Том 11    
Глава 3: От плетения паутины к обеззараживанию


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
aisdh
07.07.2020 05:20
Ну сжигать собирались далеко не обычным факелом, а тогда палиться слишком уж сильно перед другими не хотелось. И там скорее всего было бы не сжечь а испепелить.
gerlington
06.07.2020 19:08
Меня одного удивило что в 8 томе говорят о том что паутина не горит ,а здесь пришла идея сжечь её
notsleep
30.06.2020 04:43
Вы ведь не собираетесь уходить от нас? Просто так все вылаживать все может быть и вы больше не хотите или нету времени переводить? Буду ждать ответ
aisdh
29.06.2020 22:03
kaii-h, какие-то слишком внезапные события. мы конечно же рады, но такое не может не внушать опасений. Надеюсь вас с Ионом Луксерия не держит в заложниках...
А если серьезно, то спасибо. Здоровья и всех благ вам.
igor_stepanov
29.06.2020 13:15
Спасибо за ваш труд!!!
kaii-h
29.06.2020 10:43
>>44943
Спасибо за перевод!
Из-за ряда внезапных событий оставшиеся тома включая 13 будут залиты в течение недели-полторы.
aisdh
29.06.2020 04:48
Спасибо за перевод!
Неожиданно, как появление Луксерии...
Ответы: >>44946

Глава 3: От плетения паутины к обеззараживанию

Вернувшись в гостиницу, они вынесли вещи в сад и получили у хозяина разрешение пользоваться им.

Пусть еда у них была, но её надо было приготовить.

Можно было попробовать воспользоваться кухней, но при том, что они отказались от еды, договариваться о том, чтобы готовить на кухне что-то своё было как-то странно.

Мужчина думал, что хозяину может не понравиться то, что они станут готовить в саду, тогда можно было поесть еду холодной, или же приготовить где-то в другом месте, но хозяина они совершенно не волновали, ответы были безразличными, и сложно было сказать, нравится ему это или нет.

Но раз однозначного отказа не было, Рорен и остальные приняли это за согласие, обустроили камни у повозки и поставили складной стол.

Солнце начало клониться к закату, когда они закончили, Рорен подумал, что нужна вода для готовки, направился к колодцу и был поражён.

Перед ним был огромный кокон.

Мужчина посмотрел на плечо, Нига на нём не было.

Накрыть весь колодец паутиной тут мог один лишь Ниг, то есть это всё натворил он, однако Рорен не понимал, зачем он так поступил.

— Господин Рорен, на что смотришь...

Занимавшаяся готовкой Ляпис посмотрела туда же, куда и он, после чего лишилась дара речи.

Рорен потрогал, думая, получится ли убрать паутину, но она была плотная и крепкая, так что мужчина отказался от идеи освободить колодец.

Можно было сжечь, но Рорен не хотел просто так портить то, что Ниг сделал с какой-то целью.

— У нас же в багаже вода тоже есть?

Думаю, есть. Но так мы доставим проблемы гостинице.

Если колодец нельзя использовать, гостиница не сможет обеспечить себя водой.

Теперь нельзя было обеспечить других жителей едой и негде достать тёплую воду, чтобы вытереться, для гостиницы это существенный ущерб.

Выискивая Нига, Рорен думал, стоит ли убрать паутину, посмотрел в сторону гостиницы и лишился дара речи.

Паутина покрывала не только колодец, но и вход с окнами.

Теперь туда нельзя было ни войти, ни открыть окно.

Думая, что после таких проделок хозяин разозлится, Рорен стал прислушиваться, но ничего не услышал из здания.

В такой ситуации хотя бы гневный крик должен был прозвучать, но в гостинице было тихо.

— Что происходит?

— Странно, что никто не кричит «уберите» или «что это».

Ляпис была озадачена не меньше Рорена, однако из-за заблокированных окон и дверей они даже заглянуть внутрь не могли.

