Глава 1: От спора к забытому

— Ах, господин Рорен. Вы по делу пришли? — за стойкой в гильдии сидела уже знакомая им работница Айви.

Она уже использовала его, потому Рорену не хотелось иметь с ней дел, но если бы он встал в к другому окну, то показал бы, что избегает её, потому он, дружелюбно улыбаясь, встал перед ней.

Попал Рорен к ней совершенно случайно.

Авантюристы стояли в очереди, и окна открывались и закрывались, потому мужчина и попал к ней, а сам думал, а не специально ли она подгадала для этого время.

В любом случае Рорен считал, что с ней стоит быть поосторожнее, и неизвестно знавшая или нет об этом Айви сейчас выглядела деловито и мило улыбалась.

— Хочу принять человека в свою группу.

— Ах. Неужели пришёл конец вашей комбинации?

Видя слегка поражённую Айви, Рорен нахмурился.

Почему их комбинации пришёл конец лишь потому, что к ним ещё кто-то присоединяется, мужчина не понял, но за него заговорила Ляпис:

— Если к нам присоединится ещё кто-то, это же означает конец нашей комбинации?

— Я же не перестаю считать тебя своей напарницей, — ответил Рорен, и Ляпис довольно улыбнулась.

Айви с завистью смотрела на них, а потом перевела взгляд на стоявшую позади Рорена Гулу.

— Это ваша новенькая?

— Да. Я Гула. Рада здравствовать.

— Госпожа Гула? — с лёгким подозрением переспросила Айви, Рорен уже начал думать, не заподозрила ли она чего, но, обдумав что-то, девушка положила на стойку лист бумаги.

— Тогда заполните. Вы умеете писать?

— Без проблем. Справлюсь, — кивнув, она взяла перо у Айви и начала старательно писать.

Рорен наблюдал, вспоминая, как он сам это делал, а Ляпис прошептала ему:

— Господин Рорен, ты тоже это делал?

— Ну а как же, раз я здесь зарегистрировался.

— Ну да, ты же умеешь писать.

Читать и писать — это целое искусство.

То есть обладали образованием для этого далеко не все, но Рорена обучили, когда он был наёмником, потому писал он без проблем.

Если не можешь прочитать и составить договор, то и не сможешь взяться за работу как наёмник, такого принципа придерживался их командир, но лишь покинув отряд, Рорен понял, что это не так уж и распространено.

— Для тебя это проблемой не было, да, Ляпис?

— Я ведь жрица, потому довольно образована.

— И вроде у Гулы проблем нет?

Рорен смотрел на женщину, вписывавшую своё имя, когда она стала писать свою фамилию, он тыкнул её в бок.

Она посмотрела на мужчину так, будто пыталась выяснить, что сделала не так, а Рорен тыкнул пальцем в строку имени, и она поняла, что стала подписываться как злое божество, улыбаясь, Гула перешла к следующей строке.

Надо было указать свой родной город, женщина подумала, и, приняв решение, занесла перо над бумагой, когда Рорен тихо спросил её:

— Что писать собралась?

— Откуда родом. Магическое королевство Нуна.

Они тихо перешёптывались, и когда Айви стала смотреть на них с подозрением, Рорен наступил Гуле на ногу так, чтобы никто не увидел.

Женщина прикрыла рот, чтобы не вскрикнуть от боли, а Рорен, мило улыбаясь, оттащил её от стойки и стукнул по голове ладонью, пока она пыталась что-то возразить.

— Ты что делаешь?

— Ты совсем дура? Неужели не понимаешь, что будет, если ты напишешь имя и родину?

— Ну так это же правда.

— Ещё раз дать? Так, чтобы даже обжорству хватило.

Теперь рука была сжата в кулак, а женщина смотрела на него так, будто не знала, что писать.

Хотя Рорен и сам мало что знал о географии.

Тут нужна была помощь Ляпис, на неё он и посмотрел, девушка вздохнула и стала что-то шептать Гуле на ухо.

И вот не слишком довольная словами Ляпис женщина вернулась к окну и стала писать.

— Я сказала, какое место рождения написать. Может место и подозрительное, но проверить всё равно не выйдет, потому всё в порядке, — сказала девушка, смотря на Гулу.

