Том 1    
Глава 5. От Архидемона ждут решительных действий


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ricco88
31.07.2020 18:38
Спасибо.
lastic
30.07.2020 19:52
охохох
lastic
30.07.2020 19:52
Хооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооо
calm_one
26.12.2019 17:51
О, обновление. Наверное, ТЕПЕРЬ-то узнаем, как он её будет любить!
valvik
15.10.2019 22:13
Решил подождать до конца тома, и возник вопрос насколько он велик? Сколько глав в первом томе, может кто подсказать?
calm_one
14.10.2019 19:49
Спасибо.. Только вот... почему мне кажется, что самым интригующим завершением данной истории стало бы полное предательство Загана его рабыней?
calm_one
07.10.2019 23:21
It's alive! Ну что ж, гуд. :)
calm_one
24.08.2019 22:39
О, вот и продолжение :)
mortalkombat
20.07.2019 21:27
Хм, судя по аннотации, завязку точно с "невесты чародея" слизали...
valvik
17.07.2019 17:16
Спасибо за перевод. Интересное произведение
calm_one
17.07.2019 15:47
О, неплохая часть. Спасибо
calm_one
05.06.2019 00:09
Каждый раз, как читаю заглавие в обновлениях, сразу всплывает окончание одного анекдота:
"Молчать, господа гусары!"
damarkos
03.06.2019 12:16
Спасибо, что не забросили перевод. Приятное произведение.
nerex
23.02.2019 12:40
Благодарю за перевод
Sen
22.02.2019 00:45
Хей хей это вкусно! Grandy, Lucion_D спасибо вам ребята, это классная книга, хорошая работа. Рассчитываю, что будете переводить дальше.
denvirux
15.12.2018 18:25
Хотел почитать продолжение, а оно лицензировано на английском.
Печалька
NeXtasY
14.12.2018 16:20
дайте медаль автору за название первых двух глав
calm_one
13.12.2018 22:54
О, ребрайд... ребрендинг.
APFSDS
14.11.2018 00:49
Немножко кривоватый перевод - то что на рулейте лежит гораздо легче читается... а так произведение мне очень понравилось
calm_one
14.11.2018 00:01
Что если бы ОЯШ был супер-имбой и ему досталась супер-красотка?
«Оригинально», не правда ли?
Тем не менее подобная простота тоже иногда приятна к прочтению. Именно своей абсолютной ненапряжностью.

Отобразить дальше

Глава 5. От Архидемона ждут решительных действий

Прежде чем осознала, Нефи очутилась на краю города, сидя перед заброшенным домом.

Как… я здесь оказалась…? Голова не могла ясно рассуждать, а мысли были словно в тумане.

Место, однако, выглядело знакомо. По всей видимости, это был Кианид — город, в котором она впервые гуляла с Заганом, а также место, которое она регулярно посещала для покупки различных ингредиентов и прочей мелочи.

Прежде всего, что могло заставить ее прийти сюда? Нефи стала припоминать, что готовила обед для мастера Загана

Интересно, съел ли он его?

Это был ее дебют в готовке — тушеное мясо, на которое ее неразговорчивый хозяин взирал с удивлением и восторгом.

Она хотела еще раз увидеть это выражение его лица. Значит, нужно скорее возвращаться.

Как только эта мысль пришла ей в голову, Нефи осознала, что держит в руке какую-то вещь. Это был фрагмент ошейника, разорванного на части. Потрогав шею, она поняла, что ошейника на ней больше нет.

«Выгнал меня…» — эта мысль выдрала почву из-под ее ног.

Она почувствовала, что сердце начинает уходить в пятки. Или она просто начала сходить с ума.

Мысли путались. Даже если он сказал это… Он позволит остаться…

Впервые в жизни с ней обращались и разговаривали как с личностью. Более того, он дал ей жилье и одежду, а самое главное — причину жить.

Заган говорил, что нуждается в ней, что не против ее общества. Нефи считала, что нашла место, которое можно назвать домом.

И все же…

Нефи опустила лицо на колени и свернулась калачиком.

Разве слезы не должны течь при таких обстоятельствах? Вся ситуация казалась нереальной, и, возможно, из-за этого она не спешила тонуть в своем горе.

Ей казалось, что стоит закрыть глаза и лечь спать, как она вновь очутится в замке.

Увы, разум подсказывал, что это не сон, а раз так, то пора столкнуться с реальностью лицом к лицу.

Несмотря на это, голова отказывалась работать как положено. И в этот момент Нефи услышала голос.

— Ты же… тогда, у замка…? Слуга мага Загана, верно? — Нефи не помнила этого голоса.

Подняв голову, Нефи увидела стоящую перед ней девушку, облаченную в освященные доспехи Святого рыцарства. За спиной девушки висел двуручный меч.

И хотя Нефи не распознала ее голос, внешность девушки была до боли знакомой, поэтому она продолжила рассматривать девушку-рыцаря изучающим взглядом. Спустя немного времени, Нефи вспомнила, как и где ей довелось с ней встретиться.

«Она сражалась с Хозяином?» — это был один из Святых рыцарей, напавших на Загана в лесу.

Вспомнив об этом, Нефи также отметила, что эта девушка была единственной из рыцарей, кто не понес серьезных ранений в той битве.

— Нефи, ты слышишь? Держись подальше от этих проклятых Святых рыцарей, — в свое время говорил ей Заган.

Он рассказывал ей о том, что Святые рыцари — естественные враги магов, о том, насколько они опасны и как яро они отправляют на казнь и объявляют грешниками всех, кто хоть как-то связан с магами. Он также объяснил, как опасно для Нефи привлекать их внимание, дабы она по возможности их сторонилась.

К несчастью, ее наставник больше не был с ней. Как все могло закончиться таким образом? Ответа на этот вопрос у нее не было.

— Ты… убьешь меня, да? — пробормотала Нефи голосом человека, утратившего волю к жизни.

Вполне вероятно, что эта девушка также была свидетелем необыкновенных способностей Нефи. Она ни на секунду не сомневалась, что люди, заклеймившие Загана, человека необычайной доброты, воплощением зла, ни за что не оставят ее в живых.

Ошейника, блокирующего использование магии, на ней больше не было. Если учитывать возможность использовать магию, наличие знаний о ней, полученных от Загана, а также ее врожденные способности, она могла бы сразиться с девушкой-рыцарем. Увы, причин сражаться за свою жизнь у нее не было.

Без Хозяина мне незачем жить. Умереть здесь и сейчас будет не так уж и плохо…

К удивлению Нефи, девушка-рыцарь в панике начала трясти руками.

— Стой! П-подожди! Это недоразумение. Я не собиралась причинять тебе вред!

— Нет…? Разве Святые рыцари не убивают магов? А я… слуга моего Хозяина, его ученица. В любом случае… Я готова. Убей меня, я не стану сопротивляться.

— С-с-стоп! Хватит обращаться ко мне так, будто я какой-то головорез!

— А я ошибаюсь? — с безучастием спросила Нефи.

— Ошибаешься! — почему-то на глазах девушки-рыцаря начали выступать слезы.

Разговор начал набирать оборот и, прежде чем они осознали, вокруг них образовалась толпа.

Толпа начала перешептываться.

— Что случилось? Разве там не Нефи сидит?

— Святой рыцарь… Неужели они решили наложить свои лапы на Нефи за то, что она прислуживает тому магу?

— Кто-нибудь ей поможет? Похоже, она совсем поникла.

Создавалось впечатление, что все негодование толпы было направлено на Святого рыцаря.

— У-успокойтесь, все совсем не так как выглядит! — казалось бы, под напором толпы, девушка начала уменьшаться в размерах.

Внезапно кому-то надоело оставаться бездействующим зрителем — из толпы людей выпрыгнул человек.

— Эй! Нефи, ты в порядке? Что случилось? — тем, кто пришел на помощь, оказалась молодая девушка с крыльями. Продавщица одежды, подбиравшая ей наряд. Ее Нефи помнила хорошо.

— Мануэла… — с непониманием в голосе воскликнула Нефи.

После событий в магазине одежды две девушки не раз пересекались в городе и общались. Во время таких разговоров Мануэла любила давать советы в выборе одежды. Ночная сорочка, которую Нефи носила в замке, также была выбрана Мануэлой.

Увидев лицо Нефи, Мануэла лишилась дара речи.

— Ч-что случилось? Что она с тобой сделала? Ты ранена? Где твой Хозяин? — после череды этих вопросов лицо Нефи стало еще более измученным. Мануэла начала впадать в панику, как если бы перед ней находился раненый человек, с ног до головы покрытый кровью.

— Все… в порядке. Со мной все… в порядке.

— С тобой точно не все в порядке! — голос крылатой девушки становился все более жестким. Повернувшись, она вперила хмурый взгляд на девушку-рыцаря.

— Эй! И не стыдно тебе использовать свое положение в церкви, чтобы издеваться над такой хрупкой и доброй девушкой?! Отвратительно!

— Да! Точно!

— Убирайся отсюда, Святой рыцарь!

— Иди считай наши пожертвования! — толпа взревела с новой силой.

— В-вы ошибаетесь…

— И в чем же?

— Из-за тебя у Нефи такое измученное лицо! Лгунья!

— Это бесчеловечно! — недовольные возгласы перешли в крики. Лицо рыцаря стало мертвенно-белым и она бессильно осела на землю.

Крики становились все громче. Девушка-рыцарь собралась с силами, дабы попытаться урегулировать недоразумение — все же в состоянии Нефи не было ее вины.

— Пожалуйста! Послушайте…

— Все хорошо, Нефи. Мы точно защитим тебя! — повернувшись к Нефи, сказала Мануэла. На лице крылатой девушки блистала решительная улыбка, на которую Нефи ответила полумертвым взглядом.

— … Нет, этот человек не сделал мне ничего плохого, — сказала Нефи.

