Том 4    
Глава 2: Запись Бога смерти I


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии

Глава 2: Запись Бога смерти I

Не знаю, сколько времени я провела здесь. Даже сейчас, когда я узнала, что такое «время».

Когда я была там, у меня не должно было быть никакого представления или понимания того, что такое «тьма».

Его и не было, пока я не повстречала «свет», и в один момент меня осенило, что «А, я же была в тёмном месте, не так ли?»

Вот так работает мир. В большинстве случаев.

Когда сталкиваешься с чем-то новым, это помогает тебе впервые понять вещи из прошлого.

Встретив «сегодня», можно осознать, чем является «вчера». Встретив «утро», можно научиться тому, что значит «ночь».

Совсем недавно встреча с «зимой» заставила меня осознать, что из себя представляло «лето».

Как только я научилась узнавать все эти вещи, то впервые осознала, что этот мир находится в постоянном состоянии разительных изменений.

После тьмы, вечно правившей мною до этого момента, этот мир и вся разнообразность вещей, которые покрывали каждый его сантиметр, казалось, менялись, чуть я моргала.

Впервые я заинтересовалась этим миром — местом, которое я даже не осознавала прежде — когда я первый раз моргнула.

«Небо», кружащее между светом и тьмой через регулярные интервалы.

«Море», купавшееся в солнечном свете, чтобы сверкать, мерцая синим цветом.

«Дождь», падавший на «землю».

И «жизнь» следовавшая позади.

Меня никто не направлял, поэтому я глядела на эти «вещи» в мире и постепенно начала сопоставлять связи между ними, которые помогли мне понимать их.

Открытия шли один за другим среди всех вещей, что однажды родились и разложились… Я провела огромное количество времени, занимаясь этим… Или так мне это казалось.

Я наблюдала за тем, как менялся мир так долго, что у меня появилось чувство, будто я не могла уже ни на что положиться кроме своего ума.

Затем, в один день я осознала:

Как только мыслительный процесс начинает раскручиваться, то он полностью отвергает идею того, чтобы остановиться.

Даже если я пыталась сидеть на месте, ни о чём не думая, прямо как было тогда в тьме, «знания», что я получила, постоянно взваливали на меня вопросы.

«Что это?»

«Из чего это сделано?»

«Почему это здесь?»

Я не могла ничего поделать с тем, чтобы подавить любопытство, лившееся из моей головы. У меня не было на то причины. Вместо этого я всем телом погрузилась в море вопросов, упорно продолжая своё ежедневное путешествие из открытий и понимания нового.

***

Однажды, я забрела в пещеру. Я следовала по узкой тропе, пока она не вывела меня в огромную полость внутри. По всему её пространству виднелся пруд.

Из открытого каменного потолка ото всюду шли трещины, и солнечный свет, проникавший через них, отражался в поверхности водоёма.

Я взглянула на одну из блеклых точек света на воде и заметила там маленькую фигуру.

Она отличалась от любого создания, что я встречала ранее — она просто стояла там, будто внимательно вглядываясь в меня.

Сперва, это не особо тревожило меня. К этому времени я знала, что жизнь — это не что-то редкое. Я не могла предсказать, что встречу в своём путешествии.

Но удивительным было то, что существо, похоже, «узнало» меня.

Оно так внимательно наблюдало за мной. Такой опыт был мне совершенно чужим.

Я не была уверена почему, но хоть создания и могли замечать и взаимодействовать друг с другом, ни одно из них не замечало меня.

А сейчас эта фигура смотрела прямо на меня. У неё не было никаких «глаз», но я могла чётко утверждать это.

Меня это заинтересовало, и я обратила свой взгляд на неё на какое-то время. Затем я поняла, что фигурой была никто иная, как я сама.

Каким же это было шоком.

Казалось странным то, что я не могла заметить этого ранее. Прямо как все остальные формы жизни, у меня тоже была своя физическая оболочка.

Эта случайная встреча со своей собственной оболочкой наполнила мой разум любопытством.

Я осмотрела каждый изгиб и линию своего тела. «Как долго я так выглядела?» «А что это делает?» «Почему я так выгляжу?»

