Том 4    
Глава 23: «Летние воспоминания» день третий (день)

Глава 23: «Летние воспоминания» день третий (день)

Август десять лет назад.

Тогда я ещё была собой.

Это было ещё до появления Харуки, тогда наша семья мирно жила в портовом городе Хоккайдо.

Во время летних каникул я с отцом села в самолёт, и мы отправились в Нару.

Два дня и одна ночь. Не слишком длинное путешествие.

Для меня это было «Путешествие!» и «Первая поездка за пределы острова!», хотя мы просто ехали посетить могилу. Мама была слишком занята на работе, потому поехать не смогла, я отправилась только с отцом, и это время было особенным для меня.

Чувство было такое, будто у меня взрослый друг появился.

Семейное посещение могилы было назначено на второй день, так что в первый я гуляла с отцом по Наре.

Парк Нары, храм Тодайдзи, Касуга-тайся в Сёсоин.

Маршрут был просто великолепным, и отец объявлял всё так понятно, что даже я, будучи ребёнком, всё понимала.

— Как здорово.

— Я всегда хотел приехать сюда с тобой, ***.

Отец назвал меня по настоящему имени и улыбнулся.

Он прищурил свои умные глаза за очками.

Сейчас я понимаю чувства отца. Он хотел показать дорогому человеку город, в котором вырос. Это прямо как желание разделить интерес к любимой музыке или книгам.

Но для меня в детстве Нара быстро приелась.

Вначале мне нравилось гулять, но потом я начала жаловаться, что хочу есть и ещё что-то.

— Эй, я проголодалась.

— В храме скучно.

Третий храм был для меня пределом.

— Пошли в место поинтереснее.

— А, вот как, понятно... — отец озадаченно посмотрел на меня, продолжая держать за руку. — Рановато тебе ещё по храмам ходить. Так, и что делать... — на его добром лице появилась озадаченная улыбка.

Мне нравилось такое его выражение.

Хмурые брови, слегка изогнутый рот, добрые глаза, смотревшие на меня, тонкая шея...

Когда видела его таким, всё моё недовольство пропадало. Я будто выражала недовольство, только чтобы увидеть его таким.

Потому, когда я слышала «***-тян похожа на отца», я радовалась, и сердце начинало биться быстрее.

Я тоже хотела выглядеть так и успокоить кого-нибудь такой же улыбкой...

— ... Ну ладно! — сказал отец, подумав.

Он радостно улыбнулся и посмотрел на меня.

— Я знаю, куда тебя отвести.

— И куда?

— В одно особое место. Меня тоже приводили туда, когда я был маленьким...

***

... Я была в этом городе десять лет назад.

После полудня.

Мы вышли из автобуса на станции JR Нара, я осмотрелась вокруг и вздохнула.

— Вот что это было за место...

У меня остались обрывки воспоминаний.

Над кольцом станции появился незнакомый ресторан, а ещё вывеска сувенирного магазина...

Я тут и там замечала что-то знакомое.

В отличие от Киото и Осаки здесь было скромнее. Но при этом как-то успокаивающе...

И... Я осознала.

Здесь я была с отцом.

Я снова вернулась в то место, где была когда-то...

— ... Дальше можно идти, куда хочется.

Когда все вышли, мы собрались перед станцией, и нам объяснили наше расписание.

— Как вы все знаете, сегодня у вас только три часа. После чего мы возвращаемся в Токио...

Третий день путешествия.

Говорившая Тиёда-сенсей и сегодня улыбалась, но было очевидно, что она скрывает усталость.

Когда надо следить за такой толпой учеников... Конечно устанешь...

— Вы знаете, во сколько отправляется синкансен, так что не опаздывайте. Встретимся здесь же через три часа!

— ... Что ж, Акиха, дальше будет решающая битва, — сидевшая рядом Итсука-тян встала.

— Мы тоже постараемся... И ты тоже постарайся! Заставь Яно открыть глаза!..

— А-ага, я постараюсь...

Кивнув, я посмотрела на группы Итсуки-тян и Omochi-сан.

Все готовились отправляться, но при этом смотрели на меня с улыбкой...

Это и правда придаёт сил...

Одна я бы мало что смогла, к тому же времени немного. Но когда помогает столько человек, возможно получится найти выход.

... Хотя мне всё ещё тревожно.

И я тревожусь из-за того, что должна сделать...

Но чего уж теперь!

Остаётся лишь сделать то, что мне по силам!..

— Ладно, вперёд!..

— ... А-ага!

Я кивнула Истуке-тян, и мы пошли.

Наша цель — группа Omochi­-сан...

И.

— ... Ах, Omochi-сан!

— А, привет, Судо-тян.

... Они начали весело переговариваться.

— Куда сегодня ваша группа собирается?

— Мы хотим прогуляться по парку Нара. Всё же времени не так много.

