. Девушка, с которой вы живёте, никогда и не догадывалась, что вы его не видели, а потому никогда и не думала о том, чтобы рассказать об этом при разговоре, но она знала, что он там был. Убийца Цукумоджуку тоже его видел. Вот почему ему пришло в голову использовать его для композиции с Кинтаро. Видите, всё с этого и началось, Рохан. Вот откуда у него родилась эта идея.

— Но это же третье убийство?

— Он просто оставил его на потом. Так как у него был медведь, он знал, что может создать композицию с Кинтаро, а поскольку он знал, что может сделать Кинтаро, он решил также сделать Урасиму Таро и Момотаро. Исходя из сложности каждой композиции, он, должно быть, именно так пришёл к этому плану.

— ……

— Вот, Рохан. Кинтаро, Урасима Таро и Момотаро. Три знаменитых «таро»[✱]Таро — мужское японское имя или суффикс основного имени (буквально означающий «старший сын»). Таро также используется как фамилия.. Все из известных народных сказок. Будут ли ещё убийства? Есть много других народных сказок, так зачем выбирать три с персонажами с «таро» в имени.

— Понятия не имею.

— В этом должен быть смысл. Но тройка знаменитых уже использована. Вы знаете какие-нибудь другие сказки с «таро»?

— «Китаро с кладбища»[✱]«Китаро с кладбища» (GeGeGe no Kitarou) — манга, написанная и иллюстрированная Сигэру Мидзуки. Выходила с 1960 по 1969 год в девяти томах. По сюжету манги было снято 6 аниме-сериалов, несколько анимационных фильмов, два игровых фильма, а также создано несколько игр.?

— Но это не народная сказка, и песня из аниме — не детская песня.

— «Привидение Кью-Таро»[✱]«Приведение Кью-Таро» (Obake no Q-Taro) — манга Фудзико Фудзио об обакэ по имени Кютаро, который живёт у семьи Охара. Выпускалась с 1964 года по 1973 год в шести томах. По мотивам манги было выпущено 3 аниме-сериала. тоже не подходит?

— Конечно.

— Ничего другого в голову не приходит.

— Мне тоже. Возможно, здесь и в остальной Японии существуют местные легенды и песни о каких-нибудь «таро», но в таких композициях не будет смысла, если их никто не поймёт. Иногда встречаются убийцы, которые занимаются этим ради искусства или чего-то в этом роде, но в этом деле три убийства слишком просты. Если бы произошло четвёртое убийство, композиция должна была быть основана на легенде настолько малоизвестной, что не подошла бы. Думаю, стоит предположить, что серийные убийства детективов закончились на третьем убийстве.

— На месте убийцы в четвёртом убийстве я бы показал настоящего «таро», — сказал Рохан. Просто домыслы. Я проигнорировал его и пересмотрел свою теорию. Три точки. Получается треугольник. — Рохан, можете показать мне местоположения других случаев.

Я достал карту, которую купил на станции, и Рохан с уверенность указал мне их. Я не был уверен в том, как Рохан получил эту информацию, но она у него была. У Рохана… была какая-то сила, которую я ещё не понял. Но с этим я мог разобраться позже. Я отметил места, где были найдены Хаккёку Сачиари, Нян Нян Нян и Цукумоджуку, и нарисовал треугольник. Затем я достал нарисованную от руки карту мира, сделанную Цукумоджуку. Мира, заполненного океанами, с обломками Панландии, разбросанными по нему. Я сравнил треугольник с Бермудским треугольником, который изобразил Цукумоджуку. Я оказался прав. Треугольник убитых детективов точно соответствовал форме Бермудского треугольника.

Через этот треугольник Цукумоджуку прошёл сквозь время. Что может значить этот символ здесь?

— …что за странная карта? — спросил Рохан. — Это карта мира, да? Я вижу Японию. В таком странном месте. Весь мир разломан.

— Эту карту Цукумоджуку нарисовал для меня перед смертью.

— Похоже, вы сравнивали треугольник на этой карте с треугольником, который сформировали эти три убийства. Вы думаете, есть какая-то связь с выдуманной картой?

— ………

— Не у всего есть значение. Иногда совпадения кажутся нам чем-то настолько необычным, что наши умы естественным образом пытаются извлечь из них значение — значение, которого у них нет.

Я поднял глаза и встретился взглядом с Роханом.

— Я не согласен. Есть важный, безусловный закон, который определяет мир.

— ………?

— У всего есть значение. Ничего не бывает не к месту.

— Хмм. Это работает только в детективных романах.

— Но я детектив. Как только я вмешиваюсь, правила мира переключаются на мой жанр.

— …какая самоуверенность. Или, быть может, безумие. Так это детективный роман? Хмм. Тогда позвольте сказать вот что — если я тоже в него замешан, если он происходит здесь, в Морио — тогда ни один свод правил не способен определить всё. Сами законы физики искажены здесь до неузнаваемости.

