Том 1    
Глава 3 — Полет во имя жизни


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
тишка гарны
1 г.
интересная история хоть и заезжена, или может интересна тем - как заезжена.
тишка
1 г.
спасибо.
fffxiii
2 г.
картинки вставлены в раздаче https://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4719297 в файлах fb2
damarkos
2 г.
Ого, сколько томов сразу. Спасибо за труд!

Глава 3 — Полет во имя жизни

Сион поднес свой идентификатор к входному терминалу офиса обслуживания парка. Дверь бесшумно открылась, заработал кондиционер и система регуляции температуры. Внутри офиса никого не было. Странно, что Ямасэ еще не пришел. Сион включил систему управления парком. Это было начало очередного рабочего дня.

— Доброе утро, — вслед за приветствием появилось изображение Муниципалитета, «Лунной капли». — Подтвердите Вашу непоколебимую верность городу…

Он положил руку на изображение Муниципалитета и медленно произнес:

— Сим клянусь в непоколебимой верности Зоне № 6.

— Мы благодарны за Вашу лояльность. Занимайтесь своей работой с отдачей и гордостью, как полагается гражданину Города.

«Лунная капля» исчезла, её заменил отчет о текущем состоянии всех обитателей парка. Сион вздохнул с облегчением. Ежедневная клятва стала для него источником дискомфорта. Офис обслуживания парка, хотя и косвенно, но все равно относился к Муниципалитету. Все работники должны были приносить клятву верности каждое утро. Если они отказывались, то теряли работу.

Это было несложно. Ему просто надо было вытянуть руки над дисплеем и произнести пару слов. Сион попытался забыть об этом, но избитые и банальные слова клятвы и полная нелепость самого ритуала наполняли его отвращением. А повторение этого глупого банального ритуала каждое утро задевало его уязвленную гордость. Он помнил, что Сафу тоже на это жаловалась. Лаборатория, в которой работала Сафу, тоже подчинялась Муниципалитету, поэтому ритуал клятвы там был обязательным.

Сион слегка подул на ладонь. Жаловаться было бесполезно. Пока он хочет быть гражданином Номера 6, пока он хочет жить здесь, о гордости нужно забыть. Так он говорил себе.

Дверь офиса открылась, и вошел Ямасэ. За ним стояла женщина лет двадцати. Ямасэ жестом пригласил её войти, но она покачала головой, слегка поклонилась и быстро ушла. Это была маленькая женщина с длинными волосами.

— Интересно…

Руки Сиона замерли над пультом управления, и он повернулся взглянуть в квадратное, угловатое лицо Ямасэ.

— Вас редко увидишь в компании дамы, Ямасэ-сан. Может, она…

Он хотел сказать «Ваша девушка», но вовремя заткнулся. Ямасэ сидел возле своего пульта управления, произнося клятву верности Городу. Его лицо было напряженным. По его выражению Сион мог сказать, что не время шутить.

— Ямасэ-сан, что такое?

— Сион, эта дама… — Ямасэ замолк и повернулся к Сиону, — Она жена вчерашнего трупа.

— Хах?

У этой пары была большая разница в возрасте. Номер 6 не имел строгих указов о браке, если он заключался по взаимному согласию двумя гражданами Города. Ничего страшного, даже если у пары нет официального брачного сертификата. Главное, чтобы они создали хорошие условия для воспитания детей. Заводить детей не разрешалось тем, кто не соответствовал критериям Шестой Зоны. Сион не знал, в чем заключались эти критерии. Тем не менее, люди были вольны вступать в брак, и пара с такой большой разницей в возрасте не была чем-то из ряда вон выходящим.

— Она говорит, разница всего в три года, — тихо произнес Ямасэ.

Сион не понял.

— Он был старше всего на три года, — повторил Ямасэ.

— Три года… но…

Ямасэ кивнул.

— Мертвецу был всего 31 год.

— Да нет же! — недоверчиво воскликнул Сион. — Не может быть. Это тело принадлежало пожилому человеку, как ни посмотри.

— Ага, — тяжело обронил Ямасэ. — Я тоже был удивлен. Но женщина еще не получила тело. Его держат в Бюро.

— Держат? То есть, вскрытие не помогло установить причину смерти?

— Думаю, так и есть.

Причина смерти не установлена. Сион не мог представить причину смерти, которую не обнаружили бы передовые медицинские технологии Номера 6. Медицина давно уже справлялась с анализом организма на уровне нанометров. Средняя клетка размером примерно 20 мкм. Микрометр в 1000 раз больше нанометра. Любое заболевание на клеточном уровне должно определяться без проблем.

Сиона пробрал озноб. Аномальное трупное окоченение и последующее разложение тела, которое, несомненно, принадлежало пожилому человеку — что это значит? Он не знал. Снова раздался низкий голос Ямасэ.

— Его жена сказала, он умер из-за несчастного случая в парке, и надо подождать, пока они установят точную причину смерти. Сегодня она пришла спросить, можно ли хотя бы взглянуть на место, где все случилось.

— Несчастный случай? Что за чушь?!

— Ты прав, чушь полная. История про несчастный случай — сплошная ложь, — ответил Ямасэ и раздраженно поскреб шею.

— Ямасэ-сан, почему Бюро надо врать об этом? И разве не странно, что они не могут выяснить причину смерти?

— Ага… Здесь полно вопросов без ответов.

— Если Бюро не может это объяснить, может, они впервые сталкиваются с подобным?

— Впервые?

— Тот мужчина умер от чего-то до сих пор неизученного, того, с чем никто не сталкивался — такое возможно?

— Сион! Что ты… — Ямасэ замер. Его лицо было бледным. Сион подумал, что его собственное лицо должно выглядеть так же.

— Давай выпьем по чашечке кофе, ладно?

Ямасэ неожиданно встал, как будто не в силах больше выносить напряженной атмосферы. Сион быстро подскочил следом.

— Ох, позвольте мне…

— Нет, я сам. Ты любишь побольше молока, верно, Сион?

— Спасибо, — Сион сделал паузу. — Да, но ведь любой, взглянув на тело, сказал бы, что это не был несчастный случай, верно?

