Musubi    
005


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
goodw0rkemperor
29.04.2020 17:50
Чтож, удачи вам)
natkathegreat
29.04.2020 13:23
спасибо, переводчик-сан <3
blackhust
29.04.2020 10:45
goodw0rkemperor, дело в том, что следующий том на английский язык пока никто так и не перевёл, а переводить с японского 50 глав это испытание на прочность. Так что да, планирую, но прежде займусь скорее всего переводом коротких историй. Отдохну чуток.
goodw0rkemperor
29.04.2020 04:29
Спасибо за перевод одного из самого интересных тома)
Такой вопрос, планируете дальше переводить серию?
blackhust
28.04.2020 16:49
eljerbo, спасибо, за то, что читали, и за приятные слова :)
eljerbo
28.04.2020 10:41
Огромное спасибо за перевод.
Чем больше сносок, тем лучше :о) в конце концов именно слог автора так увлекает, и передали вы его в переводе прекрасно.
eljerbo
10.04.2020 19:07
Арараги конечно всегда был сомнительных моральных качеств персонажем, но как же он деградировал в этом томе. Все старания Оуги коту под хвост.
Как же она это допустила - для меня вторая по величине загадка. Надеюсь она хоть прояснится в следующих томах.
На разрешение первой: что происходит с Ханекавой, я уже и не расчитываю. Мотивация ее действий анализу не поддается, и ,судя по заголовкам следующих томов, раскрыта не будет.
eljerbo
22.03.2020 09:21
Перевод, не болей!
Anon
19.03.2020 18:15
Спасибки за труды
lastic
11.02.2020 19:04
хохохохохохохохохоохохохохохохоххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
eljerbo
10.02.2020 16:01
Большое спасибо переводчикам что не забросили том, краткий английский пересказ оставляет слишком много вопросов, а насколько мне известно это все что есть. Надеюсь с вашей помощью душа успокоится :о)

005

Если вдруг я захочу загладить свою вину перед друзьями за своё неблагодарное к ним отношение, то у меня есть целых четыре месяца на это, так что нет поводов для беспокойства (хотя именно такие мысли только усиливают мою неблагодарность). Но судьба распорядилась иначе, и уже на следующий день я внезапно встретился со своим кохаем по старшей школе ­­­— Камбару Суругой.

Утром следующего дня мы вместе с Суо-сан посетили всех пострадавших детей, чтобы послушать, что они скажут, но никаких существенных результатов мы не получили.

В конечном итоге, мы лишь убедились в том, что и так знали. Те, кто якобы видели «невидимую руку», утверждали, что видели её, а тот, которой её якобы не видел, по-прежнему говорит, что ничего подобного не видел.

Ну, мы хотя бы добились того, что услышали эту информацию из первых уст (было нелегко убедить детей поговорить с нами, но помощь Суо-сан в этом плане оказалась очень кстати). И раз уж мы посетили четверых детей, то решили, что можем заглянуть и к оставшемуся.

К тому, который всё ещё был без сознания и не мог ничего рассказать.

— Когда смотришь в глаза пострадавшему, твоя мотивация меняется, так ведь? — предположила Суо-сан, и я не мог с ней поспорить.

Итак, мы с цветами в руках пришли навестить последнего ребёнка (хотя фактически, если судить по времени происшествия, он был «первым ребёнком»), и поприветствовали нас весьма необычным образом.

— Оу! Судя по звуку шагов, это должно быть Арараги-сэмпай, не так ли? — раздался весёлый голос из приёмной.

Поскольку мы были в больнице, она не стала набрасываться на меня так, как делала это в старших классах, но когда я обернулся, то безошибочно узнал свою кохай, Камбару.

Она снова отрастила волосы, и они спадали с плеч на спину длинными прядями.

И выглядела она как медсестра.

Что? Согласно данным моего информатора, Камбару-кун собиралась же стать врачом? Неужели косплей?

— Это просто подработка. На полставки. Просто помогаю с бумажками. Я даже не медсестра. И одеваюсь я так, чтобы не выглядеть как сотрудник больницы и не вводить в заблуждение посетителей, такие правила.

