Доп. 3    
Запрос на оценку: Украшенная вышивкой ткань. Часть 3

Запрос на оценку: Украшенная вышивкой ткань. Часть 3

Закончив с оплатой за «носовой платок лилипута», покинув блошиный рынок и перебравшись на менее оживлённые улицы, вопрос решён не был.

Линне и невысокая девушка до сих пор пытались прожечь друг в друге дыры глазами.

— Отдайте нам эту вещь!

— А? Не понимаю, о чём ты.

— Если вы не можете им пользоваться, он наш.

— Вот уж не думаю, что у того, у кого денег не хватает, есть право такое говорить.

Вот так они и продолжали бодаться.

Они даже на шаг не сдвинулись.

— Хм.

Держа большой платок из конопли, Соара задумалась.

Ей хотелось мирно урегулировать инцидент.

И пока она не могла ничего, лишь наблюдать.

— Это, прости.

— И ты тоже, — девушка в капюшоне улыбнулась и ответила ей.

Выглядела она слегка пугающе, но была довольно тихой.

— Обычно Линне не такая.

— А Хозуки всегда такая. Правда она не плохая.

Похоже с ней получится общаться.

У них было что-то общее.

— Я Соара.

— Я Беатрис.

Уверенности не было.

Просто ощущение, и не более того.

— Вы ведь исследователи... Верно?

— Ага. Я воровка. А она монашка.

— Я мечница, а моя подруга маг.

— Не так много девушек-авантюристок нашего возраста, верно?

— Согласна. Это... Госпожа Беатрис, а ещё товарищи у вас есть?

— Можно просто Беатрис. Мы сейчас ищем. Но пока не можем найти.

— ...

Какой шанс.

По сравнению с этой встречей спор из-за магического предмета ничего не значит.

Нет, скорее даже проблему можно решить в один миг.

— Эй... Я тут подумала.

— Думаю, мы думаем об одном и том же.

Соара и Беатрис кивнули.

— Я бы вернула недостающую сумму! А вам-то он зачем?! Толку покупать вещь, которую нельзя использовать!

— Ну и грязный у тебя язык! Мы как раз ищем того, кто сможет его использовать.

Дальше они уже кричали друг на друга.

— Девочки?

— Мы думали, как решить эту проблему.

«Что?»

— Как насчёт того, чтобы объединиться?

Лица парочки стали пустыми.

***

— Отказываюсь, — сказала одна Хозуки.

Недовольно она скрестила руки и отвела взгляд.

— Почему? — спросила Беатрис.

Возможно она не поняла, что найдёт новых товарищей.

— Если станем товарищами, то цена «носового платка лилипута»...

— Сократится вдвое.

Девушка понимала это.

— У нас у всех разные профессии...

— А вместе получится сбалансированная группа.

— Других вариантов всё равно нет...

— И правда неплохая идея. Но я отказываюсь, — холодно сказала Хозуки.

Чем она ещё недовольна?

Беатрис подумала, что дело было в недавнем споре.

Однако...

— Я ещё могу согласиться объединиться с этой шумной волшебницей. Но сотрудничать с этой мечницей я не хочу, — Хозуки указала на Соару.

— А... Со мной?

— Ты слишком жалкая.

Озадачена, не понимая причины, была не только Беатрис.

— А что с Соарой не так?

— Да, я тоже не понимаю.

— То, что ты мечница, — сказала Хозуки.

— Мечник находится в авангарде. Он исполняет роль стены, защищающей товарищей. И это невозможно для такой маленькой девочки.

Не желая больше обсуждать это, девочка отвернулась.

— ...

Соара ничего не ответила.

А вместо неё взорвалась волшебница в очках:

— Как же ты бесишь! Сама-то коротышка. Ну и ладно. Не хочу быть вместе с такой как ты. Пошли, Соара.

— Подожди, Линне.

— Постой.

Именно Хозуки остановила их.

Девочка в очках обернулась и злобно посмотрела:

— Что, ещё поругаться хочешь?

— Оставь «носовой платок лилипута» пожалуйста.

— А? И это при том, что денег у тебя нет...

Хозуки вытянула руки.

В них были кошелёк и ещё одна знакомая вещь.

Старый подсвечник.

— Он стоит двадцать тысяч герун. Если продадите, получите ещё двенадцать тысяч.

— ...

— Хорошая ведь сделка? — Хозуки триумфально улыбнулась.