Ямасэ повернулся к нему. Его обычно мягкое лицо было странно напряжено.

— Ямасэ-сан?

— Сион, трупы можно изменить.

— Что?

— Я… — Ямасэ замялся. — Прежде чем прийти сюда, я работал в Центральной больнице при Муниципалитете. Моей работой было изменение тел.

— Изменение… что это значит?

— Я не собирался никому об этом рассказывать, но… — Ямасэ колебался. — Сион, ты раньше видел мертвые тела?

— Однажды, на похоронах деда по материнской линии. Я видел его тело в гробу.

— Каким оно было?

— Каким?.. Он казался умиротворенным. Разве не все они так выглядят?

— Ты так думаешь?

— Хотите сказать, это не так?

Медицинские технологии значительно продвинулись не только в лечении и предупреждении болезней, но и в устранении боли. Современные технологии устраняют все, вызвано это несчастным случаем или болезнью, начиная от боли во время операций до проблем с дыханием, агонии и предсмертных судорог. Люди заканчивали свою жизнь без страданий, все умирали с умиротворенным выражением лица. Так говорили Сиону.

Ямасэ протянул ему кружку с кофе. Он опустил глаза и нагнул шею, чтобы почесать ее и избежать взгляда Сиона.

— Все эти передовые технологии так и крутятся в моей голове, — медленно произнес Ямасэ. — Но я знаю… неважно, насколько развита технология, все не могут умереть спокойной смертью. В этом я уверен.

Лицо Ямасэ скривилось еще больше. Рука с кружкой слегка дрожала.

— Я долгое время работал в подвале Центральной больницы. Я должен был изменять трупы, которые туда привозили.

— Ямасэ-сан, так что это за изменения трупов?

— Сам процесс несложный. Когда смерть документально фиксировалась, тело привозили вниз, а я покрывал его лицо специальным химикатом и накрывал аппаратом. А потом…

— Потом?

— Трупы улыбались. Каждый из них. Казалось, что им снились чудесные сны.

Сион чуть не закричал. Все как сказал Ямасэ. Ему было 9, когда он видел тело дедушки, и тот улыбался.

«Как будто ему снится прекрасный сон», — он вспомнил, как его мать сквозь слезы это шептала.

— Разумеется, — продолжал Ямасэ. — большинству тел не нужны были изменения. Те, кто получили болеутоляющие, и правда умирали счастливыми. Таких большинство, но не все. Есть люди, чья смерть трагична, их лица искажены болью.

— Например?

— Что?

— Какие люди так умирают, Ямасэ-сан?

Ямасэ вздохнул и допил кофе.

— Я не знаю. Мне надо было просто наносить химикат и ставить аппарат. Я не знал, почему люди умерли с таким страданием и печалью на лице, и никто бы мне и не рассказал, — он сделал паузу. — Но… однажды, привезли мужчину средних лет… Я обычно протирал их лица перед нанесением химиката, и заметил, что у мужчины были дорожки от слез на щеках, и, подумал я, может, он плакал перед смертью. Я задумался, мог ли он плакать в то время, что умирал. А потом меня осенило — может, он убил себя.

— Убил себя? Гражданин этого города?

— Думаешь, это невозможно? — решительно спросил Ямасэ.

— Среди причин смерти за последние 10 лет суицид составляет всего 0,05 %. И в большинстве своем является результатом временного психоза, поэтому технически даже не подпадает под этот критерий. Согласно статистике, конечно.

— Согласно статистике, озвученной Городом, — поправил Ямасэ.

В Зоне № 6 не существовало отчаяния. У всех граждан была безопасная и приятная жизнь. Не было голода, войны, страданий. Не было даже боли в предсмертные моменты.

Вас заставили считать этот дырявый мир утопией.

Нэдзуми сказал это четыре года назад. Теперь Сион постепенно убеждался в правоте этих слов. В Затерянном Городе было много людей с разбитыми надеждами. У них хватало всего, чтобы продолжать жить. Но у них не было надежды на будущее. Затерянный Город не один такой — то же можно сказать и о Хроносе. Сколько людей могут умереть с настоящей улыбкой и сказать, что жили полной жизнью?

— Ямасэ-сан, хотите сказать, Бюро манипулирует информацией?

— Сион! — предупредил Ямасэ, нахмурив брови и яростно тряся головой. — Не произноси такое вслух. Нас нанял Город. Мы принесли клятву. Мы не должны говорить о своих подозрениях. Не знаю, что на меня нашло. Забудь обо всем, что я говорил. Просто забудь.

— Хорошо, — неуверенно ответил Сион.

— Ладно, отправим Сампо и остальных работать. Какая область в очереди на сегодня?

— Районы с JK02 по ER005. В основном чистка листвы.

— Отлично, приступим к работе.

— Хорошо.

Они начали нажимать на клавиши, задавая команды роботам. Ямасэ слегка скривился от боли.

— Ямасэ-сан?

— А, ничего. Что-то странное с пальцами.

— Болят?

— Нет, нет… они как будто окоченели…

Он нетвердо поднялся, а потом неожиданно упал на пол, закрыв лицо руками.

— Вы в порядке?

— Мои глаза… Не вижу… Все размыто…

На полпути к Ямасэ Сион замер. Он не мог пошевелиться. Волосы Ямасэ стали белеть. Пятна начали расползаться по рукам, прикрывающим лицо.

— Сион… что… что со мной происходит?..

Застыв в ужасе, Сион наблюдал как Ямасэ стареет с невероятной скоростью. Он свернулся калачиком на полу, его спина содрогалась от сильных спазмов. Он тяжело дышал. Сион бросился к аппарату экстренной связи.

— У нас ЧП. Нужна скорая помощь. Быстрее!

Ямасэ слабо закашлялся. Что случилось? Что происходит? Сион не мог поверить в происходящее. Все казалось нереальным. Его мысли метались в панике — он не знал, что делать, как с этим справиться. Но часть его сохраняла непоколебимое спокойствие.

Наблюдай. Анализируй. Смотри. Не отводи от него взгляд. Впитай все, что получишь, и преврати это в знания.

