Том    
ГЛАВА 8 - Остров Нэро-Нэро


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
kostasmov
25.04.2020 13:57
Новелла не полная, потому что перевод ещё в процессе
bodamelnik411@gmail.com
25.03.2020 15:12
Почему не полная новелла?
kostasmov
25.08.2019 02:20
Если вам интересны новости о ходе перевода, иллюстрации и прочая информация от переводчика, советую подписаться на группу перевода ВК - Jorge Joestar Russian.

ГЛАВА 8 - Остров Нэро-Нэро

Убийство Кирой Ёшикаге Цукумоджуку, три композиции, сделанные из тел убитых детективов (включая тело Цукумоджуко), отплытие Морио в океан, групповое самоубийство местных жителей, таинственная фигура, скрывающаяся внутри Дома-Куба… и теперь, в дополнение ко всему этому, по воде, прямо как Морио, плывёт ещё один таинственный остров… «Как же много всего мне нужно обдумать», — подумал я. Все эти события шли нескончаемой чередой, и у меня не было времени на то, чтобы хоть что-либо как следует прокрутить в голове. Ну да ладно. Мне стоило исходить из того, что в Морио события всегда развёртывались с подобной скоростью; главное за ними было поспевать.

— Какого хрена!? Я ни черта не понимаю, что происходит. Давайте туда заглянем, — сказал Ниджимура Фукашиги, и начал залезать на дельфина.

— Погоди, Фукашиги, — сказал я. — На этом острове тоже могут такие же люди, как и ты. Нам лучше не вскрывать свои карты.

Судя по всему, в Морио находилось далеко немало владельцев стендов. Если этот необычный фактор как-то повлиял на его отплытие, то так же могло произойти и там. Раз по воде движется два острова, значит, скорее всего, они имеют схожую уникальность.

Как бы то ни было, сколько ещё владельцев стендов было в Морио? И как много из них было среди сотен погибших в Джозенджи?

Фукашиги стиснул зубы и слез с дельфина. Второй остров уверенно приближался всё ближе и ближе.

— Может, это поможет нам разведать обстановку? — сказал Мурётайсу, выходя из Перекрёстных Стрел с телескопом и парой биноклей, по-видимому, принадлежавших Рохану.

— Ого, — сказал я от впечатления. Хотя внутри себя я кусал локти.

— Мурётайсу, в Перекрёстные Стрелы лучше пока не заходить. Я нашёл внутри него спрятанный Дом-Куб, и внутри него кто-то был. Кто-то очень подозрительный.

— Что…? — Мурётайсу посмотрел на новый остров, затем на Дом-Куб, как будто был не уверен, за что из них взяться первым.

— Я запер Дом-Куб и позаботился, чтобы мы узнали, если в него кто-то будет входить или выходить, — сказал я.

— Не знаю, чел… как туда попасть?

— Через дверь прямо под или над столом в кабинете.

— Понял, — сказал он и ушёл обратно внутрь. Пару минут спустя он вернулся и сообщил, — Я установил скрытую видеокамеру.

Уверен, камера тоже принадлежала Рохану, и от мысли о том, что он просто берёт и делает с вещами Рохана совершенно всё, что захочет, мне захотелось смеяться. Только вот слишком много чего творилось вокруг, чтоб я мог себе это позволить.

— Вооу, он не из Японии! Это какой-то иностранный остров! — крикнул Фукашиги. Я забрал у него бинокль и присмотрелся. Он был прав; ничего подобного тому, что там было, в Японии увидеть было нельзя. В поле моего зрения находилось всего лишь пару домов, но в большинстве своём они были сделаны из кирпича, и ещё там находилось несколько ветряных мельниц. Совсем не те достопримечательности, что вы видели в провинциальных японских городках. Посевы, развевающиеся на ветру, на вид были похожи на пшеницу. Я перевёл взгляд на морское побережье. Там стояло несколько кораблей с итальянскими именами. Возле дороги я заметил указатель, ведущий из доков в город. На нём находилась надпись на итальянском «Добро пожаловать на остров Нэро-Нэро!».

— Там написано, что это остров Нэро-Нэро, — Мурётайсу снова пошёл в Перекрёстные Стрелы и вернулся оттуда уже с энциклопедией. Остров Нэро-Нэро был примерно в десять раз меньше Морио, населяло его около трёх тысяч человек.

Я знал чуть более того, что было сказано в энциклопедии.

— «Нэро» с итальянского переводится как «чёрный». Долгое время остров Нэро-Нэро был известен как база итальянской Мафии, — Для прошлого дела мне пришлось провести немало исследований в сфере организованной преступности разных стран мира. — В настоящее время остров Нэро-Нэро служит штаб-квартирой для семьи Пассионе. В её рядах состоит около трёхсот человек. Территория их контроля протягивается от Неаполя до Ромы — на нашем языке она зовётся Римом. Они конкурируют с сицилийской мафией и Каморрой[✱]Каморра — неаполитанская преступная структура, аналогичная мафии. Возникла в XVIII веке и существует по сей день., так что как эта мелкая групка держится на плаву… что ж, не знаю, как раньше, но поскольку Нэро-Нэро идёт по морю, с большой вероятностью в их рядах числится немало владельцев стендов. Они и так довольно примечательны тем, что о личности их босса не содержится никаких записей и он настолько скрытен, что даже в кругу ближайшего окружения никто его никогда не видел. Единственное, что кому-либо о нём известно, это имя «Дьяволо». С итальянского «Дьявол». Эй! Что там такое!?

Прямо как и в случае Морио, гавань острова Нэро-Нэро и часть океана находились внутри гигантского пузыря. И в этот момент я увидел грузовик, мчащийся по дороге в гавань.

— Похоже, у них неприятности, — сказал Мурётайсу, глядя через телескоп. — Я вижу людей, машущих нам сзади. Что!?

Я присмотрелся, но увеличение в бинокле было недостаточно сильным. В попытках разглядеть что-нибудь я прищурился, и тогда увидел, как грузовичок внезапно воспылал огнём и перевернулся.

— Ах! — закричали мы. По обе стороны грузовика появились какие-то типы, которые затем приблизились к лежащим на земле людям, а в руках их промелькнули вспышки света. Пах. Пау-пау. Пах.

— Чёрт, чёрт, чёрт! Твою ж мать! Они убивают всех, кто был в грузовике! Господи! Они напали на грузовик из засады! Чёрт побери, я должен им помочь!

Мурётайсу отбросил телескоп в сторону и взлетел со своими тремя дельфинами в небо. Всё, что я мог, это наблюдать. Вокруг Морио стоял барьер, и ничто внутри или снаружи не могло пройти сквозь него. Его таранили реактивным истребителем, пускали по нему ракеты, но так и не смогли пробиться через стену, однако если же Мурётайсу удастся как-нибудь через неё прорваться, это в корень изменит дело.

— Чёрт! Один из них до сих пор остался в живых! — Я увидел кого-то, бегущего по траве прямиком к нам. Должно быть, он ускользнул во время того, как бандиты атаковали грузовик. Он в отчаянии махал в сторону Морио, умоляя нас помочь. Позади него вспыхнул огонёк. Пах-пах-пах. Пау-пау-пау. Его будто сбила невидимая рука, и так человек, бежавший к нам, повалился на землю.