— ………? — в Морио? Что это значит? Рохан явно намекал на таинственную силу, которой он, как мне казалось, обладал, но было ли в Морио нечто особенное, что привело к её возникновению? Или здесь были другие люди с похожими силами?

— Мистер Джостар, вы осознаёте, что Перекрёстные Стрелы и комната, в которой был найден Цукумоджуку, фактически образуют запертую комнату? — спросил Рохан, игнорируя мой вопрос.

— А? Какое отношение это… — какой смысл был в запертой комнате? Состояние тела Цукумоджуку ясно давало понять, что его убили, тело его было аккуратно установлено в позу, и по счёту это дело было третьим. Оно никак не может быть ошибочно принято за самоубийство.

— В этом случае наличие запертой комнаты ничего не значит, — сказал Рохан. Так вот почему он проигнорировал мой вопрос.

— …потому что законы физики здесь неприменимы?

— Именно. В этом городе есть немало людей, способных убить Цукумоджуку на расстоянии и создать запертую комнату.

— ……? А вы способны на это?

— Да. Я мог бы заставить Цукумоджуку самого запереть комнату, покрасить медведя в белый, раздеться, обмотать себя этим ромбом, залезть на медведя и отрезать себе голову топором. Конечно, я бы такого не совершил.

— Так вы можете заставлять людей что-то делать? Вроде гипноза?

— Очень похоже. Но не нужно так много церемониться, и сопротивляться гораздо сложнее.

— …так… — я заколебался, а затем решил сказать. — Это сверхспособность? Это город людей со сверхспособностями?

— Мы называем эти силы стендами. Главное их отличие от типичных сверхспособностей из комиксов в том, что каждый стенд имеет видимую форму. Он может выглядеть как человек, животное, насекомое, корабль или автомобиль, удочка или ключ. А поскольку они появляются, стоя позади своего владельца, мы называем их стендами. И владельцы стендов притягиваются друг к другу, словно магниты. Морио — всего одно из магнитных полей.

Я вздрогнул, потеряв дар речи.

Сверхспособности?

Я должен был раскрыть дело в мире, где они существуют? Отступать было слишком поздно. Я уже стал частью этого. С появлением Цукумоджуку всё, что я знал, лишилось всякого смысла.

У всего есть значение. Ничего не бывает не к месту. Я повторил себе своё собственное заявление как мантру. Мне нужно было сделать в своей голове выводы из всей этой информации, и если я был настоящим детективом, у меня должно было это получиться.

— Говоря о странностях в физике, — сказал Рохан. Я знал, что не хотел это слышать, но это было необходимо. Мне нужно было знать всё.

— Что?

— Этим утром, когда я проснулся на западной террасе, случайно заснув там, я взглянул на северную террасу.

— ………

— Эти широкие окна идеально параллельны друг другу, а двери в задней части стрел сделаны из стекла, поэтому у меня был хороший обзор на то, что находится на северной террасе. Белый медведь достаточно высокий, и если бы на его спине сидел Цукумоджуку, то я бы точно его увидел.

— …ух.

— Я вообще его не видел, Мистер Джостар, — Казалось, Рохану было меня жаль. — Когда я проснулся, белого медведя и тела Цукумоджуку на террасе не было. Солнце ещё не взошло, и небо за северной террасой было тускло-оранжевым. Для того чтобы шерсть медведя отражала свет и становилась невидимой, света была недостаточно. Я в этом уверен. Когда я проснулся, на этой террасе не было никакой композиции Кинтаро. Боюсь, ваша теория о том, что белый медведь всегда был в этой комнате, оставляет желать лучшего.

— ………!

— После случайного взгляда на северную террасу я встал с кровати, дошёл до западной террасы, сказал пару слов Сугимото, пошёл на северную террасу и нашёл композицию Кинтаро. Иначе говоря, в течение пары минут… нет, одной минуты, пока я был внутри, убийца должен был бы убить Цукумоджуку, передвинуть медведя, оформить композицию и сбежать из запертой комнаты. И всё это я не заметил бы на пути на террасу, и убийца не наступил бы на гравий, лежащий вокруг дома. Думаю, очевидно, что это проделки не обычного человека, каким бы он изобретательным не был.

— …всё выглядит именно так.

— Не хочу вас напугать, но другие три детектива уже были убиты. Вам стоит подумать о своей безопасности. Вы, похоже, детектив опытный, но вряд ли это мог сделать кто-либо без стенда.

Так ли это?

— Если у всего есть значение, то и мой приезд сюда что-то значит, Рохан — сказал я. — Я должен сыграть в этом какую-то роль — это наверняка. Рохан, вы не могли бы рассказать мне больше об этих стендах?

— Люди, вроде нас, никогда не делятся подробностями своих сил с другими.

— ………

— Но по какой-то причине я чувствую к вам тягу. Не поймите неправильно! Я говорю о магнетизме, о котором упоминал ранее. По каким-то причинам я ловлю себя на мысли, что наша встреча не случайна.

