Том 1    
Глава 4. Осколки разбитого сердца ранят страшнее клинка


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ricco88
31.07.2020 18:38
Спасибо.
lastic
30.07.2020 19:52
охохох
lastic
30.07.2020 19:52
Хооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооо
calm_one
26.12.2019 17:51
О, обновление. Наверное, ТЕПЕРЬ-то узнаем, как он её будет любить!
valvik
15.10.2019 22:13
Решил подождать до конца тома, и возник вопрос насколько он велик? Сколько глав в первом томе, может кто подсказать?
calm_one
14.10.2019 19:49
Спасибо.. Только вот... почему мне кажется, что самым интригующим завершением данной истории стало бы полное предательство Загана его рабыней?
calm_one
07.10.2019 23:21
It's alive! Ну что ж, гуд. :)
calm_one
24.08.2019 22:39
О, вот и продолжение :)
mortalkombat
20.07.2019 21:27
Хм, судя по аннотации, завязку точно с "невесты чародея" слизали...
valvik
17.07.2019 17:16
Спасибо за перевод. Интересное произведение
calm_one
17.07.2019 15:47
О, неплохая часть. Спасибо
calm_one
05.06.2019 00:09
Каждый раз, как читаю заглавие в обновлениях, сразу всплывает окончание одного анекдота:
"Молчать, господа гусары!"
damarkos
03.06.2019 12:16
Спасибо, что не забросили перевод. Приятное произведение.
nerex
23.02.2019 12:40
Благодарю за перевод
Sen
22.02.2019 00:45
Хей хей это вкусно! Grandy, Lucion_D спасибо вам ребята, это классная книга, хорошая работа. Рассчитываю, что будете переводить дальше.
denvirux
15.12.2018 18:25
Хотел почитать продолжение, а оно лицензировано на английском.
Печалька
NeXtasY
14.12.2018 16:20
дайте медаль автору за название первых двух глав
calm_one
13.12.2018 22:54
О, ребрайд... ребрендинг.
APFSDS
14.11.2018 00:49
Немножко кривоватый перевод - то что на рулейте лежит гораздо легче читается... а так произведение мне очень понравилось
calm_one
14.11.2018 00:01
Что если бы ОЯШ был супер-имбой и ему досталась супер-красотка?
«Оригинально», не правда ли?
Тем не менее подобная простота тоже иногда приятна к прочтению. Именно своей абсолютной ненапряжностью.

Отобразить дальше

Глава 4. Осколки разбитого сердца ранят страшнее клинка

Часть 1

Шастель и святые рыцари сбежали.

Трое сопровождающих девушку находились без сознания, поэтому Заган самолично выкинул их через дыру в барьере. Сама же девушка, по его мнению, могла справиться с остальным и сама.

— Я вовлекла кого-то лишнего в нашу разборку. Прости.

Девушка повторяла эти слова снова и снова.

После возвращения в замок Нефи принялась лечить раны Загана. Она выглядела привыкшей к такой работе, что весьма его удивило. Немного погодя, он начал задавать вопросы девушке, которая мастерски перевязывала раны.

— Нефи, я был уверен, что ты неспособна использовать магию, но как ты это сделала? — Нефи задрожала всем телом, будто бы её ударило током.

— Это не было… магией.

— В таком случае, что это было?

— Понимаете…

У Нефи упало настроение. На её лице это никак не отразилось, но вот кончики ушей опустились вниз, подтверждая истинное настроение.

Заметив это, Заган пожал плечами.

— Что же, в любом случае, мне не интересна та сила, — естественно, он не знал природу происхождения её силы и даже не осознавал, была ли это магия или нет, но в то же время в его голове зародилось множество вопросов. К примеру: раз она обладает такой силой, почему не сопротивлялась, будучи схваченной? Почему не разрушила ошейник? В конце концов, почему она не сбежала от Загана?

Одно он знал наверняка, что от такого его отношение к Нефи точно не изменится… это то, что Заган хотел сказать ей, но…

Твою ж налево! Если так говорить, то не будет казаться, что мне попросту на неё плевать?!

Понятно, что формулировка, которой он воспользовался, неверно выражала его мысли. Увидев опустившиеся плечи Нефи, Заган поспешил исправиться.

— Ты — Нефи, и ничто не сможет изменить этого. Неважно, какой силой ты обладаешь, в моих глазах всегда останешься таковой.

Я сделал это! Он понимал, что его слова, скорее всего, трудно понять, но, услышав это, Нефи уставилась на Загана взглядом полного удивления.

— Спасибо вам… огромное, — её опущенные ушки подскочили и задрожали.

По какой-то причине он заметил, будто бы Нефи почувствовала небольшое облегчение после его слов. Хотя вопрос о том, правильно ли были услышаны слова Загана, всё ещё оставался открытым.

Пока они разговаривали, Нефи закончила с перевязкой ран. Заган всё ещё чувствовал боль, но, в конце концов, хотя бы мог пошевелить рукой. Благодаря этому он всё ещё мог без проблем выполнять свою работу по дому. В какой-то мере Заган даже мог вытерпеть ещё одно сражение.

Если бы не сила священного меча, он бы уже залечил все раны, но забота и первая помощь, полученные от Нефи, были превосходны.

— М-м-м… не плохо. Отлично постаралась.

— …Нет. В конце концов, это случилось из-за меня…

Заган был уверен, что Нефи поблагодарит его за такую похвалу, но вместо этого она опустила голову из-за чувства стыда.

В такие моменты он действительно желал найти человека, которого сможет обучить магии, и о том, что нужно говорить в такие моменты. Заган даже серьёзно подумывал вырезать язык Барбароса и пересадить его себе.

Он размышлял аккуратно, что, казалось, его мозги могли расплавиться. В конце концов, Заган наконец-то решил выдавить из себя пару слов.

— Эм-м… тебе… было страшно?

— Вы… мне? — и вопреки ожиданиям, на её лице читалось неподдельное удивление.

Заган чувствовал, что затронул больную для Нефи тему.

— Хозяин… разве я… вас не пугаю?

— Чем же?

Чего такого страшного я должен был испугаться?

Когда Заган, сказав это, наклонил голову набок, Нефи украдкой посмотрела ему в лицо, но сразу же опустила взгляд.

Нефи что-то пробормотала про себя, собираясь с силами, чтобы сказать это.

— Чем?.. Но ведь… эта сила…

— Ах, да. Я никогда не видел такой силы. Если честно, меня это даже немного заинтересовало, — скорее всего, Маркозис купил её именно из-за этой силы.

Как только Заган договорил, Нефи с любопытством спросила.

— И это… всё?

— Хм? Я уверен, что уже говорил тебе, что не стану держать Нефи как лабораторную крысу.

— Я… помню эти слова, но это не то, чего хотела бы… — видимо, она наконец поверила в него.

Заган был бесконечно рад, но всё же недоумение Нефи только возрастало.

Она зачесала свои белоснежные волосы назад и заговорила.

— Эта сила… не магия… её называют «колдовство».

— Колдовство? — Заган уже наслышан о нём.

В отличии от магии, строящейся на логике и чётких принципах, колдовство воплощалось из желаний колдуна и было настолько могущественным, что поговаривают, оно могло воскрешать мёртвых.

Это чудо, что превосходило человеческое сознание.