До определённой степени можно было общаться с Нигом, но говорить он не мог, и выяснить, о чём он думает, было невозможно.

— И куда делся Ниг?

— Малыш Ниг там, — продолжая работать, Гула указала вверх.

Рорен посмотрел туда и увидел чёрное существо размером с ладонь, которое висело на паутине, натянутой между деревьями.

Мужчина задался вопросом, чем тот занимался, а паук скакал между деревьев, выпуская паутину и закрывая место, где группа Рорена готовила еду.

— Это вместо тента?

— И не слишком ли высоко он это делает?

Паутина Нига расходилась точно ткань над их головами, но она была так высоко, что на тент не тянула.

— И что это?

— На колодце паутину можно сжечь... Но если попробуем сжечь на здании, то скорее его спалим, и уже скоро закат. Никто не жалуется, так что завтра подумаем.

— Уверена?

— Даже если нас и упрекнут, сделать мы всё равно ничего не сможем.

Рорен не знал, ни как управлять Нигом, ни как снять паутину со здания.

Можно было сказать, но когда паук находился так высоко, он вряд ли услышит.

— И всё же у Нига столько паутины, — восхищённо сказала Ляпис, а мужчина задумался.

Одна паутинка куда меньше Нига.

Но её было столько, что она заблокировала колодец и двери с окнами гостиницы.

Объём был больше, чем сам Ниг, к тому же было не понятно, откуда он берёт весь необходимый материал для паутины.

— Ну, сколько ни думай, всё равно не понять.

— Проще смириться...

«Вроде Ниг использует паутину, когда охотится», — ответила Сена на вопрос Рорена: «Это какое-то маленькое животное, размером с большой палец взрослого человека, Ниг ест и работает».

После этих слов Рорен посмотрел на свой большой палец.

Он был больше, чем у ребёнка, но что-то такого размера должно быть не крупнее мыши.

Однако паутины было слишком много для такой добычи.

Всё же паутины было просто невероятное количество.

— Заботится о запасах еды?

— Не думаю, что дело в этом.

Не зная точно, Рорен предположил, на что Ляпис дала свой ответ, но она не представляла, что происходит, потому оставила решение мужчине.

Он устал и хотел оставить все вопросы на завтра, а сегодня поесть и потом по очереди спать.

Жители города вели себя странно, как и Ниг по прибытию сюда.

Причина должна быть, но материалов для размышлений не хватало, и если вывод сделать нельзя, то и заморачиваться бессмысленно, сейчас важнее были ужин и сон.

Рорен не знал, правильно это или нет, но сейчас мог думать лишь об этом.

— Господин Рорен? Можете подняться?

После еды они убрались и определились с последовательностью дежурств, первыми были Гула и Айви, оставив всё на них, мужчина забрался в повозку, и вот его разбудила Айви.

Не зная, сколько он спал, мужчина высунулся из повозки и посмотрел на небо, Рорен увидел то, что освещало пламя костра и паутину Нига, скрывающую небо.

Потерев глаза, Рорен попробовал встать, и тут понял, что лишний вес мешает ему.

Это Ляпис положила голову ему на ноги и уснула, рукой она крепко держалась за куртку.

Так ему было не встать, и будить мирно спавшую девушку не хотелось, и всё же он тыкнул её пальцем в щёку.

Вначале она не отреагировала, но после ещё нескольких раз девушка стала недовольно хмуриться, и вот наконец проснулась.

— Вставай. Что-то случилось.

— А как хорошо было, — пробормотала Ляпис, отпустив куртку и опёршись на ногу, чтобы подняться, а Рорен думал, что его жёсткая нога не очень подходит в качестве подушки, пока выбирался из повозки.

— Что-то случилось?

— За пределами гостиницы.

Прижавшись к стене вокруг гостиницы, Гула посмотрела наружу.

Думая о том, что хотелось бы услышать подробности, Рорен посмотрел на собственное плечо.

