BakeSS    
Замок Маёй


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
27.05.2020 20:10
домо
blackhust
24.05.2020 21:28
eljerbo, спасибо, починил.
eljerbo
24.05.2020 07:57
В рассказе Разумность Суруги поплыли сноски, а вторая вообще отсутствует
blackhust
15.05.2020 21:02
eljerbo, спасибо за внимательность)
eljerbo
14.05.2020 18:50
Наука Синобу
".. эксплуатацию людей к качестве орудий .."
И ещё раз спасибо за переводы :о)
nyassh
09.05.2020 18:55
asd
lastic
07.05.2020 00:24
Хоооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
natkathegreat
01.05.2020 19:59
Спасибо! Рад, что работа над переводом продолжается. Очень жду этот и другие переводы, желаю терпения и сил <3
blackhust
01.05.2020 13:30
null, спасибо) я уже связался с автором проекта на Реддите и он мне передал все переводы и оригинальные тексты коротких историй, кроме тех, что не публиковались в интернете, так что всё ок.
Anon
01.05.2020 05:57
Спасибо, что продолжаете переводить моногатари! Вот ссылка на ещё несколько глав коротких историй:

https://www.reddit.com/r/araragi/comments/5eilqt/monogatari_short_stories_translation_project/?utm_source=amp&utm_medium=&utm_content=post_body

Замок Маёй

Люси Мод Монтгомери хорошо известна как автор книги «Аня из Зелёных мезонинов»[✱] Anne of Green Gables (1908 год)., но сегодняшним утром давайте поговорим о чём-то «голубом», а не о чём-то «красном», как рыжие волосы Ани.[✱]В Японии книга издавалась под названием 赤毛のアン (Akage no An, «Рыжая Энн»). Другими словами, давайте поговорим об истории, главной героиней которой является Валенси Стирлинг, о «Голубом замке»[✱]The Blue Castle (1926 год)..

— Ты читал его когда-нибудь, Арараги-сан?

— «Голубой замок»? Прости, Хатикудзи, но с учёбой у меня туго, и об этой книге я даже не слышал, — ответил Арараги-сан, немного подумав.

«Аня из зелёных мезонинов» — весьма известная книга, но немногие знают о «Голубом замке», во всяком случае здесь, в Японии.

— Стыдно признаться, но из всех работ Монтгомери я читал только «Аню из Зелёных мезонинов». Думаю даже Сэндзёгахара с её привычкой читать всё подряд читала только «Авонлейские хроники».[✱]Chronicles of Avonlea (1912 год).

— А что же она читает?

Ну, полагаю она относится к увлечённым, но непоследовательным читателям.

Поэтому я начала объяснять Арараги-сану сюжет «Голубого замка».

— В общем, главная героиня — 29-летняя женщина по имени Валенси Стирлинг с таким сильным воображением, что могла бы посоперничать с самой Аней Ширли.

— Разве это хорошо — иметь такое же воображение, как у Ани Ширли, в 29 лет?..

— Однажды один доктор сказал мисс Стирлинг, что ей осталось жить всего год, и эта история рассказывает о том, как женщина, всю жизнь угнетаемая своими родственниками, решила прожить остаток своей жизни.

Я проигнорировала комментарий Арараги-сана. (Хотя да, это и в самом деле нехорошо). В любом случае, я тут не рецензию делаю, так что на этом я закончу своё введение. (Я даже не стану объяснять, почему книга называется «Голубой замок»). Я решила задать Арараги-сану один вопрос.

— А как бы ты поступил, если бы узнал, что тебе осталось жить всего год, Арараги-сан?

— Что? Что ты имеешь в виду?

— Ну да, ты, пожалуй, всегда находишься в одном неверном шаге от того, чтобы не дожить даже до следующего дня, так что перефразирую вопрос. Как бы ты поступил, если бы узнал, что можешь прожить аж целый год?

— Это как-то сильно меняет суть вопроса. Хмм.

«Интересно», — сказал Арараги-сан, скрестив руки на груди. Одна из приятных вещей в нём заключалась в том, что он всегда по крайней мере обдумывает любой вопрос, который бы я ему ни задала. Будучи сильно впечатлена его достойным похвалы отношением к диалогу (это ложь, так, к слову), я дала ему несколько полезных советов.

— Например, можно путешествовать по миру, ходить по магазинам, признаться в любви кому-то, кого ты всегда любил, есть множество вещей, которые ты можешь выбрать.

— У меня есть такое чувство, что мне не хотелось бы умирать с оставшимися сожалениями на душе, но, хм… А вообще, я бы ничего не делал.

— Ты бы ничего не делал?

Такого ответа я не ожидала. Интересно, он специально сказал что-то настолько необычное, чтобы привлечь моё внимание? Ненавижу[✱]Маёй использовала слово «дакацу» (蛇蝎), что является сокращённой формой выражения «дакацуси» (蛇蝎視), «смотреть как на змею и скорпиона», т.е. «смотреть с отвращением». такой тип людей, которые настолько любят внимание к своей персоне, поэтому я резко нанесла ответный удар.