Он никогда даже желать не мог увидеть эту силу своими собственными глазами, и теперь смотрел на Нефи с явным ожиданием чего-то сверх паранормального.

— Так оно и в правду существует… и что, все эльфы могут пользоваться колдовством?

Услышав его слова, Нефи понурила голову.

— Нет. Всё потому, что я… проклятый ребёнок, — Нефи повторила те слова, что колебалась сказать при их первой встрече. Заган неподвижно уставился на неё в ожидании продолжения. — У меня есть… странная сила. Да, это та сила, что не должна существовать. Ребёнок с белыми волосами, обладающий такой силой, никогда не должен рождаться… Поэтому…

Во время того, как она говорила, в чистых, лазурных глазах не отображалось ни единой эмоции. Ни одной слезинки не скатилось с её глаз.

Ты — не человек. Тебе не позволено иметь собственное мнение. Тебе не дозволено даже иметь чего-либо своего. Она видела лица людей, кто говорил ей такие слова перед глазами.

А она через многое прошла, ведь так?..

И вновь Заган не знал, что можно сказать ей в такой ситуации, и Нефи, не выражающая каких-либо эмоций, прямо как кукла продолжила свой рассказ.

— Когда на нашу деревню напали люди, меня попросили вновь воспользоваться своей силой, но…

Нефи побледнела и начала раскаиваться.

— Пришло время отплатить нам за дозволение жить… Когда я услышала это, у меня в голове что-то щелкнуло, — продолжала она говорить дрожащим голосом. — Я даже не попыталась сопротивляться… и была схвачена людьми. Думала, что, таким образом… отомстила всей деревне.

На самом деле в глазах Загана любой бы предал деревню при первой же возможности. Не понятно, с чего эти люди посчитали, что Нефи сломя голову побежит их защищать? Видимо, они были слишком глупы.

— Все убегали… с ужасом в глазах. На самом деле люди взяли в плен всего пару эльфов, а всех остальных разрубили мечом или сожгли магией. Я уверена, ни один не смог сбежать с поля битвы. В конце концов, даже трупы эльфов приносят пользу, не так ли? — уголки её губ приподнялись, формируя улыбку. — Наблюдая за этой сценой, в голове у меня крутилась лишь одна фраза: «Они заслуживали этого».

Её голос вновь дрожал.

— Я омерзительна, не так ли? Я… стояла и смотрела, как все из моей деревни погибали, проклиная меня. Самое страшное — в глубине сердца я смеялась. «В этот раз… ваша очередь страдать».

Закончив свой рассказ, её лицо вновь приняло апатичное состояние.

— После всего, что произошло, поняла, насколько я омерзительна, и просто смеялась, наблюдая, как погибают мои соплеменники.

Выдох вырвался из губ Загана.

Теперь стало понятно, как она потеряла способность выражать эмоции…

Из-за ненависти к самой себе она запретила себе демонстрировать эмоции.

Однако, несмотря на это, Заган посчитал, что это в очередной раз доказывает её нравственность.

Рассказав всё без утайки, Нефи скатилась по стене на пол.

— Прошу прощения… Я… отвратительна, не так ли?

— С чего бы вдруг? — Заган склонил голову набок, будто бы он на самом деле находил её вопрос странным. Нефи быстро заморгала, не веря своим ушам.

— Э-эм, что? Нет, я имела в виду…

— Это ведь даже более чем нормальные действия, не так ли? Если бы на твоём месте был я, тогда бы своими же руками поубивал каждого в деревне. А ты была достаточно добра, чтобы не замарать свои руки, и подарить этим эльфам более безболезненную смерть, чем она могла бы быть.

Заган не блефовал.

Нет, он на самом деле так бы и поступил. Он убил бы даже милую молодую девушку, как Шастель, если пришлось бы. Ему незачем жалеть тех, кто пытался навредить ему. Найти причины сохранить их жалкие жизни… даже это казалось Загану очень сложным. Он уверен, что порубил бы каждого с улыбкой на лице. А если это были бы такие же эльфы, что и из деревни Нефи, в качестве бонуса прилагались бы и пытки.

Нефи сбилась с толку.

— Это… правда?

— Да. Когда говорила с тем чёртовым святым рыцарем, ты и вправду была пугающей. Раз способна на такое, значит разобраться со всеми эльфами из деревни не составило особого труда, — говоря это, Заган указал пальцем в её сторону. — В любом случае, Нефи, скорее всего ты кое-что поняла неправильно.

— Р-разве?

— Да. Ты думаешь о «колдовстве» как о чём-то злом, но нет хорошей и плохой, когда речь идёт о силе. Знаешь ли идиота, который может сказать, к чему из этого относится меч? Я бы сказал: злой ты или добрый, определяют только твои поступки.

Перевозбудившись от энергии, исходящей от речи Загана, Нефи энергично кивнула. Хотя кончики её ушей всё ещё были опущены.

— Но мне кажется… то, что я сделала… непростительно.

— Кто должен тебя простить?

— Все… из деревни.

— Разве они не мертвы? Забудь о них. Уже нет смысла думать о них.

С хлопком Нефи раскрыла рот.

— Ты меня слышишь, Нефи? Человек не сможет выжить, если будет делать лишь добро. Если у тебя есть сила, пользуйся ей и выживай. А если не станешь, ты просто бесполезная мёртвая масса.

Догадавшись о настоящем значении этих слов, Нефи положила руку себе на грудь.

— Мне правда можно… быть сильной?

— Позволь тебя спросить: иметь силу, это плохо? Неужели быть сильным это злодеяние?

— Это… — Нефи не могла ответить, так что Заган аккуратно, словно отец, прервал её.

— В любом случае, большинство людей считают меня злом во плоти.

— …Что?

В ответ шокированной девушке, Заган заговорил так, словно вновь ностальгировал о прошлом.

— Не помню, кто это был, но она сказала мне, что я тот, кто способен сделать всё что угодно сам, и никогда не способен понять её чувства. Что сильный никогда не поймёт слабого.

Если он правильно помнил, это была жалкая, но всё ещё милая молодая девушка, что сбежала от напавших бандитов, и потерялась в лесу Загана, попавшись в одну из стоящих там ловушек.

Это произошло в тот период времени, когда он только начинал увеличивать свою магическую силу. Заган был одинок, и поэтому одним из его мотивов являлось желание подружиться с этой девушкой после того, как он спас её. Но самое главное, что он был готов помочь нуждающемуся несмотря ни на что.

Заган уничтожил бандитов и вытащил её из ловушки, но всё, что Заган получил взамен, это:

— Неужели слабые не имеют права на жизнь?! Неужели тебе настолько приятно кичиться своей силой?

Заган пожалел о том, что спас её. И в то же время он чувствовал тошноту от одного вида убегающей девушки.

Вспоминая об этом сейчас, Заган понимает, что ей просто нужно было выпустить свою злость и страх на волю. И, всё же, после этого инцидента Заган стал относиться к незнакомым с ещё большим недоверием.

Жалость и доброта — это ничто иное, как яд, что портит людей. И поэтому девушка, выросшая в теплоте и радости слабых, не могла принять такое равнодушие.

Спасение людей не имеет никакого смысла, кроме как самоуничтожения.

Я никогда… не захочу понимать чувства слабых.