В толпе повисло неловкое молчание.

— А...Но…

— Я же говорила вам. Почему вы не слушали меня… — юный Святой рыцарь больше не могла сдерживать слезы. Глядя на ее заплаканное лицо, можно было только посочувствовать.

— Я… Просто волновалась за нее. Я видела… что с ней что-то не так, — сказала девушка-рыцарь, все время всхлипывая. Похоже, она и вправду окликнула Нефи, потому что волновалась за нее.

Из-за напастей, приключившихся со Святым рыцарем, Нефи почувствовала себя немного виноватой.

— Эм… — лицо Мануэлы приняло озабоченный вид.

— Тогда что на самом деле произошло? Ведь явно случилось что-то из ряда вон выходящее.

— Ну…

— Ва-а! — не зная, что ответить, Святой рыцарь вновь разразилась рыданиями, не обращая внимания на то, как это могло выглядеть со стороны.

Нефи вдруг встала и склонила голову.

— Приношу свои извинения за… неприятности… и особенно прошу прощения у вас, Святой рыцарь. Что ж… Мне, пожалуй, пора — сказала Нефи. Тем не менее, Мануэла не собиралась так просто ее отпускать.

— П-подожди… минутку. Я не могу оставить тебя одну в таком состоянии.

— Но… — начав что-то бормотать, Нефи перевела взгляд на девушку-рыцаря, которая продолжала рыдать и никак не могла остановиться. В данный момент Святой рыцарь тоже относился к категории людей, которых «нельзя оставлять одних в таком состоянии».

Мануэла не нашла что на это сказать и, после недолгого ворчания решилась.

— Вы обе, за мной! — таким образом, странная компания из ученицы мага, Святого рыцаря и продавщицы из магазина одежды в спешке скрылась из вида.

***

— …Простите за эту сцену — Святой рыцарь уже перестала плакать, но ее нос все еще был красным. Взглянув на нее еще раз, Нефи отметила, что она ее ровесница.

Когда компания из трех девушек зашла в бар, в помещении повисла неловкая атмосфера. Хоть помещение и не было таким уж большим, клиенты предпочли передвинуться поближе к стенам.

Нефи и сама была бы не прочь сделать то же самое и стать частью декора стен, однако именно она была одной из причин перемены атмосферы в баре.

Если не брать в расчет Святого рыцаря, Мануэла оказалась во влечена во все это только из-за того, что вступилась за Нефи. И хотя состояние Нефи было близким к апатии, она не могла просто взять и сбежать после случившегося.

В итоге, оказавшись в текущей ситуации, Нефи не имела ни малейшего понятия, как теперь следует себя вести.

Поэтому она продолжала оставаться молчаливой и безучастной.

Мануэле же стоило немалого труда продолжать говорить веселым голосом.

— Расслабься, я хорошо знаю это место и многих людей, что сидят здесь. На втором этаже также есть гостиница, так что… — учитывая состояние Нефи и отсутствие Загана, Мануэла сделала вывод, что возвращаться в замок эльфийка не собирается.

Вспомнив, что ей нечем расплачиваться, Нефи покачала головой.

— У меня сейчас нет денег, — по всей видимости, уходила она налегке. Единственной вещью, что находилась в ее кармане, была записка с рецептами обеденных блюд. И больше ничего не было.

Увидев это, лицо Мануэлы слегка помрачнело.

— Блин, и что с тобой поделать… Ладно, сегодня я за все плачу, так что просто сядь! Ты вообще ела сегодня? — Нефи не посчитала нужным отвечать, а урчащий желудок девушки-рыцаря ответил сам за себя, чем обратил на девушку холодный взор Мануэлы.

— …

— П-простите…

Будучи ученицей мага и Святым рыцарем, две девушки были заклятыми врагами. Или должны были быть таковыми…Тем не менее, Нефи не чувствовала угрозы или враждебности с ее стороны.

Усадив Нефи, Мануэла стала делать заказ, большей частью включавший в себя алкогольные напитки.

Пока они ждали заказ, девушка-рыцарь решила прервать молчание.

— Похоже, из-за всего произошедшего я так и не представилась. Меня зовут Шастель. Как вы уже поняли, я — Святой рыцарь.

— …Мануэла. А за свою порцию платишь сама, ясно?

— Какого черта ты так со мной обращаешься?!

— Потому что я все еще не знаю, виновна ли ты в том, что произошло с Нефи.

Шастель напряглась, а глаза ее забегали. Все же, она была той, кто напала на жилище Нефи.

— Эм… Тут такое дело…

— Ну вот! Я так и знала, что ты что-то сделала.

— Н-но, я просто выполняла задание, так что…

— Серьезно? По-твоему, если ты на задании, то можно ее обижать.

По тону Мануэлы да и по ситуации произошедшей до этого можно понять, что Святые рыцари пользуются не лучшей репутацией среди горожан. Причина такого отношения крылась в том, что город Кианид ранее был владением мага, что и повлияло на мнение жителей о Святых рыцарях.

Видя, что Шастель вот-вот снова разрыдается, Нефи решила заступиться за нее.

— Нет, все в порядке. Даже в тот раз ты никак не навредила мне.

— Правда?

— Хозяина ранил кто-то другой из вашего отряда, но тот человек уже достаточно заплатил за это.

Эти слова заставили Шастель вспомнить, на что способна Нефи с ее магической способностью. По телу девушки-рыцаря прошел озноб.

— И? Что же в итоге стало с теми людьми? — спросила Мануэла

— Я не знаю. После сражения эта девушка унесла их.

— Унесла? Как багаж унесла?

— Ну да.

— Неправда! — закричала Шастель, с яростью ударив руками об стол. — К-кто я, по-вашему, такая? Я владелец Священного меча. Иными словами, я — один из двенадцати апостолов. Почему вы так обращаетесь со мной?!

— Ну-у, а разве я в чем-то ошиблась?

— Видишь ли… Эмм… — пыталась что-то пробормотать Шастель, дабы опровергнуть заявления эльфийки.

Быть может, Шастель просто очень робкая…?

Пока они общались, им принесли заказ.

— Я не могу себе этого позволить, — сказала Нефи.

— И что, собираешься просто сидеть? Не ломай мне веселье! Как мне тогда, по-твоему, пить?

— Ха… — аргумент был сомнительным, но под напором Мануэлы Нефи решила сдаться и просто кивнула.

Интересно… Почему она так добра ко мне? Чтобы взять ложку, ей пришлось положить на стол часть ошейника, которую она все это время держала в руке.

— Твой ошейник сломался?

— Нет, Хозяин… снял его с меня.

Шастель пристально посмотрела на лицо Нефи.

— Разве ты не должна радоваться? Ой…

— Эй! Немного тактичности?

Похоже, Шастель получила удар ногой от Мануэлы. Ноги Шастель были защищены броней, но удар пришелся как раз между пластинами. На глаза девушки-рыцаря снова навернулись слезы.

Не зная, что ответить, Нефи сильней сжала ложку.

— …Спасибо за угощение.

Вкус блюда погрузил ее в воспоминания.

Нет, воспоминания не были далекими. Это был вкус блюда, который она приготовила тем вечером.

Рагу из ягненка.

По щеке потекло что-то горячее.

— А…? — по щекам Нефи потекли слезы. Странно… Лишь отведав рагу, слезы потекли ручьем, не думая останавливаться.

Шастель взволнованно воскликнула:

— Что случилось? Я… Это опять из-за меня?

— У-у-у! — не в силах сдерживать себя, Нефи разразилась плачем.

Почему, Хозяин, почему…

Увидев состояние Нефи, Мануэла расправила крылья и крепко обняла несчастную, будто пытаясь разделить ее боль.

— Ну и ну… Плачь сколько нужно, старшая сестренка здесь, чтобы поддержать тебя.

— Я… я не плачу, — мир оказался не таким плохим, как Нефи его представляла.

Вволю нарыдавшись, Нефи понемногу начала рассказывать. Мануэла безмолвно слушала, держа в руке кружку с элем. К концу рассказа на столе образовались пять пустых кружек.

Шастель тоже слушала, затаив дыхание. Похоже, она хороший человек, хоть и Святой рыцарь.

Как только рассказ подошел к концу, Мануэла с размаху ударила кружкой по столу, а лицо залила краска.

— То есть выгнали тебя без какой-либо причины?

Нефи слегка кивнула.

— Неужели… Я где-то совершила ошибку? — все произошло слишком внезапно, поэтому причина для нее осталась неясна.

Шастель, однако, негодующе кивнула.

— Я в нем крайне разочарована… И как он мог так поступить? Да он просто использовал тебя!

— Нет, Хозяин не такой! — в ту же секунду ответила Нефи. Такая реакция явно охладила пыл Святого рыцаря.

— Н-ну, я это говорю, исходя из услышанного. Но тогда мне не понятно, почему он тебя выгнал.

— Да что ты знаешь о нем?

— А-а, не нужно так злиться…

— Я и не злюсь, — ответила Нефи. Шастель совсем растерялась. После рыданий лицо Нефи, казалось, стало еще более безразличным.

Мануэла впуталась между ними, дабы уладить разногласия.

— Ну! Ну! Само собой, Нефи не понравилась, когда ты наговаривала на ее хозяина.

— И ни на кого я не наговаривала!

Мануэла повернулась в сторону Нефи, которая, в свою очередь просто сидела и наблюдала за перепалкой.

— Нефи, что ты планируешь делать дальше?

— Что…Планирую? — ситуация казалась безвыходной, поэтому никаких идей у нее не было

Шастель немного откашлялась и предложила следующее:

— А что если мы возьмем тебя под защиту Святого рыцарства? Защита граждан, пострадавших от действий магов также входит в наши обязанности.

— Что? Да ладно. Если она пойдет с тобой, ее подвергнут испытанию веры! Как я и думала, ты просто хочешь над ней поиздеваться!