— Естественно, — сказал я. — Меня сюда, так или иначе, вызвали. Пригласили… посредством угрозы. Рохан, вы знаете… мм…что?

Что? Я не смог закончить предложение. Минуту назад я знал это имя, а теперь не мог его произнести. Я хотел спросить, знает ли он имя.

— Мм? Что?

— Простите. Я собирался спросить, знаете ли вы имя, но я вот не могу его вспомнить, — Я был детективом. Со мной никогда такого не случалось. Такого просто не могло произойти. Я просто забыл? Нет, такого быть не может. Моя память никогда меня не подводила. Рохан молча смотрел на меня. — Вы что-то со мной сделали?

Он кивнул.

— Да. Если вы произнесёте его имя — вы умрёте.

— …? — что? Если Джордж Джостар когда-либо явится в Морио — я убью его. Рохан мне угрожал таким же образом?

Что со мной сделал Рохан? Украл мои воспоминания? Нет. Рохан также заставил меня называть его Роханом. Его сила похожа на гипноз… так он контролировал меня? Заставив меня забыть это имя. Какого рода сила делает такое возможным?

— Значит, вам известно это имя, Рохан?

— Я знаю имя. Но не его лицо.

— Можете мне его сказать?

— Нет. Сказать его имя — значит умереть. Вы взорвётесь.

— Аа? Взорвётесь? Что это значит?

— Ваше тело разнесёт. Огнём и взрывными волнами. Всё обратится в прах, вплоть до ваших волос и ногтей, пока от вас ни останется и следа.

— …? Тебя убивает бомба или типа того? ……? — Но какая бомба может разрушить тело так начисто?

— …ваше тело и есть бомба.

— ? что вы… — …имеете в виду? Прежде чем я договорил, в дверь позвонили.

Дверной звонок издал звук, похожий на фальшивую скрипку, и мне потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что это вообще был он.

— О, они вернулись, — сказал Рохан. Живость в его глазах угасла. Что с ним было не так? Мне стало любопытно. — Простите, — сказал он, — но вы не могли бы заставить их уйти? Я знаю их достаточно хорошо, но в последнее время они меня игнорируют. Очень неприятно.

Игнорируют его?

— Мм… вам правда стоит разобраться с этим самому, — Я был здесь не для того, чтобы посредничать в детских разборках.

— Да ладно вам, вы же детектив! Прогонять тех, кто мешает расследованию, часть ваших должностных обязанностей. Они точно будут мешать нам, честное слово.

— Откуда вы их знаете? — спросил я, глядя на улицу. Три парня в школьной форме. На вид они были примерно моего возраста. Они обходили дом, двигаясь в нашу сторону. Двое из них были похожи на бандитов. Было понятно, почему он предпочитал избегать их. — Они — дети. Вы уверены, что они не ваши фанаты?

— Какие они фанаты! Разве что заноза в заднице! Каждый раз, когда они появляются, с ними приходят неприятности! Я возвращаюсь в свой кабинет. А вы избавьтесь от них.

Рохан развернулся и, по сути, сбежал с северной террасы. Но как только он открыл дверь, он приостановился и сказал: «За мной, Сугимото».

У меня голова пошла кругом. Стенды. Композиция убийства и запертая комната, сделанные за одну минуту. Имя, скрытое от моей памяти. Странное поведение Рохана. Сказать его имя — значит умереть. Вы взорвётесь. Это странное здание и странные события внутри него. Дом Перекрёстных Стрел и Дом-Куб. Даже была девушка с амнезией, Сугимото Рейми. Рохан был немного странным в отношении её. За мной, Сугимото. Он сказал это пустому воздуху. Как будто там стояла девушка…? Я открыл дверь и вышел наружу. Мне нужны были факты. Когда три парня увидели, как я выхожу из Перекрёстных Стрел, они перешли в атакующую позицию, расположившись вокруг меня со всех трёх сторон. Лицо у двух громил было одинаковое, и, похоже, они были близнецами; один встал справа от меня, другой слева. Парень передо мной казался славным малым; он не был похож на того, кто дружил бы с этими двумя. Он помахал мне, улыбаясь.

— Привет!

Я поклонился.

— Добрый день.

— Сегодня здесь произошло убийство, мы видели тебя в окне, и пришли проверить, — сказал он. Он улыбался, но при этом внимательно наблюдал за мной.

— Позвольте представиться, — сказал я. — Меня зовут Джордж Джостар. Может, мне всего шестнадцать, но я — детектив.

— Шестнадцать? Нам тоже. Детектив? Но тебе не стоит находиться в таком месте одному. Как-никак, убитый здесь тоже был детективом.

— Да, я знал его.

— Ох! Понятно. Мои соболезнования. Так ты приехал сюда проводить расследование?

— В точку. А вы…?

— …друзья владельца дома, Рохана-сэнсэя.

