Том 4    
Глава 21: «Старинный город, величественный враг» день второй (день)

Глава 21: «Старинный город, величественный враг» день второй (день)

— ... Это и есть Киото...

Мы вышли из автобуса и увидели перед собой город.

Будучи под сильным впечатлением, слова вырвались сами собой.

— Он был столицей целую тысячу лет...

... Даже воздух тут пах иначе.

Позади находилась довольно футуристическая станция Киото.

А перед глазами классическая Киотская башня.

Я рядом на большой дороге проезжало бессчётное множество машин.

Вокруг целая куча высоких зданий, но по сравнению с Токио выглядели они достаточно низко, здесь действовало особое постановление о защите видов.

Чтобы защитить исторический город и его пейзажи, муниципалитет составил список правил. Говорят, что в Киото они особенно строгие, и тут внимательно регулируют высоту зданий и вывести. Когда-то нам рассказывали об этом на социологии.

Благодаря этому и силе самой земли всё здесь казалось старинным. Тут есть своя утончённость, не такая, как в Токио, и моё сердце поёт от этого.

... Время как раз перед полуднем.

Экскурсия закончилась, и теперь свободное время.

Пока Итсука-тян, Сюдзи-кун и Токико-тян проверяли, что у нас там по закладкам, я не могла скрыть своего волнения.

— Ниннадзи, Кинкакудзи, храм Симогамо, река Такасе... И Сидзё Охаси, а ещё хочется поскорее Понто-тё увидеть!..

— О, Акиха, какая ты взволнованная сегодня, — Итсука-тян радостно посмотрела на меня. — Ещё когда готовились, ты прямо ждала, когда мы в Киото приедем.

— Ага, я этот город просто обожаю...

... Он является местом действия множества историй.

«Золотой храм» Мисимы Юкио и «Лодка на реке Такасе» Мори Огаи. А из новых произведения Морими Томихико. Киото в них это как иностранное государство или какой-то иной мир, сон, в котором можно побывать лично.

— Ну, у меня уже и самой руки чешутся!

Составившая маршрут Итсука-тян была готова действовать.

— Гид у нас при себе! Будем весь день гулять по Киото!

Как и сказала девушка, сегодня у нас настоящий марш-бросок.

Все мои пожелания были включены в список мест посещения, и мы собирались обойти город полностью, начиная с популярных мест и заканчивая теми, про которые знали лишь фанаты.

... И конечно важно было не просто полюбоваться красивыми видами.

Мой план по возвращению старого Яно-куна перешёл на второй этап.

Сегодняшняя цель... «Выяснить причину, почему Яно-кун странно себя ведёт».

Действительно ли дело в том, что я с ним рассталась? Или есть ещё что-то?

И ещё... Сегодня я должна выяснить, как сделать его прежним.

... Ну и.

Я должна как-то справиться.

Вчера ведь в итоге получилось достичь цели, и сегодня должно.

Всё же я там, куда давно мечтала попасть. Сейчас надо не переживать, а двигаться вперёд.

Но вначале... Надо выяснить планы их группы.

— ... Это, — я обратилась к Когуре-сан. — А куда ваша группа сегодня собирается? У вас есть какой-то план или график?

— А, Акиха. У нас-то, — Когуре-сан показала их план на сегодня. — Сегодня... «Спокойное блуждание по старому городу». Да, Хосино?

— Да, точно, — стоявший рядом парень кивнул.

— Раз уж прибыли в старинный город, лучше никуда не спешить и пройтись спокойно, там мы решили.

— А, спокойно...

... Всё совсем не как у нас...

И правда даже для неспешной прогулки можно много всего посетить. Синсен-эн, философскую тропу, чайный домик на улице Терамати...

Я подумала, где бы в таком случае мы могли бы встретиться... И поняла.

— ... Нам не встретиться...

В отличие от вчерашнего дня мы вообще не пересекались.

Не было ни одинаковых направлений, ни общих мест в одно время...