— Это очевидно. Я стал сильным потому что не хотел быть похожим на неё.

Слабый тащит за собой всех остальных.

Надеяться в момент нужды, что кто-то тебя спасёт, — глупо.

Полагаться на кого-то во времена, когда даже родители бросают своих детей, то же самое, что попросить кого-то использовать тебя. Поэтому Заган лихорадочно развивался и становился только сильнее.

Хотя на конце пути меня всё же ничего не ожидало.

После долгих годов поиска новой силы он осознал, что люди не заслуживают его доверия.

Слышать, как Загана звали всемогущим, было приятно, но в то же время эти слова ничего не стоили. Главное, что он смог поверить в самого себя.

Если эта сила поможет мне выжить, я с радостью приму её.

Заган смеялся над самим собой.

Хоть и говорю так, но стоило Нефи почувствовать себя немного грустной, как я сразу же растерял всю свою хладнокровность.

Даже он находил этот факт забавным. Несмотря на все те годы, на протяжении которых он старался избегать людей, Заган не мог поспорить, что стоящую перед его глазами девушку мог описать лишь словом «очаровательна».

Выплёвывая речи о бесполезности любви, он сам любил кого-то всем сердцем.

Это был его первый опыт в романтике.

Хоть он и знал о том, что эти чувства погубят Загана, всё равно жаждал их принять.

Сейчас ему еле удавалось связывать пару слов.

— Поэтому, Нефи, не волнуйся о мнении чужих людей, — касаясь щеки Нефи своей рукой, не зная, что он должен был сказать, Заган вложил все свои чувства в слова. — Так что… не делай такое лицо. Я ведь уже говорил… ты нужна мне, не так ли?

Что-то заблестело в глазах Нефи, когда она услышала его. Вместе с этим её тонкие пальчики сжали руку Загана.

— Мне правда можно… остаться здесь?

— Конечно. Ты готовила мне прекрасную еду. Я уже не могу представить жизни без тебя.

Он не знал, правильно ли сейчас было говорить о еде, но как только Заган произнёс эти слова, понял, что это сейчас не важно.

Слёзы каплями скатывались по щекам Нефи.

— Н-Нефи?

*Шмыг…

Нефи прильнула к груди Загана и начала рыдать.

— Ува-а-а-а-а-а.

Заган ничего не говорил. Он просто поднял руку и гладил Нефи по голове до того момента, как её слёзы полностью не высохли.

После того, как Нефи пришла в себя, она опустила голову, и принялась мять свой передник.

— Эм, я показала вам… нечто смущающее.

— Ничего страшного. Это первый раз, когда ты так много говорила со мной, Нефи, — кончики ушей девушки покраснели.

— Хозяин, это прозвучало грубо.

Нефи покосилась на руку Загана. На ту, которую он гладил её минуту назад.

— Хозяин, ваша рука… больше не болит?

— Хм? Теперь, после того, как ты сказала это… — прежде чем он осознал, Заган перестал чувствовать боль.

Не похоже, что он потерял чувствительность, так почему? Как только Заган отвернулся, Нефи взялась за его руку.

— Хозяин, прошу меня простить… — сказав это, она начала развязывать бинты с его руки.

Как только она закончила, что же она увидела? Рана, от которой всё ещё оставались кровавые следи, исчезла без следа.

Увидев это, даже Заган распахнул глаза от удивления.

— Нефи, это твоих рук дело?

— Я не уверена… но… скорее всего, — возможно, она даже не заметила этого, ведь залечила его раны совершено случайно.

Во время того, как жители издевались над ней, идея о использовании своей силы для лечения совсем не приходила её на ум.

— Удивительно.

Видимо, колдовство способно перебороть даже силу святого меча.

— Это невероятно.

— Это… так?

— Да, спасибо тебе, Нефи.

Её глаза широко раскрылись.

— Что-то не так?

— Хозяин, вы впервые… сказали мне «спасибо».

До этого момента я ни разу не говорил ей такой простой фразы, как «спасибо»?

И это несмотря на то, что Нефи всё время заботилась о Загане и его замке.

— Прости меня за это.

— Всё же я принадлежу вам, Хозяин, — её голос показывал, что она пребывала в хорошем расположении духа.

Чувство одиночества, что наполняло Загана всю жизнь, теперь сошло на нет.

Часть 2

Полночь. Если память ему не изменяла, в прошлом в это время Заган с головой погружался в свои исследования, но теперь он в это время ложится спать. Из-за того, что Нефи придерживалась нормального режима сна, парень, дабы угодить ей, тоже стал ложиться вовремя.

Опёршись локтем о трон, Заган потихоньку проигрывал битву с усталостью. Нежданно-негаданно раздался стук в дверь.

— Нефи? Что привело тебя в такой час?

Обычно она уже час как сладко спит. Возможно, её мучала жажда, но это первый раз, когда Нефи проделала весь путь из своей комнаты в тронный зал, когда за окном была темень.

Как только она вошла, Заган увидел на ней белую пижаму, что подтверждало тот факт, что Нефи недавно легла спать. От вида девушки, несущей в руках мягкую на вид подушку, у него перехватило дыхание.

Всё ещё сжимая её в руках, Нефи открыла рот и сказала:

— Эм, Хозяин…

— Хм? — видя, как Нефи нервничает, Заган невольно выпрямился.

Спустя небольшую паузу она пересилила себя и сказала:

— Не позволите ли Вы… мне… сегодня поспать с вами? — в этот раз не то что уши, всё её лицо покраснело.

Лицо Загана в свою очередь напряглось.

Я — мужчина, а Нефи — женщина, а значит предложение поспать вместе означает!.. Заган сглотнул накопившуюся во рту слюну.

Он мужчина. Желание «испортить» настолько прекрасную девушку проскакивало в его голове. Но если бы Заган позволил себе хоть раз навредить Нефи, то никогда бы не себя простил. И из-за этого он сдерживал свои желания как можно сильнее.

Нефи сама предложила себя?! Однако, учитывая ту возможность, с которой он мог неправильно услышать, или ту возможность, что Нефи случайно произнесла не то, чего хотела на самом деле, Заган переспросил:

— Нефи, ты ведь понимаешь, о чём говоришь?

— …Да, — видимо, она тоже немного нервничала. И со слезами, скатывающихся с глаз, она проговорила, — в замке… есть лишь одна кровать.

Еле сдерживаясь, чтобы не закричать от радости, Заган наклонил голову набок.

Хм? Стоп, что-то не сходится… На самом деле, если говорить о нормальной кровати в замке, единственное, что приходит на ум, — это кровать в комнате Нефи. Все остальные были либо слишком грязными, чтобы ими пользоваться, либо стёрты в пыль, и Нефи приложила все усилия, чтобы разобраться с ними.

Конечно, он был не против мысли об «обнимашках» на одной кровати вместе с ней, но что-то подсказывало ему о неверной интерпретации мыслей Нефи.

Раздумывая об этом на протяжении нескольких секунд, Заган осознал лишь одну вещь: парень не способен понять суть вопроса самостоятельно и из-за этого решил снова уточнить слова Нефи:

— В-в каком смысле?..

Видимо Нефи поняла, что сказанные ею слова он мог понять неправильно, и, прикусив губу, начала заново разъяснять смысл своего предложения.

— Хозяин, вы ведь всегда спите на троне.