И он сказал мне прогнать вас.

— Ясно. Простите, если напугал, но Рохан дал мне разрешение быть здесь, так что…

— Рохан сделал чтоооо!? — зарычал громила справа. — Не надо мне тут пиздеть! — интересно то, что он не пытался дать мне по лицу, как большинство хулиганов. Он держал руки в карманах и стоял от меня в добрых трёх метрах. Язык его тела ясно давал понять, что он был готов наброситься на меня, и я, соответственно, был напуган.

Его близнец держался от меня на том же расстоянии и тихо наблюдал за мной. Это явно была их естественная дистанция боя. Вне моей досягаемости. Однако они могли достать меня.

Они обладали силами. Стендами. У которых были свои собственные формы.

— Так…, — сказал я. — Вы активировали свои стенды, да?

Парень передо мной сорвался. «Твою ж мать, ты можешь их видеть!?» — взревел он. Что-то схватило меня за горло. Он же вообще не двигался. Что-то иное обхватило рукой мою шею и поднимало в воздух. Невидимая рука. Я чувствовал ладонь и пять пальцев. Оно было похоже на человека, но это был не человек. Рохан говорил, что некоторые стенды имеют гуманоидную форму, и это явно был один из таких. Я попытался схватить руку, но мои пальцы прошли сквозь неё, ловя один только воздух. Когда он увидел это, он выглядел удивлённым.

— Ты не можешь…? Что? Ты не владелец стенда? Какого чёрта ты здесь вытворяешь? Что ты знаешь о Рохане?

Его стенд впечатал меня в окно Перекрёстных Стрел.

— …что? — удалось сказать мне.

— Где Рохан? Даже не думай врать!

Где…?

— Он здесь! — сказал я, тот час же предавая доверие Рохана. Выбор у меня был невелик; в глазах у меня быстро помутнело, и я был близок к потере сознания.

— Здесь!? Что ты несёшь!? Никто его не видел две недели! Не морочь мне голову, ублюдок!

Он считался пропавшим? В последнее время они меня игнорируют. Но они называли его сэнсэем и явно отчаянно его разыскивали. Вот из-за этого я и висел так в воздухе. Что-то не сходится. Как они могли воспринимать ситуацию так по-разному?

Другой громила повернулся к дому и закричал: «Рохан-сэнсэй!» Тот, который улыбался, внимательно смотрел на меня, ничего не говоря.

— Рохан-сэнсэй! — снова закричал громила Б.

— Что? — сказал Рохан. — Если честно, вы — худшие, — услышал я его бормотание.

Но громила Б спросил:

— Рейми, Рохан вернулся? — как сказал Рохан, они его игнорировали? — Это не так, — сказал громила Б, — сегодняшнее убийство, я уверен, это был он. Тебе опасно находится там одной, Рейми — я начал скользить вверх по стеклу.

— А? Но он подозрительный, Рейми, — сказал громила А.

А? Зачем он сказал «А?»

Он будто отвечал на что-то, что сказала Рейми, но я не слышал её голоса и совсем её не видел.

Я попытался повернуть голову и приглядеться получше.

— Видите, мистер Джостар, — вздохнул Рохан, — они худшие.

Громила А перебил его:

— Никто из нас не знает, как он выглядит. Хе-хе-хе, — он повернулся, чтобы посмотреть на меня. — Может, ты и притворяешься детективом, но на самом деле ты — Кира Ёшикаге, — …

Ох! Я задумался. Невидимая рука вокруг моего горла исчезла, и я упал на землю, чуть ли не смеясь. Я вспомнил! Вот то имя! И как я его забыл?

Погодите, какое имя, повторите?

Гравий шуршал под моими коленями, и я с силой откашлялся. Громила Б подбежал ко мне:

— Нееет! Фукашиги! Где ты, Фукашиги! — странно было такое говорить, подумал я. Затем он схватил меня за рубашку и поднял на ноги. — Так ты — владелец стенда? — крикнул он. Я понятие не имел, о чём он говорит, пока не осмотрелся вокруг. Громила А исчез. — Какого чёрта ты сделал с Фукашиги? Верни его обратно сейчас же! Или я из тебя отбивную сделаю! У тебя три секунды! Раз!

Видимо, Фукашиги звали громилу А, того, который душил меня.

И его внезапное исчезновение заставило громилу Б поспешить с выводом, что я его атаковал. Он казался испуганным.

— Подожди, я не понимаю, что… — я увидел Рохана, стоящего подле него. — Рохан, вы видели это! Скажите что-нибудь. — громила Б увидел, как я смотрю через его плечо, и обернулся посмотреть. Обратно он повернулся быстро, разозлившись ещё более.

— Что ты несёшь? Ты замешан в его исчезновении, да?

Чтооо? Какого хрена?

— Господи, — сказал Рохан, — твой брат исчезает, а ты всё не прекращаешь эту… шутку что ли? Ну что за придурок, — Нет. Он не игнорировал Рохана.

