Том 11    
Глава 8: От результатов к запечатыванию


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
aisdh
07.07.2020 05:20
Ну сжигать собирались далеко не обычным факелом, а тогда палиться слишком уж сильно перед другими не хотелось. И там скорее всего было бы не сжечь а испепелить.
gerlington
06.07.2020 19:08
Меня одного удивило что в 8 томе говорят о том что паутина не горит ,а здесь пришла идея сжечь её
notsleep
30.06.2020 04:43
Вы ведь не собираетесь уходить от нас? Просто так все вылаживать все может быть и вы больше не хотите или нету времени переводить? Буду ждать ответ
aisdh
29.06.2020 22:03
kaii-h, какие-то слишком внезапные события. мы конечно же рады, но такое не может не внушать опасений. Надеюсь вас с Ионом Луксерия не держит в заложниках...
А если серьезно, то спасибо. Здоровья и всех благ вам.
igor_stepanov
29.06.2020 13:15
Спасибо за ваш труд!!!
kaii-h
29.06.2020 10:43
>>44943
Спасибо за перевод!
Из-за ряда внезапных событий оставшиеся тома включая 13 будут залиты в течение недели-полторы.
aisdh
29.06.2020 04:48
Спасибо за перевод!
Неожиданно, как появление Луксерии...
Ответы: >>44946

Глава 8: От результатов к запечатыванию

Возвращения Ляпис пришлось ждать недолго.

В руках у неё были тонкие керамические контейнеры с прозрачной жидкостью внутри.

Даже если паразит внутри, Ляпис предложила всем лекарство, которое усложняет выживание паразитов до того, как они доберутся до мозга, его они махом выпили.

— Я закончила исследование устройства, но всё не так уж хорошо, — сказала Айви, возвращая Ляпис пустой контейнер.

Рорен думал, куда уж хуже, но в информации девушки не было ничего хорошего.

— Из-за неправильного использования устройство было повреждено. Создавая человеческое тело, придётся отказаться от некоторых функций.

— Говори конкретно.

— Возможность роста и репродуктивные функции воссоздать не выйдет, — спокойно сообщила Айви, но это было критично.

То есть даже если они создадут тело для Сены, оно будет дефективным, а значит смысла в этом нет.

— К тому же из-за того, что часть материалов вылили, создать взрослое тело не выйдет. Пока не ясно, получится ли создать хоть одно тело ребёнка.

— Значит, ничего.

Даже если использовать устройство и создать тело, оно не будет расти, и Рорен не мог дать что-то подобное девочке.

— Некоторые части восстанавливаются сами по себе, потому, думаю, через какое-то время ремонт будет завершён.

— Ладно... Значит Сене придётся потерпеть ещё какое-то время.

«Братик, меня всё устраивает», — Сена попыталась поддержать поникшего Рорена.

— Хорошо... Тогда оставляем руины. Если лекарства и материалы будут пополняться, получится создать тело для Сены.

— Верно. Остаётся надеяться на это. Если будет время, мы можем найти способ, как удержать душу нежити в живом теле.

Рорен решил, что незачем забивать голову тем, с чем он не справится.

Руины функционируют, и раз лекарства и материалы со временем восстановятся, оставалось ждать.

Сена не хотела сразу же покинуть тело Рорена, и мужчина думал, что не так уж плохо иметь время на обдумывание.

— И всё же ощущение, будто всё это зря.

— Это не так. Вы получите вознаграждение от гильдии авантюристов, а если выполним задание, мнение гильдии улучшится, как и моё положение.

— Кстати, этот запрос ведь вроде долго никто брать не хотел?

Поняв несоответствие, спросил Рорен, и Айви кивнула.

— Я отрубил руку Магне не так уж и давно.

Конечно на дорогу и восстановление ушло несколько дней, но не столько, чтобы запрос начал считаться неинтересным.

В ответ ему Айви озадаченно склонила голову.

— Устройство использовалось несколько раз, но я ничего не знаю о том, что лекарства проливались. Когда я им воспользовалась, всего было достаточно, но случиться это могло значительно раньше.

— А когда ты в первый раз усиливала себя?

— Не знаю. Параметры были установлены на максимум, я не знаю, когда ими пользовались и когда это случилось.

— Можешь проверить на всякий случай.

Рорен с серьёзным видом уставился на Айви.

Девушка думала, неужели она что-то наделала, и склонила голову в другую сторону, а мужчина спросил:

— Не могло ли всё вытечь, когда ты создала себе это тело?