— Ошибаешься! Я имею ввиду, она была бы просто слугой. По сути, у нее не было выбора, так что церковь будет обязана предоставить ей защиту…

— Если ее начнут допрашивать, то наверняка выяснят, что это не так. Мы не можем подвергнуть Нефи такой опасности.

— Тогда что нам делать…?

Нефи покачала головой в ответ на предложение Шастель. Лицо Святого рыцаря стало мрачным.

— Спасибо, что пытаешься помочь, но я не хочу выставить Хозяина в плохом свете. Я просто… не могу.

Услышав это, Шастель почувствовала грусть. Затем она задала вопрос. Казалось, даже озвучить его было пыткой для нее.

— Я бы хотела узнать еще кое-что. Как, по-твоему, могут ли в подчинении Загана быть другие маги? И может ли быть так, что он из таких магов, кто похищает невинных и использует их в своих ритуалах?

— Я так не думаю, — незамедлительно ответила Нефи. Наверняка, существовало множество предрассудков о магах и их натуре.

Ничто не указывало на то, что Хозяин был магом такого сорта.

— Хозяину… безразличны слабые. Даже когда он спас повозку от атаки бандитов, Хозяин сказал, что просто хотел показать бандитам их место, — Нефи вдруг подумала, что, возможно, Заган просто не хотел, чтобы она переживала.

Тот случай напомнил ей о нападении на деревню, в которой она когда-то жила. Единственное различие — в случае с деревней она ощущала вину, а не страх. В тот раз Нефи сильно побледнела, когда воспоминания предстали перед ее глазами. Оба случая сильно напоминали друг друга.

«Я просто показал этим отбросам их место» — вот и все, что он произнес. Он ни от кого не ждал похвалы или награды за свои действия.

…На самом деле, он просто хотел покрасоваться перед ней, но Нефи была слишком невинной, чтобы это понять.

Шастель кивнула, а затем тяжело вздохнула.

— Как я и думала, да…?

— Вы сейчас… о чем?

— Нет, все так, как ты и сказала. По правде говоря, когда мы сражались, он сдерживал себя, потому что я женщина. Это было довольно унизительно, но… Как бы сказать… — Шастель немного замялась, не зная, как объяснить. Мануэла тем временем опустошила очередную кружку и хитро ухмыльнулась.

— Боже-боже. Что это с Вами, госпожа Святой рыцарь? Что за выражение на вашем лице? Быть может, дева влюбилась?

— Ч-что?! Хватит говорить с таким высокомерием! — воскликнула Шастель. Немного успокоившись, она продолжила. — Встретив его впервые, у меня сложилось впечатление, что этот человек нуждается… в помощи… — от одной фразы сердце Нефи резко забилось.

Время от времени, Хозяин выглядел невероятно одиноким. В особенности, когда разговор шел о его прошлом. В такие моменты его лицо становилось очень грустным. Нефи не знала, когда Заган и Шастель впервые встретились, но факт того, что кто-то, кроме нее, смог увидеть Загана сквозь его маску, поселил в ней смешанные чувства. С одной стороны она немного ревновала, с другой — была счастлива.

Уверена, это и есть его истинное лицо. В первый вечер после их встречи, она вновь смогла взглянуть на луну и без колебаний протянуть к ней руку, хотя и не думала, что такая возможность когда-либо вновь представится. В тот раз она была не одна — Заган был рядом с ней и тоже любовался луной.

«Так я ничего не поймаю, верно?» — сказал Заган в тот раз. Казалось бы, в тот момент он был очень взволнован. Не может быть, чтобы это было ложью. Или только она так думала?

Даже сейчас…Разве Мастер не нуждается в спасении…? Страдания, отразившиеся на его лице, когда он приказывал ей уйти, были куда сильнее, чем те, что испытала сама Нефи.

Нефи сложила руки на груди.

Благодаря тому, что Мануэла и Шастель выслушали ее, к Нефи вновь вернулась уверенность. Она не собирается просто так оставить Загана.

Разве мог Хозяин просто взять и вышвырнуть ее, поддавшись мимолетному порыву или из-за того, что она просто перестала быть полезной? Нет… Невозможно. У него на то явно имелись причины.

Подумав об этом, Нефи вспомнила разговор, предшествующий их расставанию.

— Кстати, хотела спросить… Кто такой Архидемон? — рассказывая свою историю, Нефи позабыла упомянуть об этом.

Мануэла и Шастель переглянулись.

— Разве это не большая шишка среди магов? Даже этот город в свое время принадлежал Архидемону Маркозису. При его правлении в городе было довольно спокойно, так что на самом деле о нем не создавалось впечатления, как о каком-то тиране.

Мануэле также было, что добавить:

— После недавней кончины Архидемона, в городе стали происходить нехорошие вещи.

— Имеешь ввиду, что-то вроде серии похищения женщин?

— Да, в том числе. Однако, говорят, что церковь уже поймала виновника, — Мануэла понимала, о чем идет речь. Нефи деталями не располагала, тем не менее, до нее доходили слухи.

Услышав, что церковь и Святые рыцари поспособствовали решению этой проблемы, Нефи с непониманием наклонила голову набок.

— Даже несмотря на это, горожане все еще недолюбливают церковь…

— Все не так просто…

— Это потому, что после того случая они заставили людей делать немалые пожертвования в качестве платы за спасение. Неужели, они думали, что кто-то скажет им за это «спасибо»?

— Они принудительно взимают пожертвования? Разве пожертвования — не добровольное дело?

— Полная чушь, правда? — Мануэла бегло глянула на Шастель: из-за разговора, та явно была не в духе.

— Не думаю, что будет справедливо винить в этом Шастель. Ведь не она взимает эти пожертвования.

Услышав это, Шастель вновь ударилась в слезы.

— Ты такая добрая. Теперь я понимаю, почему твой хозяин так дорожит тобой.

— Вы, правда, так думаете…? — Нефи с непониманием уставилась на Шастель. Никто раньше не говорил ей такого.

Шастель наклонила голову набок.

— Мы отошли от темы. Касательно Архидемонов: церковь учит, что они являются воплощением зла, которое необходимо истребить, даже если для этого придется поставить на кон жизни всех Святых рыцарей. Тем не менее, в мире существует только двенадцать Священных мечей, в то время как самих Архидемонов тринадцать. Так что, даже если каждый носитель меча пожертвует своей жизнью, чтобы уничтожить одного Архидемона, цель все равно не будет достигнута.

Архидемон. Заклятый враг церкви. Похоже, теперь это относится и к Хозяину.

— Если маг становится Архидемоном, должен ли он сражаться с церковью?

— Обычно так и происходит. Сейчас, когда один из Архидемонов скончался, церковь серьезно раздумывает о том, чтобы бросить все свои силы на борьбу с магами… Я имею ввиду… Не то чтобы я сама так думала, ясно? В любом случае, церковь серьезно настроена победить в борьбе против магов, — под пристальным взглядом Мануэлы, Шастель пришлось тщательно выбирать слова.

— Если родится новый Архидемон, для церкви это станет серьезным поводом начать полномасштабное наступление против магов. В конце концов, неизвестно, какой силы они могут достичь, если их вовремя не сокрушить. С другой стороны, на место Архидемона претендует немалое количество других магов.

Неужели дело дойдет до широкомасштабного столкновения? Быть может, поэтому Заган сказал Нефи держаться от него подальше?

Нефи уставилась на свою ладонь. За последние несколько недель Заган обучил ее основам магии, дабы она могла постоять за себя и, быть может, однажды смогла бы контролировать свой дар. Нефи же была мотивирована совсем по другой причине.

Я хотела… быть полезной Хозяину. Именно поэтому я и стала изучать магию.

Даже если она вернется, велик шанс того, что она просто станет обузой. Невзирая на эти мысли, Нефи решительно встала.

— Я должна… вернуться к Хозяину.

— Ты уверена, что это хорошая мысль? Разве тебя не выгнали? — Мануэла и Шастель с удивлением взглянули на нее. Повернувшись к ним, Нефи замотала головой.

— Хозяин силен. Уверена, он уже настолько силен, что никому не проиграет. Но… это не значит, что он не может пострадать.

«Сильный не понимает чувств слабого» — так сказал Заган, открывшись перед ней. Он никогда не говорил, что эти слова ранят его, однако, произнося их, его лицо было полно печали.

Крайне маловероятно, что он ненавидел людей за это. И все же, по мнению Нефи, именно разница в силе стала причиной, по которой он закрылся от остальных. Подумав об этом, Нефи внезапно захотелось крепко его обнять.

— Быть может… Хозяину нет от меня никакой пользы. И все же не думаю, что его дальнейший путь будет легким. Я хочу… стать источником силы хозяина.

Возможно, было слишком самонадеянно со стороны Нефи желать такого. И, вполне возможно, что ее просто вновь прогонят. Но даже так, когда Нефи признала Загана, ей показалось, что он тоже принял ее. Поэтому… Я хочу быть на его стороне.

Маг и эльфийка провели вместе совсем немного, но ей хотелось верить в воспоминания, что они разделили.

Никто не хочет быть одиноким. Даже Нефи смогла это почувствовать.

Выслушав ее, Шастель улыбнулась

— Вот значит как. Значит и мне пора сделать то, что должно?

— А…? Ты снова собираешься бросить вызов Хозяину?

— Да нет же! — воскликнула Шастель с покрасневшим лицом.

— Нет. Видишь ли… Я не могу в открытую встать на его сторону. Что я могу сделать, так это очистить его имя.

— Имя…? — обратилась к ней Нефи. Шастель утвердительно кивнула.

— Похоже, какой-то маг совершает злодеяния от имени Загана.

Нефи понятия не имела, что Шастель говорила о преступнике, ответственном за серию похищений. Шастель продолжала говорить так, дабы не раскрыть эту связь.