— Это верно подмечено.

— Я посчитала, что отдыхать в положении лёжа было бы более… удобно?

В любом случае, даже если он и хотел прилечь где-нибудь, в замке была лишь одна кровать. Другими словами… Хм? Так её слова не имели ничего общего с тем, что я себе напридумывал? Видя сконфуженное лицо Загана, Нефи продолжила:

— Ну… почему бы нам… не поспать… вместе?.. — её лицо было настолько красным, что, казалось, могло в любую секунду загореться.

Заган был уверен, что его выражение лица в данный момент нисколь не лучше.

Чёрт подери, насколько же она невинна… То есть с самого начала Нефи не говорила ни о каких «обнимашках в одной постели». Она на самом деле просто желала разделить с ним кровать, ведь её Хозяину могло быть неудобно. И Заган всё ещё немного жалел о несбыточности его предыдущих мыслей.

Его чувство похоти, насколько сильно он хотел «соединиться» с Нефи воедино, возвышалось над всеми остальными чувствами. И в конце Загана ждал такой облом.

— Послушай, Нефи. Я был бы рад принять твоё предложение, но эта комната является чем-то вроде сердца всего замка. Если в него кто-то вломится, последней линией обороны станет именно это помещение, ведь именно здесь находиться сердце барьеров.

Заган чувствовал, как из его глаз хотели выйти наружу кровавые слёзы. И всё же сказанное им являлось правдой.

Эти грёбанные Святые Рыцари вломились сюда сегодня днём, так что я должен быть настороже. Обычно он бы не стал так напрягаться, но сейчас его охватывало чувство ответственности.

Зачастую, после удачной защиты от вторжения человек будет отдыхать, так что воспользоваться этой брешью в защите было бы весьма логично. И поэтому Заган считал своим долгом быть в тронном зале, чтобы в случае опасности принять мгновенные решения.

Нефи кивнула, будто бы ожидала такого ответа.

— Я знала… что вы так скажете… так что, — Нефи села на ковёр и распростёрла руки. — Пожалуйста, не стесняйтесь и… воспользуйтесь моими коленями.

Лежать на коленях? Такого исхода событий Заган вовсе не ожидал. Тем более заметив, что она принесла с собой подушку, он мог догадаться о её намерении остаться здесь на всю ночь. Заган мог поклясться, что был готов встать и умереть от радости.

Видя, что он не мог самостоятельно принять решение, Нефи помахала руками, чтобы подозвать его к себе. Видимо, чтобы проговорить такое, она была слишком смущенна, поэтому просто пыталась как можно быстрее подманить Загана жестами.

Я не имею права отказаться от такого предложения!.. Ему хотелось ещё немного понаблюдать за Нефи, сидящей на ковре и подзывающей его, но всё же он встал с трона.

— Х-хорошо. Тогда… я могу на тебя рассчитывать? — Колеблясь, он распластался по ковру, доверив свою голову бёдрам Нефи.

Это был ковёр, предназначенный для того, чтобы по нему ходить в грязной обуви, но Нефи так тщательно его вычищала, что теперь он был даже мягче, чем какое-нибудь одеяло. А из-за теплоты, что исходило от её тела, странное чувство спокойствия подавило его похоть.

Нефи неподвижно наблюдала за ним с того момента, как его голова коснулась колен девушки.

— Вам… удобно?

— Д-да… спасибо.

Лицо Нефи заслонилось её огромной грудью, так что, посмотрев наверх, Заган не мог увидеть ничего, кроме них. Он действительно не знал, куда направить свой взор.

Внезапно Нефи начала неловко поглаживать голову Загана. Взгляд его «гулял» ещё сильнее из-за ощущения щекотки и комфорта. И, как бы восстанавливая самообладание, Заган, прочистив горло, заговорил:

— И всё же, к чему такая внезапность?

Такой ответ сбил её с толку. Она начала шептать:

— Хозяин, даже после того, как вы узнали… о моём колдовстве… вы сказали мне, что волноваться не о чем, и что я могу остаться с вами. Поэтому хотела как-нибудь… показать вам свою… признательность, — выражать такую мягкость и такие эмоции было впервой для Нефи.

Оставаясь на полу, Заган протянул свою ладонь к её щеке.

— Ты всегда мне усердно помогаешь… На самом деле тебе не нужно было так формально выказывать свою благодарность.

— …Поняла, — Нефи, сбитая с толку, кивнула.

И тут Заган вспомнил, что собирался сказать ей кое-что важное, но из-за вторжения Святых Рыцарей он так и не нашёл нужного момента.

— Эй, Нефи.

— Да?

Заган заговорил после того, как Нефи опустила вниз свою голову.

— Ты не хочешь попробовать… научиться магии?

Нефи дважды моргнула, и после её глаза распахнулись в удивлении.

— Я… научиться магии?

— Да. Я уверен, что у тебя есть к ней талант. К тому же ты не могла контролировать то «колдовство», ведь так?

В данный момент она не могла пользоваться магией из-за ошейника, запечатывающего её ману. В то же время она спокойно могла пользоваться колдовством, даже не снимая его.

Если бы Заган не остановил её тогда, от Святых Рыцарей не осталось бы и мокрого места. К тому же она смогла вылечить его раны. Если Нефи научиться лучше контролировать свою силу, возможно дорастёт до того уровня, чтобы ранить Загана.

— Твоя сила имеет иную структуру, так что банальное изучение магии, возможно, не поможет тебе научиться контролировать колдовство. Однако ты должна быть способна хотя бы защитить саму себя.

Заган встретил некоторые трудности, но всё ещё не бросил решения избавить Нефи от ошейника. Поэтому он желал подготовить Нефи к тому дню, когда её силы окажутся на свободе.

И тут, как бы показывая недоумение, глаза Нефи затрепетали.

— Я действительно смогу… совладать с магией?

— Ты сможешь. Нефи, ты обязательно превзойдешь даже меня.

На самом деле эльфы являлись расой, которая содержала в себе более могучую ману. Учитывая это, Нефи даже могла бы наметиться на трон Архидемона.

Она крепко сжала свою грудь руками.

— Я правда смогу научиться тому… где смогу быть полезной для вас, Хозяин?

— Ты уже… более чем полезна для меня.

Заган имел в виду не только её помощь с дневной рутиной. Понемногу он учился выражать всё больше эмоций, и с каждым днём они встречались лицом к лицу, попутно беседуя друг с другом. Заган был уверен, что благодаря Нефи в его груди зародилось что-то, чего сам не смог бы заполучить.

— Стану ли я… такой же, как вы, Хозяин?

— Эм… в плане силы, так? Если возможно, всё, кроме неё, я бы хотел, чтобы в тебе осталось только твоё.

Он на самом деле желал обучать её магии, но ей было немного проблематично равняться на злодея, вроде него. Заган от всего сердца желал узнать больше о том, что она чувствует Нефи, но так же сильно желал, чтобы она оставалась такой же.

— Я правда смогу… помочь вам?

— Ты ведь защитила меня от этих чёртовых Святых Рыцарей, не так ли?

Он думал, что быть защищённым девушкой — это жалко, но в то же время был действительно счастлив.

После небольших раздумий, ушки Нефи подскочили и задрожали.

— Я согласна. Хозяин, ради вас я начну изучать магию.