— Это грубо по отношению к инженеру. Я бы такого не натворила.

Айви так же зло уставилась на него.

Рорен какое-то время смотрел в ответ, но потом отвёл взгляд.

— Прости. Я не должен был тебя подозревать.

— Ничего. Всё же этими руинами пользовались только я и эта тёмная эльфийка, — выражение на лице Айви стало мягче. — Вы должны были это проверить, господин Рорен.

— Это больше похоже на дело злого божества, чем на чью-то ошибку.

Рорен стукнул болтливую Ляпис по голове.

Прозвучал звук удара по твёрдому предмету, Рорен оставил девушку, которая держалась за место удара, и спросил у Айви:

— Так наш запрос завершён? Ты же не попросишь нас довести дело до конца?

— Всё вышло за пределы того, что может сделать один человек или группа, так что просить об этом было бы просто жестоко.

Всё дошло до того, что город Суест можно было считать потерянным.

Почти все жители стали жертвами паразитов, и число их более тысячи, скорее ближе к десяти.

Как бы гильдия ни просила сделать что-то, с таким придётся разбираться стране.

— Тогда уходим из этого города, сообщаем обо всём гильдии, а дальше они пусть сами разбираются.

— Согласна, — согласилась Ляпис, и тут заговорила Гула:

— Но если расскажем, про существование руин могут узнать.

— Это можете оставить на меня, — ударив себя в грудь, Айви развеяла опасения женщины. — Важно, как доложить. Всё будет хорошо. Об этом я умолчу и назову в качестве основной причины тёмную эльфийку и её хозяина, так и доложу гильдии.

Гула и Ляпис отступили, видя зловещую улыбку на лице Айви, и старались держаться подальше, а Рорен считал, что вполне неплохо, что ту парочку будет преследовать гильдия, так что не понимал такого отношения двух девушек.

— Ладно... Для начала давайте выбираться из руин. Здесь нам всё равно больше нечего делать.

— И как мы вернёмся на поверхность?

Вопрос Ляпис был ожидаемым.

Всё же за дверью их ждала орда многоножек и зомби, и пройти там будет довольно непросто.

Стоило считать, что они заперты, но тут проговорил Рорен:

— Здесь ведь был выход на поверхность?

— Верно, но он разрушен...

— Ну так пусть Гула снесёт магией обрушившиеся камни. Будь здесь обычные жители, нам бы пришлось переживать, что мы кого-то заденем или кто-то нас увидит, но тут в этом нет необходимости.

Айви понимающе стукнула кулаком по ладони.

Способ грубый, но он куда лучше, чем снова идти по вонючей канализации с кучей насекомых, и Гула с Ляпис возражать тоже не стали.

— В таком случае давайте поскорее покинем город. Когда в окрестностях узнают о паразитах, вряд ли захотят здесь задерживаться.

По просьбе Рорена Айви проводила их к лестнице, которая вела на поверхность.

Она и правда оказалась завалена, убедившаяся в этом Гула пробормотала:

— Ну ладно, «огненный шар».

На кончиках пальцев женщины появилась огненная сфера размером с голову ребёнка, управляемая ею, она попала в перекрывавшую лестницу землю.

Прозвучал взрыв, и всех накрыло дымом и песком.

Поняв последствие удара, Ляпис оттащила Рорена, а два злых божества были с ног до головы покрыты грязью.

Большая часть земли была снесена, но проход до поверхности открыт не был.

— Тут не взрывная, а проникающая сила нужна...

Ляпис говорила, что «огненный шар» мощный и отлично бьёт по площади, но не подходил для разрушения толстого слоя земли.

Для разрушения и пробития скорее подошла бы магия «духовная сила» или базовая магия «магический удар», где можно было влить больше маны и увеличить число ударов.

Ляпис, прежде чем объяснить, стала вытряхивать песок из волос, а Гула снова направила ладонь на потолок.

— Обязательно пробьюсь! «Огненный шар»!

— Я помогу! «Огненный шар»!

Две огненные сферы ударили в потолок, и прозвучал взрыв.

Всё накрыло чёрным дымом, сверху точно дождь посыпался песок, Рорен отмахивался от дыма, а кашлявшая Ляпис смотрела на Гулу и Айви.

— Ну что! Пробились!

— Что от нас и ожидалось.

Ещё сильнее перепачкавшиеся девушки указывали на потолок.