Но я не смогла ответить ни на один вопрос.

Честно, это казалось странным.

То, что я почти ничего не знала о «себе».

Я полностью изучила множество форм жизни, однако…

Вопрос обрёл форму, мгновенно подавляя все остальные мысли.

«Кто меня создал?»

Судя по тому, что я знала на тот момент, меня можно было отнести к такому «существу», которое просто… однажды появилось.

Но если я попадала под такое определение, это означало, что должно было существовать что-то, что дело мне жизнь. За всё время, что я провела на этих землях, я никогда не встречала подобное.

Я знала это потому, что уже видела то, как «существа» зарождались, хотя бы раз. И судя по тому, что я видела, способ, которым дали жизнь мне, существенно отличался.

К тому же, не смотря на то, что эти существа в итоге не могли вернуть свою изначальную форму спустя «время» — хоть они, похоже, встречали свою кончину до того, как вообще получали шанс сделать вдох — я понятия не догадывалась о том, что такое случится со мной. Возможно, мне было более естественно думать о себе, как о «чём-то» совершенно ином.

Но…

«В таком случае, кто я?»

Я начала своё путешествие познания, складывая кусочки информации, что представали передо мной, чтобы образовать путь к ответам, что так жаждала. Но я никогда не думала о «себе» прежде.

Поэтому я начала глубоко думать, пытаясь вывести ответ на вопрос в моей голове.

Я закрыла глаза, погружаясь во тьму, что расстилалась впереди.

Это подняло воспоминания той самой тьмы, что когда-то окружала меня.

Мне надо отследить это.

Ещё раз. С самого начала.

***

…Неизвестно, сколько прошло времени.

На протяжение долго времени — очень долгого — я стояла там и путешествовала по своим воспоминаниям в попытке найти объяснение «себе».

Полагаясь на все знания, что я собрала до этого момента, я сосредоточила свой огромный и тщательный мыслительный процесс на одном пути, затем другом, в аккуратном порядке.

Этого было достаточно, чтобы моя голова поплыла… Не то чтобы я боялась того, что может произойти, но путешествие оказалось таким длинным и трудным, что я почувствовала, будто на мгновение приблизилась к подобному феномену.

А затем, это путешествие мысли, движимое не более чем простым любопытством, наконец достигло своей конечной станции.

Я закончила свой выматывающий анализ каждого воспоминания в своей голове: с первого, что я могла вспомнить и до момента, как я закрыла свои глаза.

Но результат был:

— …Я не знаю.

Итог соскочил с моих губ. Это был единственный итог, который я смогла подвести, но он всё ещё был невероятно разочаровывающим.

Главное было то, что не было никакого способа, метода или чего-либо ещё, чтобы объяснить своё существование.

Хоть это и занимало какое-то время, не было ничего, с чем я встречалась, что я не могла в итоге понять. Но не в этот раз.

Я попыталась снова, пробегаясь по своей памяти ещё раз, но всё так же безрезультатно.

Встретившись лицом к лицу с вопросом, который так проворно отказывался раскрыть свой ответ, меня, честно, одолела напряжённая фрустрация.

Фрустрация?..

Я, хотя бы, получила из этого путешествия одну вещь.

Когда эта мысль достигла меня, моя сосредоточенность ослабла, и я наконец-то открыла глаза.

Поверхность воды передо мной всё ещё показывало моё отражение. Тёмную фигуру. Тень. Ни головы, ни ног, ни хвоста, а просто чернильно-тёмная сущность.

Фрустрация, зародившаяся во мне ранее, начала экспоненциально увеличиваться на эту необъяснимую фигуру перед собой.

Если бы у меня были, как минимум, основные части — голова, ноги — было бы намного проще понять свою физическую оболочку, а не то, как это происходит сейчас.

Пока я досадно жаловалась сама себе, тёмная тень, отражавшаяся в воде, внезапно отрастила себе две красных светящихся точки.

Они горели глубоким красным цветом, будто кровь, вытекающая из живых существ.

Я была в каком-то смысле удивлена от такого поворота событий, но мой разум оставался до странного собранным.