В таком случае... Мне не встретиться с Яно-куном в Киото.

... Ч-что же делать?..

Я начала паниковать.

Теперь уже маршрут не изменить. И Итсука-тян очень старалась, составляя его, да и остальным я проблем доставить не могу.

В таком случае может изменить маршрут группы Когуре-сан?.. Нет, я не могу. Не могу я так поступить из-за собственного эгоизма...

... Точно, а что Токико-тян?

Что думает Токико-тян, которой было так одиноко вчера без Хосино-куна?

Так они и сегодня весь день будут разлучены...

— Э-эй... — скрывая собственные намерения, я обратилась к девушке. — Похоже мы и сегодня будем гулять отдельно от Хосино-куна... Это ничего? Тебе не будет грустно, как вчера.

— ... Всё хорошо, спасибо, — улыбка Токико-тян почему-то была уверенной. — Вчера вечером... Мы смогли провести время вместе...

... Точно, все же были в комнате парней.

А Токико-тян и Хосино-кун на какое-то время исчезли, как я слышала...

Не знаю, что между ними тогда было, но они хорошо провели время. Смогли побыть наедине и выразить чувства, предназначенные лишь для них...

... Я даже немного завидую.

Но в любом случае.

— Давайте сегодня повеселимся в Киото... — Токико-тян была более решительна... Похоже она не собиралась вместе со мной менять маршрут...

... Я бросила взгляд на Яно-куна.

Он разговаривал с Хосино-куном и время от времени кивал ему.

— Эх...

Похоже... Сегодня придётся сдаться.

Второй день из трёх. Такой важный день, но похоже вся надежда на последний...

— ... Это.

... Позади прозвучал тихий голос.

— Похоже ты озадачена.

Я обернулась... И увидела Omochi-сан.

Она тихо и обыденно обращалась ко мне.

— А, озадачена?..

— ... Из-за Яно-тяна.

Она чётко назвала причину моих тревог.

— Ты же во время поездки только о Яно-тяне и думаешь, Акиха-тян. О том, что он такой отрешённый, почему таким стал и что с этим делать.

— ... К-как? — я тут же уставилась на неё. — Как поняла?..

Я старалась сделать так, чтобы никто не заметил.

Никому не говорила и старалась никак себя не выдавать.

И всё же...

— Так это же очевидно, — спокойно заявила девушка. — Мы же столько общались и писали музыку вместе.

... Я и правда многое рассказала ей про Яно-куна.

О любовном треугольнике с Харукой и что не могу сдержать свои чувства.

И всё же я не думала, что Omochi-сан заметит.

Ей вроде такое совсем не интересно...

— ... Ну да, — больше скрывать я ничего не могла, потому призналась. — После культурного фестиваля Яно-кун всё время вот такой. Наверняка это из-за меня, потому я решила что-нибудь сделать во время поездки...

Я рассказала девушке про три этапа моего плана.

Взяться за руки, выяснить причину, разрешить её, такие три этапа, и первой цели я уже добилась.

Но... Сегодня всё будет довольно сложно.

И вот.

— Понятно... Подожди немного. Эй, эй, Тикаге-тян.

— ... М? Что?

Omochi-сан начала переговариваться с Когуре-сан.

О чём они там говорят?..

Что-то мне немного неспокойно.

— Отлично, договорились, — Omochi-сан повернулась ко мне.

А потом...

— Предоставь всё нам.

— ... А?

— Говорим же, — Когуре-сан говорила довольно спокойно. — Мы сами выясним, почему Яно стал таким.

— А, а-а-а-а-а?.. — выкрикнула я.

Итсука-тян и все остальные с подозрением посмотрели на меня.

А я в спешке прикрыла рот.

— П-почему... Девочки? А?..

— Это, для начала прости. Я всё Тикаге-тян рассказала. А то иначе всё довольно подозрительно было бы...

— Да... Немного неловко конечно, но ничего...