— Ого, вот это совпадение. Мы тоже туда собрались! Может пойдём вместе?!

— Отличное предложение.

... А-а не слишком наигранно? Нельзя более естественно говорить?

Хотя всё в соответствии с задумкой...

К счастью, похоже Яно-кун не обратил внимания...

— Ребята, вы не против?! Пойдём все вместе?! — говоря странным голосом, Итсука-тян посмотрела на нас.

— ... Да, не против.

— Ага, я тоже.

— ... Чем больше людей, тем веселее...

Все неловко улыбались и смущённо отвечали.

— Отлично, тогда решено! Идём вместе в парк Нары!

— Да, пошли!

Итсука-тян вела себя так будто специально, и мы все вместе последовали за ней в парк.

***

— ... Ва, олени... Тут и правда есть олени!..

Я сменила Акиху.

Мы прибыли в парк Нары... И я не удержалась от комментария при таком виде.

Открытый парк с лужайками.

Целая толпа туристов... В чём ничего необычного. И куча оленей.

Их тут не меньше чем людей... Ходят, спят, что-то едят...

Я видела их в путеводителе, и всё же удивилась, когда встретила лично.

— Здорово, да?! — Итсука-тян гордо выставила грудь, будто она была причастна к происходящему. — Потом с ними поиграем. А для начала...

Девушка посмотрела на старинный кондитерский магазин.

— Начнём... С этого.

— ... Ах, Яно, сделай уже «а»!

— Точно, посмотри на Харуку-тян, она уже изнемогает, как попробовать хочет.

Несколько минут спустя.

Я и Яно-кун... Оказались в зоне, где можно поесть магазинные сладости.

— «А»?.. Ну ладно.

Озадаченный парень держал в палочках кудзукири в кинако и чёрном меду.

Прозрачная еда выглядела аппетитно.

Конечно мне было интересно. И хотелось попробовать.

Но я...

— ...

Должна была... Заставить Яно-куна сделать мне «а»...

... Чтобы его сердце забилось быстрее!

Это то, к чему мы пришли вчера, курс действий на сегодня.

Omochi­-сан сказала, что ярче всего Яно-кун отреагировал вчера не на острую еду, пикантные разговоры или красивый вид, а на нас.

— Так что с ним должны общаться Акиха-тян и Харука-тян и заставить сердце биться быстрее! Больше эротики, и Яно-тян точно пробудится!

... Общаться с ним? Возбудить?

Точно... Всё получится?

Правда можно так легко заставить Яно-куна прийти в себя?..

Кажется, что это невозможно...

К тому же... Эротика.

И что мне делать?..

Ну, если это Яно-кун, я не против. И постараюсь...

Но не хочется быть слишком напористой, и я не уверена, что смогу заставить его волноваться.

... И всё же.

Раз уж решилась, нечего теперь отступать.

— ... Тогда, приятного аппетита...

Кивнув, я сглотнула слюну... И попробовала кудзукири, протянутую Яно-куном.

Во рту разошлась сладость и вкус кинако...

Да, вкусно, очень вкусно... Но при этом неловко...

Яно-кун меня кормит... К тому же ещё на людях...

И вообще, это же непрямой поцелуй. Раз мы используем одни палочки, это точно непрямой поцелуй...

Стало ещё более неловко.

— Ну что, как тебе, Яно?

— Понравилось кормить красивую девушку?

Итсука-тян и Omochi-сан тут же принялись задавать вопросы.

— Сердце забилось быстрее?

— Испытываешь волнение?

Но на лице парня была лишь озадаченность.

— ... Да нет.

... Ну вот! Так и знала!

Не возбудило его это!

Только меня!

Но девушки не расстраивались.

— А, не вышло?

— Ну, мы только начали.

— Верно. Дальше, давайте дальше.

Так они заговорили.

Давайте помягче...

***

— ... Теперь пошлите к оленям.

— Да, пошлите.

Мы покинули заведение и пошли.

Мы добрались до зоны с оленями, когда Итсука-тян сказала это.

Вокруг росла трава и гуляли олени... На Хоккайдо тоже были олени, но так много я вижу впервые...

И как-то немного страшно...

Находясь поблизости, я думала, что же теперь будет.

— ... Мы купили крекеры для оленей.

— Столько хватит?..

Ходившие в лавку Хосино-кун и Токико-тян передали пакет с крекерами Итсуке-тян.

Ого, это те самые крекеры для оленей? С виду такие же, как и те, что люди едят.

И всё же. Что за тайная передача такая...

— Ок, спасибо.

— Выручили.

Забрав их, Итсука-тян и Omochi-сан стали улыбаться друг другу.

... Что-то нехорошее у меня предчувствие.

Я стала тревожиться, а Итсука-тян с кормом в руке подошла ко мне.