Сион сглотнул и приподнял Ямасэ. После нескольких конвульсий его тело замерло.

— Ямасэ-сан?

Его лицо определенно принадлежало старику. И уже не живому. Сион проверил пульс и зрачки. Тело Ямасэ холодело с каждой минутой. Его рот был открыт, будто от удивления, как у вчерашнего мужчины.

Сион, как такое могло случиться? Не могу поверить.

Сион почти слышал, как эти слова слетают с его замерших губ.

Надо хоть глаза ему закрыть.

Сион надавил пальцем на веки Ямасэ. Они не закрылись. Трупное окоченение уже начиналось.

Сион присел рядом с Ямасэ, сжал кулаки и продолжил изучать своего коллегу, с которым разговаривал всего пару минут назад. Чувство страха, сожаления или боли на удивление отсутствовали. Как будто все эти чувства онемели.

Наблюдай. Анализируй. Смотри. Не отводи от него взгляд. Впитай все, что получишь, и преврати это в знания. И запоминай. Запоминай. Запоминай…

Остановка дыхания и сердечно-сосудистой деятельности. Снижение температуры тела. Трупное окоченение. Трупные пятна. Прекращение трупного окоченения. Посмертные явления, которые обычно занимали десятки часов, прошли за 15-56 минут. Как будто он смотрел убыстренную перемотку фильма.

Сион смотрел, не шевелясь, широко раскрыв глаза и покусывая губу от напряжения. Он мог сказать, что будет дальше. Он вспотел. Теплая струйка пота скатилась с его виска по щеке. Она убедила его, что он еще жив.

Живые люди теплые.

Ты был прав, Нэдзуми. Люди теплые, потому что живут. Ты знал это еще четыре года назад.

На шее Ямасэ появилось пятно. Оно было темно-зеленое, почти черное. Сион сильнее закусил губу. Во рту появился вкус крови. Вот оно, оно начинается — ранее неизвестное, то, с чем никто не сталкивался. Он наклонился вперед. Пятно шевельнулось. Кожа в том месте слегка натянулась и задвигалась.

Раздался звуковой сигнал. Сампо посылал сообщение о неопознанном объекте. Далекие от того, что происходило в офисе, Сампо и остальные, похоже, как обычно занимались уборкой. Сион проигнорировал его. Нельзя отвлекаться. Все нервы его тела были сфокусированы на пятне. Его глаза приклеились к нему, и он не мог отвести взгляд.

Сион издал сдавленный вопль ужаса. Он схватился за грудь и ладонью почувствовал собственное глухое сердцебиение. Он отскочил. Насекомое проедало себе путь из шеи Ямасэ и извивалось, чтобы выбраться. Оно было того же цвета, что и пятно, из которого выбралось. У него были тонкие крылышки, шесть ножек, усики и жало, похожее на иглу.

— Оса…

Оса проела путь из человеческого тела. Как такое…

Насекомое взлетело. Он проследил за ним взглядом и увидел машину скорой помощи перед офисом. Неожиданно его накрыла тьма.

Он свалился в обморок от шока.

Черное насекомое кружилось перед его помутневшим взором. Сион застонал и свернулся калачиком на полу.

***

Сион очнулся от яркого света, бьющего в глаза. Спокойный мужской голос спросил:

— Очнулся?

Свет падал из окна, и мужчина стоял к нему спиной. Его лицо оставалось в тени. Тень заговорила вновь.

— Вставайте. Мне надо Вас опросить.

Он раньше слышал этот голос. Сион поднялся и заметил, что лежит на офисном диване. Ямасэ, завернутого в белое покрывало, выносили из комнаты. Похоже, он отключился всего на пару минут.

— Ямасэ-сан.

Сион произнес имя коллеги почти не задумываясь. В голове всплыло улыбающееся лицо Ямасэ. Отрывочные воспоминания — как он любил кофе и выпивал по несколько чашек в день; его тихое поведение; его привычка застенчиво глядеть на ноги — все это заполнило его мысли.

Они не были особо близки. Для Сиона он был просто старшим коллегой. Он никогда не доверял Ямасэ и они не беседовали на слишком личные темы. Но Сиону нравился Ямасэ. Ямасэ никогда не лез в чужую жизнь, но это не значит, что был ко всему безразличен. Он был хорошим человеком. Но его больше не стало.

— Ямасэ-сан…

У него защипало глаза. Его слегка похлопали по плечу.

— Оставим эмоции на потом, ладно?

Мужчина говорил лениво и без эмоций. У Сиона неприятно ёкнуло сердце.

— Можете описать, что произошло?

Этот голос, эти слова. Он уже слышал их раньше.

— Вы…

— Давно это было, так ведь. Приятно, что Вы меня помните.

Это был Раши, Следователь из Бюро Безопасности. У него была все та же мягкая речь и неулыбчивые глаза, что и четыре года назад.

— Вы расскажете нам все, что знаете, правда?

Сион обнаружил, что кивает на автомате. Он чувствовал, что его разум медленно уплывает. Голова и тело наливались тяжестью, его собственный голос звучал как будто издалека.

Это плохо.

На краю сознания зазвенел тревожный звоночек. Но он не мог контролировать себя так же хорошо, как вчера. Каждый вопрос Раши против воли вытягивал из него ответы.

— Оса?

Раши нахмурил лоб. Он оглядел комнату и озадаченно наклонил голову. В комнате не было ни ос, ни других насекомых.

— Я не выдумываю.

— Проверьте шею Ямасэ-сана, там должен быть шрам…

Он запнулся. Там должен быть шрам… такой же, как у вчерашнего мужчины? Бюро расследовало его смерть как неестественную, они не могли это проглядеть. Они заметили, но сказали его обездоленной жене, что это был несчастный случай. Они не хотели оглашать реальную причину смерти — вот к чему все сводится.

Сион повернул голову вбок, чтобы избежать взгляда Раши. Он сказал слишком много. Он выдал все, что знал — то самое, что Бюро не собиралось разглашать посторонним: секретную информацию, которую они хотели скрыть. Если дело в этом…

— Вы ведь специализировались на экологии, верно?