При обычных обстоятельствах я бы не хотела, чтобы она так поступала, но сейчас ничего не оставалось.

Не скрывать же вообще всё...

— Ну, сколько Яно уже такой? Месяц? Сразу изменения не появятся, так что надо бить с другой стороны.

— ... Наверное. Когуре-сан, ты тоже заметила, что он странно себя ведёт.

— Конечно заметила, настолько сильно он изменился, — тут она впервые сказала так, будто это очевидно, и улыбнулась. — Волосы растрёпанные. Раньше он... Был более напряжённым, что ли. Не знаю, хорошо это или плохо.

... Хорошо или плохо. Да, ведь и правда.

Именно такого Яно-куна я и полюбила, хотя ему самому это было в тяжесть. И со стороны он выглядел так, что к нему было сложно подойти.

— И я... Хочу поговорить с Яно. У меня к нему уже давно дело.

— И какое?..

— М, сейчас это секрет. Если смогу поговорить, расскажу.

— В-вот как...

— В любом случае... Мы попробуем, — Omochi-сан... Гордо выставила грудь. — Мы-то никак не связаны, так что должно получиться. Нам надо узнать, почему Яно-тян стал таким, верно?

— ... Да, верно. Но вы уверены? Вам придётся заниматься таким во время путешествия...

— Да не переживай. Это даже весело.

— ... А?

... В-весело?

Это... А всё ли в порядке будет? Они же серьёзно к делу подойдут?..

Что-то мне тревожно...

Но слова девушек развеяли моё беспокойство.

— Первым делом... Попробуем всякое и посмотрим, как Яно-тян реагирует.

— Да, точно. Если узнаем, как и на что он реагирует, может что-то поймём. Выясним, на что он ответит.

— Точно. Удивим его. Используем женское очарование.

— Даже он удивится, если будет уловка вроде скрытой камеры.

— ... П-послушайте! — вмешалась я, когда девушки слишком уж возбудились. — Только не перестарайтесь!.. Пугать и соблазнять уже как-то...

— Да мы шутим, нормально всё.

— Не волнуйся, ничего плохого мы не сделаем.

— ... Х-хм...

... Они же не просто забавляются?

И не будут веселиться, используя ситуацию Яно-куна?..

И выяснят причину всего?..

... Но.

— ... Фух, — я вздохнула и собралась с мыслями.

Ну... Может я себя накручиваю.

Слишком сильно влезла в это и не вижу очевидное. И неплохо подойти вот так с задором. Я и правда благодарна им за помощь. Остаётся положиться на них...

— Тогда... Полагаюсь на вас. Спасибо большое.

— Ладно тебе. Ещё увидимся.

— Пока.

Omochi-сан улыбнулась и с серьёзным лицом показала «мир», а Когуре-сан помахала рукой, после чего они направились к Яно-куну.

... Всё же мне немного неспокойно.

***

— ... Эй, эй, Яно-тян!

— ... Ва!..

Со станции Киото ученики расходились, чтобы посмотреть окрестности.

Я разговаривал с Хосино... Когда меня по спине стукнула Omochi-сан.

— Б-больно...

Просто взяла и ударила, ничего не понимаю.

Ч-что с ней такое?.. Она из тех, кому нравится таким заниматься?..

Рядом с ней оказалась Когуре-сан, пристально наблюдавшая за мной.

— Ч-что?.. Чего так внезапно?.. Случилось чего?

— Нет, просто подумала, что тебе взбодриться стоит.

— Точно, непросто остальным, когда кто-то из группы вялый.

— ... Ну, я взбодрился.

— Вот и отлично, — Omochi-сан прищурила глаза.

А потом перевела взгляд на Когуре-сан.

— ... Хм, хм, вот и увидели очевидную реакцию.

— Значит воздействовать надо настойчиво.

— ... Вы о чём?

— А, прости, мы так, о своём. Не бери в голову, — сказала Omochi-сан и замахала руками.

