Shinobu    
Мастерство Синобу


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
29.09.2020 18:13
Хооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооо
blackhust
29.09.2020 16:03
>>45998
Из того, что переводил непосредственно я, это скорее всего «Тьма Оги». Может это несколько нечестно, ведь это финал сюжетки, но тем не менее. Если же брать всю серию, то люблю «Время Синобу» и «Зомби Маёй». Обе истории полны драмы и вызвали у меня море эмоций.
loquero
29.09.2020 15:11
blackhust, интересно было бы узнать ваш любимый том или рассказ серии.
Ответы: >>45999
blackhust
29.09.2020 10:49
>>45995
Спасибо, исправил.
loquero
29.09.2020 02:30
Спасибо за перевод. "В таком случае, может стоит задать лишь? Самый важный вопрос.", "проявил неуважение к неё".
Ответы: >>45997
blackhust
25.09.2020 23:00
>>45956
Спасибо. В этот раз точно исправил.
loquero
25.09.2020 22:39
Спасибо за перевод. "Это типа крайнего обезвоживания", "Я и сам был напряжёт".
Ответы: >>45957
blackhust
25.09.2020 00:02
>>45948
Да как-то уже негласно сложилось переводить вот так. Да и того же английского налёта в имени Дэстопии, аж в трёх его частях, всё равно достаточно, чтобы оно звучало «по-иностранному» пафосно. К тому же, мне кажется, что более русифицированное «Суицид» вместо «Суисайд» чуть лучше звучит в компании с таким же русифицированным «Мастер» вместо «Маста».
дурилка картонная
24.09.2020 22:35
А может суисайдмастер? Тут же английский налет как в имени киссшот
Ответы: >>45949
lastic
24.09.2020 18:41
Спс
loquero
24.09.2020 05:20
В 12 главе после "спросил я, боясь услышать ответ" кусок повторного текста.
blackhust
24.09.2020 02:26
>>45934 Всё исправил (ещё раз спасибо за внимательную вычитку, а то у меня глаз как-то замылился). По поводу Дэстопии. На самом деле всё сложно. С точки зрения русского языка, как часть её полного имени «Суицидмастер» склонять нельзя, но с другой стороны, так как это её титул, аналогичный «мастеру», то не склонять его тоже нельзя. Так что я решил сделать финт ушами, и всё-таки склонять везде, но при этом избавиться от всех форм полного имени не в именительном падеже, дабы не было диссонанса между родами. Вроде неплохо вышло.
loquero
24.09.2020 00:13
Спасибо за перевод. "аж мороз по кожу", "Ацеролы-орион", "о Дэстопии Виртуозо Суицидмастер"(Суицидмастер склоняется?), "актёрского мастерства её не занимать", "оказался в конфронтацией", "Я и сам был напряжёт, и Гаэн-сан беспокоил. Я так не хотел проиграть Синобу, что сам в то время был обузой."(эти два предложения не совсем понятны. Возможно, потерять вместо проиграть?), "Суицид-мастер"х4, "преодолеть это выпад".
Ответы: >>45936
blackhust
19.09.2020 22:23
>>45898 Спасибо, поправил.
loquero
19.09.2020 21:42
Спасибо за перевод. "с самого начало было очевидно", "переданный мою список"
Ответы: >>45899
blackhust
18.09.2020 12:01
>>45871 Исправил, спасибо
loquero
18.09.2020 05:39
Спасибо за перевод, высокий темп! "Просто поясню, что я поступил университет", "в лице Камбару и Хикасы-тян"
Ответы: >>45874
blackhust
15.09.2020 21:06
>>45854 почему-то пролог показался сложным, а дальше пошло поприятнее. Да и главы небольшие (хоть их и полсотни), чисто психологически переводить легче.
дурилка картонная
15.09.2020 20:50
говорил, что переводить будет мучением, а главы как пирожки из печки летят, неплохо работаете.
Ответы: >>45857
blackhust
15.09.2020 20:06
>>45849 Вам спасибо. Поправил)

Отобразить дальше

Мастерство Синобу

001

Харимадзэ Киэ только этой весной поступила в частную старшую школу Наоэцу и, будучи первогодкой, вступила в женскую баскетбольную команду. И, конечно, об обоих своих поступках она пожалела. Пожалела о том, что поступила в Наоэцу, очень продвинутую школу с неординарно высокими требованиями, и также пожалела о том, что вступила в женскую баскетбольную команду, которую сложно назвать спортивным клубом, скорее уж спартанским.

Некогда в баскетбольной команде Наоэцу играла местная суперзвезда, и это не преувеличение, она покорила национальный уровень, но, как уже было сказано, эта сэмпай уже покинула команду, однако практика тренировок до седьмого пота досталась следующим поколениям именно от неё.

Для человека не очень сильного физически, тренировки в команде казались даже жестокими.

Настоящий кошмар.

Старомодные тренировки, вдохновлённые образом золотого века[✱]Вероятно, под «золотым веком» имеется в виду конец 80-х, который в то время называли золотым веком Японии, однако после краха 90-х стали называть не иначе, как «японский финансовый пузырь», а годы восстановления — «потерянное десятилетие» (или даже «потерянное двадцатилетие», включающее 90-е и 2000-е годы). а-ля «Я такой же человек, а значит я могу так же», — гипертрофированный взгляд на самих себя.

В общем, эта суперзвезда в конце концов травмировала руку и рано покинула команду, что является наглядным доказательством того, что эти спартанские тренировки не просто бессмысленны, но и контрпродуктивны… Как они всё ещё могут использовать кроличьи прыжки[✱]兎跳 (usagitobi, «кроличий прыжок») — прыжок из положения полного приседа. Как раз в 80-е годы подобный вид тренировки был признан вредным и травмоопасным. В первую очередь от подобных прыжков страдают коленные суставы. В школах такие прыжки тоже были запрещены.?

Тем не менее, это ещё не повод уходить из команды. Нет, если тренер или капитан скажет: «У тебя нет таланта, тебе лучше уйти», то она, скорее всего, с радостью воспользовалась бы этим счастливым шансом, но, к сожалению, в этой спартанской команде чертовски сильно чувство коллективной солидарности, что может быть ещё одним пережитком тех времён, когда суперзвезда была ещё в деле.

А сильное чувство солидарности означает и сильное чувство ответственности за эту солидарность.

Представьте сами, как уход игрока может повлиять на команду, и ваши личные проблемы начнут казаться простым нытьём… Нельзя просто сказать: «Я ухожу», ­— потому это касается всех.

И даже эти упрямые, неправильные традиции, нет особого смысла менять… Всё плохое должно исчезнуть не по единоличному желанию, а естественным образом. Скажете, что это всего лишь перекладывание ответственности, замаскированное под командную солидарность? А что, если у остальных в команде те же мотивы, и они связаны теми же верёвками, из-за чего вынуждены регулярно терпеть эти тяжёлые тренировки? В таком случае они все идиоты, все до одного.

Так или иначе, в тот день, как и в любой другой день на протяжении нескольких месяцев, Харимадзэ Киэ возвращалась с очередной ненавистной тренировки, которая проводилась после окончания занятий, бредя по тёмной улице, вяло переставляя ноги, мышечная боль в которых никогда не стихала.

Вариант возвращаться домой с товарищами по команде не рассматривался, а все одноклассники уже ушли домой намного раньше (по правде говоря, тренировки были настолько выматывающими, что ей даже с одноклассниками сблизиться не получалось), так что девушка, закрыв глаза на безопасность, возвращалась домой в полном одиночестве, размышляя, не нападут ли на неё какие-нибудь хулиганы.

Получив серьёзную травму, можно будет с гордо поднятой головой покинуть команду.

Возможно, это слишком драматично, но сил контролировать свои мысли у неё уже не было… Это бессмысленное и беспощадное наследие, которое она сочла ещё и контрпродуктивным, до смерти её вымотало.

Да и успеваемость тоже начала снижаться.

Перед тестами, правда, клубная деятельность будет прекращена, но от немых упрёков вроде «тренируйся самостоятельно» или «тренируйся, пока никто не видит» спрятаться было негде. Результаты её первого теста в старшей школе были просто ужасными. Когда она была в средней школе, то и представить себе не могла, что в итоговом рейтинге может занять место с трёхзначным номером.

Пожалуй, из-за клубной деятельности у неё не было возможности заниматься чем-либо ещё.

Всего несколько месяцев назад она втайне считала себя вундеркиндом, боже, какой стыд. И ведь у всех, кто ходил на подготовительные курсы, были прекрасные оценки… Но потом, поступив в старшую школу Наоэцу, она опустилась с небес на землю, и это давило на неё с тех самых пор.

«А-а, как же я хочу, что б на меня напал какой-нибудь бандит».

«Давай, нападай. Сделай мне больно».

«Повергни мою жизнь в хаос».

«У меня появится повод свалить из команды, но, держу пари, экзамены я тоже пропущу… Так что я буду заниматься, пока буду лежать в больнице, и постараюсь наверстать упущенное. Может я и не вундеркинд, но всё ещё должна быть достаточно умной».

«Тогда я смогу начать всё сначала».

Можно ли назвать подобные мысли бегством от действительности?

(Побег от действительности…, вы бы убежали от действительности? Или столкнулись бы с ней лицом к лицу?)

Отказаться от мечт и желаний и сосредоточиться на реальности.

Хотя, побег от реальности есть побег от реальности…, в любом случае, бандит, который должен был ударить её дубинкой по голове, к счастью, так и не встретился Харимадзэ Киэ на пути домой. Сколько бы раз она не просила об этом, сколько бы дней не ждала этого.

«А-а, к чёрту, ладно, пускай это будет не бандит».

«Пускай меня прямо за этим углом собьёт машина, а потом точно в это самое место упадёт самолёт… что угодно, что облегчит жизнь».

«Пусть даже это не будет чем-то реальным…, пусть это будет хотя бы иллюзия».

«Например».

«Да, пускай это будет какой-нибудь монстр…»

— В какую всё-таки страну меня занесло… «Приятного аппетита» у них есть, а неприятного аппетита пожелать я уже не могу… А после еды, так непременно «всё было вкусно», хотя на деле не было ни разу.

Подойдя к перекрёстку, она продолжала бесстрашно смотреть в экран своего телефона, чтобы случайные бандиты могли незаметно подойти со спины, но нет же, едва двигающую уставшими ногами Харимадзэ Киэ, ничуть не скрываясь, окликнули спереди.

Вдобавок к этому, незнакомец представился.

— Моё имя — Дэстопия Виртуозо Суицидмастер, и я бесстрашный, отчаянный, смертоносный вампир.

Сбылась мечта, или же исполнилось отчаяние.

Не переставая думать об этом, Харимадзэ Киэ медленно подняла голову.

002

Давненько я не бывал в больницах.

И это отнюдь не потому, что я, Арараги Коёми, боюсь уколов или не люблю людей в белых халатах. Белые халаты я очень даже люблю. Скажу по секрету, что я даже убедил свою девушку надеть белый халат… В роли шприца выступал остро заточенный карандаш.

Однако, при всём при этом (меня это даже в некоторой степени расстраивает), я в последнее время далёк от любых больниц, и больших, и малых, поскольку на весенних каникулах, когда я был ещё семнадцатилетним старшеклассником, вампирша с золотыми волосами и золотыми глазами, красивая настолько, что аж мороз по коже, испила моей крови. И пусть полноценным вампиром я прожил всего две недели, но, благодаря остаточным эффектам вампиризма, я получил защиту от всяких травм и болезней.

У меня настолько отличное здоровье, что аж тошно.

Более того, если бы я всё же решил пройти обследование в больнице, кто-нибудь вполне мог обнаружить мою необыкновенно быструю регенерацию, а там того и гляди сделали бы подопытным в каких-нибудь экспериментах… По этой же причине я даже пропустил медицинский осмотр перед поступлением в универ.

Если я хочу, чтобы моя студенческая жизнь была яркой и счастливой, то дополнительная осторожность точно лишней не будет… Тем не менее, причина, по которой я оказался в городской больнице Наоэцу заключается в том, что меня сюда позвал один человек, которому, в отличие от моих собственных родителей, я отказать не могу.

Гаэн Идзуко-сан.

— И что ты думаешь, Коёмин? Об этом пациенте.

Находясь в одноместной палате номер четыре на пятом этаже больницы, Гаэн-сан поинтересовалась моим мнением в такой манере, будто врач решил посоветоваться с коллегой. Вообще-то я учился на физмате, а не на медицинском, впрочем, сама Гаэн-сан тоже врачом не была. Я ничуть не удивился бы узнать, что у неё есть несколько врачебных лицензий, но, конечно, сейчас было не самое подходящее время мне играть в доктора. Однако она настаивала, чтобы я взглянул на «пациента», лежащего на койке.

По правде говоря, с самого момента, как я вошёл в эту не очень просторную одноместную палату, «пациент» уже был в моём поле зрения, но, честно говоря, смотреть на него было трудно… и я рефлекторно отводил глаза в сторону.

Мне казалось, что я увидел то, чего не должен был видеть.

«Пациентом», лежавшем на койке была…

— …Мумия.

Она была одета в обычную больничную одежду, хоть и не была не очень живой… по крайней мере так она выглядела.

— Это же мумия, так ведь? К тому же человеческая.

Когда я ещё был старшеклассником, мне довелось видеть мумию обезьяны, но насколько я могу судить по строению тела и по волосам на голове, пусть и высохшим, ошибки быть не может, эта мумия определённо является человеком.

Хоть и неживым человеком.

Мёртвым человеком.

— Нет-нет, она не мертва, Коёмин.

— …Это, Гаэн-сан. Не могли бы перестать называть меня «Коёмин»? Я всё-таки уже студент университета.

— Студент-первокурсник мало чем отличается от младенца. Я тоже когда-то была такой же. «Агу-агу» и всё такое.

У меня не было никаких шансов.[✱]Буквально Коёми сказал, что у него «нет острова, к которому можно было бы причалить» (取り付く島もない, toritsuku shima mo nai). Фраза подразумевает, что собеседник полностью отверг просьбу без раздумий.

Что тут можно сказать? Эта женщина неизвестного возраста, судя по всему, продолжит звать меня «Коёмин» даже когда я закончу универ… Кстати, что значит «она не мертва»?

— Она жива. Всё ещё. Даже в таком состоянии, — спокойно сказала Гаэн-сан. Сказала это как специалист, как глава специалистов, спокойным и не слишком серьёзным тоном.

Однако, так как я специалистом не был, я не мог просто принять её слова на веру.

Эта мумия жива? Как так?

Я уж решил, что это мумия, которую достали из какого-то буддийского монастыря[✱]Это называется «сокусимбуцу» — практика добровольной самомумификации буддийских монахов. Практиковалась в провинции Ямагата.… но в таком случае у Гаэн-сан весьма паршивое чувство юмора, если она решила положить такую штуку на больничную койку.

— Сердце бьётся, лёгкие дышат. Биологическая реакция клеток настолько нормальная, что аж бесит. Не в сознании, но и не мертва… Если считаешь, что я вру, то можешь удостовериться сам.

— Удостовериться…

Услышав это, я был настолько удивлён, что потянулся к сердцу мумии, но прежде чем я успел к неё прикоснуться, меня окликнули: «Подожди, Коёмин».

— Это девочка. Нехорошо трогать девичью грудь. Как настоящий джентльмен, ты должен взять даму за руку и проверить пульс на запястье.

Девочка? Поскольку мумия была высохшей, визуально определить её пол не представлялось возможным. Но она была не просто женщиной, она была девочкой. Уж этот факт я точно никак не мог проигнорировать.

— …В таком случае, прошу меня простить.

Я коснулся правого запястья мумии. Это же мумия, в конце концов, и я боялся, что если я к ней прикоснусь, то она сразу рассыпится, поэтому я старался быть предельно аккуратным, но её кожа оказалась более эластичной, чем я предполагал.

И я, конечно, смог найти её пульс. Ту-дум. Ту-дум. Ту-дум.

— Только нужно сказать, что кровь по её сосудам не течёт. Сердце бьётся, но кровь не течёт. В её сосудах лишь воздух», — сказала Гаэн-сан. — Но воздух — это же по сути пустота, так ведь? Так что её сосуды пусты.

— …

Услышав, как Гаэн-сан спокойно произнесла настолько неправдоподобные слова, я осторожно приподнял волосы мумии и внимательно осмотрел шею «девушки». …Да, как я и думал.

В её шее было две маленьких дырочки.

Словно от укуса змеи.

Или от укуса демона.

— …

— Харимадзэ Киэ — так зовут эту мумию. Она из старшей школы Наоэцу, в которой учился Коёмин… Но не думаю, что она была знакома с тобой, поскольку она первогодка.

— …На неё напал вампир?

Хоть меня и поразило внезапно прозвучавшее название моей школы, однако я решил уточнить у Гаэн-сан то, что и так было очевидно. Это было слишком очевидно, но это не значит, что я не могу задать подобный вопрос.

Постепенно я начал понимать, для чего меня позвали сюда.

— Судя по всему. Похоже, она встретила его, когда возвращалась домой после занятий в клубе.

— Недолго же мы наслаждались спокойствием.

Я смог выдавить из себя лишь подобный комментарий.

Не хочу строить из себя достигшего просветления.

Я думал, что серия инцидентов, которые начались ещё с прошлогодних весенних каникул, когда на меня напал вампир, должна была закончиться после моего выпускного, но вот спустя всего несколько месяцев после него случается подобное.

Впрочем, я не могу знать точно, но полагаю, что такие события с определённой частотой случаются в мире… В противном случае у Гаэн-сан, «сестрёнки, которая всё знает», просто не было бы работы.

Это был бы очень убыточный бизнес.

Не просто узкоспециализированный, а смертельноориентированный бизнес.

— Другими словами, эта девочка… Харимадзэ-тян, верно? Значит ли это, что Харимадзэ-тян стала вампиром?

— Как видишь, в становлении вампиром она не преуспела, — Гаэн-сан пожала плечами. — Это обычное дело. То, что случилось с тобой, Коёмин — большая редкость. Хотя, с точки зрения вампира, который выпил твою кровь, это успехом тоже никак нельзя назвать.

Сказав это, Гаэн-сан посмотрела на линолеумный больничный пол… вернее, на мою тень.

Конечно, со стороны тени никакого ответа не последовало.

Был полдень.

— Не мёртвая, а живая… мумия, из которой высосали кровь. Она не умирала, но находилась где-то между жизнью и смертью. Это…

В тот раз со мной могло случиться нечто подобное… Я был в ужасе, но где-то в глубине души мне стало легче.

Её кровь выпил вампир, и она теперь стала мумией, ни живой, ни мёртвой. Не хочу говорить, что по сравнению с Харимадзэ-тян меня можно назвать счастливчиком, однако, если она не мертва, значит надежда ещё есть.

Как и в моём случае, у неё должен быть способ снова стать человеком. При всём том несчастье, что с ней случилось, даже так должен быть выход.

Даже в отчаянии можно найти надежду.

В моём случае я был вынужден спасать себя сам, но на этот раз сама Гаэн-сан, специалист во всех областях, с самого начала взялась за дело… Меня сложно назвать оптимистом, но должен быть способ спасти этого ребёнка.

— «Спасти»? Как там говорил мой любимый Алоха? Насчёт этого слова.

— …Я совершенно не помню, что говорил этот ваш Алоха, но, Гаэн-сан, вы бы так не сказали. «Я не спасу тебя. Люди могут спасти себя только сами».

— Значит всё-таки помнишь, — парировала Гаэн-сан, слегка ухмыльнувшись. — Конечно, я здесь именно для того, чтобы помочь этому ребёнку, то есть Харимадзэ-тян. Но Коёмин. Я по своей натуре довольно ленива, так что если ты считаешь, что дело в шляпе, раз сама Гаэн-сан с самого начала взялась за дело, то у меня проблемы, — сказала она.

Почему она это сказала?

— ? Что вы имеете в виду? Если вас нельзя назвать надёжной, то кого тогда вообще можно, Гаэн-сан?

— Мне очень приятно это слышать, но прежде чем я тебе всё объясню, давай кое-куда переместимся.

— Переместимся? Куда?

— Небольшой врачебный обход. Нужно познакомить следующего пациента с Коёмином, который, кажется, не очень любит играть в доктора.

003

Оставалось загадкой, почему Гаэн-сан, не являясь ни врачом, ни даже штатным сотрудником этой больницы, так по-хозяйски себя вела, однако в соседней палате на больничной койке лежала аналогичная мумия. Думаю, можно сделать вывод, что главврач решил обратиться к эксперту, чтобы разобраться с этими случаями.

Если в больницу поступает пациент, лишённый большей части жидкости в организме, но по какой-то причине он не умирает, а затем поступает второй такой же, то современная медицина оказывается бессильна… Наступает черёд оккультизма.

— Её зовут Хонно Абури-тян. Она тоже ученица школы Наоэцу, но уже второгодка, так что Коёмин может что-то о ней знать.

К сожалению.

Когда я учился в старшей школе, то очень мало общался с другими учениками.

Я не был настолько хорошо со всеми знаком, чтобы знать имена учеников из других классов… Значит, эта второгодка была в первом классе, когда я был в третьем?

Если так, то я мог бы узнать её по лицу, если бы она не стала мумией, или узнал бы по одежде, если бы на ней не была больничная роба… Если честно, я бы даже не смог её отличить от мумии, которая лежит в соседней палате.

— Вчера прохожий обнаружил мумифицированную Харимадзэ-тян, лежащую на дороге. Прошлой ночью мать Хонно-тян обнаружила свою мумифицированную дочку в её же футоне.

— То есть по одному случаю в день? Это довольно быстро.

— Не обязательно по одному в день. Их может быть намного больше, просто остальные мумии ещё не обнаружены. На данный момент можно сделать вывод, что жертвами становятся девочки из школы Наоэцу, но это может быть лишь два случая из ста.

Двое из ста. И это, наверное, не преувеличение.

Вампирша, которую я знаю, хвасталась, что может жить несколько месяцев, выпив кровь всего одного человека, хотя, с другой стороны, у неё был такой аппетит, что она могла выпить кровь у всего человечества, если потеряет самообладание.

Но прямо сейчас нам следует обдумать предположение, сделанное Гаэн-сан… Неопознанный вампир нападает на учениц школы Наоэцу.

Неопознанный… нет.

Я знаю этого вампира.

— Гаэн-сан, я так понимаю, вы подозреваете Синобу? Это правда, что она была вампиром, о котором когда-то ходили слухи среди девочек в Наоэцу…

— Нет, я даже не рассматриваю этот вариант. Я поняла это, как только мне впервые об этом сообщили. Потому я и не сразу позвонила Коёмину, который так воспевает свою студенческую жизнь. Я лишь хочу, чтобы ты со мной сотрудничал, поскольку тебе хорошо известно это место, дабы не допустить третьей, или же сотой жертвы.

«Помогать время от времени совершенно незнакомым девушкам — это же так круто», — Гаэн-сан решила немного подтрунить над моей биографией.

У меня не нашлось слов, чтобы ей ответить… Я просто помогал всем, кого видел и кому мог помочь, но в результате я лишь беспокоил людей, которые находились вне моего поля зрения и вне моей досягаемости.

Но как насчёт такого?

Мне просто показали две мумии, а потом сказали, что это мумии старшеклассниц, в результате чего меня должно захватить чувство морального долга, но, в первую очередь, очень опасно вот так просто отвечать на просьбу Гаэн-сан.

В некотором смысле подозрительный человек опаснее вампира.

Я не смог ответить сразу, но после непродолжительного молчания Гаэн-сан сказала: «На самом деле я та, кто хочет положиться на Коёмина. На надёжного Коёмина».

— Я бы хотела остаться за кулисами, поскольку дело обстоит таким образом, что в этот раз я не могу выйти на передний план. Если же тебе этих слов мало, то скажем так… Я в настоящий момент принимаю меры по возвращению Ёдзуру.