Я бы хотел, что бы ты изучала магию ради себя, но всё же… Однако достичь того момента, чтобы она сама ставила себе какие-либо цели и имела амбиции — это большой шаг вперёд.

Заган ответил ей радостным тоном:

— Тогда, Нефи, с этого момента ты моя ученица.

— Да, Хозяин, — её лицо уже сияло от счастья.

Ученица, да?.. До того момента, как я произнёс это, даже не мог поверить, что такое однажды произойдёт. Сама мысль о передачи всех накопленных знаний и опыта кому-либо, никогда не приходила ему в голову.

В то же время он безоговорочно хотел передать все знания Нефи.

Они какое-то время просто сидели молча. Только Заган, Нефи и тишина.

Спустя довольно длинный период молчания, Нефи внезапно заговорила успокаивающим тоном голоса:

— Эм, Хозяин.

— Что такое, Нефи?

— О сегодняшнем вечере…

Под вечером Нефи скорее всего имела в виду время, когда они отбились от рыцарей, где она залечивала раны Загана.

— Хозяин, вы говорили: «Кто может делать то, что ему угодно, никогда не может понять слабых».

— Да, припоминаю. А что?

Это случилось, когда Нефи раскрыла ему свой секрет.

Эта была довольно грустная история о прошлом, но всё, чего добивался Заган, — это дать Нефи осознать, что ей не нужно волноваться о взглядах и разговорах других людей.

В ответ она аккуратно и нежно погладила Загана по голове.

— Хозяин, вы говорили об этом так, словно это ничего не значило, но на самом деле, Хозяин, вам ведь было больнее, не так ли?

Услышав её слова, Заган раскрыл глаза от удивления.

— С чего ты… это взяла?

Снежно-белые волосы Нефи затрепетали после того, как она качнула головой.

— Я сама не знаю, но… — будто бы чувствуя эту боль, она сжала свою грудь. — В тот момент вы выглядели ужасающе грустным.

Нефи легла рядом с ним и пыталась обнять его. Нежные локоны легли на лицо Загана, лицо которого непреднамеренно покраснело.

— Э-эй …

Ни на секунду не задумываясь о словах Загана, Нефи продолжила:

— Хозяин вовсе не злой. Даже если вы и говорите такими словами, я никогда не забуду… насколько вы были добры ко мне.

Даже осознавая, насколько жалок, он был уверен, что мог расплакаться в любой момент, услышав её слова. Его голос задрожал, и Заган мог позволить себе лишь короткий ответ.

— …Понятно.

Даже не смотря на его состояние, ушки Нефи радостно задрожали, и, кивнув, она продолжила:

— Я рада.

Сердцебиение Нефи ощущалась через её грудь, которая прижалась к его лицу. Может быть из-за нервов или из-за какой-то иной эмоции, но звук был очень быстрым.

Заган чувствовал, как его замороженное сердце потихоньку тает, и чувство это заставило его потерять все силы.

— Нефи.

— Да, Хозяин?

Он просто хотел назвать её по имени. У него не было слов, которые он хотел бы произнести.

— Такие вещи… они ведь… не плохи?

— …Вовсе нет, — Нефи, как всегда, легонько кивнула.

На самом деле, даже если бы он попросил её тела, она бы не отказала. Но всё же, лежать на мягких коленях было слишком приятно и успокаивающе, чтобы даже думать о подобных вещах.

Заган уснул раньше, чем это заметил. Он уже давно не чувствовал себя так умиротворённо.

Часть 3

— Какого черта? Я прибежал сюда, как только узнал, что на тебя напали святые рыцари, но на тебе не единой царапины!

На следующий день в тронном зале.

Тем, кто преодолел чужой защитный барьер и вторгся в замок, был Барбарос.

Минула неделя с тех пор, как он в последний раз виделся с ним, но его поведение ничуть не изменилось.

Заган махнул рукой, будто находя это раздражающим. Честно говоря, Барбарос никогда не показывался, когда он действительно был нужен, и являлся просто помехой, придя уже слишком поздно. Потому Загана это рассердило.

— Будто меня это заботит. Это их вина, что они оказались такими слабаками, верно?

— Слабаками? Что ты несёшь? Я слышал, что они даже послали кого-то со святым мечом!

— Святым мечом? Ох, теперь припоминаю, было такое.

Он говорил о Шастель. Положа руку на сердце, о ней Заган вспомнил только из-за скрытых способностей Нефи. Более того, хоть Шастель и являлась святым рыцарем, не выказывала к Загану никаких враждебных намерений. Если бы она действительно стала более серьезной, тогда бы, вероятнее всего, находилась в состоянии сражаться ровно на том же уровне, что и парень. Вот почему Заган не воспринимал её за своего врага.

— Ого, даже Дева Священного меча не была для тебя серьезным противником?

— Нет, на самом деле она была достаточно сильной. Ведь все же ей удалось разрушить несколько защитных барьеров, — и, поскольку Заган еще не закончил их восстановление, ему нужно поскорее закончить этот разговор.

Однако, когда он подумал об этом, без его ведома к ним в комнату вошла Нефи с подносом на руках, на котором лежали испеченные сладости вместе с двумя чашками чая.

Разложив все на столик, она вежливо поклонилась обеим персонам.

— Прошу прощения. Пожалуйста, вот молоко, а тут сахар. Используйте их по своему вкусу, — рот Барбароса открылся, наблюдая за такой картиной.

— Э-эй, это… разве не тот эльф? Или я ошибаюсь?

— Нет, не ошибаешься. Она та девушка с аукциона.

— Ты всё ещё не использовал её как жертву? Или в обмен на продление своей жизни заставил прислуживать тебе? Как мило. У тебя хороший вкус.

Нефи схватилась за мантию Загана, словно испуганная мыслями Барбароса.

— Не сравнивай себя со мной. Нефи… ну… вроде как моя ученица.

Лицо Барбароса перекосилось. Он закричал, явно не находясь в том состоянии, чтобы поверить в его слова.

— Какого чёрта? Ученица? Ты только что сказал ученица? Ты сказал ученица, да? Вроде школы, где ты обучаешь кого-то другого своей магии, так ведь? ТЫ?

— А разве мне нельзя? — Заган словно проигнорировал слова своего нежеланного друга, будто бы найдя это отвратительным.

Но, с другой стороны было трудно сказать, что он купил Нефи лишь потому, что влюбился в неё с первого взгляда. Немного поразмыслив над этим, в голове он нашел хорошее оправдание, которое, как ему казалось, подходило лучше всего.

— Есть такая магия, которую даже я не смогу применить в одиночку. Нефи определенно будет мне полезна.

Заган говорил о ней, будто она снова являлась для него инструментом, но на самом деле он хотел лишь похвалить ее.

Даже обладая такой магией, своими силами я не смогу ее заполучить, — в итоге, простое счастье, которое он получил, будучи вместе с Нефи, являлась одной из таких вещей.

Похоже, девушка уже привыкла к такой речи Загана. И потом она изящно поправила подол своей юбки, опустив вместе с этим свою голову.

— Для меня большая честь.

И, словно опешив, Барбарос ударился лбом об стол.