Перед сном Ниг всё ещё продолжал заниматься своим делом, и на месте его не было, но потом он вернулся и снова сидел на обычном месте.

Убедившись в этом, мужчина нацепил на спину огромный меч, который снял, чтобы было удобнее спать, после чего бесшумно подошёл к выглядывавшей наружу Гуле.

— Что там?

— Сама толком не знаю. Но в такое время начали собираться люди, — говоря это, Гула указала, было уже темно, огни не горели, и Рорен не мог видеть тех, кто находился в темноте.

«Братик, синхронизирую наше зрение».

После слов Сены он смог видеть в темноте, Рорен посмотрел, куда указывала Гула, там без каких либо источников света собирались люди.

— Что-то начинается?

— Этого тоже не знаю. Понятно лишь то, что в такое время обычно люди без факелов не собираются.

Рорен не видел у собравшихся людей ничего общего.

Возраст, внешность, пол, всё отличалось.

Среди них была хозяйка магазина, у которой Ляпис днём купила фрукты.

— Ладно, тушите костёр. Хотя может уже поздно.

Они не знали, почему эти люди собрались, но когда Рорен велел избавиться от того, что могло привлечь к ним внимание, Айви залила костёр водой.

Оказавшись во тьме, наблюдавшая за группой людей Гула тихо сказала:

— Они начали двигаться.

— Я за ними. Кто-нибудь один за мной.

— Значит это могу быть лишь я.

Если это было не просто собрание, и люди куда-то направились, значит у них была цель.

Связано ли это со странностями, происходящими здесь, или нет, надо было всё проверить, и Ляпис пошла с Рореном.

— Тогда Гула и Айви, вы остаётесь здесь.

— Только без глупостей там, Рорен.

— Не переживай. Я никогда для такой работы не подходил. Если что, буду пробиваться.

Из-за оружия мужчины он плохо занимался преследованием.

Но отправить кого-то другого мужчина не мог, а значит должен был идти сам.

— Есть ли в этом смысл?

— Его будут потом искать, — ничего не объяснив, ответила Ляпис озадаченной Айви.

— Лучше так, чем вообще без информации. Ладно, вперёд, — сказал Рорен и быстро покинул тень забора, направившись по улице.

Проводив и последовавшую за ним Ляпис, двое злых божеств стали защищать их текущую базу.

Возле гостиницы собралось около десятка человек.

Хоть и нельзя было сказать, что группа большая, но они собрались посреди ночи, и без явного лидера все пошли в одном направлении.

На расстоянии за ними следовали Рорен и Ляпис, они скрывались за углами домов и в тени деревьев и шли следом, не приближаясь слишком близко.

Они шли, стараясь не шуметь, но группа впереди шумела как могла, у некоторых было снаряжение и можно было услышать лязг оружия или доспехов.

Думая о том, что шумят они сильно, Рорен осмотрелся вокруг, но не увидел, чтобы кто-то вышел на улицу, чтобы выяснить, что происходит, или хотя бы посмотрел в окно.

— Крепко местные спят.

Подвернув подол своего наряда, Ляпис буквально скользила по земле и едва слышно говорила.

На ней изначально не было вещей, которые могли бы шуметь, но теперь не было ни звука шагов, ни шелеста одежды.

Рорен же сгибал колени, пытаясь не издавать звуков, но всё же шёл куда шумнее.

К тому же иногда звякали кинжал под курткой и меч на спине, идти так же бесшумно как Ляпис он не мог.

— Может стоило оставить меч.

С огромным весом меча на спине, Рорен был ограничен в движениях и издавал больше шума.

Оружие было необходимо, ведь без него он не мог сражаться, но в этот раз оно лишь мешало.

— Мне кажется, что ты слишком переживаешь. Не похоже, что они могут нас заметить.

Ляпис была права, люди даже не оглядывались, они шли дальше, смотря перед собой.