— Ты можешь сделать хоть что-нибудь, ты, говна кусок!? — закричал Фукашиги.

NYPD Blue взял телескоп и посмотрел в него. Затем он проорал в ответ:

— И что, блин, по-твоему, я должен сделать? Выстрелить в ответ!? — Он вытащил из своей боковой кобуры пистолет; он был огромным и очень реалистичным. Затем он тотчас же отложил его в сторону. — Этот негодник зовётся Кольт Питон. Заряжен он магнумами .357[✱].357 Magnum — американский револьверный патрон, обладающий большой мощностью и применяемый для шестизарядных револьверов Colt Python.. Это ещё с его первого тиража; он, чёрт возьми, — самое что ни на есть произведение искусства. Этот мерзавец не просто убьёт тебя, он снесёт тебе затылок подчистую. Если, конечно, попадёт. Знаешь ли, пацан, даже у лучшей пушки есть определённый радиус поражения. Пули не летят вечно. Они замедляются, их траектория искривляется, а затем они становятся простым куском свинца и где-нибудь падают. Вот как работают пули. Даже если бы у меня была чёртова снайперская винтовка, я бы не смог попасть по ним с такого расстояния. А даже если б и мог, то между нами барьер. И, видимо, целых два.

— Аагх! Так ты ничего, блин, не можешь сделать!?

— Я уже что-то делаю! Я собираю доказательства, и я арестую этих долбаных ублюдков.

— Арестуешь…? Да хрен с ним, мы должны помочь людям!

— Это невозможно, дибила ты кусок. О, похоже, один из членов отряда убийц Пассионе — Дольче Чокколата. — Из зазора в рубашке NYPD Blue со свистом вылетело четыре клочка бумаги. Я подобрал их; они были копиями файлов Интерпола, итальянской полиции, ЦРУ и ФБР с данными, которые у них на него были. Он не только продавал в Америке наркотики, но и даже участвовал в террористической деятельности. — Я веду прямое вещание для всех четырёх организаций. Хе-хе… о, Сэкко Ротарио тоже здесь. Члены Пассионе разбегаются вокруг своей базы, убивая мирных граждан…. Либо они пытаются убить босса и перекрывают ему путь к побегу, либо они уже сделали это и проводят зачистку.

Трое мужчин, с виду похожих на фермеров, добрались до гавани, запрыгнули в лодку и направились по направлению к нам. Мурётайсу находился в гавани Морио, но, пытаясь добраться до них, беспомощно ударился об барьер. Он начал таранить его плечом, пытаясь через него пробиться, однако невидимая стена всё никак не соглашалась сдвинуться с места. В свою очередь лодка фермеров на острове Нэро-Нэро врезалась в другую невидимую преграду. Нос их судна во всю мочь втаранился в него, лодка накренилась вбок, и фермеров откинуло со своих мест. Один из них приземлился в лодке, однако остальные двое угодили в воду. Между барьерами было добрых две сотни метров. Мурётайсу со своими дельфинами продолжил свой штурм, но так и не смог прорваться через стену. В двухстах метрах от нас за лодкой беглецов пришла другая лодка. Вспыхнул огонёк. Пах. Пах. Пау-пау-пау. Пах. Пах.

— Аааааааааагх! Сука! Сука! Сука! — заорал Фукашиги. Я не мог на это смотреть и отвёл взгляд в сторону, после чего увидел ещё больше новой лежащей на земле бумаги. Я поднял её и прочитал. На одном из листов находились больничные сводки о Сэкко Ротарио. В них не было ни слова о его психологическом или физическом состоянии; единственное, что там было записано, это имя его врача. Дольче Чокколата. Погодите, он был врачом?

Я обернулся обратно — бойня уже закончилась. Трое в лодке были не единственными, кто добрался до воды; в доках лежали и другие тела. Члены Мафии убирали их с поля зрения, сбрасывая тела в воду между лодок или выкидывая их в высокие заросли на обочине дороги в гавань. Вероятнее всего, их беспокоило только то, как бы им было легче убить любого беглеца, в случае если бы кто-то остался в живых.

— Эй, они могут видеть наш остров, так? — сказал Фукашиги, губы его дрожали. — Как они могут просто брать и убивать людей на самом видном месте?

Я не ответил. Но ответ был только один. Потому за этим не последует никаких проблем. Или потому, что они знали, как не допустить их возникновения.

У Мафии было три основных способа избавления от проблем. Взятки, угрозы и убийства свидетелей. Купить или угрожать хоть скольким-то людям в Морио они никак не могли. Но действительно ли они попытаются всех здесь поубивать? Неважно, как много их там было, могли ли они в теории управиться с этим? Я вспомнил сообщение, полученное Хиросэ Коджи от бывшего президента Америки.

Он сказал, что если ничего не изменится, американская армия перевернёт остров!

Оно было передано вскоре после того, как Морио сменил курс. Внезапное отклонение на запад подвергло Фанни Валентайна опасности, поэтому он чётко приметил это; под «ничего не изменится» он имел в виду движение на запад, потому наше движение всё ещё шло в опасном направлении, о чём он нас предупреждал. Возможно ли, чтобы Мафия была в курсе намерений американской армии?

Согласно записям, распечатавшимся из живота NYPD Blue, деятельность Пассионе в Америке была уже запущена, и не было ни одной сферы бизнеса, в которой Мафия не смогла бы там нажиться, а потому, должно быть, они заключали политические и военные договоры; вероятно, они их и проинформировали.

Однако остров Нэро-Нэро двигался бок о бок с Морио. Он точно так же перемещался в этом опасном направлении. Может, Нэро-Нэро получил из Америки ту же угрозу, и они воспользовались паникой для начатия боевых действий? Неужели они были уверены в том, что им хватит сил выдержать то, что ожидало их в приближающемся будущем?

Что бы ни творилось в головах у членов Пассионе, угроза Морио всё ещё была реальной. Барья Чомару предположил, что нам придётся удерживать правопорядок самим, но по большей части это было обращением к душевному состоянию Киры Ёшикаге, а потому, я думаю, нам предстоит быть готовыми к дальнейшим атакам извне. В тот же момент, когда я пришёл к этому умозаключению, Мурётайсу вернулся к нам верхом на своих дельфинах. На вид он был вымотан, и физически, и психологически.

— Да пошли они нахрен, — сказал он, дрожа от ярости. Не совсем уверен, смог ли бы бандюга-старшеклассник противопоставить что-либо Мафии, однако он был не в том настроении, чтобы ему на это указывать. Каковы бы ни были его возможности, нам всем нужно было работать вместе.

— Мурётайсу, есть ли у тебя хоть какое-нибудь представление о том, сколько владельцев стендов находится в Морио?

Он минуту подумал, затем повертел головой.

— Откуда мне знать?

— Тогда о скольких ты в курсе?

— …я не могу просто так сказать тебе это.

— Да ну брось, сейчас не время для этого… — сказал я и затих, разинув рот.

Началось.