Прокашлявшись, она осмотрела всех.

— Ну что, давайте пройдёмся по Киото.

— Но перед этим, — Когуре-сан подняла руку. — Все ведь проголодались? Немного рановато, но может пообедаем?

— Я очень есть хочу, — жалким голосом проговорила Omochi-сан.

Ведь и правда скоро полдень, стоит сходить куда-нибудь, пока там толпа не набилась.

Хосино тоже было согласен.

— Ага, я тоже проголодался, так что не против.

— Вот как? Тогда ладно.

С этими словами... Когуре-сан повела нас.

— Интересное мне заведение тут неподалёку. Там и поедим!

***

... А! Красное! Всё красное!

— И правда!

— Неожиданно...

В миски поражённо смотрели Хосино, Omochi-сан и Когуре-сан.

Там и правда был ядовито красный суп.

Виднелась лапша, а ещё свинина, лук и нори, но от этого менее красной еда не становилась.

— Последний платит за всех.

— Не решай за остальных! Это вообще съедобно?..

Когуре-сан привела нас... В лапшичную.

Модное заведение в нескольких минутах от станции, пользующееся популярностью среди туристов.

... Я тоже слышал, что рамен в Киото очень популярен. Я и сам хотел его попробовать. И это заведение, судя по отзывам в сети, считалось роскошным. С предвкушением я изучал висевшее на стене меню, но.

— ... Похоже она тут очень острая, — сказала Когуре-сан, глядя на то, что поставили на стол. — Поедим вместе острую лапшу. Простите, нам самую острую лапшу на всех!

... Я обычный рамен попробовать хотел.

Не то чтобы мне острый не нравится, и я с удовольствием поем в популярном заведении...

Но других похоже вообще ничего не смущало.

— О, а неплохо. Мне острое нравится.

— Серьёзно? Тогда это будет вызов...

Переговариваясь, мы сделали заказ.

И вот через пятнадцать минут принесли нашу еду, только всё содержимое мисок было красным.

Первое, что мы почувствовали, запах супа.

Вкус был такой, что место и правда могло считаться популярным...

— !..

... А потом появилась горечь.

— Ува! Горько! У меня от такого язык болит!

— О, просто офигеть.

— Ну и остро... Даже сильнее, чем представляла!

У всех глаза округлились от взрывной остроты.

На лице Хосино пот выступил. А в глазах слёзы.

— ... Это самое острое, что я когда-либо пробовал...

— И я... Явный перебор, — кивнув, Когуре-сан стала запивать лапшу водой.

Когуре-сан. Ты же вроде говорила, что любишь острое, когда заказ делала. Чем она только занимается... Зачем все эти страдания во время школьного путешествия?..

— Ва, и всё же вкусно, — а вот Omochi-сан похоже без ума от острого.

Она ела лапшу с самой довольной улыбкой.

— А, а ведь неплохо! Жила бы поблизости, заходила бы каждую неделю.

Даже так.

Ну, острый суп и правда вкусный. Но мне хотелось не настолько острый, а обычный рамен...

— ... М?

Я заметил, что поедавшая лапшу Когуре-сан сделалась серьёзной и смотрела на меня.

— ... Что?

— ... М? А, нет, ничего.

Я ничего не понял, а она замахала руками.

— Не обращай внимания и кушай.

— ... Ага.

Ничего не понимая, я продолжил есть...

— ... А, алло? Я звоню отчитаться.

Когда доели острый рамен и покинули ресторан.

Omochi-сан сразу же кому-то позвонили.

— Да, да... Съел этот острый рамен. Да, и правда острый... Да, да. Но реакция такая же слабая...

... Чего?

Она похоже рассказывает о том, что в ресторане было.

Перед семьёй отчитывается?..

— Будем пробовать стимулировать другими способами... Верно, ну да... Может способом для взрослых? Заставить сердце биться быстрее... Нет, нет, не о чем переживать, всё будет скромно.