Это… «глаза»? Не думаю, что они раньше были…

Но… А. Да. Всё-таки у меня есть «глаза».

Это, хотя бы, позволяло мне чуть более напоминать живое существо, но будет ли этого достаточно? Если я — это «нечто», не являющееся каким-то существом, то что мне делать дальше?..

Уповая над этим новым кусочком информации, я решила обдумать это ещё раз. И только сделав это, я услышала звук гальки, измельчавшейся позади меня.

Это напугало меня, но мой разум спокойно обдумал эту ситуацию.

Я знала этот звук. Живые существа издавали его, когда пробирались по земле или тёрлись о неё.

Я инстинктивно обернулась на звук. Что бы не издало его, оно, должно быть, продвигалось по той же подземной тропе, что и я.

Судя по тому, какие звуки оно издавало, приближаясь ко мне, оно передвигалось на двух ногах. На самом деле, их было несколько.

И пока я раздумывала об этом, то встретилась ровно с той сценой, что ожидала увидеть: группа из маленьких существ стояла передо мной.

Но они были, также, непохожи ни на одну форму жизни, что я встречала ранее.

Они отличались тем, что они держали «палки с огнём».

Именно эти огни, должно быть, освещали тёмную пещеру, пока эти существа заходили всё глубже.

Они были укутаны в какую-то шубу, что-то органическое, сотканное в нити.

Некоторые из них держали что-то, выглядевшее как маленькие, заострённые осколки минералов, вероятно для самозащиты.

Судя по тому, что они владели огнём, они, наверное, обладали каким-то интеллектом.

Они вертели своими головами, будто вышли на разведку в поисках чего-то. Вероятно, хищники.

Действительно, беря во внимание их общий размер, существо побольше могло бы проглотить их одним махом.

Пока я сидела и смотрела, погружённая в своих мыслях, группа резко остановилась, направив на меня огни и издавая какие-то громкие, измученные вопли.

Они визжали и вопили, будто мгновение назад именно на них охотились. Я была застигнута врасплох от этого и начала быстро думать.

Кто они такие? Почему они издают такие болезненные звуки и вопли?

Игнорируя моё безмолвное раздумье, существа начали махать своими огнями в воздухе, их крик был всё таким же громким и тревожным.

Багровое остаточное изображение огня танцевало во тьме.

«Пламя.»

Феномен, что «жжёт» вещи.

Об этом я знала. Но почему они так махали им?

Их разъярённый поступок, будто в попытке отогнать какого-то невидимого противника, был недоступен для моего понимания. Но когда огонь приземлилась в меня, цель этого действия резко дошла до меня.

Мой спокойный, собранный мыслительный процесс намертво остановился, а за место него пришла эмоция, подобная страху, занявшую всё место моих мыслей как никогда прежде.

«Горячо.»

Горячо, горячо, горячо, горячо.

Острое, болезненное чувство бросило меня в состояние растерянности.

Что это было?!

Боль!

Горячо!

Эта боль! Я не понимаю её! Я не могу её вынести!

Существа, освещённые огнём, наблюдали со стороны, их глаза были широко распахнуты и явно направлены на меня.

Тупое и отвратительное чувство пронеслось в моей голове, теперь полностью подчинённое острой болью.

Я напряглась в панике, и пламя, взлетевшее в мою сторону, сверкнуло оранжевым следом в воздухе, не попав во второй раз.

Изворачиваясь, чтобы остаться на безопасной дистанции, я поняла, что будет сложно находить силы, чтобы продолжать так. Я ощутила ноющую боль в местах ожогов.

Я никак не могла избежать этих волн боли. Только осознав это, я впервые ощутила «страх» в своей жизни.

Почему?

Прежде я никогда не обжигалась. Ни разу.

По сути, я никогда и ни с чем в этом мире не делала физического контакта. Почему так происходило?

Встревоженная я пыталась изо всех сил обдумать это. Но это новое чувство «страха», проникавшее в моё тело, доказывало то, что являлось преградой к этому.

Существа удивились моему прыжку назад, но вскоре ещё раз бросили своё пламя в меня.

Я извивалась и корчилась, пытаясь разом сбежать из этого места, но не могла.