— Чёрт, чёрт, чёрт, чёрт, чёрт! Он всё ближе! — вскрикнул Фукашиги. Мурётайсу обернулся посмотреть.

Остров Нэро-Нэро двигался по правую сторону от Морио, однако внезапно он сменил курс в направление нас, и край острова начал приближаться к нам по диагонали. Нас направляло прямо на запад, поэтому край острова Нэро-Нэро врезался в юг Морио, в городскую гавань, прямо на наших глазах…!

— Вот же ш чёёрт! — закричал я, неистово размышляя. Барьер остановил реактивный истребитель и ракетный удар, однако сможет ли он остановить другой барьер, другой остров? У Морио барьер был больше, но так ли это было важно, когда два «корабля» врезались друг в друга. Морио не смог избежать наступления…! Жжжах! Раздался глухой рёв, и как только в него врезался другой остров, Морио покачнулся в сторону.

— Чёёрт! — закричали мы, в спешке пригнувшись ближе к траве. Чтобы удержать равновесие мы положили руки на землю, но безрезультатно. Перед тем, как Морио вернулся в норму, случился толчок, от которого меня вместе с братьями Ниджимура отбросило катиться по холму прямиком до гавани. Когда же нам удалось остановиться и оглядеться по сторонам, мы увидели, как Нэро-Нэро медленно поднимается из воды. Это не остановило его сталкивающее движение; вместо того два барьера скользили друг против друга, отталкивая меньший из островов к верху. Вскоре мы смогли увидеть, что двигало остров вперёд. Остров Нэро-Нэро не просто несло по течению.

Он плыл.

Как только в поле нашего зрения попала обратная сторона оНэро-Нэро, вдруг появились две гигантские лапки, нёсшиеся напротив барьера!

— Мм… я очень мало знаю о насекомых… — сказал Фукашиги. Стоял оглушительный грохот, земля сотрясалась… а затем раздался громоподобный треск, будто молния ударяла по всему небу сразу, и мы все мигом позакрывали ладонями свои уши в тот момент, когда остров Нэро-Нэро прорвался через купольный барьер и остановился в гавани Морио. Барьер разорвался под весом другого острова.

Звукоизоляция барьера тоже исчезла. Громадный остров поразил море с кошмарнейшим грохотом.

Волны поднялись белой стеной, разрушая спокойствие вод гавани и творя ужасные вещи с лодками и прибрежными участками города. Пока обломки всё ещё бросало по всей этой маслобойке, остров Нэро-Нэро двигался вперёд, обе лапы вытянулись вверх. Две более массивные, мускулистые лапы поднялись с разных сторон острова, вцепились когтями в обе стороны дыры в барьере и начали запихивать в зазор оставшуюся часть своего тела, именно сам остров.

Мы уже забыли, как кричать.

Звук волн в гавани Морио эхом отразился по всему куполу, и наши тела были раздавлены под множеством грохочущих звуков. Это было мучительно, будто нам разрывало уши, будто кто-то вбивал в наши головы гвозди. Однако мы не рискнули закрыть глаза.

Остров Нэро-Нэро выкрутил своё огромное тело в небо над гаванью Морио, и теперь оно стояло на шести лапах. Это был и не остров, и не корабль, а насекомое. Мои ноги тряслись, а тело моё онемело. Я не мог даже пошевелить мускулом. Мурётайсу вместе с Фукашиги стояли совершенно неподвижно, с разинутыми ртами, цвета на их лицах увяли. Только стенды продолжали двигаться.

Три дельфина Grand Blue проскользнули рядом с Мурётайсу и начали бросаться к нему, щебеча «Кикики». И только он вышел из своего транса, как вдруг…

БАХ!

Поверх шума волн раздался взрыв. Я вскочил и развернулся, увидев, что NYPD Blue прицеливается из своего Кольт Питона в остров Нэро-Нэро, выкуривая вьющийся из ствола дымок.

— Хех, — проворчал NYPD Blue. — Я прекрасно знаю, что по ним это не попало. Это был сигнал к действию, чёрт вас побери. У нас нет времени стоять тут и таращиться. Проснитесь уже, соплежуи, мать вашу! Что дальше? Если бы я был здесь главным, я бы приказал отступить и перегруппироваться. — У меня не было никаких возражений против этого плана.

Мы с Ниджимурами поднялись, рванули мимо Дома Перекрёстных Стрел на другую сторону холма и уже было собирались запрыгнуть на дельфинов Мурётайсу, как вдруг я вспомнил одну вещь.

Сугимото Рэйми!

Я отпустил плавник Джоаны, спустился по склону обратно, с помощью инерции сделал поворот на 180 градусов и снова рванул на холм.

— Эй, ты куда? — услышал я, как зовёт меня Фукашиги в тот момент, когда его дельфин уже унёс его.

— Рэйми! — закричал я. Как только я добрался до белой гальки вокруг Перекрёстных Стрел, голос позади меня сказал:

— Спасибо, Джордж. Я справлюсь. А ты беги.

Благодарный за эти слова, я обернулся и увидел летящего позади меня Рохана с Blue Thunder на голове. Он пролетел мимо меня.

— Сугимото, давай я о тебе позабочусь!

Однако я не ушёл. Ни один детектив не уйдёт, пока не убедится, что все в безопасности! Помимо всего прочего я помнил об особе внутри Дома-Куба. Я не мог убежать, не выяснив, кто это был!

Шурх, шурх. Мои следы пронеслись по хрустящему гравию, и я мельком увидел через окна террасы остров Нэро-Нэро, пристающий к берегу гавани Морио. К этому моменту город уже успели разрушить волны, поэтому гигантским лапам оставалось лишь давить обломки. Земля была не способна удержать собою вес острова, и с каждым шагом насекомого его лапы погружались в неё и впадины, заполненные, быть может… морской водой? Грунтовыми водами? В любом случае, через эти выбоины море расширяло свои границы.

Я чуть не остановился, чтобы потаращиться на него снова, но заставил себя этого не делать. Я прислушался к западной террасе, куда Мурётайсу отнёс Сугимото. Там были Рохан и Рэйми. Они в ужасе смотрели, как остров Нэро-Нэро затаптывает гавань Морио. Когда я увидел, что Рэйми обхватила Рохана руками, я замешкался, однако лишнего времени у меня не было.

— Рохан! Рэйми! Вы можете отсюда выбраться?? — крикнул я им через окно. Сугимото вскочила, но лишь помотала головой. «Ну конечно, она же стенд», — подумал я.

— Джордж, — сказала она, — по-моему, это самое безопасное место. Наверное.

— ?

— Раз мы в старом Доме-Кубе, то это однозначно должно быть так. Внешний мир для Дома-Куба лежит за пределами края света, и это точно не та вещь, которая могла бы как-либо его задеть. — Теперь я понимал, о чём она говорит. Конечно, как и положено, семь кубов тессеракта снаружи формируют восьмой куб, обёрнутый вокруг них. Дом-Куб являлся тессерактом, сделанным из квадратных стен, поэтому внутри него находилась единая вселенная, целый сжатый внутри мир, а потому сам по себе Дом-Куб не являлся частью нашей вселенной. Его ничего не могло задеть, а это означало, что изнутри него можно было атаковать любую хрень, не боясь, что до тебя доберутся. Стены Дома-Куба были краями этого мира.