Действительно, она даже не носила шапочку медсестры. Посмотрев внимательнее, я понял, что на ней были блузка и кардиган… Я подумал, что определённая путаница всё равно может возникнуть, но опять же, может это одно из правил.

Например, мне сказали, что на период стажировки я должен носить костюм с галстуком.

— И всё же… подработка?

— Именно. Мне нужно зарабатывать деньги на учёбу. С момента моего двадцатилетия дедушка с бабушкой перестали поддерживать меня финансово. Я даже сама плачу за квартиру, — сказала Камбару, гордо выпятив грудь.

Эта её хвастливая манера разговора, когда она даже с сэмпаями разговаривает не как с сэмпаями, ничуть не изменилась, однако повод для гордости определённо имеется. Я же, в отличие от неё, завишу от родителей даже после окончания университета.

Во всяком случае, в то время как её оживлённое поведение и энергичный настрой (а также хвастливая манера речи) остались такими же, как и в старшей школе, 22-летняя Камбару сильно выросла с тех пор. Правда произведённое ею впечатление может быть несколько сильнее оттого, что встретились мы с ней на её рабочем месте.

Хотя я думал, что она всё ещё студентка…

У меня неиллюзорное чувство, что она далеко впереди меня.

— Это ваша знакомая? Что ж, я тогда пойду, а вы можете зайти ко мне как-нибудь позже.

— А, нет, это Суо-сан… То есть, я хотел сказать, я здесь по работе.

— Нет, нет. Социализация — это тоже часть нашей работы. Нам тут всё время говорят: «Заботьтесь о своём районе» и всё в таком духе.

Не дав возможности возразить, Суо-сан оставила меня на месте, в одиночку направившись прямиком в палату к ребёнку, которого мы пришли навестить. И я был очень благодарен своему настойчивому сэмпаю.

— Прости, Камбару. Ты же сейчас тоже на работе.

— Да нет, я не против. Как раз утренняя суета закончилась, так что я подумала, что сейчас самое время сделать перерыв.

Я не знал, действительно это было так, или она это сказала только из вежливости, но после этих слов я почувствовал себя немного свободней.

Это был бы определённо первый вариант, если бы это была та Камбару, которую я знал в старшей школе, но после того, как она познала всю тяжесть жизни работающего человека, я не исключаю и второй.

Так или иначе, видя, что я остался далеко позади, я решил принять предложение Суо-сан. Мы с Камбару переместились в зону отдыха. Поскольку я хотел создать впечатление, что всё ещё являюсь её сэмпаем, я угостил её соком из автомата.

— Арараги-сэмпай, до меня дошли слухи, что вы стали детективом или вроде того, не уж то эта хорошенькая девушка, что была с вами — ваша сэмпай? И я не знала, что вы вернулись в город. Вы обязаны были мне позвонить!

— Я буквально только что вернулся. Думал сделать это, когда всё уляжется.

Это звучало как отговорка. Собственно, это и была отговорка, но после этих слов мы чокнулись банками в знак нашего воссоединения. Да, мы оба уже были совершеннолетними[✱]К слову, совершеннолетие в Японии наступает в 20 лет., но так как была середина дня, а мы оба были на рабочем месте, употребление алкоголя было бы чересчур.

— Откуда ты узнала, что я стал детективом?

Я ожидал услышать, что от Карэн, но получил совершенно другой ответ.

— От Оги-куна, — ответила она. Хмм.

Это может значить, что вся информация обо мне, по большей части, уже дошла до неё.

— Когда я услышала эту новость, то подумала, что «этот парень стал хорошим человеком», я была просто восторге.

— Это как понимать?!

— Вы сейчас здесь по работе? Я была уверена, что вы больше не вернётесь в этот город. Думала вы навсегда покинули нас.

— Ну, я здесь как минимум на период обучения, так что пока не знаю, как пойдёт дальше… и да, «навсегда покинул»?!

Мне даже было нечего ответить.

Я был госслужащим, в той или иной степени, так что пусть я и не профессиональный бейсболист, я всё равно не мог выбирать, где мне работать.

Тем более, когда планы Гаэн-сан крепко вцепились в меня своими клыками.

