Доп. 3    
Запрос на оценку: Украшенная вышивкой ткань. Часть 4

Запрос на оценку: Украшенная вышивкой ткань. Часть 4

— Поверить не могу! «Носовой платок лилипутов» ей! Грязный подсвечник мне подсунула! Как же бесит! — злилась Линне, пока они шли.

Вначале подруга её успокаивала, но теперь её прорвало.

Когда проголодается, снова успокоится.

В итоге никаких потерь они не понесли.

Скорее остались даже в плюсе.

Всё потому что у них был предмет стоимостью двадцать тысяч герун... На «вечном подсвечнике» даже идентификационная карта осталась.

— А... Это ведь почерк менеджера... Надо же, теперь нам лампы не понадобятся.

Согласно карте, для этого предмета было не нужно топливо.

Полезный предмет в исследованиях.

Прискорбно, что пользоваться им могут только служители церкви, но если продадут, то получат двенадцать тысяч чистой прибыли.

Солидная плата за работу.

Хотя казалось, что они сделали что-то не так.

Но обиднее всего то, что они не смогли организовать группу.

Или может дело в её силе...

— Соара, ты меня слушаешь?

— Слушаю, слушаю.

— Тебе не обидно?

— Но ведь она была права.

— М-м-м! Эта поганка!

Линне принялась недовольно стучать.

Хоть жертвой была Соара, девушка почему-то взбесилась.

— Ладно тебе, Линне. Яблочные конфеты вкусные.

Вначале надо было найти еду, которая сможет успокоить напарницу.

Вокруг рынка повсюду торговали вкусной едой, так что проблем в этом не было.

Надо будет купить что-нибудь для менеджера и Анемоне, которые им помогали.

— Ням-ням-ням, тафай опях их опмаем.

— Они тоже серьёзно относятся к исследованиям.

— Ф мыфле?

— Они ищут сильных товарищей. И такая слабачка как я им не подошла.

— Ням-ням-ням-ням-ням... Гохя, — доев, Линне схватила Соару за щёки.

— Хинне?

— Не смей так говорить! Ты не какая-то там соплячка! Ты очень сильная! Ты ведь саблезубого тигра-людоеда одна одолела!

— Хпахибо.

— Это не лесть. Я правду говорю, так что хватит изводить себя.

— У...

Всё же девушка увидела, что Соара была подавлена.

Что и ожидалось от напарницы.

— Ну, тут уж ничего не поделаешь... Давай ещё поищем «носовой платок лилипута».

— Да. Так и поступим. Карнавал только начался. Уверена, мы ещё найдём.

Подбадриваемая Линне, Соара смогла переключиться на позитивные мысли.

***

— Погоди, Хозуки!

Прогуливаясь быстрой походкой, Хозуки убрала добычу в сумку.

— Великоват он для «носового платка лилипута».

— Ну, Хозуки!

— Чего?

— Давай вернёмся. Надо организовать группу вместе с ними, — Беатрис предлагала вернуться к тем девушкам.

— Нет, надо искать воина авангарда получше.

Хотела ли она подружиться с той парочкой?

И всё же ей не хотелось доверять авангард этой Соаре.

Это ведь щит команды.

Даже если это не мужчина, этот человек должен быть сильным и с решительным характером.

— Но не нашли, — сказала Беатрис.

Неизвестно почему, но сегодня она была не в духе.

— В тавернах и подземелье мы стольким людям предлагали, но нам все отказывают.

— Всё в порядке. Если мы сможем чего-то добиться...

— Думаю, это невозможно, — Беатрис слегка покачала головой.

Не было никакого результата, так как можно говорить, что они кого-то найдут товарищей?

— Мы ведь просто маленькие девочки.

«Маленькие девочки».

Именно так Хозуки назвала Соару.

— Товарищей мы не можем найти, потому что мы маленькая воровка и маленькая монашка.

— Это...

«Не так», — хотела возразить Хозуки, но не смогла.

Насколько известно, больше половины исследователей в городе-лабиринте взрослые мужчины.

Расы разные, и всё же женщин немного.

Вне зависимости от навыков в мире высокомерия в первую очередь ценится сила.

Но она почему-то думала, что всё в порядке, и они смогут найти себе товарищей.

— ...

Но правда ли это?

Кто гарантирует, что они не услышат такие же жестокие слова.

Горькие воспоминания из таверны вспыли в сознании.

Их презирали, даже не оценив, просто сразу давали отказ.

— Ты предлагаешь не стремиться к идеалу, а искать, реально оценивая себя?

— Нет. Это ведь был наш шанс. А ты сразу сказала, что она слабая, хоть и неправа.

Она — Соара.

Они не знали, сколько сил у этой хрупкой девушки.

Если человек назвался мечником, значит он может обращаться с мечом.

Но сложно было поверить, что она сможет справиться с монстрами в подземелье.

— И какие у тебя основания так считать?

— Метка на руке Соары.

Метка?

Что это значило?

Если учитывать внешний вид.

— «Символ навыков»?!

«Символ навыков».

Этот знак люди получают каждые пять этажей.