Рорену казалось необычным то, что они чётко шли в одном направлении по тёмным улицам.

Вокруг было так темно, что мужчине казалось, что без помощи Сены он бы постоянно во что-то врезался.

И было странно думать, что неподготовленные жители могли спокойно ходить вот так.

— Куда же они идут? — задался вопросом Рорен, но ни он, ни Ляпис ни знали города Суест.

Даже если бы и спросили, вряд ли бы им кто-то ответил, но Ляпис сказала:

— Похоже они движутся на запад.

— Ты поняла? — восхитился мужчина, а она указала на небо.

— Определила по расположению звёзд.

И правда, так тоже можно было ориентироваться.

Всего было не запомнить, но если знать расположение нескольких звёзд, то направление определить было возможно.

— Понятно. Ну и что же на западе этого города?

— Ничего особенного... — не особо уверенно Ляпис стала рыться в памяти.

Рорен испытал облегчение от того, что пусть жрица бога знаний впервые оказалась в этом городе, но кое-что уже узнала.

— Было что-то в том, что ты проверяла?

— Да. Помню, что там западные ворота и вход в канализацию.

— Ты это проверяла?

Рорен не стал спрашивать, зачем ей нужна была эта информация, но кое-что зацепилось в его голове.

— Вход в канализацию?

— Один из нескольких на окраинах города, используется для очистки и обслуживания. Сточные воды города собираются в канализации. Ведущий за пределы города западный выход в канализацию самый большой в городе.

— Подозрительное место.

Рорен подозревал, что странная группа направляется именно к канализации, но когда Ляпис услышала его слова, то насупилась.

— Неужели ты собрался войти в канализацию?

— Ну... Если они идут на запад, то там только выход за пределы города и канализация.

— Господин Рорен, ты меня слышал? Сточные воды города сходятся на западе, эта труба самая крупная, и ведёт она к реке за пределами города.

Рорен понял, что отражалось на лице Ляпис.

Там собиралась вся грязная вода города, и значит это место было самым грязным.

К тому же на Ляпис была белая одежда жрицы, не трудно было представить, что с ней будет, если она войдёт туда.

— Если так, я уже не смогу носить эту одежду...

Даже если повезёт, и она не испачкается, скорее всего вещи пропитаются сильной вонью, и её можно будет вывести лишь сильным моющим средством, иначе больше не носить.

То же относилось и к Рорену.

Если надо, мужчина не колеблясь войдёт внутрь, но хотелось бы, чтобы куртка, которая была в единственном экземпляре, и одежда не испачкались и не провоняли.

— Тут всё от ситуации зависит. Я и сам заходить туда не хочу.

— В таком случае твои худшие мысли станут реальностью...

Ляпис бессильно улыбнулась, но эти слова точно стали проклятием, группа ушла на запад, они направились к неприметному зданию без окон, которое стояло на расстоянии от остальных домов.

Увидев его, Рорена охватило нехорошее предчувствие, он спросил у Ляпис, на лице которой была кислая мина.

— Неужели это оно?

— Да, оно самое.

Они понимали, что реальность оказалась отвратительной, люди открыли тяжёлую металлическую дверь и вошли внутрь.

Наверняка оттуда выходил ужасный запах, но, заходя, люди вообще не переживали.

Когда вошли все, последние закрыли дверь, и вновь воцарилась тишина.

— Никого нет?

Раз группа ушла в канализацию, прятаться не было смысла, Рорен вышел из тени здания и направился к двери канализации.

Её только что открывали, потому вокруг пахло нечистотами, Ляпис обеими руками прикрыла лицо и последовала за Рореном, но оказавшись возле двери начала кашлять, не выдержав, она упёрлась лбом в спину мужчины и схватилась за него.

Терпя эту вонь, мужчина не удивился, что так и было.

Подобным образом пахло на поле боя, потому Рорен до определённой степени привык, но запах сточных вод со всего города был таким, что казалось, что нос больше не будет работать.