— Так! Внимание, олени!

Когда сказала... Она высоко подняла еду.

... И в следующий миг.

Олени заметили крекеры... И подошли к нам.

— ... Ва, ва-ва-ва-ва!

Вокруг меня было несколько... Нет, скорее даже несколько десятков оленей.

А Итсука-тян обратилась к напуганной мне и стоявшему рядом Яно-куну.

— Ладно, угостите оленей крекерами! Полагаюсь на вас.

Половину она передала нам и ретировалась.

— А, п-подожди, Итсука-тян!

Все олени... Устремились ко мне и Яно-куну.

Глаза горели при виде крекеров.

Они тыкались носами, желая получить еду.

— С-страшно!..

Мне стало жутко под таким напором.

С расстояния они милые, а вблизи выглядят прямо как дикие звери.

Кажется, что они не только крекеры съедят, но и меня!..

Н-надо бежать!..

Но... Они уже и сзади.

— Ребята, помогите!..

Чуть не плача, я смотрела на членов моей группы.

Я была напугана, а Истука-тян скрестила руки прямо как какой-то демонический наставник.

— Ну же, живее, Харука!

— Х-хоть ты и говоришь так!..

— Будешь дразнить, и олени разозлятся!

— А, а-а!..

Пока болтали, олени стащили крекеры с моей руки.

Они уже окружили со всех сторон... Бежать некуда.

И я заметила.

— ... М!

Яно-кун был прямо рядом со мной.

Отступать некуда... И мы жались друг к другу, чуть ли не обнимаясь!

— Ва, ва-ва...

Сердце забилось быстро-быстро.

Ч-ч-что же делать?!

Я чувствую запах и тепло Яно-куна, ах...

И мы... Прямо прижимаемся друг к другу.

Моя грудь жмётся к нему!..

Не мягко касается. А жмётся.

Наверняка... Он заметит!

Так я подумала, но...

— ...

Я бросила на него взгляд, но парень вообще не паниковал.

Озадаченно... Именно так он смотрел на оленей.

... Чего?!

Мне тут так стыдно, а он!

Мог бы хоть немного волнение испытать!

И пока я была возмущена, олени принялись жевать не только крекеры, но и одежду!

Нет! Стойте! У меня весь пиджак в слюнях!..

— ... Харука! Пока не отдашь крекеры, ничего не закончится!

— Ну же, постарайся!

Разносились безжалостные крики Итсуки-тян и остальных.

И выпутаться из этого можно лишь так.

— ... У, у-у-у-у-у!

Борясь со стыдом и волнением.

Я отдала оленям крекеры.

***

... После оленьей стратегии, Яно-кун так и не пришёл в себя (что очевидно)...

Ну и после. Пока не поменялась с Акихой, я всё продолжала находиться с ним в близком контакте.

В магазине сувениров мы взяли бумажный зонтик для двоих, заставили Яно-куна пролезть через дыру в столбе, принудили сделать селфи вдвоём...

Было стыдно, и когда я пролазила через дыру... Наверняка он мои трусики увидел.

Он их и раньше видел, но так близко впервые... От стыда я была готова заплакать...

Моё сердце было сломлено, тело изнывало от усталости... И я вынуждена была нажать на кнопку «пас».

... Прости, Акиха. Дальше давай сама...

***

— ... А, поменялись.

— Доброе утро, Акиха-тян.

Когда очнулась... На меня смотрели Итсука-тян и Omochi-сан.

Я сидела на скамейке... Это похоже был парк Нары. Вокруг было много туристов. И ходившие среди них олени.

— Ага, доброе... Как стратегия продвигается?

— Как продвигается?..

Итсука-тян неловко улыбнулась и посмотрела на стоявшего невдалеке Яно-куна.

— ... Ну что, Яно? Как тебе?

— Ага... Весело, — он мягко улыбнулся. — В такой толпе на удивление неплохо...

— ... Как-то так.

— Понятно...

Я кивнула озадаченной девушке.

Пока безрезультатно.

— Ну, мы просто наблюдаем, и нам весело.

— Да. Прямо как хорошую любовную комедию смотрю. Очень даже ничего.

— Ага...

Что они заставили сделать Харуку?

Надеюсь, ничего плохого...

Переживая... Я посмотрела на часы.

С начала свободного времени прошёл уже час.

И осталось у нас... Около двух часов.

— Ладно, не будем сдаваться и продолжим!

— Да, точно. Время ещё есть.

Итсука-тян пошла, а я вслед за ней встала со скамейки и включила телефон.

... Хотела кое-что проверить.

Нечто не связанное с Яно-куном.

Я открыла поиск и проверила, как долго добираться до «моего с папой секретного места».

... Я хотела сходить туда во время путешествия.

«Наше памятное место», в котором мы провели не так много времени.