Это значило, что группа людей бросила вызов смерти и победила.

Если Беатрис увидела это... Хоть девушки и не выглядели так... Они могли быть довольно сильны.

— Почему раньше не сказала?!

— Я говорила... — едва не плача, сказала Беатрис. — Я пыталась тебя остановить, но ты не слушала...

Она ничего не могла ответить.

Беатрис и правда много раз пыталась её остановить.

Но Хозуки только ускорялась, не желая останавливаться.

Она лишь думала о том, чтобы не возвращать «носовой платок лилипута», потому и не останавливалась.

— Всегда ведь так... Ты всегда всё сама решаешь... И потому ушла...

— Так ведь.

— Хоть немного... Мои... Слушай, что говорят товарищи...

Беатрис опустила лицо, на котором уже показались слёзы, после чего присела.

Хозуки могла лишь стоять.

Не найдя слов оправдания, она только лишь смотрела.

Она помнила, что в монастыре вела себя так же.

Тогда это не казалось плохим.

Но в итоге она ни с кем не смогла подружиться, осталась одна, и всё же продолжала вести себя так же.

Но...

Ей не хотелось повторять былые ошибки.

Но что тогда делать?

Получив искомую вещь, сказать, что не из-за чего печалиться?

Сказать, что она не хотела так поступать?

Нет, не то.

Ей оставалось лишь одно.

— Прости. Я была неправа, — набравшись мужества, Хозуки поклонилась.

— Ты правда... Так думаешь?..

— Да. Я думала только о «носовом платке лилипута» и не обращала внимания на остальных.

Она была дурой.

Наверняка она уже много всего успела упустить раньше.

Невозможно посчитать и пожалеть обо всех тех возможностях, что у неё когда-то были.

Но сейчас она чётко понимала, что не должна была упустить.

— Думаю, теперь я буду слушать тебя внимательнее.

— Ты будешь... Выслушивать моё мнение... И не будешь решать всё сама?..

— О-обещать не могу, но постараюсь. Прости, пожалуйста.

— Хнык... Ладно. Я прощаю тебя.

Вытирая слёзы с лица, Беатрис улыбнулась.

Видя доброту подруги, Хозуки вздохнула с облегчением.

Ей не хотелось потерять Беатрис.

Она её первый и самый важный товарищ.

Что бы ни случилось, девушка не потеряет её расположения.

***

— Ну, возвращаемся, — потирая глаза, сказала Беатрис.

— А?

— Теперь мы можем объединиться с ними.

— Э-это невозможно!

Напарница непонимающе склонила голову.

Для неё это было невозможно.

Она не могла смотреть в лицо человеку, которому так нагрубила.

Разве девушка сможет предложить дружить тем, у кого почти силой отобрала «носовой платок лилипута»?

Она рассчитывала больше никогда с ними не встречаться.

— Ты так это понимаешь? — удивлённо спросила Беатрис.

— Да.

Гордиться тут было нечем, девушка отвела взгляд.

— Надо начать всё с чистого листа.

— Т-ты опять... Я уже раскаялась, хватит меня об этом спрашивать, — говорила она слегка приглушённо.

Но тут ничего нельзя было поделать.

Всё же Беатрис хотела этот платок.

Потому девушка и старалась порадовать её.

Она не могла быть снисходительной, но могла хотя бы быть внимательной.

И всё же даже не поняла, о чём думала её напарница.

— Можно сказать, что Хозуки привыкла вначале делать, а потом думать, — сказала девушка.

— М-м-м, я была неправа, хватит меня изводить, — девушка ухватилась за щёки, которые были перед ней.

— Чего ты меня схватила? — она не понимала, чего подруга злится.

***

— Эй, эй, эй, погодите, парни.

— Что такое, братан?

Человек-пёс Кейнз остановился, окликнув своих братьев.

Мужчина был удивлён.

Не думал увидеть её вновь.

— Я увидел кое-что интересное?

— Толстый кошелёк?

— Нет.

— Прекрасные собачьи ушки?

— Нет, конечно.

И чего братья не заметили?

Двое ребятишек дальше по улице... И запах одного из них.

Слабый запах сладостей.

Никакой ошибки, это... «Жалкая псина» Беа.

— Мой нос ничем не обмануть.

— Ага... Это точно бекон, — младший брат принюхался и ухмыльнулся.

Похоже он тоже заметил.

— Ну-ка. Не пойму, что за запах, — Тастан начал втягивать воздух ноздрями.

У него были проблемы с носовыми пазухами.

— Это же Беа. Заманила нас в ловушку и украла вещи.

— Беа? А, и правда.

Они долго ждали этого дня.

Сейчас в груди Кейнза разгорелся настоящий пожар.

С того дня еда не казалась ему вкусной.

Даже когда он ел дорогое мясо буйвола.

Всё из-за отравленного супа.

Чувство унижения всё ещё оставалось на кончике языка.

— Сделаем это?

— Конечно. Это будет справедливая месть.

С языка Кейнза стекала слюна.

Потерянный вкус вернётся, когда он ощутит сладкую месть.