Раз она сама так говорит, значит всё в порядке, и всё же Рорену было любопытно, потому он спросил:

— Там ведь есть ещё возраст и профессия?

— Там я сказала писать наиболее логичное. А именно двадцать один год, маг.

Рорен подумал, что возраст выбран удачно, писала бы правду, там было бы неизвестно сколько сотен лет.

И конечно восемнадцать лет было бы немного слишком, но мужчину удивило то, что ей выдали больше двадцати.

— Между прочем когда я регистрировалась, указала восемнадцать лет.

— Довольно реалистично.

Как говорила Ляпис, демоны взрослеют так же, как и люди, хоть и живут куда дольше, потому вряд ли она сильно соврала.

А ещё Ляпис была признана жрицей бога знаний, то есть не врала.

— Жрецом стать так просто?

— Ну я же лучшая, — безразлично сказала она, хотя девушка и правда была такой, так что Рорен решил больше ничего об этом не говорить.

— А ты, господин Рорен? — она с интересом посмотрела на него, потому мужчина стал вспоминать, на что потребовалось время:

— Вроде двадцать два года, мечник.

— Тоже вполне реалистичная оценка.

Он сразу стал думать, будто написал немного неверно.

Возраст Рорен указал приблизительный, на самом деле он точно не знал, сколько ему лет.

Будучи сиротой, он попал в отряд наёмников, Рорен не знал, когда родился, потому и не мог узнать свой точный возраст.

Он просто указал цифру, которую он услышал от товарищей, и не знал, был ли он старше или младше.

Кстати, родиной он указал республику Потарию.

Рорен слышал от командира, что эта республика, находившаяся на севере континента, почти не взаимодействовала с другими странами и была практически изолированной.

Даже если попытаешься выяснить, всё равно не выйдет, потому люди и выбирали это место, если человек использовал эту страну, то прямо намекал, что с ним что-то не так, вот только Рорен не знал, откуда он, и даже если бы его допрашивали, он бы всё равно ничего бы не сказал.

— Гуле ты тоже Потарию назвала?

— Если сказать, что она с севера, то это ведь будет подозрительно.

Её живот и плечи были обнажены, так что о холоде она не переживала.

Каффа находилась на юго-западе и климат здесь был мягким, и с учётом внешнего вида, лучше было говорить, что она не любит холод.

— Может всё же раз она с севера, то ей здесь жарко?

— Я конечно и об этом думала, вот только как она на жару и холод реагирует?

Рорен попытался представить, как злое божество будет реагировать на изменение климата, вот только не получилось, и пришлось отбросить мысль.

В любом случае на ней открытая одежда, и даже если бы вокруг была метель, она бы стояла спокойно улыбаясь.

— Главное не вписывать давно уничтоженную страну.

— Согласна. Правда это не такая уж и важная информация.

В итоге они пришли к выводу, что писать она может почти всё, что захочет, а закончившая заполнять бумагу Гула сразу же вернулась к ним.

На груди раскачивался медный жетон, подтверждающий окончание регистрации.

— Жмоты в этой гильдии. Зная мою силу, могли бы хоть как и вам железный ранг выдать.

— Такие уж правила. Да и из тебя что медный, что железный ранг, всё едино, будто издёвка какая-то.

Если говорить о силе, то злое божество Гула скорее уж должна была получить высший ранг, если бы гильдия её проверила.

Вот только по правилам регистрируют всех, выдавая медный ранг, и исключений не бывает, так что ничего странного, что Гула после регистрации стала авантюристок медного ранга.

Хотя до неё было далеко и медному, и железному, и серебряному рангу, потому Рорен подумал, что не важно, откуда она начинает, вот только недовольство женщины никуда не пропадало.

— Я хотела быть на одном с вами уровне. А то будто я тут одна не у дел.

— Всё будет. Просто потерпи.

— Госпожа Гула, раз ты хочешь повысить ранг, значит собираешься действовать с нами? — Ляпис спросила очень даже недовольно, а Гула с улыбкой ответила:

— Пока смерть не разлучит нас, если можно?

