BakeSS    
Дворец Суруги


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
27.05.2020 20:10
домо
blackhust
24.05.2020 21:28
eljerbo, спасибо, починил.
eljerbo
24.05.2020 07:57
В рассказе Разумность Суруги поплыли сноски, а вторая вообще отсутствует
blackhust
15.05.2020 21:02
eljerbo, спасибо за внимательность)
eljerbo
14.05.2020 18:50
Наука Синобу
".. эксплуатацию людей к качестве орудий .."
И ещё раз спасибо за переводы :о)
nyassh
09.05.2020 18:55
asd
lastic
07.05.2020 00:24
Хоооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
natkathegreat
01.05.2020 19:59
Спасибо! Рад, что работа над переводом продолжается. Очень жду этот и другие переводы, желаю терпения и сил <3
blackhust
01.05.2020 13:30
null, спасибо) я уже связался с автором проекта на Реддите и он мне передал все переводы и оригинальные тексты коротких историй, кроме тех, что не публиковались в интернете, так что всё ок.
Anon
01.05.2020 05:57
Спасибо, что продолжаете переводить моногатари! Вот ссылка на ещё несколько глав коротких историй:

https://www.reddit.com/r/araragi/comments/5eilqt/monogatari_short_stories_translation_project/?utm_source=amp&utm_medium=&utm_content=post_body

Дворец Суруги

Прочитайте «Тайну красного дома» Алана Александра Милна. Камбару Суруга.[✱]Суруга просто так представилась, не обращайте внимания, так и задумано. Когда речь заходит о Милне, то все, без сомнения, вспомнят его в первую очередь как детского писателя, написавшего «Винни-Пуха», однако в его библиографии есть один единственный детективный роман, и это именно «Тайна красного дома». Потому я его и прочитала. Что? Тот самый парень, который написал «Винни-Пуха», написал детективный роман? Я должна его прочесть! Да, это был почти весь ход моих мыслей. Возможно, найдутся люди, которые прочитают это и обвинят меня в том, что я не ценю литературу, но я не люблю, когда кто-то критикует мои привычки в еде, не говоря уже о том, чтобы кто-то критиковал мои привычки в чтении.

— Я уверена, что они правы, хотя я и сама не особо разборчива в выборе книг. Камбару, то, как выглядит твоя книжная полка — это действительно твой личный выбор, но твой выбор настолько эксцентричный, что я не могу так просто его одобрить. «Тайна красного дома»?

«Нет, её я ещё не читала», — сказала Сэндзёгахара-сэмпай, словно копаясь в собственных воспоминаниях. Вот уж действительно, она обладает способностью всегда выглядеть как богиня, независимо от того, какую позу принимает. Зависть.

— Но мне кажется, что я где-то уже слышала этот сюжет. Чёрт. Если бы я вспомнила ещё хоть немного, то может и вспомнила бы главный поворот сюжета.

Похоже, что она где-то уже слышала этот сюжет, вплоть до развязки. Наверное, такова судьба всех классиков. Скажем так, в наше время трудно избежать спойлеров.

— С другой стороны, я не имею ни малейшего представления о сюжете «Винни-Пуха». Дай-ка подумать… Там развязка в том, что Пух на самом деле является куклой?

— Это и так известно с самого начала, Сэндзёгахара-сэмпай.

— Оу, вот как?

В последнее время диапазон её эмоций стал значительно шире, и теперь некоторые выражения своего лица она демонстрировала только мне, но по-прежнему выглядела недовольной, когда кто-то указывал на её ошибки. Это единственное, что не поменялось в Сэндзёгахаре-сэмпай ещё со времён средней школы.

— Интересно, а кто из них был первым?

— Хмм?

— Мне интересно, что Милн написал первым: «Тайну красного дома» или «Винни-Пуха».

— Я думаю, что «Винни-Пух» был позже.

— Хмм. В любом случае, у меня всегда было впечатление, что «Тайна красного дома» была написана первой… Нет, я не хочу сказать, что у него не получилось добиться успеха в детективных романах, после чего он переключился на детскую литературу, или что-то вроде того.

— Хм. Я мало что знаю о Милне, но, по-видимому, он был из тех писателей, которые не любят писать то, что хотят люди.

Я полагаю, что эта моя формулировка была не совсем правильной, что для меня характерно, но даже с моей склонностью к тому, чтобы быть невежливой, предисловие к «Тайне красного дома» вызвало у меня именно такое впечатление.