Из-за всего этого я задумался о том, почему Рохану и Фукашиги удалось избежать взрывов благодаря помещению их под Перекрёстные Стрелы. Я предполагал, что это сформировало вакуум, однако дело было не только в этом. Если бы оно было так, долго б они там не продержались. Они остались живы не просто потому, что были под Перекрёстными Стрелами; всё потому, что над ними лежал сам край мира. Зона, где всё возвращается к нулю, область абсолютного отката.

Отбросив волнение, я сказал:

— Тогда давайте спрячемся в Доме-Кубе.

— Он ведь превратился в Перекрёстные Стрелы, так что я не знаю, сохранилась ли его старая сила.

Сугимото не знала своей собственной силы. Раз стенды являлись проявлениями внутренней энергии, то этот стенд должен был быть таким же, каким должен быть стенд человека, незнающего своей силы.

— Нет, одновременно с этим Дом-Куб существует и сам по себе, — сказал я. Она удивлённо посмотрела на меня, и я отвёл её с Роханом в мастерскую.

Прежде всего я проверил коврик. Он всё ещё лежал на своём месте. Также я осмотрел поверхность стола. Ничего необычного. Никто сюда не входил и не выходил отсюда. Затем я сдвинул стол с двери.

— А-а! Эй, не трогай его! Стол для мангаки как кухня для шеф-повара или кафедра для учителя! Это не та вещь, которую можно брать и двигать как вздумается!

Я его проигнорировал. Когда же я сдвинул коврик и показал дверь, он заткнулся. Сугимото выглядела такой потрясённой.

— М-м, так вот, когда я до этого ходил вниз через эту дверь, там кто-то был. Как я понимаю, вы тоже не знаете, кто это? — спросил я.

— А? Нет…

— Хорошо. Тогда… — Я обдумывал, стоит ли мне что-то сказать, и затем решил, что стоит. — В худшем случае здесь прячется убийца Цукумоджуку. Наша теория заключается в том, что Рохан не заметил, как убийца создал композицию с телом Цукумоджуку и сбежал, потому что спал, — сказал я.

Рохан повертел головой.

— Это твоя теория, не моя, — возмутился он.

Я его перебил.

— Однако возможно, что Рохан не заметил его побега, потому что он так и не сбежал. Потому что он под этой дверью.

— Ясно, — сказал Рохан. — Так он выбрал это место в качестве временного пункта и таким образом сделал эту запертую комнату так, что я этого и мельком не заметил? Он заранее перенёс сюда всё необходимое, включая тело Цукумоджуку, и, как только я покинул мастерскую, принялся за работу?

Несмотря на происходящее снаружи Рохан сохранял в своём голосе такое спокойствие, что без малейших усилий развеял всё то напряжение, которое я пытался создать.

— Я, конечно, рассматриваю и такой вариант, однако не думаю, что на убийство Цукумоджуку у него было так много времени. В конце-то-концов, я встретил Цукумоджуку вчера ночью, в 23.30 в Фукуи, в городе Ниши-Акацуки. Мне кажется, что как бы быстро он ни работал, он не смог бы убить Цукумоджуку до рассвета и сделать все шаги для создания этого плана. Однако сейчас не время обсуждать детали. Рохан, у тебя есть что-нибудь подходящее в качестве оружия?

— Клюшка для гольфа, может?

— Могу я её занять? И верёвку.

— У меня какое-то скалолазное снаряжение.

— Его я тоже позаимствую.

— Просто чтоб ты знал, и то и то впарили мне мои редакторы. Они продолжают твердить мне, что я должен больше тренироваться. С того самого момента я ничего из этого не трогал.

— Мне вообще всё равно. Прости, я тут немного тороплюсь.

Я встал и осмотрелся в поисках скрытой камеры, установленной Мурётайсу. Вот она. Она была спрятана за растением в углу комнаты.

В то время, как я проверял камеру, Рохан вернулся с сумкой для клюшек и связкой верёвок.

— Эй! Моя камера! — закричал он.

— Мурётайсу установил её для меня на случай, если кто-то войдёт или выйдет через эту дверь, — сказал я.

Я подвинул стол к двери, привязал к нему верёвку и открыл дверь, дав ему упасть в комнату. Рохан заглянул в пространство внизу и пробормотал:

— Уууф… всё это время под моими ногами было это?

Я бросил через дверь оставшуюся часть верёвки.

— Джордж, — сказала Сугимото, — идти туда опасно.

— А?

— Дом-Куб предназначен для одного обитателя. Если по нему будут разгуливать два человека или больше, это может кончиться плохо.

— Плохо — это как?

— Это может вызвать противоречия. С полами и потолками. Чтобы разместить людей, комнаты внутри него делают повороты.

— Ох, я понял… пока двигаешься от кабинета горизонтально, ничего случиться не может, но…

— Верно. Если подняться над потолком или уйти под пол, пол соседней комнаты будет являться стеной комнаты, соседней с кабинетом.

— …хмм. …но, мм, как тогда Дом-Куб обходит эти противоречия?

— Одного из вас затянет в параллельную вселенную. Он навсегда потеряет связь с этим миром и больше никуда не сможет деться.

Капец, это же жуть как страшно.

— …раньше такое случалось?

— Нет. Когда Дом-Куб ещё был Домом-Кубом, я была в нём одна. Однако я знаю. Он так и работает, и силы его я знаю. Можно знать вещи, не проверяя их на практике, однако много чего ещё будет тебе неизвестно. Понимаешь?

— …Интересно, столкнулся ли тот взломщик, с которым мы случайно встретились, на опасность с параллельными мирами и убежал от меня?

Я не был уверен.

— Хм, но всё-таки, если мы сейчас пойдём туда, не будет ли это всё так же опасно? — с волнением спросил Рохан.

Сугимото улыбнулась.

— Рохан, не волнуйся. Я владелица Дома-Куба, я стою в основе его действий и я решаю, куда ведут полы, стены и потолки.

Отлично. Только нам надо было спешить.

— Тогда пойдёмте! — сказал я и крепко ухватился за верёвку.

— Погоди, — сказала Сугимото, — убедись, что ты не упадёшь прямо вниз.

— А? Ой.

— Если б дверь ниже могла остановить твоё падение, то это ещё ничего, но если ты пробьёшься через неё и так три раза… это будет очень плохо.

Я посмотрел вверх. Третья дверь, о которой она говорила, была дверью в потолке. Комната под комнатой под этой комнатой была кабинетом, поэтому если я пробью все три двери, я буду падать вечно. Что потом? Если гравитация будет увеличивать скорость моего падения, я буду падать, пока не достигну предельной скорости.

— Всё такое опасное и необратимое, — пробормотал я.

— Таков Дом-Куб, — сказала Сугимото. — Ничего не поделать.

Что правда, то правда. Это был свой собственный мир.

Мы втроём благополучно спустились по верёвке в комнату ниже. Сразу стало очевидно, что в Доме-Кубе Сугимото чувствует себя как дома. Она даже улыбнулась.