— Довольно неприятно. Особенно при учёте расходов на пропитание, — холодно и беспощадно сказала девушка, а Гула с печалью посмотрела на неё, но Ляпис и правда была раздосадована этим.

Переживая, что они не поладят и будут доставлять проблемы, Рорен собрался уходить, а девушки собрались за ним, когда кое-что случилось.

— О?

— А, прости.

Гула, последовавшая за Рореном, столкнулась плечом с проходившим рядом авантюристом.

Женщина сразу же извинилась, но авантюрист посмотрел на неё, а заодно и на сопровождавших её Рорена и Ляпис, а потом ухмыльнулся.

Похоже неприятности нашли их сами.

Думая об этом, Рорен прикрыл лицо ладонью.

— Это она виновата. Понимаю, что поздно, но прости, — вздыхая, начал разговор Рорен, а мужчина, усмехнувшись, ответил:

— Понимаешь ведь, что простым извинением не отделаешься?

— Позволь спросить. Ты меня не знаешь? — на вопрос Рорена авантюрист с подозрением стал его рассматривать, а потом снова точно насмехаясь над ним улыбнулся:

— Не знаю. Какой-то неизвестный хмырь?

— Вот как, ну ясно.

Рорен особо и не надеялся, что кто-то его узнает.

Но раньше подобная ситуация уже была, и Рорен с Ляпис заставили противников сильно пожалеть, вот мужчина и рассчитывал, что теперь к ним будут относиться с большей опаской.

Если бы к ним было такое отношение, люди бы поняли, что лучше не лезть к тем, связанным с ними, и так бы получится избежать ненужных конфликтов, вот только ничего не вышло.

Рорен стал думать.

Кто сможет без проблем разрешить ситуацию с ухмыляющимся авантюристом?

Гула даже не рассматривалась.

Злое божество не могло нормально разрешить конфликт.

Это могла бы сделать Ляпис, вот только она с виду хрупкая, и к ней будут относиться предвзято.

Если уж надо изменить мнение оппонента, то надо учитывать и окружающих, потому придётся разбираться самому.

— Значит надо разобраться лично... — пробормотал Рорен и встал перед авантюристом.

Видя перед собой мужчину, противник под таким давлением отступил на несколько шагов от Гулы.

С виду Рорен был не таким уж и большим, но огромный меч на спине внушал уважение.

В основном у мужчины получалось запугать противников, но некоторое похоже были не чувствительными, потому не удивлялись и даже не боялись.

И сейчас противник понял, на что был способен Рорен, и мужчине не нравилось то, что противнику хватило сноровки, чтобы отступить.

Но раз он понял силу Рорена и отступил, значит поговорить с ним будет проще.

Однако авантюрист понял способности, но убегать не собирался.

И Рорен не понимал, храбрость это, или глупость.

Возможно он был довольно силён, но тогда бы не стал тратить время на авантюриста медного ранга.

Однако причина этого стала понятна.

Мужчина то и дело погладывал на Гулу.

Похоже он посмотрел на её внешний вид и раскачивающий медный жетон на груди и подошёл со своими грязными мотивами.

Рорен мог понять такой мотив, и всё же это было слишком отвратительно, мужчина думал было открыть рот, когда авантюрист внезапно исчез.

Причём это случилось так внезапно, что он подумал, уж не съела ли его Гула, посмотрел на неё, и женщина стала мотать головой, говоря, что она здесь ни при чём.

Пока Рорен думал, кто же заставил мужчину исчезнуть, его вернули в реальность голоса товарищей оппонента.

Посмотрев, Рорен увидел несколько поломанных столов и людей, напоминающих авантюристов.

Мужчина, который стоял перед ним, теперь был изогнут так, как точно не должен был, и наполовину вошёл в стену.

Случившееся так поразило его, что когда кто-то хлопнул мужчину по плечу, он дёрнулся.

— Уйди. Если не хочешь, чтобы с тобой такое же случилось, — голос был женским.

На его плече была прочная металлическая перчатка, окрашенная алым.

По голосу было ясно, что надо немедленно уступить ей дорогу, и хозяйка перчатки прошла мимо отступившего Рорена, даже не взглянув на него.