— Черт, кажется, я начинаю понимать… Ничто недосягаемо, если рядом с тобой эльф… Черт, я бы сам никогда не додумался…

Заган осознавал, что на его лицо опустилась тень, когда он услышал, как Барбарос говорит о Нефи как о каком-то оружии. Конечно же, он сам сообщил ему об этом, но это вовсе не означает, что каждый мог говорить о ней в подобном ключе.

После недолго размышления на лице Барбароса появилось удивление, будто бы найдя в своей голове любопытную мысль.

— Не может быть… Только не говори мне, что ты сокрушил всех святых рыцарей при помощи ее силы?

— Ну, Нефи определенно внесла и свою роль.

Одного из святых рыцарей одолела как раз таки Нефи. Поэтому было бы неправильно заявить, что воспользовался только лишь её силами.

Затем со сложным выражением лица Барбарос пробормотал:

— Значит эти разрушения около входа в замок произошли из-за нее?

Оглядываясь в прошлое, Заган понял, что никогда не убирал последствия силы Нефи. Судя по всему, Барбарос, вероятно, уже заметил масштаб ее магии. И, видимо, это свидетельствовало о том, что в теле Нефи заключалась отличная от магии сила.

Смотря на лицо Загана, ища в нем подтверждения своим домыслам, Барбарос прокричал.

— Ты… ты серьезно хочешь получить звание Архидемона?

Услышав это, Заган наконец-таки вспомнил, что он вместе с Барбаросом являлись кандидатами на пост Архидемона Маркозиса. Честно говоря, сейчас его голова забита одной лишь Нефи, поэтому он не обдумывал эту мысль в течении последних нескольких дней.

Причиной тому являлось то, что у Загана наконец-то появился кто-то, кого он желал больше всего, нежели чем статус.

Я не против стать и Архидемоном, пока могу держаться за то, чего действительно желаю…

Его мысли не были похожи на то, что его голова была полностью забита Нефи и что он потерял всякий интерес стать Архидемоном, а наоборот, Заган, скорее всего, был тем, кто больше всего походил на этот титул.

На самом деле, он не хотел иметь такой статус, но что-то определенно его тянуло к нему… очевидно…

Будет ли статус Архидемона держать других магов как можно дальше от Нефи? Ведь она стала его ученицей? Если был он получил этот титул, она стала бы одной из его учеников, да и помимо этого станет причиной его существования.

Независимо от того, насколько уверены в себе маги, скорее всего, не нашлось бы таких идиотов, которые бы сразились с ним за право быть Архидемоном. Вот почему Заган ответил, яростно рассмеявшись.

— Есть ли причина, почему я не должен им стать?

Честно говоря, на нынешнем этапе он не думал, что его выберут.

Не то чтобы Заган сомневался в своих способностях, но хорошо знал, что будет сложно обвинить других магов, которые живут несколько сотен лет, когда ему самому было всего восемнадцать.

Он начал идти по пути мага десять лет назад, когда как другие уже оттачивали свои навыки на протяжении нескольких столетий. Независимо от того, как он боролся с теми учениями, которые остальные получили со временем вместе с их накопленным опытом, у него не имелось шансов на победу.

Но пока продолжаю дышать, я буду стремиться стать следующим Архидемоном.

Новых Архидемонов не так часто короновали, но он полагал, что на то есть шансы, если он проживет еще сотню лет.

Заган взял чашку чая в свою руку. Насладившись освежающим ароматом, он поднес её к губам. Заган не знал, что это был чай, но у него был элегантный запах. Он хорошо подходил к свежевыпеченным сладостям.

— М-м-м… Очень хороший вкус.

— Я рада слышать от вас столь замечательные слова, Хозяин.

Барбарос уставился на них, будто бы для него это стало сюрпризом.

— Заган, скажи мне, что я не прав, дружище — ты ведь не взял ее под свою опеку, так ведь?

— Разве так странно лелеять свою ученицу?

Когда Заган ответил, он понял, что слово «ученица» было как раз кстати. Его любовь, которую пытался объяснить Барбаросу, была испорчена одним словом.

Однако тот громко рассмеялся.

— Хе-хе… Понятно. Вот значит как? Даже у тебя остались человеческие черты. Чудак.

— Заткнись.

Сделав очередной глоток чая, Барбарос оставил их.

— Что, уже уходишь?

— Да. Я хотел бы напомнить тебе, что ни за что не уступлю тебе титул Архидемона. Кроме того, у меня появились неотложные дела.

Барбарос ушел, оставив Загана, который наклонил голову набок.

— И ради чего этот парень сюда приходил?..

Изумленно вздыхая, Нефи с любопытством заговорила с ним.

— Разве он вам не друг?

— Ага, не в этой жизни. Друзья приносят одни лишь проблемы, поэтому их нужно выбирать.

— Но Хозяин, вы, кажется, веселились.

— Правда?

— Правда.

Он не хотел этого признавать, но Нефи убедительно кивнула.

Разве разговаривать с этим парнем… весело? — он думал, что это какая-то глупость. У Нефи явно появились не те мысли, но по какой-то причине Заган не смог полностью опровергнуть ее слова. Возможно, он попросту не осознавал, что она его уже благословила таким другом.

Смывая подобную идею одним глотком чая, Заган встал.

— А теперь самое время начать восстанавливать барьеры, которые сломали проклятые святые рыцари. Нефи, ты должна мне помочь. Думай об этом как об уроке. Я начну с основ для создания магического круга.

— Да, Хозяин, — ответила она.

Время, которое он теперь проводил не в одиночестве, вопреки его ожиданиям, имело довольно приятное послевкусие.

Часть 4

Прошло полтора месяца с того дня, как Заган купил Нефи.

В течение этого времени она усердно изучала основы магии. Если бы не ошейник, Нефи бы уже достигла высокого уровня и могла бы владеть достаточно хорошими навыками.

Что касается её мистицизма, похоже, овладеть этой силой всё ещё не удалось. Помимо всего прочего, также оказалось, что скрытые способности Нефи не является всесильными, поскольку у них есть множество ограничений. У Загана возникло впечатление, что получить эту силу обычными способами просто невозможно. Однако он считал, что его жизнь вместе с Нефи была благополучной.

Недавно Заган получил приглашения от всех Архидемонов.

Ну и что на сей раз они хотят от меня?

Когда он пошёл на встречу к ним, он увидел двенадцать тёмных личностей. У каждого было скрыто лицо, и каждый сидел в тени. Поэтому Заган не мог даже различить их лица.

Но, вероятно, это не имело никакого смысла. Мана, которая исходила от них и которую ощущал Заган, была полностью иной, что позволило ему понять истинную причину его прихода.

Какого чёрта…

Внезапно пот прошиб его лоб. Да, хоть они просто смотрели на него, но они выглядели устрашающе. От одного лишь их вида Заган чуть ли не дрожал. Казалось, что сам воздух превратился во тьму, которая окружила его. У него скрутило живот, и ему даже стоять стало трудно.

Действительно ли они были такими же смертными, как он? Это был не тот страх, который ощущала лягушка, когда на неё смотрит змея. Скорее, это было похоже на лягушку, уже проглоченную змеёй.

Двенадцать Архидемонов… собрались здесь, в этом месте.

Именно они встречали магов на другом конце зала. Можно было войти в их обитель, а можно было просто сгнить до того, как ступишь на их территорию. Это были единственных два варианта, которые ожидали магов.