Но при том, что я собиралась привести Яно-куна в чувства, а времени в Наре немного, я была не уверена, что у меня получится всё сразу. В худшем случае придётся отказаться от идеи сходить туда...

Но хотелось хотя бы узнать.

Пойду или нет — отдельный вопрос, пока я хотела узнать, сколько на это надо времени. Вдруг я ещё успею.

... И вот.

Полученный результат...

Время в пути: 56 минут (26 минут на транспорте)

— ... Эх... — вырвалось у меня. — Уже не выйдет...

Только в одну сторону около часа.

Через два часа уже возвращаться, так что если пойду, то уже никуда не попаду.

И если идти, то придётся всем всё объяснить, да и не могу я прямо сразу отправиться.

Потому... Я прямо сказала себе.

Я не могу туда отправиться...

— Что дальше делать?

— Сложно это. Может прямо предъявить?

— Нет, учитывая характер Яно, надо действовать более естественно...

— Может романтическая атмосфера нужна?

Передо мной подруги совещались, что делать дальше.

... А я подумала: «А вдруг».

Если я выражу свои чувства всем, они их примут. Может скажут «пошли вместе» или отпустят нас двоих.

Но... Я не могла сказать этого.

Нам уже было весело. Мы успели порадоваться.

А сейчас... Все стараются ради меня. И я не могу просить своих добрых друзей о большем.

— Может отправимся на гору Вакакуса? Это место популярно для свиданий.

— ... А, псевдо-свидание устроить?

Они продолжали говорить на ходу.

Я же оставалась тихой... И не могла двинуться...

***

... Не думал, что будет так весело.

Всё потому что мы ходили двумя группами ввосьмером. Я просто наслаждался происходящим, смотря по сторонам.

Вначале хотелось, чтобы эти дни прошли совершенно тихо.

Мне никуда особо не хотелось ходить, как и делать что-то. Достаточно, чтобы путешествие мирно закончилось. Большего я не желал.

Но... На третий день я начал замечать.

... Почему-то все хотели, чтобы мне было весело.

Вначале я потерялся с Акихой и Харукой в Умеде, вчера Omochi-сан и Когуре-сан стали слишком мной интересоваться.

И вот... Сегодня.

Мы собрали большую группу, и они пытались показать то, что было интересно мне.

С самоуверенным лицом с прилипшими кинако Omochi-сан предлагала мне сделать «а», после чего они ещё Харуку к оленям забросили. А ещё я увидел необычное зрелище, как Хосино застрял в дыре в столбе.

Мы видели спящих оленей... И я начал думать о том, что неплохо, если бы так было всегда.

Даже когда после мы вернёмся в Токио, было бы здорово, чтобы всё ещё было так же весело.

Я считал, что мне достаточно просто проводить время с друзьями без лишних проблем...

— ... Это же гора Вакакуса!

— ... Там же ветра дуют и довольно холодно...

Переговариваясь, мы шли в сторону горы.

Оттуда наверняка открывался хороший вид, и неспешная прогулка была неплоха.

Без особых возражений я следовал за всеми.

... Однако.

— ...

... Я посмотрел на шедшую рядом Акиху и заметил.

Опущенный взгляд.

Волосы, развевающиеся на ветру.

Неспешная походка.

И... На губах слабая улыбка.

... И тут я ощутил, как на лбу выступил холодный пот.

В своём довольстве я ощутил что-то непростительное...

— ... Акиха.

Я сам не понял, как назвал её имя.

— Ты что... Сдерживаешься?

... Чувство было близко к уверенности.

Акиха сейчас заставляет себя.

Скрывает чувства и улыбается.

По лицу... Это прекрасно видно.

— А?.. — тут же отозвалась она и посмотрела на меня. — Яно-кун?..

Широко открыв глаза, девушка смотрела на меня.

— ... Если есть что сказать, не держи это в себе, — продолжил я, а она прикусила губу.

... Ну точно.

Акиха... Сдерживалась и не говорила то, что хотела.

Когда она решала сдержать слова, всегда выглядела так...

... А я ощутил, как во мне зарождается «импульс».

Я захотел стать её опорой.

Не хотел, чтобы она изводила себя.

И для этого... Надо было что-то сделать.

... Будто то чувства счастье было ложью.

Это была обязанность, появившаяся во мне неизвестно откуда.

— Это... Может, — остановившись, я обратился к Акихе. — Стоит сказать всем... Если самой тяжело, это могу сделать я.

— ... К-как? — не понимая, она смотрела на меня. — Как ты понял?.. И почему сказал всё это?..

— ... Как?.. — я был озадачен её вопросом. — Потому что всегда смотрел на тебя... Вот и понял.

... Не соображая, она хлопала глазами.

— К тому же... Я понял кое-что важное. Что не могу это так просто оставить... Ну и вот.