Мужчина посмотрел, кто же это была.

Шлема на девушке не было.

У неё были длинные рыжие волосы.

Глаза тоже были красными, как и губы притягивали своим алым цветом.

На теле была до странного открытая пластинчатая броня.

Одежда казалась излишне украшенной, но тут и там она была не прикрыта, и можно было увидеть её кожу.

Роста девушка была невысокого.

Где-то ростом с Ляпис, как считал Рорен.

— Чего? Жить надоело?

— Нет, просто не видел тебя раньше.

Ощутив взгляд, девушка в красном посмотрела на него.

По виду не скажешь, но ей хватило сил снести крепкого авантюриста, и чтобы с ним не случилось того же, стоило быть осторожным в выборе слов.

— Я здесь впервые, потому ты меня и не видел. Не будь у меня дела, я бы и не пришла, — с этими словами она собиралась уходить, но почему-то остановилась и с каким-то недовольством снова посмотрела на Рорена.

— Мы с тобой нигде не встречались?

— Не знаю. Я тебя вроде не помню.

Пока Рорен отвечал, она рассматривала его лицо, но похоже так ничего не вспомнила, девушка слегка покачала головой и отвела взгляд от мужчины, а когда собралась уходить ей преградила путь группа авантюристов.

— Эй! Это ведь ты сделала!

Их это не касалось, потому Рорен думал подтолкнуть Ляпис и Гулу, чтобы убраться отсюда.

Тот авантюрист сам полез к другим, и в итоге кто-то швырнул его так, что он проломил стену.

Он пострадал и теперь в группе появилась вакансия.

И раз людей не хватало, это вело к снижению силы группы и соответственно доходов.

И конечно же они захотели высказать всё сделавшей это девушке, вот только Рорен думал, что кое-что они всё же упустили, пока наблюдал, как шайка окружает рыжую девушку.

Этот противник был для них слишком неподходящим.

Как казалось Рорену, при том, что девушка силой заставила замолчать одного авантюриста в мгновение ока, то лучше бы не трогать её, но то ли окружавшие люди были дураками, не понимавшими, что из себя представляет рыжая, либо же предположили, что достаточно будет её окружить.

— Сами встали на пути. Если пострадаете, ваши проблемы, — ответ был однозначным, но в нём не было ни намёка на то, что она старалась кого-то переубедить.

Конечно же такие слова их не убедили, на лицах был гнев, некоторые даже вытащили оружие.

— Тут ты сама виновата. Он конечно получил по заслугам, но доводить до такого было ни к чему. Верно ведь? — предполагаемый лидер группы указал большим пальцем на всё ещё торчавшего из стены авантюриста, спрашивая рыжую девушку, но ответ был неожиданным:

— Просто не повезло. Вам, то, что встретили меня.

— Извиниться не хочешь? Тогда мы уже решим...

— Ни к чему. Чтобы я, Тисона, извинялась? Это слишком даже для шутки.

Рорен, наблюдая за рыжей девушкой и авантюристами, искал в голове воспоминания о Тисоне.

Он не помнил, чтобы они встречались где-то на заданиях, но были не исключены и другие варианты.

Мужчина пытался вспомнить, но процесс размышлений прервался.

— Если ты меня недооцениваешь, считай, что конец твоей карьере. Так просто я это не оставлю.

— Решил бросить вызов? Тогда готовься, что и сам можешь умереть, — говоря это, Тисона стояла на месте.

Насколько видел Рорен, броня на ней была хороша, но какого-то оружия он не заметил.

Мужчина даже подумал на миг, что она маг, то какой бы открытой броня ни была, он не видел в ней никакого смысла.

— Мы заставим тебя пожалеть!

После слов лидера окружившие её авантюристы выхватили оружие.

Рорен стал думать, что это уже не просто ссора авантюристов, а настоящий бой, он посчитал, что стоит в данном случае занять сторону бездействующей девушки, потому потянулся к мечу, но его остановила Ляпис.

— Эй?

— Думаю, нам стоит отойти.

— Я согласна с Ляпис. Эта женщина. Она точно опасна.

— Даже ты считаешь её опасной?