— Его явно пытаются подставить, пора это остановить!

— Разве Святые рыцари и маги не заклятые враги?

— По сути… это так, но… — от смущения Шастель начала что-то бормотать под нос. — Он просто дважды меня спасал, поэтому я просто возвращаю долг, ясно?

По-своему, данный факт беспокоил ее уже некоторое время.

Мануэла, смотря на них, широко улыбалась.

— Ну что же! Раз вы обе пришли в норму, думаю, пора заканчивать посиделки. Госпожа рыцарь, ваш счет, пожалуйста!

— Эй! Я же ничего не заказывала!

Пока она наблюдала за этой шутливой перебранкой, на сердце Нефи вдруг стало очень спокойно. Как же… называется это чувство?

Пока Нефи была поглощена своими мыслями, чьи-то руки обняли ее. Тем, кто обнял ее, была Мануэла.

— Если тебя вдруг что-то побеспокоит, приходи ко мне в любое время. Не уверена, что смогу помочь, но хотя бы послушаю твое нытье. Я это делаю не просто так! Когда вновь придешь в магазин, тебе придется примерить много одежды на мой выбор, аха-ха-ха!

Доброта Мануэлы вновь озадачила Нефи.

— Мануэла, почему ты так добра ко мне?

Крылатая девушка с недоумением посмотрела на нее.

— Разве это не очевидно? Потому что мы друзья.

Услышав такое непривычное слово, Нефи ненамеренно сглотнула.

— Друзья…

— Эм, а разве нет?

— …Я не знаю. Раньше мне никто такого не говорил.

Говоря о дружбе, Нефи представляла отношения, подобные тем, что имели Заган и Барбарос. Заган мог ругать его, но была между ними какая-то спокойная атмосфера, лишенная враждебности. И, честно говоря, Нефи даже немного завидовала.

На секунду Мануэла сделала удивленное лицо, но тотчас же разразилась смехом.

— Так значит, я твой первый друг, верно? Мое почтение!

— У-ум….

— Ого, да у тебя уши горят, ты в курсе? Все в порядке?

Шастель, в свою очередь, робко подняла руку.

— Эм, а это ничего, если… я тоже так думаю?

— В смысле?

— Ну… что я тоже… считаю тебя своим другом!

— Что-о-о? Разве ты не Святой рыцарь? А это нормально — дружить с магом?

— Да ладно! — заметив, что Шастель вот-вот вновь разразится плачем, Мануэла прикрыла ее своими крыльями и начала заботливо расчесывать ее красные локоны.

— Не будь мы друзьями, разве могли бы мы так подшучивать друг над другом?

—А что… без этого дружить нельзя? — Шастель, хоть и выглядела немного недовольной, чувствовала облегчение.

Выйдя на улицу, они уже собрались разойтись, как вдруг услышали голос.

— Леди Шастель!

Девушки услышали низкий голос, доносящийся с противоположной стороны улицы. Пытаясь найти глазами зовущих, они заметили трех приближающихся мужчин, носящих священную броню. Нефи вдруг поняла, что уже где-то встречалась с этими суровыми воинами, поэтому прищурила глаза, пытаясь лучше их разглядеть.

— Эй! Я узнал ее! Это же та самая стерва! — поняв, что Нефи на него смотрит, долговязый мужчина двинулся в ее сторону, опережая группу, с которой пришел.

И вдруг Нефи вспомнила.

— Это он… ранил Хозяина…?

— А? Что? Эти парни тоже ранили хозяина Нефи? Неудивительно, что церковь…

— Я все еще не могу понять, почему ты так враждебно относишься к церкви?

Святые рыцари уже обнажили оружие. Шастель встала между ними и Нефи, пытаясь уладить дело миром. И в тот самый момент…

— Хе-хе, а малыши, похоже, поладили друг с другом? Как мило, — жуткий голос раздавался прямо из-за спины Нефи.

А сразу после этого тьма, густая как смоль, окружила ее ноги.

— А-а, — пока Нефи собиралась с мыслями, дабы понять, что происходит, темная масса успела поглотить ее до талии.

— Нефи!? — Шастель попыталась вытащить меч, но темная субстанция окутала ее и начала поглощать. Ее руки уже были скованны, поэтому достать меч стало невозможно.

— Леди Шастель! — группа Святых рыцарей попыталась прийти на помощь, но было уже поздно. Даже в такой ситуации Шастель все еще оставалась Святым рыцарем.

— Мануэла… беги… — и хотя тьма уже полностью поглотила ее, Шастель все же успела оттолкнуть Мануэлу.

Крылатая девушка попыталась расправить крылья и сбежать по воздуху. Однако чернильно-черное щупальце потянулось за ней и уже собиралось схватить ее.

— Черт! Защищайте горожан! — группа святых рыцарей разрубила щупальце в тот самый момент, когда оно уже намеревалось схватить Мануэлу.

— Т-ц, одна все же сбежала? Не важно! Вы все, внимайте! Мое имя Заган! Если хотите спасти ваших людей, то с нетерпением жду вас в моем замке! — хоть манера речи и была похожа, голос явно не принадлежал Загану.

Однако Нефи сразу же узнала этот голос.

— Ты… почему… — оказавшись внутри сгустка тьмы, в уме Нефи всплыло знакомое лицо.

***

Несколькими часами позже Заган стоял неподалеку от своего замка, всматриваясь в ночное небо.

Вечером того дня, когда они впервые встретились, Нефи протягивала руки к луне. Что значил тот жест? Он так и не смог этого выяснить и, похоже, такой возможности больше не представится.

Заган протянул руки к луне, но, как и в прошлый раз, ничего этим не достиг.

Нет. В тот раз я смог что-то ухватить.

Ведь в тот раз девушка, похитившая его сердце, была рядом.

— Раньше я и не замечал, как здесь тихо. Неужели так было всегда? — безмолвие вокруг начинало давить.

И хотя Нефи была не очень общительной девушкой, звуки ее суеты во время уборки или готовки всегда оживляли атмосферу в замке.

Заган неподвижно стоял посреди необитаемого леса, погрузившись в раздумья. Его размышления прервал стон, раздавшийся под ногами.

— Ох, невозможно… Мы же… Рыцари Лазурного неба. Почему на нем ни единой царапины… — Это были те три идиота… То есть, Святых рыцаря, с прошлого раза. Пышущие гневом, похоже, они вновь собрались покуситься на его территории. Заган пошел поприветствовать своих «гостей».

Неужели они уже прослышали о том, что я стал Архидемоном? Заган подумал, что слухи прошли довольно быстро, но, по сути, никакого значения это не имело.

Нефи больше здесь не было. Заган был уверен, что никогда не забудет ее лица в тот момент, когда сказал ей убираться.

Я ранил ее… Да уж...

Этот факт был очевиден. Одиночество приносит страдания, а Нефи за свою жизнь наверняка усвоила это слишком хорошо.

Тем не менее, спустя вечность, проведенную в одиночестве, она, наконец, смогла раскрыть свое сердце перед ним и вновь начать чувствовать. И как же он отблагодарил ее? При первом же удобном случае он растоптал ее доверие и вышвырнул вон. Заган и не представлял, насколько сильно мог ее ранить этим поступком.

Но раз теперь она останется в городе, то наверняка все будет в порядке.

Заган знал, что жители Кианида с теплотой относились к Нефи и всегда были ей рады. Он также полагал, что Нефи наверняка сможет не попадаться на глаза церкви.

Прежде всего, Нефи служила Загану всего лишь несколько недель. Со временем станет невозможно проследить их связь.

Она сможет начать новую, спокойную жизнь вдали от магов, церкви и их извечной вражды. Судьба, по мнению Загана, намного лучше, чем та, что он мог ей предложить.

Все вернется на круги своя. Все станет как раньше, до того, как он повстречал необыкновенную эльфийку.

Это случилось, когда Заган уже собирался вернуться в замок.

— Подожди, — один из Святых рыцарей, лежа на земле, схватил Загана за ногу. Священная броня рыцаря была разбита вдребезги, а его полуторный меч разлетелся на кусочки.

Тяжело вздохнув, Заган заставил себя ответить.

— Слушай, я сейчас не в настроении. Не думай, что я буду милосерден как в прошлый раз.

Единственная причина, по которой рыцари еще были живы, была в том, что они угодили в ловушку, поэтому до прямого столкновения с Заганом дело так и не дошло. И только поэтому.

Кстати, а разве эта ловушка не дело рук Нефи? Заган пытался научить Нефи контролировать свой дар, и эта ловушка была одним из способов достигнуть контроля.

Колдовская энергия вливалась в определенный предмет и высвобождалась при определенных условиях.

Поверженными были Святые рыцари — воины, которым хватило сил добраться до замка живыми. Так что эксперимент с ловушкой можно считать успешным. Хотя вряд ли Нефи сможет об этом когда-нибудь узнать.

Заган освободился от руки Святого рыцаря, а затем услышал мольбы, взывающие к нему. После понесенных повреждений каждое слово давалось рыцарю с большим трудом.

— Мы не просим за себя. Но хотя бы… Прошу тебя, пощади Леди Шастель!

— Шастель…? Услышав это имя, Заган осознал, что девушки со Священным мечом среди нападавших не было. Поначалу он думал, что трое Святых рыцарей просто оказались самонадеянными и поэтому решили напасть без поддержки апостола…

— Леди Шастель… говорила, что ты не виновен в похищениях, произошедших в городе, и даже выступила против Его Святейшества Кардинала, чтобы доказать твою невиновность. Если это правда, то отпусти хотя бы ее.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — Заган был в курсе того, что его обвиняли в серии похищений, произошедших в Кианиде, но учитывая сказанное, Святые рыцари все равно были уверены, что он похитил Шастель. — Ее похитили?