— Э… Кагэнуй-сан?

Не знаю, можно ли назвать это заявление удивительным. Однако, я был удивлён им не меньше, чем двумя мумиями, которых сегодня увидел. По крайней мере, оно произвело больший эффект, чем того ожидала Гаэн-сан.

«Возвращение Ёдзуру».

Это правда, что Кагэнуй-сан, Кагэнуй Ёдзуру-сан, была экспертом, специализирующимся на бессмертных странностях и при том оммёдзи, но назвать её поступки правильными язык не повернётся. Зато её можно назвать лучшим в мире экспертом по беспределу. Раньше, когда я был старшеклассником и сотрудничал с Гаэн-сан, несмотря на то, что ситуация была критической, и в ней были замешана бессмертная странность, Гаэн-сан упорно не полагалась на Кагэнуй-сан.

Другими словами, Гаэн-сан считает, что нынешняя ситуация представляет собой нечто ещё более серьёзное.

В таком случае, могу ли я сделать вид, что меня это не касается? Я не испытываю никаких особенно тёплых чувств по отношению к родной школе (во всяком случае, когда я в ней учился, то она мне не нравилась), но я не хочу прикидываться, будто это не имеет ко мне никакого отношения.

И хотя я мало общался с другими людьми, это не значит, что я совсем никого не знал с младших классов… Я не могу не переживать, когда думаю, что они тоже могли стать жертвами вампира и стать мумиями.

— …На самом деле, если Кагэнуй-сан вернётся, я не думаю, что смогу что-нибудь сделать. Я скорее буду мешать. По какой-то причине, когда я был старшеклассником, последствия вампиризма казались мне ужасными, но с тех пор, как я стал студентом, я стал намного более уверен в себе.

— Похоже на то. Некогда крутой парень Коёмин сейчас совсем успокоился, сестрёнке даже как-то одиноко, — ну да, как же. — Однако, у Ёдзуру не настолько свободный график, чтобы появиться здесь сразу же, как только я её позову. Видишь ли, у неё, насколько тебе известно, сейчас особые обстоятельства. Каким бы срочным ни было дело, ей потребуется как минимум несколько дней, чтобы добраться до города… А эти несколько дней могут напрямую привести к большему количеству жертв.

Ясно.

Если так посмотреть, то сейчас я учусь в университете, и у меня достаточно много свободного времени. Мой график сейчас куда более свободный, нежели в старшей школе. Как видите, даже сегодня я принял добровольное решение пропустить лекцию по математике, чтобы прийти сюда по просьбе Гаэн-сан.

По правде говоря, между мной и Кагэнуй-сан в прошлом всякое бывало, поэтому мне кажется, что будет непросто встретиться с ней лицом к лицу. В таком случае, вполне вероятно, что существует такой сценарий, при котором удастся положить конец этому загадочному явлению до того, как она вернётся в город.

Очевидно, что для Гаэн-сан этот сценарий является наиболее предпочтительным.

— И да. Если Кагэнуй-сан скоро приедет, думаю, я должен сказать об этом Ононоки-тян… или же, Гаэн-сан, мне не стоит об этом ей говорить?

— Ононоки-тян в любом случае сейчас занята другим делом. Тайное задание, о котором Коёмин не должен знать

— ?

Что это значит?

В последнее время Ононоки-тян довольно много времени проводит с Сэнгоку, так что мне в любом случае было бы сложно что-то об этом разнюхать… к тому же, это держат в секрете от меня.

— В этом деле мелочей не бывает, вот что главное. Можешь расценивать это как намёк на следующую работу. Тем не менее, я не собираюсь тебя сейчас принуждать, как я обычно делаю. Если Коёмин станет утверждать, что не хочет принимать участия в таком опасном деле, то я не стану настаивать. Я в таком случае позвоню Кайки.

— Можете на меня положиться.

Не думаю, что Гаэн-сан действительно пошла бы на то, чтобы попросить помощи у этого мошенника, но после того, как она назвала его имя, у меня не осталось выбора.

Я сделаю всё, чтобы уберечь город от этого типа.

Этот город является запретной территорией для любого рода мошенников.

— Думаю, что мошенничество запрещено в большинстве городов. И да, я, конечно, не предлагаю работать за просто так. Так как Коёмин пойдёт на небольшой риск, дружелюбная сестрёнка готова обеспечить достойное вознаграждение.

Небольшой риск, значит.

Что ж, когда имеешь дело с вампиром, то в самом деле невозможно гарантировать полную безопасность… Более того, раз это дело было оценено, как имеющее больший риск, чем встреча с Сисируй Сэйсиро, значит мне нужно хорошо подготовиться.

Однако, честно говоря, я не хочу, чтобы моё вознаграждение было соразмерно с риском… Я боюсь получать что-либо от Гаэн-сан.

Чем глубже с ней связь и чем больше благодарность, тем глубже оказываешься у неё в долгу.

Когда меня таким вот образом раз за разом вызывают, сколько бы не прошло времени, всё равно ощущение, словно я вовсе и не заканчивал школу. Такие вот мысли витают где-то у меня на душе.

— Если ты поможешь мне раскрыть это загадочное дело, Коёмин, я клянусь, что не покажусь перед тобой и не буду даже с тобой связываться на протяжении четырёх лет, пока ты не закончишь университет… Так что желаю тебе прожить яркую и счастливую студенческую жизнь, никак не связанную со странностями и специалистами, — сказала Гаэн-сан.

— О… Правда?

— Правда. Я в своей жизни никогда не плела ложь и не заплетала хвостики.[✱]Глагол 結う (yuu) в прямом смысле значит «заплетать» (волосы), в переносном же смысле значит «плести» (интриги, ложь, заговор).

Хотел бы я иметь возможность увидеть Гаэн-сан с двумя хвостиками, однако её предложение было не менее привлекательным… Нет, это чем-то похоже на заявление о разрыве отношений, поэтому от её клятвы даже повеяло одиночеством (да, я эгоист), но если представить, что я смогу распрощаться с жизнью, в которой постоянно что-то кому-то должен, и перестану ввязываться в различные неприятные истории, то может возвращаться к старому образу жизни мне и не захочется.

Ну, не уверен, насколько можно верить клятве Гаэн-сан, сэмпаю одного мошенника (может она раньше всё-таки ходила с хвостиками, кто знает), но даже без этого обещания, ситуация обстояла таким образом, что изобразить непричастность я попросту не мог.

Я был готов поднять белый флаг.[✱]Буквально Коёми сказал, что «ров замка уже засыпан», что значит «контраргументов больше не осталось».

Во-первых, я не был для Гаэн-сан фигурой, которой так уж легко походить. Что нельзя сказать о Кагэнуй-сан. Во-вторых, вопрос свободы действий. Согласно подсчётам Гаэн-сан, ученик третьего класса старшей школы Арараги Коёми был просто ужасным исполнителем, потому что не был способен выполнить любую команду в любое время. И сейчас я просто не могу не вспоминать о том, каким я был в те времена.

И если в этом районе произошёл инцидент, когда Гаэн-сан не осталось иного выбора, кроме как прибегнуть к такому неудобному сотрудничеству, то я никак не могу это игнорировать… как-то так.

Иногда полезно помогать незнакомцам.

— Хорошо. Я согласен вам помочь, если это не будет мешать учёбе. Однако я не хочу впутывать в это свою семью, прошу это учесть.

— А-а, конечно, я обо всём позабочусь. Всезнающая сестрёнка в курсе отношений между Ёдзуру и Цукихи-тян. Ой…

Как раз в тот момент, когда Гаэн-сан получила моё подтверждение сотрудничества, у неё зазвонил мобильный телефон. Хотя нет, поскольку это больница, это вполне мог быть звонок через PHS.[✱]Не буду расписывать, что из себя представляет система связи PHS, но стоит отметить, что устройства PHS могут связываться друг с другом напрямую по типу раций, чем пользуются сотрудники крупных организаций, в том числе больниц. В конце концов, эта женщина всегда носит с собой большое количество средств связи всех возможных типов.

— Алло? Да. Да. …Да.

Во время разговора тон голоса Гаэн-сан становился ниже с каждым следующим «да».

Она обычно является довольно беззаботной персоной, которая никогда не выглядит серьёзной, но, судя по всему, только что к ней по радиоволнам поступила информация, от которой точно не захочется смеяться.

— Мне жаль, Коёмин, — сказала Гаэн-сан, закончив разговор. — Нашли третью жертву. Снова ученица старшей школы Наоэцу.

004

Если вы спросите меня, чем же в первую очередь отличается жизнь Арараги Коёми, учащегося частной старшей школы Наоэцу, и Арараги Коёми, студента государственного университета Манасэ, то я бы ответил, что транспортом. В школу я ездил на велосипеде или ходил пешком, в крайнем случае, но в университет я ездил за рулём автомобиля.

Новый Фольксваген Жук.[✱]Имеется в виду не то, что это новый автомобиль. Просто модель называется «New Beetle», т.е. «Новый жук». Хотелось бы сказать, что это поддержанный автомобиль в хорошем состоянии, который я купил на свои, заработанные потом и кровью, деньги. Так же хотелось бы отметить, что я своими руками восстановил его. Хотелось бы, но я всего этого не сделаю. На самом деле это был новенький автомобиль, который мне подарили родители в честь окончания школы.

Как же я избалован.

Весьма неожиданно, но, вероятно, самое большое отличие во мне, по сравнению со мной же в период подросткового бунтарства, заключается в том, что я принял этот подарок очень спокойно… Так или иначе, покинув больницу, я направлялся к месту загадочного инцидента вместе с Гаэн-сан, сидящей на заднем сидении моего Жука.

На заднем сидении она сидела из-за того, что на переднем пассажирском сидении располагалось детское кресло. Да, пассажирское сидение в моём автомобиле было зарезервировано для маленькой девочки.

— Разве Синобу-тян не выглядит лет на восемь…? Может она и сильно меньше взрослого человека, но не слишком ли она большая для детского кресла?

— Мне нравится ощущение, когда я знаю, что слегка подросший ребёнок плотно сидит в своём детском кресле.

— Хм… Лучше никому не рассказывай об этом, Коёмин. Лучше бы и я этого не слышала.

Пока мы обменивались остротами в адрес друг друга, наш маршрут пролегал прямиком к старшей школе Наоэцу. Она располагалась недалеко от больницы, так что путь не занял много времени.

Я думал, что сразу после того, как мумию обнаружат, соберётся толпа зевак, или же территория будет оцеплена полицией, но, на удивление, на месте происшествия никого не было… Нет, я понимаю, что в такое время дня уже не встретить школьников, идущих в школу, но неужели кроме них здесь вообще никто не ходит?

Я начал подозревать, что здесь не обошлось без Гаэн-сан.

Это одно из профессиональных умений специалистов — умение окружить территорию барьером от посторонних людей.

Очевидно, что я не один, кто работает в качестве рук и ног Гаэн-сан. Умение управлять командой — одна из сильных сторон Гаэн-сан. Как и в случае с теми двумя, которых доставили в больницу, поисковая группа, которая искала пострадавших, превращённых в мумии, в очередной раз оперативно достигла результатов.

Оперативно ли? Или можно сказать, что они опоздали?

Не могу сказать, что нахождение третьей жертвы можно назвать успехом.

— Я попросила поисковую команду удалиться, чтобы не смущать Коёмина, так что можешь спокойно осмотреть место, — сказала Гаэн-сан.

Мне была приятная такая забота, хоть я и не был настолько застенчивым.

Возможно, Гаэн-сан просто не хотела представлять меня, как «временного сотрудника», своим «постоянным сотрудникам». Что ж, я могу её понять.

В конце концов, я довольно плох в обучении.

— Только учти, что в жилом районе, да ещё и в дневное время, даже сверхъестественный барьер имеет свои пределы. Нам нужно работать в темпе. Зрелище будет не из приятных, Коёмин, так что приготовься.

Сказав это, Гаэн-сан встала с заднего сидения и вышла из «Жука», припаркованного у тротуара… Я уже увидел две подряд мумии старшеклассниц, так что был немного в недоумении от её слов. Но вскоре я осознал ценность её совета.

«Она», вернее, третья жертва была найдена в сарае возле обочины, сразу за дорожным ограждением.

Возможно, когда-то у этого здания было какое-то назначение, но сейчас оно представляло собой неопознанную деревянную конструкцию… В таком месте можно было разве что от солнца спрятаться, потому что с такими огромными щелями в стенах, ни от дождя, ни от ветра укрыться здесь не получится.

Высушенная мумия, расположенная в подобном месте, заставила меня потерять дар речи.

Мумия, одетая в больничную одежду и лежащая в больничной койке, и мумия, одетая в школьную форму, лежавшая на полу мрачной хижины, производили совершенно разное впечатление.

Обувь была снята, одежда порвана, а сумка валялась в стороне.

Такие детали напоминали мне, что всё это происходит на самом деле… И даже если это результат чего-то сверхъестественного, это всё реально, это не фантастика или что-то в этом роде.

Между реальностью и бредовыми фантазиями не было никакой разницы.

Я искренне пожалел, что сунулся в область, в которой не место дилетантам. Если бы человек, которому я обещал помочь, был не Гаэн-сан, то я бы уже сделал ноги отсюда.

Однако, сейчас было не время и не место, чтобы всем своим телом демонстрировать волнение.

Скорее, я хотел выглядеть максимально хорошо в глазах специалиста… Поэтому оставался настолько спокойным, насколько вообще мог, приближаясь к мумии.

— Похоже, этот ребёнок тоже не смог стать вампиром… — сказал я, пытаясь изображать из себя эксперта, а затем решил взял «её» за запястье и попытаться, как и в тот раз в больнице, проверить её пульс, как вдруг…

— Коёмин, осторожно!

Для Гаэн-сан было очень нехарактерно кричать, но в данном случае у неё были на то основания.

Когда я присел рядом с мумией, «она» резко вскочила, будто у неё в позвоночнике была пружина, и протянула в мою сторону руку… Нет, не руку, палец.

И это был уже не палец, а коготь.

Мумия решила расцарапать меня. Порвать меня в клочья.

— У… Ува-а-а…!

Быть поваленным на землю старшеклассницей, возможно, звучит захватывающе и увлекательно, однако, при условии, что местом действия является жуткая хижина, а старшеклассница является мумией, не могу сказать, что был счастлив такому повороту событий. Я беспечно собирался проверить пульс мумии, но мне пришлось с совершенно другой целью, с целью защиты, крепко схватить «её» за запястье.

Мне удалось одолеть десять когтей старшеклассницы, но с клыками всё обстояло совершенно иначе. Схватив её за запястья, я по сути и сам лишился обеих рук.

Будучи прижатым к земле мумией, желающей впиться в меня своими зубами, мне не оставалось ничего, кроме как самому впиться в неё.

Я с разными девушками целовался, но вот с девушками-мумиями как-то не приходилось. Тем не менее, в этом и заключался профессиональный подход, чтобы заблокировать её с энтузиазмом приближающиеся губы и клыки, сверкающие позади них.

И именно чтобы заблокировать, Гаэн-сан широко их открыла… Распахнула похожие на лоскуты ткани занавески, которые висели на окне хижины.

Солнечный свет, моментально заливший всё пространство, осветил мумию подобно прожектору, и «она» перестала двигаться. Как кукла на солнечной батарее, только наоборот, Мумия замерла благодаря солнцу.

Из неё словно вытащили душу, если это вообще возможно, и она резко упала на меня. Это было страшно, но, судя по всему, легкомысленный я кое-как смог выбраться из затруднительного положения.

Для Гаэн-сан, которая с минимальными усилиями смогла исправить косяк студента-дилетанта, это, вероятно, затруднительным положением не было… Ясно, раз этот трюк сработал, значит эта мумия всё же была вампиром, а значит уязвима для солнечного света.

Кстати говоря, в больничных палатах, где лежали мумии, занавески были задёрнуты… Вполне возможно, что там применялись какие-то другие методы, чтобы обездвижить мумий.

Даже не имея сознания, даже потерпев неудачу, вампир остаётся вампиром.

Даже приближаться к нему уже опасно.

— П… простите, Гаэн-сан. Я поступил неосмотрительно.

В моих действиях не было эгоизма, скорее я просто хотел покрасоваться.

Как же это бесит, годы идут, а я так ничему и не учусь… Не знаю точно, может ли мумия, не сумевшая стать вампиром, выпить чужую кровь и превратить кого-либо в вампира, но я собирался фактически воспроизвести события весенних каникул, когда мне было семнадцать лет.

Чувствуя себя настоящим ничтожеством, я вылез из-под мумии… После чего Гаэн-сан сказала мне: «Что ты, это был настоящий подвиг, Коёмин», — какое-то странное утешение.

Подвиг?

— Насколько я знаю, эту девочку зовут Кутимото Кёми-тян. Она первогодка в школе Наоэцу. Я сначала было подумала, что она в третьем классе, потому что она очень высокая, но современные дети так быстро растут.

Уже не обращая на меня никакого внимания, Гаэн-сан, судя по всему, начала собирать личную информацию жертвы, копаясь в сумке, лежавшей рядом с мумией, и пытаясь найти ученический билет или бумажник. Первая мумия была в первом классе, вторая мумия — во втором, следовательно третья — в третьем… было бы логично предположить подобную арифметическую прогрессию.

— Э-э… Гаэн-сан. А в чём подвиг?

— Когда Кутимото-тян напала на Коёмина, пытаясь вонзить в тебя свои когти, она, видимо, уронила словарик, который держала в руках. Коёмин же больше не школьник, но ты же помнишь такие книжечки? Для заучивания английских слов.

Говоря всё это, Гаэн-сан, даже не думая поворачиваться в мою сторону, протянула мне этот словарик. Конечно, я его помню. Он мне страшно помог, когда я сдавал экзамен. Впрочем, я его выбросил.

Я взял его в руки. Судя по всему, Кутимото-тян не проявляла особого энтузиазма в учёбе, поскольку этот словарик выглядел почти новым. В нём была использована лишь самая первая страница, и то на ней были даже не английские слова. Это были символы, написанные красной шариковой ручкой грубым почерком.

«B777Q».

— …? Что это значит?

— Давай посмотрим. Кстати, рядом с ней лежит ручка, которой она, как я полагаю, и сделала эту надпись. Колпачок не закрыт. Как будто, когда на неё напал вампир, Кутимото-тян очень спешила, пытаясь запомнить эти символы.

Говоря это, Гаэн-сан возилась со смартфоном старшеклассницы, на котором болтался ремешок. К сожалению, видимо, он был заблокирован, так что даже специалист, который хорошо разбирается в любом коммуникационном оборудовании, не мог проанализировать его содержимое.

Разве что словарик.

Я попытался запомнить эти символы… но у меня не получилось.

Скорее…

— Кстати, похоже, что у Кутимото-тян весьма неплохой вкус, в её сумке лежал томик Эллери Куина. «Вызов читателю» Эллери Куина.[✱]«Вызов читателю» — сборник детективных рассказов американского писателя Эллери Куина (хотя на самом деле это был творческий псевдоним двух писателей). Сборник включает 25 рассказов, каждый из которых описывает эпизод из жизни одного из известных сыщиков, однако их имена изменены, чтобы читатель сам смог догадаться, о ком идёт речь.

Ещё и Эллери Куин, мастер предсмертных посланий. Хотя, Кутимото-сан не стала вампиром, не умерла и не была убита, так что в данном случае её сообщение предсмертным посланием назвать нельзя. «B777Q» значит…?

— Думаю, что этот шифр пришёлся бы по душе любительнице тайн Оги-тян. Однако я не могу положиться на неё.

— Это верно. В конце концов, она тоже числится ученицей Наоэцу. Это может лишь усугубить ситуацию[✱]Буквально Гаэн-сан говорит «сгустить тьму».… Я бы хотела, чтобы ты ничего ей не говорил, по крайней мере, пока не закончится её условный срок.

«Условный срок», да? Звучит круто.

Меня нельзя назвать особо послушным, но я постараюсь лишний раз не будоражить её любопытство. Однако, если несчастные случаи с ученицами Наоэцу будут продолжаться, не исключено, что эта тёмная девушка начнёт действовать самостоятельно.

Я в тупике. Когда я учился в старшей школе, то в такие моменты без каких-либо колебаний полагался на Ханэкаву… Погодите-ка.

— Гаэн-сан, не могли бы вы позволить Коёмину восстановить свою честь?

— М? Что такое?

— Это её предсмертное послание… которое можно назвать прижизненным посланием, но я знаю, как его расшифровать. Пожалуйста, дайте мне минутку побыть с этим словариком.

— Ну раз ты так говоришь, то пожалуйста. Прижизненное послание? Мне нравится. Я слышала, как предсмертное послание называли обеденным посланием[✱]Эти слова звучат довольно похоже: ダイイング (daiingu) и ダイニング (dainingu)., но вот «прижизненное» — это что-то новенькое. В конце концов, то, что мы смогли сразу же найти важные улики — достижение Коёмина. Так что всю ответственность я беру на себя.

Гаэн-сан не раздумывая решила довериться мне, позволив тем самым очистить моё доброе имя, хотя самую важную улику нашла именно она во время своей криминалистической экспертизы. Сама же Гаэн-сан всё ещё всматривалась в смартфон Кутимото-тян.

Строго говоря, глава специалистов пристально смотрела не на сам заблокированный смартфон.

Она смотрела на ремешок, который был к нему приделан.

— …С этим ремешком что-то не так, Гаэн-сан?

На взгляд дилетанта, этот ремешок выглядел совершенно обыкновенным. На ремешке висели две маленькие буквы «K». Скорее всего, это были просто её инициалы (Кутимото Кёми).

Хотя я бы не стал вешать на свой телефон такую личную информацию, пусть он и запаролен.

— Безусловно, это просто обыкновенный симпатичный аксессуар. Однако, если бы у второй жертвы, Хонно Абури-тян, был бы точно такой же ремешок на смартфоне, это была бы уже совершенно другая история, не правда ли?

— А? …У неё был такой же?

— Брелок с инициалами. Поскольку её зовут Хонно Абури-тян, соответственно «A.H.»… точно такими же буквами. Конечно, это может быть простым совпадением. Может это какая-то новая молодёжная мода, о которой ничего не знает уже не очень молодая сестрёнка.

«Смартфон первой жертвы, Харимидзэ-тян, вообще не был ничем украшен», — осторожно сказала Гаэн-сан, словно в оправдание. — «Однако», — продолжила она.

— Возможно, помимо того, что жертвы учатся в старшей школе Наоэцу, у них есть ещё что-то общее. Нахождение этого недостающего звена может привести к нахождению неопознанного вампира. Такая вероятность существует.

005

После того, за третьей мумией, Кутимото Кёми-тян, приехала машина скорой помощи, организованная Гаэн-сан, её, также как и двух предыдущих, отвезли в больницу Наоэцу, а я в свою очередь завёл «Жука» и в гордом одиночестве отправился в университет Манасэ.

Я собирался успеть хотя бы на послеобеденные лекции, но моё желание было вызвано отнюдь не стремлением к знаниям, я просто хотел расшифровать оставленное «прижизненное» послание и ждал, что меня посетят какие-нибудь идеи.

Очень кстати, что пятой парой сегодня моя любимая криптография. Поэтому у меня нет никаких сомнений в том, что Мэнико сегодня тоже обязательно появится.

Хамукай Мэнико.

Моя новая подруга по универу.

Как бы то ни было, она смогла стать моим другом, следовательно, она та ещё чудачка, что самое важное, Хамукай Мэнико, впервые за долгие годы стала первым моим другом, не связанным ни с призраками, ни с монстрами, ни с ёкаями, ни со странностями, ни с городскими легендами. Если честно, уже одно это знакомство стоило того, чтобы поступать в универ.

Хотя учусь я очень усердно, чему очень рад.

Кстати, когда я добрался до Манасэ, то немного опоздал на лекцию по криптографии, и когда вошёл в аудиторию, то меня ждали плохая и хорошая новости.