И наконец-то один из Архидемонов открыл рот.

— Так это ты, Заган, — раздался женский голос.

— До меня доходили слухи, что он был молодым, но чтобы ребёнком… Серьёзно, — и за ним последовал другой голос.

— Интересно. Получается, что ты самый молодой маг в истории, верно?

Все Архидемоны уставились на Загана, а потом начали смеяться.

Ему не нравилось, когда его высмеивали. Конечно, все они являлись магами, которые заслуживали уважения, но у него не было свободного времени, чтобы просто развлекать кучку стариков.

Если я быстро с этим не покончу, я не успею на завтрак, который приготовила Нефи.

Нефи ожидала его прибытия в одиночестве, а он стоял напротив людей, на которых ему было совершенно наплевать.

Хоть барьер замка и был восстановлен, но он был недостаточно прочным, чтобы остановить атаку Святых рыцарей вместе со Священным мечом или каким-нибудь заклинанием на уровне Барбароса. Пока мистицизм Нефи неподвластен ей, он редко держится за стенами замка.

Вот почему Заган нагло высказался.

— Вы вызвали меня, чтобы просто понаблюдать за странным животным? Если вы закончили, я бы хотел уйти отсюда.

Он сделал безрассудное замечание людям гораздо более высокого титула, чем у него. Заган мог пожалеть, что его оставили в живых. Однако Архидемоны просто перешептались между собой, и, казалось, остались довольными его высказыванием.

— Как невежливо с нашей стороны.

— Даже для нас такой колдун, как ты, в новинку. Просим у вас прощения за нашу любознательность.

— Должен заметить, что ты — смелый маг. Говорить с нами таким тоном, да и в таком месте.

После того, как несколько смеющихся голосов заговорили с ним, один женщина-Архидемон, которая казалась лидером, взяла на себя ответственность.

— Я перейду прямо к делу.

Хитрый тон голоса заставил ощутить Загана, будто бы его сердце зажали в тиски.

Выстояв эту боль, он уставился на нее, которая сидела прямо перед ним, и потом, сделав шаг вперёд, она же шокирующе сказала:

— Маг Заган, ты станешь нашим тринадцатым верным другом. Мы посчитали тебя достойным носить титул Архидемона.

В ответ на такое внезапное объявление Заган замер.

Мне не послышалось? Они сделают меня… Архидемоном?

Вместо радости на него нахлынуло сомнение.

Прежде чем Заган раскрыл рот, позади Архидемонов возвысился огромный сияющий герб.

Нет, это вовсе не был свет. Это была мана, исходившая от странного на вид предмета. Его создали из необычайно высокого количества маны. Просто смотря на него, колени Загана задрожали. Эта магия была невероятно могущественная. И затем он почувствовал ту же силу, что и от символа двенадцати Архидемонов.

Спустя некоторое мгновение с ним заговорил лидер.

— Это знамя Архидемона, которое принадлежало Маркозису. Абсолютно каждый новый Архидемон должен унаследовать его, чтобы присоединиться к нам.

Заган сглотнул.

Так значит титул Архидемона не просто какой-то фантастический титул, да?

Унаследовать знамя — это также означало унаследовать и власть, и тогда обычный маг не мог бы сравниться по силе с Архидемоном. Причина, по которой у всех магов не было бы другого выбора, кроме как подчиниться указам сильнейшего. Такая вот была иерархия.

Несмотря на это, Заган понял, что это была не шутка и что действительно может стать Архидемоном.

У него перехватило дыхание. С пересохшим горлом Заган спросил:

— Я… стану Архидемоном?

— Ты не рад этому?

— Не совсем, но я сбит с толку. Получается, что нет более могущественных магов, чем я?

К примеру, Барбарос. Даже маги, которых он видел на аукционе, где была им приобретена Нефи, были старше него, и все они обладали огромными знаниями и силой. Однако у Загана даже не имелось фамилии.

— Мне понятны твои мысли, Заган. Твоя сила ещё не настолько хороша, чтобы можно было назвать её могущественной.

Но всё же Архидемоны продолжали говорить.

— Несмотря на это, нет таких магов, которые могут убить тебя.

Глубоко в своей голове Заган рассердился.

Значит, они видят мои козыри? Его сила была такой, какой они её описали.

— Первый маг, которого ты убил, был Андрас, и он носил прозвище «Обида», верно?

Так звали мага, который планировал принести Загана как жертву.

— Он не обладал огромной силой, но вовсе не являлся слабым магом.

— Даже если бы он был слабаком, он не был бы настолько недееспособным, чтобы умереть от обычного ребёнка, которому было на тот момент восемь лет.

— Но ты убил его и присвоил себе его знания.

Это были воспоминания о зависти. И всё же Архидемоны превозносили его, будто бы он совершил огромный подвиг.

— До того момента у тебя даже не было ни единой возможности прикоснуться к магии.

— Единственный раз, когда ты своими глазами увидел магию… Это тогда, когда Андрас выстрелил в тебя.

— И понял её в тот момент, когда убил мага, который носил имя, верно? — словно произнеся это с любовью, одна из тёмных фигур возвысила голос.

— Ты… научился магии, увидев её один раз, — добавила другая тёмная фигура.

— Нет. Тогда-то ты понял устройство магии.

— Вот почему в тот момент ты создал уникальную магию.

У Загана имелась только одно заклинание, принадлежавшая только ему. Он вовсе не украл её у Андраса, и она не была чем-то, что изучал из магии прошлого.

Никто другой не мог её повторить — заклинание, которое принадлежала только ему. Она была первой. Это была та самая сила, которая убила Андраса.

— Магия, которая внушает страх. И ко всему прочему…

— Отвратительный талант, — прошептали двенадцать тёмных фигур, словно хваля его.

— То есть, если ты решил украсть, никто не сможет остановить тебя.

— То есть, если ты решил убить, никто не сможет выжить.

— Если бы ты желал их силы, всем магам пришлось бы предложить тебе всё, что у них есть.

— Воистину… Имя Архидемона достойно тебя… Сила тирана, конечно же.

Пока они продолжали восхвалять его, Заган слышал в их голосах странную убеждённость, будто бы они говорили «Хоть и не подходишь для нас» на протяжении всего времени.

И затем, словно выдвинув перед ним этот факт, они продолжили:

— Впрочем, это может показаться противоречивым, как и твои силы, однако ты всё ещё слаб.

— Но ты обладаешь таким сильным талантом, что кажешься противоречивым.

— Талант — это возможность.

— Однажды ты станешь сильнейшим магом в истории.

— Вот почему мы решили сделать тебя, слабый, Архидемоном.

— Всё ради достижения новых вершин мудрости.

— Всё ради достижения истинных предназначений магии.

На этом закончился хор Архидемонов. Заган был поглощён словами тёмных фигур.

В итоге, словно отметая всё это, он снова посмотрел на них.

— Если бы всё было так, как вы говорите, разве это не значит, что я мог бы украсть вашу мудрость прямо здесь и сейчас?

Конечно же Заган не был настолько глупым, чтобы бросить им вызов, но всё же спросил их, словно хотел удостовериться, действительно ли они были сильными.

Словно ожидая его вопроса, Архидемоны рассмеялись.

— Конечно же.

— Ты ведь потеряешь гораздо больше, чем выиграешь, от присвоения нашей мудрости, так?