Взрослым способом? Скромно?..

Что это за разговор такой?..

Сказав «ну, до скорого», Omochi-сан отключилась.

— ... Кому звонила?

— А, прости, так, просто, не бери в голову, — сказав это, девушка в спешке убрала телефон... И сразу же стала уходить.

— Ладно, наелись, идём дальше. Тикаге-тян, куда мы теперь?

— Так... Дальше...

Сверяясь со справочником, девушка повернулась к нам и улыбнулась:

— ... Куда хотел Хосино, на «Тропу философов».

***

— ... Ого, а неплохое место.

Следующий пункт назначения... Мы добрались до «Тропы философов».

И пейзаж перед нами заставлял восторженно вздыхать.

— Так умиротворённо... Хочется сесть и книгу почитать...

... Тропа философов.

Так называется канал озера Бива, тянущийся от храма Ниякуодзи до Гинкакукудзи.

Небольшая дорога, устланная камнями и с деревьями с красными листьями. Рядом спокойно течёт вода, и философы, проходя здесь, размышляли.

В таком спокойном месте должно было много хороших идей в голову прийти.

Цветовой контраст выглядел освежающим, к тому же воздух был влажным, и ощущение такое, будто тут лицо очищается.

Все остальные тоже было под впечатлением. Хосино смотрел на деревья с красными листьями, Omochi-сан и Когуре-сан слушали, как журчит река.

Наше путешествие было шумным, и вот наконец покой.

Хотелось бы остаться тут навсегда. Не волноваться без надобности, а просто тихо провести время...

И тут... Когуре-сан отвела взгляд от воды.

И посмотрела на притихшего Хосино.

— Кстати...

Под журчание воды... Прозвучал тихий вопрос.

— ... Ты уже занимался этим со своей девушкой?

... Так она и выдала.

Смотревший на природу парень подавился.

— З-занимался?..

— Ага. Вы ведь уже больше года встречаетесь? — Когуре-сан спрашивала совершенно естественно, не пытаясь его дразнить. — Потому не может быть, что ничего не было.

— Н-ну... Да.

— Мне просто интересно, — идя вдоль канала, Когуре-сан смотрела на воду. — Я-то ещё ни с кем не встречалась. Потому конечно у меня такого опыта нет.

— ... Ого, а ведь не скажешь, — только Хосино слегка успокоился, и тут его глаза округлились.

И правда, с внешностью Когуре-сан было похоже, что опыта в любовных делах у неё хватает.

Лицо у неё симпатичное, это ясно даже мне, парню, который осторожно подходит к вопросу внешности. И я слышал, что Когуре-сан интересна ребятам в классе.

Конечно Сюдзи ей отказал, но я предполагал, что у неё до этого были парни, потому удивился.

— Ну, может я и правда так выгляжу, — девушка посмотрела на красные листья. — Может кто-то и говорит, что я играю другими и довожу парней до слёз, но это совсем не так.

— Скорее уж ты сама плачешь из-за неразделённой любви, Тикаге-тян.

— О-об этом могла бы и не упоминать! — сразу же отреагировала девушка на слова Omochi-сан.

— ... Так вот, — прокашлявшись, она вернулась к основной теме. — Мне стало интересно, как дела у тех, кто встречается. Что у тех, кто любит друг друга. Что значит встречаться?

— ... В-вот как.

— Мне тоже интересно, — встав рядом с Хосино, присоединилась Omochi-сан. — Я ведь почти всё время дома сижу, и из парней дружу только с Яно-тяном и Хосино-тяном. И мне интересно, что из себя представляет любовь в старшей школе.

— ... Понятно.

После таких слов отказать уже было сложно.

Испытывая неловкость, Хосино заговорил.

— Ну... Это ведь и Хиираги касается, потому всего я рассказать не могу... Но было много всего...

— Много? — однако Когуре-сан не стала ослаблять напор. — Вы обнимались и целовались?

