Том 4    
Интерлюдия 2: Охотничий пес богов

Интерлюдия 2: Охотничий пес богов

***

Красивая молодая женщина смотрит на постоянно меняющийся пейзаж за окном экипажа с выражением глубокой меланхолии.

Сидящая прямо напротив меня София Керен так прекрасна, что даже такая женщина, как я, поддалась её чарам.

Хотя она все еще довольно молода, что-то в ее очаровательном облике заставляет ее казаться более зрелой.

Она буквально роковая женщина, и выглядит соответствующе.

Трудно поверить, что мы ровесники.

Однако большинство людей не знают, что на самом деле она ведет себя по-детски.

Ее личность невероятно эгоистична, до такой степени, что все, что она делает, делается исключительно для собственного развлечения.

Возможно, она унаследовала эту черту от Мастера.

Даже сейчас, пусть она и выглядит драматично, тоскливо уставившись в окно, я уверена, что она думает только о том, как ей скучно.

София эгоистична и свободолюбива, она никогда ничего не продумывает.

Однако она также невероятно могущественна.

Одним словом, я думаю, что она может быть описана только как угроза.

Словно прочитав мои мысли, София поворачивается и смотрит на меня.

— В чем дело? — Спокойно спрашиваю я.

— Мне скучно.

Значит, она не прочитала мои мысли.

И все же, чего она ждет от меня, чтобы я расправилась с ее скукой?

— Просто будь терпелива, пожалуйста.

— Угх. Если бы я знала, что это займет так много времени, я бы сама туда побежала.

— Если хочешь, можешь заняться этим прямо сейчас.

Ее лицо исказилось в видимой гримасе от моего краткого замечания.

Так по-детски.

Мысль о том, что бег будет быстрее передвижения в карете, сама по себе тоже ребяческая.

Невероятно.

В настоящее время мы путешествуем с авангардом императорской армии Принца Хьюго.

Хотя мы, по сути, почётные гости, мы все еще командиры, путешествующие вместе с войсками.

С чего бы ей думать, что бег будет быстрее? Мы должны идти в ногу с остальной армией.

Да, я уверена, что она может двигаться быстрее самостоятельно.

Но даже если она доберётся туда раньше, ей придется ждать, пока остальная армия догонит ее, так что ей все равно будет скучно.

Неужели она даже этого не понимает?

— Хм. Ты действительно ненавидишь меня, не так ли?

— Конечно.

Зачем задавать такой очевидный вопрос?

Её лицо становится всё более угрюмым при моём ответе.

Тот факт, что ее ребяческий характер мешает ей понять положение, в котором я нахожусь, расстраивает меня еще больше.

Хотя, наверное, мне и самой стоит лучше контролировать свои эмоции.

Я изо всех сил стараюсь не показывать их на своем лице, но я не могу сдержать свои горькие мысли.

Нужно больше стараться.

Может быть, именно поэтому Мастер поручила мне присматривать за ней?

Нет, я сомневаюсь, что даже наш Мастер приняла бы такое важное решение по такой тривиальной причине.

— Пожалуйста, постарайся быть серьезнее. Ты же понимаешь, что это не игра.

— Я знааааю. Но когда мне скучно, мне скучно.

Значит, на самом деле она этого не понимает.

— Ну, ты должна держать свои жалобы при себе. Как думаешь, что чувствуют храбрые солдаты, марширующие снаружи?

Пока мы едем в карете, солдаты, путешествующие с нами, идут пешком.

Некоторые едут верхом на зверях, но большинство — пехотинцы, одетые в тяжелые доспехи и несущие оружие на ходу.

Если бы они услышали такую мелочную жалобу от человека, имеющего привилегию езды в карете, это наверняка только усилило бы негодование.

— Кроме того, сир Вальд усердно трудится даже сейчас, когда мы разговариваем. Мы не можем тратить время на пустяки.

Наш товарищ и общий друг сир Вальд находится рядом с Принцем Хьюго.