Если он задержится, запах впитается в одежду, точно таща Ляпис, он подошёл к двери и взялся за ручку.

— Потом обязательно помой руки.

— Могла и не говорить.

Рорену и самому не нравилась грязь и вонь.

Ручка двери не была грязной, но дело было в восприятии, и Рорен пообещал себе потом помыть руки.

— Так ты сможешь открыть дверь?

— Если не открою, мы не узнаем, что внутри.

— Если откроем, ничего хорошего нас не ждёт. И даже если откроем дверь, не знаем, что там. Канализация внизу, так что надо спускаться по лестнице.

Там прошло около десяти человек, но запах оттуда заставлял Ляпис кривиться.

Они не представляли, что будет, если откроют дверь, но если вернутся, ничего не выяснят о тех людях.

— Ляпис, ты можешь остаться. Запах там ведь невыносим.

— Это... Прости, в этот раз я воспользуюсь предложением.

Если подумать, её мать — повелитель демонов.

У неё было положение, сравнимое с королём человеческой страны, и Рорен не знал, воспринимает ли Ляпис себя так же, и было ли у демонов подобное понимание, но девушку можно было назвать принцессой.

Ничего странного, что она не могла вынести вонь из канализации, скорее уж Рорен был удивлён, что она вместе с ним подошла к двери.

Ляпис отступала, а Рорен, убедившись, что она отошла, открыла дверь.

Запах ощущался физически, мужчине хотелось сбежать отсюда, он толкнул дверь, и за ней оказалась лестница, и внизу виднелось просторное помещение.

Освещения здесь не было, но благодаря Сене он видел как днём, без особого желания, мужчина стал спускаться.

Двадцатью ступеньками ниже запах стал невыносимым, а ещё стало теплее, сдержав тошноту, он вышел на открытое пространство, где был водный путь.

В конце коридора был проход для людей, чтобы они могли заниматься чисткой, а дальше на запад уходила вода.

Взгляд Рорена был направлен на пузырящуюся вонючую жижу, думая, что дальше, он всматривался в туннель.

Люди ушли не так давно, если пойдёт дальше, то он должен увидеть спины тех людей, но Рорен смотрел в проход и никаких людей не видел.

И в противоположной стороне никого не было.

Думая о том, что упустить их он не мог, как бы ни вглядывался, никого разглядеть не мог.

— Неужели в грязную воду нырнули?

Группа была странной.

Такую вероятность отрицать было нельзя, но и проверить воду он не мог.

Не желая заходить туда, Рорен услышал голос Сены.

«Реакции жизни нет».

«Король безжизненных» мог ощущать жизнь.

Это была способность нежити, но она оказалась полезной.

То есть под водой никого не было, и проверять было ни к чему.

— Тогда куда они пошли?

«Ну... Есть много слабых реакций дальше, но это не размер людей. Однако если ты спросишь, что это, я затруднюсь ответить».

— Может крысы? Они же тут не редкость?

«Этого я не знаю».

Рорен думал, что там.

Мужчина думал пройти дальше по коридору, но желания совершенно не было.

К тому же при нём был огромный меч, но никакого снаряжения для поиска.

Идти дальше неподготовленным было опасно, потому не стоило тратить тут время, осматриваясь по сторонам, Рорен пошёл назад.

— Что-то мне не хочется исследовать это место...

Думая, что никто другой из группы не пошёл бы сюда, Рорен увидел на расстоянии от двери Ляпис с распылителем, который она неизвестно где прятала всё это время.

Он знал, что это были духи с цитрусовым запахом.

— Всё же воняет...

— Прости, господин Рорен, понимаю, что это грубо, но потерпи.

В канализации он провёл недолго, но успел провонять.

Виноватая Ляпис разбрызгивала духи, а Рорен, понимая, что ничего не поделаешь, скривился и терпел.