Рорен переполошился, а помолчавшая какое-то время Гула ответила:

— Поправлюсь, она с остринкой.

Уровень был значительно снижен, но раз в ней есть то, что привлекло внимание женщины, Рорен решил расслабиться, не лезть и отойти подальше, как и советовала Ляпис.

Авантюристы успели отступить, а те, кто не заметили этого сразу, тоже отошли, и теперь у находившейся в центре девушки было место для манёвров.

— Если хочешь извиниться...

— Нет. Хватит уже, нападайте. Сгорите и оставьте после себя лишь пепел. Так будет куда проще.

Тисона направила руку на лидера.

Её руку точно змея стал оплетать огонь, и Рорен наконец вспомнил её имя.

Рорен понял, что поздно собрался предложить убегать.

Сам он только слышал о ней, но лично никогда не видел, и всё не могло быстро уложиться в его голове.

И всё же Рорен не мог не крикнуть:

— Бегите!

Он не знал, поняли ли авантюристы перед Тисоной, что обращался он к ним.

Когда он вспомнил, кто она такая, то крикнул, подхватил Ляпис и побежал.

Следом последовала и Гула, а Тисона открыла рот:

— Сгорите. Прах к праху. Обратитесь пеплом.

Она точно напевала, а авантюристы перед ней загорелись.

Они даже вскрикнуть не успели, тела поглотило пламенем, не было ни дыма, ни запаха горящей плоти, хоть огонь и был сильным, он не перебросился ни на что вокруг, а просто потух, оставив после себя кучку пепла на полу.

После такого ужаса никто даже ничего не сказал, все смотрели на кучи пепла.

И сотворившая это Тисона опустила руку, осмотрелась вокруг и убедилась, что никто ничего не скажет, она выглядела спокойной, точно никого и не сжигала, а потом повернулась к отступившему с Ляпис Рорену.

— Ты знаешь меня?

Она приближалась, раздавались звуки её шагов, а Рорен не мог ничего ответить.

Он знал её, но лично не видел, это был первый раз, и он от шока потерял дар речи.

— Что это было? — поражённо спросила отступившая с мужчиной Гула, застывший Рорен наконец смогу выплюнуть слова:

— «Мечник адского пламени».

— Раз знаешь, значит мы коллеги? Мне тоже показалось, что я тебя знаю, так мы где-то встречались?

— Не знаю. Я вижу тебя впервые.

— Значит, на поле боя. Возможно я где-то заметила тебя мимоходом... Ты всегда используешь этот огромный меч? — Тисона бросила взгляд на большой меч за спиной Рорена.

Когда был наёмником, он использовал похожее оружие, но не этот чёрный меч, что у него сейчас, а обычный железный брус.

Когда Рорен стал авантюристом, он сломал старый меч, а новый купил по совету Ляпис, сам же мужчина стал думать над словами, что Тисона его видела, и ответил на вопрос девушки:

— Нет, я его недавно купил. Тот, которым я раньше пользовался... Сломался.

— Он ведь похож? Не меч, а здоровенный кусок железа был.

— Да, можно и так сказать.

Он думал о том, чтобы обмануть или уйти от ответа.

Но если она прознает, Рорен не представлял, что может сделать Тисона, потому предпочёл сказать честно, чтобы не рисковать.

— Вот как? Значит ты наёмник «рассекающий ветер»?

— Нет. Он из тех, кто в одиночку может переломит ход сражения, как и у тебя у него есть прозвище. А я не такой серьёзный наёмник.

Ляпис подумала, что у них такой разговор уж был, и всё ещё находясь в руке Рорена, она смотрела то на него, то на Тисону.

Рорен выглядел серьёзным, и было не похоже, что он соврал, а девушка согласно закивала.

— Всё же ты «рассекающий ветер»? И что здесь делаешь? Слышала, твой отряд уничтожен, неужели завязал с профессий наёмника?

— Говорю же, ты ошиблась. Конечно мой отряд был уничтожен, и я больше не наёмник. Но прозвища у меня нет, я был самым обычным наёмником.

Он отрицал, а Тисона смотрела так, будто всё понимала.