Было не ясно, провалилась ли земля внутрь или вылетела наружу, но теперь появился проход.

— Если результат один, метод не важен...

В любом случае проход наружу был открыт.

Больше стоять здесь смысла не было, и Рорен сказал всем подниматься.

И тут.

Через открывшуюся дыру внутрь провалилась фигура.

Никто её не подхватил, и она с шумом ударилась об пол.

— Что это?

Ляпис подумала, что это житель города провалился в яму, но видя, как голова кровоточит, а тело дёргается, она поняла, что ошиблась.

Это был молодой мужчина в обычной одежде, не вытирая кровь на голове, он поднялся, оба его глаза двигались прямо как у Милза во все стороны.

Увидев мужчину, Рорен отступил на несколько шагов, но тут ощутил тень над собой и отпрыгнул.

И в следующий миг на то место, где он стоял, упала старуха.

Она ударилась головой об пол, и шея вывернулась так, что выжить она не могла, но тело со сломанной шеей и бьющей из раны кровью поднялось.

Её глаза тоже хаотично двигались, лицо Рорена передёрнуло, когда он увидел это, мужчина закричал:

— Заражённые падают!

После его слов Ляпис посмотрела на лестницу.

Лестница, ведущая наверх была довольно высокой, и конечно же потолок был высоко.

Можно было увидеть, что вокруг дыры наверху собралась толпа, и некоторые фигуры медленно спускались вниз.

— Спускаются!

— Что делать будем?! Возвращаемся?!

— Ну...

Пусть и заражённые, это были лишь обычные жители города.

Если оставить, то скорее всего их сожрут многоножки, но Рорен и его группа всё равно не знали, как им помочь.

Думая о том, чтобы бросить людей, Рорен не давал тянувшей руки старухе со сломанной шеей добраться до него.

— Не подходите! Хотел бы я сказать, но они всё равно не поймут.

Действия старухи контролировали насекомые, и вряд ли она могла понять предостережение.

И всё же выглядело жутким то, как она тянулась к нему вся в крови, пока голова на сломанной шее раскачивалась.

Потому он и предупредил, но если нет возможности понять, то это бессмысленно.

Мужчина думал пнуть её, чтобы не подходила, но как бы она ни выглядела, это всё ещё была старуха, потому Рорен сомневался.

Пока размышлял, он продолжал отступать, и тут увидел, как упавший первым мужчина, так же вытянув руки, подбирается к Айви.

— Это, ну... Могли бы вы не подходить.

Девушка тоже предупреждала и отступала назад.

Однако это не сработало, он всё ещё приближался, но тут он открыл рот и начал издавать непередаваемый звук.

Он был таким громким, что Айви вздрогнула, а человек, точно его ковыляния были обманкой, набросился на девушку.

Не способная оказать сопротивление Айви оказалась схвачена, её крепко прижали к стене.

От удара Айви застонала, а из всё ещё открытого рта показалось нечто белое размером с человеческий палец.

— А...

К поражённой девушке приближался рот мужчины.

Чувствуя, что её укусят, Айви попыталась оттолкнуть противника, но тут её перестали прижимать к стене, и она захлопала глазами.

— Ты совсем дура? Не только тело заменила, но похоже и с головой что-то сделала, — уперев руки в бока сказала ей Гула.

Айви не понимала, что та сделала и сказала, но увидела, что запястья мужчины пропали, он размахивал руками, а запястья лежали на полу.

Рорен увидел, как Гула с помощью своей силы съела человека, напавшего на их спутницу, но тут приближавшаяся к нему старуха исчезла, и он ощутил, как на лбу выступает холодный пот.

Когда мужчина с криком напал на Айви, старуха тоже открыла рот и попыталась наброситься на него, издавая такие же звуки.

А Гула проглотила даже запястья.

— Спасибо, выручила.

Из-за того, что старуха закричала и набросилась, Рорен действовал с запозданием.

Хоть в его руках и был меч, она подобралась ещё ближе, и избежать опасности мужчина смог лишь благодаря Гуле, он поблагодарил женщину, на лице которой уже не было того гордого выражения, когда она всё взрывала, а песок с головы и плеч ссыпался.

— Медленно соображаешь. Хотела бы я сказать, но тут ничего не поделаешь. Против тебя старушка, конечно ты стал сомневаться.

— Я считаю, что это хорошая черта господина Рорена.