— Давайте отыщем этого негодяя, — сказала она.

— А нам точно стоит оставлять дверь сверху открытой? — пробормотал Рохан, глядя вверх. — А если на нас наступит то гигантское насекомое-монстр, что тогда? Думаю, мы на достаточно большом холме. Оно, вероятнее всего, не попытается сюда подняться.

— Рохан, не волнуйся, — сказала она. — Оно никак не сможет сделать что-либо Дому-Кубу.

Этот квадратный дом (соседи прозвали его Домом-Кубом) вроде как был перевезён сюда из города под названием Ниши Акацуки в Фукуи. Как этот слух обошёлся без какого-либо предположения о том, кто владеет домом, никто не знает.

Я вспомнил, как Рохан говорил это.

— Если никто ничего не может с ним сделать, как мог кто-либо его сюда переместить?

— Не знаю, — Сугимото пожала плечами.

Я вздохнул и поднял клюшку для гольфа, готовый ко всему что угодно.

— Эй! Не думай, что я должна всё это знать. Это сама основа моего существования! Немногие люди смогут рассказать что-либо такое. Спроси кого-нибудь, как он стал тем, кем он есть, ну попробуй.

Она была права, и я признал это, пока спускался в комнату ниже. Сугимото и Рохан остались в комнате под кабинетом, а я спустился в комнату под ней, открыл дверь в полу и убедился, что комната ниже была пуста.

Я находился в комнате под комнатой под кабинетом, которая также являлась комнатой над комнатой над кабинетом. В полах уже было открыто три двери, и если я упаду туда и пробьюсь через потолок в кабинете, то, как сказала Сугимото, я буду падать вечно и никогда не сбегу из Дома-Куба.

— Там кто-нибудь есть?

— Не-а.

— Тогда возвращайся обратно.

Проще сказать, чем сделать.

Однако, приложив немного усилий, мне удалось обратно подняться в комнату, где меня ожидали Рохан и Сугимото, в комнату под кабинетом.

— Тогда нам остаётся только проверить четыре комнаты вокруг нас. Давайте по-быстрому сделаем это.

Я оглянулся и увидел, что Сугимото смотрела записи на видеокамере, которую я прихватил с собой.

— Видишь что-нибудь?

— Нет…

— Я больше не могу слушать эти великанские шаги, — сказал Рохан.

Сугимото засмеялась, не отрывая взгляда от экрана.

— Нет, в этом доме его нет. Даже мастерская теперь является не частью Перекрёстных Стрел, а частью Дома-Куба.

— Я точно купил не дом, а какой-то ад…

Я открыл восточную дверь. Никого.

— Ладно, тогда я пойду направо, — сказал я.

Рохан кивнул и сжал свою клюшку руками покрепче.

— Хорошо, только ты это, Джордж, когда открываешь дверь, не медли. Просто расхлопни её так, как это делают в кино копы. А то ты открываешь двери так, будто мы в фильме ужасов, и я из-за этого начинаю нервничать.

— Да, конечно.

Я обошёл Сугимото с камерой, открывая двери.

Хлоп! В северной никого.

Хлоп! В западной никого.

— Последняя.

— За это время он никак не мог её покинуть.

— Верно.

Я неспроста оставил южную комнату напоследок. Это была та самая дверь, за которой я почувствовал присутствие постороннего, и если он всё ещё был здесь, он был за этой дверью. У меня вспотели ладони, но я больше мог откладывать этот момент. Я взялся рукой за дверную ручку и взглянул на Рохана. Он кивнул, однако прежде чем я смог открыть дверь, Сугимото вскрикнула и, шатаясь, отступила на три шага назад, таращась на камеру в своей руке.

— Что такое? — сказал Рохан, подходя к ней. Но я всё ещё должен был проверить, что за это дверью. Хлоп! Пусто! Супер!

— Ч-что это значит, Рохан? — сказала дрожащим голосом Сугимото. Я подбежал, посмотрел на экран, и моя челюсть отвисла так же сильно, как и у Рохана.

На экране был… Цукумоджуку.

Он поднялся по верёвке в мастерскую, закрыл дверь, разложил обратно ковёр, поправил стол, который случайно опрокинул, расставил всё на столе абсолютно так, как оно было до этого, что никто не смог бы заподозрить, что кто-либо проходил через дверь, и затем Цукумоджуку (который явно был вполне живым) посмотрел прямо на камеру и подошёл прямиком к ней. Через камеру были слышны его шаги по ковру и грохот снаружи.

Это был звук прорыва острова Нэро-Нэро через барьер Морио. На экране Цукумоджуку встревоженно поднял голову. Это дало нам знать, что видео было сделано пару минут назад.

Цукумоджуку обратно взглянул на камеру, уставился прямо в объектив и улыбнулся. «Ха-ха, похоже, моя жизнь полностью связана с Джорджем Джостаром. С обоими Джорджами Джостарами: не волнуйся об этом. Как сказал Иасон Собра Кварто: «Жизнь — это взрыв». Пока мы разговариваем, моя жизнь взрывается. Ха-ха! Увидимся». И с этими словами он исчез.

Мы на целую минуту, не в состоянии мыслить, уставились на это без единого слова, однако я не мог позволить себе не думать весь день, а потому вместо этого вышел на улицу.

— Ух… осторожно, — сказал Рохан, хотя его мысли витали где-то в совершенно ином месте.

Сугимото в замешательстве посмотрела на меня в тот момент, когда я взбирался через дверь.

— Бывает ли такое, чтобы люди возвращались к жизни? — спросила она.

— Ха-ха-ха, — посмеялся я в приподнятом настроении о того, что Цукумоджуку может быть жив. Мне очень хотелось ещё хотя бы раз поговорить с этим странным пареньком. — Думаю, некоторые люди так просто не умирают, — Отчего я не мог просто взять и поверить, что он вернулся к жизни?

Я поднялся в мастерскую, покинул Дом-Куб, вышел из Перекрёстных Стрел через западную террасу, закрыв за собой дверь, и пробежался вниз по холму.

Остров Нэро-Нэро выкарабкался из гавани и направился в центр Морио. Огромный вес определённо затормаживал его передвижение. На то чтобы поднять одну лапу гигантскому насекомому требовалась целая вечность. С каждым шагом его лапы погружались глубоко под землю, поэтому, чтобы поднять одну лапу, остальные пять должны были ещё глубже вкопаться в землю, что заставляло их пробуриваться вниз ещё сильнее и повторять этот цикл, нарушая равновесие всего острова. Каким-то образом ему удавалось не падать и продолжать неустойчиво двигать лапы вперёд, круша здания и вдавливая их ещё глубже. Но каким бы шатким ни было движение острова, я всё ещё не мог даже начать догонять его.

У меня слишком короткие ноги!