— Это, простите. Можно мне вмешаться? — понимая, что разговор не идёт, неуверенным голосом Ляпис, всё ещё находившаяся в руке Рорена, попробовала заговорить с Тисоной.

Наконец заметив её, девушка посмотрела на Ляпис, задумалась, а потом кивнула.

— Господин Рорен отрицает, что это он, так что я могу предположить, что здесь какое-то недопонимание.

— Вот как... Но он «рассекающий ветер». Это точно, — уверенно сказала она, и Ляпис подумала, уж не правда ли это.

Было не похоже, что Рорен что-то скрывал, но может он и сам не знал.

В любом случае Ляпис было что сказать сейчас:

— Они тоже достали оружия, потому я не могу никого винить, но убив их, ты навлекла на себя много проблем.

После слов Ляпис, щека Тисоны дёрнулась.

Рорен понял, что она действовала, не думая о последствиях, а сама девушка взглянула на кучку пепла, а потом пробормотала:

— Это плохо?

— Конечно кто-то может пострадать, если авантюристы устраивают потасовки... Я и сама успела подраться, но чтобы до убийства... А было ли такое?

— Я никого не убивал, вроде.

Рорен вспомнил, как швырял и давил людей.

Однако пусть они после этого становились недееспособны, но вроде никто не умер.

— Я-то не авантюристка.

Если она, как и сказал Рорен, «мечник адского пламени», то довольно известна, вот только это имя наёмницы, а не авантюристки.

Ляпис говорила о конфликтах между авантюристами, но никто не мог сказать, что будет, если в этот конфликт вмешать постороннего.

— Тогда могли бы вы проследовать со мной и поговорить немного? — внезапно в разговор вмешалась Айви.

Сотрудница гильдии продолжала улыбаться, хоть и переживая, она взяла Тисону за плечо сзади.

И хоть способная оказать достойная сопротивление девушка ничего не сделала, а точно застыла и смотрела на Рорена, моля о помощи, вот только он не хотел иметь дел ни с одной из них, потому просто отвёл взгляд в сторону.

— Проследуйте со мной во внутренние помещения. Много времени это не займёт. Мы быстро закончим, и больно не будет, просто пойдёмте со мной без сопротивления.

— Проследовать?! Эй, «рассекающий ветер»! Мы, наёмники, должны помогать друг другу! Эй, слышишь!

— Разве?

Хоть грубой силой Айви было не победить, она всё же уводила за собой Тисону, которая махала руками и ногами, желая получить помощь от Рорена, а Ляпис выглядела так, будто не хотела иметь с ней ничего общего.

А ответ самого мужчины был ужасно прямым:

— Ничего не знаю. Я уже говорил. Я не «рассекающий ветер», а о «мечнике адского пламени» знаю лишь слухи.

Ляпис казалось, что он не врёт и не уклоняется от ответа.

Она не могла утверждать, в чём правда, хотя было не важно, был ли Рорен известным наёмником, вместо того, чтобы выяснять это, куда важнее было сказать, что они не связаны с наёмницей Тисоной.

— Тогда притворимся, что ничего не видели, и будем искать работу, чтобы прокормить госпожу Гулу? Если она так и будет продолжать, мы совсем останемся без средств к существованию.

— Она уже столько сожрала... — поражённый Рорен уставился на смущённо чесавшую голову женщину.

— Ну, сам смотри. Я ведь долго ничего не ела, а потом столько странной еды было. А обычная еда такая вкусная...

— Я конечно могу это понять. Но может не будешь пытаться разорить нас?

— Тогда давайте подберём задание получше. И было бы идеально, если бы госпожа Гула выполнила всё сама.

— Ляпис, милая, ну чего ты так жестока...

Ляпис хотела, чтобы она обеспечивала себя сама, а Гула принялась подлизываться.

Разориться на пропитании для члена группы — звучало это и правда скверно, Рорен стал думать, какой же запрос им взять, а случай с Тисоной выветрился из его головы.

Но в итоге они не нашли ничего приемлемого, вернулись в гостиницу и решили попытать удачу на следующий день, и к этому времени Рорен уже забыл о Тисоне, которую Айви увела куда-то в гильдию.