— Сначала он сделал себе имя, как юмористический писатель, но когда люди начали хотеть, чтобы он продолжил писать подобные произведения, то он начал писать детектив об убийстве. А когда детективы стали популярными, то есть, когда люди захотели, чтобы он продолжал писать именно их, он по какой-то причине начал писать «Винни-Пуха».

— Можно сказать, что он относится к той категории писателей, которые не хотят навешивать на себя определённый ярлык, но я могу лишь посочувствовать человеку, который не желает делать что-то только потому, что этого желает кто-то другой.

Прежний характер Сэндзёгахары немного пробивался наружу, и вы могли бы принять это за милую черту, когда старшеклассница говорит подобные вещи. Но если бы это сказал популярный автор (или его редактор, или, в случае Милна, его агент), но нашлось бы немало людей, обеспокоенных его словами.

— Но из всего множества людей в писательской индустрии должно быть и определённое количество тех, кто просто не может работать по чьим-либо просьбам. Можно сказать, что именно это и делает их настоящими творцами.

Довольно непростое положение. Если вы позволите своему гению слишком разгуляться, то он не сможет создать нечто занимательное, поэтому, в конце концов, некоторые ограничения необходимы. Но, по моему личному мнению, мнению человека, не одарённого писательским гением, попытка навязать природе писателя контроль вместо ограничений также не позволит ему создать что-то, что вы смогли бы назвать интересным. Получится что-то совершенно нелепое. Милн писал об этом в предисловии: «Я мог бы гордиться даже телефонным справочником, написанным со страстью, но непременно бы устыдился сотворить трагедию белым стихом по чьей-либо указке». Лично я отношусь к тому типу людей, кому нравится подчиняться приказам тех, кого я уважаю, поэтому, если честно, я не очень хорошо понимаю такой тип писательской мысли. Я бы сказала, что исполнение желаний людей — это величайшая радость, но если бы на месте Милна была я, то знаменитый «Винни-Пух» никогда бы не был написан… Хотя учитывая то, что за «Тайной красного дома» могли последовать и другие шедевры детективного жанра, я бы сказала, что независимо от того, как всё сложилось, это всё было просто делом вкуса.

— В конце концов, тебе не кажется, что здесь есть хороший баланс? Борьба между издателями, читателями, которые хотят, чтобы авторы писали то, что им нравится, и самими мятежными авторами. Ты знаешь, что больше всего не любят авторы, когда читатели просят их писать именно так, как им нравится?

— Ну я могу себе это представить… В некотором роде.

Даже за пределами баскетбольной площадки бывает не интересно, когда вам просто говорят делать всё на своё усмотрение, когда нет никакой стратегии. Тем не менее, если автор просто будет писать всё то, чего хотят читатели, то нет никакой гарантии того, что читатели будут отзываться о его работах так, как того хочет автор. Так что когда вам говорят делать всё, чего вы сами хотите, то это действительно может быть неприятно, но это ничуть не значит, что делать то, что хочет кто-то другой, будет легче.

— Подводя итог, я считаю, что самым лучшим был бы исход, когда авторы пишут всё, что они хотят, а читатели читают всё то, чего они хотят… Хотя погоди, это же тогда будет одобрение твоего дикого выбора литературы.

«Это проблема», — заключила Сэндзёгахара-сэмпай.

— Но раз уж ты об этом заговорила, — сказала она, хлопнув в ладоши. — У меня недавно был такой разговор с Арараги-куном. Что-то о том, как мы читаем книги. Ох уж этот глупый Арараги-кун, представляешь, что он сказал?[✱]Сэндзёгахара здесь использует нарочито милую, и при этом старомодную манеру, которую сегодня сочли бы переигрыванием. Кто знаком с японским кинематографом, в частности дорамами, тот может себе это представить.

Я была немного раздражена тем, что моя сэмпай, которую я так уважаю, начала говорить, как персонаж какого-то фильма, но так как мне стало любопытно, я решила продолжить слушать.

— «Я бы сказал, что в наше время само чтение бумажных книг — это уже похвально, и я уверен, что любой автор был бы рад увидеть подобное». Что ж, это правда.

В самом деле. В самом деле, при этом я понимала, что похвала Арараги-сэмпая не была чем-то таким, что происходит на постоянной основе, поэтому я была так счастлива, что на мгновение потеряла контроль над собой, и когда мои эмоции хлынули наружу, я произнесла:

— …В этом весь вы, Арараги-сэмпай.