Мой разум и тело были неспособны справиться с этой ошеломляющей ситуацией.

Всё, что я могла делать — это дрожать перед этими существами, беспричинно пытавшимися причинить мне лишь больше боли.

Я напугана. Кто они такие? Что мне делать?

Существа атакуют другие «вещи»? Ради какой цели они бы?..

«…Они пытаются съесть меня?»

Как только эта мысль пришла мне в голову, я была поглощена страхом.

Причиной, по которой живые существа атакуют друг друга в этом мире.

В большинстве случаев, они делают это, чтобы поймать «добычу».

Охота на других существ, чтобы ты сам мог выжить.

Да. Я знала об этом.

Так я умру, будучи поглощённой этими нападающими, словно сильный побеждает слабого?

В этом, должно быть, всё дело.

Это объясняло, почему они безжалостно мучали меня, даже когда я пыталась убежать.

А-а, они убьют меня.

Меня могут съесть.

Я умру?

Что произойдёт, когда я умру?

Смогу ли я думать тогда?

Неожиданно один из обладателей огня достал объект странной формы.

Внутри плавала какая-то жидкость.

Без промедлений существо разлило содержимое в мою сторону.

В следующий момент пламя в руке существа разразилось жизнью и прыгнуло на моё тело.

Огонь жёг достаточно сильно, чтобы перекрыть мне обзор. Боль разрывала моё тело.

Я пыталась смахнуть его, но тело отказывалось слушаться, съёжившись в страхе и неспособное двигаться.

Лишь одна мысль была в голове.

«Я не могу… Жжёт… Я не хочу умирать. Я не хочу умирать. Я не хочу умирать!»

Моё тело дрожало в агонии. Только я посчитала, что для меня это «конец», вопли одного из существ заставили меня усомниться в своём слухе.

— Я убью тебя, монстр!

Ничего в воплях не отличалось от того, что я слышала раньше.

Но теперь вопли существ, отражавшиеся от стен пещеры, стали для меня осмысленными.

Уже не было смысла воспринимать это новое для меня чувство. Моё «сознание», сущность, которую я начинала проклинать каждой клеткой своего тела, уже постепенно угасало.

Сцена вокруг меня начала плыть, а затем темнеть. Будто по команде, боль от огня вместе со страхом, казалось, медленно отступали сами по себе.

Без возможности сопротивляться, без возможности что-то видеть и в момент, когда моё сознание вот-вот исчезло, всё, что эхом отдавалось мне в мозг — вопли существ.

— …Что не так?! Что случилось?!

— Змея! Аргх, чёрт… Смотри в оба! Они всё ещё ползут ото всюду!

О чём это они?

Что такое «змея»?

Я не знала, что значило это слово, но чем бы это ни было, оно посеяло семена страха в сердца существ.

Затем, почти сразу же одно из существ вдалеке крикнуло.

— Отходим! Отходим!

Я слышала звуки шагов, обрушавшиеся о твёрдую землю.

Они, должно быть, убежали в спешке.

Но зачем им так быстро уходить?

Вот насколько это существо, «змея», заставило их трепетать от страха?

Я всё ещё не могла ничего видеть, но это помогло мне разобрать смысл, стоявший за теми отдававшимися эхом звуками.

Существа убежали в сумасшедшей спешке, следуя за самым первым из них. Похоже, они направлялись к выходу.

И пусть они вечно держатся от меня подальше, я уповала на это всем своим сердцем.

Даже когда бешенные звуки шагов паникующей группы утихли, остатки звука, что они оставили здесь, из раза в раз отражались от каменных стен, ещё какое-то время многозначительно звеня.

Группа ушла, какой бы ни была причина для этого. Я смогла спастись, сохранив жизнь.

А так ли это? Я не была уверена.

Я всё ещё не могла увидеть пещеру вокруг себя, и боль уже полностью прошла.

Возможно, я уже мертва, чётко и ясно.

Когда эта мысль возникла в моей голове, я услышала, как что-то пульсировало, громкий тук в безмолвной тишине.

Это было не снаружи. Вообще, казалось, что это исходило изнутри меня…

«…Нх?!»