Рорен слегка смутился, услышав слова Гулы и похвалу Ляпис.

Если наёмник не сможет сразу же отреагировать на действия врага, ему не выжить на поле боя.

Рорен начал переживать, что с тех пор, как он покинул поле боя, его чувства притупились.

— Кстати, госпожа Гула, ничего, что ты их ешь? — сменила тему Ляпис, возможно потому что видела реакцию мужчины.

Для девушки не будет ничего хорошего, если он решит вернуться на поле боя.

Если Рорен пойдёт туда, Ляпис думала последовать за ним, но пока предпочла сменить тему, не позволяя странным мыслям проникать в голову.

И всё же тема была важная.

Рорену тоже было интересно, что будет с Гулой, если она съест людей, заражённых паразитами, но упиравшая руки в бока женщина лишь хмыкнула.

— Ладно, если бы это был мой желудок, но их съела пасть моей силы, и теперь они в желудке моей способности, а значит на меня никак не повлияют. Так я могу переварить даже неорганические материалы. Все паразиты умрут.

— Это обнадёживает... Но ты сможешь всех их съесть?

Гула посмотрела на толпу у дыры, один за другим люди падали, а ещё довольно много противников спускались по лестнице.

Женщина внимательно посмотрела на них, потом повернулась к Рорену и обронила:

— Слишком много.

— Ну да.

Некоторые разбивались при падении, все в крови и с несовместимыми с жизнью ранами они поднимались и ползли к людям.

Видя, что их становится больше, Ляпис подошла к Рорену и с тревогой спросила:

— Уходим?

— Вернуться и пробиваться через жуков и вонь или остаться и пробиваться через людей, что лучше?

Вариантов было лишь два.

Честно говоря, присутствующим оба варианта не нравились, но если ничего не выберут, застрянут здесь, и тогда пополнят ряды жертв.

— Я голосую за людей.

— Мне с людьми проще.

— Если что, я засвидетельствую.

Слова Айви относились к тому, что сделала Гула и что случится, пока они будут пробиваться через жителей города.

Противниками были заражённые, лишённые свободы воли, никакие не злодеи и не монстры, простые люди.

Они защищались, но это было не слишком приятно, к тому же их группа переживала за последствия.

Слова Айви означали, что гильдия авантюристов даёт добро, и от этого становилось легче.

— Тогда вперёд! — громко сказал Рорен и встал на ступени, ведущие на поверхность.

Выше была настоящая толпа, но находившиеся впереди внезапно слетели вниз по лестнице.

Находившийся впереди Рорен тут же пнул их, после этого люди уже не могли подняться, разбрасывая конечности.

«Братик, я тоже помогу», — прозвучал голос Сены, и Рорен понял, что она стала поглощать жизненные силы из заражённых.

Пусть убить один жуков она не могла, но расправлялась с людьми и насекомыми, и это было не хуже силы Гулы, которая могла справиться с врагами, не касаясь их.

— Если лежат, старайтесь их не трогать. Неизвестно, откуда они могут наброситься. Думаю, хуже всего кровь и внутренние жидкости. Не позволяйте им попасть к вам в рот.

— Хоть ты и говоришь это.

Истощение энергии проредило ряды на лестнице.

Однако эти места заняли новые заражённые с поверхности, и не ощущалось, что врагов стало меньше.

Он понимал, о чём говорит Ляпис, но защищаться и пробиваться одновременно было довольно непросто.

— Пока лекарство действует, попадание в организм в целом не страшно. Но если попадёт само насекомое, это уже совсем другой разговор.

— Даже представлять не хочу... — отвечая, Рорен махал огромным мечом.

Он разрубал противников пополам каждым взмахом, когда думал о том, что нельзя разбрызгивать кровь, бил плашмя, и всякий его удар заставлял врагов отлетать на пол развалин.

Вместе с силой Гулы и истощением энергии Сены они медленно поднимались наверх.

«Братик, я дам силу! Сожги их, пожалуйста!»

Похищенная жизненная сила и мана проникли в тело Рорена.

Думая о том, как это сложно контролировать, мужчина представил, как вся эта сила вливается в меч, и произнёс необходимые слова:

— Пылай! Фиамма Унгия!

Из лезвия вырвалось алое пламя.

Заблокировав путь, оно поглотило всех заражённых, и они беззвучно отлетели к поверхности.

— Господин Рорен, твой контроль стал лучше, — восхищённо сказала наблюдавшая Ляпис, а когда пламя растворилось, остались лишь обугленные тела.