Плохая новость: занятие отменили.

В университетах такое случается.

Однако, хорошая новость: во всей аудитории был только один человек, и он не читал книгу, не сидел в телефоне, не спал лёжа на столе, а просто сидел и ничего не делал.

— Йо, Мэнико.

— А. Арараги-тян. Хола. Пару отменили?!

— Хола. Похоже на то. А что ты тогда здесь сидишь?

— Ну я уже запланировала провести своё время здесь… так ведь?

Мне кажется, она сама задумалась над тем, почему же она сидит в аудитории и ждёт отменённую лекцию, только после того, как я её об этом спросил, поэтому и дала такой расплывчатый ответ.

Если вспомнить, как я впервые с ней заговорил, то думаю, что это было примерно так. Я опоздал на отменённую пару и встретил Мэнико, которая просто сидела и ничего не делала.

Дело в том, что Мэнико определённо не умеет менять заранее составленный график. если занятие отменят, она решит провести это время в аудитории, то есть будет действовать согласно расписанию.

Она странная. Хоть до меня ей и далеко.

Благодаря этому я её и встретил. С таким другом сложно назначать встречи, используя мобильный телефон.

— У меня есть кое-что, что я хочу тебе показать.

К моему счастью, других людей в аудитории не было, поэтому я спокойно подошёл к Мэнико, сел рядом и сразу достал.

— Ла-адно. Пока-азывай. Раз уж Арараги-тян меня о чём-то про-осит.

— Это английский словарь.

Я уже давно не связывался ни с какими странностями, и также её, как и Ойкуру, я стараюсь в это дело не впутывать, но раз мы с Мэнико всё ещё продолжаем дружить, то думаю, что всё в порядке. В конце концов, когда поступаешь в универ, то встречаешь множество разных людей, и эта непринуждённо ведущая себя студентка, которая словно существует в параллельной вселенной, является довольно странным человеком. Энтузиастом различных тайн она не является, но её хобби — взламывать код.

Она является настоящим криптоманьяком, поступившим на факультет математики, и хоть лекцию сегодня и отменили, однако профессор, ведущий криптографию, очень высоко её оценивает. Она настоящая звезда среди первокурсников.

В будущем она планирует устроиться на работу в отдел по борьбе с киберпреступностью в управлении полиции… Итак, в сложившейся ситуации, когда я не могу посоветоваться ни с Ханэкавой, ни с Оги-тян, среди всех моих знакомых Мэнико является лучшей кандидатурой для консультации. Конечно же, я не буду ей рассказывать, что это «прижизненное» послание, оставленное мумией, которая не смогла стать вампиром.

Я ни за что не стану знакомить её с Гаэн-сан.

Когда хочешь защитить драгоценную дружбу, нужно знать, где провести черту.

— «B777Q»…, хм?

Кажется, она была заинтригована. Это трудно понять по выражению её лица, но обычно Мэнико просто игнорирует вещи, которые ей неинтересны, делая вид, что ничего не видит.

Когда я услышал её вялое «Пока-азывай», я посчитал, что она сказала это просто так, и на самом деле даже не попытается вникнуть, но я рад, что она на самом деле решила взглянуть, потому что иначе я бы её не разговорил.

— Слова-арик. Ностальги-ия. М? На обороте что-то написано?

— Э? На обороте?

Когда я был в том сарае, я решил, что больше никаких надписей не было, но да, это же словарик, значит на обороте тоже есть место для записей…

Всё-таки детектив из меня никудышный.

Слишком многое ускользает от моего взора.

Неудивительно, что в её практически пустом словарике, обратная сторона этой страницы была заполнена так же скудно, как и передняя. Как и заметила Мэнико, на том же листке, на котором было написано «B777Q», но с обратной стороны, ещё более корявым почерком значилось «231». «231»?

«B777Q» и «231»?

Лично мне вообще ничего в голову не приходит, а как насчёт криптоманьяка?

— Угу. Ничего не понимаю.

— Что, совсем ничего?

— Абсолютно. Вообще не понимаю. Не понимаю, почему Арараги-тян, который умнее меня, не способен взломать такой простой шифр.

Получается, проблема решена?

006

В качестве благодарности я предложил Мэнико угостить её чаем, но мне вежливо отказали, поскольку ей надо было на следующую лекцию. Вообще-то мне тоже надо было на эту лекцию, но в отличие от Мэнико, я куда более гибкий в плане расписания. Как и в старшей школе, я не оказывал никакого сопротивления своему желанию пропускать занятия.

У меня попросту не было на это времени.

Эти загадочные происшествия связаны с вампиром, поэтому я хочу сделать как можно больше до захода солнца. Если я хорошенько подготовлюсь, то беспокоиться будет не о чем.

То ли живая, то ли мёртвая, находящаяся на грани жизни и смерти мумия чуть не порвала меня в клочья.

Что же касается противостояния с самим вампиром… Ну, так как делом заведует Гаэн-сан, то не думаю, что дело дойдёт до битвы. К тому же, речь идёт о том, чтобы закрыть дело ещё до того, как в город вернётся Кагэнуй-сан.

Именно поэтому я отправился с парковки университета Манасэ прямиком к больнице Наоэцу, следуя по кратчайшему пути, который мне выдал навигатор. Прибыв на место, я связался с Гаэн-сан по её номеру PHS, который как-то узнал в ходе других событий, и попросил её сообщить мне номер палаты, в которую доставили Кутимото-тян. Поскольку это был уже третий человек, точнее мумия, я подумал, может их всех стоит положить в одну большую палату, но Гаэн-сан, очевидно, по какой-то причине хотела держать их отдельно друг от друга.

Что ж, если близкие этих девочек (в основном их семьи) будут обмениваться друг с другом информацией о случившемся, то это может вызвать панику. Рассматривая каждый случай «странной болезни неизвестного происхождения» в отдельности, ради конфиденциальности, можно будет тайно справиться с этим ужасающим и таинственным происшествием и не поднять лишнего шума.

Хотя, конечно, у всего есть свой предел…

— Привет, Коёмин. Быстро же ты вернулся.

Гаэн-сан, сидящая рядом с койкой, повернулась в мою сторону. Как и в двух предыдущих случаях, она, судя по всему, наложила какое-то заклинание (запечатывание вампира?) на Кутимото-тян, которая была одета в больничную одежду и лежала без движения.

— Ты разгадал шифр? Будет очень неплохо, если ты сейчас скажешь, что сделал это. Здесь произошла одна неприятность, так что я хочу хороших новостей.

— Э-э. Неприятности, возникающие в моё отсутствие, вот это редкость.

— Да уж.

Похоже, в самом деле случилось что-то неприятное, раз она не отреагировала на мою шутку. К сожалению, хороших новостей я не принёс.

Благодаря Мэнико, шифр в самом деле был разгадан, но более осмысленным он от этого не стал. Ну, на мой непрофессиональный взгляд.

Впрочем, если решение (расшифровку) Мэнико предоставить такому специалисту, как Гаэн-сан, то это может иметь смысл.

— Один мой друг, который увлекается криптографией, разгадал его секунд за десять. Так что в нём нет ничего особенно интересного, всё-таки его придумали школьники.

Невозможной его расшифровка не является.

Я положил словарик на прикроватную тумбочку и начал вкратце объяснять суть.

— «B777Q». Если разложить этот код на части, то мы получим «B», «Q» и три семёрки, зажатые между ними, но что общего есть у букв «B» и «Q»? Хотя, пожалуй, уж перед вами, Гаэн-сан, мне нет смысла строить из себя умника.

— Что ты, мне даже нравится. Продолжай.

Она меня вынудила.

Как вы могли заметить, я был рад иметь возможность, восстановить своё доброе имя. Если так подумать, есть в этом что-то на удивление приятное, не правда ли?

— Короче говоря, заглавные буквы «B» и «Q» выглядят совершенно по-разному, однако строчные буквы «b» и «q» имеют одну и ту же форму, просто перевёрнуты относительно друг друга. Если проводить аналогию с арабскими цифрами, там ведь тоже есть подобная пара?

— Верно. «Уно» же все знают.[✱]Уно — это карточная игра, на кардах для игры в которую (за исключением специальных карт) изображены цифры.

— Я не в курсе, все ли знают «Уно» или не все.

«6» и «9».

Как видите, «6» и «9» имеют те же очертания, что и «b» и «q». То есть, если произвести замену, то «B777Q» можно представить, как «67779».

«B777Q» = «67779»

— Хм. Ну до этого момента пока всё понятно. Но что значит это «67779»? Как можно интерпретировать эти цифры?

— Ну, хоть мой друг и мечтает заниматься криптографией, но всё же мы с ним учимся на математическом факультете, и если посмотреть на эту последовательность чисел, то так и хочется разложить её на простые множители.

— Какая морока.

— Ага. Но всё на самом деле проще, потому что в «67779» можно увидеть три простых числа и без проведения факторизации,[✱]Разложение целого числа на простые множители. это же ясно как день. Другими словами, это можно записать как «67/7/79».

— Это ничуть не ясно как день. Скорее темно как ночь.

Гаэн-сан пожала плечами, словно я сказал что-то нелепое.

Похоже, что даже сестрёнка, которая всё знает, ничего не знает о методах криптоманьяков и любителей простых чисел.

— И что? И что нам дальше делать с этим «67/7/79»?

Похоже, что объяснять, что такое простые числа, нет необходимости, и Гаэн-сан требует продолжения расшифровки. Поистине человек, умеющий управлять другими людьми.

— Существует способ преобразования алфавита в числа. Похоже, что в этот раз нужно прибегнуть к ортодоксальной расшифровке и вернуться от цифр обратно к буквам.

— М… то есть, получается «S/D/V», верно?

Внезапно.

Верно… «67» — это девятнадцатое простое число, если отсчитывать от «2». Точно так же «7» — четвёртое простое число, а «79» — двадцать второе.

Девятнадцатая буква латинского алфавита, если отсчитывать от «A» — это «S». Четвёртая буква — это «D», а двадцать вторая — «V».

«67/7/79» = «S/D/V»

— Раз твой друг разгадал это за десять секунд, значит нельзя недооценивать первокурсников. На данный момент жаловаться мне не на что, но я всё ещё не знаю, что значит «S/D/V». Продолжение имеется?

— Да… Гаэн-сан, как вы могли заметить, на обратной стороне этого же листа тоже имеется надпись… Тем же почерком написано «231».

— Я этого не заметила. Как-то ты переоцениваешь сестрёнку, боюсь я разочарую нынешнюю молодёжь. «231»? Ну, это точно не простое число, поскольку оно делится на 3. Может это как-то связано с Морисом Лебланом, у него вроде как был роман под названием «313».[✱]Если я не ошибаюсь, роман называется «813».

— Поскольку эта надпись сделана на обратной стороне, её следует интерпретировать как ключ, как подсказку, а не ещё один код… Я думаю, эти цифры просто указывают порядок чтения.

— Порядок. Другими словами, это своеобразная инструкция, которая говорит нам, что символы из кода на лицевой стороне нужно читать в порядке «2, 3, 1»? То есть «S/D/V» — это «D/V/S»…

«S/D/V» = «D/V/S»

Вероятно, именно для придания конечной записи красивого вида, чтобы эти три семёрки выстроились в ряд, и была применена подобная перестановка.

Не могу не согласиться, что «B777Q» выглядит куда лучше, чем «77QB7».

Резюмируем:

«B777Q» = «b777q» = «67779» = «67/7/79» = «S/D/V» = «D/V/S»

Я искренне счастлив, что ты оценила меня, как «Арараги-тян, который умнее меня», но нет, Мэнико, я бы никогда не додумался до этого самостоятельно.

Однако, на этом месте заканчивается всё то, что смогла расшифровать криптоманьяк Мэнико. Что «S/D/V», что «D/V/S» не имеет никакого смысла. Вообще никакой разницы.

Дальше расшифровывать нечего.

В общем, если сейчас Гаэн-сан в очередной раз произнесёт что-то вроде: «Я всё ещё не поняла. Продолжение будет?», — у меня не останется выбора, кроме как ответить отрицательно, однако всезнающая сестрёнка не стала продолжать:

— …

Она замолчала и, не высказывая никаких впечатлений по поводу услышанного, приложила ладонь ко рту, демонстрируя тем самым, что находится в раздумьях.

Неужели, как я и ожидал, специалист сможет в этом разобраться? Может «D/V/S» — это какой-то термин, который используется специалистами… Например «Dracula Vampire Shinanai»,[✱]«Бессмертный Вампир Дракула». или как-то так… Боже, о какой глупости я сейчас думаю.

— Аббревиатура — она и есть аббревиатура. Это инициалы, Коёмин, — сказала Гаэн-сан. — Например, инициалы, значащие «Дэстопия Виртуозо Суицидмастер».

«D/V/S» = «DESTOPIA VIRTUOSO SUICIDEMASTER»

007

Будучи весьма метафоричным, это имя определённо отталкивало, однако какими-либо подробностями, судя по всему, Гаэн-сан делиться со мной не собиралась: «Спасибо, Коёмин. Думаю, что благодаря тебе я теперь знаю, в каком направлении двигаться дальше», — сказала она, подводя итог нашему разговору.

— И поблагодари от меня своего друга.

— Ага…

Когда тобой командует такой инициативный лидер, то даже как-то лишний вопрос задать не получается… Что ж, может быть, Гаэн-сан ничего не объясняет, поскольку мне ещё рано об этом знать. По крайней мере, на данный момент…

Во всяком случае, работа по расшифровке «прижизненного» послания третьей мумии, Кутимото Кёми-тян, была завершена… Что же касается меня, то когда я вошёл в больничную палату, меня больше всего беспокоило то, что у Гаэн-сан было невесёлое выражение лица.

«Произошла одна неприятность». Так она сказала.

«Так что я хочу хороших новостей».

Хоть она меня и поблагодарила, но выражение её лица мою тревогу никак не развеяло. Возможно, новость, которую я принёс, оказалась плохой, а не хорошей. В любом случае меня не могла не интересовать неприятность, случившаяся за время моего отсутствия.

— Наверное, будет преувеличением называть это неприятностью. Мне стоило сразу же позвонить Коёмину, как только это случилось… Это просто совпадение. В общем, насчёт тех ремешков, я сделала вывод, что у жертв на самом деле больше общего, чем просто одна и та же школа, поэтому я снова начала искать их личную информацию.

— Гаэн-сан, вас так послушать, и не скажешь, в какой именно области вы специалист.

— В результате всплыл неожиданный факт. Все трое посещали один и тот же клуб.

— Один клуб?

А-а, в таком случае, хоть они и учатся в разных классах, одинаковые ремешки на телефонах уже не выглядят странно… Я никогда в клубной деятельности участия не принимал, поэтому почти не общался ни с кем из других классов.[✱]И здесь, и в предыдущем предложении, делается акцент не столько на «других классах», сколько на «других годах обучения» (学年, gakuen).

В таком случае, не только Кутимото-тян и Хонно-тян, но и первая пострадавшая, Харимадзэ-тян, имела общее с остальными недостающее звено, хоть и не носила такой же ремешок. Но в чём же неприятность?

Всё же идёт как по маслу, разве нет?[✱]Коёми употребил слово 万々歳 (banbanzai), то есть усиленную форму «банзай». Если обычный «банзай» — это когда всё отлично, то «банбанзай» — это всё то же самое, но ещё круче.

По сравнению с той информацией, которую я получил, когда съездил в универ и принудил свою подругу к умственному труду, сейчас у нас есть намного более конкретная зацепка, которая, как мне кажется, должна сильно помочь раскрыть это дело…

— Кстати говоря, этот клуб — женская баскетбольная команда.

— А…

Верю. Охотно верю.

Гаэн-сан является специалистом во всех видах странностей и ничего на свете не боится, но у неё есть одна единственная слабость, и заключена она в той самой организации, которая заставляет её ощущать тень собственной сестры… Это женская баскетбольная команда школы Наоэцу.

Гаэн Тооэ.

Так звали старшую сестру Гаэн-сан, сестрёнку сестрёнки. А дочку сестрёнки сестрёнки зовут Камбару Суруга. Она учится в третьем классе старшей школы Наоэцу и в прошлом была капитаном женской баскетбольной команды. Она являлась одной из немногих кохаев, с которыми я общался. Если быть точным, то она была кохаем моей девушки, но важно здесь не это. Ключевым словом является «мумия», а Камбару и мумии, в самом деле, несовместимы.

И даже если оставить этот факт за скобками, женская баскетбольная команда в школе Наоэцу несколько особенная… В нашей донельзя строгой и чопорной[✱]Коёми назвал свою школу выражением 四角四面 (shikaku-shimen), то есть «четыре угла, четыре грани». Имеется в виду, что она строгая и правильная, как квадрат. школе этот клуб выглядит чужеродным телом.

Даже не будучи связанной со странностями, эта команда очень странная сама по себе.

Если все три высокорослые пострадавшие старшеклассницы были членами баскетбольного клуба, то выглядит невозможным, чтобы кто-то решил от них избавиться совершенно случайно… Таким образом мы неизбежно приходим к опасному выводу, что у всего этого существует причина.

Как однажды сказал один специалист.

«У странностей всегда есть причина».

Как-то так.

У того, что на прошлых весенних каникулах вампир выпил моей крови, тоже была неизбежная причина.

В таком случае, если это всё неизбежно…

— Получается, нам ничего не остаётся, кроме как продолжать копать в этом направлении. Ну, то есть… я должен этим заняться, верно?

— Да. Я не должна больше связываться с Суругой.

Именно в этом и был смысл её слов: «Мне стоило сразу же позвонить Коёмину», — хоть я этого тогда и не понял… В прошлом, в той истории, связанной со странностью, связанной с вампиром, когда Гаэн-сан была вынуждена одолжить силу «левой руки» у Камбару, она даже представилась ей ненастоящим именем.

В некотором смысле, у Гаэн-сан существует табу — наступать на тень своей сестры.[✱]Здесь скорее всего имеет место отсылка к детской игре «кагэфуми» (наступание на тень), которая является аналогом догонялок, но по правилам нужно не дотронуться до человека, а наступить на его тень. При этом водящий называется «демоном», и, наступая на чужую тень, он передаёт роль демона. В данном контексте «тенью». Тооэ является её дочь, Суруга, и Гаэн не хочет связываться с ней, чтобы не сделать таким же демоном, каким является сама.

Эта загадочная личность, в отличие от Осино, очень строга в этом плане.

— К тому же, Суруга лишилась своей «левой руки». Или лучше сказать, что она «вернула» её? Чёрт возьми, ещё и Кайки слишком уж усердствует. Из-за него я лишилась одного своего преемника.

— …Если вспомнить, что было в прошлый раз, то я тоже не хочу особо её вовлекать. Но всё же…

Я перевёл взгляд на больничную койку… на школьницу, ставшую мумией, на третью жертву, Кутимото Кёми.

Глядя на её высохшее тело, я ещё раз убедился, что слова здесь излишни.

— Однако, поскольку Камбару давно уже ушла из баскетбольного клуба, сомнительно, что она обладает какой-либо актуальной информацией.

— И тем не менее, я на тебя рассчитываю. Если свои социальные навыки она унаследовала от матери, то скорее всего не знает никого из своих нынешних кохаев. Если получится, нужно раздобыть список всех, кто состоит в клубе.

— Есть, принял.

Я взял на себя груз ответственности, но не стану отрицать, что он ощущается весьма тяжёлым. Насколько бы внимательным я ни был, стоит только при общении с Камбару повести себя чуточку странно, как она вместе со всем своим безрассудством постарается с головой погрузиться в это дело.

Я посмотрел на часы, находящиеся на моём правом запястье, и убедился, что сейчас был шестой час по школьному времени[✱]Коёми вместо слова 午後 (gogo, «после полудня», аналог американского P.M.) использовал слово 高校 (kōkō, «старшая школа»).. Интересно, получится ли у меня встретиться с Камбару, пока ещё светло?

В отличие от Мэнико, Камбару сейчас готовится ко вступительным экзаменам, поэтому прежде чем идти к ней домой, надо предупредить её по телефону… А может тогда просто поговорить с ней по телефону? Нет, лучше всё-таки в силу обстоятельств встретиться и поговорить лично…

— Ещё кое-что. Я осмотрела личные вещи и хотела бы поделиться информацией с Коёмином. При осмотре места происшествия я предполагала, что эта девочка, третья мумия, подверглась нападению вампира сегодня ранним утром, но похоже, что нападение произошло вчера, незадолго до рассвета.

— Вчера? Ну, тогда… получается, что третья обнаруженная жертва, Кутимото-тян, на самом деле является второй?

— Да. Так и есть. Оказалось, что уже более суток её никто не видел. Я связалась с её семьёй и узнала об этом. Подведём итог. Позавчера вечером было совершено нападение на первогодку школы Наоэцу, Харимадзэ Киэ-тян. Той же ночью, перед рассветом, вампир напал на другую первогодку Наоэцу, Кутимото Кёми-тян. Неясно, привёл ли он её в сарай и затем выпил кровь, или же сначала выпил кровь, и потом уже оставил мумию в сарае, но в любом случае нападение произошло ночью. После этого вампир сделал перерыв на дневное время, а когда снова наступила ночь, напал на второгодку Наоэцу в её же комнате, вонзив клыки в шею Хонно Абури-тян.

Порядок жертв поменялся, но в любом случае гипотеза об одной жертве в сутки, которая, казалось бы, начала стремительно развиваться, рассыпалась вдребезги. Что ж, на данный момент информация не обнадёживающая.

Какой-то ненасытный вампир.

— Кстати говоря, разве вампирам не нужно разрешение, чтобы войти в чужой дом или комнату? Вторая… третья жертва, Хонно-тян, была обнаружена в своём футоне в своей же комнате.

— На этот счёт у меня есть варианты, и я смогу ответить только в зависимости от конкретной ситуации. Иногда это так, иногда нет. Однако, если этот вампир представляет из себя кого-то, похожего на Сисируй Сэйсиро, красивый, высокий[✱]о Буквально Гаэн сказала 八頭身 (hattōshin), т.е. «тело в восемь голов». Имеется в виду рост, в восемь раз превышающий длину головы. Считается своеобразным идеалом. и с годовым доходом в пятьсот миллионов иен, то ни одна старшеклассница не отказала бы ему войти в её комнату.

Насчёт годового дохода Сисируй Сэйсиро в пятьсот миллионов иен меня гложут сомнения, но в остальном всё так и есть. Чистая правда… Или же, как и в случае с Кутимото Кёми-тян, вампир мог принести её уже после того, как выпил её кровь где-нибудь в переулке и превратил в мумию… Для чего это могло ему понадобиться, остаётся загадкой.

— Конечно, всё ещё могут быть и другие жертвы, так что я слежу не только за девочками из Наоэцу, но и за всеми мумиями по всему городу. Ох, такое чувство, что я уже исследую не странность, а древнюю цивилизацию. На данный момент диапазон поиска ограничен городом, но не исключено, что в определённой ситуации может потребоваться его дальнейшее расширение.

— …Может стоит попросить помощи у Хатикудзи?

Кстати о городе, эта потерянная девочка стала местным богом, так что может быть в курсе городских проблем… Может она что-то знает.

— М… Не знаю. Вариант и в самом деле неплохой, но эта девочка стала богом, так что в настоящий момент она определённо на стороне странностей.

— Хм.

Разве это плохо — полагаться на старые связи? Разве сможет она остаться в стороне, когда между людьми и странностями разгорается конфликт?

У бога ведь тоже есть свои интересы. И в её интересах, чтобы все жили в мире, ведь если потерянная девочка упадёт с божественного трона, то приземлится уже в аду.

Дорога, ведущая прямиков в ад, начинается как раз где-то у подходов к храму Кита-Сирахэби.

Это было бы очень печально, а значит этому не бывать.

— Хорошо, в таком случае мне нужно приготовиться к встрече с Камбару. Точно, надо будет заодно прибраться в её комнате.