— Разве это не значит, что ты уже сдался по всем фронтам? То есть всё, что у тебя осталось — это один год, и что бы ты не предпринял, всё будет бессмысленно, и ты в каком-то смысле впал в полное отчаяние? Да я смотрю, твоё самосознание совсем пустилось во все тяжкие.

— Я не это имел в виду. Например, когда ты просто живёшь — это всё, что тебе нужно. Я хочу сказать, что пока ты живёшь, всегда найдутся какие-нибудь дела, которых ты не сможешь избежать.

— Дела? Ты имеешь в виду работу?

— Не только работу. Даже «развлечения» и «отдых» — это та деятельность, которой необходимо заниматься, чтобы жить. Чтобы дожить до завтрашнего дня, нужно хорошо поесть и хорошо поспать, но если бы мне оставалось жить ровно год, я был бы свободен от этих обязанностей.

— Хмм.

В конце концов, на мой взгляд, это не сильно отличается от того, чтобы впасть в отчаяние и сдаться. Я бы так и сказала, но в его словах была доля правды. В конце концов, даже путь в тысячу ри должен иметь хоть маленький повод.[✱]Маёй перефразировала известную пословицу 千里の道も一歩より始まる (Senri no michi mo ippo yori hajimaru, «Путь в тысячу ри начинается с одного шага») превратив её в 千里の道も一理から (Senri no michi mo ichiri kara). При этом в её варианте слово «一理» (ichiri) значит «доля правды», «некоторые основания», но звучит точно так же, как 一里 («один ри», мера длины, чуть меньше 4 км), что делает её каламбур даже вполне логичным: «Путь в тысячу ри начинается с одного ри». Как он и сказал, возможность абсолютно ничего не делать может быть величайшей роскошью для организма. Гнаться за мечтой. Искать надежду. Добиваться своих целей. Всё это может казаться приятными и позитивными примерами самоактуализации, но все они требуют взамен огромных усилий.

На самом же деле, как раз потому, что жить вам осталось совсем немного времени, вам уже не нужно путешествовать по миру, ходить по магазинам или признаваться человеку, которого вы давно любите. Такой ход мыслей мог бы послужить основанием для некоторых размышлений.

— Пока мы живём, мы должны стараться доставлять себе как можно больше удовольствия, так разве не было бы здорово освободиться от всего этого бремени наших жизней, хотя бы под конец? Разве не здорово было бы не делать всего того, что мы хотим? Через некоторое время ты всё равно устанешь. Устанешь от необходимости постоянно наслаждаться каждым моментом своей жизни в этом мире.

Он говорит так, будто знает всё, что нужно знать на этом свете. Но это так похоже на него, учитывая все смерти, что он пережил.

Я почувствовала тепло где-то внутри себя.

— Кстати, Хатикудзи. Утром ты сказала, что мы будем говорить о чём-то «голубом», а не о чём-то «красном», но ведь книга в оригинале называется «Anne of Green Gables», так разве мы говорим не о чём-то «зелёном»?

И это говорит человек, который извинялся за то, что плох в учёбе.

Всё тепло внезапно куда-то делось.

— Ты же знаешь, что в японском языке мы зачастую используем слово «голубой», когда говорим о чём-то «зелёном»[✱]Слово 青い (аой, «синий») исторически обозначало все холодные оттенки, включая и синие, и зелёные (в противовес «акай», которое обозначало все тёплые цвета). Однако со временем в японском появились названия у конкретных оттенков, и классический в нашем понимании зелёный стали называть «мидори» (緑, «зелень»), а слову «аой» остались синий и голубой цвета. Однако в наше время всё ещё можно встретить слово «аой» в «зелёном» значении. К примеру что-либо незрелое (в том числе «зелёная юность», «аой сэйсюн») это «аой», или цвет разрешающего сигнала светофора тоже «аой» (кстати он в Японии действительно часто синего или сине-зелёного цвета)., хотя в конечном итоге имеем в виду одно и то же. Думаю тебе стоит извиниться и поправить себя.

Мне захотелось его ударить.

— Да ладно тебе… Это не так уж и важно, мы же называем младенцев «розовыми», а детей «зелёными»,[✱]Слово 赤ちゃん(акатян) содержит в себе иероглиф «ака» (красный), а слово 緑児 (мидориго) содержит в себе иероглиф «мидори» (зелёный), но при этом оба слова означают «младенец». хотя цветом они не особо различаются. Вечно ты взвинчиваешься из-за каких-то мелочей, 1/f-юраги-сан.[✱]Маёй заменила в слове «юраги» слог «ぎ» на иероглиф «木» из фамилии Арараги. Подробнее в следующей сноске.

— Не говори о людях, как об исцеляющих волнах. Извинись и исправь в том числе и это. Моё имя — Арараги.

Ну а как же.

Впрочем, я думаю, что ты проживёшь немного дольше, или много дольше, и будешь наслаждаться своей жизнью без сожалений. Поэтому я, Хатикудзи Маёй, буду молиться за то, чтобы ты, Арараги-сан, прожил долгую жизнь, но вернёмся к нашему разговору.

— Прости, язык прикусила.