Громила Б не мог его видеть.

— Это он! Коджи, Рейми, отойдите назад! Где Фукашиги? Скажи мне сейчас же! Два! — прокричал громила Б. Другой парень отступил, всё ещё продолжая пристально за мной наблюдать. Я осмотрелся.

Они продолжали говорить с Сугимото Рейми, хотя здесь не было никаких признаков её присутствия. Однако она была здесь.

Просто я не мог её видеть.

— Я тебе такого жару задам!

Теперь я понял.

— Время вышло! Готовься к встряске! В этом я лучший!

Когда невидимая рука оказалась вокруг моей шеи, меня снова прижало к окну Перекрёстных Стрел, и я упал прямо вниз. Однако теперь это окно было позади меня в добрых трёх метрах.

— Ладно, щенок, приготовься, дальше будет хуже! — сказал громила Б, отходя от меня назад. В отличие от Фукашиги (?), у него были другие атакующие приёмы, и во время боя он держался на расстоянии.

— Погоди! Я могу найти Фукашиги.

— Что-о? — крикнул он. Тем не менее, он повременил с атакой. Я встал.

— Я — детектив, Джордж Джостар. Я могу раскрыть это дело!

Сказано это было слегка неестественно, но зато я выиграл себе ещё пару секунд.

Парень позади громилы Б был невозмутим, но в то же время напряжён и насторожен. Рохан казался несколько потрясённым, но в основном просто очарованным происходящим. Не похоже, чтобы кто-либо из них притворялся. Я распознавал ложь многих убийц, и мои навыки определения лжи были доведены до совершенства. Это значит, Сугимото была здесь, хоть я и не мог её видеть.

И раз никто из нас четверых ничего не сделал, то Фукашиги, должно быть, спрятала Сугимото.

Но сделала это так, чтобы не навредить ему; она была соседкой Рохана по дому, и, кажется, хорошо дружила с этими парнями. Так что она не заставила его исчезнуть, она его спрятала.

Где? Как? Что произошло?

Фукашиги исчез. Я упал на землю. Место моего приземления лежало в двух метрах от окна, к которому меня прижимали. С исчезновением Фукашиги меня не отбросило в сторону. Рука просто исчезла, и я повалился прямо вниз. В двух метрах в стороне. Но во время его исчезновения моя спина была прижата к стеклу.

Сами законы физики искажены здесь до неузнаваемости.

Надо было запомнить это новое правило. Не я сдвинулся.

Окно сдвинулось на два метра вперёд, отбросило меня и вернулось на два метра обратно. В одно мгновение.

Окно сдвинулось само по себе? Это недостаточно для того, чтобы спрятать такого большого парня, как Фукашиги. Для того, чтобы спрятать его, нужно было сдвинуть что-то большее.

Но что? Я подошёл к окну западной террасы, к которому меня прижимали, наклонился и смёл гравий в сторону. Под ним была только грязь. Наружные стены выглядели так, будто уходили в подземелье, но, присмотревшись поближе, я увидел слабую линию, проходящую по ним.

Зазор.

Забудь о старой физике.

Ладно. Я встал и прошелся вдоль неё. Почему ей нужно было спрятать Фукашиги? Именно в тот момент?

Что он сделал?

Он произнёс то имя. И затем, в тот момент, как я его запомнил, исчез.

Имя, которое я не мог вспомнить (опять), было ключом. Конечно, было. Рохан сказал мне об этом.

Сказать его имя — значит умереть. Вы взорвётесь.

Ваше тело и есть бомба.

Нужно было понимать это буквально. Если сказать вслух это имя, ты взорвёшься и умрёшь. Однако Сугимото Рейми помешала этому.

Чтобы предотвратить взрыв она поместила его в вакуум.

Переместив его под Дом Перекрёстных Стрел.

Такова была сила Сугимото Рейми.

Но она не владелец стенда и не человек. Если бы была, я бы смог её увидеть так же, как и трёх парней. Я не мог её видеть, потому что она была не владельцем стенда. Фукашиги подтвердил, что и я им не был.

Твою ж мать, ты можешь их видеть!?

Ты не можешь…? Что? Ты не владелец стенда?

Возможность видеть стенды была доказательством его наличия у человека. А я не мог видеть Сугимото Рейми. Девушку с амнезией… или нет.

Она была стендом. Гуманоидного типа. Она не была человеком, поэтому у неё и не было воспоминаний. Стенды не просто стоят возле тебя, у них есть силы. Сила Сугимото Рейми, как бы ни трудно было в это поверить, определённо позволила ей передвинуть Перекрёстные Стрелы. Она передвинула здание, чтобы спрятать Фукашиги.

И кое-кого ещё.

Я посмотрел на Рохана. Большую часть времени он проводил дома, ни с кем не встречаясь и не осознавая, что девушка, с которой он жил, была не человеком. Он улыбался, наслаждался таким поворотом событий, но также оставался невидимым.