— Да уж, у неё царит полнейший беспорядок. Я беспокоюсь за свою племяшку.

Я тоже, хоть и в меньшей степени.

Ну, оно и понятно. Они всё-таки одна семья.

— Гаэн-сан, а чем вы займётесь?

— Ох, мне так совестно, Коёмин и вся поисковая команда работают в поте лица, но я собираюсь занять пустую палату в этой больнице и немного вздремнуть. Мне нужно будет поработать этой ночью. Как бы я не молодилась, но в моём возрасте уже трудно не спать всю ночь.

Вот значит как.

Поскольку вампиры ведут ночной образ жизни, чтобы охотиться на них, не остаётся иного выхода, кроме как перестроить свои биологические часы. Можно даже сказать, что сон — это часть работы.

Кстати, из-за остатков вампиризма, в отличие от Гаэн-сан, мне нет необходимости столько спать, одна-две бессонных ночи на мне практически не скажутся. Эта особенность вампиров оказалась довольно полезной во время подготовки к экзаменам.

— И да. Гаэн-сан, как мне лучше рассказать Синобу о случившемся? Полагаю, она как всегда проснётся с заходом солнца.

Как и Камбару, Осино Синобу тоже принимала участие в воскрешении Сисируй Сэйсиро, однако эта маленькая девочка с нестабильной психикой была сейчас не очень полезна.

Боюсь, что она может скорее помешать, чем помочь.

Впрочем, я обязан ввести её в курс дела, никогда нельзя критиковать кого-либо заранее, поэтому я так поступать и не буду. Однако, если я хочу извлечь максимум из своего опыта, нужно быть заранее готовым, что я буду вынужден действовать без неё.

Несмотря на то, что она заперта в моей тени, будучи наполовину вампиром, наполовину рабом, в первую очередь, она не та, кто станет делать всё то, что я ей скажу.

— Видишь ли, вампиры вполне могут быть знакомы друг с другом. И это может оказаться проблемой.

— Действительно. Вдруг это окажется ещё один её знакомый. Это в самом деле может стать проблемой.

Гаэн-сан многозначительно кивнула.

— Ну, я подумаю об этом пока сплю. А ты пока сконцентрируйся на сборе информации до наступления ночи.

— Вас понял.

008

Нажимая на педаль газа по пути к дому Камбару, мне пришла в голову мысль, что та надпись в словаре вполне могла и не быть «прижизненным посланием».

«B777Q» = «D/V/S»

Похоже, что у Гаэн-сан есть какая-то гипотеза на этот счёт, да и сама расшифровка Мэнико тоже наводит меня на определённые мысли. Однако верно ещё и то, что составить подобный код за те мгновения, что были у жертвы до превращения в мумию, кажется невыполнимой задачей.

С точки зрения криптографии, здесь всё правильно, но не с точки зрения детективного романа… Оги-тян со мной бы согласилась, что когда на вас нападает вампир или какой-нибудь головорез, то как-то не думаешь о том, какое число является двадцать вторым простым, или о том, что три семёрки в центре смотрелись бы красиво, не правда ли?

Насколько бы усердно не училась та старшеклассница…

Просто поясню, что я поступил в университет исключительно за счёт своих математических способностей, и даже мне весьма трудно перечислить в уме простые числа… А сделать подобное в панике и вовсе практически невозможно.

Ну, Ханэкава на это способна, Мэнико тоже… Даже если допустить, что Кутимото Кёми-тян является гением, с которым мне прежде не доводилось видеться, глядя на её пустой словарик, трудно представить, что она является отличницей, которая с энтузиазмом относится к учёбе…

Более того, она является членом баскетбольного клуба, который известен своими жёсткими тренировками… Как и в случае с Камбару, с которой я вскоре увижусь, деятельность клуба построена таким образом, что невозможно быть его членом, не пренебрегая при этом учёбой.

Так что это не «прижизненное послание», не говоря уже о предсмертном. Разве не логично было бы сделать вывод, что эту надпись оставил сам «преступник», то есть вампир?

Подпись, заявление о преступлении, объявление войны, самовыражение.

При этом, всё по-прежнему сходится с гипотезой Гаэн-сан об «инициалах», которую она ненароком озвучила.

Получается, что это не жертва оставила инициалы «преступника», а сам «преступник» вложил свои инициалы в руки жертвы?

Это же буквально… самому раскрыть свою же личность.

…В таком случае, даже в личных вещах первой (пока что) жертвы, Харимадзэ Киэ-тян, и второй (обнаруженной) жертвы, Хонно Абури-тян, мы, возможно сможем обнаружить подобную самоуверенную подпись.

Должен ли я рассказать об этом Гаэн-сан? Нет, чтобы Гаэн-сан не пришла в голову мысль, до которой смог додуматься даже я — это исключено… А даже если это и не так, то уж наверняка не стоит по такому поводу будить человека, который собирается с силами перед ночной сменой.

Мне нужно сосредоточиться на моём текущем задании.

Тем временем, мой «Жук» подъехал к большому особняку в японском стиле, где и жила Камбару… Я ещё не позабыл очарования велосипедов, однако мобильность автомобилей находится на совершенно ином уровне. У меня не остаётся времени, чтобы делать какие-то выводы во время поездки.

Перед главными воротами стояла моя кохай, одетая в школьную форму. Она помахала мне рукой и, судя по всему, собиралась проводить меня к парковке. О, так она здесь была ещё и не одна.

Рядом с Камбару стояла школьница, также одетая в форму Наоэцу. Судя по цвету галстука, она была третьеклассницей, но кто она такая?

— Разрешите представить, Арараги-сэмпай. Это Хигаса, мы с ней раньше были товарищами по баскетбольному клубу. Она стала капитаном, когда я покинула команду.

Когда я вышел из машины, Камбару положенным образом представила мне свою одноклассницу. Одноклассницу, которая до недавнего времени исполняла обязанности капитана баскетбольной команды. Вот значит как. Я по телефону вкратце описал ситуацию, поэтому она смогла хорошо подготовиться.

Какой у меня предусмотрительный кохай. Я этого не заслуживаю.

— Приятно познакомиться, Арараги-сэмпай. Меня зовут Хигаса Сэйу[✱]Да, её имя именно так и пишется. 日傘 星雨 (Higasa Seiu).. Я очень много слышала о вас.

— Ха-ха. Вот как. Слышала много чего хорошего, полагаю?

— А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха.

Надо мной очень ненатурально посмеялись. Видимо, ничего хорошего.

— Заходите внутрь, Арараги-сэмпай. В ногах правды нет. Мои дедушка и бабушка уехали, и их не будет до послезавтра, но я могу заварить чай.

— Да. То есть нет, то есть, твоя комната…

— Всё нормально. Я всё знаю, — поспешила заявить Хигаса-тян, словно была в курсе всех подробностей.

Похоже, что у моей смышлёной кохай есть такая же смышлёная подруга. Для меня было облегчением узнать, что Камбару смогла найти себе подругу, которая приняла бардак в её комнате. Так, только мне нельзя тут засиживаться.

Похоже, что проблема с левой рукой была решена, и Камбару сейчас в отличной форме, так что давайте поскорее перейдём к делу. Пока она не узнала, что её сэмпай развлекается с её родной тётей.

— Выпейте чаю, Арараги-сэмпай. Я совершенно точно туда ничего подозрительного не подливала, так что пейте спокойно.

— Этот комментарий был лишним.

— А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха.

Уж не знаю, может Хигаса-тян была слегка пьяна[✱]Коёми назвал Хигасу словом 笑い上戸 (warai jōgo), т.е. «смеющийся пьяница». Так в Японии называют людей, которые будучи пьяными начинают смеяться по поводу и без., но во всяком случае она на удивление легко согласилась разделить стол с незнакомым ей сэмпаем посреди кромешного срача. Меньшего от подруги Камбару и не ожидал, абсолютно никаких комплексов.

— Что вы, что вы, я очень застенчива. В отличие от этой… раздолбайки.[✱]Хигаса использовала слово がさつ (gasatsu), что значит «грубый». Однако, применимо к девушкам, за этим словом закрепился комплексный образ девушки, которая ходит в мятой одежде, не пользуется макияжем, не следит за волосами, грубо выражается и всё такое.

Я вот так не считаю.

Кстати, интересно, она называет Камбару «Ругой»…?

На мгновение меня зацепил тот факт, что моего любимого кохая назвали раздолбайкой, но нет, учитывая наши отношения, Хигаса-тян значительно ближе к Камбару, чем я, так что было бы неправильно запрещать ей использовать подобные определения.

— Арараги-сэмпай, у меня такое ощущение, будто мы с вами давным-давно знакомы. Мне не кажется, что я встретила вас в первый раз.

— Нет, правда, что ты такого обо мне слышала-то…?

Ну давай, сравни меня с детективом Коломбо.

— Вы единственный хулиган, который смог окончить Наоэцу.

Что за недоразумение. Разве кто-то кроме Ханэкавы вообще так считал?

Я в шоке.

— И всё же, одни только слухи о вас меня бросают в дрожь. Я вас побаиваюсь, поэтому если я буду нервничать, прошу меня простить и проявить понимание. А, точняк, я хотела похвастаться перед друзьями. Можете дать мне свой номер телефона?

Не надо меня бояться.

С другой стороны, мне выдалась крайне удобная возможность убедиться в наличии ремешка с инициалами «S.H.» на мобильном телефоне, который протянула в мою сторону эта бесцеремонная, хоть и дружелюбная особа… Хм, значит она продолжает его носить даже после ухода из клуба.

А как насчёт Камбару?

Ах да, у неё же мобильный телефон появился только после того, как она встретила меня. Вот и вся история.

— В общем… дело касается женской баскетбольной команды.

— Да-да, знаю.

Хигаса-тян ловко вытащила из школьной сумки толстую папку-скоросшиватель в твёрдой обложке. Я бы сказал, что это похоже на журнал учёта посещаемости, но, исходя из контекста, это скорее был журнал клубной деятельности.

— Ещё когда я только вступила в клуб, Хигаса уже отвечала за все бумажки. Я бы и не подумала вести подобный список, а если бы и вела, то наверняка где-нибудь потеряла, — сказала Камбару.

Да уж. Просто взгляни на плачевную ситуацию в своей комнате, в которой ты должна была убраться на днях, и осознай, что заводить друзей в твоём положении как минимум нескромно.

Несмотря на то, что Хигаса-тян ушла из клуба в третьем классе, похоже, что она присутствовала на вечеринке в честь новичков, которую проводили в апреле, а значит она должна неплохо знать нынешних первогодок и второгодок. Она рефлекторно протянула мне список участников, но потом внезапно вскинула обе руки вверх[✱]В оригинале говорится 万歳をする (banzai wo suru), то есть сделать жест «банзай» — высоко вскинуть обе руки. и убрала его подальше от меня.

Словно баскетболист, который пытается сохранить мяч… хотя нет.

— Что такое? Никто, вроде как, не говорил «Руки вверх!», Хигаса-тян.

— Да, но… Арараги-сэмпай, мне же не нужно лишний раз говорить, что здесь содержится личная информация сотни старшеклассниц, не так ли? — сказала Хигаса-тян с улыбкой, держа список высоко над головой.

Сотни?

Я повернулся к Камбару. Камбару кивнула.

Подумать только, сто человек, в женском баскетбольном клубе.

Сто человек только в первых и вторых классах… Это по пятьдесят человек на каждый год обучения? Когда она достаточно конкретно указала на это число, я растерялся даже сильнее, чем когда мы предполагали количество необнаруженных жертв.

Гаэн-сан тогда сказала, что мы обнаружили двоих из ста, но это же, скорее всего, была метафора…

Что ж, когда дело касается команд, которые участвуют в национальных соревнованиях, то кто знает, может это ещё и мало…

— Строго говоря, в команде на каждый класс приходится не по пятьдесят человек. Семьдесят шесть второклассников и двадцать четыре первоклассника. Всего сто человек, — сказала Хигаса-тян. — Так что если станет известно, что я своими руками слила подобные данные, то земля мне пухом.

— Да уж. Скорее всего.

Я не мог с ней не согласиться. В конце концов, я уже закончил школу и к женскому баскетбольному клубу никакого отношения никогда не имел, я вообще был из клуба любителей пораньше свалить домой. Так что предоставить такому человеку, как я, список с именами, телефонами и адресами ста школьниц — очень дерзкая просьба.

— Да-а. Если это всплывёт, то без моей крови точно не обойдётся.

Это была шутка, но я, видевший уже трёх мумий, у которых высосали кровь, не мог над ней рассмеяться.

— Согласна, ничего смешного здесь нет. Здесь записаны не только имя, телефон и адрес, но также ещё и рост, вес, три размера, а также наличие или отсутствие партнёра.

— Прости, что утруждаю тебя, Хигаса-тян, но может будет лучше, если ты закрасишь эту часть чёрной краской?

— Мало того, что я отдаю этот список, так я ещё и отдаю его именитому извращенцу Арараги-сэмпаю…

— Что, прости? Именитому извращенцу?

— Нет, я хотела сказать «именитому сэмпаю Арараги-извращенцу».[✱]Хигаса поменяла местами слова «сэмпай» и «хэнтай».

Если ты правда хотела сказать что-то подобное, то всё ещё хуже.

Мне нужно срочно возвращаться в школу Наоэцу, чтобы исправить свою дурную репутацию.

— Хигаса. Быть извращенкой — это моё кредо. И не разговаривай с Арараги-сэмпаем так фамильярно.

Сидящая сбоку «Руга» не упустила шанса козырнуть своими узкоспециализированными навыками.

В самом деле, она не просто звезда… Она по-настоящему легендарный ас баскетбольной команды.

Однако, если бы Хигаса-тян, как бывший капитан, была бы намерена защитить личную информацию школьниц, то не стала бы приносить подобный список в этот особняк по просьбе Камбару.

— Хорошо. Я понял, Хигаса-тян. Ты сейчас, наверное скажешь, что если я хочу этот список, то должен сразиться с тобой в стритболе, верно?

— Нет, я так не скажу.

Не скажет. А я уж было хотел снять куртку.

— Тем не менее, я надеюсь, что если я передам этот список Арараги-сэмпаю, то это поможет исправить ситуацию с женским баскетбольным клубом Наоэцу, хоть я и иду на большой риск.

— …? А как сейчас обстоит ситуация в клубе?

— Хигаса. Расскажи всё, о чём просит Арараги-хентай.

Услышав тревогу в словах Хигасы-тян, я вопросительно наклонил голову, после чего Камбару сделала замечание своей подруге. И да, ещё она назвала меня «Арараги-хентай».

Запомните, никогда не передавайте личную информацию ста школьниц таким вот типам.

— Да-да. Но Руга, ты же тоже должна чувствовать ответственность. Перед женским басом. Возможно даже больше, чем я.

— Ну… Да, Арараги-хентай. «Женский бас» — это сокращение от «женский баскетбольный клуб» и определённо не означает «женская баня».

— Я так понимаю, это ты распространяешь обо мне всякие глупые слухи, не так ли, Камбару-кохай?

Судя по всему, два бывших капитана были не совсем согласны друг с другом, однако Арараги-хентай не такой человек, чтобы отступать, услышав столько всего.

Кроме того, если у баскетбольного клуба сейчас какие-то проблемы, вполне возможно, что они каким-то образом стали причиной этих инцидентов с превращением в мумии.

— Пожалуйста, расскажите мне всё, что знаете. Я даже согласен на то, чтобы эта информация не была безвозмездной. Если у вас есть какие-либо проблемы, я готов с этим помочь.

— Мне приятно это слышать, но мне достаточно того, чтобы вы каждую неделю приходили убираться в моей комнате, Арараги-сэмпай.

— На самом деле, этого недостаточно, Руга.

«И перестань говорить такие вещи, которые лишь подрывают моё доверие к Арараги-сэмпаю», — сказала Хигаса-тян, нахмурив брови.

— Всё ужасно. С клубом начало происходить что-то странное, после того, как мы из него ушли, — продолжила она с надрывом в голосе, повернувшись в мою сторону.

Нет, правда, в каком месте она застенчивая?

— Я не знаю подробностей, но атмосфера в клубе мне кажется ужасной… Когда я решила на правах сэмпая сходить в спортзал, чтобы снять стресс после экзамена, то лишь накопила ещё больше стресса.

Вот почему она старается постоянно шутить. Чтобы атмосфера не стала ещё более тяжёлой. Всё же она славная девушка… Камбару тем временем начала подавать жесты в адрес подруги, чтобы показать, что та её смущает. Лучше бы ты смутилась состоянием своей комнаты.

— Получается, клуб стал совсем тщедушным? Когда его покинуло золотое поколение в лице Камбару и Хигасы-тян.

Мне бы стоило подобрать какое-нибудь другое слово, но ничего другое мне в голову не пришло, поскольку мой словарный запас был совсем уж… тщедушным.

Что ж, ничего не поделаешь.

В некотором смысле, Камбару является слишком особенной.

Её называли суперзвездой, и по правде говоря такой ученик, как она, казался в Наоэцу совершенно инородным, даже по сравнению со мной.

— Да. Мне пришлось очень сильно постараться, чтобы сдать вступительные экзамены вслед за Сэндзёгахарой-сэмпай.

— Между прочим, я очень спортивная девушка, способная при этом учиться без особых усилий, — Хигаса-тян гордо подняла вверх обе руки и выпятила грудь.

И такие люди бывают.

— Нет, клуб не стал тщедушным. Он стал даже сильнее, но… именно поэтому атмосфера и испортилась.

— Атмосфера, значит…

— Это уже не тот яркий, весёлый и дружный баскетбольный клуб, каким он был раньше.

Камбару говорила как будто нехотя, что было совершенно на неё непохоже.

— Командного духа больше нет. Осталась одна только командная ответственность, — конкретно заявила она.

После чего Камбару продолжила.

— Из ста человек, которые числятся в этом списке, уже пятеро пропали без вести.

009

По словам Хигасы-тян, выражение «пропали без вести», которое использовала моя опрометчивая кохай, слишком сильно сгущает краски, и тем не менее, среди учеников первого и второго класса, которые состоят в клубе, есть пятеро, местоположение которых неизвестно.

Удивительно, но имена троих из пяти я уже знал. Удивительно же, не правда ли?

Харимадзэ Киэ. Хонно Абури. Кутимото Кёми.

Надо сказать, что это всё является результатом искусных информационных манипуляций и хитрой информационной блокады Гаэн-сан. Каждый случай превращения старшеклассницы в мумию классифицируется как «редкое заболевание», поэтому их семьи, вероятно, не станут ничего разглашать. Таким образом, все трое считаются отсутствующими по неизвестным причинам.

«Пропавшие без вести».

Вплоть до этого момента всё вроде как сходится, полученную информацию нельзя назвать ни удивительной, ни ошеломляющей. Но проблема заключается в том, что есть ещё две старшеклассницы, числящиеся «пропавшими без вести».

Это был поворот событий, которого я не желал.

Слишком рано говорить, что на них тоже напал вампир, но даже если это и не так, пятеро учеников «пропали без вести». Этого более чем достаточно, чтобы считать серьёзным инцидентом. Впрочем, пусть я уже и закончил школу, но, вспоминая школьные времена, могу сказать, что такой вывод не всегда является верным.

Я уже упоминал, что частенько прогуливал школу, но если бы кроме меня, «хулигана», все остальные ученики этой школы были круглыми отличниками, то это был бы совсем другой разговор. Но это было не так.

Короче говоря, если ученик отставал от программы, не справлялся с школьным принципом стандартного отклонения[✱]Японская система оценивания, основанная на значении стандартного отклонения от среднего балла. Подробностей не опишу, но для того, чтобы в рамках этой системы быть отличником, недостаточно просто хорошо учиться, но нужно учиться лучше остальных. Как и заметил Коёми, все не могут быть отличниками. и внезапно пропадал, то единственное, что про него говорили: «Он пропал».

Он мог перевестись в другую школу, мог просто отчислиться.

Или как Ойкура Содати, просто решил сидеть дома. «Она пропала».

Хигаса-тян, безусловно, права. Такие, как я, «хулиганы, окончившие школу», в самом деле являются редкостью.

Может назвать меня «единственным» и было преувеличением, но большинство таких учеников до выпускного действительно не доучиваются.

Они пропадали. Исчезали.

Словно их никогда и не было. Так что в старшей школе Наоэцу «исчезновение» учеников не было чем-то из ряда вон.

Школа делает вид, что ничего не замечает, что отсутствующих просто не существует, но люди на самом деле бросают учёбу, такова реальность. Печальная реальность.

Впрочем, ситуация обстоит таким образом не только в Наоэцу. Другие частные старшие школы тоже всячески пытаются скрывать любые происшествия, чтобы не испортить репутацию…

Однако, случившееся в баскетбольном клубе немного отличается от всего этого, поскольку связано не учёбой или экзаменами, а с тренировками и работой в команде.

— Сама Руга это отрицала, но с самого начала было очевидно, что баскетбольный клуб полностью зависел от Камбару Суруги, существовал ради Камбару Суруги и был собственностью Камбару Суруги… Когда я в него вступила, то с сразу стала активно заниматься различными областями его деятельности, — продолжила рассказывать Хигаса-тян. — Не думаю, что в этом было что-то неправильное, ведь мы всё-таки смогли выйти на национальный уровень. Проблема в том, что после того, как Руга повредила левую руку и ушла из команды, весь механизм продолжил функционировать в прежнем виде… Пока я была капитаном, мне как-то удавалось добиваться успеха при помощи различных уловок, но как только в апреле я ушла из клуба, всё в один момент разошлось по швам.

Слишком высокие цели, упорные тренировки, сильнейшее психологическое давление, которого никак не избежать…

Командная ответственность, которая не может заменить командный дух.

— Спорт — это не то, от чего нужно страдать, поэтому, если это приносит столько боли, то нужно бросать, я так считаю.

«В конце концов, этот клуб начался именно с меня, это трудно отрицать», — слабым голосом добавила Камбару, чей характер обычно был прямой как бамбук.

— Даже когда хочешь бросить, всё равно не хочешь быть первым, кто бросит.

— Я этого не понимаю.

— Ну… Ты же Руга… — сказала Хигаса-тян, словно была оскорблена или ошеломлена. — Конечно, есть и те, кто бросил. Но даже я ушла не после подачи заявления об уходе, а после того, как получила травму на тренировке.

Хигаса-тян призналась, что намеренно получила травму, чтобы уйти из клуба… Совру, если скажу, что не понимаю её чувств.

Хоть я никогда и не поступал подобным образом, но когда я готовился к экзаменам, сознательно сражаясь с полчищем сложных задач часами напролёт, у меня было большое желание сломать что-нибудь в своём теле.

Другими словами, с ним явно что-то не так.

С женским баскетбольным клубом.

Потому что из него изъяли Камбару, несущую стену… Нет, из него изъяли само ядро.

— В общем, с этим надо было что-то делать, и третьеклассники, старожилы клуба, устроили собрание, где начали спорить по всяким разным поводам. Но никаких конструктивных мер так и не было принято, и в последующие несколько дней несколько учеников один за другим перестали приходить в школу, как будто у расчёски сломали несколько зубцов. С первого взгляда, никто не видел в этом никакой проблемы, всем было плевать. Даже те девочки, которые и сами испытывали трудности, до такой степени очерствели, что чувствовали какое-то странное чувство удовлетворения, или даже своеобразную радость. Всем казалось, что это на удивление весело — травить тех, кто решился тихонько высказать хоть какие-то жалобы.

— Нам сложно что-то поменять в этой системе, Арараги-сэмпай. Потому что сама эта система была создана нашим поколением, и они сейчас делают практически то же самое, что мы делали в своё время.

— Да. И единственное отличие в том, что чувствуют остальные. …Да, возможно, мы все ошибались. Я была лидером, пережившим эпоху расцвета физических наказаний и чрезмерной иерархии, но я всё равно не изменяла своему мнению, говоря: «Возможно, эти методы уже устарели, но они всё равно хороши». Это неправильно. Я должна была просто радоваться каждому дню, проведённому в команде, со дня вступления и до последнего дня, верно?