Его роль — следить за принцем на случай, если он попытается сделать что-то, что противоречит нашим планам.

— Ох, он просто пытается загладить свою маленькую оплошность, вот и все. Забавно, как сильно он старается, тебе так не кажется?

— Пожалуйста, никогда не говори этого ему в лицо.

Вальд глубоко обеспокоен этой ситуацией.

"Оплошность", о которой идет речь, заключается в том, что он был сожжен Дыханием Дракона, когда герой и его союзники бежали.

Конечно, мы с самого начала намеревались отпустить их, так что это не проблема. Однако, поскольку он оказался единственным, кто был ранен, он, похоже, воспринял этот инцидент как личную неудачу.

Тем более что это произошло на глазах у человека, в которого он, без сомнения, влюблен.

По правде говоря, то, как он, прямо как верный пес, рвется сделать что-нибудь, что могло бы показать его в лучшем свете в её глазах, независимо от того, насколько трудна эта задача, только портит мое мнение о нем.

И, судя по ее замечанию только что, не похоже, что ее мнение о нем хоть как-то изменилось.

Она вообще видит в нем потенциальный романтический интерес?

Поскольку у меня самой нет романтического опыта, я в любом случает не могу сказать.

— Но этот Дракон — тоже реинкарнатор. На мой взгляд, нет ничего постыдного в проигрыше в той битве.

Белый Дракон, который прервал нашу битву с героем и его союзниками.

По словам Мастера, это существо тоже реинкарнатор.

София подтвердила это, когда мы увидели его лично, так что у меня нет никаких сомнений.

— И все же, должно быть, это его расстроило. И конечно же, он не хотел выглядеть некомпетентным перед объектом своей привязанности, поэтому постарайся быть более внимательной. Кроме того, тебе самой не понравилось бы проиграть реинкарнатору, не так ли?

Конечно, реинкарнаторы обладают потенциалом стать очень могущественными.

Доказательство этого находится прямо передо мной.

В конце концов, София тоже реинкарнатор.

Однако нельзя просто использовать это как предлог для проигрыша.

— Ага, пожалуй, не понравилось бы.

Сама София терпеть не может проигрывать, поэтому не пытается отрицать мою точку зрения.

— Как думаешь, ты смогла бы победить, если бы сражалась с героем прямо там и тогда? — внезапно спрашивает она.

Довольно резкая смена темы, хотя и не совсем неожиданная.

Однако я предпочла бы избежать её.

— Я полагаю, что скорее всего проиграла бы. Все, что я сделала, так это задержала его с безопасного расстояния. Если бы нам пришлось сражаться один на один, мои шансы на победу были бы невелики.

Когда мы сражались с героем, я бросала в него свой чакрам.

В то время он нес на одной руке бесчувственную женщину и был окружен солдатами, но все же ему удалось отразить мои атаки.

Я, конечно, не пыталась всерьез убить его, но все же, должна отдать должное его способности держать себя в руках в подобной ситуации.

Если бы мне пришлось сражаться с ним лицом к лицу, без каких-либо условий, я могу только предположить, шансов на победу немного.

Хотя не скажу, что у меня вообще нет возможности победить.

— Хах. Так ты признаешь, что проиграешь?

София злобно улыбается.

Вот почему я презираю ее.

— Всегда нужно быть точным в анализе силы противника. Было бы неразумно недооценивать его силу или переоценивать свою собственную.

— А тебя это не беспокоит?

— Неужели это так плохо?

Да, я признаю это.

Меня беспокоит то, что герой сильнее меня.

Однако тот факт, что этой женщине обязательно нужно ткнуть в это пальцем, гораздо более досаден.

— Нет, я не это имела в виду. Я хочу сказать, никто не любит проигрывать.

Ее блестящие губы изгибаются в улыбке, когда она продолжает говорить.

— Я просто хотела посмотреть на твое раздраженное лицо.

— Ты ведь тоже меня ненавидишь, не так ли?

— Естественно.

Воистину, какой же она неприятный человек.