— Не прикидывайся дураком! Разве не ты погрузил Леди Шастель во тьму и сказал нам явиться сюда, мерзавец?!

Заган, наконец, начал понимать. Похоже, эта кучка рыцарей и правда решила, что он похитил Шастель, поэтому они и примчалась сюда на всех парах.

Похоже, что кто-то просто обвел их вокруг пальца. Так как в прошлый раз они сражались с Шастель наравне (даже учитывая, что Заган сдерживался), обмануть их было еще проще.

Быть может, изначальный замысел был в том, чтобы спровоцировать рыцарей напасть на него? Если бы Заган и вправду убил бы Шастель, церковь наверняка ни перед чем бы не остановилась ради того, чтобы призвать его к ответу. А если бы он пощадил ее, то все равно был бы виновен в похищении.

Возможна и сама атака была спланирована с той же целью — стравить Загана с церковью.

Если так все и было, они, кем бы они ни были, неплохо подготовились. Заган продолжил размышлять. Значит, Шастель кто-то похитил?

Хоть она и была Священным рыцарем, все же она пыталась спасти его, поэтому Заган не считал ее врагом и не испытывал к ней неприязни.

В прошлый раз Заган спас ее лишь потому, что так сложились обстоятельства — в тот раз она была на краю гибели. Сейчас же он понятия не имел, куда похитители могли забрать Шастель, да и вообще жива ли она. Поэтому, если бы кто-то попросил его спасти Шастель, он не смог бы ответить однозначно.

— Верни ее… Леди Шастель…

Загана также возмущали беспочвенные обвинения, ни с того ни с сего посыпавшиеся на него. Хоть смерть Шастель и оставит неприятный осадок на душе, Заган растерял всякое желание ввязываться в это дело. Может быть, он и не злодей, но святым он точно не был.

Пока он раздумывал над сложившейся ситуацией, сверху послышался голос:

— Господин чародей! — обрушилось на него с неба.

Из-за вторжения Святых рыцарей, барьер вокруг замка перестал функционировать.

— Что на этот раз? — раздраженно произнес чародей, отшагнув назад. В этот же миг перед ним приземлилась крылатая девушка.

— Вуху-у, — в итоге, девушка приземлилась на голову одного из Святых рыцарей.

Вглядевшись в лицо девушки, Заган нахмурил брови.

— Ты кто? — спустившееся с небес нечто было… крылатой девушкой с золотистыми волосами. Заган узнал ее. Это была продавщица из магазина одежды — того самого, в котором он покупал одежду для Нефи.

Святой рыцарь, которому не повезло оказаться у нее под ногами, яростно закричал:

— Ты что, стерва, творишь?!

— Эй, повежливей! Человек, на которого вы напали, ни в чем не виноват. Правда, господин маг?

— О чем ты, черт побери, говоришь?! И вообще, зачем ты здесь? — не сдавался рыцарь.

— Явно не для того, чтобы размахивать мечом, не разобравшись в ситуации! Я здесь, чтобы просить о помощи!

Наблюдая за этой внезапно разразившейся перепалкой, Заган тяжело вздохнул.

Что за наказание… Думаю, пора моим гостям и честь знать. Заган уже собирался воспользоваться магическим кругом, как новоприбывшая «гостья» вцепилась в него.

— Господин чародей, прошу вас, помогите. Те девушки, Шастель и Нефи… Их похитили!

— Что ты сейчас сказала? — услышав имя Нефи, Заган издал глухой вздох. Как она оказалась замешанной во всем этом?

Три Святых рыцаря, лежавшие перед ним, также упоминали похищение. Серийные похищения в Кианиде все еще продолжались. И, похоже, Нефи каким-то образом впуталась в эту историю.

Нет, что-то здесь не так. Если за похищениями стоял тот, о ком он думал, то это явно была попытка спровоцировать Загана. Они нацелились на Нефи, так как знали, что она была его слугой и ученицей.

До того места довольно далеко. А что, если он уже опоздал? Из тяжелых раздумий его вывела Мануэла.

— Умоляю вас, помогите! С вашей силой вы все еще можете спасти их!

— Н-но…

Если в этот раз Заган в открытую попытается спасти ее, всем станет известно об их связи. Она всегда будет ассоциироваться с ним, и церковь никогда не оставит ее в покое.

Конечно, он не собирался ее бросать, но необходимо было придумать способ спасти Нефи, не раскрывая своего участия. Он не мог просто взять и полететь ей на выручку.

Пока Загана разрывали подобные противоречия, Мануэла решила отчитать его.

— Почему ты колеблешься? Нефи собиралась вернуться к тебе… Ей плевать на последствия, она просто хочет быть на твоей стороне! Как ты можешь оставить ее в такой ситуации?!

— Что… ты сказала? — Заган широко раскрыл глаза, а Мануэла с грустью в голосе продолжила говорить.

— Я слышала о том, как ты выгнал ее. И несмотря на это, она все еще хочет быть на твоей стороне, хочет стать твоей опорой. Поэтому плевать, сколько раз ты оттолкнешь ее, она всегда будет возвращаться, — сказав это, Мануэла схватила Загана за грудь. — Вы, маги, и вправду ничего не чувствуете? Даже когда кто-то так дорожит тобой? Если это так, почему ты был так добр к ней?! — С глухим стуком Мануэла ударила Загана по груди.

Это рука не принадлежала ни Святому рыцарю, ни магу. Просто рука женщины. И все же было больно. Намного больнее любых атак, что ему пришлось пережить.

Нефи… собиралась вернуться? После всего, что я сказал… и сделал?

О причинах он, так или иначе, догадывался.

В тот короткий период, когда они были вместе, Заган внимательно наблюдал за Нефи, поэтому было не сложно понять причины. Не сложнее чем понять настроение Нефи по ее ушкам, которые были так богаты на различные эмоции.

Она думала о нем, о вселяющем страх злодее Загане. Хотя, если честно, маг считал, что Нефи было бы лучше найти кого-то более доброго, более благородного.

Заган понял, что, на самом деле, уже принял решение. Сделав глубокий вдох, он дал свой ответ.

— Ты права. Все так, как ты и сказала, — затем он разразился хохотом, продолжив. — Маги насквозь прогнили. Маги — эгоисты, которые видят в других лишь инструменты для достижения своих целей, а жизнь и смерть для них — просто игрушка.

— Чт… О чем ты говоришь?

— Похоже, маг из меня вышел совсем никудышный, — даже если этот эпизод и был временным помешательством, испытывать сочувствие к Нефи было невероятно глупо с точки зрения обычного мага.

Вот именно. Маги должны думать лишь о собственной выгоде.

Не было нужды вновь испытывать эти ранящие чувства. Ведь, в конце концов, даже останься он в одиночестве, с ним все было бы в порядке.

Когда он встретил эту девушку, нужно было так и поступить. Вместо этого, он все время пытался ей угодить: убрал орудия пыток подальше от ее глаз, обратил бандитов в пепел лишь потому, что она была напугана. Даже не раздумывая, закрыл ее собой, когда Святой рыцарь нацеливал на нее копье.

Заган дал свой ответ крылатой девушке, побледневшей после его прошлой тирады.

— Спасибо. Благодаря тебе, мой разум прояснился.

С самого начала его путь был ясен. Заган выступил вперед.

— Нефи принадлежит мне. Любого, кто причинит ей вред, я утоплю в его собственной крови.

Да, быть может, ему придется запачкать руки, но это было бы вполне в духе «грешных магов», так что никаких проблем с этим не было.

Заган решил, что если понадобится, то он пожертвует всей властью и магической энергией, полученной вместе со званием Архидемона, лишь бы защитить Нефи.

Но в тот раз я струсил. Двенадцать Архидемонов… Встретившись с ними, он совсем упал духом — остальные Архидемоны были совсем на ином уровне. Из-за этой встречи Заган сорвался и в итоге ранил Нефи.

Есть ли у меня шанс… вернуть ее? Ответа он не знал, зато точно знал, что делать дальше. Вдруг он вспомнил об ошеломленных рыцарях, все еще находящихся рядом.

Ладно, спасу и Шастель за компанию. Раз их похитили вместе, то наверняка Заган найдет ее там же.

Заган ударил ногой о землю и вокруг него образовался магический круг. Он служил для телепортации. Этим же кругом он воспользовался ранее, когда вышвыривал Шастель из своих владений.

В этот раз точкой назначения была база одного мага. Заган точно знал, кто за всем этим стоит.

Прежде, чем отправиться, Заган перевел свое внимание на крылатую девушку.

— Ты разозлилась… из-за Нефи. Почему?

— Разве не очевидно… Потому что мы друзья, глупый!

Услышав такой ответ, Заган протянул ей руку.

— Тогда предлагаю объединить усилия. Ты поможешь мне спасти Нефи?

— А… конечно, само собой.

Святые рыцари тоже решили не оставаться в стороне: — П-подожди… Мы тоже… Ради Леди Шастель…

Стоять они все еще не могли, поэтому протягивали руки к ногам Загана.

— Да-да, я понял, не волнуйтесь. Пойдете с нами. Так что уберите уже свои грязные лапы.

Странная компания из мага, трех Святых рыцарей и продавщицы из магазина одежды растворилась в магическом круге.

***

— Нефи ты… ранена?

Очнувшись, Нефи оказалась в мрачной темнице. Само помещение напоминало пещеру. Пол и стены были сплошь каменными, а с потолка свисали остроконечные глыбы, по всей видимости, сталактиты. Растущих из земли сталагмитов не было — пол представлял собой ровный слой грунта, явно созданный искусственным путем. В темнице не было решеток. Вместо этого были цепи, идущие от стены.

Переведя взор к источнику света, она обнаружила большую комнату, уходящую вглубь, далеко за ее взором.