— Н-ну... Мы ведь уже старшеклассники... Конечно мы этим занимались.

— А трогали друг друга? И голыми видели?

— Э-это... Ну...

— Значит да? Вы уже до конца дошли?

— ... Да как бы...

... Может хватит уже о таком спрашивать.

Девушка Хосино — моя подруга. Но я же не спрашиваю, как далеко они зашли...

Я даже не представляю, как на всё это реагировать...

На лбу Хосино выступил пот, а глаза бегали.

А Когуре-сан задала резкий вопрос...

— Так что? Ей больно было?

— Это, ну...

— А после первого раза уже обычно?

— Нет, ну...

— Вам обоим это очень понравилось?

... Она продолжила закидывать его вопросами.

Это явно был перебор. Хосино прикрыл лицо руками... И присел на корточки.

А потом тихо дрожащим голосом попросил:

— ... Не спрашивайте меня о таком...

Ему было стыдно как девчонке.

С виду нечувствительный, но внутри очень наивный.

И Когуре-сан с Omochi-сан неловко стало.

— ... А.

— Похоже мы перестарались...

Они опустились рядом с парнем.

— Прости, мы явно зашли слишком далеко.

— Извини, у каждого ведь свои обстоятельства, мне жаль...

— ... Пошлые разговоры не сработали. Никакой реакции...

Мы сошли с тропы философов и пили чай на террасе у кафе.

— Да... Да, всё нормально. Мы слишком копнули в дела Хосино-тяна и Хиираги-тян... А, не злись, пожалуйста, Хосино-тян почти ничего не рассказал.

... Она точно рассказывает про наше путешествие.

Ещё и про Хосино с Хиираги-сан... Это явно не кто-то из родных, а наш знакомый.

Хотя вариантов не слишком много...

— Кстати, а у тебя никаких предложений нет? На что можно получить реакцию?.. Угу... Угу. Понятно... И правда может получиться. Хорошо, попробуем, — после этого Omochi-сан закончила разговор.

И.

— ... Я хочу кое-куда сходить, — посмотрев на нас, сказала девушка. — Конечно времени осталось немного... Но может сходим?

***

... Прошло два часа.

Omochi-сан предложила сходить... Сандзюсангэн-до, и мы все лишились дара речи здесь.

— ...

— ...

— ...

Никто даже рот не открыл.

Мы все были под впечатлением.

В буддистском храме в Хигасияме находилось национальное достояние — тысяча одна статуя тысячерукой.

О ней из истории знали многие учащиеся. Даже если забыл название, но когда увидишь в огромном храме кучу статуй, сразу же всё вспомнишь.

Я и сам когда увидел фотографии, поражённо подумал: «Эти статуи и правда создали в период Камакура?..»

И сейчас мы были в Сандзюсангэн-до.

— ... Я так хотела сюда сходить, — внезапно проговорила Omochi-сан. — Яно-тян, тебе ведь тоже такое нравится? Интересно ведь?

... Я и правда хотел когда-нибудь здесь побывать. Другие не возражали. И я думал чуть позже, когда со всеми остальными планами будет покончено, сходить сюда.

И вот... Статуи оказались даже более величественными, чем я представлял.

С виду было похоже, что они сделаны под копирку, но это была штучная ручная работа.

Здесь была собрана тысяча и одна изысканная статуя.

Во всём этом ощущалось величие сделанного «человеческой рукой».

Я смотрел, забыв как дышать, и когда покинул Сандзюсангэн-до, сказал:

— ... З-здорово.

— Реально впечатляет...

— Если честно, я удивилась.

Всё ещё оставаясь под впечатлением, мы шли до автобусной остановки, откуда поедем в отель.

— Да уж, я слышал, что это впечатляюще, и всё же, — продолжил Хосино, который пока так и не успокоился. — Когда они перед глазами — это совсем другое дело. Прямо ощущается давление...