— А что насчёт тебя, Камбару? Почему именно врач? Я был уверен, что ты хотела уйти в профессиональный баскетбол, или как-то так… У нас же есть чемпионат по баскетболу среди женщин? Или может корпоративная команда…

— Ах, баскетбол. Я с ним вроде как закончила. Впрочем, мы с приятелями иногда играем в своё удовольствие.

— Приятели? Ясно.

Это было слово, которое я ни разу не использовал в университете.

Я завидую твоей полноценной студенческой жизни.

— И всё же, стать врачом. В огромном океане, который мы называем жизнью, ты точно не сбилась с пути? Всё же сменить деятельность спортсмена на врача.

— Нет, я об этом думала ещё перед экзаменами. Я поступила в университет физического воспитания, потому что хотела продолжать заниматься спортом, но выбрала медицинский факультет как раз потому, что думала о своём будущем… Я хочу стать спортивным врачом.

— Спортивным врачом?

То есть врачом, который специализируется на спортивных травмах, предотвращениях несчастных случаев, физиотерапии, да?

Когда я это услышал, всё встало на свои места.

Точно. Ещё когда я учился в университете в этом городе, Камбару воссоединилась со своей старой подругой. Они когда-то были соперницами, пока та не была вынуждена завязать со спортом после травмы, полученной во время игры.

И хотя это не связано с травмой, но Камбару тоже была вынуждена завязать с баскетболом, поскольку её рука стала для этого непригодна. Возможно, именно из-за этих переживаний она и выбрала такой путь.

Очень достойно.

Моя кохай настолько ослепительна, что я чувствую себя опустошённым.

— Подумать только, что та самая Камбару Суруга, которая только и говорила, что о сиськах и трусиках, станет такой… Эта история, которую я не смогу рассказывать без слёз.

— Вообще-то я говорила и о многих других вещах.

— То есть ты перестала читать яой, верно?

— О, нет, конечно, всё ещё читаю.

Вот как?

В любом случае, это было куда круче, чем моё «потому что мои родители работают в полиции» в ответ на вопрос, почему я решил стать полицейским. Мой кохай обошёл меня по всем статьям.

Она даже слишком хороша.

Я рад, что пересёкся с ней.

Только вот где-то в глубине души я побаивался нашей следующей с ней встречи, видя то, каким человеком она стала.

Учитывая то, что мать Камбару была старшей сестрой Гаэн-сан, существовала вероятность, что не я, а именно Камбару является одной из пешек Гаэн, но мне такой ход мыслей казался далёким от реальности.

Эта нить судьбы была разрезана.

Окончательно и бесповоротно.

Не хочется этого признавать, но похоже, что тот мошенник, Кайки Дэйсю, опередил Гаэн-сан и обрубил эту нить судьбы. И тот и другой всегда стараются предсказывать будущее.

Интересно, выйдет ли из меня такой же взрослый, как эти двое?

— Всё нет так просто, как кажется. Несколько раз я хотела бросить учёбу. Я даже рассматривала такой вариант, что можно начать работать в сфере, как-то связанной с медициной. Да и в случае с баскетболом, хоть я и сказала, что «закончила с ним». На школьном уровне я была звездой, но на студенческом я потерпела крах.

— …

— Мир огромен. Я думала, что нет никого страшнее Сэндзёгахары-сэмпай, но после поступления в университет я встретила десятки людей, которые вызывали куда больший ужас… Впрочем, я так и не нашла никого, кто бы мне нравился больше неё, отчего ощущала, что мой кругозор остался очень узким.

— …Это точно. Мир полон безумных людей, — от всего сердца согласился я.

Я ощущал это, даже став членом трудового общества.

Даже несмотря на то, что Отдел слухов был одним из планов Гаэн-сан, я даже представить себе не мог, что в мире существует девушка, превратившаяся в русалку после того, как попробовала «плоть русалки».

Я никогда не считал себя особенным из-за того, что был укушен железнокровным, теплокровным, хладнокровным вампиром, но Отдел слухов мог похвастаться целой чередой людей, истории которых с лёгкостью отобьют любые тщеславные мысли.