Внезапно обожжённые части моего тела застонали от боли, резко ударяя в мозг и заставляя меня вслух стонать.

Словно по команде, моё зрение вернулось, и завядший мозг начал снова работать.

Шустро оглянувшись по сторонам, я обнаружила, что существа у пруда и правда исчезли.

Всё-таки они решили отступить.

Я с облегчением вздохнула, но резкая боль в сопровождении громкого, дрожавшего звука, донёсшегося от меня, разошлась по каждому сантиметру моего тела.

Боль. Ощущение, безошибочно связанное со страхом, которое было сложно терпеть.

Судя по тому, как тот сброд вёл себя изначально, вероятно, они подверглись такому ощущению.

«Боль» рождает «страх»…

Я боялась, что теперь прекрасно это знала.

Не прекращавшаяся боль, которую я чувствовала, означала, что в ближайшее время я никуда не уйду. Но даже пусть эта «боль» осталась, она казалась ничем серьёзным по сравнению с идеей смерти.

Для меня оказалось сюрпризом то, насколько моё тело было неожиданно дорогим и важным.

И пока мой разум постепенно возвращался в норму, то естественно начал размышлять о только прошедших событиях.

Кто эти… штуки, эти создания, что носили с собой огонь?

Они явно думали об убийстве. Они пытались убить меня.

Чем больше я вспоминала о них, тем более страшными они казались.

Для меня они, должно быть, являлись «хищниками».

Тело вновь начало дрожать, в частности от моих мук.

Страх. Чувство, о котором я хотела бы ничего не знать.

Я хотела забыть о нём так скоро, насколько возможно, но он уже глубоко укоренился внутри меня. Я сомневалась, что забуду о нём в скором времени.

…В этом должно было быть дело. Выражения лиц, что я наблюдала у существ за момент до того, как они встретили смерть. Вот, что, должно быть, вызвало их — страх.

Предчувствие, что я испытала, мысль о том, что всё, что я совершила будет потеряно навек; чувство того, что я падала в бездонную тьму.

В этом мире моменты такого презренного отчаяния бесконечно повторялись день за днём бесчисленное количество раз.

Пока я думала об этом, мир начал казаться мне ужасающим.

Посмотрите на меня. У меня были лишь самые поверхностные знания о мире, о себе.

Вот, насколько трансформация внутри меня меняла моё виденье мира.

И только я получила полное представление того, какой невежественной я была, в это же время я начала чувствовать, что была частью этой планеты.

Раньше у меня никогда не возникало мысли о том, что мне надо было чего-то бояться. Возможно, лучшим решением было позволить своему телу самому выяснить лучший способ выдержать это монументальное изменение.

Заинтересовавшись, я повернулась к месту, где они стояли, и обнаружила, как что-то вилось по земле.

Оно было глубокого чёрного оттенка, длинным и похожим на щупальце, пока извивалось и ползло у пруда.

— И-ик!..

Как только я узнала это, мой мозг снова разлетелся на кусочки.

Страх, оказывается, была чем-то таким, что слишком быстро возвращалось, однажды узнав его. Он доказывал то, что являлся тем ещё противником.

Это та «змея», что заставила существ с огнём дрожать в ужасе? Похоже, их было несколько; теперь они примутся за меня?..

Я съёжилась, почувствовав опасность для своей физической формы, но одна из этих «змей» просто проигнорировала это, подбираясь к месту, где я находилась.

Похоже, моя недавняя трансформация позволила другим созданиям ощущать моё присутствие.

Теперь я отчётливо это знала. Но я никак не могла защититься от них.

Если на меня снова нападут, то сомневаюсь, что смогу прожить хоть немного дольше.

Я напрягла свои мышцы, готовясь удирать от надвигавшегося ужаса.

Но, как и раньше, моё тело отказывалось слушаться меня.

Сила, к которой я взывала, не смогла материализоваться и рассеялась в воздухе, будто я совсем забыла, как двигать своим телом.

Но даже пока я беспомощно вертелась в бесполезной попытке убежать, змея подобралась достаточно близко, чтобы одним ударом гарантированно прикончить меня.

— А-а… Н-не, не убивай меня!