— Я собирался, но не сложилось. Сейчас я не имею к ней отношения.

— А Вы интересовались биологией насекомых?

— Экология касается всего, что связано с взаимодействием флоры и фауны со средой их обитания. Мой интерес не ограничивался насекомыми.

— Ах, правда? А что именно Вы подразумеваете под взаимодействием?

— Ну…

Сион чувствовал, что обливается холодным потом. Легкая улыбка играла на губах Раши, его слова были мягкими, тон — вежливым. Но он не отрывал взгляд от Сиона. Вошли два офицера Бюро Безопасности. Один из них что-то шепнул Раши на ухо. Раши тут же заговорил.

— Надеюсь, Вы не против проследовать с нами в Бюро ненадолго.

— Что?..

— Ничего серьезного. Мы просто хотим услышать детали Вашей истории. Это займет считанные минуты. Обещаю, мы не задержим Вас надолго.

— Я…

Раздался сигнал. Сампо сообщал об ошибке опознания объекта.

— Простите, я должен управлять роботами-уборщиками…

— Отключите их. У Вас все равно не получится сегодня много работать.

Сион его проигнорировал. Он уменьшил окно ошибки и включил камеру. На экране возникла маленькая серая мышь. Он бегала вверх и вниз по руке Сампо. Ее рот был широко открыт и она постоянно что-то верещала. Сион поднес наушники к уху и включил звуковой сенсор.

— Сион, — до него донеся голос Нэдзуми, — Уходи оттуда. Ты в беде.

Что?

— Уходи.

Щелк. Он услышал звук за спиной. Сион повернулся и обнаружил, что смотрит на пару стволов. Он не смог опознать, какой они модели. Но он знал, что это были не высокотехнологичные оглушающие шокеры, нет, совсем не они — это были старые ружья, эффективные для убийств. Такие использовали любители спортивной охоты. Сион медленно включил микрофон Сампо. Теперь Нэдзуми сможет слышать их разговор.

— Вы меня арестовываете?

— Думаю, это можно и так назвать. В любом случае, ты идешь с нами.

— Вам разве не нужна причина для ареста?

— Причина? Едва ли. Но если настаиваешь… может, твой велосипед?

— Мой байк?

— Ты используешь велосипед без ограничителей скорости. Это нарушение закона, достаточное для ареста.

— Что…как…по… такой глупой причине, даже без соответствующей процедуры? Используя силу? Так вы арестовываете гражданина города? А как же мои права?

— Гражданин? Права?

Раши фыркнул. У Сиона по спине холодок пробежал.

— Ты правда думаешь, что они у тебя есть?

Он расслышал, как Нэдзуми цокнул языком:

— Тск. Похоже, я опоздал.

Сион вздохнул и начал завершать работу операционной системы. Прямо перед тем, как нажать «выкл», он услышал короткое послание от Нэдзуми:

— Сион, не паникуй. Я приду тебе на помощь.

Все верно. Не паниковать. Успокоиться. Мыслить здраво. Надо выиграть время. Сион расслабился.

— Пожалуйста, не делайте мне больно.

— Не будем, конечно. Пока ты с нами сотрудничаешь.

— Упираться бессмысленно, так ведь?

— Теперь ты стараешься не совершать бессмысленных поступков? Умный мальчик, сам все прекрасно понял. Жаль таких терять, правда.

— Терять? В смысле?

— Тебя.

— Я не понимаю, о чем вы говорите.

— Скоро узнаешь. Ты всегда был смышленым и схватывал все на лету, прямо как четыре года назад.

Сопровождаемый двумя сотрудниками Бюро, Сион залез в машину. Над ними было чистое, голубое осеннее небо. Солнце ярко сияло. Чирикали птицы. Дул легкий ветерок. Это было время мира и спокойствия.

Машина двинулась вперед.

— Сегодня хорошая погода, — заметил Раши с пассажирского сидения, даже не повернувшись. Офицер, сидевший справа от Сиона, кивнул в ответ:

— Похоже, в последнее время нам выпадает больше теплых деньков.

Раши повернулся к Сиону и улыбнулся.

— А ты? У тебя есть машина?

— Нет. Обычно я пользуюсь байком или хожу пешком.

— Это хорошо. Молодежи надо больше двигаться. Кстати, сейчас мы едем в машине с электродвигателем. Очень практично, не находишь?

— Я бы согласился, если бы не находился в ней в качестве арестанта, — саркастично ответил Сион. Это было единственное доступное ему возмездие. Раши слегка пожал плечами.

— Как я уже говорил, эта машина работает на так называемых «топливных элементах». Есть идеи, как они функционируют? Боюсь, мы не разбираемся в научной стороне вопроса.

— Я тоже в них мало смыслю.

— И что же ты все-таки об этом знаешь?

— Не много… В смысле, у меня не так уж много научных знаний.

Офицеры, сидевшие по бокам, наконец, отреагировали. Его крепко взяли под руки. Тон Раши изменился на прокурорский.

— Тогда просто скажи все, что знаешь.

— Я уже вам говорил — у меня только общие знания.

— Например?

Разговор был короткий, оборванный и лишенный легкомыслия, но Сиону он показался давящим. Ему казалось, что кто-то медленно душил его мягкой влажной тканью. Его подташнивало.

— Так… под действием электролиза спирт расщепляется на кислород и водород, а когда они снова соединяются, энергия…[✱]Прим. ред.: не знаю, косяк ли тут Сиона, автора или англофикатора, но принципы работы ТЭ тут написаны неверно… хотя и так пойдет, научная фантастика же!

— Энергия что?

— Куда мы едем? — неожиданно спросил Сион. Он подскочил, но его дернули назад и усадили на место.

— Мы разве не в Бюро Безопасности едем? Это не та дорога.

Бюро находилось рядом с Муниципалитетом. От офиса обслуживания парка надо было просто обогнуть пару аллей, чтобы попасть туда. На машине всего пару минут. Но пейзаж за окном показывал, что они едут в противоположном направлении.

— Куда, по-твоему, мы едем?