Вроде того, как человек, являющийся «одним из ста тысяч», кажется не таким уж уникальным в масштабе целого мира.

— Безумных, но при этом невероятных. Есть даже такой, единственный в своём роде монстр, как Ханэкава.

— Ага.

Камбару бросила на меня понимающий взгляд.

Хоть они редко общались друг с другом, Ханэкава, видимо, произвела на неё очень сильно впечатление.

— Кстати, как она? Жива ещё?

— Жива… насколько я могу судить. Очевидно, если бы она умерла, я бы получила какую-нибудь весточку.

— Какую же жизнь она вообще ведёт?

— Она не из тех людей, что сдаются на полпути, — ответила Камбару, услышав это.

Нет ничего удивительного в том, чтобы потерять всякую мотивацию, если сравнивать себя с Ханэкавой, но, как и ожидалось, доминирующая над своим поколением звезда оказалась иной.

Её мировоззрение было иным.

Похоже она не собиралась соглашаться с мыслью, что её звёздные годы остались в старшей школе.

— Кстати, Арараги-сэмпай, а какие у вас дела в больнице?

— Ты можешь перестать добавлять «сэмпай». Мы больше не старшеклассники.

— Для меня вы навсегда останетесь сэмпаем, Арараги-сэмпай!

— Серьёзно, ты перегибаешь с отыгрыванием роли кохая.

Сказав это, я задумался, можно ли это считать судьбой. Я сомневался, что Камбару знает всех пациентов этой огромной больницы, но не думаю, что среди них так уж много детей, находящихся без сознания.

— Как ты уже догадалась, я здесь по работе. Ты знаешь что-нибудь об этом ребёнке?

— О, да, это тот, который утонул в реке… Хотя эта река, вроде как, не должна быть такой опасной. Может что-то поменялось с тех пор, как я была там последний раз?

Конечно же, она уже была в курсе.

Неужели ты тоже одна из любителей кемпинга?

Хотя я уже знал, что так и есть.

— Раз вмешалась полиция, значит они решили, что это был не несчастный случай? Кто-то столкнул их в воду, или пытался утопить, или что-то ещё?

— Ну, моя работа в том и заключается, чтобы это выяснить. Было бы лучше, если бы это был несчастный случай. Хотя нельзя сказать, что так было бы «лучше», ведь пострадал человек… Что ты знаешь о его состоянии?

— Я не принимаю участия в лечении, так что не могу сказать наверняка, но думаю, что не всё идёт гладко. Нет никаких предпосылок к тому, чтобы он пришёл в сознание… Словно кто-то похитил душу из его тела.

— Душу…

Каппа же вытаскивает у людей сирикодаму[✱]Мифы разнятся, но в некоторых говорится, что в сирикодаме заключена если не душа, то по крайней мере рассудок человека, и без неё человек становится «funuke», то есть придурком., верно?

Хотя я сам точно не знаю, что такое сирикодама.

— Я бы хотел, чтобы ты никому не рассказывала об этом, но на этой реке произошло несколько подобный происшествий. Если так будет продолжаться, то, возможно, придётся закрыть доступ к этому месту.

— Только не это… Если это произойдёт, то где же нам разбивать лагерь?

Услышав эти слова, я от возмущения даже захотел, чтобы этот берег всё-таки перекрыли.

В отличие от тебя, мне никогда не приходилось и никогда не придётся думать о том, куда бы пойти с друзьями в поход.

— В таком случае, Арараги-сэмпай, пожалуйста, сделайте что-нибудь, чтобы этого не произошло! …Или мне не стоило вас об этом просить.

— Ты можешь меня попросить, но обещать я ничего не буду. За это отвечает администрация, я лишь принимаю участие в расследовании.

— Хорошо. Тогда думаю, что мне стоит сходить в администрацию и попросить об этом их.

Что-то мне подсказывает, что она действительно пойдёт и сделает это.

По сравнению со школьными временами, её инициативность выросла минимум вдвое. У неё было огромное количество друзей в старшей школе, и я не исключаю, что некоторые из них могут сейчас работать в администрации. Но я даже представить себе не мог, что в администрацию попадёт один из тех немногих, с кем в школе познакомился именно я.