Я инстинктивно испустила вопль, мой разум паниковал.

Голос отразился от каменных стен пещеры, его было слышно ещё несколько раз.

Я впервые делала нечто подобное. Удивление от того, что я сделала, пустил мурашки по всему моему телу.

Какой бы ни была на то причина, но я почувствовала странное чувство смущения, мой разум пребывал в ещё большем замешательстве, чем прежде.

Я знала, что произнесла своим воплем. Но поняли ли они?

«Змея» тут же перестала двигаться, высунула свой язык несколько раз и начала говорить.

— Мы напали на людей потому, что они — тягостные существа, которое угрожали уничтожить наш дом. У нас нет причин убивать тебя.

Я могла чётко понять речь змеи.

Она сказала, что они не будут убивать меня. Как минимум, это так прозвучало.

Не важно, услышали ли они это заявление или нет, извивавшиеся в груде змеи в стороне распутались и расползлись, исчезнув во всех направлениях.

Эта пещера, должно быть, была местом, где они обитали, я предположила.

Прошло так много времени, пока я сидела и обдумывала вещи, что эти существа родились и размножились, пока я не обращала внимание.

Затем — возможно, из-за счастья от того, что делила со «змеёй» одну волю, а, возможно, от того, что расслабилась, так как они не выражали враждебности — я начала чувствовать тепло у глаз.

— Ты что, плачешь?

— …«Плачешь»? Что это?

— А, ты не знаешь?.. Хм-м. Понятно. Ты ведь ничего не знаешь, да?

Змея свернулась в клубок, пока говорила, дважды подёрнув языком.

По какой-то причине, её обвинение заставило меня немного разозлиться.

— Конечно, знаю. Я наблюдала за этим миром намного-намного дольше, чем вы. Я знаю бóльшую часть того, что вообще можно знать.

Я выпалила эти слова, даже пусть я только осознала, о скольких вещах в мире я не имела никакого представления.

Сожаление начало скапливаться в затылке. Я могла быть честной и принять своё невежество, но нет. Зачем мне было так хвастаться?

— Ладно. В таком случае, кто ты?

Как и стоило ожидать, вопрос змеи оставил меня в ступоре.

Намеренно или нет, но она безошибочно пальнула в тему, о которой я знала меньше всего.

Вот же злобный задира, подумала я про себя, возмущение бурлило в моём животе. Но раз обида на вопрос ничего не решит, я ответила честно.

— Я… Я не знаю. Я как раз думала о том, как хотела узнать это.

Слова «Я не знаю» не выставляли меня в благоприятном свете, но я могла предложить лишь такой ответ.

Если бы я чётко заявила, что знала, то это неотвратимо сыграло бы для меня плохую шутку в будущем. Я решила избегать всего, что загнало бы меня в угол.

Змея ответила прямолинейным «Понятно».

Этот ответ показался мне каким-то упрекающим, осуждающим, и я почувствовала, как злость возвращалась в мою голову. Но я сдержала её, пока змея продолжала.

— Ну-у, прости за это. Я просто размышлял об этом, так как ты используешь наш язык. Но почему ты хочешь знать о себе? Ты странное создание.

Я услышала её слова, но не смогла понять их.

Это «странно» хотеть узнать о себе?

Я понятия не имела о том, что подразумевало это существо под своими словами.

— О чём ты говоришь? Ты-то знаешь, кто я?

— Нет. Не могу даже предположить.

Змея с издёвкой снова дёрнуло языком.

— А, но, возможно, люди смогли бы рассказать тебе. Они тоже пытаются понять, кто они такие. Может быть, они смогли бы стать так называемым «зеркалом» для тебя.

На мгновение я задумалась о том, чем были «люди». Когда я осознала, что этими созданиями были те, кто ранее атаковал меня, я взбесилась.

— Ты хочешь, чтобы я смешалась с ними? Они минуту назад почти убили меня! Как они, вообще, могут научить меня тому, чем я…

Внезапно, я остановилась, слова исчезли, пока я вспоминала то, что твердили мне люди.

— …Монстр!

Да. Они назвали меня «монстр».