— Это я у вас спрашиваю, — произнес раздраженно Сион.

— Ты не можешь задавать вопросы.

— Что…как…но…почему…

— Разве я не говорил? Ты — главный подозреваемый в этом деле.

— Каком деле?

— Вчерашняя смерть и сегодняшняя. Тебя подозревают в убийстве.

Сион лишился дара речи. Хлынувшая к голове кровь шумела в ушах.

— Ты потенциально опасная личность. У тебя обширные знания и блестящий интеллект, чтобы найти им применение. Могу сказать по нашей беседе. И в завершение, ты не доволен своим положением и противостоишь Городу. Развитый ум и враждебность к городу. Уже наличие одного из двух вызывает беспокойство. А у тебя и то, и то. Однозначно опасен.

— Это необоснованные заключения.

— Необоснованные? Позволю себе не согласиться.

Раши протянул руку к серебристой кнопке рядом с рулем. Из динамиков раздались голоса Сиона и Ямасэ.

«Ямасэ-сан, почему Бюро надо врать об этом? И разве не странно, что они не могут выяснить причину смерти?».

«Ага… Здесь полно вопросов без ответов».

Сион закрыл глаза. Это был их разговор, случившийся считанные минуты назад. Их все время прослушивали. Микрофон был спрятан в панели управления? Но с какой целью?

«Ямасэ-сан, хотите сказать, Бюро манипулирует информацией?».

«Сион!».

Раши снова слегка нажал на кнопку. Голоса оборвались. На секунду в машине повисло такое ледяное молчание, будто сам воздух замерз.

— Хочешь еще послушать?

— Можете… прекратить… я не куплюсь на это.

— Уверен?

— Я никого не убивал, — решительно сказал Сион.

— Хочешь сказать, что настоящий убийца — оса, о которой ты рассказывал?

— Да.

— Нелепо. Для такого интеллекта слишком надуманный сюжет.

— Зачем мне убивать Ямасэ-сана?

— Это мы и собираемся выяснить. Думаю, ты хотел посеять смуту.

— Кха?

— Смуту. Ты хотел устроить сильные волнения, способные сотрясти Шестую Зону до самого основания, и греться в лучах славы. Ты должен считать себя гением, которому просто не повезло, правда? Поэтому ты не выносил Город за то, что тебя здесь не оценили по достоинству, и ненавидел его граждан. Ты верил, что заслуживаешь больше внимания, и придумал новый способ убийства — вызывать преждевременное старение — чтобы встряхнуть общество. У тебя для этого были знания по биологии и медицине. Вполне возможно, что для совершения убийства ты использовал какой-то специальный химикат.

Сион вжался в сидение автомобиля. Силы покинули его тело. Он понял, что это ловушка. Он попал в их хитрые руки. Он облизал губы. Они были пересохшие.

— Понятно, — сказал он холодно. — Так все уже решено. Ваша история еще более надуманна, чем моя.

— Посмотрим, насколько она надуманна, когда допросим тебя.

Металлический лязг. Чиновник, сидящий слева, надел на Сиона наручники.

— На них передатчик, сообщающий о твоем местонахождении. Когда приедем, ты их снимешь.

Слова Раши подсказали, куда они едут. Западный Квартал. Исправительное Учреждение. Если он попадет туда как подозреваемый, его тут же посадят под замок. Вместо наручников ему имплантируют V-чип.

Нэдзуми, слишком поздно. Мне не выбраться.

Он закрыл глаза и глубоко вздохнул.

Ты ничего плохого не сделал. Успокойся.

Сион остался сидеть и закусил сухую нижнюю губу.

Я иду тебе на помощь.

Голос Нэдзуми звучал у него в ушах. Сердце успокоилось. Его ноги дрожали, но не от отчаяния или страха, а от ненависти. Ненависти к людям, которые его провели. Голос Нэдзуми поддерживал эту ненависть. Машина въехала в Затерянный Город.

— Мама.

— Волнуешься о своей матери?

— Моя мать… что… что с ней случится?

— Случится? Ничего. Ее не лишат гражданства только потому, что ее сын — преступник.

Раши что-то шепнул водителю. Машина свернула направо. За окном возник знакомый пейзаж. Машина тихо остановилась у обочины.

— Смотри.

Раши указал пальцем. Каран как раз протягивала маленькой девочке завернутый батон хлеба. Она что-то сказала ей, и девочка кивнула. Они обе улыбались. Освещенные янтарным осенним светом, обе они казались частью картины, или сцены из спектакля. Сион подался вперед.

— Твоя мать, кажется, добродушная женщина. Насмотрись на неё как следует, пока можешь.

Раши потер подбородок, и машина начала двигаться.

— Может случиться так, что бы больше никогда ее не увидишь.

Раши хихикнул, сидя спиной к Сиону.

— Не о чем так беспокоиться. Конечно, сначала твоя мама будет шокирована и сильно расстроится. Но она с этим справится. Такова жизнь. Ну, все равно тебе не придется о ней волноваться. Скоро у тебя будут куда более серьезные поводы для беспокойства.

Слова Раши вонзились в сердце Сиона. У него перехватило дыхание. Буря гнева внутри начала рассеиваться. Он больше не сможет вернуться к своей обычной жизни. Он навсегда распрощался с ней. Вид его матери пробудил чувство отчаяния.

Они все просчитали. Они остановили машину рядом с домом Сиона не из жалости к нему. Это был их последний удар, чтобы сказать «Сдавайся, забудь надежду, ты больше не вернешься» и сломить его. Это был хитрый и жестокий трюк, чтобы заставить его потерять волю к сопротивлению.

«Я иду к тебе на помощь. Я иду к тебе на помощь».

Сион открыл рот и повторил эти слова себе под нос.

Я иду тебе на помощь. Простая и короткая фраза. Но голос Нэдзуми был полон уверенности.

И как он теперь выглядит? Задумался он и попытался представить лицо Нэдзуми. Но смог вспомнить лишь светло-серые глаза.

Увижу ли я тебя снова, Нэдзуми?

— Что это с тобой? — Раши повернулся и наморщил лоб. — Ты улыбаешься?