Они разобрались с препятствием на лестнице, и пока заражённые снова не заполонили лестницу, поспешили наверх.

Группа выскочила на поверхность, и врагов сразу же раскидало силой Гулы и Сены.

— Отлично, уходим!

Размахивая мечом, Рорен выигрывал время, убивая заражённых, чтобы остальные поднялись, он пытался понять, что случилось с городом, и увиденное зрелище лишило его дара речи и чуть не заставило выронить меч.

— Господин Рорен? Ты что... — видя его, Ляпис тоже посмотрела на город, и тоже забыла, что хотела сказать.

Город уже был не таким, как до того, как их группа спустилась в канализацию.

— Да уж... Так быстро изменился, — беззаботно сказала Гула, приложила руку ко лбу и наблюдала, как пылает город.

Между дымящихся домов с криком пробежала молодая девушка, которая похоже не была заражена, но когда она уже собиралась покинуть город, из темноты её схватили руки и затащили в тёмные переулки.

Молодой мужчина пытался сбежать от гнавшихся за ним заражённых, когда он обернулся, чтобы узнать, получилось ли оторваться, из здания сбоку хлынула толпа заражённых и поглотила его.

По другую сторону улицы ползали многоножки, они бросались на заражённых и не способных сбежать жителей и поедали их.

— А тут не слишком всё безумно?

Рорен ударил мечом подходившего заражённого, а второго пнул, пока бормотал это.

Насекомые почти полностью уничтожили город, теперь тут делать было совершенно нечего.

— Что будем делать?

— А что мы можем?

Они увидели, как вдалеке с шумом обрушилось здание.

И из него появилась гигантская многоножка, лязгавшая клыками.

С открытым ртом Рорен подумал, что тут уже монстры больше не в разы, а в десятки раз.

Вместо застывшего от удивления Рорена Сена продолжала использовать истощение энергии.

Приближавшиеся противники умирали один за другим.

— Город практически уничтожен. Вряд ли получится кого-то спасти, да и некого тут уже спасать.

Скорее всего способные сбежать были уже за пределами города.

А те, кто не смогли, как та женщина, которую затащили во тьму, уже присоединились к заражённым.

— То есть уцелели тут только мы.

— Скорее всего, — ответила Ляпис, небрежно пнув того, кто подбирался к ней.

И Рорен считал, что постоянные пинки в наряде жрицы похвальным поведением не назвать.

Конечно наряд жрецов бога знаний выглядел лучше, чем одеяния других религий, но незащищённых мест хватало.

И как раз юбка подпадала под них, но Рорен понимал, почему Ляпис бьёт ногами и останавливать её не собирался.

В отличие от искусственных ног, руки у неё были настоящими.

Это ведь именно Ляпис велела им избегать контакта с заражёнными.

— С ними вообще не справиться, — прокричал Рорен, видя, что сколько бы ни бил, врагов меньше не становится, а Айви и Ляпис начали о чём-то переговариваться.

Рорен принялся защищать девушек, чтобы заражённые не подобрались к ним.

— Уже надоел этот привкус ржавчины...

Не желая касаться заражённых, Гула продолжала пожирать их своей силой.

Иногда она сжигала их магией, хотя врагов меньше не становилось, скорее всего потому, что сопротивление оказывала лишь их группа.

Но если они прекратят, то станут такими же, а Рорен и Гула этого отчаянно не хотели.

— Эй, Рорен, что будем делать, если та огромная многоножка сюда подойдёт?

— Сбежим. Будто мы справимся с этой громадиной.

Рорен посмотрел на неё, казалось, что она такая же большая, как шея древнего дракона, которого он повстречал в землях демонов.

Сражаться с ней не было ни малейшего желания.

Если будет возможность, надо было бежать, а если не выйдет, Рорен вложит силу в меч и попробует сжечь.

Но к счастью для них гигантская сороконожка обосновалась в центре города и не собиралась покидать его.

Возможно там было больше всего еды и уходить ещё куда-то не было необходимости.

Но как только она съест еду в центре, будет искать заражённых на окраинах города, и тогда монстр вполне может прийти к ним.

Рорен думал, что пока этого не случилось, надо что-то сделать, а Ляпис закончила совещаться с Айви и подошла к нему.

— Господин Рорен. Я посовещалась с госпожой Айви. Надо сжечь этот город, — сказала нечто невероятное Ляпис, но Айви закивала, значит девушки не шутили.

