BakeSS    
Комната Маёй


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
27.05.2020 20:10
домо
blackhust
24.05.2020 21:28
eljerbo, спасибо, починил.
eljerbo
24.05.2020 07:57
В рассказе Разумность Суруги поплыли сноски, а вторая вообще отсутствует
blackhust
15.05.2020 21:02
eljerbo, спасибо за внимательность)
eljerbo
14.05.2020 18:50
Наука Синобу
".. эксплуатацию людей к качестве орудий .."
И ещё раз спасибо за переводы :о)
nyassh
09.05.2020 18:55
asd
lastic
07.05.2020 00:24
Хоооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
natkathegreat
01.05.2020 19:59
Спасибо! Рад, что работа над переводом продолжается. Очень жду этот и другие переводы, желаю терпения и сил <3
blackhust
01.05.2020 13:30
null, спасибо) я уже связался с автором проекта на Реддите и он мне передал все переводы и оригинальные тексты коротких историй, кроме тех, что не публиковались в интернете, так что всё ок.
Anon
01.05.2020 05:57
Спасибо, что продолжаете переводить моногатари! Вот ссылка на ещё несколько глав коротких историй:

https://www.reddit.com/r/araragi/comments/5eilqt/monogatari_short_stories_translation_project/?utm_source=amp&utm_medium=&utm_content=post_body

Комната Маёй

000

В то воскресенье я сидел в своей комнате, зайдя в полнейший тупик.

— Это плохо. Что же мне делать? Так всё обернулось... Э-эх. Не могу прийти в себя. Я думал, что я дурак, дурачина, но подумать, что я такой идиот... Даже до конца довести не могу, — бормотал я едва ли не в бреду слова раскаяния.

Я поднял голову и взглянул на кровать.

Что мне подумалось от увиденного, так это, конечно, «было бы отлично, будь это галлюцинацией».

Точно, наверное, это просто сон.

Подобное в реальности не случается.

— Покорнораги-сан, — сказало видение.

Галлюцинация сидела на моей кровати и говорила мне:

— Сколько бы ты ни молил о спасении, я не исчезну, и ты не проснёшься, Покорнораги-сан.

Видение.

Точнее, Хачикудзи Маёй говорила.

— Нет, конечно, сейчас более подходящего мне имени нет, и ничего не остаётся, кроме как покориться этому прекрасному примеру, где имя и естество часто совпадают, но Хачикудзи, меня зовут Арараги.

— Прости, оговорилась.

— Нет, это специально...

— Огоровилась.

— Нарочно же?..

— Утомилась.

— Ну, после стольких-то оговорок...

У меня даже не было настроения на наш обычный диалог.

Ну, оно понятно.

В любом случае сейчас моя жизнь в кризисе невиданного масштаба, не сравнимого с весенними каникулами и Золотой неделей.

Хочется просто сидеть, уткнувшись лицом в колени.

Хачикудзи в моей комнате.

Пятиклассница в моей комнате.

Ну и дела.

Чтобы объяснить сложившуюся ситуацию, придётся повернуть часы вспять — ненамного, лишь на час (это действительно немного).

Я взял перерыв от подготовки к экзаменам и выскочил покататься на велосипеде. По пути я заметил фигуру с рюкзаком и двумя хвостиками, пятиклассницу.

— О, это же Хачикудзи? Давненько не виделись.

Я могу вспомнить только до этой своей мысли.

То есть я был в сознании до этого момента.

Но мгновением позже, будто внезапно одержимый чем-то, я бросился к Хачикудзи, схватил её миниатюрное тельце, привязал к багажнику велика и в таком виде увёз к себе домой.

— Это же похищение, да?

Я стал преступником.

Не стоит упоминать, что это похищение несовершеннолетней.

Насколько я знаю, разве это не худшее преступление человечества?

— «Похищение» довольно лёгкое для оговорок слово, ага... Ахаха.

Мои мысли снова вернулись к уничижению меня.

Какая хрупкая у меня психика.

— Это не моя вина... Это потому что ты, Хачикудзи, слишком милая... Серьёзно, это я здесь жертва.

— Худшего оправдания не придумаешь, Арараги-сан.

Она стояла с рюкзаком на постели, и в её глазах так и читалось: «Я всегда подозревала, что ты совершишь нечто такое, и ты наконец пошёл на это преступление». Хачикудзи тяжело вздохнула.

— Ты как всегда невероятно нелеп, — проговорила она. — Подумать только, ты похитил меня, уличного духа, и притащил к себе домой. Более того ты впихнул меня в свою комнату! Ты вообще наплевал на все правила странностей. Ошино-сан был бы в шоке от тебя, но не я.

— Чего? Но ты же поднялась на два ранга с духа, который привязан к месту, на бродячего духа, разве теперь ты не можешь свободно ходишь где хочешь?

Я думал так и есть.

— Моя основа так не поменялась. Я не настолько свободна как люди. Просто сам принцип «Я не могу никуда попасть», который привязан к заблудшей корове, теперь ушёл. Я просто больше не потерявшийся ребёнок.

— Хм-м.