Нет-нет, они имеют нормальную длину и даже находятся в хорошей атлетической форме, просто после участия в таком удовольствии, как езда на Джоане, по ощущениям они были словно слизняки! Судя по всему, Blue Thunder уже нельзя было призвать повторно; он исчез в ту же секунду, как Рохан снял его. Ну и, конечно же, о такси поблизости нельзя было даже и думать… Чувства взяли надо мной верх, я даже чуть не заплакал, но как только я пробежал от склона горы до большой дороги и увидел поток машин скорой помощи, направлявшихся к местам разрушений, пожарных, вцепившихся в рули пожарных машин, и людей, свисавших с этих машин, держась чуть ли не на одних ногтях, с такими лицами, будто наступает конец света, моя скорость полностью перестала меня беспокоить. Как много людей могло бы остаться в целости под Перекрёстными Стрелами? Дела были настолько плохи, что теперь, возможно, было бы лучше, если бы все в гавани так же сошли с ума.

Я рванул вниз по грунтовке через поле, смотря на небо. Было около пяти часов, солнце низко висело на западе. Так как барьер разрушился, ветер бушевал снова. Из-за влажного, вязкого морского бриза я вспотел, но даже так с ним было лучше. Мои ноги чувствовались легче, чем обычно. Весь тяжкий груз остался позади. Звуки шагов острова Нэро-Нэро всё приближались.

Переведя взгляд вперёд, я ускорился.

Я будто был на поле боя.

Я побежал через окраины Морио. Лапы острова Нэро-Нэро оставили за собой ужасающее количество разрушенных домов, однако они были вовремя эвакуированы, а потому я не заметил ни единого признака человеческой гибели. Я пересёк задние лапы, и чем ближе я был к средним лапам, тем отчётливее мне виделась заброшенная станция, через рельсы которой я позже пробежал. Затем я заметил людей, суетящихся около передних лап. Академия Будогака оказалась эпицентром активности, вероятно оттого, что ещё до этого людей там было немало.

Я сбавил ход, обдумывая свой подступ, как вдруг с дороги неподалёку от меня послышался оглушительный удар, и я отпрыгнул.

Выстрел? Я прошмыгнул с дороги в сад и спрятался за стеной. Но оглядевшись, я никого не увидел. Тогда в стену выстрелили ещё 3 пули; я даже почувствовал, как они в неё врезаются. Пах, пах. Наконец я осознал, что стреляли ими не с моего уровня.

Сверху.

Я посмотрел наверх и увидел над собой край острова Нэро-Нэро. Кто-то отчаянно пытался попасть в меня. Остров Нэро-Нэро составлял в ширину добрых двести метров, так что отсюда до него было около трёхсот метров. Я не мог разглядеть лица стрелявшего в меня парня, но мне показалось, что я слышу его смех.

Бах, бах! Пули не переставали лететь в меня, попадая в обратную сторону стены, однако стоило мне остаться здесь, и в конце концов ему бы обязательно повезло.

3, 2, 1! Я собрался с духом и оторвался от стены. Я бросился на крыльцо дома. Пш, пшш! Пах-пах-пах-пах-пах-пах! Бах! Бах! Ба-бах! За мной вылетел град пуль, врезавшихся в крышу дома, однако как только я вышел из его поля зрения, он сдался. Я держался тише воды, пока не убедился, что огонь по мне был остановлен.

Я с облегчением выдохнул, а затем до меня дошло, что мне бы следовало хотя бы проверить владельцев дома, ведь всё-таки они спасли мне жизнь. Я заглянул в окно, однако там всё было тихо, ни единого признака чьего-либо присутствия. Я постучал по окну и крикнул, но ответа не последовало… За исключением пронзительного вопля, сопровождённого большим взрывом. Дом в нескольких кварталах отсюда взорвался огненным столбом.

Ракетница!?

Я что, на грёбаной войне? Погодите, если в меня они целились с огнестрела, значит, ракетой целились в кого-то поважнее. Я вскочил и выбежал с крыльца.

Кто-то, завидев меня, поспешил и начал в меня пальбу. Звуки попаданий в асфальт доносились как сзади меня, так и по другие стороны. Пау! Тыщ-тыщ! Однако слепая стрельба с такой дистанции никогда бы не смогла навредить мне при условии, если я продолжу двигаться. Наверняка по мне не попала бы и ракетница. Мне оставалось только надеяться, что тот, в кого они целились, был в безопасности!

В воздухе стояла тонна дыма, а вокруг оставалось еще много огня. Когда же я приблизился к месту удара, я крикнул:

— Эй! Вы живы?

— Джордж! — ответил кто-то. — Скорее сюда!

Хиросэ Коджи прятался в гараже, по другую сторону завалов.

— Ох! Отлично! Ты не ранен?

— Нет, а ты?

— Я в порядке!

После этих слов я тоже забежал в гараж.

— Они могут выпустить вторую ракету вниз, так что нам нельзя здесь задерживаться, — сказал Хиросэ. — У них просто дохрена оружия.

— Это точно.

— Вот. Просто подумай о полёте, и он доставит тебя туда, — сказал Хиросэ и, как и к себе, прикрепил к моей голове Blue Thunder. Мы вылетели прямо из гаража. Врруум! Это было… даже лучше, чем на дельфинах. Я действительно мог управлять им по своему желанию, без помощи рук. Каждая моя мысль приводила его в движение, как будто я летал сам по себе! Но поскольку пропеллер был у меня на голове, я никак не мог избавиться от ощущения, что у меня болит шея (хотя она не болела.).

Я последовал за Хиросэ. Мы летели серпантином через окрестности, пролетая чуть выше земли, чтобы лучше спрятаться от стрелков на острове Нэро-Нэро. Мы избегали пропановых баллонов и машин, пока не подлетели к фабрике и не нашли там братьев Ниджимура.

— Ооо, Джордж, так ты жив? — сказал Фукашиги.

— Как там Рохан и Рэйми? — спросил Мурётайсу.

Я рассказал им, что они находятся в сохранности внутри Дома-Куба в Перекрёстных Стрелах. О Цукумоджуку я пока не упоминал.

— Что здесь происходит? — спросил я.

Никто из них не дал ответа сразу. Братья Ниджимура не хотели признавать, что они в беде. Наконец Хиросэ нарушил молчание:

— Шок и трепет. Мы оккупированы, и всё находится под их контролем. Пока все ещё были в панике из-за того, что остров затаптывал Морио, несколько вооружённых владельцев стендов спустились вниз и похитили всех измученных, полумертвых людей из спортзала. У одного из них есть стенд, похожий на торнадо, и он их всех засосал.

— Это был Дольче Чокколата, — сказал NYPD Blue. —У меня есть доказательства.

— Блин, чувак... кроме того, чтобы фиксировать всякое дерьмо, делай с ним что-нибудь! — завопил Фукашиги. Его голос был хриплым, и в нем слышалось скорее страдание, чем гнев.

— Слушай, — сказал NYPD Blue, — если ты прикажешь мне идти в штаб-квартиру мафии одному, я не из тех, кто отступает. Как я уже сказал, все зависит от тебя.

—………!

— Тщщ, ты просто сопляк. Языком чесать умеешь, а слова твои ничего не стоят. Пора тебе уже взрослеть. Соответствуй своему положению. Тряпка.

— Аргхх, черт побери! Тогда что мне, блин, делать?