— ... В-вот как, — Акиха кивнула и прикусила губу.

Остальные заметили, что мы не идём за ними и обернулись, Omochi-сан спросила: «... Что-то случилось?»

— ... Э-это! — решившись... Акиха подняла голову. — Простите, что раньше не сказала... Но я хочу кое-куда сходить!.. Место, куда я хочу отправиться с Яно-куном вдвоём!

... Вдвоём?

Слова были неожиданными, и я уставился на девушку.

А она продолжала смотреть на остальных.

— Ребята... Спасибо за вашу помощь. Вы мне очень помогли... И простите, что пришлось терпеть мой эгоизм...

... Акиха сжала мою руку.

Ощутив её прохладу... Я заметил, что разум прояснился.

— Сейчас... Я хочу, чтобы вы нас отпустили. Позвольте мне пойти с Яно-куном!.. Яно-кун! — девушка повернулась ко мне. — Прости, что так внезапно спрашиваю! Ты не против?

— А-ага... Не против.

— Спасибо. А вы что скажете?.. — Акиха снова посмотрела перед собой. — Позволите... Мне это?

После её вопроса... Наступила недолгая пауза.

— ... Конечно же! — почему-то плечи Судо опустились, когда она ответила.

— А, Акиха... Так ты это не решалась сказать?

— Прости... Похоже мы создали атмосферу, в которой сказать это было непросто...

Следом за Судо виновато заговорила Omochi-сан.

— ... Похоже мы и правда слегка разошлись...

— Ага, надо было больше прислушиваться...

— Прости, что за собой тянули...

— Ч-что вы, не извиняйтесь!

Они принялись извиняться, и им в ответ тут же заговорила Акиха.

— Мы же сами попросили вас помочь. И это скорее я вас таскала... И вы мне очень помогли...

Акиха... Поправила сумку на плече.

После чего прокашлялась и улыбнулась всем.

— ... Спасибо. Я вам всем признательна. А теперь... Мы пойдём.

— Ага, будьте осторожны.

— Не опоздайте на сборы!

— Ага... До скорого!

После этих слов... Девушка потянула меня за руку к выходу из парка Нары.

***

... «Парк развлечений Икомасандзё».

Со станции Кинтетсу-Нара мы пересели на скорый на Осака-Намба.

Миновав подземный переход, мы вышли на поверхность, и я объяснила всё Яно-куну:

— Отсюда меньше часа... Когда-то давно я ходила с отцом в этот парк развлечений. И всегда хотела побывать там снова.

Разносился приятный шум колёс, поезд был заполнен туристами. Я сидела рядом с Яно-куном и смотрела напротив. За окном виднелся город, на который наступала зима.

Вид очень напоминал маршрут на линии Сейбу в Токио, пейзаж, который я не видела десять лет, напомнил дом, так что я испытала облегчение, а от скопившейся усталости почувствовала сонливость.

— Если час... То мы едва успеваем.

— Точно.

Если учитывать обратный путь, то в парке мы проведём всего ничего.

Просто пройдёмся и всё...

И... Я украдкой посмотрела на Яно-куна.

Спокойный, смотрит в окно. И всё ещё отрешённый.

До конца свободного времени в поездке осталось всего два часа.

Успею ли я заставить его пробудиться?..

«... Следующая остановка Икома. Икома».

— А, Яно-кун, на следующей выходим.

Прозвучало объявление, и я тут же поднялась.

Я впервые тут еду, но если ошибусь с пересадкой, то в парк мы не попадём.

Спеша, хотелось избежать проблем.

— Дальше... С Ториимаэ на фуникулёре. Идём, Яно-кун.

Сказав, я взяла раскачивавшегося Яно-куна за руку.

***

Когда я сменила Харуку, мы уже подходили к нужной станции.

И направлялись мы на станцию Икомасандзё.

— ... Да, дальше фуникулёр.

Сидя, я осмотрелась и, испытывая ностальгию, прикрыла глаза.

— Фуникулёр с собакой-проводником. Вот. Когда я была маленькой, то хотела поехать с котом-проводником, и отец специально поджидал нужный...

... Постепенно воспоминания оживали.

В летнюю жару мы пили воду, когда прибыли сюда.

Переживая за меня, отец обдувал меня веером, а я этому очень радовалась.

Сейчас же была зима, и рядом находился не отец.

И всё же я была счастлива от того, что отправляюсь в важное место с дорогим человеком, и меня переполняли чувства.

Фуникулёр прибыл на станцию Икомасандзё.

Я посмотрела на часы... Мы сможем побыть здесь около пятнадцати минут.

Разве что сможем немного пройтись.

Я посмотрела вверх, солнце уже начало клониться, и небо обретало персиковый оттенок...

— ... Ва-а-а!.. Да, вот оно!

Мы покинули станцию... И открывшийся вид заставил меня громко заговорить.