— Говорят, вампиры не могут сами войти в чужой дом, так ведь? Без приглашения хозяина, они даже дверь открыть не в состоянии. Что-то такое вот. В моём случае улицы — это мой дом.

— Хм-м... улицы, значит?

Прямо покровитель путников.

Я никогда об этом так не задумывался, но даже после того случая с заблудшей коровой мы с Хачикудзи встречались только на дорогах.

— Разговор спойлерный, хорошо, что это дополнительная история, да?

— Не говори так беззаветно. То есть не говори так беззаботно. Попробуй поставить себя на моё место, меня же арестуют из-за этой дополнительной истории!

— Да это нормально. Я просто так выразилась, но ты напал и похитил духа умершей больше десяти лет назад, так что это не преступление.

— В наши дни уже и не разберёшь, преступление это или нет...

Всё-таки все эти тенденции по защите персонажей, которые даже не существуют, набирают обороты день ото дня.

— Ну и что же тут не так? Давай просто забудем, как всё это произошло, и оставим остальное на удачу. К тому же я впервые в комнате у парня, так что можно просто назвать это комнатным свиданием.

— Комнатным свиданием?

Хм-м.

Ну ладно.

Бесполезно плакать над прокисшим молоком, так что я просто смирюсь.

Я действительно Покорнораги-сан.

— Сыграем в карты? В короля и нищего, например?

— О, можно. Я позову сестёр тогда.

— Правилом скорой помощи можно пользоваться?

— Ни разу о таком правиле не слыхал!

Вообще, Карэн и Цукихи, скорее всего, не смогут увидеть Хачикудзи (а если и увидят, как мне её им представить-то), так что думаю, в короля и нищего нам не сыграть.

Наверное, Хачикудзи уже поняла это.

— Какая же у тебя захламлённая комната, Арараги-сан. Вместо того, чтобы всё аккуратно сложить... как бы это назвать, думаю, «пещера дикаря» хорошо подойдёт.

— Не надо так грубо о моей комнате.

— Так где ты там прячешь порножурналы?

— Не говори то же самое, что и Камбару!

— Только не говори, что под кроватью... если тебя возбуждает, что я сижу над твоей порнушкой, то ты конченный извращенец!

— Я не настолько конченный!

Я исключительно нормален!

И вообще мои младшие сестры могут пролезть в мою комнату в любой момент, так что ни за что бы не стал прятать столь ценные книги в таком банальном месте.

— Хах. Тогда, где же они спрятаны?

Услышав этот вопрос, я довольно ухмыльнулся и горделиво выпятил грудь:

— Это несколько неожиданно, но я расскажу тебе, где они, Хачикудзи... Сейчас мои порножурналы в... комнате моих сестёр!

Она полностью сбила меня с нужного русла.

Хачикудзи, которая принимала все мои выходки с улыбкой (даже после похищения), теперь глядела на меня, как на истинного извращенца.

— Теперь понятно, почему даже Камбару-сан не смогла их найти... Эм, Арараги-сан, как бы это сказать... не приближайся больше ко мне, пожалуйста.

— Прекращай трястись от страха у меня на кровати.

Зрелище ужасное.

— Я слышала слухи о втором сезоне или о фильме, и если ты, Арараги-сан, не исправишься, то нечто ужасное, боюсь, воплотится в жизнь.

— Пф. Прости, но я не буду менять в себе то, что делает меня мной.

— То, что делает тебя тобой, в общем-то преступно... Ну, раз под кроватью ничего странного, то нормально.

— Нормально для чего?

— Лечь в постель.

Хачикудзи впервые на моей памяти сняла свой рюкзак (хотя, она уже снимала его в аниме), открыла его и начала выкладывать вещи.

— Прости, Арараги-сан, я хочу переодеться, отвернись, пожалуйста.

— Чего? Ты шутишь?

— Нет.

Она говорит так решительно.

Я неохотно подчинился.

Переодеться? Во что? Зачем?

Кстати, когда в мою комнату приходила Сэнгоку, произошла такая же ситуация. Я думал, Хачикудзи там в одних лишь трусиках, и не мог сдержать волнения, сердце колотилось со скоростью мотора, но время шло, а заветного «я всё» не звучало.

Чувствуя себя дедом из «журавлиной благодарности», сказки где спасённый журавль пытается отблагодарить спасителя, я обернулся, не в состоянии больше ждать.

Хачикудзи распустила хвостики, переоделась в пижаму и тихо уснула.

Без рюкзака и хвостиков Хачикудзи...

...совсем не похожа на улитку.

Очень милая девочка, соответствующая своему возрасту.

— А, точно, она же шла к маме домой... потому и положила пижаму в рюкзак.

И она... прошла весь путь.

Десять лет.

И даже теперь она всё время идёт.

Она определённо устала.

— Ладно, отдохни немного. Сладких снов.

Я дам тебе поспать, когда только захочешь.

Лицо спящей Хачикудзи сияло счастьем и умиротворённостью.

Это выражение лица наполняет радостью и меня.

Думаю, сегодня лучший день в моей жизни.

Кстати, позже это преступление раскрыла Ханэкава и жестоко меня наказала.

Чувствую, я могу спать так вечно.