Наверное, так оно и есть.

Безусловно, трудно отвергать методы, которые приносят результат. Но неоспоримым является ещё и то, что даже если вы будете говорить то же самое и делать то же самое, что и другой человек, то нет никаких гарантий, что вы придёте к тому же результату. Камбару и Хигасу-тян легко понять, им было тяжело обучать кохаев, которые были просто их имитацией.

— Руководство школы затыкает мне рот, и в тот самый момент, когда я уже думала, что нахожусь в тупике, вдруг ко мне приехал Арараги-хентай. Мне это показалось настоящим божественным благословением.

Если ты посчитала тот факт, что к тебе приехал извращенец, божественным благословением, то ты и впрямь была в тупике, впрочем, кто знает.

Но момент и в самом деле удачный.

Сейчас такие времена, что при иных обстоятельствах Хигаса-тян вряд ли бы мне рассказала даже о самом существовании подобного списка. Впрочем, я всё ещё не могу сказать, то ли это совпадение, то ли эти события всё-таки связаны.

Связана ли напрямую проблема женского баскетбольного клуба с происшествиями в городе, вызванными появлением вампира, или нет? Я не думаю, что она всерьёз ждёт от меня, чтобы я смог взять и сходу решить эту проблему.

— …Мда-а.

Хотя, на мгновение я об этом задумался.

Сравнивать с прошлогодним случаем… я бы не стал. Тогда моя одноклассница, Ханэкава, кое-что мне рассказала.

В то время у неё были проблемы, хоть она этого и не показывала. Семнадцатилетняя Ханэкава Цубаса ощущала, что её загнали в угол. На тех весенних каникулах она мне призналась, что «хотела встретить вампира».

Она была в предвкушении.

Она была в отчаянии.

Теперь же она сносит все преграды на своём пути и решает все проблемы по щелчку пальцев. Такой вот стала Ханэкава, когда окончила школу и уехала за границу.

Может ли так быть, что старшеклассница, измождённая клубными тренировками, школьница, уставшая от учёбы, могла мыслить подобным образом: «Пусть на меня хоть вампир нападёт, лишь бы это облегчило мою жизнь», — или это слишком натянутая теория?

Что если такое желание, такое отчаяние и является недостающим звеном, связывающим жертв?

Я должен найти оставшихся двух пропавших без вести девушек.

— Хорошо, Хигаса-тян. Не думаю, что такой болван, как я, способен разрешить настолько деликатную проблему, возникшую в женском коллективе, но если ты одолжишь мне этот список, то я обещаю сделать всё возможное, чтобы больше ни одна из ваших кохаев не пропала.

— Этого будет достаточно, — ответила Хигаса-тян на мои слова, которые ничуть меня не успокаивали, опустила руки и протянула список. — Кстати, Арараги-сэмпай, а у вас есть девушка?

010

Задумавшись о том, что бы случилось, ответь я ей «нет», и растерявшись от того, что со мной начала заигрывать старшеклассница, которую я впервые встретил, я в очередной раз отправился в больницу Наоэцу.

Так как я уже окончил школу, я чувствовал себя преступником, но если оценивать результат, то я смог успешно достать список членов женского баскетбольного клуба. Я думал, что Гаэн-сан всё ещё спит, но когда приехал, надеясь получить похвалу, оказалось, что глава специалистов уже бодрствовала.

Она поспала всего полчаса что ли?

Она говорила, что не спать всю ночь достаточно тяжело, однако, как это часто бывает с великими людьми, похоже, что такой непродолжительный сон для неё является обычным делом… Так или иначе, я зашёл в больничную палату, которую я сегодня посещал первой. Ту, где находилась мумия Харимадзэ Киэ-тян, первогодки женской баскетбольной команды старшей школы Наоэцу, и передал Гаэн-сан информацию, которую добыл.

— Эх, хорошо быть юным.

Именно таким был первый её комментарий.

Ну, с точки зрения Гаэн-сан, которая в Наоэцу никогда не училась и вообще была из другого поколения, возможно, так и есть.

Но мне, знающему о тех временах, когда суперзвезда Камбару Суруга, будучи талантливой во всех смыслах, находилась на вершине славы, было болезненно слышать подобное в адрес баскетбольного клуба в его нынешней плачевной ситуации. Впрочем, было бы неправильно навязывать свою систему ценностей третьему лицу.

Я вот, к примеру, блестящий студент первокурсник, но не до конца понимаю истинную суть таких вещей, как работа и брак. Может пример и неудачный, но мне кажется, суть ясна.

— И всё же, немного грустно. Интересно, была ли у сестрёнки вообще юность? Юность, проведённая вместе с Осино, Кайки и Кагэнуй… В основном моя юность прошла вместе с сестрой, но да, она была не очень яркой.[✱]Слово «юность» в японском языке записывается как 青春 (seishun), что можно перевести как «зелёная весна». Гаэн же свою юность назвала словом 青ざめる春 (aozameru haru), то есть «бледная весна».

— …Прошу прощения.

Но я и правда не могу себе представить Гаэн-сан подростком… Не говоря уже о матери Камбару, Гаэн Тооэ-сан.

— Как правильно заметил Коёмин, пока нет оснований делать вывод, что эта проблема как-то связана с мумифицированными девочками, но также нет оснований и для того, чтобы отбрасывать этот вариант. Хотя конечно, девочки-баскетболистки были подавлены из-за того, что им приходилось подвергать себя суровым тренировкам в ущерб учёбе, несмотря на то, что в команде не было сэмпаев, к которым можно было бы стремиться, и в их сердцах могла появиться тьма. Так что гипотеза о том, что именно это привлекло вампира, имеет смысл.

— То есть это веская причина для появления странности… Так?

— Позволь всезнающей сестрёнке просветить тебя о тех временах, когда Суруга только поступила в школу, временах, когда её юность была отнюдь не прекрасной. За исключением её собственного самоконтроля, моя племянница никогда не становилась быстрее вследствие каких бы то ни было позитивных причин.

Вот как.

Суперзвезда не была суперзвездой с рождения. Она скорее была девушкой, которой пришлось стать суперзвездой.

Потому что она загадала желание обезьяне.

— Даже избавившись от обезьяны, от подростковых забот не избавишься. Ну, в том числе, кохаев беспокоит судьба сэмпаев. И чтобы выполнить необдуманное обещание Коёмина, нам придётся проявить весь свой энтузиазм.

«Прежде всего давай сосредоточимся на поиске двух оставшихся пропавших без вести учениц», — прочитав переданный мною список, Гаэн-сан определила такую цель.

— Ну и конечно, нужно подтвердить присутствие остальных девяносто пяти. Кангу Мискако-тян и Кисэки Сова-тян — обе второклассницы значит.

— Если эти двое тоже стали жертвами вампира, то получается, что из пяти жертв три из первого класса и две — из второго.

Хотя это всего лишь слова, пока мумии не обнаружены, рано что-либо говорить.

Но, будучи пессимистом, мне трудно не думать о неприятных вариантах развития событий. Я готов думать о чём угодно, лишь бы не думать о самом худшем.

Три к двум… Такое ведь соотношение членов клуба?

— Точно. Гаэн-сан, мне не сразу пришла в голову эта мысль, но как вы думаете, то «прижизненное послание», которое, как я думал, оставила Кутимото-тян, могло быть подписью самого вампира?

—Я думала над этим.

Судя по всему, Гаэн-сан действительно уже рассмотрела этот вариант, поэтому просто кивнула в ответ на моё предположение. Инициалы значит?

«D/V/S».

— Однако я не нашла подобного автографа ни в вещах Харимадзэ Киэ-тян, которая лежит здесь, ни в вещах Хонно Абури-тян, которая в соседней палате. Если это послание является «прижизненным», то это нормально, но если «B777Q», записанное в том словаре, является автографом вампира, то схожие надписи должны были остаться у всех мумий.

Вот значит как… Она и это уже успела проверить. Она точно спала, пока меня не было?

— Может из-за того, что случай Кутимото-тян, в отличие от улицы и от частного дома, произошёл в заброшенном сарае, вампир вполне мог работать не спеша и не беспокоиться о свидетелях?

Как я уже говорил, меня не покидало ощущение, что что-то здесь не так.

Не беспокоился о свидетелях? Работал не спеша?

Вампир, который боится свидетелей — это какой-то фарс… Тогда всё-таки лучше думать, что у мумий Харимадзэ-тян и Хонно-тян тоже был оставлен непонятный код.

— Есть и другие моменты, которые кажутся неправильными, Коёмин. Допустим, что вампир на самом деле оставил автограф, словно художник, подписавший свою картину. Хотя, для странностей это вообще-то нехарактерно, но если допустить, что так и было, значит он должен гордиться своей работой, не находишь?

«Пусть даже он бы допустил ошибку, но это точно не должна быть неудачная работа…» — Гаэн-сан оторвала взгляд от списка и посмотрела на лицо мумии.

Вот как.

Глядя на эту жуткую мумию, любитель вроде меня не задумывается об этом, но на самом деле эта мумия является по сути «неудавшимся» вампиром. Каким бы сильным не было желание самовыразиться, не думаю, что существует художник, который бы подписал столь неудачную работу.

Тогда это стоит интерпретировать, как послание, оставленное Кутимото-тян?

— Я на всякий случай проверила её почерк. Я сравнила почерк в блокноте с почерком в её тетрадях, но не смогла прийти к однозначному выводу. Почерки, на первый взгляд, не совпали, но если она оставила эту надпись во время нападения вампира, то вполне естественно, что её руки тряслись.

— Ну да… Но в целом, прижизненное ли это послание или автограф, это же всё равно ничего не даёт.

— С точки зрения преследователя, вампир, который сам хочет себя раскрыть, был бы очень кстати, его всяко проще найти. Кстати, как командир, я бы хотела сегодня ночью войти в команду Коёмина.

— А? Хорошо. А в чём дело?

— Приближается закат. У нас больше нет времени.

Наступает мир ночи.

После сбора информации и обсуждения гипотез пришло время нам наконец дать экспериментальное объяснение этому загадочному явлению. Поговорив с Камбару и Хигасой-тян, я стал настолько же мотивированным, насколько и подавленным, и что же мне делать?

— Я была не уверена, что стану просить об этом, но похоже, что у меня нет другого выбора, кроме как сделать это. Коёмин. Это то, с чем справится только Коёмин, — сказала Гаэн-сан с невозмутимым видом. — Я хочу, чтобы этой ночью ты сдерживал Синобу-тян.

011

— Господин мой, ты хочешь что-то скрыть от меня? — спросила девочка с золотыми волосами и золотыми глазами.

Переставшая быть вампиром и ставшая лишь тенью вампира. Некогда железнокровный, теплокровный, хладнокровный вампир, вселяющая ужас королева странностей, живущая уже почти шестьсот лет, монстр из монстров, Киссшот Ацеролаорион Хартандерблейд, предстающая в настоящее время в облике Осино Синобу, находясь в комнате Коёми из дома Арараги, выразила подобного рода сомнение.

— Ой-ой, что ты такое говоришь, Синобу-тян? Если ты будешь выказывать подобные подозрения в мой адрес, то нашим отношениям, считай, пришёл конец.

— Конец? И не мечтай[✱]Синобу назвала их отношения словом ずぶずぶ (zubuzubu) — это такая ономатопея (звукоподражающее слово), означающая чавкающий звук, когда ботинок застревает в болоте. Этим словом называют отношения, которые люди не могут разорвать в силу каких-либо причин, даже если и хотят этого.. Взгляни, я накрепко привязана к твоей тени, словно гвоздями к ней прибита.

— Ладно тебе, Синобу-тян. Я же купил целую кучу твоих любимых пончиков. Золотой шоколад, верно?

— Что-то меня терзают смутные сомнения, мой господин. Не надо тут передо мной мурлыкать. Разве ты не собираешься затем внезапно обмануть меня?

Какое у неё острое чутьё. Прямо как её клыки.

Легендарная вампирша, поработившая меня на весенних каникулах, вонзив в мою шею свои клыки, была вследствие сама порабощена мною, вампиром, что вонзил свои клыки в её шею. Так она стала легендарной рабыней.

Однако эту рабыню, которая вообще никогда не слушалась моих приказов, хоть и называла меня «господином», совсем не убедило моё последовательное и безупречное к ней отношение. Скорее лишь усилило её подозрения.

Чёрт, ну и задачку задала мне Гаэн-сан.

Спрятать что-то от Синобу намного сложнее, чем от родителей. Мы же с ней неразделимы, как две части целого.

Возможно, было бы легче устроить головокружительную битву двух вампиров, как тогда на весенних каникулах, но так как всем руководит мирный специалист и сторонник умеренных стратегий, непохоже, что события будут развиваться подобным образом.

Сдерживать Синобу, пока не взойдёт солнце.

Я не знаю, для чего это нужно. Днём я спросил, «как мне лучше рассказать Синобу о случившемся», и во время сна Гаэн-сан нашла ответ на мой вопрос. И вместо того, чтобы попросить помощи, похоже, она избрала стратегию держать её подальше.

Видимо, в самом деле придётся действовать без неё.

И дело точно не в баскетбольном клубе. Может это нужно, чтобы защитить её от различных монстров… Бедняжка.

— И не надо так жалостливо на меня смотреть. Не нужно мне твоя жалость. Что такого случилось днём? Кого ты успел встретить?

— Ой-ой, Синобу, ты что, думаешь, что я встречаюсь с людьми?

— Думаю. Встречаешься.

— Ну ладно тебе. Я взял тебе в «Мистер Донатс» ещё и набор из двух видов.

— Господин мой, ты что, с ума сошёл что ли…? Это же «Пон-де-Ринг» и «Олд фэшн»? Не знаю, в чём дело, но это просто пончики мечты! Панайно!

Когда она начала жевать, я проверил, сколько времени осталось до утра. Сейчас 22:00, так что до восхода осталось часов семь.

Интересно, всё ли у меня получится.

В конечном счёте, Синобу заперта в моей тени, поэтому если я не буду двигаться, то смогу удержать эту девочку в неволе, но только мне нужно принудительно отправить её в ждущий режим, а это совсем другое.

Независимо от того, насколько обо мне заботится Гаэн-сан, я не хочу делать что-либо, что может разрушить наши с Синобу будущие отношения.

Я хочу сохранить нашу вынужденную связь.[✱]Здесь Коёми, как и Синобу двумя сносками ранее, назвал их отношения словом «zubuzubu».

— Точно, Синобу. Я давно хотел у тебя кое-что спросить, ещё с тех пор, как провёл с тобой те незабываемые весенние каникулы.

— Если ты уже полтора года хочешь что-то спросить, то что же тебе раньше мешало это сделать…?

Синобу нахмурилась, но я совершенно не собирался задавать ей вопрос, который только что придумал, чтобы потянуть время.

— На тех весенних каникулах ты выпила моей крови, и я стал бессмертным вампиром. Помнишь ведь? Тогда я лишь по-нигилистски рассмеялся и подумал: «А что, не так и плохо, умереть во так», после чего подставил тебе, готовящейся умереть в любую секунду, свою шею…

— Что с твоей памятью? Ты её всю на подготовку к экзаменам истратил?

На самом деле я разрыдался.

Смеясь сквозь слёзы, я стал вампиром… Однако, как сказала Гаэн-сан в больнице, вполне возможно, что моё обращение можно назвать провальным.

Впрочем, случаев, когда не удаётся создать слугу, скорее всего намного больше. Теперь же, когда я стал свидетелем трёх мумий старшеклассниц, я ещё больнее воспринимаю этот факт, и от этого аж мороз по коже.

Но вот что меня беспокоит больше всего:

— Что бы случилось, если бы я тогда не смог стать вампиром? Что вообще значит для вампира неудачное обращение?

— Ка-ка. Настало время поговорить об этом?

Синобу, уплетающая приготовленные мною пончики, включая набор из двух видов, приняла горделивую позу. Нет, на самом деле я не горел желанием касаться столь серьёзного секрета.

— Ты стал таким взрослым, мой господин. Хотя погоди, ты же стал вечно молодым, а значит больше не растёшь!

— Эй, тут тебе не стендап! И вообще я вырос, так что я не вечно молодой. Сама-то сильно за последний год выросла?

Не выросла ни на сантиметр, скорее уменьшилась.

Ну, когда она превратилась из прекрасной ведьмы в милую девочку[✱]Коёми использовал омонимы 妖女 (yōjo, «ведьма») и 幼女 (yōjo, «маленькая девочка»)., она на самом деле уменьшилась физически.

А что, если бы мне тогда не удалось стать вампиром?

Стал бы я похож на этих мумий? Смогла бы тогда Осино Синобу, бывшая тогда ещё Киссшот Ацеролаорион Хартандерблейд, не умереть и остаться в живых?

Для вампиров человеческая кровь является питательным веществом, но означает ли невозможность превратить свою жертву в вампира то, что вампир не сможет получить эти самые питательные вещества?

В те весенние каникулы королева странностей сказала:

«Если вампир испил чьей-то крови, то тут нет никаких исключений, жертва непременно станет вампиром. Это не вопрос осознанного выбора, это лишь разница между законченной и незаконченной трапезой».

Иными словами, чтобы не плодить слуг попусту, нельзя оставлять своих жертв недоеденными. А если вдруг несварение желудка?

В конце-то концов, превращение старшеклассниц в мумий — это успех или неудача? Является ли это провалом, который бы не стал подписывать ни один автор? Это очень сложно понять.

Какова цель вампира, которого сейчас ищет Гаэн-сан? Какой у него мотив?

Если бы я мог доказать, что вампир нападает только на старшеклассниц из баскетбольного клуба старшей школы Наоэцу, то смог бы определить критерии поиска.

Мне нужна дополнительная линия, пусть и временная.[✱]Коёми рассуждает, проводя аналогии с решением задач по геометрии, в которых бывает требуется проводить дополнительные линии для решения.

Если всему причиной стал неуёмный голод, то тогда странно, что вампир оставил мумий, пусть они и кожа да кости. Если же он хотел создать множество слуг, то потерпел ужасную серию неудач. Чего же на самом деле добивается этот вампир?

— В конце концов, если бы ты в тот раз не смог стать моим слугой, моим рабом, то в таком случае превратился бы в зомби, потерявшего способность мыслить. Неужели забыл? Как мы встретили целую стаю живых трупов в другой временной линии.

— А-а. Вот оно что. Помню.

Вот как значит.

Если вспоминать тот случай, то у меня осталось сильное впечатление о тех вялых и неуклюжих бессмертных тварях, похожих на склизкие, гниющие куски мяса. Потому-то я и не связал тот случай с этими мумиями. Но теперь, когда мне об этом сказали, я понял, что уже сталкивался с подобным прецедентом.

Даже такое сильное и запоминающееся переживание можно упустить, если взглянуть на ситуацию под другим углом. И если предположить, что потеря мышления аналогична потере сознания, значит те неудачи, та массовая серия неудач… В той временной линии «Осино Синобу с другого рута» была в своего рода отчаянии. У неё не было ни цели, ни мотива.

Значит этот вампир тоже в отчаянии? Справляться с отчаянием через еду… Далёкая от стоического мышления и разумных целей, чистая, отчаянная ярость.

Ну, я знаю не так много вампиров, чтобы понять их модель поведения… Как и моих школьных друзей, их можно пересчитать на пальцах одной руки.

Не считая меня, поскольку настоящим вампиром я был всего лишь две недели (хоть они и показались мне вечностью), в первую очередь это железнокровный, теплокровный, хладнокровный вампир, Киссшот Ацеролаорион Хартандерблейд.

Потом охотник на себе подобных, гигант, приехавший в Японию в погоне за королевой странностей, профессионал Драматург… И ещё один охотник на вампиров, профессионал в белой школьной форме, Эпизод. Строго говоря, он лишь наполовину вампир, то есть дампир, но всё равно посчитаем.

Ну и первый слуга Киссшот Ацеролаорион Хартандерблейд, Сисируй Сэйсиро…

Четыре человека? Нет, они же не люди. Четыре существа? В любом случае, выборка слишком маленькая, чтобы на её основе пытаться предсказать, что из себя представляет нынешний вампир… Если вы обычный человек, то даже встречи с одним вампиров за всю жизнь вам было бы более чем достаточно, я же за срок чуть больше года пересёкся уже с четырьмя (пятью, если считать этого) вампирами. Можно сказать, что вампирская жизнь Арараги Коёми просто бьёт ключом.

И все эти вампиры были связаны с Синобу. Хм… хотя нет, погодите.

Погодите, погодите, погодите, погодите.

Верно, как я мог допустить такую очевиднейшую оплошность…

К слову о тех, кто связан с Синобу. Несмотря на то, что я не связан с ним напрямую, но я определённо знаю о существовании этого вампира.

Я не встречал его.

Только знаю.

Вот оно, моё упущение.

Это не преувеличение и не просто красивые слова, но если бы не тот вампир, я бы не был тем, кем являюсь сейчас, потому что…

— Синобу, я слышал о вампире, который превратил тебя в вампира. Вампир, который по сути является моим предком.

— Ка-ка. Настало время поговорить об этом? — Синобу вновь повторила эту фразу, смакуя моим незнанием[✱]Выражение 引き出しの少なさを露呈する (Hikidashi no sukuna-sa wo rotei-suru) дословно можно перевести как «открыть несколько ящиков» (или около того). По смыслу это значит «выявить недостаток знаний».. — Настало время мне поведать о моём создателе, о том, кто дал мне имя. Бесстрашный, отчаянный, смертоносный вампир, Дэстопия Виртуозо Суицидмастер.

012

Дэстопия Виртуозо Суицидмастер.

Удивительно, но я не впервые слышу это имя. Фактически, это было имя, которое я уже слышал сегодня днём.

«D/V/S».

Такие вот дела.

Теперь мне всё понятно. Ну, может не всё, но большая часть точно. Вот почему Гаэн-сан сказала мне сегодня ночью сдерживать Синобу. Я не знал, имеет ли это вообще отношение к работе, всё-таки до меня всё долго доходит. Признаюсь честно, я тогда подумал, что моё задание совсем не стоит затраченных на него усилий, смех да и только.

Я подумал, что моя миссия совершенно не важна.

Когда однажды почивший первый слуга, Сисируй Сэйсиро, воскрес, само присутствие Синобу принесло нам немало проблем, поэтому Гаэн-сан была вынуждена принять трудное решение и отказаться от её помощи. Но на этот раз мы имеем дело не со слугой, а с господином.

И не с таким полушуточным, полуироничным «господином», как я, а с самым настоящим «господином».

В худшем случае, Осино Синобу, признанная безвредной, не просто станет обузой. Она может и вовсе встать на сторону нашего противника…

Вернуться на сторону тьмы.

Что ж, поскольку она является живой легендой, нет никаких причин, по которым такой специалист, как Гаэн-сан, не знала бы имя вампира, положившего начало этой легенде. Она же всезнающая сестрёнка.

Поэтому, когда в ходе расшифровки числа преобразовались в «D/V/S», она сразу поняла, что это инициалы.

Некогда здесь появлялись странности одна за другой, но это всё-таки были времена, когда у города не было своего бога. Но почему в таком обычном и заурядном городке в очередной раз объявился вампир, словно высмеивая весь тот мир и спокойствие, которое мы с таким трудом построили? Мне необходимо понять причину этого загадочного инцидента. Если такая причина есть, она сможет дать нам все ответы разом.

Что если вампир по имени Дэстопия Виртуозо Суицидмастер просто решил навестить бывшую слугу, Киссшот Ацеролаорион Хартандерблейд? Как когда-то Сисируй Сэйсиро пытался встретиться с Синобу, чтобы вернуть свой демонический меч «Кокороватари».