— Улыбаюсь? Нет конечно, — ответил Сион. — У меня духу не хватит улыбаться в такой ситуации.

— В такой ситуации, хах… а ты не особо переживаешь. Надеюсь, ты осознаешь, в какой именно передряге оказался.

— Даже слишком хорошо.

— Как-то ты чересчур спокоен.

— Я идиот.

— Чего?

— Идиот, — ответил Сион. — Мне это сказали как-то. Что я идиот, но сам этого не понимаю.

Раши молча уставился на Сиона. Машина покидала Затерянный Город и подъезжала к западной границе. Сион был тут впервые, ибо обычным гражданам путь сюда был заказан. Номер 6 был крепостью — его окружала стена из специального сплава, закрывая его. В большинстве районов стену скрывали деревья, но в Западном Квартале она была голой. Машина не стала поворачивать к пропускному пункту, а проехала мимо.

— Разве нам не в Западный Квартал?

— Есть двое ворот. Эти для входа и выхода из города. А другие именно для входа в Исправительное Учреждение, они ведут прямо к нему. Исправительное Учреждение — особое место даже для Западного Квартала. Мы полностью изолируем его от простых граждан. Готов поспорить, ты этого не знал.

— Не знал.

— Скоро ты узнаешь еще больше.

Дорога сузилась. Все больше деревьев закрывало солнечный свет.

— После леса будут одни пустоши. До ворот и даже после пейзаж за окном будет тот же самый. Наверное, ты в последний раз видишь зелень, поэтому советую тебе ее хорошенько запомнить.

Машина остановилась.

— Что такое? — спросил Раши.

— А, это просто…

Водитель указал на нечто впереди. Посреди дороги лежала серебристая груда. Она начала медленно подниматься.

— Сампо?

Сион сглотнул.

— Что это? Что здесь делает робот-уборщик?

— Может, ему приказали почистить лес?

— Ничего об этом не слышал.

Сампо собирал опавшие листья своими металлическими руками.

— Следите за подозреваемым, — приказал Раши, вышел из машины и направился к Сампо. Уборщик покачнулся и обхватил своими руками Раши. Вцепившись в него, робот упал.

Офицер коротко вскрикнул, Сампо потащил его к деревьям.

— Ах!

Удивленный водитель подал голос и, открыв дверцу машины, подался вперед. В следующий миг две маленькие тени нырнули в машину. Это были серые мыши. В мгновение ока каждая из них вцепилась в горло сотрудника Бюро.

— Не двигаться, — скомандовал низкий голос. Человек нырнул на пассажирское сидение. Серая ткань закрывала его голову и спадала на плечи. Оттуда выпрыгнула коричневая мышь прямо на шею водителя.

— У этих крох в тела вшиты маленькие бомбы. Сделаете глупость — и можете попрощаться с головой.

Водитель в ужасе заскулил.

— Снимите эти наручники. И вы трое, выметайтесь из машины.

Никто не сдвинулся с места.

— Быстро! — грубо приказал незнакомец. — Я не люблю ждать. Хотите, чтобы я их взорвал?

От каждой мышки, сидящей на шее, раздался металлический звук. Щелк. Щелк. Щелк. Наручники упали с рук Сиона. Трое мужчин выскочили из машины с ранами на шеях.

— Нэдзуми!

— Приветствия отложим на потом.

Нэдзуми схватился за руль. Машина развернулась и на полной скорости понеслась по дороге.

— Нэдзуми, ты и правда собирался их взорвать?

— Идиот. Думаешь, я буду засовывать бомбы в моих верных друзей? Я просто запугал их.

— Это были мыши-роботы? Они выглядели, как настоящие. А Сампо, как ты…

— Заткнись, — прорычал Нэдзуми. Он сорвал ткань с головы и бросил на заднее сидение. — Обмотай вокруг головы и пригнись.

— Это суперволокно? Зачем мне им обматываться?

— Потому, что я собираюсь разбить.

— Разбить что?

— Машину.

— Что?! Зачем…

Нэдзуми ударил кулаком по рулю.

— Просто заткнись, ясно? Ты только вопросы задавать умеешь?

— Но мы можем сбежать на машине.

— Я так и планировал, но…

— Но что?

— Все получилось уж слишком гладко.

Они приближались к стене, разделявшей Западный Квартал и Номер 6. Машина не замедляла ход.

— Твое спасение не должно было пройти так легко.

— Правда?

— Ты от природы тормоз, поэтому не понимаешь. Самое опасное — когда все идет слишком хорошо. Поэтому мы бросим машину. Когда я скажу, завернись в эту ткань и выпрыгни из машины. Я ее разобью.

— А ты сам?

— Я привык к таким вещам. Мальчику-тормозу нечего обо мне беспокоиться.

— Я не могу просто бросить тебя!

Стена надвигалась.

— Выпрыгивай, открой дверь! — проорал Нэдзуми. Почти в тот же миг взвизгнули шины, когда машина заехала в тупик. Сиона подбросило. В следующую секунду он ударился о спинку сидения. Если бы не амортизирующие материалы, он бы сломал пару костей.

— Проклятье! — Нэдзуми с силой пнул дверь. Она не сдвинулась.

— Это автоматическая блокировка? — спросил Сион, поморщившись от боли в ушибленном плече.

— Я давно уже ее отключил. Я отключил сигнализацию, датчик столкновения, всё. Эту машину контролируют на расстоянии.

В машине раздался смешок. Это был голос Раши.

— Не стоило вам недооценивать Бюро Безопасности. Ребятки, вы сейчас едете в патрульной машине, если вы еще этого и не заметили. Вам с ней так просто не управиться.

Нэдзуми ругнулся.

— Не знал, что у тебя был сообщник. Такого я не ожидал. Это было так зрелищно, очень впечатляет. Может, поговорим, и я смогу услышать подробности.

Машина изменила направление и начала двигаться сама по себе.

— Так тихо, хмм? Твой друг не разговаривает? Или речь вызовет некоторые проблемы? Ах, наверное, запись этого голоса имеется в базе данных системы, а это значит — принадлежит преступнику».