Возвышающаяся башня с самолётами и рельсы горок над головой.

Строения и тротуары украшали в соответствии с сезоном... Посетителей было относительно немного, но для небольшого парка здесь довольно людно.

И всё здесь... Было таким же, как тогда.

Это всё ещё было «особое место» из моих воспоминаний... И я чувствовала, как грудь переполняет тепло.

— ... Идём, Яно-кун!

Взяв его за руку, я направилась к аттракционам.

— Эй, посмотри на эту панду! — говоря, я показывала на монорельс у нас над головами. — С виду милая, но поднимается довольно высоко, так что даже немного страшно... Но вид оттуда загляденье! Можно даже Осаку увидеть...

Я вспомнила, как боялась упасть, и отец сжимал мою руку. И рука Яно-куна сейчас такая же тонкая и гладкая, так что я сжала её крепче.

— Точно, та башня, которую мы видели, просто потрясающая! Её девяносто лет назад построили, когда жил один из моих любимых писателей Юмено Кюсаку.

— Ого, такая старая... — Яно-кун тихо слушал мой рассказ.

Я была так рада, вспоминала тот день и не могла перестать говорить.

А следом мне на глаза попалась уличная сцена.

— Здесь проходило выступление «Хорошенького лекарства»... Мы позвали героинь, и они появились на сцене. Враг был таким страшным, что хотелось плакать... Но папа меня защитил...

Всё здесь навевало воспоминания, связанные с отцом.

Торговые автоматы у дороги.

Слегка унылый игровой уголок.

Ресторан в зоне для отдыха.

Здесь я провела счастливый семейный день.

Однако... Я запомнила в тот день не только хорошее.

Сказанные в тот день слова, так и остались внутри меня...

— ... А, уже всё, — добравшись до края парка, пробормотал Яно-кун.

— Парк находится на горной вершине, потому довольно маленький...

И... Он прямо оттуда. Из места, называемого «Звёздной площадкой», прикрыв глаза, посмотрел на осакскую равнину.

— ... Красиво.

... Солнце уже село. И мы видели восточную Осаку, напоминающую разбросанные песчинки.

А отличие от Токио огни были куда мягче.

Смотря на это... Я подумала, что это мой последний шанс.

Наверняка это последняя возможность привести в себя Яно-куна во время этого путешествия...

... У меня была идея.

Единственный способ, как привести его в чувства...

Я вспомнила суть вчерашней беседы Харуки и Кирики-тян.

... Вот что Кирика-тян сказала Яно-куну...

... Тебе было весело отыгрывать роль...

Ты веселился как тогда со мной, и был рад, когда у тебя получилось сделать так, чтобы выступление состоялось.

Я посмотрела на запись в телефоне и поняла, почему Яно-кун стал таким.

А потому придумала. Как сделать его прежним.

И всё же...

— ...

Перед ним я теряла дар речи.

... Могу ли я сделать это?

Главный вопрос в том, чтобы он сам понял свои чувства.

Щекотливая тема, в случае неудачи я сделаю ему больно и простым извинением не отделаюсь.

Через записи я советовалась с Харукой, но она считала так же. «Это и правда может принести результат», — говорила она: «Но... Мне немного страшно».

Что касается времени, то скоро уже надо было возвращаться на станцию и встретиться со всеми.

Но... Дела у меня не двигались.

Я никак... Не могла подойти к парню рядом со мной.

— ... Акиха?

И тут... Яно-кун сам обратился ко мне по имени.

Он смотрел на меня...

— ... Что-то случилось? — парень озадаченно склонил голову. — Ты опять выглядишь... Будто пытаешься сдерживаться...

Его выражение и доброта в голосе... Пробудили воспоминания.

Когда я разговаривала здесь с отцом.

***

— ... Что такое, ***?

Отец посмотрел мне в лицо, когда со «Звёздной площадки» я смотрела на осакскую равнину.

— Ты терпишь? Тебе в туалет хочется?

— Нет! — недовольно ответила я и снова посмотрела перед собой.

Я и правда терпела.

Я хотела кое-что сказать папе, но не могла. Стало грустно, будто я и не веселилась перед этим.

Мой ответ был грубым, я сразу же начала считать себя плохой... И из глаз полились слёзы.

— ... У, у-у-у...

— Ну что такое?..

Отец присел и начал гладить меня по голове.

— Если никому не можешь рассказать, поделись с папой...

— ... У, у-э-э-э-э...

Он был таким добрым, что я начала реветь.

— ... Просто подумала, что ещё раз хочу сюда приехать, — призналась я. — Хочу приехать сюда с папой ещё раз...

— ... Так тут нечего скрывать, — его глаза округлились. — Я тоже хочу приехать сюда с тобой. Так чего ж ты терпела-то?..