Хотя, если говорить про его случай, то в первую очередь он просто вернулся домой…

— М? Что случилось, господин? Чего ты испугался? Или тебе страшно слушать, каким монстром был хозяин, породивший такого сильного, красивого, хоть и эфемерного вампира, как я? Ка-ка. Неудивительно. Загадочная история о хозяине Замка Трупов настолько жуткая, что кровь в жилах стынет. Смотри, я вся дрожу.

Синобу каким-то образом намеренно пустила мурашки по коже. Всё-таки актёрского мастерства ей не занимать. Хоть я и имел с ней тесную связь, но всё-таки испытывал едва заметное напряжение.

Может это потому, что она говорит о ком-то, с кем у неё ещё более близкие отношения, чем со мной. Это чем-то похоже на то, как Камбару и Хигаса-тян подшучивали друг над другом.

Тогда я увидел, как моя любимая кохай разговаривает со своей хорошей подругой и рассказывает ей даже больше, чем мне. Хигаса-тян даже с таким типом, как я, обращалась вежливо и называла «сэмпаем», но я бы соврал, если бы сказал, что у меня не возникало желания сказать что-то вроде: «Эй ты, да как ты смеешь так по-дружески общаться с моей Камбару!» Хотя это отличается от обычной ревности.

Если вспоминать прошлое, то когда я оказался в конфронтации с другим слугой, Сисируй Сэйсиро, это определённо было больше похоже на ревность. Я и сам был напряжён, и Гаэн-сан беспокоил. Я так не хотел потерять Синобу, что сам в то время был обузой.

Можно ли теперь мою нынешнюю ревность назвать ревностью к отцу…? Я бы больше хотел услышать какую-нибудь историю из человеческой жизни Синобу. Я, конечно, очень счастлив узнать, что у Синобу тоже есть кто-то, кем она восхищается, но ситуация не подходящая.

Когда Синобу с таким удовольствием рассказывает о таинственном герое, который в наши дни вонзает свои клыки в старшеклассниц, одну за другой, то как-то сложно слушать этот рассказ с улыбкой.

— Вплоть до прошлого года, когда возникли определённые проблемы с твоим участием, я попросту забыла, что когда-то была человеком. Я встретила Суицидмастера почти 600 лет назад. Ка-ка. Мой мастер был истинным вампиром и вёл весьма сумасбродный образ жизни. Полагаю, он уже сгинул.

— Хм… Синобу, а что конкретно имеешь в виду под сумасбродным образом жизни? — спросил я, боясь услышать ответ.

Нет, конечно, истории о вампирах сами по себе не страшные. Что по-настоящему страшно, так это смотреть правде в глаза. Ладно, нужно собраться, в конце концов, мои выводы могли быть поспешными.

Для меня это обычное дело — поспешные выводы.

— Дай-ка подумать. Мой мастер был настоящим гурманом, в отличие от меня, питающейся то странностями, то чем-либо ещё. Как только он избрал для себя меню, то становился настолько упрямым, что с того момента не ел ничего иного.

Хо-хо.

Означает ли это, что решив однажды пить кровь только старшеклассниц из конкретного клуба, он перестаёт обращать внимание на остальных людей?

— Фактически, в то время Суицидмастер решил испить моей крови, когда я ещё была человеком, и был даже готов умереть от голода в ином случае. Ну и мне стало его жалко, поэтому я решила, что пусть он сделает это. «А что, не так и плохо, умереть во так», — по-нигилистски…

— Эй, это мои слова.

— С кровью не поспоришь.[✱]Это японская пословица, означающая что-то вроде «яблоко от яблони». То есть против генов не попрёшь.

Кто знает. Это ведь всё могло закончиться тем, что кровь пришлось бы смывать кровью… Как раз чтобы избежать этого, Гаэн-сан пересмотрела свою политику и позволила мне запечатать Синобу в тени…

Однако, если всё так, то мне не следовало об этом знать… Я должен был оставаться ничего не знающим студентом университета, как и рассчитывала всезнающая сестрёнка.

Как и ожидалось, весело болтающая до этого момента Синобу внезапно пришла в себя.

— …Обожди-ка. А почему ты вдруг заговорил о Суицидмастере именно сейчас? — спросила она, наклонив голову. Плохо дело. — Если мне не изменяет память, всё началось с того, что ты задал мне вопрос…

— Эх, на вопросе не погорел, на ответе не погорел[✱]Японская пословица 問うに落ちず語るに落ちる (tou ni ochizu kataru ni ochiru). Если переводить буквально, то «не попасться на вопросе, но попасться на рассказе». То есть сохранить что-либо в тайне, когда тебя об этом спрашивают напрямую, но случайно выдать самого себя посреди разговора., а на повторном вопросе был пойман с поличным. До чего же я парадоксален.

— Да нет, ты спалился уже на вопросе.

Мммда.

Стратегический запас «Мистер Донатс» (пончики, в смысле), который бы мне пригодился, чтобы преодолеть этот выпад в мою сторону, уже иссяк. Как и ожидалось, Арараги Коёми уже стал студентом университета, и применить итальянскую технику отвлечения девушки при помощи поцелуя не может. Даже когда я учился в старшей школе, это уже было невозможно.[✱]И тем не менее, это отсылка к рассказу «Доспехи Синобу», где он именно такой техникой отвлечения и воспользовался. Итальянцем его назвала уже сама Синобу.

До рассвета было ещё прилично времени, а меня уже прижали к стенке. Однако спасение пришло откуда не ждали.

Я услышал, как в дверь постучали.

— Да-да, сейчас открою. Карэн-тян? Или это Цукихи-тян? Или кто-то несёт мне весть, что я стал отцом?

— Интересно, было бы тебе так же весело, если бы за дверью оказалась мама?

— Ну, если весть заключается в том, что моя младшая сестра стала мамой, то получается, что сделала это она без благословления. Впрочем, добро пожаловать в мою комнату. И с днём рождения.

Однако, когда дверь открылась, коридор был пуст.

— Я здесь, братишка-демон, — из моего окна появилась девушка. — С днём рождения.

013

Бессмертная подобно вампиру, девочка-кукла и при этом кукла-труп (не такой зомбиподобный труп, как в нашем недавнем разговоре, а скорее похожая на Франкенштейна странность с интеллектом и чувствами), сикигами специалиста Кагэнуй-сан, которая в настоящее время возвращалась в Японию из далёких краёв, Ононоки Ёцуги-тян в настоящее время исполняла обязанности куклы в комнате Цукихи из дома Арараги.

Она находилась в этом доме с целью наблюдения за мной и Синобу, чтобы подтвердить тот факт, что мы на самом деле соответствуем выданному нам сертификату о безвредности, но именно в этот момент девочка-сикигами стала для меня настоящим спасением.

— Ох. Уж не Ононоки-тян ли это? Ты пришла по адресу. Не стесняйся, присаживайся на мои колени. Они готовы стать твоим детским креслом.

— Господин мой, прежде чем говорить что-либо отвратительное, лучше бы обратил внимание на технику этой девушки-куклы, которая появилась из окна, хотя постучала в дверь.

— Прошу, располагайтесь, госпожа Ононоки.

— Она что, знатная дама?

Синобу посмотрела на меня с насмешкой, но, в то же время, казалось, что она решила пока что отложить свои сомнения, сосредоточившись на естественном враге. Вот и славно.

Уж не знаю, отвратительно это или нет, но в нынешней ситуации я хотел, чтобы сказанные мною слова подобно снежному кому превратились бы в разговор о девочках, девушках и детских сиденьях, как в старые добрые школьные времена, но…

— К счастью, у меня явно недостаточно времени, чтобы расслабляться на коленях братишки-демона, — не показав каких-либо эмоций, Ононоки-тян не попалась на мою уловку.

Впрочем, эта девочка (хоть я и называю её «девочкой», на самом деле она является цукумогами, созданной из трупа, которому было сто лет) и так никогда не проявляет эмоций.

Она же труп.

— Благодаря тебе, несмотря на то, что мой работодатель в лице сестрёнки-оммёдзи и отсутствует, я всё равно по уши в работе. Гребу деньги лопатой, так сказать. У-ха-ха.

Её «у-ха-ха» совершенно никак не отразилось на её лице (на нём ничего никогда не отражалось).

— Это моё «у-ха-ха» ноу-хау.

— Круто, а расскажи побольше об этом своём ноу-хау.

Хотя, Гаэн-сан говорила… что Ононоки-тян в настоящее время занята другим делом.

«В этом деле мелочей не бывает», — так?

В таком случае, полагаю, это всего лишь совпадение, что она оказалась здесь в самый нужный момент, и на самом деле она пришла совсем не для того, чтобы по приказу Гаэн-сан помочь мне сдерживать Синобу. Но для чего тогда она здесь?

— Что? Я что, не могу прийти сюда просто так?

— Ты что, моя подруга детства? Моя подруга детства не настолько избалована. Моя подруга детства без покровительства Ханэкавы даже в универ зайти не может.

— Мне вдруг захотелось увидеть хаос братишки-демона.

— Эй, не надо приходить сюда смотреть на мой хаос. Если уж приходишь, то приходи посмотреть на моё лицо.

Вот уж в самом деле, беспорядка в моей жизни сейчас было предостаточно. И что самое главное, прекращаться он пока никак не собирался.

— Оп-па.

Ононоки-тян спрыгнула с оконной рамы внутрь моей комнаты. Вампиром она не была, поэтому особое разрешение ей не требовалось.

Но как она постучала в дверь? Это какой-то фокус?

— Ладно, если честно, я действительно пришла просто так. Я ненадолго отлучалась по работе, а когда вернулась, то увидела, что эта дура Цукихи сидела в комнате. Поучиться она видите ли решила.

Ононоки-тян похоже и не собирается прекращать называть её дурой. Деспотичная и заносчивая ученица третьего класса средней школы, когда никто не видит, становится на удивление ответственной. Такая уж у меня младшая сестра. Цукихи считает, что Ононоки-тян — это кукла в натуральную величину, поэтому, не имея возможности влезть через окно Цукихи, у этой трудяги не оставалось иного выбора, кроме как избрать другой маршрут, то есть влезть в моё окно.

Но как она постучала-то? Использовала силу дома-призрака[✱]家鳴 (yanari) — дословно «шумный дом». Один из ёкаев японского фольклора. Странность, издающая странные стуки и скрипы в доме. Аналог полтергейста.? Или это призрачный стук[✱]ラップ現象 (rappu genshō) — ещё один феномен, связанный со странными стуками в доме, объясняющийся паранормальными явлениями.?

— Однако, как я вижу, моё появление здесь тоже было некстати. Что ж, я тогда могу пока отправиться на чердак, а вы продолжайте свою беседу. Ах да, точно.

Как раз в тот момент, когда я начал всеми силами придумать способ, как бы подольше задержать внезапно собравшуюся уходить Ононоки-тян, она остановилась и запустила руку под платье в районе груди.

Что может такая девочка, как она, достать из груди?

— Ты что, хочешь сделать себе большую грудь при помощи своего Unlimited Rulebook? Воу-воу, остановись. В этом мире существует черта, через которую нельзя переходить, Ононоки-тян.

— Не хочу слышать советы от братишки-демона, который сам уже давно пересёк черту человечности. Да, вот. Сувенир.

— Сувенир?

Ты что, куда-то на экскурсию ездила? Она хоть и сказала, что сейчас загружена работой, но я думал, что во время отсутствия Кагэнуй-сан её рабочая территория не превышает окрестностей города.

Однако, когда я его получил, это оказался не типичный сэмбэй или печенье в стиле «я тут недавно съездил в ○○», а самая настоящая сложенная сверхтонкая японская бумага.

Предсказание удачи, самое настоящее.

Интересно. Это что, можно просто взять предсказание из любого храма и сделать из него сувенир? Потому что такие вещи, как предсказания или талисманы трудно выбросить. Если там не «большая удача», то я не согласен с таким предсказанием. С этими мыслями я его открыл.

— Что? Разве это не предсказание из храма Кита-Сирахэби, где потерянная девочка стала новым богом? — прокомментировала максимально понятным языком Синобу, заглянув в мои руки.

Кстати говоря, там была «небольшая удача».

Небольшая удача.

Даже не уверен, хорошо это или плохо.

— Ты что, сказала, что работала, а сама ходила играть с потерянной девочкой? Позвала бы меня.

— Я не играла. Несмотря на то, что она новичок (новый бог), сестрёнка Маёй — потерянный ребёнок, который в настоящее время правит этим городом. В работе всегда нужно быть последовательным, иначе ничем хорошим это не закончится…

Пока Синобу и Ононоки-тян обменивались дружескими комментариями, вне зависимости от того, дружили они или нет, я продолжил рассматривать сувенир.

«Любовь» — «В настоящий момент ваша девушка очень важна для вас!»

«Учёба» — «Не будьте самоуверенны и не расслабляйтесь!»

«Здоровье» — «Вашему сердцу в самом деле нездоровится!»

«Взаимоотношения» — «Наладьте отношения с самим собой!»

«Работа» — «Слепо слушаться приказов — опасно!»

Да уж, весёленькое такое божественное откровение…

Оно довольно чёткое, и если так можно сказать, очень в стиле Хатикудзи… И если Гаэн-сан попросила меня помочь в «Работе», то в таком случае совет «Слепо слушаться приказов — опасно!» — именно то, что мне нужно.

Хороший знак.

Нет, погодите-ка. Это же «небольшая удача» для Арараги. Раракити.[✱]В фамилии Арараги (阿良々木) есть иероглиф 良, который и используется для обозначения «хорошей» или «небольшой» удачи на предсказаниях. Коёми взял слово «небольшая удача» и вставил посередине знак повторения (々) из своей фамилии, получив «Раракити» (良々吉).

Может это и не то, чему стоит уделять большое внимание… Нет, это тоже важно, и этому непременно нужно уделить внимание.

— Ононоки-тян, ты можешь не подниматься на чердак, а отдохнуть пока что здесь, пока Цукихи не выйдет из комнаты, — я встал. — Пора детям в детских сидениях покататься посреди ночи.

014

В День матери в прошлом году я встретился с Хатикудзи Маёй. Тогда она была потерянной младшеклассницей, сейчас же стала прекрасной богиней. Я старался без крайней на то необходимости не тревожить её, в том числе в этом деле с вампиром, не полагаться бездумно на её помощь (фактически, не молиться богу лишний раз), однако, раз сообщение пришло с её стороны, то это меняет дело.

Гаэн-сан приказала мне караулить Синобу, но она не говорила, что я должен караулить её именно у себя в комнате. Несмотря на то, что у неё уже есть, так сказать, судимость, Синобу не находится под домашним арестом.

Не знаю уж, можно ли его назвать прижизненным или предсмертным, но Ононоки-тян было доверено послание, которое и зашифрованным-то назвать нельзя, ну что за богиня…

Храм Кита-Сирахэби.

Стоящая на вершине горы, эта святыня имеет глубокую связь как со мной, так и со всеми в этом городе.

Будь я Люпеном Третьим, я бы лихо заехал на гору прямо на своём «Жуке», но я не мог игнорировать ни правила дорожного движения, ни здравый смысл, поэтому я оставил свой автомобиль у подножия, посадил Синобу на плечи (да, мои плечи — тоже детское кресло) и ступил на чёрную как смоль горную дорогу, ведущую в гору.

Благодаря остаткам вампирских способностей, ночью я был силён, хотя ночной образ жизни и не вёл. Во всяком случае, прибор ночного видения мне был не нужен.

— И всё же, у тебя какое-то дело к этой потерянной девушке? Интересно, все ли хотят взглянуть на хаос моего господина?

Хороший вопрос. Нет, не про хаос, а про дело. С тех пор, как Хатикудзи взяла на себя новые обязанности (вернее, Гаэн-сан навязала их ей), она уже не может вести себя так же беззаботно, как раньше.

Она уж точно не стала бы призывать кого-либо на вершину горы без веской на то причины. Полагаю, она хочет сказать пару слов по поводу продолжающихся беспорядков с участием вампира и мумий, тайно происходящих в нашем городе в настоящее время.

Хотелось бы мне сказать ей не злиться на меня, даже если злиться повод есть, но если причиной визита этого вампира в очередной раз стала Синобу, то нести за неё ответственность всё равно мне, тут ничего не поделаешь.

Это в любом случае нарушение закона об обязанности соблюдать осторожность.[✱]善管注意義務 (zenkanchūigimu) — принцип японского права, аналогичный английскому «duty of care», т.е. «обязанность проявлять заботу». Этот принцип гласит, что человек обязан проявлять предусмотрительность в плане обеспечения безопасности определённого круга лиц, которых косвенно или напрямую касается его деятельность, от «разумно предсказуемых» прецедентов. То есть, если к примеру на производстве произошёл несчастный случай, то начальник обязан принять его во внимание и разработать меры по предотвращению подобных случаев в будущем. Не знаю, хороший ли из меня руководитель или нет.

Честно говоря, мне казалось, что я смог сбежать от вопроса Синобу, отозвавшись на призыв Хатикудзи, но если, когда мы поднимемся на вершину горы, наш разговор продолжится с того же места, то я буду в тупике.

Девочка спереди и ещё одна маленькая девочка сзади.

Мне оставалось лишь надеяться, что причина заключается в чём-то совсем другом. К примеру, Хатикудзи решила назначить меня на должность не простого детского сидения, а настоящего божественного ложа[✱]Словом 神座 (shinza) обозначают место в храме, где непосредственно сидит бог. Оно так и переводится, «место, где сидит бог». (если это так, то я, конечно, почту за честь).

Нет, ну правда, я же постоянно полагаюсь на авось. Я не просто сталкиваюсь с проблемами, я их буквально беру на таран.[✱]Здесь нужно пояснить. Сначала Коёми называет свою жизнь 行き当たりばったり (yukiatari-battari), т.е. «беспорядочной» или «случайной», когда человек действует, полагаясь на случай. Затем Коёми говорит, что его жизнь не просто 行き当たり (yukiatari, «сталкиваться, натыкаться»), а 体当た (taiatari), что значит «наносить удар своим телом» или «таранить». Так в итоге и не придумав никакого плана действий, я добрался до вершины горы.

Хатикудзи в белом одеянии стояла под водопадом.

— Ох, как неловко вышло. Ты всё-таки увидел это. Мои тайные тренировки.

— Где же они тайные-то? Никогда ещё не видел настолько показушных тайных тренировок. Ты не в водопаде хотела искупаться, а в лучах славы.

В этом храме раньше не было никакого водопада.

Не используй свои божественные силы ради таких приколов.

Она что раньше творила всё, что у неё было на уме, что сейчас... Ничуть не поменялась.

— Если ты посчитала, что в мокром виде ты выглядишь красивее, то это явно не тот случай.

Вот вообще ни разу.

Неуклюже передвигая ногами, Хатикудзи вылезла из пруда… Она была похожа на мокрую мышь, и никаких романтических чувств у меня этот вид не вызывал. Её фирменные хвостики также были мокрыми и поникшими, а широкий белый костюм прилипал к телу и затруднял движения.

Ну, в конце концов, она же была улиткой, так что похоже её не сильно заботила чрезмерная влажность.

Такие мелочи её не волновали, она же богиня.

— Давно не виделись, Амэфураси-сан.[✱]«Морской заяц», или же «анаспидея».

— Действительно давно, вечная пятиклассница Хатикудзи, но какой бы мокрой ты не была, нельзя называть своих друзей заднежаберными моллюсками. Ты промокла по своей воле, я дождей не устраивал. Если ты пригласила меня только ради того, чтобы я восхитился видом тебя, стоящей под водопадом, то уж извини, но моё имя — Арараги Коёми.

— Прости, язык прикусила.

— Нет, ты это специально…

— Пвикуфила.

— Или не специально?!

— Плифукива.[✱]たみまみ嚙 (tamimamika), то есть прочитанное наоборот 嚙みまみた (kamimamita).

— Ты же специально переставила буквы местами, так ведь?!

Нет, это уж точно было специально.

Прошло на самом деле много времени, но мы, совершенно не чувствуя себя опустошёнными, обменялись традиционными репликами, отпраздновав таким образом наше воссоединение.

— С тобой я тоже хотела встретиться, Нобуси-сан.[✱]野武士 (nobushi), если дословно, то «воин полей». Так в период Сэнгоку называли вооружённых людей, которые охотились на раненых воинов. Как правило, это были местные крестьяне, для которых подобная жизнь была единственным средством существования в военное время.

— Это ты кого назвала Нобуси? Ты же своей анаграммой превратила благородного ниндзя в бесчестного разбойника. Моё имя — Синобу… Эй, ты что, решила ещё и моё имя коверкать?

— Прости, язык прикусила.

— Нет, ты это специально.

— Пвикуфила.

— Иль не специально?!

— Пфилукива.

— Но ты же точно не случайно переставила буквы!

Похоже, что девочкам было довольно весело. И не как в аудиокомментариях. Это выглядело по-настоящему трогательно.

Почему они вообще в специальных изданиях не в ладах друг с другом? Всё же наоборот.

К тому же, в давние времена, когда Синобу ещё носила имя Киссшот Ацеролаорион Хартандерблейд, она тоже почиталась как богиня. Если посмотреть на их отношения в таком ключе, то они уже не просто две девочки, а сэмпай и кохай.

Кохай? Хм.

— Виновата, Анагра-сан.

— Тебе не кажется, что шутка затянулась? Если ты будешь на основе предыдущей оговорки придумывать следующую, то эта чепуха будет продолжаться вечно.

— Виновата-виновата, Арараги-сан. Да, лучше уж Арараги-сан. Я пригласила тебя сюда, на вершину горы, в столь поздний час, а очень занятая Ононоки-сан любезно согласилась доставить тебе моё послание, — внезапно сказала Хатикудзи.

Хоть она и внезапно решила быть серьёзной, с приветствием у неё всё равно проблемы (под водопадом я не стоял, но у меня всё равно чувство, будто меня холодной водой окатили), впрочем, ради одной лишь демонстрации новой вариации моего имени она явно бы не стала доверять подобное послание девочке-кукле.

Должен быть ещё повод.

— На самом деле, есть одна девочка, которую я хотела бы представить Арараги-сану.

— Хохо? Я так понимаю, на это есть какая-то причина?

— Если тебя знакомят с маленькими девочками без причины, то ты определённо гадкий тип.

Маленькая девочка, которая даже после того, как мы закончили взбираться в гору, продолжала сидеть на моих плечах, съязвила мне прямо в макушку.

— Если быть более точной, то не Арараги-сану, а тебе, Синобу-сан.

— Ху-ху. Получается, что на самом деле гадкая здесь ты, Синобу-тян?

— Я бы на твоём месте была бы аккуратнее со словами, будучи с девочкой на плечах. И не пожимай больше плечами, а то я вцеплюсь в тебя мёртвой хваткой. Будешь так делать, и кто знает, что с тобой случиться, может что-то хорошее, может что-то плохое.

— Т-ты сейчас серьёзно? Только лишь из-за того, что я пожал плечами?

— Итак, потерянная девушка. Что за девочку ты хотела мне представить?

— Да, она здесь, сюда.

Сказав это, Хатикудзи ступила на центральную дорогу и направилась в сторону главной святыни. Мы же шли вслед за молодой богиней, которая своими маленькими стопами оставляла мокрые следы.

— Да, кстати. Она на днях потерялась и я взяла её под свою опеку… а ещё она без одежды.

— Хэ? Голая девочка? Едва ли мы сможем показать такое в аниме. Очень деликатная тема, знаешь ли.

— Точно не сможем. Из-за защитных организаций.

Меня втянули в глупый каламбур.

— Из-за организации защиты маленьких девочек.

Это и есть соль шутки, я так понимаю?

Каламбур про ключевой момент каламбура, так сказать.[✱]Очень сложный, комплексный и по большей части бессмысленный каламбур, созданный только лишь для того, чтобы обыграть следующие слова: 幼女 (yōjo, «маленькая девочка»), 余裕 (yoyū, «свобода действия», «возможность»), 養生 (yōjō, «защита здоровья») и 要所 (yōsho, «ключевой момент»).