У Загана скрутило живот. Если они уже многое узнали обо мне, очевидно, они знают и о Нефи, верно?

Присвоить себе их мудрость — значит противостоять двенадцати могущественным силам. Даже если он как-то превзойдет их, тогда они возьмут кого-нибудь в заложники. И правда в том, что результат этот останется неизменным, даже если бы они с Нефи не встретились.

Все, кто противостоял им, были сокрушены. Даже Архидемон, возможно, не смог бы убить Загана, он бы оставил его в живых. И у Загана не было никакого способа, чтобы убить Архидемона.

В итоге, что и ожидалось, результат был один — разрушение. И тогда Заган понял, что он сделал.

Я… втянул Нефи в такую опасную ситуацию?

И затем главный заговорил вновь:

— Мы не слышим твой ответ.

— …Но есть ещё одна вещь, которую я хочу. Ответ зависит от того, получу ли я ее.

— Ха-ха-ха, твоя алчность меня заинтересовала. Расскажи мне о ней.

Заган выразил своё желания словами, и тёмные фигуры переглянулись между собой, будто бы нашли это странным.

— Очень хорошо. Ты можешь делать, что хочешь с наследием Маркозиса.

— Вы сдались… довольно быстро.

— Разве мы не обговаривали это ранее? Если ты решил присвоить чужую мудрость, никто не сможет помешать тебе.

То, что Заган хотел получить от них, легко оказалась у него на руках. Это было довольно разочаровывающе, но он всё равно кинул.

— Тогда я с благодарностью стану Архидемоном.

Главная тёмная фигура заговорила, когда он закончил.

— Мы приветствуем нашего нового заклятого друга.

Заган не ожидал, что ему начнут аплодировать.

Они говорили вовсе не так, будто собрались на очередное собрание, поэтому у него была противоречивая реакция. И, наоборот, он чувствовал себя ещё более неловко, словно нечеловеческие монстры пытались подражать людям.

От этого волнение в нем только нарастало, его сжатый кулак покрылся потом. Тем не менее, когда он освободился от их властного давления, Заган хладнокровно задал вопрос, совершенно не связанный с текущей ситуацией.

— Есть ещё один момент… Я бы хотел узнать у вас: вы знаете человека, который применяет магию, снимая свежую кожу?

Одна из тёмных фигур сразу ответила.

— Скорее всего, это «Маньяк, сдирающий лица». Бесполезный маг. Я слышал, что ты положил конец его жизни?

Это определённо был тот маг.

— Был ли он достаточно сильным магом? То есть достаточным для того, чтобы сломать барьер другого мага.

— Вероятно, для него это было невозможно. Он являлся отличным шпионом, но полным слабаком, когда дело касается барьеров.

Услышав этот ответ, Заган тут же помрачнел.

Другими словами, у того парня был сообщник.

И его группа, кто прорвался через барьер Замка. Таким образом, он уже знал об истинной личности сообщника. Заган ещё раз осознал, что у магов не было надежды на спасение.

Тёмная фигура перед ним наклонила голову набок.

— Это не тот человек, о котором тебе нужно переживать.

— Да, всё именно так, как вы и говорите. Я просто спросил. Прошу, забудьте об этом.

И после ещё одна тёмная фигура с пониманием кивнула.

— Мы кое-что забыли.

— О чём?

— У тебя нет второго имени. Это не очень удобно.

— Да. Когда ты упомянул, я этого не сделал.

Дать имя такому человеку, вероятно, было беспрецедентно.

— Однако, по поводу твоего имени уже всё решено, верно?

— Так и есть. Кажется, Маркозис уже решил.

И Заган неожиданно стал Архидемоном.

***

— С возращением, Хозяин.

Нефи встретила Загана, когда он вернулся в замок. Как и всегда, выражение ее лица было обычным, не выражающим ни единой эмоции, однако её ушки задрожали. Это заставило его подумать, что она с нетерпением ждала его.

— Обед готов. Я приготовила тушёное мясо ягнёнка ещё вечером.

— Д-да, спасибо…

Когда она относилась к нему так доброжелательно, в Загане появлялось чувство вины.

Нефи… уже втянута.

Во время инцидента в эльфийской деревне Нефи ничего не сделала, и потому она никого не убила. И когда на них напали Святые Рыцари, Заган остановил её, пока не стало слишком поздно. Но Заган был другим. На самом деле он прекрасно понимал, каким был несколькими минутами ранее.

Таинственные Архидемоны. Каждый маг искал себе власть и престиж. Обладать таким статусом для них считалось конечной целью. И теперь Заган находился в их рядах. Он уже стал Архидемоном.

Стоя рядом с ним, Нефи втянулась в их мир. Она глубоко погрузилась в эту грязную тьму, где не было ни единого светлого пятнышка.

Прямо сейчас она всё ещё может одуматься.

Для Загана уже было слишком поздно, но у неё есть светлое будущее.

— Хозяин? Что-то случилось?

Когда Заган опустил на неё взгляд, она с беспокойством посмотрела на него. Её ушки, которые несколько секундами ранее дрожали, уныло опустились вниз. Было понятно, что она сочувствует Загану.

Разве это нормально — тащить такую невинную девушку за собой в темноту?

На её шее висел громоздкий рабский ошейник. Это был символ, который говорил, что она собственность Загана.

Если бы не он, тогда бы Нефи была свободной.

Если бы не этот ошейник, наверняка бы каждый принял её как за простого человека. На самом деле Кианид, наверно, был бы хорошим местом для Нефи. В конце концов, жители этого города тепло приняли такого мага, как Заган. И, если что-то и произойдет, он сможет своевременно ее защитить.

Сперва Нефи будет сбита с толку, но она постепенно раскроет своё сердце другим, если её тепло встретят. Ей удалось приспособиться к такому человеку, как Заган, так что с обычными жителями будет всё значительно проще.

Обдумав свой план, Заган вытащил ключ из сумки.

— Нефи, я стал Архидемоном.

— Архи… демоном?

— Король среди магов. Высшая власть, которой должны подчиняться все остальные маги.

После недлительного удивления, она, уставившись на него, сложила руки и кивнула.

— Поздравляю, Хозяин.

Выражения её лица было таким же, как и всегда, но Заган всё ещё чувствовал, что она поздравляет его от чистого сердца. И именно поэтому боль в его груди только усилилась. Хотя он ещё ничего не сделал.

Заган продолжил говорить. Голос его дрожал с такой силой, словно готово было разорвать его душу.

— Мне достался он от другого мага, Маркозиса. Нефи, это тот маг, который схватил тебя.

И ключ в его правой руке также являлся частью собственности Маркозиса. Вот что потребовал Заган от двенадцати Архидемонов.

— Нефи, не двигайся, — сказал Заган, вставляя ключ в замочную скважину. И со слабым щелчком железный ошейник рассыпался на мельчайшие кусочки.

— Что?

Нефи уставилась на землю, где лежали частички ошейника. На её лице появилось удивленно выражение.

— Х-Хозяин, это…

Когда она начала плакать, Заган кивнул.

— Да. Как Архидемону ты мне больше не нужна, Нефи. Убирайся, — сурово заявил Заган девушке, которую считал самой прекрасной.

Долгое сожительство двух смущённых индивидов внезапно закончилось.