— Скажу как есть, даже если армия придёт, ситуацию уже не взять под контроль. Проще всего прорваться через заражённых и выбраться наружу, но если оставим город, ущерб будет только возрастать.

— Тут я согласен. Но как вы собираетесь весь город спалить? И как объясните это гильдии авантюристов?

В худшем случае их могли посчитать преступниками, спалившими Суест.

И хоть девушки предложили это, город был довольно большой, Рорен был не уверен, что им хватит сил сжечь его полностью.

Но Ляпис дала ему ответ:

— Вложи силу в Фиамма Унгия и создай огромное пламя. Если подойти к этому серьёзно, меч может сжечь весь город без особых усилий.

— А я... После такого умру?

Фиамма Унгия — магическое оружие, чем больше силы оно потребляет, тем мощнее становится.

Повелителю демонов вполне могло хватить сил, чтобы сжечь город, но Рорена мощное пламя лишало всех сил.

Если сожжёт этой силой весь город, то скорее всего лишится всех сил и умрёт, но Ляпис и Айви предложили решение проблемы.

— Мы создадим защитный барьер. А вы тем временем используйте истощение энергии на тех, кто подходит.

— Мы сообщим, когда всё будет готово, вонзи меч в землю, эвакуируйся внутрь барьера и используй силу. Сейчас ты являешься владельцем меча, даже если не будешь держать, связь сохранится, так что ты даже из барьера сможешь активировать его.

Девушки пришли к выводу, что всё должно получиться, и Рорен думал, что это возможно, хотя и был не уверен, что его оружие может сжечь весь город в зависимости от того, как им воспользоваться.

Но оставалось лишь попробовать, его молчание было принято за нерешительность, и Айви продолжила говорить:

— Гильдию авантюристов можете оставить на меня. Я объясню всё так, что у вас не будет никаких проблем.

— Но если мы сожжём город, подземная часть останется.

Хоть на поверхность и вышло много существ, Рорен считал, что в канализации осталось ещё немало сороконожек.

Внутри них так же находятся паразиты, и даже если спалить надземную часть, они выживут внизу.

Рорен сказал, что сжигать город нет никакого смысла, и Айви ответила ему:

— Руины под землёй запечатаем я и Гула.

Учитывая, сколько насекомых в воде, девушка понимала, что всех их не уничтожить.

Потому решила закрыть на них глаза и просто запечатать руины.

Если сделать это, никто не сможет войти или выйти, а Гула и Айви могут снова их открыть или запечатать.

Девушки предложили оставить руины самим себе, чтобы там восстановились материалы и лекарства.

— А виновниками всего этого мы назовём тёмную эльфийку и её господина. Как вам?

— Как-то... Прозвучало, будто злодеи тут мы.

Хоть они и помогали, а не наносили ущерб, но собирались спалить город со всеми жертвами насекомых, а вину свалить на других.

Конечно те двое тоже много в чём виноваты, так что особо вину Рорен не испытывал, но всё же думал, правильно ли это.

— Разве не поздно переживать об этом? У нас тут группа с демоном и двумя злыми божествами.

— Я с вами временно. Когда всё закончится, я снова буду обычной сотрудницей гильдии.

— Согласна, так как поступишь, Рорен?

Рорен был растерян, услышав вопрос Гулы.

Но он понимал, что на сомнения времени почти не осталось, левой рукой он растрепал собственные волосы и выдавил ответ:

— Раз так, остаётся лишь сделать это.

— Тогда мы приступаем к работе. Господин Рорен, собирай силу.

Две девушки сразу же принялись рисовать мелом магические знаки на земле.

Гула защищала парочку, а оставшийся один с заражёнными Рорен тяжело вздохнул.

— Прости, Сена. Я одолжу твою силу.

«Я готова, братик. Оставь сбор на меня!» — прозвучал голос Сены, которая была рада, что могла помочь.

Рорен подумал, что она слишком возбуждена, хотя собирается убивать, и поднял свой огромный меч.

— Ладно... Полагаюсь на тебя.

«Буду стараться! Активирую истощение энергии!»

Стоило ей сказать это, как ближайшие заражённые высохли и упали на землю.

И прежде чем они коснулись земли, истощение энергии начало забирать силы у следующих, и теперь они уже падали на землю.

А сам Рорен махал огромным мечом, не подпуская врагов к девушкам.