Из своего положения Нефи не могла разглядеть деталей этой комнаты, формой напоминавшей круг, однако навскидку она была даже больше чем главный зал в замке Загана.

Забренчали цепи. Нефи обнаружила, что на ней вновь одет ошейник. В этот раз оковы были и на ее руках и на ногах. Нефи чувствовала, что каждое звено этих цепей запечатывало магическую силу носящего.

Рядом с ней, тоже закованная в цепи, стояла Шастель. Без Священного меча и брони, одетая лишь в рубашку и юбку она выглядела настолько обычно, что было сложно поверить в то, что стоящая перед ней была Священным рыцарем, а не обыкновенной девушкой.

Цепи были прикованы к каменной стене, и своими силами им вряд ли удастся освободиться.

Прошлая Нефи давно бы уже сдалась и смирилась со своей не радужной судьбой. Но сейчас все было по-другому.

Я решила… что вернусь к Хозяину. Значит, мне нужно как-то сбежать.

Однако оковы с ошейником запечатали ее магические силы, а использовать свой особый дар вдали от природы она не могла — ее врожденная сила, вопреки мнению магов, имела ограничения.

Немного поерзав, Нефи стала осматриваться.

— Где…?

— Без понятия. Думаю, мы в логове мага, напавшего на нас.

Послышался звук приближающихся шагов.

Шастель поднялась, пытаясь заслонить собой Нефи, но она также была крепко прикована. В такой ситуации было невозможно что-либо сделать.

Показавшаяся фигура, как и ожидала Нефи, была ей знакома.

— Разве ты не друг Хозяина… Барбарос? — перед ней стоял маг, ранее приходивший к Загану.

Услышав это, на худом лице мага появилась улыбка.

— Друзья!? Ну надо же. Никогда бы не подумал, что кто-то может заподозрить мага в таких вещах, — смеясь, Барбарос больно схватил Нефи за щеку. — Среди магов, которых убил твой хозяин, был один… по имени Андрас. Кстати, это был первый маг на его счету. Видишь ли, так получилось, что я был его учеником.

Глаза Нефи широко раскрылись от удивления.

— Ой-ой, не пойми неправильно. Не в наших обычаях мстить за такие вещи. Если бы Заган не убил его, то, в конце концов, это бы сделал я, — Нефи не чувствовала в словах мага лжи или обиды. Он не блефовал и был откровенен.

— Но вот в чем проблема: замок, в котором он так удобно устроился, золото, на которое он купил тебя и мудрость, что он приобрел — все это должно было достаться мне по праву наследника. Нельзя просто взять и закрыть глаза на такую несправедливость, согласна? — Далее ее взор обратился на Шастель. — Поначалу, я пытался настроить против него церковь, но все пошло наперекосяк. Моих приспешников легко выслеживали, а люди, которых я посылал расправиться с Заганом возвращались ни с чем. Я надеялся, что, по крайней мере, встреча с обладательницей Священного меча не пройдет для него бесследно: может он хотя бы руки лишился или что-то вроде того.

Его откровения ошеломили Нефи. В тот раз Барбарос посетил замок сразу после атаки Святых рыцарей и выглядел обеспокоенным. Как оказалось, цель визиты была не такой уж и благородной.

Если бы в тот раз Нефи не пришла на помощь, Заган и впрямь мог лишиться руки, а может, и того хуже…

Шастель взглянула на Барбароса. Ее глаза были наполнены яростью.

— Не может быть… Значит, это ты за всем этим стоял?!

— Что? До тебя только сейчас дошло?»

Значит, он стоял за организацией похищений… Нефи припомнила слова Загана: «Такое чувство, что своими действиями они пытаются привлечь внимание церкви».

Возможно… Хозяин уже в тот момент знал личность виновника. Заган не называл его имени, но, когда речь шла о том инциденте, его лицо становилось грустным.

Не выдержав, Шастель прокричала с дрожью в голосе: — Ты омерзителен! Совершить столько бесчеловечных поступков, и все лишь ради того, чтобы подставить Загана?!

— Невероятно, да? — сказал Барбарос и захохотал. — Предложил использовать жертвоприношения маг, сдирающий лица, а я лишь ему помог — мне нужно было продемонстрировать свою силу.

— Продемонстрировать? Зачем? И кому?

— Разве не очевидно? Двенадцати Архидемонам! — воскликнул Барбарос, разведя руки в стороны. — Все было сделано, дабы доказать Архидемонам, что я достоин вступить в их ряды! И, само собой, чтобы устранить конкурентов, — затем Барбарос обратил свой взор на Нефи. — Честно говоря, я начал немного переживать, когда все пошло наперекосяк, но теперь у меня в руках есть ты. С помощью маны беловолосой эльфийки я, наконец, смогу открыть врата

Нефи бесстрастно уставилась на него, не выражая никаких эмоций.

— Жаль тебя разочаровывать, но это, скорей всего, бессмысленно.

— Хм-м, интересно… продолжай. Может, ты думаешь, что я не смогу убить тебя? Или же… Точно… Неужели ты и вправду веришь, что Заган придет спасти тебя?»

Последние слова Барбароса эхом отдались в голове Нефи и причинили боль.

Действительно ли Хозяин придет на выручку? Прежде всего, ему даже неизвестно о ее похищении. Тем более, по каким-то причинам, он сам отстранился от нее.

Нефи не верила, что Заган выгнал ее и из своего сердца, иначе на его лице не было бы той боли. Но даже так у него могли быть свои причины не приходить.

Нефи затрясла руками. Все не так. Она вновь начала думать с позиции слабого. Я решила быть полезной Хозяину, так почему я вновь так себя веду?

Если она не сможет справиться с такой заурядной ситуацией, то нет и смысла вновь пытаться вернуться к нему.

Осознав все это, Нефи внимательно взглянула на Барбароса, сохраняя безразличие на своем лице.

— Ошибаешься. Я не собираюсь доставлять неприятностей своему Хозяину. Я говорила о другом.

— Да? И о чем же?

— Хозяин уже стал Архидемоном.

Улыбка сошла с лица Барбароса.

— Ты лжешь.

— Это чистая правда. По всей видимости, именно поэтому он выгнал меня.

Барбарос неуверенно сделал шаг назад.

— Невозможно. Он? Архидемон? — Барбарос в отчаянии схватился за голову. — Мало ему было забрать у меня наследие Андраса, так теперь он еще лишил меня титула Архидемона? — сказав это, Барбарос уставил свой разъярённый взор на Нефи.

Нефи задрожала и попыталась отступить назад, но Барбарос схватил ее за ошейник и притянул к себе.

— А-а… — ее руки и ноги были скованны, поэтому, потеряв равновесие, Нефи свалилась на пол.

— Сюда! — Барбарос, не выпуская ошейника из рук, потащил ее в сторону большого зала. — Говоришь, он стал Архидемоном? Хорошо! Не проблема! Значит, я просто заберу его титул силой. Когда я закончу ритуал, будет неважно, Архидемон он или нет.

Нефи увидела перед собой магический круг, который заметила ранее. Огромных размеров круг был соединен со стенами и выглядел зловеще.

Круг был разделен на множество слоев и расписан рунами, служившими «проводниками». Нефи заметила, что весь круг был начерчен с помощью крови. Сколько же людей понадобилось принести в жертву для его создания?!

Нефи осознала, что скоро ей предстоит стать «частью» этого круга.

Осознав то же самое, Шастель гневно воскликнула: — Стой! Если тебя нужна жертва, используй меня! Я Святой рыцарь, поэтому всегда была готова к такому исходу.

Барбарос с подозрением взглянул на Шастель.

— Не переживай, я уже нашел тебе применение. Видишь ли, этот ритуал требует лучших инструментов.

От этих слов у Нефи сжались зубы. Инструмент. Всю свою жизнь окружающие считали ее инструментом.

Но… только не Хозяин. Он никогда не считал меня инструментом. И она все еще не отблагодарила его за это. Поэтому она не могла здесь умереть.

Я хочу жить. Впервые Нефи желала подобного.

Я выживу… и вернусь… к Хозяину. Пусть даже он обругает и снова выгонит ее, она не собиралась сдаваться.

Когда наступит утро, она приготовит завтрак и проследит, чтобы ему все понравилось. И будет каждый день готовить по три блюда. А если и этого будет мало, она вновь попробует убедить его поспать у нее на коленях. Она была готова на что угодно, лишь бы осчастливить Загана.

В упорстве я не проиграю даже Хозяину.

Были дни, когда она просто слушала и исполняла приказы, подобно безжизненной кукле. А в местах, где ей приходилось жить, не было и намека на тепло. В сравнении с этими местами, замок Загана ощущался раем.

Возможно, она ему и не нужна. И всегда есть шанс, что, в конце концов, он найдет кого-то, кого будет ценить намного сильнее ее. И все же…

…Тебе нельзя оставаться одному, Хозяин.

Одиночество губительно. Чувства одинокого человека притупляются, а мир теряет свои краски.

Подобное существование нельзя назвать жизнью. Нефи, проживающая день за днем, ничего не желая, хотела открыть перед Заганом мир, полный красок.

Больше всего на свете, она хотела стать его поддержкой и опорой. Поэтому она будет сопротивляться.

— От…пусти.

— Т-ц, все никак не угомонишься?! — Барбарос раздраженно дернул за цепь, из-за чего Нефи снова свалилась на пол, и продолжил тащить ее по царапающему, раздирающему ее кожу до крови полу.

От боли в ее глазах появились слезы, однако Нефи сжала свои зубы и продолжила глядеть на Барбароса.

Эта боль ничто… в сравнении с приказом Загана уйти, и уж тем более она не сравнится с той болью, которую она испытала, когда увидела его лицо в тот момент.

Храня в себе эти чувства, Нефи прокричала нечто ошеломительное:

— Я принадлежу Хозяину. Не смей ко мне прикасаться.

