Доп. 3    
Запрос на оценку: Украшенная вышивкой ткань. Часть 6

Запрос на оценку: Украшенная вышивкой ткань. Часть 6

— «Бог на небесах, отзовись на мою молитву, дай свой милостивый свет раненому агнцу», — Хозуки читала молитву над раненой Беатрис.

Молитва была услышана, руки были наполнены чудом... Тёплый свет озарил девушку.

Раны оказались легче, чем она думала, переломов не оказалось. После удара в живот внутреннего кровотечения не было, так что девушка обошлась простым «исцелением».

— Это и есть молитва.

— Раны быстро заживают.

Соара и Линне с интересом смотрели со стороны.

— Спасибо за вашу помощь, — закончив, девушка низко поклонилась.

Если бы не помогли, они бы парой синяков точно не отделались.

Она не могла не поблагодарить.

— Хорошо, что мы рядом проходили.

— Ну что? Теперь поняла? — девочка в очках и с косичками, Линне, горделиво выставила грудь. — Соара не какая-то маленькая девочка.

И правда она... Соара была сильна.

Величественная и бесстрашная, точно валькирия из книги с картинками.

А она её оскорбила.

Так что девушка не могла пожаловаться, если бы та бросила её.

Она бы поблагодарила даже если бы та спасла одну лишь Беатрис.

— Прости, что назвала тебя маленькой девочкой, — Хозуки снова поклонилась. — И я извиняюсь, что буквально отняла у вас «носовой платок лилипута».

— Хм. Ты признаёшь, что была неправа?

— Да.

Закивав, Линне улыбнулась:

— Тогда прощаю. Всё же это я его купила, хоть и не могла использовать.

— Ну да... Из-за тебя всё началось.

Им помогла именно Соара.

А эта Линне только со стороны поддерживала.

Так чего она ведёт себя так важно?

— Чего ты сказала?

— Одну лишь правду.

— Хозуки, не веди себя так, если хочешь помириться.

— Линне, успокойся.

— Бе.

— Пф.

— Эй, вместо того, чтобы болтать здесь, давайте пойдём в другое место? — предложила Соара.

— Хорошая идея. Так и поступим, — поддержала Беатрис.

Она испытывала то же самое.

Ей хотелось узнать о девушках немного больше.

Сейчас им понадобится чай и сладости.

— Я слышала, где есть магазинчик со вкусными пончиками.

— Не может быть? Пончики? Это те, которые госпожа Анемоне ела? — Линне тоже стало интересно.

Если любишь сладости, можно немного и поговорить.

— Тогда пошлите.

— Вроде он по этой улице, — Беатрис пошла первой, а остальные за ней.

— Сладости в форме колечек.

— И вокруг дырки крем.

— Есть с корицей, а есть с шоколадом.

Кстати такой толпой она ходила только с родителями.

В монастыре она всегда была одна.

Когда девушка оказалась в одиночестве, она не испытывала никаких потребностей и стала считать, что это нормально.

Но став исследовательницей, она начала ходить с подругой.

В подземелье девушка общалась с Беатрис.

Это отличалось от идеала.

Но она не представляла, что будет, не знала, всё ли у неё получится, и даже не догадывалась, как всё может сложиться.

Но возможно будет не так плохо заниматься исследованиями вместе с этими девушками.

Так подумала Хозуки, пока они шли вместе.

***

— Я прибью этих соплячек. Как они посмели так обойтись с нами, зверолюдьми?

Добравшись до какого-то проулка, Кейнз крушил деревянные ящики.

Без этого он просто не мог вынести унижения.

— Это война. Собирайте «Ушастых насекомоядных».

— Да.

— Ага.

Братья убежали.

«Ушастыми насекомоядными» называлась гильдия зверолюдей.

К счастью босс Дзиротё, будучи в комитете фестиваля, отсутствовал.

Никто не помешает взять им молодых воинов.

Такой группой они легко найдут их, и как бы ни была сильна эта девчонка, они справятся с ней.

Дальше они со всем разберутся.

— Хья-хья-хья, людишки должны испытывать страх перед зверолюдьми.

— Да уж, надо вам быть тише, мя.

Вначале раздался голос, а потом вышел человек, волоча что-то.

— Г-господин Мике... Что это значит?!

Микеланджело.

Исследователь и человек-кот.

Он был одиночкой, не относящимся ни к кому, но его навыки были за пределами того, что могли зверолюди.

И почему-то он тащил двух братьев Кейнза.

Похоже они потеряли сознание и не двигались.

— Что значит, мя? Это я должен спрашивать, мя. Вы решили беспорядки устроить во время фестивамя?

Похоже он всё слышал.

Микеланджело говорил спокойно, но Кейнз ощущал кладбищенский холодок.

— Они напали на нас, зверолюдей! И мы должны просто отмалчиваться?

— Эй, эй, не надо свой комплекс неполноценности переносить на всю нашу расу, мя.

— Что...

— К тому же такие отбросы как вы портят репутацию всего нашего народа.

— Ах ты... Тварь бродячая!

Положение Микеланджело было выше.

Однако противник не выхватил меч, в отличие от человека-пса.

Кейнз разочарованно решил, что тот испугался, и напал...

— М?!

Резь...

Лба Кейнза коснулось что-то, напоминающее иглу.

Со скоростью молнии Микеланджело ткнул его рапирой.

— И это собачьи клыки? Их когти котёнка отсечь могут, мя.

— А... Гха...

Быть не может.

Я даже не увидел, как он выхватил оружие.

— Жалкий пёс. Между нами слишком большая разница в силе.

Дзынь.

Вместе с выброшенными Микеланджело словами, раздался звук удара рапиры по мочке уха.

Уровень.

Слишком отличается.

Кейнз упал.

Пальцы, державшие рукоять меча почему-то дрожали.

Всё что он мог, это наблюдать, за удаляющимся Микеланджело.

***

Идентификационная карта «Шарф малой птахи» (хорошее качество)

«Тому, кто ходит бесшумно, безмолвно коснись пять раз озорными пальчиками... Вытащить, взять, обернуть, завязать, тюрьма Борадора».

Это разновидность «носового платка лилипута», который уменьшает предметы.

Хоть это и не магическая сумка, внутрь вы можете поместить содержимое обычной сумки.

Когда не используете, можете повязать на шею или голову.

Поздравляю. Это действительно редкий предмет.

Отличие в том, что он позволяет переносить и живых существ.

То есть можно захватить ослабленного монстра или нести неспособного передвигаться самостоятельно товарища.

Когда-то его называли «носовой платок похитителя», но из-за дурных слухов его переименовали.

Хотя название «носовой платок маленькой птахи» тоже не такое милое. На дальнем востоке так обозначают похищение детей.

Предмет строго воспрещается использовать в преступных целях!

***

Вот так маленькие авантюристки нашли сильных товарищей.

О том, как они вчетвером отправятся в подземелье, будет рассказано немного позже.

Ведь фестиваль города-лабиринта только начинается.

***

— Так когда мы пойдём на фестиваль?

— В это время обычно работы по оценке больше.

— Хм. Тогда список мест, которые хочется посетить, и еды, которую хочется попробовать, станет бесполезным.

— Госпожа Анемоне, мы можем закрыть магазин, и ты пойдёшь одна...

— Ничё ты не поймёшь!

— П-погоди, дай хоть закончить!