И раз они совсем не стеснялись высказывать это мне, значит люди, должно быть, что-то знали обо мне.

Но…

— …Действительно. Судя по их словам, они, похоже, знают меня на достаточном уровне. Но при этом, они почти убили меня. Если я снова столкнусь с ними, и они нападут на меня, то я не смогу победить.

Это правда. Я боялась ещё одной нападки.

Это наполнило меня непостижимым страхом, давая мне новое представление о том, почему все существа этого мира старались избегать его.

— Так ли это? Ну-у, тебе лучше бы решить, что делать. Ты — единственная, кто может знать всё в мире.

— Гх… Но что мне делать?

Если я не собрала бы волю в кулак, чтобы встретиться с людьми вновь, то никогда не узнала бы о себе.

Но если они снова будут размахивать своим огнём, то я расстанусь как со своими знаниями, так и с жизнью, которую я собиралась потратить на изучение её.

Змея, возможно посочувствовавшая мне, наблюдая за моими муками по этому поводу, медленно заговорила.

— Хм-м. Тогда подумай вот о чём. Почему люди напали на тебя?

— …Полагаю, потому что я отличаюсь от них. Другой вид. Так, я видела, вели себя другие существа.

— И что ты можешь сделать, чтобы на тебя не нападали?

Я задумалась на секунду.

— Что я могу сделать?.. Если я буду выглядеть как они, то останутся ли они спокойны?

Змея одёрнула свою голову в сторону. Видимо, это значило сигналом посмотреть в пруд.

— …А? Ты хочешь, чтобы я увидела своё отражение? Какая цель этого?

Змея не ответила и вместо этого несколько раз дёрнула своей головой в попытке направить меня к пруду.

— Что с этим созданием?..

Я опечаленно начала дёргаться, пытаясь добраться до пруда, но тело всё ещё уклонялось слушаться меня.

— Грх… и что со мной, вообще?..

Но в сравнении с моей прошлой попыткой пошевелиться, в какой-то степени, дела продвинулись. Потребовалось некоторое время и усилия, но я всё же смогла начать двигаться.

Почему я делаю всё это?

В голове посилилось негодование, направленное на змею и её безмолвную команду.

Не то чтобы что-то изменилось с последнего раза, когда я смотрела на своё отражение. Там будет та же туманная форма, как и прежде. Какой смысл перепроверять?

И когда это неизбежно принесёт мне ровное ничего, что мне сделать, чтобы змея заплатила?

А. Постойте. Змея сильная. Хищник. Я ничего не могла противопоставить ей.

Медленно перетаскивая своё тело, я добралась до края пруда.

Даже перемещение на такую короткую дистанцию заставило меня напряжённо отдыхиваться.

Подобное никогда не происходило со мной прежде. Я почувствовала какую-то невероятную несправедливость во всём этом.

Я взглянула на поверхность пруда только, чтобы остаться без слов от того, что оказалось передо мной.

В бледно-зелёной воде отражалось светло-оранжевое существо.

Это была точно, очевидно, форма человека.

Моё тело дрогнуло и оцепенело от такого неожиданного шока. Я испустила удивлённый вскрик.

Но человек, отражавшийся в воде, не показывал никаких признаков враждебности. Наоборот, он попятился назад так же как я, а его выражение лица было сложно описать словами.

Восстановив своё хладнокровие, я медленно и нерешительно стала изучать изображение.

Мне потребовалось всего пара мгновений, чтобы всецело понять смысл того, что я видела.

— Это… я?!

Совсем недавно я была тенью, но сейчас я преобразилась во что-то, сильно напоминавшее человека.

В сравнении с людьми, которых я встретила ранее, этот был меньше и менее крепким. Но я никак не могла спутать эту форму, эти контуры.

На мне не было странной шкуры, которую носили мои противники, но эта структура была более-менее схожа с ними.

— Что… что!..

Я была в огромном смятении, чувстве, что было так знакомо мне в последнее время.

То же самое испытал бы любой, полагаю, встретившись лицом к лицу с такой волной экстраординарных событий.

Рот на лице человека широко открылся, отражая эмоции в моём сердце, пока его выражения лица становились всё более и более загадочными.