Ее слова вызвали ухмылку на лице Барароса.

— Никчемная рабыня, не много ли ты о себе возомнила? Не зазнавайся! — Барбарос поднял руку, собираясь ударить ее. Миниатюрное тело Нефи вряд ли смогло бы с легкостью пережить удар мага, нанесенный в полную силу.

Тем не менее, Нефи не отвела взгляда и уже мысленно приготовилась к удару, как случилось нечто неожиданное. Каменная стена перед ними с ошеломляющим громовым рёвом обвалилась.

— Ч-что происходит? — внезапно, из облака пыли перед Барбаросом возник человек.

— Хорошо сказано, Нефи. Что и ожидалось от моей ученицы.

Ее хозяин, человек, которого она хотела увидеть больше всего на свете, стоял прямо перед ней.

***

— Эй, Барбарос. Давно не виделись, — беззаботно сказал Заган, как будто ничего и не произошло.

После такого обращения, лицо Барбароса ожесточилось.

После событий у замка, Заган не терял ни минуты. Он знал о местонахождении всех укрытий Барбароса, а, так как похитили Нефи в Кианиде, круг поиска заметно сузился.

Ее могли упрятать и в другом месте, поэтому Заган собирался проверить каждое из них. То, что ему удалось найти Нефи с первой попытки, было просто везением.

— Эм, господин чародей. Все ли будет в порядке? Я говорят, сражаться с магом на его же территории сродни самоубийству, — сказала Мануэла испуганным голосом. Все это время она сопровождала Загана (и сейчас была у него за спиной). На этот вопрос маг лишь пожал плечами.

К слову сказать, так как троица Святых рыцарей была не в состоянии сражаться, их пришлось оставить в стороне.

Вернув, наконец, часть своей уверенности, Барбарос уставился на Загана.

— И давно ты знаешь? — Барбарос не стал спрашивать, зачем Заган пришел. Вероятнее всего, он учитывал в своих расчетах подобный сценарий.

Почесывая шею, Заган ответил: — Наверное, я стал что-то подозревать после нападения Сдирателя Лиц, или как там его… — речь шла о маге, напавшем в свое время на Шастель.

Кстати о Шастель. Интересно, она тоже здесь? Оглядевшись по сторонам, Заган нашел ее, прикованной к стене… Похоже, девушке-рыцарю не сильно везет в сражениях против магов. Заган даже немного ей сочувствовал.

Удостоверившись в ее присутствии, Заган вновь перевел свое внимание на Барбароса.

— Когда я пытался выгнать эту девушку, ты приходил узнать, как все прошло. Само собой, я тебя подозревал!

После истории, услышанной от Архидемонов, его уверенность в причастности Барбароса лишь возросла, однако, до сего момента, он решил игнорировать эти опасения.

До сегодняшнего дня, Загану это было не так уж и важно. Он считал Барбароса своего рода другом, и его не слишком волновало, предал его Барбарос или нет.

Барбарос выдал свое удивление.

— Что же… смелости тебе не занимать. Даже подозревая меня, ты все равно пошел со мной на тот аукцион …

— Мне просто было интересно, что ты планируешь. Кроме того, меня и вправду интересовало наследие Архидемона.

Оглядываясь назад, можно сказать, что благодаря приглашению Барбароса, он смог повстречать Нефи. За это Заган был ему благодарен.

Барбарос ответил кислой улыбкой, а Заган продолжил.

— Но что меня больше всего волнует…Ты… обидел Нефи, ведь так? — земля задрожала и стала раскалываться под тяжелыми шагами Загана.

— Аргх… — прежде, чем Барбарос успел среагировать, Заган уже стоил перед ним. — Ах ты су…

— Сначала руки.

Барбарос вытянул руки вперед, пытаясь сотворить заклинание, но Заган одним ударом кисти свел на нет его усилия. Прозвучал неприятный хруст, а обе руки Барбароса неестественно загнулись.

— Чт..?

— Теперь колени, — в ответ на его крик, Заган безжалостно нанес удар ногой, под которым коленный сустав Барбароса рассыпался на части.

— А-а-а-а! — Задыхаясь от боли, Барбарос издал протяжный крик и повалился на землю.

Все «сражение» прошло за несколько секунд.

Еще раз кинув взгляд на своего сомнительного друга, лежащего на земле и корчащегося от боли, Заган опустился на колени перед Нефи.

Голыми руками он разбил оковы на ее руках и ногах, а затем принялся за ошейник. К счастью, этот ошейник отличался от предыдущего — он не обладал никакими скрытыми свойствами, и можно было просто снять его силой.

Удостоверившись, что больше ничего ее не сковывает, Заган, наконец, обратил свой взор на Нефи. Ее белоснежные волосы были покрыты грязью, а в глазах стояли слезы.

— Эм… Тебе… больно?

— Да…очень.

— Прости.

— По сравнению со мной, Хозяин, мне кажется… что вам на много больнее.

— …Серьезно?

Огромная слеза скатилась по ее лицу. Нефи продолжила.

— Не знаю, что с вами случилось, Хозяин. Если вы считаете, что я вам не нужна, то я приму это, но… — Нефи крепко прижалась к Загану и продолжила: — Я ни за что не смирюсь с тем, что вам боль, Хозяин!

Впервые Нефи говорила так громко.

— Думаешь… ты сделала мне больно?

— Да.

— Если честно, то мне кажется, что именно я заставил тебя страдать…

— Мои страдания никак не связаны с тем, через что вам пришлось пройти, Хозяин.

— Как я и думал… Все же, я причинил тебе боль, не так ли?

— Пожалуйста, не меняйте темы, — ответила Нефи довольно строгим голосом, а затем, не разжимая объятий, взглянула ему в лицо. — Прошу вас, Хозяин… не оставляйте меня. Заган почувствовал, как жар начал наполнять его грудь.

Разве я… не бросил ее на произвол судьбы? И вместо того, чтобы проклинать его, она сказала такое.

После всего, что случилось, мысль о том, чтобы обнять ее и попытаться вернуть казалась невероятной.

— Нефи… — но важнее всего на свете, в этот момент, он должен был сказать ей…

Собравшись с духом, он уже собирался что-то сказать, но …

— Скотина. Все еще не прикончил меня, а думаешь, что уже победил?! — Барбарос уже исцелил сломанные конечности и стоял перед Заганом.

Кроваво-красный магический круг распростерся под его ногами.

— Хозяин! — в панике прокричала Нефи. Сам же Заган не подавал никаких признаков беспокойства.

— Не волнуйся. Ничего не случится.

— Чт..?

Как и сказал Заган, круг не сработал. Барбарос использовал заклинание, однако, ничего не произошло.

— Как… Это возможно? — Нефи с недоумением взглянула на Загана

Заган пояснил: — Ранее мы с тобой обсуждали абсолютную магию, которая существует в теории, помнишь? — Речь шла о магии, способной нейтрализовать другую магию путем создания магической цепи внутри магического круга противника. Процесс возможный в теории, но невозможный на практике.

— По правде говоря, существует одна хитрость, — сказал Заган, а затем провел пальцем в воздухе, нарисовав круг идентичный тому, что был начерчен на земле. — Если начертить точную копию круга противника и поместить ее внутрь его круга, произойдет феномен отражения.

Впервые Заган столкнулся с магией в восемь лет. В то время его, мальчишку без дома и семьи, похитил маг по имени Андрас и собирался принести в жертву.

Заган уже тогда понимал, в какое попал положение, и какая его ждет участь. Когда его похитили, Заган запомнил, как выглядел магический круг мага и в тайне нарисовал его у себя на руке. Писать было нечем, поэтому он воспользовался собственной кровью.

Оглядываясь назад, Заган осознавал, что действовал вслепую. Без каких-либо знаний, новичку вроде него, еле сумевшему скопировать чужой круг, вряд ли стоило на что-то надеяться. И все же он преуспел.

Когда он пытался сбежать, его раскрыли и, прямо перед тем, как Андрас собирался убить его молнией, Заган использовал ту же самую магию.

Наверняка это было просто совпадением. Из-за того, что одно и то же заклинание было использовано дважды с небольшой разницей во времени, отраженное заклинание поразило самого Андраса.

Тем не менее, воссоздать данный феномен не так легко, как кажется. Если маг попытается скопировать заклятие противника, оба заклинания будут нейтрализованы, либо будут направлены на того, кто пытался скопировать. И, прежде всего, произнести оба заклинания с минимальной задержкой крайне сложно.

В тот раз случилось чудо — заклинание Загана было выпущено за долю секунды после вражеского. Таким образом, Заган оборвал жизнь Андраса и выжил.

Победа ему досталась благодаря использованию особой техники, которой он затем полностью овладел и, благодаря которой двенадцать Архидемонов признали его как равного.

Барбарос отпрянул.

— Н-невозможно… Хочешь сказать… это и есть наследие Андраса?

— Андраса? А, точно, вроде был какой-то парень с таким именем… Разве он обладал подобной силой?

Зная ответ, Барбарос совершенно потерял самообладание.

— Чт… Да что ты такое?! — совершенно отчаявшись, Барбарос стал вслепую метать магию.

И все это происходило внутри его барьера, благодаря чему Барбарос мог использовать свои силы на пике возможного, в то время как силы Загана были заметно ослаблены.

Тем не менее, ни одна из атак Барбароса не достигла своей цели. Вместо этого, выпущенные магические снаряды просто растворялись перед Заганом. Новоявленный Архидемон использовал свою особую технику, тем самым отражая все атаки Барбароса.

Заган мгновенно реагировал на каждую атаку, даже на те заклинания, которые видел впервые.

Талант Загана был продемонстрирован им во всей красе.

Нефи с изумлением прошептала: — Но… как такое возможно? Даже если наложить одинаковые заклинания друг на друга, разве это может помешать их активации?