— Думается мне, это ты слишком много болтаешь, — руки Нэдзуми быстро задвигались. — Прости, у меня нет времени на бессмысленную болтовню со стариканом. Нэдзуми перелез на заднее сидение и толкнул Сиона вниз.

— Наклонись и накройся тканью. Держись крепче.

— Эй! Что это вы делаете? — в голосе Раши послышались нотки паники.

— Увидимся, старичок. Попрощайся со своей навороченной патрульной машиной.

— Что…

Прогремел взрыв. Ударная волна накрыла их.

— Вылезай! — короткая команда залетела прямо в ухо Сиону. Дверь открылась. Их окутал порыв горячего воздуха. Наружу. Мне надо вылезти наружу. Сион потер закрытые глаза и выскочил во внешний мир. Он упал на землю и покатился. Позади он услышал сильный взрыв. С той стороны была машина, ее колеса беспомощно крутились в воздухе.

— Хорошая работа, — Нэдзуми присвистнул. — Ты хорошо катился для человека с такой большой головой. Не поранился?

— Я сильно ободрал руку. А ты?

— Говорил же, я к этому привык.

— Что ты сделал?

— Уничтожил систему рулевого управления.

— Как?

— Патрульные машины охраны непробиваемы снаружи, но уязвимы изнутри. Если поместить ее в нужное место, маленькая бомба сделает свое дело.

— Ты, похоже, много об этом знаешь.

— Говорю же, мне не впервой. Так, теперь валим отсюда. Бежать можешь?

— Конечно.

Они вышли из леса и заметили несколько приближающихся машин Бюро Безопасности. Наверное, на территории объявили экстренную тревогу.

— Выбрось свой идентификатор, — тихо приказал Нэдзуми. — Быстрее, у нас нет времени. Эта штука принесет неприятности.

Сион знал. Идентификационная карта содержала всю его личную информацию, она была связана с административной компьютерной системой. Компьютер мог считать последнюю информацию о нем или определить его местонахождение по встроенному передатчику. Носить карту с собой — это все равно, что размахивать большим флагом и кричать «Я здесь!». Это устройство было опасно для тех, кто находился в бегах, прятался или ушел в подполье. Нэдзуми сказал выбросить. Но — сделав так, он уже не сможет вернуться. Он выбросит свою жизнь в Номере 6. Карта нужна была для всего: покупок, оплаты счетов, общения, входа и выхода на работу или школу и использования общественного транспорта. Тем, кто не мог доказать свое гражданство, запрещено было жить в городе.

— Выкинь ее, — повторил Нэдзуми все тем же низким голосом.

Если он ее не бросит, у них не было шанса сбежать. Но если бросит, то не сможет вернуться. На него смотрела пара серых глаз. Они не были затуманены паникой и не горели вызывающе. Они были спокойные и нечитаемые. Сион выпустил из рук свою карту. Появилась серая мышь, схватила карту и убежала с ней под землю.

— Он избавится от нее для нас. Бюро какое-то время будет занято, пытаясь нас найти. Не фонтан, конечно, но немного времени выиграем. Пошли.

Машина Бюро безопасности повернула направо и исчезла в лесу. Она обнаружила радиоволны от карты. Они побежали в противоположном направлении.

— Быстрее. Как только Бюро активирует свою систему слежения, они смогут видеть все, что происходит в этом районе. Нам надо убираться, пока они еще преследуют идентификатор.

— Что? Куда?..

— Ну, для начала, воспользуемся этим.

Под буком стоял небольшой грузовик. Он принадлежал Администрации Парка. В кузове сидел робот-уборщик.

— Сампо… нет, это Иппо.

— Ага. Они сказали, что хотят помочь тебе и слышать ничего не хотят, вот я их и прихватил. Они оказались весьма полезными.

Грузовик начал двигаться.

— Нэдзуми, сейчас на этой территории, наверное, объявлен комендантский час. Если мы будем болтаться здесь без документов, они нас сцапают.

— У нас есть идентификатор.

— Где?

— У него, — Нэдзуми дернул подбородком в сторону Иппо.

— Иппо? Ох, верно.

Город требовал регистрировать и роботов. Такие уборщики как Иппо и Сампо, которых используют городские организации, должны были быть детально описаны в соответствии с их функциями; им вшивали чип.

— Его чип должен пройти через пропускную систему.

— Но чип Иппо просто показывает, что он робот-уборщик. Если обнаружат, что он находится на территории, не имеющей к нему отношения, это вызовет подозрения.

— Значит, будем рисковать.

— Хах?

Они приближались к серебристым воротам. Когда они будут проезжать через них, их автоматически просканируют, и если содержание чипа окажется неподходящим, ворота закроются и грузовик окажется в тупике.

Грузовик проехал через ворота, не сбавляя скорости. Тревожный сигнал на них не загорелся. Сион выдохнул. Нэдзуми усмехнулся.

— Рано расслабляться. Это только начало.

— Прости, я к такому не привык.

— Придется привыкнуть. Можешь пересесть назад и наслаждаться поездкой.

— Это не то, что я могу называть «наслаждением», — пробормотал Сион.

— О, правда? А твое лицо говорит, что ты немного веселишься.

Сион снова глубоко вздохнул и посмотрел на профиль Нэдзуми.

— Восхищаешься моей прекрасной внешностью?

— Нет, просто заметил, что ты подрос.

— Ты тоже. Четыре года прошло. Для нас четыре года — это много. Перемены вполне ожидаемы. Было бы неестественно не измениться.

Четыре года — это долгий срок. Для Сиона он и правда был долгим и беспокойным. Но по сравнению с головокружительными событиями последних четырех часов, ему казалось, что это были самые мирные дни его жизни. Его тело налилось усталостью. Нэдзуми усмехнулся.

— Ну, так ты заметил?

— Что?

— Я стал выше тебя.

— Врешь, — возразил Сион.

— Это правда. Ты чем питался? Худой как жердь. Не знаю, как ты сможешь раздеться перед любимым человеком с таким телом.

— Это не твое дело, — раздраженно ответил Сион. — Ты меня голым не видел, так что не делай поспешных выводов.