— Так ведь... В таком случае мы приедем сюда из-за моего эгоизма. И я подумала, что нельзя так говорить.

— ... Ну ты что, ты можешь говорить всё, что угодно.

— И я боюсь... Что будет ещё лучше.

... Отец на миг замолчал.

— Боишься? Почему?

— Сегодня было очень здорово... И нельзя, чтобы было ещё веселее... Надо, чтобы было умеренно... Иначе чувство такое, что я что-то плохое делаю...

Я всегда так думала.

Когда было слишком весело, я почему-то испытывала вину. Мне было неловко, когда я испытывала счастье.

И с другой стороны, когда было немного больно, я испытывала облегчение.

Да... Так лучше всего. Это подходит мне куда больше.

— ... Вот как.

Отец поднял голову и задумался. А потом... Слегка озадаченно улыбнулся.

— ... ***, я вот до чего не так давно додумался.

— Угу?

— В мире нет никаких абсолютных «причинно-следственных связей».

— ... Причинно-следственных связей?

— Да, это... Например, если стараешься, до обязательно добьёшься успеха, если ведёшь себя хорошо, получишь награду или если ведёшь себя плохо, то получишь наказание.

... Причинно-следственных связей нет?

Я всегда думала, что они есть.

Они же есть в книгах и по телевизору.

Хороших детей хвалят, а воров арестовывают.

— ... Конечно это не вообще не так. За что-то хорошее я тебя похвалю, а за плохое отругаю. Но... Если смотреть шире, то добрые люди часто живут тяжёлой жизнью, а плохие добиваются успеха. Это тяжело и неприятно.

— ... Вот как.

— А ты очень серьёзная девочка. Я понимаю, о чём ты переживаешь. И я рад, что ты заботишься обо мне. Спасибо.

Отец положил руку мне на плечо.

— Просто... Я хочу, чтобы ты поняла. Плохие вещи происходят без конца, но и хорошие так же продолжают копиться. Так что... Так что не надо отказываться от возможности быть счастливой.

***

... Это были очень разумные слова.

Не надо отказываться от возможности быть счастливой.

А я так и не смогла нормально воспользоваться этими словами.

И дальше буду колебаться в моменты, когда могу стать счастливой... И это одна из причин, почему во мне появилась «Харука».

Отец видел, какая я внутри...

И... Сейчас.

Прошло десять лет, а эти слова снова пронзили мою грудь.

Я боялась что-то сделать. Не знала, можно ли мне это.

Но... Я должна это сделать.

Ведь меня в спину подталкивает отец...

— ... Яно-кун, — обратилась я к нему.

Я повернулась прямо к нему.

Его освещал свет фонаря, и он озадаченно смотрел на меня.

— Это... Я бы хотела кое-что спросить.

***

— ... Не понимаешь, что со мной?

Вопрос Акихи... Отразился во мне.

— В день культурного фестиваля... Кирика-тян сказала, что тебе нравится отыгрывать роль. И тогда же я сказала, что расстаюсь с тобой... Сказала выбрать меня или Харуку...

Испытывая вину, Акиха слегка прикусила губу.

— ... Прости, я тогда не заметила, что с тобой происходило... Думала только о себе. И Харука тоже переживает, что была слишком напориста... Нам жаль.

... Сердце забилось немного быстрее.

Я не мог до конца понять, что говорила Акиха. Смысл никак не усваивался в голове.

Однако... Сейчас она точно хотела прикоснуться к моим чувствам. Я ощущал это кожей.

— Прости, что лезу... Но ты ведь сам себя сейчас не понимаешь... Тебе не нравится играть роль, но тебе было весело, когда благодаря этому ты спас фестиваль. Кирика-тян права, ты и правда был рад. И ещё... — с трудом она продолжала. — ... Ты не знаешь, кого любишь, меня или Харуку.

От этих слов... Сердце было готово взорваться.

Дыхание сбилось, а мысли в голове завертелись.

И тут... Мне показалось.

Будто под ногами ничего нет.

Я стою над бездонной дырой... Абсолютная неуверенность в себе.

— Потому... Ты и пытаешься защитить себя, — продолжала говорить девушка. — Не понимать себя, не понимать собственных чувств... Страшно. Потому раздумья приносили один стресс. От чего... Ты как будто витаешь где-то в облаках...

... Акиха была права.

Сейчас я сам себя не понимаю.

Я не хочу притворяться, но счастлив, когда делаю это.

Люблю Акиху, но и люблю Харуку...

Во мне... Полно противоречий.

... Из-за страха я неосознанно перестал думать об этом.

Мои чувства отдалились от этого мира, и я перестал видеть реальность.

Однако... На этом всё. Я заметил это, и больше не мог притворяться, что ничего не знаю.

... И от осознания у меня сбилось дыхание.

Мысли разбегались во все стороны.

... Плохо.