Я мог его видеть, однако три парня не могли. Раз владельцы стенда не могли его видеть, то он не был стендом. Он был чем-то другим. Не стендом, но и не живым.

Но при этом и не мёртвым. Скрытый, прямо как Фукашиги.

Как нахождение под Перекрёстными Стрелами позволило бы Фукашиги и Рохану остаться в живых? Под домом был кислород? Я не знал, но это не имело значения. Законы физики здесь неприменимы. Важно то, что оба они были живы. Если бы она собиралась раздавить их до смерти под Перекрёстными Стрелами, она могла бы просто позволить им взорваться.

Но если и Рохан, и Фукашиги застряли в ловушке между жизнью и смертью, почему Рохан стоял передо мной и говорил?

Потому что он был мангакой и должен был всё делать в срок. Он слишком обеспокоен своим графиком, чтобы умереть от убийства.

— Рохан, — сказал я. Громила Б снова попытался его найти, но не смог увидеть. — Вы можете использовать свой стенд для контроля над людьми или изменения их сущности?

Он кивнул.

— Могу. Это сила Heaven’s Door.

? Это было имя стенда?

Неважно.

— Хорошо, тогда, для начала, можете сделать так, чтобы я мог видеть стенды?

Рохан перестал улыбаться.

— Вы уверены? О некоторых вещах вам лучше не знать. И в них не ввязываться.

Я кивнул.

— Я — детектив. Мне нужно знать все факты. Если стенды — факты этого дела, то я должен увидеть их, чтобы всё понять.

— Хорошо. Хе-хе-хе. Я восхищён вашей смелостью. Тогда мне стоит открыть вам двери. Heaven’s Door!

Не совсем уверен, что было крайне необходимо кричать имя своего стенда, словно боевой приём, но он снова начертил в воздухе персонажа своей манги, и по мне пробежалась дрожь.

Но на это раз я всё увидел.

Моё лицо расслаивалось как страницы книги.

— Аааа! — закричал я.

— Хех, — сказал Рохан. — Мой стенд позволяет мне превратить любого, кто увидит моего персонажа, в книгу. Я могу прочесть всё, что можно о вас узнать, и записать новые приказы или факты на ваших страницах. Ха-ха-ха!

Пытаясь удержать страницы своего лица от колыхания ветром, я взглянул на громилу Б. Рядом с ним в воздухе парили странные дельфины. Целых три.

— Если ты — книга, — сказал он, — значит, он жив и сейчас с нами.

— Да.

— На кого ты вылупился? — зарычал он.

Я взглянул на парня рядом с ним. У него на голове был пропеллер, как будто из Дораэмона[✱]«Дораэмон» — популярная манга, созданная мангака-дуэтом Фудзико Фудзио. Впоследствии — аниме-сериал..

— Н-да, это тупо, — сказал он, покачивая головой. Удивившись, я чуть не рассмеялся, но вовремя взял себя в руки.

— Каким был стенд пропавшего парня?

— С чего мы должны это говорить? — огрызнулся его брат.

— Для раскрытия дела мне нужна вся информация. Я пытаюсь найти твоего брата.

Парень с пропеллером всё мне рассказал. Стенд Фукашиги назывался NYPD Blue[✱]NYPD Blue («Полиция Нью-Йорка») — американская теле-драма о полиции Нью-Йорка, вымышленного пятнадцатого участка на Манхэттене. В дальнейшем все выдуманные автором новеллы стенды будут называться именами фильмов, сериалов и пр... Он был хорошим полицейским, но сквернословным и с резким характером. Видимо, он был Нью-Йоркцем до мозга костей. А?

В итоге я таки посмотрел на привлекательную девушку рядом с Роханом. Она выглядела немного старше меня. Наконец-то я смог её увидеть.

— Прошу прощения за задержку, Сугимото Рейми. Меня зовут Джордж Джостар.

Она улыбнулась и поздоровалась, но голос её дрожал. Она была напугана. Чем? От того, что другие узнают, что она стенд?

Должно быть, она видела нерешительность в моём лице.

— Не волнуйся, — сказала она. — Не знаю, всегда ли путь правды лучший, но недопонимание и ложь никуда нас не приведут.

Говорить она закончила с улыбкой. Она была довольно красива.

Лучший путь? Эти слова были для меня Евангелием.

Сугимото потянулась к Рохану, взяла его за руку и сказала:

— Верно, Рохан?

— А? Что происходит? — сказал он, ярко краснея. Мне внезапно стало завидно. «Конечно», — подумал я. Она беспокоилась об этом хрупком мангаке.

Однако я принял её слова к сведению.

— Рохан, теперь используйте Heaven’s Door на ребятах.

— Ребятах? — сказал громила Б. — Ты же наш ровесник, — проворчал он.

— Сделай так, чтобы они могли видеть… не призраков, не совсем, а, мм… астральные проекции.