— Знаешь, мне кажется, что это даже для романа чересчур.

— Но мы же не можем просто избегать этих тем. Смотри, мы затрагиваем табуированные темы, тем самым обращая внимание на проблемы в обществе.

— Разве можно помогать обществу, нарушая его табу?

Ну наконец-то разговор вернулся в серьёзное русло.

Я понятия не имею, кто такая эта маленькая голая девочка, но похоже, что это дело никак не связано с моим сотрудничеством с Гаэн-сан. Похоже, что это не связано с вампиром, известным как Дэстопия Виртуозо Суицидмастер.

Защита потерявшихся детей… Если вспомнить о прошлом Хатикудзи, то для неё это скорее призвание, нежели божественный промысел.

Если события не станут развиваться в таком глупом ключе, согласно которому создателем железнокровного, теплокровного, хладнокровного вампира на самом деле является маленькая девочка, маленькая голая девочка, то это отношения к делу не имеет. Когда мы поднялись на вершину горы, стрелки часов также были устремлены к вершине циферблата, и до рассвета оставалось пять часов.

Если Хатикудзи говорит, что это дело касается в первую очередь Синобу, то это сможет отвлечь её на необходимое время, и Гаэн-сан (со своей командой) сможет сорвать занавес и обличить этого вампира-гурмана.

Пока Кагэнуй-сан отсутствует в городе, Суицидмастеру не грозит жестокая расправа… Спасибо Гаэн-сан за миролюбие.

— Кстати, Арараги-сан, а ты точно не хотел мне что-то сказать?

— М?

— У тебя просто такое выражение лица…

Да уж, хоть опыта работы у неё и немного, но всё же она работает богом… Неужели по моему лицу читается весь тот хаос, что происходит в моей жизни?

Я пока что решил не поднимать этот вопрос. Это не значит, что у меня нет своей точки зрения. Просто я не хотел ставить Хатикудзи меж двух огней, между людьми и странностями.

— Ха-ха-ха. Тебя прямо не узнать, Арараги-сан. Я не нахожусь ни перед какой дилеммой. Я всегда на стороне Арараги-сана. Даже если ты попадёшь в ад. Вместе с Арараги-саном даже ад кажется не таким уж и плохим местом.

Произнеся такие тёплые слова о нашей дружбе, Хатикудзи открыла раздвижную дверь главного святилища, однако я почувствовал, словно мой близкий друг меня предал.

На полу святилища, словно объект божественного поклонения, на самом деле лежала маленькая голая девочка.

Мумия маленькой голой девочки.

015

Мумия это или нет, но маленькая голая девочка остаётся маленькой голой девочкой, с одной стороны. С другой же стороны, маленькая девочка это или нет, нагота остаётся наготой. Ну и конечно можно сказать, что одетая она или нет, мумия остаётся мумией.

Одетая в школьную форму или в больничную одежду, мумия остаётся мумией. Однако, так как дело происходило ночью в храме, внутри которого электрическим освещением и не пахло, маленькая мумия выглядела уж слишком уместно, словно она здесь и должна быть.

Зрелище действительно было эффектным.

Причём оно походило скорее не на загадочное явление, а на какое-то культурное достояние. Спустя небольшую паузу, вызванную паникой, я вновь пришёл в себя.

— Су… Су-Суицидмастер? — произнёс тихий голос над моей головой.

Пробормотал.

Синобу, которая называет Ононоки-тян «девочкой-куклой», а Хатикудзи, которая стала богом и управляет целым городом, «потерянной девушкой», назвала по имени того, кто не является даже специалистом, что было удивительно редким явлением, и я слишком поздно это отметил.

Суицидмастер.

Дэстопия Виртуозо Суицидмастер?

— К-как вы изменились.

— О, ой. Синобу. Что ты такое говоришь?

— Тэрря~!

Неужели даже в виде высушенной мумии она способна узнать своего мастера?

Синобу, которая упорно не желала слезать с моих плеч, даже когда мы достигли вершины горы, которая и сама успела сильно измениться во внешности, положила обе руки мне на голову, широко раздвинула свои прекрасные ноги и использовала моё тело, как снаряд для прыжков.

Затем, сделав в воздухе два оборота, она приземлилась и побежала к маленькой голой девочке. Маленькая девочка бежит к маленькой девочке.

— Осторожно! Синобу, берегись…

Вспоминая свой собственный горький опыт в той старой хижине на обочине школьной дороги, я поспешил обратить её внимание. Но ничего из того, о чём я беспокоился, не произошло.

Мумия даже не пошевелилась. Думаю её можно обозначить этим словом… мм? В одежде она или же нет, старшеклассница она или же маленькая девочка, эта мумия, эта особь, она ведь имела совершенно иное происхождение, не так ли?

Может мне стоит подойти ближе и проверить пульс этой мумии, но моё тело не хотело меня слушаться… Казалось, что моё тело больше не было моим. Словно в самом деле оно превратилось в детское сидение или спортивный снаряд.

— Хатикудзи…

— Сразу скажу, что я не раздевала эту девочку догола заранее специально для Арараги-сана. Эта девочка, мумия, с самого начала была без одежды.

Нет, я не собирался задавать этот вопрос…

— К тому же, с самого начала она не была мумией.

— Что ты хочешь этим сказать? Что произошло?

Инстинктивно подбежав, Синобу не знала, что делать дальше и, продолжая бессмысленно кружить вокруг мумии, повернулась в сторону Хатикудзи, чтобы задать свой вопрос.

— Эй, бог! Что чёрт возьми происходит в этом городе?!

Этот вопрос несколько отличался от того, что она чуть раньше задала мне, но чрезвычайно необычное поведение Синобу не могло не беспокоить меня.

В настоящий момент Гаэн-сан, глава специалистов, должна преследовать неопознанного вампира и прочёсывать весь ночной город. Но почему этот самый неопознанный вампир, Дэстопия Виртуозо Суицидмастер, который считается виновником появления такого количества мумий, находился внутри храма в виде мумии?

Разве что её спрятали… возможно?

— …

Как бы то ни было, казалось очевидным, что мы с Синобу прибыли в место, которое было далеко от маршрута Гаэн-сан.

Подозреваемый в создании мумий был найден в виде мумии. Как в пословице, «связавшись с мумией, сам станешь мумией»[✱]ミイラ取りがミイラになる (miira-tori ga miira ni naru). Эта пословица может значить: «вступить с кем-либо в спор и принять его точку зрения», или иметь более грустный смысл: «отправиться спасать кого-либо и оказаться в той же ловушке». Берёт она своё начало из средневековой Европы, когда египетские мумии считались панацеей и богатые люди собирали экспедиции, чтобы разграбить очередную гробницу и найти секрет вечной жизни или как минимум лекарство от всех болезней. Стоит ли говорить, что из таких экспедиций возвращались далеко не все, о чём и говорит пословица. В Японию она пришла вместе с португальскими торговцами, которые и принесли в японский язык слово «мумия»: 木乃伊/ミイラ (miira, от порт. mirra).… Нет-нет, если следовать этой пословице, то мумией должен был стать я.

— Синобу. Что с ней, с этой мумией? С этой голой девочкой. В первую очередь я, конечно, удивлён, что твоим мастером оказалась девочка, но ведь она сейчас точно не в форме вампира, не так ли? Она в состоянии зомби?

Очередной жертвой стал главный подозреваемый.

Да уж, как в детективных романах, не иначе.

— Нет. Это так называемый «сухой сон», — ответила Синобу осторожным и спокойным тоном.

Я бы даже сказал, «таинственно божественным».[✱]Коёми взял слово 神妙 (shinmyō, «спокойный», «покорный») и поменял местами иероглифы, получив довольно странное определение 妙な神 (myōna kami, «странное божество» или «таинственное божество»).

Сухой сон.

Также известен, как «криптобиоз».

Это что-то вроде крайнего обезвоживания, как экстренная мера для сохранения жизни. К ней прибегают существа, считающиеся бессмертными, подобно вампирам, хотя монстрами и не являющиеся — тихоходки. Я читал о них в одной книге.

— Она не является живым трупом, но находится в критическом состоянии… Так вот для чего ты позвала нас сюда, потерянная девушка?

— Будучи местным правителем, я не могу допустить, чтобы в моём доме скончался гость, прибывший издалека. К тому же, мне хотелось бы знать, что происходит в этом городе.

«Поэтому, чтобы узнать правду…»

«Я бы хотела, чтобы Арараги-сан достал лекарства, необходимые для того, чтобы вылечить нашу гостью», — сказала Хатикудзи.

— Лекарство? Что? Да где ж я его найду?

Да разве есть в этом мире аптека, продающая чудодейственное лекарство[✱]Иронично, что фразеологизм «чудодейственное лекарство» (特効薬, tokkōyaku) также используется для обозначения серебряной пули., способное вылечить бессмертного и вечно молодого вампира?

— В этом мире — нет. А в том — есть. Тебе ли не знать.

— А? В том мире? Нет, хоть ты так и говоришь, но я ничего не знаю.

— Всё ты знаешь, Арараги-сан. Ты там уже бывал и даже немного попутешествовал. В аду.

«Ад кровавого пруда», — произнесла Хатикудзи.

Ад кровавого пруда.[✱]Это вполне реальное место в городе Беппу, префектура Ойта. 血の池地獄 (chi no ike jigoku, «ад с кровавым прудом») — горячий источник, относящийся к т.н. «кровавым прудам» — горячим источникам, содержащим соединения железа, что придаёт им характерный кроваво-ржавый оттенок. Кстати на основе воды из этого источника действительно делают лекарственную мазь от всевозможных кожных заболеваний.

В самом деле, это было специальное лекарство для лечения вампиров, которым не могут помочь ни врачи, ни горячие источники Кусацу.

016

Похоже, предыдущие слова Хатикудзи о том, что вместе с Арараги-саном даже ад кажется неплохим местом, вовсе не были метафорой. Судя по всему, я снова отправляюсь прямиком в ад.

И делаю я это для того, чтобы вылечить мумифицированного вампира, находящегося в состоянии сухого сна. По сути, я помогаю злодейке, чьей целью ещё недавно были старшеклассницы из баскетбольного клуба школы Наоэцу. Когнитивный диссонанс неизбежен, но это всё ради того, чтобы установить правду.

Я так убивался по поводу весенних каникул, и вот я в очередной раз спасаю жизнь незнакомому вампиру… Какая-то одна большая кровавая ирония.

В первую очередь, тот факт, что она была обнаружена в виде мумии, как и те старшеклассницы (хотя, на самом деле, они были в разных состояниях), а также то, что «D/V/S» оказалась маленькой девочкой, ещё не снимают с неё подозрений. Но можно быть уверенным в том, что ситуация стала ещё более запутанной.

Я уж не говорю о том, что это всё превзошло даже ожидания Гаэн-сан. Вопрос, который недавно задала Синобу, был сейчас в голове у каждого.

Что чёрт возьми происходит в этом городе?

Что за странность в этом замешана?

…Несмотря на то, что я всего лишь первокурсник, я понимаю, что самый быстрый способ узнать правду — это спросить этого «человека».

Да и в любом случае, даже если эта «приёмная мать» Синобу на самом деле является виновницей всех этих нападений на старшеклассниц, я всё равно не могу себе представить, чтобы смог оставить маленькую девочку в таком виде и в таком положении… Хочу отдельно отметить, что приношу свои извинения Хигасе-тян, которая предоставила мне список участников женского баскетбольного клуба школы Наоэцу.

Эта загадка из такого типа загадок, которые обычно разгадывают всякие детективы-экстрасенсы[✱]イタコ (itako) — это синтоистские медиумы, похожие на шаманов, которые связываются с богами и духами умерших. Как правило, это женщины, причём слепые., связавшись с духом жертвы, но, конечно же, в нашем случае всё не так просто.

И вот я снова отправляюсь в ад ради маленькой девочки… На этот раз ради голой девочки я отправляюсь в «ад кровавого пруда».

— Хорошо, но даже если ты говоришь, что я должен попасть в ад, как мне это сделать? Я же сама добродетель, и я без понятия, как туда попасть.

— Такому любителю маленьких девочек и сестёр самое место в аду, разве это не логично? — сказала Синобу, которая в нынешней ситуации была бессильна, поскольку была странностью и не могла сопровождать меня в аду.

Конечно, ей легко говорить, это же её не касается.

Хотя нет, касается.

Вампир, являющийся для неё фактически родителем, в настоящий момент находится между жизнью и смертью. Кажется, она ещё не до конца осознала ситуацию, но в её настроении не ощущалось тяжести, и она по-прежнему не могла не шутить.

А как насчёт Хатикудзи?

Раньше она была потерянной девочкой, но сейчас, когда Хатикудзи стала богом, скорее всего, она уже не сможет составить мне компанию в аду, как когда-то.

Несмотря на все сказанные ранее слова, у меня на этот раз не будет ни путеводителя, ни навигации, и попаду в ад я в одиночестве. Что вы, ничего необычного, абсолютно естественная ситуация.

— Ну, ничего не поделаешь. Видимо, выбора у меня нет, кроме как отправиться туда. На мою вторую родину — в ад.

— Господин, прекрати пытаться говорить крутыми фразочками, а не то я снова влюблюсь в тебя. Ты в прошлый раз пробыл в аду всего-то около часа.

— Это внеочередная поездка в родные края.[✱]Буквально Коёми сказал «поездка не в свой сезон». В Японии есть определённые праздники, в которые принято навещать родных. К примеру на Обон в августе или Новый год в январе.

— И это говорит студент, живущий с родителями?

Какие жестокие девочки. Тут человек вот-вот в ад попадёт, вообще-то.

— Ну, несмотря на непродолжительный опыт, это же твой второй раз, Арараги-сан, так что тебе всяко будет проще, не так ли?

— Не сказал бы, что привык к этому… Впрочем, существует специалист, который способен спускаться туда и возвращаться обратно по собственной воле.

Нет, ну а серьёзно, каким образом я туда попаду? Хотелось бы вернуться если не через час, то хотя бы к рассвету.

— Ты настолько беззаботно относишься к путешествию в ад, что мне кажется, Эмма[✱]閻魔大王 (Enma daiō) — «Великий царь Эмма», повелитель ада. будет расстроен, — сказала Хатикудзи.

Да уж, тому, кто сам лезет в ад, он точно устроит взбучку.

— В общем, никакого особого трюка нет. Прошлый метод ведь сработал?

— Прошлый метод…

Я заглянул в глубины своей памяти. Да, это вроде как случилось ранним утром в день экзамена в прошлом году.

Как ни странно, это произошло в окрестностях храма Кита-Сирахэби, где я сейчас и находился. В тот раз Гаэн-сан отправила меня в ад без каких-либо объяснений.

Держа в руках демонический меч Кокороватари, она разрубила моё тело на маленькие кусочки. Такой вот транспорт.

Что ж, если уж на то пошло, первоначальный владелец этого меча, известный как «Убийца странностей», сейчас тоже был здесь…

— Э? Что? Получается, что на этот раз меня будет шинковать Синобу? Какой неожиданный поворот событий, со времён весенних каникул ничего подобного не было.

— Предлагаю смотреть на это не как на расчленение, а как на развёртку. Человеческого тела. Синобу-сан, пожалуйста.

— Поняла.

Быстро и без возражений согласившись с планом моего разрезания, Синобу широко раскрыла рот и засунула ладонь в свою глотку.

Не сказать, что это был какой-то особенный трюк, но я его давненько не видел. Без каких-либо уловок из тела маленькой девочки беззвучно вышел таинственно сияющий длинный меч.

Демонический меч Кокороватари. Убийца странностей.

— Хе-хе-хе-хе. Как же долго я ждала этой возможности отплатить тебе, мой господин. За то что унижал меня и заставлял сидеть в этом чёртовом детском кресле.

— Эй, откуда столько радости?! И почему ты только сейчас решила пожаловаться?! И что за «Хе-хе-хе-хе»?! Что случилось с твоим обычным смехом?!

— Месть — это блюдо, которое подают холодным.

— Ты безусловно права, так что давай как раз подождём, пока она остынет! …К тому же, здесь явно недостаточно места, чтобы ты могла размахивать таким мечом… К сожалению, попросить помощи у Гаэн-сан я не могу, так что выбора у меня нет, но могу я хотя бы попросить разрезать меня также быстро и аккуратно, как она это сделала в прошлый раз?

— Ка-ка. Не надо меня недооценивать. Да, в экранизации у меня не было такой прекрасной возможности, но сейчас я покажу тебе всё своё мастерство. Всё было именно ради этого момента. Ради того, чтобы отправить тебя в ад.

— Не слишком ли много ненависти?

— Насладись же моим искусством владения мечом, которому я училась на протяжении четырёхсот лет. Позволь сказать, что я не собираюсь просто разрубить тебя на кусочки. Мой стиль «Сэйси-рю»[✱]«Сэйси-рю» (生死流) — «стиль жизни и смерти». включает в себя семь секретных техник.

Техника первая. «Отражение луны».

Техника вторая. «Величие природы».

Техника третья. «Сотня цветков».

Техника четвёртая. «Зелёная ива».

Техника пятая. «Опавшие листья».

Техника шестая. «Золотая лилия».

Техника седьмая. «Оборванные лепестки».

— И последняя, тайная техника стиля Сэйси-рю: «Ситика Хатирэцу»![✱]Все семь техник названы различными японскими (китайскими) идиомами из четырёх иероглифов, посвящёнными природе. Кроме последней, конечно. Из уважения к главному герою Katanagatari его секретную технику переводить я не стал.

Впрочем, к тому времени, как она всё это проговорила, меня уже разорвало на части.

017

В третьем классе старшей школы мне приходилось уживаться с последствиями вампиризма. Можно сказать, что фактически я боролся с неизлечимой болезнью. И одним из характерных моментов этого периода моей жизни стало то, что я привык умирать.

Даже после того, как я стал почти человеком, я продолжал слишком сильно полагаться на остатки вампирского бессмертия. Другими словами, я стал от этого зависим.

Я пристрастился к смерти.

Я не просто смог выжить, но и оказался чрезвычайным счастливчиком, что получил шанс вернуться к человеческой жизни, однако, уже не будучи никем укушенным, я спонтанно и добровольно решил вернуться к жизни вампира.

Причина, по которой Гаэн-сан изрубила меня на части и отправила в ад заключалась в том, что она хотела отнять моё бессмертие и отделить странность от моей человеческой души. Но если так подумать, то я снова стал тем же. Словно вернулся в прежнюю колею.

Я всё так же привык к смерти.

Но что насчёт того, привык ли я к аду? Отрицать не стану, я здесь уже не в первый раз, так что воспринял всё намного спокойнее.

Оги-тян бы рассмеялась: «Какой же вы дурак», а Ойкура бы непременно разозлилась: «Лучше бы тебе сдохнуть».

Как бы то ни было, дурак, которого даже могила не исправила, в очередной раз протягивает вперёд руку, делает первый шаг и начинает своё второе адское турне, которое может полностью перевернуть человеческое представление о жизни и смерти…

— …Чего?

Когда я очнулся, проснулся от вечного сна, то очутился на небесах.

Я был в раю.

Был ли это рай Сукхавати, мир Будды, ракуэн или heaven?[✱]浄土 (jōdo), «мир Будды», также «Чистые земли» — множество буддистских миров, превращённых Буддой в подобие рая. Сукхавати (極楽, gokoraku) — самый крутой из них. 楽園 (gakuen) и heaven — более обыденные названия рая из японского и английского языков соответственно.

Да, у рая много разных проявлений. Как и в прошлый раз, когда меня нашинковали на ломтики, перед моими глазами снова развернулся призрачный пейзаж, только вот на этот раз он был оригинальным, вместо того, чтобы повторять знакомые мне места… Что это за место?

В целом, я бы сказал, что вид был настолько прекрасен, что никакой художник не сможет так нарисовать, но у меня всё равно было ощущение, словно я попал внутрь какой-то картины. Всё было залито солнечным светом, другими словами, такую сцену я видел разве что на картинках.

Если попытаться описать увиденное при помощи моего скудного словарного запаса, ну, это можно назвать величием природы… Во мне даже не к месту проснулось навязчивое чувство: «А здесь вообще можно находиться кому-то вроде меня?»

Чувство неуместности, неправильности.

Такое чувство возникает, когда бродишь по торговому центру и случайно оказываешься в ювелирном магазине.

Широкая зелёная равнина, горы вдалеке, рисующие характерную ломаную линию горизонта, и прекрасное безоблачное небо. Пышные деревья с плодами на ветвях и цветы всех возможных оттенков.

Даже воздух и тот был вкусным.

Нет, я не отшельник, питающийся одним туманом, но у меня такое чувство, что один вдох продлил мою жизнь лет на сто… Хотя, куда продлевать мою жизнь, я же был порезан на много кусочков и умер, не так ли?

Разве я не должен был оказаться в аду?

— Хм… то есть получается, я должен был попасть в ад, но каким-то образом вознёсся на небеса? А-а, чёрт подери. Что, всё наблюдаешь за мной, да?

—Верно. Но на самом деле вы не настолько плохой человек, каким себя считаете.

Для того, чтобы прийти в себя и осознать сложившуюся ситуацию, я начал говорить себе под нос разные глупости (такая уж у меня техника самоконтроля, и она на удивление эффективна), полагая, что рядом со мной на самом деле никого нет. Но меня окликнули со спины.

Я просто говорил сам с собой, но на мои слова кто-то ответил!

В обычной ситуации я бы сгорел со стыда, однако нежный голос, такой же ясный, как окружающий воздух, успокаивал и расслаблял. Я медленно повернулся.

Увиденное меня ничуть не разочаровало, потому что передо мной стояла обнажённая красотка.

Сначала голая девочка, теперь вот обнажённая красотка.

Какое быстрое развитие событий.

Однако, также, как и голая девочка на деле была мумией, у обнажённой красотки тоже был один важный нюанс. Строго говоря, нельзя было однозначно сказать, является ли обнажённая красотка действительно красоткой.

Потому что на её лице была надета маска.

Маска… с лицом демона.

Это была взрослая женщина, единственной не обнажённой частью тела которой оставалось лицо, скрытое за маской демона… После окончания школы я поступил в университет и рассчитывал, что моя личная жизнь, лишённая всех запретов 18+, отныне станет по-настоящему взрослой, но моё взросление шло в каком-то странном направлении.

Как-то от этапа «жадина-говядина пустая шоколадина» я резко перешёл к чему-то в стиле Эдогавы Рампо: «готика-невротика, гротескная эротика».[✱]Здесь обыгрывается детская фраза エッチスケッチワンタッチ (etchi, suketchi, wantatchi), смысла не несущая, но прикольно срифмованная. Коёми переделал её на взрослый манер: エログロにまっしぐら (ero-guro ni masshigura), что можно перевести как «внезапное эрогуро», где «эрогуро» — это гротескная эротика, весьма экстравагантный жанр, надо сказать, предполагающий разную жесть всех мастей.

— …

А может это просто моё воображение разыгралось?

Казалось, что эта женщина… эта обнажённая красотка в маске демона была мне знакома. Пускай лицо и было сокрыто, но я словно где-то видел эту высокую блондинку с длинными-длинными волосами, которые стекали по её идеальным формам, создавая впечатление, будто она была одета в лёгкое платье, хоть и была обнажена.

— Простите, что предстаю перед вами в таком виде, Арараги-сама.

«Вот уж действительно», — не произнёс я.

Не то чтобы я запаниковал, услышав этот нежнейший голос, доносившийся с той стороны маски, но, честно говоря, я не знал, как реагировать… Этот человек на самом деле знает меня?

Если да, то где мы могли видеться?

А может это на самом деле демон, и я всё-таки попал в ад? Мой надзиратель? Если взглянуть на те же книги, можно сказать, что ад весьма разнообразен и может выглядеть как угодно… Может существует и такой ад, в котором высокая, обнажённая, сексуальная блондинка носит маску демона и встречает умерших.