— ... А тебе как, Яно-тян? — шедшая чуть впереди Omochi-сан обенулась и спросила. — Здорово ведь? Не пожалел, что пришёл?

— ... Да, верно, — восхищённо вздохнув, я кивнул ей. — Я впечатлён, не зря пришёл...

Я сказал от всего сердца.

Искренне сообщил, как был потрясён увиденным.

Однако.

— ... Хм, и в этот раз так же, — почему-то недовольно сообщила Omochi-сан.

Следом продолжила Когуре-сан:

— Да уж. После всего ничего, — девушка вздохнула.

... Это озадачивало.

Кстати, люди вокруг всё чаще ведут себя странно.

Акиха и Харука.

Сюдзи и Судо тоже.

Но... Они прямо очевидно вели себя странно.

Девушки сегодня определённо что-то задумали...

— ... Слушайте.

Мы как раз добрались до остановки. И я... Решил спросить.

— Что вы... Пытаетесь сделать?

После моего вопроса девушки тут же замолчали.

— Вы что-то выкидываете и наблюдаете за моей реакцией... Что вы сделать пытаетесь?

Похоже они не ожидали, что я прямо спрошу.

Они обе застыли и замолчали.

Однако.

— ... Ну да, — точно сдавшись, Omochi-сан вздохнула. — Конечно после всего Яно-тян заметил.

После чего и Когуре-сан стала выглядеть так, будто облажалась.

— ... Прямо спросил. Больше уклоняться и скрывать не получится. Расскажем?

— ... Ага.

— Эй, Хосино, разговор серьёзный будет, ты не против?

— ... Серьёзный?

Похоже он ничего не слышал и теперь с подозрением смотрел на нас.

— Это... Касается Яно?

— Да.

— Тогда... Я не против.

— Спасибо!

Хосино кивнул... И Omochi-сан, испытав облегчение, повернулась ко мне.

Солнце уже начало заходить, всё заливал кремовый свет, и выглядело это как сцена из молодёжного фильма.

— Эй, Яно-тян. На культурном фестивале что-то случилось? — спросила девушка.

— А, н-на культурном фестивале?..

— Ага. С того дня ты изменился, — продолжила Когуре-сан. — Вот мы и подумали, что что-то случилось. Мы знаем, что ты расстался с Акихой. Но о причине не знаем, и не понимаем, почему ты так переменился.

... Переменился.

Даже не знаю...

Я такого не замечал. Может дело в том, что отношение у всех изменилось...

— Сегодня мы пытались выяснить причину.

— Да. Делали всякое, чтобы попробовать понять.

— Но ничего не вышло, — плечи Omochi-сан опустились. — Мы ничего не понимаем. Почему ты так вяло на всё реагируешь.

— Потому теперь спрашиваем прямо...

Когуре-сан смотрела мне прямо в глаза.

— ... Яно, что-то случилось? Или это просто шок из-за расставания с Акихой? Случилось что-то ещё на культурном фестивале?

... После этих слов я задумался.

О том, что тогда было. Серьёзное событие, которое могло изменить меня...

По дороге проезжали машины.

Не только с номерами Киото, а со всей страны, видя их, я думал, что как-то странно, что мы в популярном для туризма месте говорим о таком.

— ... И правда, — подумав, я ответил. — В тот день много всего случилось... Я расстался с Акихой. Но причина связана с Харукой...

— ... Что это значит? — Когуре-сан спросила куда как резче. — Вы расстались из-за Харуки?

— ... Э-это... Ну.

Ответить... Было непросто.

После такого меня могут начать презирать.

Но.

— ... Переживала.

Когда спрашивают в лицо, скрывать я уже не мог.

Точно признаваясь в преступлении, я ответил Когуре-сан:

— Акиха переживала, что я люблю Харуку. И я... Сам перестал понимать. Я люблю только одну Акиху? Или может я и к Харуке испытываю чувства?..

... Просто отвратительно.