— Я уже говорил тебе. Сиди тихо и жди. Мужчины не ныряют с головой в войны, которые не могут выиграть. Так делают только не выдерживающие замешательства идиоты. Стыд — недостаточная причина для пожертвования собой. Лучше улыбайся, терпи это, сохраняй гибкость ума и жди своего момента.

— ………!

Фукашиги стиснул зубы и замолчал.

— Как только они захватили заложников, всё сопротивление прекратилось, — сказал Хиросэ, продолжив свои объяснения. — Они вызвали к себе мэра Шишимару и сделали его своей марионеткой. Все приказы от мафии передавались через него. Сейчас они выманивают владельцев стендов наружу. Обещая не причинять вреда никому, кто выйдет по собственной воле. Но если они нас нйдут, нас покарают. Они, прямо таки в стиле мафии, поощряют людей сдавать всех, кого знают. Только за последний час к ним уже попало несколько человек. Наши имена, возможно, скоро тоже всплывут на поверхность.

— И? — спросил я. — И это всё? Ничего больше не случилось?

— А? А… да…

— Раз у них есть заложники и мэр, работающий на них, и они охотятся за владельцами стендов, значит, они все еще пытаются получить контроль. Они всё ещё очень далеки от полного взятия нас под свой контроль. Это лишь кажется, что он у них есть. На самом же деле они всё ещё пытаются поймать нас. И они ещё не сообщили нам своей настоящей цели.

— Настоящая цель?

— Ты думаешь, они и впрямь хотели оккупировать Морио? Они же мафия. Здесь нет других мафиозных группировок, с которыми можно было бы конфликтовать; в городе у них нет никаких корыстных интересов. Я бы не торопился говорить, что здесь нет ничего, в чём мафия не нашла бы интереса; здесь есть деньги и женщины, но за всем, что сейчас происходит в этом городе, очень внимательно следят. Сейчас 2012. За нами гонятся спутники, пилотируемые и беспилотные зонды, следящие за городом в режиме реального времени. Любая йена, украденная мафией, не может быть тут же потрачена. Они не могут ни отмыть их, ни спрятать. Они не могут продать ни одной женщины. И они это знают. Они знают, что нападение на эти два острова кого-то с реальной властью и их настоящий захват — это только вопрос времени. Барьер уже снят, они сами этого добились. Это не займет много времени. Что бы они на самом деле ни пытались сделать, скоро это выяснится; что-то, чего они могут достичь со всем этим происходящим. Что-то крошечное, чего спутники и самолеты никогда не заметят, но что-то очень для них важное.

— Очень важное насколько? Что могут сделать для мафии люди из Морио? — спросил Хиросэ.

— На данный момент наша теория такова, что остров движет Кира Ёшикаге, наверное, чтобы не дать себя найти всем детективам, рыскающим по городу. Эта теория хороша; она кажется наиболее правдивой. Значит, что-то подобное может происходить и на их стороне. Неужто эти психи убегают от детектива? Вряд ли. Это остров мафии, и мы видели с холма Перекрёстных Стрел, как они на Нэро-Нэро убивали друг друга. Что бы ни затевали эти психи, это как-то связано с проблемами в толпе. Как сказал NYPD Blue, если мафия убивает случайных прохожих…

Либо они пытаются убить босса и перекрывают ему путь к побегу, либо они уже сделали это и проводят зачистку, — сказал NYPD Blue, повторяя собственную реплику. — Я так и сказал. Штаб-квартира мафии находится там, где босс чувствует себя в наибольшей безопасности. Там, где даже честные граждане будут защищать его. Для многих боссов это место своего рождения. Они вкладывают туда так много бабла, как только могут, улаживают все дела и далее могут рассчитывать на хорошую отдачу. Но сейчас там царит хаос. Либо они убили босса и избавляются от последних из тех, кто был на его стороне, либо они пытаются убить босса и убедиться, что он не сможет получить никакой помощи от местных. Так они загоняют его в угол. В любом случае, босс умирает, и многие уходят вместе с ним.

Я первым нарушил молчание.

— Я не знаю, верна ли теория NYPD Blue. Но ясно, что мафия нападает не просто так. Напрашивается вопрос — почему мафия думает, что то, за чем они охотятся, будет здесь? Потому что они готовились к этому заранее. Почему итальянская мафия вообще услышала о Морио? Потому что Морио отплыл в море. Это было показано во всех новостях, ведь настолько странное событие конечно же будет транслироваться во всех странах мира. Мафия бы это заметила. Они знали, что здесь живет убийца по имени Кира Ёшикаге, и знали, что здесь были убиты несколько детективов.

— Когда они увидели пресс-конференцию Барьи Чомару, я предположил, что помимо меня здесь есть и другие детективы. Такое предположение возникло у меня не без солидных оснований, но нужно ли это вообще мафии? И когда я об этом подумал, я услышал, как тот же самый грузовик с громкоговорителем, который доставил вызов на городское собрание, передал новое сообщение:

— Не могли бы детективы Дайбакушо Карри, Рунбаба 12 и Джордж Джостар поспешить в сад Академии Будогака?

«Чего?!» — подумал я. Из-за нескольких причин одновременно. Они звали меня по имени? Дайбакушо Карри и Рунбаба 12 тоже были из Ниши Акацуки! Мы все втроём были детективами Ниши Акацуки!? Почему все детективы в Морио должны быть из одного и того же места? Даже если ни один из других детективов не смог сюда добраться? И момент для этого вызова был слишком идеальным.

...ну, моменты всегда срабатывали именно так. Хорошо это или плохо, но всё всегда рассчитывалось точно.

— Фу, — сказал Фукашиги. — Что ты там будешь делать? Не уходи. Жди своего момента.

Это был совет NYPD Blue, так что я рассмеялся и назвал его придурком.

— Заткнись, дибил, — неожиданно прорычал NYPD Blue.

Мы с Фукашиги тут же захлопнули рты. Видите? Момент.

Я попробовал другой подход.

— Детективы не отступают в такое время, как сейчас, — сказал я.

Чтобы они, и знали моё имя... Я говорил его только местным парням и парочке в Доме-Кубе. Это значит, кто-то хорошенько покопался и нашел мое имя.

Кира Ёшикаге.

Неужто он продал меня мафии? Ждал ли он своего шанса нанести удар? Интересно.

Я попросил Ниджимур и Коджи по возможности прикрыть меня, затем в одиночку направился в сад академии Будогака и обнаружил там собравшихся жителей города и сидящего в центре молодого итальянца в прекрасно сидящем на нём костюме, рядом с которым стоял Шишимару Дента. Увидев меня, Рунбаба 12 и Дайбакушо Карри с унынием улыбнулись. Оба они были вполне привлекательными мужчинами, однако явно прошли через некоторое дерьмо; брюки и рубашки обоих были насквозь промокшими и разодранными. Моя одежда была не лучше.

«Привет всем». «Что как?» «Хе-хе-хе». «Не думал, что мы встретимся здесь». «Серьёзно». «Ну что за наказание. Меня одолело моё же любопытство». «Справедливо, однако, если б ты смотрел на это по телевизору, ты бы уже давно кусал локти». «И то правда». «Точно».