Рохан понял мои мысли, и выглядел при этом ошеломлённо, но как только Heaven’s Door кое-что приписал, двое парней смогли его увидеть. Между их криками ликования и неожиданности я изложил свои размышления, и Сугимото позволила мне пройти под Дом Перекрёстных Стрел, чтобы осмотреть отложенные тела Рохана и Фукашиги.

Рохан безмолвно уставился на себя и затем посмотрел на Сугимото, которая, как он теперь знал, была не человеком.

— Тогда что произошло со всей нашей едой и кофе за сегодня? Пустая трата моих сбережений! — сказал он, изображая сердитость.

Сугимото просто улыбнулась.

— Прости. Я просто хотела поесть с тобой.

— …послушай, я на тебя не зол, ничего такого, — они просто флиртовали!

Мы вернулись внутрь, и я попросил их объяснить основы сил стендов, что они и сделали. Я убедил Сугимото передвинуть здание, провёл эксперимент, чтобы доказать свою теорию, и уверен, разгадал очередную загадку.

— Итак, это объясняет, как композиция убийства и запертая комната могли быть сделаны за одну минуту, Рохан. Когда прошлой ночью вы закончили работать, вы отправились спать в свою спальню, на восточную террасу. Как и всегда. Вы никак не могли встать из-за своего стола, повернуть не в ту сторону и пройти через не ту дверь. Даже если бы каким-то чудом это произошло, учитывая то, что мебель на западной террасе расставлена зеркальным отражением вашей собственной спальни, вы, простите за выражение, слишком напряжённый человек, чтобы не заметить этого. Вы ложились спать на восточной террасе, как и всегда. Но когда наступил рассвет, дом повернулся на 180 градусов, и вы оказались на западной стороне. Свет был достаточно для вас непривычным, чтобы разбудить вас, и вы предположили, что заснули не на той стороне. Вы встали, чтобы поменяться комнатами с Сугимото, но прежде войти, вы заглянули на пустую северную террасу — которая на деле была южной. Так как южную террасу вы не используете, она, естественно, была пуста. Рохан, вы случаем не смотрели на южную террасу, вообще? Которая на самом деле северная?

— …нет, не смотрел.

— А если бы посмотрели, то, уверен, увидели бы уже завершённую композицию Кинтаро. И света было достаточно, так что если бы вы остановились посмотреть повнимательнее, вы бы заметили, что всё в комнате было наоборот. Из-за того, что всё было расстановлено привычным для вас образом, за те секунды, которые там были, вы ничего не заметили. Единственное, что выбивается из общей картины, это положение солнца. Так вот, вы вышли из восточной террасы, которая находилась на западной стороне, пересекли мастерскую и разбудили Сугимото на западной террасе, которая оказалась на восточной стороне. Проснувшись, Сугимото заметила, что здание каким-то образом развернулось, и немедленно развернула его обратно. Она сделала это в тот момент, когда вы направлялись к коридору на северную террасу. Вы этого не заметили, но северная терраса сместилась с южной стороны здания обратно на северную, где она оказалась, когда вы нашли тело Цукумоджуку.

Сугимото кивнула.

— Всё примерно так. Осознано я здание не поворачивала, но когда я проснулась, я повернула здание на 180 градусов обратно в своё привычное положение.

— Но…это значит… — заговорил Рохан, но я не дал ему это сделать.

— Да, в этом есть смысл только в том случае, если центр Дома Перекрёстных Стрел, квадратная комната, которую вы используете как мастерскую, не поворачивается вместе с четырьмя стрелками. Я только что это проверил. Как я и думал, вне зависимости от того, как быстро вертится дом, центральная комната никак не сдвигается.

Законы физики здесь неприменимы.

Обычная логика некогда бы не позволила мне прийти к такому выводу; только усвоив логические противоречия этого места, я смог добраться до истины.

— Я считаю, что четыре стрелки и центральное здание на самом деле между собой не связаны. Может показаться, что они принадлежат одному зданию, но технически это разные его части.

Мой взгляд был сосредоточен на Сугимото, но всё же я смог увидеть, как рядом с ней у Рохана отвисла челюсть.

— Вспомните, Рохан, изначально на этом холме было здание без окон и дверей. Позже без чьего-либо внимания оно стало этим строением. Это была не перестройка; оно было переделано. Перекрёстные Стрелы были построены вокруг Дома-Куба, но изначальная постройка осталась — и вы в ней работаете. Верно?

Сугимото казалась очень впечатлённой точностью моих выводов.

— Вау. Ты абсолютно прав.

— Другими словами, сила стенда Сугимото изначально имела форму Дома-Куба. Однако пять лет назад она изменила форму на Дом Перекрёстных Стрел. Иногда со стендами случаются подобные вещи, так ведь? Рохан. Внезапные изменения или эволюция происходят как с внешним видом стенда, так и с его способностями, я прав?

— Да. С Heaven’s Door ничего такого не происходило, но это возможно.