Так вот, как я выглядела, когда краснела. Это показалось мне достаточно естественным.

Я сделала усилие рукой. Рука на поверхности воды тоже двинулась.

Затем я подняла обе руки в воздух, используя их, чтобы прочувствовать черты своего тела. Ощущение своих ладоней, касавшихся кожу, сказали мне, что передо мной было моё собственное физическое воплощение.

Слабое тепло, что выделяло моё тело, ощущалось отличным от пламени людей.

Пока я прочувствовала его, ощущение того, что это и правда было моё тело начало ясно вырисовываться в голове. Затем, будто по велению моего сознания, все чувства от головы до кончиков пальцев стали понятными для меня.

Так голос, который я нечаянно издала, исходил из этого горла?

И если я буду использовать эти ноги для перемещения, то это объяснит, какой проблемой перемещение внезапно оказалось.

Я продолжила изучать своё тело, любопытство взяло надо мной верх, а змея в это время появилась в отражении воды.

— Вот так ты выглядела для меня до этого момента. Но не похоже, что ты знала об этом, так ведь?

«…Я только заметила.» — сказала я, давая своим изучавшим рукам отдохнуть чуток. «Но я ничего не понимаю. Что со мной происходит?»

«Кто знает?» — ответила змея. «Я точно не могу. Могу лишь сказать, что никогда прежде не встречал существо вроде тебя.»

Я не знала, сколько ещё существ были рождены в этом мире, пока я была здесь, раздумывая в этой пещере. Но это ни разу не встречало подобных мне… по крайней мере, в своей жизни.

Я обрела от тела до силы говорить. Но даже эти дары не похоже, что давали мне незамедлительный ответ на мой единственный всепоглощающий вопрос.

Учитывая все наводящие вопросы, что это существо спрашивало, это доказывало свою удивительную бесполезность. Пока я думала об этом, оно снова заговорило, произнеся лишь «Но…» прежде, чем замолкнуть.

«Что?» — ответила я, немного поражённая. Я начала размышлять о том, что оно могло читать мои мысли.

— Ты бесспорно необычное создание. Ты появилась из воздуха в этой пустой пещере, ты изменило свою форму в разных направлениях, ты можешь понимать речь других существ. И, на мой взгляд, ты будто пытаешься стать… чем-то иным.

— Имеешь в виду, я пытаюсь… стать собой? Мне не нужен этот нонсенс. Я всегда была собой. Вот, что я пытаюсь изучить.

Змея высунула свой язык, отступая.

— Нет, нет, я понял. Просто сопутствующая мысль. Можешь спокойно забыть об этом. А мне бы лучше вернуться к своей обычной жизни. Это была очень завораживающая встреча с таким интересным существом вроде тебя.

— Ты уходишь? Что ж, спасибо за помощь.

— Будто я чем-то помог — ответила змея прежде, чем исчезнуть через расщелину в неизвестном направлении.

Я осталась совсем одна в вытекающей из этого тишине.

В воде всё так же отчётливо оставалась моя форма, так напоминавшая человека.

— …Человек.

Я вновь подняла руку вверх, сжимая её в кулак несколько раз.

Теперь тело ощущалось так, что мне не придётся тратить много времени, чтобы нормально двигаться.

Если что-то и было понятно на данный момент, так это то, что я не смогу ничего узнать всерьёз, если останусь здесь.

— Надеюсь, они не нападут на меня…

Полагаю, вскоре я покину эту пещеру и отправлюсь на встречу людям.

Я ещё не знаю, что из этого выйдет, но пока я не узнаю значение, что лежит за словом «монстр», то сомневаюсь, что утолю любопытство внутри себя.

— …Хотя, это тело выглядит таким хрупким. Что-то более сильное не помешало бы.

Что происходит во внешнем мире?

Как минимум, надеюсь, сейчас не зима.

Иначе будет слишком тихо, и будет нечем разбавить монотонность происходящего вокруг.

Вот бы было лето, зрелое с бескрайними изменениями. Но я вот думаю…

С маленькой надеждой и огромной тревогой, я воззвала к своим ногам и поплелась к выходу из пещеры.