Я сыт вашими перешёптываниями по горло, БАХ! Парень из мафии отшвырнул стол между нами в сторону.

Я, конечно, не испугался, но блииин.

«Вот дерьмо». «Блин, блин». «Нас здесь трое. Двое ему не нужны». «Ох как». «В таком случае, лишний здесь ты». «Нет, ты». «Засранец».

БАХ! На этот раз он засунул руки в пиджак. Наверное, пора было с этим завязывать. Может, на голове у него и было каре как у японцев, но, судя по всему, по-японски он не говорил. Мы… или, по крайней мере, я говорил по-итальянски, однако получалось у меня это ужасно, а потому я спросил Шишимару Денту:

— Так? Что ему от нас надо?

— Э-э, мм, я думаю, он… минутку, по-моему, мне кто-то звонит, — Его голова набухла в странных для этого местах, следовательно, он ради защиты горожан пошёл под удар сам, а потому я простил его. Однако на столе не было телефона, на который он указывал. На нём лежал лишь грязный резиновый мячик, правый ботинок и галька.

— ………?

Однако внезапно галька зазвонила. «Плю-пон-пин-пара-пара-пон-плю-пон-пин-пара-пара-пон!» Помимо этого она начала вибрировать. Ох.

— Стенд, — сказал я, а остальные двое удивлённо на меня посмотрели.

— А? Джордж, ты что, знаешь, что это за штука? Что это? Как она звонит?

Раз они не знали о существовании стендов, то их ждало нехилое открытие. Хотя суть бы они уловили так же быстро, как я. Я поднял гальку. На ней был экран и кнопка подтверждения вызова, поэтому я нажал её и ответил:

— Алло?

К моему удивлению, голос на другом конце линии разговаривал по-японски.

— Здравствуйте. Это Джордж Джостар? — голос принадлежал молодому человеку.

— Да? А кто вы?

— Моё имя не имеет значения. Вы… англичанин, родившийся в Японии?

— Да, это так. А вы — японец, родившийся в Италии?

— ………

— Что вам надо?

— Вы мне начинаете нравиться.

— Да? Тогда спускайтесь сюда. Поговорим лицом к лицу.

— Что ж, приступим к делу.

— Вы хотите нанять меня?

— ? …… Что вы имеете в виду?

— Нанять меня в качестве детектива?

— Надо полагать да?

— Тогда назовите мне имя моего клиента. Как детектив скажу вот что… позволяя людям себя использовать, обязательно попадаешь в неприятности. А, приняв этот факт, начинаешь отказываться от любой работы, где не ясна личность клиента.

— ………

— Не называете мне его — и я бросаю трубку.

— ………

Я подождал пару секунд, убрал камушек от уха, и уже было собирался повесить трубку, как услышал его смех. Нежный, лёгкий смех.

— Ха-ха-ха… отлично. Меня зовут Шиобана Харуно. Но обычно я представляюсь как Джорно Джована. Довольны?

— Да. Спасибо. Пожалуйста, продолжайте.

— Мне бы хотелось, что бы вы кое-кого отыскали. Я не знаю его настоящего имени. Всё, что мне известно, это то, как его называют. Дьяволо. Босс Семьи Пассионе.

…что ж, примерно этого я и ожидал.

— Этот человек обладает стендом? — спросил я.

— ……мы думаем да.

— Но ни я, ни двое других детективов не имеем возможности использовать стенды и, честно говоря, мы мало что о них знаем.

— Мы предоставим вам помощника.

— Не можем ли мы выбрать кого именно?

— ………

— Навряд ли.

— Этот человек — Бруно Бучелатти. Его команда будет работать с вами. Он возглавит дело, я буду отвечать за связь, а остальные трое будут по одному сопровождать вас и остальных детективов.

— Понятно. Есть ли ограничения по времени?

— Нет.

— Однако наше нынешнее положение не может длиться вечно.

— В каком бы вы положении ни находились и что бы ни происходило, вы должны найти Дьяволо.

— ………!?

— Вы меня понимаете? Несмотря ни на что.

— ……а если у нас не получится?

— Принимать это во внимание нет необходимости.

— Понятно.

Да уж, мне было бы лучше об этом не думать.

— Итак, Джордж Джостар, я с нетерпением ожидаю вашего успеха.

Он повесил трубку. Бруно Бучелатти поднялся и заговорил со мной по-итальянски.

— Вы же говорите по-итальянски, так ведь?

«Чёрт», — подумал я, что было явной ошибкой. Он засмеялся.

— Хе-хе. Я могу чувствовать запах лжи. Запомните это. Даже когда вы что-либо скрываете, хоть вкус и запах не так сильны, но это всё равно ложь.

Сзади к нему подошли три опасных на вид итальянца. Все они были молодыми парнями.

— Так? — сказал я. — Я говорю по-итальянски, но…

Бучелатти также посмотрел и на остальных.

— Вы, детективы, тоже оба говорите на итальянском?

Дайбакушо Карри и Рунбаба 12 кивнули. «Си, си».

Высокий уровень коммуникации был необходимой частью в нашей сфере работы.

Бучелатти определил каждому из нас по одному из своих людей.

Дайбакушо Карри достался Леоне Абаккио. Высокий, с суровыми чертами лица, он тревожно навис над не особо высоким Дайбакушо Карри.

Рунбабе 12 достался Гвидо Миста. Хорошо сложенный, в шапке. Судя по всему, от него немного пахло, поскольку Рунбаба 12, принюхавшись разок, скривил лицо и начал держать расстояние.

Мне был определён Наранча Гирга. Он был примерно одного со мной возраста, с мальчишеским лицом, и по тому, какой свирепый взгляд он на меня бросил, я предположил, что он осознавал, насколько молодо выглядит.

— Не беси меня, — прошипел он и убедился, что я в курсе о наличии у него ножа. Из всей этой шайки он явно был опаснее всех.

Итак, пора за дело. Я забрал камушек, Дайбакушо Карри взял резиновый мячик, а Рунбаба 12 оставшийся без пары ботинок. Рунбаба 12 попытался убедить нас обменяться с ним, но Бучелатти вскрикнул «Хватит!», а я посмотрел на Наранчу и увидел кого-то, стоящего позади него. Это был Цукумоджуку.

— ………!

Он улыбнулся мне.

— Эй! Я твой инструмент. Человеку нужна твоя помощь. Я проведу тебя к ним.

Он схватил меня за плечо.

— Эу, какого хрена? — закричал Наранча, оттолкнув меня в сторону и направив нож на Цукумоджуку. В этот же миг мы отпрыгнули.

— Уупс. Принёс с собой аномалию, но… уверен, всё это что-то значит. Пока!

Цукумоджуку исчез, оставив меня и Наранчу.

На Г.Д. Уэллсе, американском космическом корабле, запущенном NASA. Обходящем тёмную сторону Марса в ходе своего путешествия на красную планету и готовящегося вот-вот совершить новое открытие. А именно то, что помимо Фобоса и Деймоса Марс имеет ранее необнаруженный третий спутник. А ранее необнаруженный от того, что Марс всегда находился между ним и Землёй.