Я люблю одну из личностей и похоже полюбил вторую. Это будто измена. Будто... Мне не важно, кто из них.

Ну и конечно.

— Это... — Omochi-сан нахмурилась. — Бедные Акиха-тян и Харука-тян...

... Вот именно.

Я не мог себя оправдать.

Однако.

— ... Вот как, понятно.

Неожиданно... Когуре-сан отреагировала спокойно.

На лице появилось облегчение, и она закивала.

— Вот в чём дело. Ясно... — девушка снова повернулась ко мне и склонила голову. — Только это случилось в тот день? Больше ничего?

... В тот день случилось не только это.

Ещё были слова Кирики после выступлений.

— Ещё... Знакомая кое-что сказала мне...

«Яно-семпай... Тебе было весело».

«Играть роль и общаться с людьми».

«Чтобы воплотить сюрприз, ты стал играть жизнерадостного парня».

«Прямо как... Как когда был со мной».

... Слова Кирики прямо как цитата из книги продолжали вертеться в моей голове.

Каким бы тупым я ни был, когда такое в лицо сказали, даже я понял.

... Она была права.

Всё именно так, как сказала Кирика.

Мне понравилось играть роль. Притворяясь жизнерадостным парнем, я испытал радость, когда достиг цели.

... Я хотел стать полноценной личностью.

Не играть никого, а просто быть собой настоящим. Я начал испытывать неприязнь к себе за то, что не мог этого сделать.

Но снова притворяясь, я испытал веселье.

... Во мне зародилось противоречие.

И потому.

— ... Что тебе сказала знакомая?

Я не мог нормально ответить на вопрос Когуре-сан.

— Ну это... Связано со мной...

— Так что именно?..

— ... Это.

Слова не выходили. Я не знал, с какого момента стоит начать объяснять.

... Нет, не так.

На самом деле... Я не хотел говорить.

... Говорить о том, что сказала мне Кирика.

Желание было таким сильным.

С культурного фестиваля я впервые так сильно хотел дать отказ.

И тут... Наконец заметил.

Точно, с того самого дня. С того дня, как Акиха бросила меня, я не испытывал ярких эмоций...

Наконец прибыл наш автобус. Увидев его, Когуре-сан вздохнула.

— ... Ну, если не хочешь говорить, то не надо. Прости, что стали расспрашивать.

А следом Omochi-сан опустила взгляд:

— Прости, что так грубо влезли...

— ... Да нет, вы простите. Не могу я нормально объяснить...

И вот девушка улыбнулась мне.

— Ну... Возвращаемся в отель.

— ... Ага.

Я кивнул, а слушавший наш разговор Хосино похлопал меня по спине.

... Мы зашли в автобус, взялись за поручни, и автобус тронулся.

Так как ехали по склону, нас трясло.

Было уже больше четырёх часов. В автобусе было много туристов, а мы молча ехали, смотря в окно.

А низко опустившееся солнце заливало город.

Этот успокаивающий пейзаж... Напоминал дом.

Прямо закат, который я наблюдал с Акихой или Харукой из клубной комнаты...

... В груди сделалось больно.

Давно я не испытывал такого.

Хотелось увидеться с ними, поговорить.

Может... Разговор с Omochi-сан и Когуре-сан изменил меня.

Чем же девушки сейчас занимаются?

Куда отправились, о чём думают?

Представляя их, я снова испытал боль.

— ... Яно-тян.

Заметив, что у меня на лице, стоявшая рядом Omochi-сан слегка удивилась.

— Что-то случилось? О чём ты думаешь?

— ... Да вот.

Слегка подумав, я честно изложил свои чувства.

— ... Хочу увидеться с Акихой и Харукой.

— ... Вот как.

Omochi-сан снова посмотрела перед собой и прикусила губу.

А потом неуверенно улыбнулась.

— ... Ну точно.

В голосе было облегчение.

— ... Ты выглядишь так, лишь когда думаешь о них...