Я падаю.

Так и... Провалюсь в дыру у меня под ногами.

И не смогу вернуться...

— ... Яно-кун!

... Меня схватили двумя руками.

Я поднял голову... И увидел перед собой глаза Акихи.

Те же, глаза, что увидел при нашей встрече, в них всё ещё бушевали галактические вихри в миллионах световых лет отсюда...

— У меня есть предложение!

— Предложение?..

— Да! Я посовещалась с Харукой! Так что послушай!

Она пронзительно смотрела на меня... И я кивнул.

Только это сейчас я и мог сделать.

Я только мог находиться в объятиях Акихи и Харуки.

— Сейчас ты ни в чём не уверен... — вложив силу в руки, говорила она. — Ты не понимаешь собственных чувств, не знаешь, что ты за человек... И считаешь всё ложью. Сомневаешься во всём. Но. Есть то, что совершенно точно. То, что мы можем сказать с уверенность.

— ... Совершенно точно?

— Ага, — кивнув, она смущённо улыбнулась.

И точно впервые так же неловко произнесла:

— Я и Харука... Мы обе любим тебя.

... Эти слова... Унесли мои тревоги далеко.

Дыра под ногами сделалась маленькой.

— Знаешь, я всё ещё люблю тебя. И чувства Харуки не изменились. Мы очень тебя любим. Так что... — Акиха посмотрела мне в глаза... — Положись на нас.

... Продолжал звучать её звонкий и чёткий голос.

— Поверь в нас. Будь с нами. Нуждайся в нас. Если ты пожелаешь, мы станем твоей самой первой опорой. Даже если ты потеряешь всё, мы будем той неизменной частью.

После этих слов она слабо улыбнулась мне.

— ... Ну что? Думаю, теперь тебе должно стать немного легче...

... Наверное.

Когда они говорят такое. Даже если я утрачу связь с реальностью, не буду понимать, где нахожусь, девушки будут и дальше говорить, что любят меня...

Я смогу начать всё с начала.

Попробовать найти, что есть на самом деле...

— Н-но всё же.

Из горла снова начали вырываться звуки.

— Ты уверена?.. Я будто... Использую ваши чувства.

— ... Нет, это не так, Яно-кун.

Она покачала головой... И слабо улыбнулась.

— Мы тоже не поддерживаем тебя беззаветно. Ведь...

Она перестала обнимать меня.

Отступила на два шага и посмотрела прямо на меня...

— ... В таком случае ты уже не сможешь нас отпустить.

... После этих слов жар отхлынул от головы.

Безумно стучавшее сердце и вспотевшие ладони остыли, будто ничего и не было.

И... Я понял.

Это не было какой-то безвозмездной благотворительностью. Это... Сделка.

«В обмен на то, что мы будем поддерживать тебя, нуждайся в нас», вот такая сделка.

— ... А, уже скоро меняться.

Я был озадачен, а девушка улыбнулась мне.

— Харуке тоже есть что сказать... Выслушай, что она скажет... Пока, Яно-кун.

После этого чёлка скрыла лицо Акихи.

Она несколько раз вздохнула.

— ... М?.. А, мы поменялись.

Харука подняла голову и осмотрелась вокруг.

Потянувшись, она посмотрела на меня.

— ... Акиха уже всё рассказала?

— Да. Про предложение.

— Вот как.

Она взглянула на вечернюю Осаку и начала хихикать.

— Да уж, она дерзкая. Ну, я уже ничем не лучше... Знаешь, может это немного не честно. В том, что мы зависим друг от друга... Ничего хорошего.

Тут я был согласен.

Слова Акихи имели смысл. Без её предложения, я даже не представляю, что бы со мной могло быть.

— И всё же... Где-то во мне это вызывает слабое отторжение.

Здоровые ли такие отношения?..

— Но... Правильного ответа всё равно нет, — довольно легкомысленно заявила девушка. — Люди вокруг могут говорить всякое, ты можешь принять доводы и отказаться. Но... Если деворишься, мы будем рады. И будем дорожить тобой. И сейчас этого достаточно.

... Сейчас.

Её предложение не было окончательным ответом.

Это временное решение. Главная проблема ждёт нас впереди.

— Так... Что скажешь? — Харука вопросительно склонила голову. — Будешь смотреть на нас?..

... После этого вопроса я наконец заметил.

Со времён культурного фестиваля мой взгляд наконец прояснился.

Прохлада ветка, ослепительность пейзажа, стук сердца, я отводил от всего этого взгляд и пропускал через фильтр.

... И теперь у меня не осталось выбора.

Не знаю, что будет дальше.

Но я решил рискнуть. Принять их чувства.

— ... Ага.

Вечерняя сцена была прямо как из фильма.

Я решился и кивнул Харуке.

— ... Позволь положиться на тебя и Акиху...