— Мне так неловко, что я вынуждена скрывать своё лицо.

Судя по всему, она больше стыдилась своей маски, нежели обнажённого вида. Нет, что-то мне подсказывает, что она всё-таки не мой надзиратель. Эта красивая женщина, подобная прекрасному пейзажу, раскинувшемуся вокруг нас, словно сошла с картины, а в её наготе, во всём её теле, не было абсолютно ничего, чего стоило бы стыдиться.

Я бы даже сказал… что прекрасный пейзаж был лишь фоном для этой демонической красавицы. Её нагота ослепительно сияла.

Боюсь, что если бы на ней не было маски, мои глаза попросту не выдержали бы столь яркого сияния, которое от неё исходило… А-а, так вот почему она прячет своё лицо?

Чтобы не ранить меня своей красотой… Красотой?

— П… Прекрасная принцесса?

— Верно. Некоторые называют меня и так. Но прошу вас, здесь, на небесах, зовите меня принцессой Ацеролой.

Такими были её слова.

Слова той, кому лишь предстояло стать Осино Синобу, стать Киссшот Ацеролаорион Хартандерблейд… Той, чья душа была столь прекрасной, что буквально могла уничтожать целые королевства. Слова принцессы Ацеролы.

Слова райской красавицы.

018

— Понимаете ли, мы в раю, поэтому находится здесь без одежды более естественно. В первозданном мире посреди первозданной природы. Я бы даже сказала, что носить одежду, как Арараги-сама, для этого места противоестественно. Не желает ли Арараги-сама тоже обнажиться?

— Да? Хорошо, понял.

— Пожалуйста, не стоит раздеваться столь молниеносно.

Почему это?

Впрочем, в самом деле, в моей прямолинейности и решительности было что-то неправильное. «Прекрасна принцесса», она же принцесса Ацерола значит…

Это мне кое-что напомнило.

Строго говоря, я никогда не встречался с этой богиней… В реальном мире, по крайней мере.

В реальном мире всего этого не происходило, поэтому детали я опущу, однако после своего выпускного в Наоэцу, в межсезонье до поступления в университет Манасэ, я имел честь получить аудиенцию у Прекрасной принцессы в её замке в Зазеркалье.

Она была столь прекрасна, что мне захотелось умереть лишь от одного взгляда на неё. Даже несмотря на то, что мы разговаривали через занавес, я всё равно чувствовал желание совершить самоубийство, подобно людям из тех королевств, которые пали жертвой её красоты.

— Ну… полагаю, что всё дело в вашем умении убеждать. Прекрасная принцесса… Принцесса Ацерола, разве вам есть на что жаловаться, будучи небожительницей?

Не знаю отчего, но даже тон моего голоса стал странным.

Что ж, этого следовало ожидать.

Она не просто житель небес, я бы назвал её царицей небес, так что несложно поддаться её силе убеждения.

Насколько я могу судить, глядя на эти бескрайние поля, эта царица небес, вероятно, уже уничтожила даже Небесное царство, поэтому здесь больше никого и не видно… Шутка.

В принципе, неудивительно, что здесь я встретил именно принцессу Ацеролу… Странно скорее то, что здесь смог оказаться Арараги Коёми.

И Хатикудзи, и Синобу так или иначе сошлись во мнении, что я после смерти попаду в ад, и даже я был солидарен с ними. Так почему же я попал на небеса?

— Всё потому, что я пригласила вас, Арараги-сама.

— А-а, понятно. Вот как оказывается. Ну если так, то конечно.

— Ки-хи, не соглашайтесь со мной так быстро, Арараги-сама!

Её лёгкий смех, похожий на птичий щебет, заставил меня по-настоящему почувствовать себя в раю.

Она не просто красивая и добрая, но и в целом является замечательным человеком. «Ки-хи».

Какая значительная разница, по сравнению с «ка-ка» одной маленькой девочки.

Неужели она в самом деле является предшественницей этой возмутительной девчонки, этой злобной ведьмочки?

— …Несколько месяцев назад я попал в ад после того, как мою человечность отделили от моего вампиризма. Получается, что шестьсот лет назад, когда принцесса Ацерола стала Киссшот Ацеролаорион Хартандерблейд, Прекрасная принцесса «умерла», а её душа отправилась в рай?

Если уж приводить аналогию, то она будет примерно такой.

Я не видел выражения её лица за маской, но её обнажённое тело было удивительно красноречиво. Принцесса Ацерола без единого слова подтвердила мои догадки, элегантно изогнувшись.

Я бы сказал, что эта богиня фактически разговаривала со мной на языке тела. Казалось, что ей самой это было не по нраву, но её прекрасные движения волей-неволей пробирали меня до самых костей, до глубины души.

Но я не могу так легко проиграть.

В этой странной разговорной драме.

— И всё же, принцесса, неужели вы так сильно боитесь, что такой, как я…

— …Да, боюсь, что одной лишь маски демона недостаточно. Арараги-сама, позвольте одолжить у вас обувь?

— Конечно. Как скажете.

Я почтительно отдал свои кроссовки, и принцесса Ацерола надела их… Обнажённая красавица в маске демона и мужских кроссовках.

Внезапно я пришёл в себя, и во мне усилилось чувство сомнения.

Внезапно я стал собой.

Забавно, как человек, даже будучи радикалом иероглифа, может из ничего создать фарс.[✱]Коёми философствует на тему иероглифов我 (ware) и俄 (niwaka). Первый означает «я», но в несколько устаревшей форме. В основном используется в речи Синобу. Второй означает «внезапно» и в том числе используется как сокращение от слова 俄狂言 (niwaka kyōgen) — внезапная шутка, экспромт, каламбур. Суть в том, что второй иероглиф отличается от первого лишь радикалом «человек».

Что ж, по крайней мере, не думаю, что для нахождения в раю нужна виза.

— Принцесса Ацерола, но почему вы позвали меня на небеса? Я же должен был отправиться к Кровавому пруду, взять немного воды, вернее крови, и вернуться обратно…

— Ну же, не будьте таким чёрствым, не откажите составить мне компанию, Арараги-сама. Я хотела вам показать мои родные места.

Может она и была хорошим человеком, но всё-таки оставалась принцессой, так что жила она в каком-то своём темпе… Поэтому она решила для начала уделить внимание окружающему нас пейзажу.

Прекрасная принцесса, описывающая прекрасный пейзаж.

— Моей родине было суждено стать первым из множества уничтоженных мною королевств.

— …

Множества королевств…

И первый же её комментарий оказался очень тяжёлым.

Из уст столь красивой женщины это звучало беспрецедентно[✱]空前絶後 (kūzenzetsugo) — японская идиома, которая примерно значит «тот, которого не было раньше, и не будет в будущем»..

— Можете называть это беспрецедентным, мне нечем возразить. Мне ничего не остаётся, кроме как принять ваши слова. Однако не исключено, что друг Арараги-сама когда-нибудь тоже сделает нечто подобное.

? О ком это она?

Из всех моих друзей разве что Ханэкава имеет такое серьёзное влияние на международном уровне…

— …Вы сказали, что целое королевство была уничтожено вашей красотой, но одна вещь не выходит у меня из головы… Принцесса Ацерола, даже если бы не вы, разве эта страна не была бы однажды уничтожена по каким-нибудь другим причинам?

Мой комментарий, надеюсь, был не слишком надуманным, но не сказать этого я не мог… Я имею в виду, что нельзя же всю ответственность возлагать лишь на собственную спину.

При том, что эта ответственность была куда более серьёзной, чем та же коллективная ответственность женского баскетбольного клуба, а спина принцессы была слишком нежной, чтобы нести такую ношу. Впрочем, её нежность не имела ничего общего с чем-то хрупким, что может сломаться от одного прикосновения.

Я это понял, потому что она была обнажена.

Её спина была столь же прямой, как и её убеждения.

— Никто не вечен, ничто не вечно. Всё прекрасное однажды обратится в прах. Вы это хотите сказать? Если так, Арараги-сама, то должна сказать, что я достаточно алчна, поскольку смогла заполучить вечность, позволив Суицидмастеру испить моей крови.

Принцесса Ацерола пожала плечами. Прекрасными плечами.

Верно. Легенда о вампире по имени Дэстопия Виртуозо Суицидмастер, которую мне поведала Синобу, была весьма предвзятой. Она лишь отрывисто описывала своего мастера, но почему «Прекрасная принцесса» стала «Киссшот Ацеролаорион Хартандерблейд», почему «Прекрасная принцесса» стала «железнокровным, теплокровным, хладнокровным вампиром»? Об этих моментах она ничего конкретного не сказала.

Она намеренно избегала этой темы?

Или она успела забыть об этом за шестьсот лет? Обычно такие серьёзные события остаются в памяти, так что я могу сделать вывод, что ей трудно об этом говорить, однако, это же Синобу, поэтому тут вполне возможен и второй вариант.

Та часть её жизни, когда она была человеком, просто теряется на фоне прожитых ею лет. Она вспомнила о том, что когда-то была человеком, только когда я сам ей сказал, что хочу снова им стать.

…Но как всё было в те далёкие времена?

Киссшот Ацеролаорион Хартандерблейд не пожелала восседать на божественном троне, как это сейчас делает Хатикудзи, или когда-то делала Сэнгоку. Демон решил остался демоном. Но что она чувствовала, когда из человека превратилась в демона?

Желала ли она снова стать человеком?

Или она вскоре просто забыла… что когда-то им была?

Как я уже говорил ранее, сейчас неподходящее время, чтобы непринуждённо беседовать с обнажённой красавицей, поскольку мне нужно было как можно быстрее закончить свои дела и вернуться к жизни. Я не собираюсь заваливать её вопросами.

В таком случае, может стоит задать лишь один? Самый важный вопрос.

— Прошу прощения, но не могли бы вы подсказать размер своей пышной груди? О, не подумайте ничего такого. Просто я определённо хотел бы подарить вам комплект нижнего белья.

— Арараги-сама. Задавать подобный вопрос женщине, с которой вы впервые встретились — не очень подходящий комплимент. Я понимаю, что это лишь ваша шалость, направленная на то, чтобы смягчить атмосферу, но я пожалуй воздержусь от заявлений, о которых могу пожалеть спустя лет десять или двадцать.

Я как всегда облажался. Перед принцессой. Обнажённой принцессой.

Перед принцессой, один лишь вид которой заставляет осознать всю свою ничтожность и покончить жизнь самоубийством, вместо того, чтобы смягчить атмосферу, я лишь проявил неуважение к ней. Такой уж у меня жизненный принцип. Но нужно быть осторожным, а то ненароком умудрюсь ещё и умереть в раю.

— Я сожалею. О том, что жила.

— …

— Мне стоило умереть. Ещё до встречи с Суицидмастером.

Вначале я интерпретировал это таким образом, что она не хотела становиться вампиром и хотела снова стать человеком, но когда я услышал её следующие слова, то понял, что всё было совершенно наоборот.

— …Ведь я заставила Суицидмастера взвалить на свою спину тяжёлую ношу.

Эта принцесса сожалела не о том, что стала жертвой.

Она сожалела о том, что сделала виновника виновным.

…О тех весенних каникулах, о том, как я помог вампиру, о том, как я сражался насмерть с вампиром, вплоть до настоящего момента не было ни единого дня, когда бы я не жалел об этом, однако такого рода вину, как она, я пожалуй не испытывал никогда.

— Именно поэтому. Хоть я и понимала, что поступаю слишком навязчиво, но я не могла не призвать вас сюда, того, кто готов был ради неё отправиться в ад.

Похоже, что наш разговор всё-таки вернулся к исходной теме.

Надо признать, эта принцесса, обладающая не только прекрасной внешностью, но и прекрасным умом, смогла продемонстрировать своё мастерство ведения разговора даже в своём темпе.

— Если та моя ипостась, что познакомилась с вами, та, что стала вашим союзником, и забыла обо мне, что находится здесь, то это отнюдь не из-за того, что спустя шестьсот лет её воспоминания поблекли. Нет, просто она ненавидит меня всем своим сердцем.

— …Она тоже сожалеет?

Нет.

Это даже не сожаление, а избегание.

Вот почему она не стала мне всего рассказывать.

Когда-то она считала, что является вампиром от природы.

Она является вампиром с удивительной памятью и способна буквально покопаться в собственной голове, чтобы вспомнить любую забытую информацию. Возможно, она способна таким же образом и забывать.

— Именно. Дело не в том, что я стала вампиром, а в том, что прежде я была человеком, я сожалею именно об этом. О том, что была принцессой… была самой собой и никем другим.

— У меня сейчас сердце разорвётся…

— Арараги-сама.

От одного того факта, что она назвала моё имя, мне уже стало худо. Похоже, что даже шутка, замаскированная под грубость, может привести к самоубийству.

Я уже студент университета, и от обнажённого женского тела я уже не теряю самообладания, но вид столь величественной обнажённой женщины с такими прекрасными манерами заставил моё спокойствие улетучиться. Было сложно справиться с чувством, что я проявляю к ней своё неуважение.

Пожалуй, это самая серьёзная проверка джентльменского этикета в моей жизни.

— Вот по этой причине моя душа и была разделена на части, одна из которых и оказалась на небесах. Подобающее наказание для меня.

Неужели, даже попав в рай, душа оказывается наказана?

Мне сложно понять эти чувства, но похоже, что между принцессой Ацеролой и Суицидмастером существовала неразрывная связь, как и у меня с Осино Синобу. Поэтому в итоге оказалась разорванной сама душа.

Когда Синобу делилась со мной своими воспоминаниями, она говорила спокойно и беззаботно. По её словам нельзя было сказать, что их отношения были столь великими. Она рассказывала о вампире так, как студенты рассказывают о своих сэмпаях (приукрашивая и с завистью). Так почему же она забыла? Почему она пожелала забыть обо всём?

Может это прозвучит глупо, но я представил себе образ принцессы Ацеролы, разделённой надвое, и это было совсем не смешно.

— Я вижу, вы удовлетворены тем, что оказались здесь, поэтому я не буду пытаться вас утешить, да и не имею я такого права, но в конце концов, разве это вас волнует на самом деле…? Ведь суть вампиров — пить кровь…

— Я могу уверенно сказать, что стала вампиром по своей воле, но то, что вампиры пьют кровь отличается от того, как тот же лев-сан и медведь-сан нападают на людей.

Лев-сан и медведь-сан.

Эта принцесса словно из детской телепередачи сбежала.

— Я считаю, что нельзя говорить о вампирах, как о хищниках, охотящихся на людей. Но мне приятны ваши слова.

— Нет… Я не смог подобрать правильных слов, нижайше прошу прощения.

Как-то меня снова слишком сильно потянуло извиняться.

Я сказал, что не собирался утешать принцессу Ацеролу, но вот кому я это сказал, ей или самому себе?

Меня это не волнует.

Но это должно меня волновать. Волновать всю мою жизнь. Вечную жизнь.

— Однако, — сказала принцесса Ацерола. — Если принять, что вампиры и хищники — это одно и тоже, то получается, что я нарушила экосистему исчезающих видов, не так ли? Возможно, это ещё более тяжкий грех.

— …?

Что она имеет в виду? Экосистема?

Прежде чем я спросил, в чём же заключается смысл её монолога, который я не мог проигнорировать, она заявила: «Может уже слишком поздно, но я хотела бы помочь Суицидмастеру в защите исчезающих видов».

Прекрасное заявление.

— Это не уменьшит мой грех. Возможно, у меня станет даже больше сожалений о содеянном. И всё же, я делаю то, что должна делать.

То, что должна.

То, о чём она пожалеет.

— Я не могу проигнорировать сложившуюся ситуацию, не могу оставить Суицидмастера в беде.

Маленькую голую девочку.

Хотя, то, что она голая, роли не играло. Мумифицированную маленькую девочку.

Высушенную мумию, на которую было больно смотреть.

— Другими словами, принцесса, вы не собирались мешать моему путешествию в ад в поисках лекарства. Я уж не говорю о том, что вы вовсе не протянули мне паутинку со словами «Вы не настолько плохой человек». Вы призвали меня сюда только для того, чтобы я спас господина Суицидмастера… госпожу Суицидмастер, я правильно понимаю?

— Верно. Но я правда не считаю вас плохим человеком.

Среди её добродетелей есть ещё и честность.

Хотел бы я представить её красавчикам-детективам, с которыми недавно подружился.[✱]Коёми имеет в виду героев другой вселенной Нисио Исина: Детективный клуб «Красавчики» (美少年探偵団, bishōnen tantei-dan). Встретился он с ними на просторах кроссоверных рассказов «Mayumi Red Eye» и «Rai Roulette» из сборника Mazemonogatari.

— Будь я вашим другом, я бы посоветовала вам остаться в аду подольше как-нибудь в другой раз.

Если уж принцесса, уничтожавшая целые страны, даёт мне совет побывать в аду, думаю, что стоит пересмотреть мои жизненные приоритеты, но всё-таки хотелось бы поблагодарить её за помощь.

В моей ситуации я был готов принять помощь даже от кошки[✱]猫の手でも借りたい (neko no te demo karitai) — идиома, означающая «готов попросить помощи даже у кошки». Означает полную запару и безвыходную ситуацию. В японском фольклоре кошки не особо любят кому-то помогать. (впрочем, просить помощи у кошки — это вполне в стиле Арараги), но если свою руку помощи мне протягивает сама принцесса, то единственное, что я могу — это преклонить колено и поцеловать протянутую руку.

— Принцесса Ацерола, вы говорили, что этот пейзаж имитирует ваши родные края. Но… Есть ли здесь на небесах адский кровавый пруд? Это было бы очень кстати…

— В раю нет адского кровавого пруда. Это место непорочно, в отличие от того мира, из которого пришла я или Арараги-сама.

Жестоко.

Но справедливо… Иначе он был бы райским кровавым прудом. Представив себе «райский кровавый пруд», я не удержался и представил, как аморально бы выглядели «озеро сакэ» и «лес мяса».[✱]Выражение 酒池肉林 (shuchi nikurin) используется для описания роскошного застолья с большим количеством мяса и алкоголя.

Как-то не по-райски.

Хмм, а что, если меня призвали в рай, где мне не место, лишь для того, чтобы вместо оригинального лекарства впихнуть аналогичный по лечебному действию дженерик…

— А может мы всё делаем неправильно, и вы призвали меня сюда, чтобы предостеречь об этом? Даже если я зачерпну лекарство из кровавого пруда, оно может не исцелить госпожу Суицидмастер?

Если подумать, это же не знаменитое средство из «Домашней медицины»… Это идея Хатикудзи Маёй, бога и бывалого обитателя ада.

Другими словами, это похоже на какой-то народный метод. Если сравнивать, то это как отправиться в ад во время исполнения обряда призыва дождя.

Абсолютно бессмысленное жертвоприношение. Прямо «живой столб» какой-то[✱]«Живым столбом» (人柱, hitobashira) называли человека, которого живьём закапывали в основании здания в качестве жертвы местным богам.

— Нет-нет, я ничего подобного не имела в виду. В качестве лечения для Суицидмастера… да, этот способ был бы в высшей степени эффективным.[✱]Ацерола назвала это средство словом ウルトラC (urutorashī), или же Ultra C. Этот термин пришёл из спортивной гимнастики и означал раньше высший уровень сложности элемента. Сейчас систему оценивания давно сменили и молодёжь, как правило, этого слова не знает.

Для такого молодого человека, как я, принцесса подобрала подобную формулировку… К сожалению я ошибся, но оно и к лучшему. Получается, что я зря волновался.

— Не будет ошибкой сказать, что народный отвар, приготовленный из «воды» адского кровавого пруда, будет целебным не только для Суицидмастера, но и для любого вампира… Однако...

«Она бы так не сказала».

«Она не стала бы пить его».

Заявила принцесса Ацерола.

— Она настоящий гурман. Бескомпромиссный гурман, с которым никто не может сравниться. Она ни за что не станет есть то, что не входит в её меню.

Я вспомнил описание Суицидмастера, которое услышал от Синобу.

Она ест только то, что убила сама.

Такой вот она стоический вампир.

— Выражусь иначе. Кровавый пруд наполнен кровью множества самых разных людей. Эдакий разномастный фуршет. Вам нравятся фуршеты, Арараги-сама?

— Э-э, ну, вроде да.

Лично у меня фуршеты ассоциируются с кафе-кондитерскими, которые ассоциируются со свиданиями, а с ними у меня ассоциируется скорее яркая и праздничная атмосфера.

Что ж, кровавый пруд у меня подобных мыслей точно не вызывает.

— Дэстопия Виртуозо Суицидмастер предпочитает отдельные блюда, — продолжила принцесса. — Идея нового бога в самом деле хорошая и скорее всего сработала бы. Однако в мире существуют пациенты, которые отказываются от рационального лечения. Не говоря уж о тех, кто отказывается от лечения вовсе.

Те, кто просто хотят умереть естественным путём.

Я не желаю долгой жизни вопреки судьбе. Если попытаться глубже вникнуть в этот вопрос, то мы приходим к проблеме эвтаназии и права на достойную смерть. Конечно, я ещё слишком молод, чтобы так легко рассуждать на эту тему, но, безусловно, подобный образ мышления мне свойственен.

— Да, вы молоды. Но не отворачивайтесь от этих мыслей, продолжайте думать. У вас тоже есть избирательное право.

Откуда ей известны такие политические термины?

Неужели информация о нашей земной жизни так легко доходит до небес? Если это так, то может принцесса заодно знает и обратную сторону этого инцидента? Я решил попытаться в наглую выведать у неё сведения.

— Поскольку госпожа Суицидмастер является таким гурманом, значит ли это, что она так же привередлива и к своим жертвам?

Например, старшеклассницы. Участницы женской баскетбольной команды какой-нибудь определённой старшей школы. Допустим.

— Прошу, не надо пытаться что-то у меня выведать. Подобного рода общение с вами мною не приветствуется.

У-у. Судя по такому резкому ответу, добиться чего-нибудь от неё не получится.

Да и неловко как-то теперь что-то пытаться у неё спрашивать.

— Я непременно встану на сторону Суицидмастера. Можете считать мои слова свидетельством родственника. Посему мои слова не могут быть приобщены у делу.

— …

— И всё же, я не знаю всего… Но совет, который я могу вам дать, Арараги-сама, заключается в том, что если и существует целебное средство, которое согласится принять Суицидмастер, то это точно не коктейль из крови множества людей, но кровь лучшего из людей.

«Например…»

«Моя кровь».

Сказав эти слова, обнажённая Прекрасная принцесса прикоснулась к своей маске демона.

? Она хочет показать своё лицо?

Для чего?

— Закройте глаза, пожалуйста.

Когда меня об этом попросили, я послушно закрыл глаза (мне следовало сразу так сделать, когда передо мной появилась обнажённая женщина).

Если обычный человек, не являющийся вампиром, осмелится узреть её восхитительный лик, то глаза его не выдержат и секунды. На красоту Прекрасной принцессы опасно смотреть.

Я с самого начала это знал.

Вот почему здесь, в раю, где правила дресс-кода диктуют полную наготу, она предстала предо мной в маске демона. Но почему она внезапно без какой-либо причины пытается убрать этот барьер?

— Разумеется… — сказала принцесса.

Не могу сказать наверняка, поскольку мои глаза всё ещё были закрыты, но, вероятно, маски на ней уже не было, и её голос стал ещё прекраснее. Барьер, закрывающий её лицо, исчез.

И голос её был где-то очень близко.

Она была настолько близко ко мне, что я мог чувствовать её дыхание.

Её прекрасный голос раздался с расстояния, на котором соприкасаются губы.

— Не обнажив лицо, я бы не смогла поцеловать вас.

— Ха?

— Для того я и попросила вас закрыть глаза…

Несмотря на то, что я повиновался словам принцессы Ацеролы, я не понимал смысла происходящего и тщетно попытался открыть рот и поинтересоваться её истинными намерениями.

Но её поцелуй заставил меня замолчать.