Громила Б, Ниджимура Мурётайсу, ждал снаружи. Его странно выглядящий как дельфин стенд, Grand Blue[✱]Grand Blue («Голубая бездна») — кинофильм французского режиссёра Люка Бессона, основанный на биографии фридайверов Жака Майоля и Энцо Майорки. Также имена дельфинов принадлежат именам главных героев фильма., изначально был одним дельфином. Но сейчас их было трое. Бывает и такое.

И во время борьбы с этим убийцей, чьё имя мне лучше не вспоминать, то же самое произошло и с его стендом, Killer Queen. Когда они столкнулись с ним впервые, всё, что он мог, это прикасаться к предметам, превращая их в бомбы, которые он мог дистанционно взрывать. Затем у стенда появилась способность отделять от себя часть, превращая её в бомбу с автоматическим преследованием жертвы — Sheer Heart Attack. А теперь у него появилась новая способность, Bites the Dust, которая способна взрывать людей, если они хотя бы скажут его имя. Если они не одолеют этого убийцу или каким-либо образом не заставят его отключить свою третью способность, Рохану и Ниджимуре Фукашиги придётся остаться под Перекрёстными Стрелами, отрезанными от кислорода.

— У меня есть пара вопросов, — сказал я. — Когда твой стенд имел форму Дома-Куба, какой силой ты обладала?

Сугимото застеснялась.

— …прости. Я не помню.

Как я и предполагал. Сугимото Рейми была стендом со способностью двигать Дом Перекрёстных Стрел. У неё изменилась… личность? Так? Стенд, приставленный к Дому-Кубу.

— …понятно. Тогда…похоже, ночью ты спишь как нормальный человек, но что в это время происходит с Перекрёстными Стрелами? Иначе говоря, они часто срабатывают сами по себе как сегодня утром?

— Хмм… что ж, я бы спала, поэтому не запомнила, но это первый раз, когда я проснулась и обнаружила дом перевёрнутым.

— ……? Интересно.

Некоторые детали мы ещё не уточнили, но также мне надо было поймать убийцу Цукумоджуку, выяснить, как он создал запертую комнату, и добраться до убийцы, чьё имя нельзя вспоминать. Я собрался приступить к этому, когда в комнату войдёт Ниджимура Мурётайсу.

— Сугимото, зачем ты двигаешь дом? — спросил он.

Мы вышли на улицу и увидели, как Дом Перекрёстных Стрел мотался вперёд-назад. Изнутри определить это было невозможно, но впечатление было такое, будто дом почуял что-то неладное и дико гремел, чтобы привлечь наше внимание.

— Это не я, — сказала Сугимото.

Я осмотрелся вокруг.

Глядя на дом и землю вокруг нас, трудно было что-либо определить, но только я поднял глаза, всё встало на свои места. Облака на небе точно совпадали с движениями дома.

Но двигалось не небо.

Двигалась земля, а Дом Перекрёстных Стрел оставался совершенно неподвижен. Белый медведь всё время был повёрнут на север.

— Он как гигантский компас, — сказал я.

Хиросэ Коджи взмыл в воздух на своём пропеллере из Дораэмона, Blue Thunder[✱]Blue Thunder («Голубой гром») — американский кинофильм 1983 года в жанре приключенческого боевика, режиссёром которого выступил Джон Бэдэм.. Вдоль границы Морио открылась пропасть, и город отделился от материковой земли. Теперь это был остров, дрейфующий по морю и направляющийся на север вдоль берега Японского моря.

Услышав его отчёт, мы были ошеломлены.

— Пока мы все в шоке, может быть, для этого не лучшее время, — прошептал мне Рохан, — но что ты за человек?

Я не понимал, что он имеет в виду, поэтому ответа у меня не нашлось.

— Я всё думал о том, стоит ли мне что-нибудь сказать, — продолжил Рохан, — но как сказала Сугимото…

Не знаю, всегда ли путь правды лучший, но недопонимание и ложь никуда нас не приведут.

— Ты — детектив, и, похоже, у тебя есть для этого всё, что нужно.

Я — детектив. Мне нужно знать все факты.

— Поэтому я скажу тебе всю правду. Когда я использовал Heaven’s Door, чтобы прочитать твою книгу, все твои приключения в роли детектива в Ниши Акацуки были указаны под заголовком: Фальшивка.

А?

— За твоим левым ухом я нашёл Подлинное описание. Оно было очень коротким. «Родился в 1889 году на Канарских островах на побережье Испании. Стал пилотом британских военно-воздушных сил и сражался в Первой Мировой войне. Был убит в 1920 генералом ВВС». Это всё, что там сказано. Я никогда не встречал кого-либо с подлинной и фальшивой книгой, да и подлинная информация крайне странная. Британия и Канарские острова не существуют, и 1889? Ты родился 123 года назад и умер 92 года назад. Если это и правда твоя настоящая жизнь, то сколько же тебе тогда лет?