— Отличный подмечено, Нефи» — Заган гордился своей ученицей, задавшей правильный вопрос. — Я объяснил тебе лишь основы магии. На самом деле, если правильно рассчитать время, даже начинающий маг сможет использовать эту технику. Мы сами совершенствуем свою магию, не так ли?

В области магии отражение заклинаний было первым, чему научился Заган. Соответственно, начав свою жизнь в качестве мага, Заган решил досконально изучить данный феномен, дабы найти ему более широкое применение.

Очень скоро, он также научился подавлять силу заклинания, на которое он использовал свою технику, при помощи собственной маны.

Позволив Барбаросу вдоволь побушевать, Заган сбросил свою мантию и развел руки в стороны. На его правой руке виднелись несколько магических кругов.

Все круги пребывали в состоянии активности. Мана безостановочно циркулировала по ним.

— Видишь? Благодаря этим кругам у меня есть возможность преобразовывать заклинания, которые использует Барбарос. — другими словами, он поглощал все его заклинания, всю его магию.

Даже само использование магии подпитывало силы Загана. Даже в сражении с Архидемоном, убить Загана магией не представлялось возможным. После смерти Архидемона Маркозиса, именно эта сила позволила Загану занять освободившийся пост.

— К сожалению, я могу преобразовывать лишь ту магию, которая мне известна. Чтобы использовать эту технику против любой магии, нужно продолжить ее развивать, — его техника все еще была недоработанной. Поэтому остальные Архидемоны пока не воспринимали его всерьез.

Услышав все это, Барбаросом овладел страх.

— То есть… ты поглотил мою магию? — Барбарос тоже был сильным магом, потому осознавал, с какой силой столкнулся.

Заган специализировался на расширении физических возможностей. Он мог создать резонанс в заклинании, выпущенном другим магом, а затем обратить его в собственную силу. Наиболее подходящее название для такой техники — магия поглощения.

Вдруг, Заган заговорил так, будто что-то вспомнил.

— Кстати, Барбарос. У меня наконец-то появилось прозвище, — Заган сжал правую руку в кулак, от чего магические круги на его руке начали вращаться. — Убийца магов. Кажется, теперь меня так зовут, — сказав это, Заган бросил вперед свой кулак.

В своем логове у Барбароса наверняка имелись отличные средства защиты. Однако противник мог поглощать его магию, а пытаться использовать физическую силу против того, кто специализировался в этом, было неразумным.

Короче говоря, никто из ныне живущих магов не смог бы держать удар Загана. Это же касалось и Архидемонов.

— Аргх… — удар Загана пришелся по корпусу, разрывая внутренние органы и ломая кости.

Сила удара отбросила Барбароса и он покатился через огромных размеров круг, начерченный в зале. Остановившись, все, что он мог, так это истекать кровью и биться в конвульсиях.

Видя, что сражение окончено, Заган спокойным шагом двинулся в сторону Барбароса.

— С-стой. Я…Проиграл. Я… не могу сражаться. Я больше… никогда не покажусь тебе на глаза… клянусь. Если хочешь… я поделюсь с тобой своими исследованиями.

Услышав, как Барбарос начал молить о пощаде, Заган сжал кулак. Количество магических кругов на его руке увеличилось.

Как только Барбарос это увидел, его лицо побелело.

— Заган… мы же друзья… верно?

Такой реплики Заган совершенно не ожидал и озадаченно наклонил голову.

— Разве понятие дружбы… существует для магов? — сказав это, Заган ударил.

Внезапно земля раскололась, а огромный магический круг рассыпался, не оставив ни следа. Разрушения коснулись не только пола: трещины поползи по стенам и потолку, дошли и до той стены, к которой была прикована Шастель, а цепи, что сковывали ее, дрогнули под таким натиском.

Барбарос оказался в эпицентре разрушений и после такой атаки от него ничего не осталось… Или так должно было случиться?

— Ха? — Барбарос, целый и невредимый, ничего не понимая оглянулся назад. Кулак Загана был направлен на его голову. Увидев выражение лица Барбароса, Заган рассмеялся.

— Ха-ха-ха, да шучу я. Смотри, в штаны не наложи.

— Т-ты… Что, черт побери, ты задумал?

На этот вопрос Заган лишь пожал плечами.

— Ну… Убить тебя, наверное, было бы правильно, но после этого я не смогу насладиться хорошей выпивкой. Все же я совсем не разбираюсь в толковом пойле.

— Ты что, решил сжалиться надо мной…?

— Считай, что мне просто лень закончить начатое.

Барбарос бросил на него злой взгляд.

— Не играй со мной… Если ты сохранишь мне жизнь, я точно тебя убью. Думаешь, я сдамся? Не дождешься!

— Мне все равно. Каждый раз, как будешь мне проигрывать, с тебя бутылка хорошего пойла. Барбарос широко раскрыл глаза, наконец, осознав смысл его слов.

— Ты…Издеваешься?! Какой прок оставлять врага в живых?

— Да, насчет этого… — Заган вдруг хлопнул в ладоши, словно что-то вспомнив.

— Барбарос, я занял место бывшего Архидемона Маркозиса.

Барбарос стиснул зубы от негодования, а Заган продолжил говорить.

— Разве ты не считаешь, что Архидемон, которому плевать на законы и правила, намного круче?

Двенадцать Архидемонов были невероятно сильны и внушали ужас. Повстречав их и достигнув того, о чем мечтает каждый маг, Заган ясно кое-что осознал. Ему было страшно.

Не шутите со мной. Каким образом он истолковал все настолько неверно? Разве ни желание выжить подтолкнуло его к поиску силы? Разве он стремится к силе ни потому, что не хочет быть жертвой? Склониться перед кем-то значило предать самого себя.

Я был настолько жалок, что даже причинил Нефи боль. Заган был не из тех, кто просто смирится с проигрышем. Именно поэтому он без единого сомнения огласил свои намерения…

— Я буду делать то, как считаю нужным. Раз я хочу дать Нефи возможность жить под солнцем, значит, мне просто нужно подчинить все, на что падает свет, — Заган вновь взглянул на Барбароса.

— Именно поэтому я сохраню тебе жизнь. Потому что, я так захотел. Если что-то не нравится, стань сильнее меня.

Истощенный, Барбарос вытянул свои конечности. Он проиграл не только силой, но и духом. Это было сокрушительное поражение.

— Что за высокомерный кретин.

— Чертовски верно. Как мне, по-твоему, выжить без высокомерия, будучи Архидемоном? — как только Заган ответил, разрушенный магический круг вновь начал еле светиться.

— …Эй, тебе все еще мало, Барбарос? — раздраженно спросил Заган, на что Барбарос покачал головой.

— Н-нет, это не моих рук дело.

Заган взглянул на место в полу, в центр круга, куда пришелся удар его кулака. Магия Загана отразила чужую магию. Возможно, каким-то образом он вмешался в работу круга.

Что происходит? Что за ненормальное количество маны скапливается вокруг? Даже Заган не смог бы поглотить такое количество силы. Никто бы не смог.

— … Что ты вообще собирался делать с этим кругом?

Лицо Барбароса дрогнуло.

— С его помощью я собирался… призвать истинного демона.

Говорят, кресты, что используют маги и даже церковь являли собой буквы, созданные богами или, возможно, демонами древних времен.

Разве возможно призвать… настоящего демона?

Это была бездна магии, о которой молодой Заган ничего не знал. Поэтому, Заган издал крик, явно впадая в панику.

— Нефи, беги! Мануэла и остальные, вас тоже касается! — Заган понял, что торопить остальных не было надобности. Пещера затряслась с такой силой, что в любой момент могла рухнуть им на головы.

После удара Загана пещера уже успела покрыться трещинами, теперь же возник этот круг. Потолок начал обрушиваться, из-за чего приходилось постоянно сгибаться.

— Эй, что происходит? — несмотря на всю опасность, Шастель доползла до Нефи и нависла над ней, пытаясь защитить ее. В конце концов, она была Святым рыцарем, и чувство долга даже при такой опасности не покинуло ее. Мануэле тоже пришлось нелегко, использовать крылья в таком ограниченном пространстве она не могла, так что тоже оказалась в ловушке.

Похоже, другого выбора нет. Придется встретить лицом к лицу нечто, что вскоре выйдет из круга.

Через несколько мгновений в центре круга появилось существо, и Заган сразу же осознал свою заносчивость.

Возможно, из-за того, что магический круг не был полностью завершен, а, может быть, из-за того, что активация произошла случайно, в круге появилась лишь тень без какой-либо определенной формы. Но даже так одна тень уже внушала страх.

Бесполезно. Человек ничего не может противопоставить чему-то подобному. От одного вида существа, у Загана перехватило дыхание.

Даже встреча с двенадцатью Архидемонами ничто, в сравнении с этим.

Нефи побледнела, а тело начало дрожать. Шастель не смогла справиться с тем, что увидела и лишилась сознания. Мануэла закрыла руками лицо.

— Это… Демон! — Загана прозвали «Убийцей магов», но было неизвестно, владел ли вообще этот монстр магией. А даже если и обладал, то хватит ли у Загана сил противостоять ему?

Вероятно, нет. В конце концов, неважно, какой силой ты обладаешь — победить нечто подобное невозможно для человека.

И вот, Заган уже приготовился встретить свою кончину, как… Монстр… внезапно встал на колени, будто… поклонившись ему. А затем издал несколько шокирующих слов.

— Мой король. Я жду твоих приказаний, — чудовище, превосходившее человека, по какой-то причине решило подчиниться Загану.

Пытаясь собраться с мыслями, он заметил, как на его руке появился знак. Это была печать Архидемона, которую он унаследовал. Печать, перед которой склонился монстр.

Что за… Что за силу я получил? Похоже, что за титулом Архидемона стоит гораздо больше могущества, чем он мог себе представить.