— А если я скажу, что видел? — ткань на плечах Нэдзуми тряслась, как будто он продолжал смеяться. Четыре года назад Сион обрабатывал рану на этом плече. Теперь плечи стали шире и мускулистей. Его длинные волосы стали короче, едва прикрывали уши; подбородок и шея были стройными, но не тонкими. В его внешности не осталось того налета слабости, который заставил Сиона защитить его четыре года назад.

— Нэдзуми, ты за мной следил?

— О чем ты? — невинно спросил Нэдзуми.

— Не придуривайся. Ты появился так вовремя, будто знал, что со мной случится. Что происходит? Ты за мной следил?

— Слушай, ты слишком высокого о себе мнения. У меня нет на это времени.

— Тогда объясни все.

— Вот всегда ты так, — сказал Нэдзуми. — Не можешь ничего принять, пока не поймешь это. Тебе обязательно нужно найти объяснение и взаимосвязь между всеми деталями.

— Что ты вообще понимаешь? — злобно ответил Сион. — Не делай вид, что знаешь обо мне все. Я должен выяснить, почему это случилось — и что случится. Я ни на шаг не двинусь, пока не получу ответы.

Грузовик заехал в тупик. Сиона схватили за воротник и с силой встряхнули.

— Как миленький побежишь, — прошипел Нэдзуми. — Не вздумай снова артачиться. Эти парни даже за людей нас не считают. Они могут избавиться от нас так же легко, как муравья раздавить. Помни об этом.

У Сиона перехватило дыхание, он уставился на Нэдзуми. Его слова отложились в голове, как будто нашли своё подобно деталям пазла.

Права? Думаешь, у тебя они есть?

Офицер Бюро Безопасности Раши произнес эти слова, не дрогнув. Это означало, что избавиться от Сиона ему все равно, что муравья раздавить. Стереть его с лица земли.

— Вылезай, — Нэдзуми открыл дверь, — дальше пойдем пешком.

Пустой грузовик развернулся и поехал назад. Он переключился на автопилот и теперь возвращался к офису обслуживания парка. В кузове сидел Иппо, на миг показалось, что он уныло склонил голову.

Они стояли на заводе по переработке отходов, совмещенном с фабрикой по производству топлива из отходов. Здесь весь собранный в городе мусор сортировался на тот, который станет топливом и отправится на дальнейшую переработку или будет уничтожен. 80 % энергии в Номере 6 были солнечной. В Хроносе на каждом доме стояла солнечная батарея и собственные накопители тепловой энергии. Но в Затерянном Городе больше использовали мусор. Из него получались твердые уплотнения топлива размером с большой палец взрослого. При сожжении они выделяли слабый запах, окутывающий город.

— Понятно. На перерабатывающую фабрику можно без проблем попасть с чипом робота-уборщика.

Был бы это медицинский робот или робот-питомец, они бы не смогли пройти.

— Нэдзуми, привести Сампо и Иппо было частью твоего плана?

— Опять вопросы? — плечи Нэдзуми раздраженно ссутулились, плетущийся позади Сион разглядывал его со спины. Сион заметил, что теперь на плече Нэдзуми сидела серая мышь.

— С ними я не выглядел подозрительно, разъезжая по городу. Пропускная система не остановила меня, пока я направлялся на запад к перерабатывающему заводу. Они были весьма полезны, должен сказать. Грузовик был каким-то медленным, меня это бесило. Но эти проныры подъезжали к твоему дому, да? Это дало мне время. Но…

— Но?

— Но мне хотелось угнать машину Бюро Безопасности, — вздохнул Нэдзуми. — Ну, это доказывает, что все получить невозможно. Смотри, теперь все станет немного сложнее.

— Хах?

Прогремел взрыв. Сион повернулся и увидел облако белого дыма. Нэдзуми наморщил лоб.

— Грузовик взорвался в воротах.

— Значит, Иппо просканировали и…

— Ага. Они, наверное, послали на все ворота приказ об уничтожении. Это потому, что мы бросили того робота. Они нас раскусили.

— Так Иппо и Сампо погибли.

Сиона неожиданно схватили за руку.

— Скоро они поймут, что мы здесь. Надо бежать. Быстрее.

Его хватка была такой сильной, что у Сиона начали неметь пальцы.

— Нэдзуми, больно.

— Заткнись. Держись рядом.

— Я понял, пусти. Ты мне руку сломаешь.

Он услышал раздраженное «тск» Нэдзуми.

— Вот ведь проблем с маленькими неженками.

— Я не маленький неженка, — возмущенно сказа Сион. — Я не такой, как четыре года назад.

— Правда? Знаешь, иногда ты и правда раздражаешь. Тебя могут убить в любой момент, ты ведь понимаешь, верно.

— Ага.

— Врешь.

— Я не вру.

Тон Нэдзуми стал жестче.

— Тогда что это было с твоим лицом, хах? Разве сейчас время сожалеть об этих роботах? Ты ничего не понимаешь. Ты просто потерявшийся маленький мальчик.

Нэдзуми сжал пальцы сильнее. Хватка на запястье стала болезненной. Сион сжал зубы и перенес это молча. Он не мог позволить себе жалобно хныкать после упреков Нэдзуми.

Пальцы Нэдзуми выпустили его запястье.

— Держись рядом, если не хочешь умереть. Не отставай несмотря ни на что.

Нэдзуми перешел на бег. Завод по переработке отходов был пуст. Повсюду были натыканы камеры наблюдения, но в основном это были старые модели, которые не очень хорошо работали. Сион подумал, что они, наверное, и не нужны, ибо кому в голову придет лезть на завод по переработке отходов. Тем не менее, Нэдзуми прокладывал путь осторожно, стараясь держаться вне поля зрения камер.

Огромная перерабатывающая машина в форме трубы мерно гудела. Отходы, которые не могли быть переработаны или пущены на топливо, превращались в сухую стружку и сжигались. Сточные воды капали из трубки машины в коллектор внизу. Вода медленно текла к фильтрующим устройствам снаружи. Она была мутной, как река после сильного дождя. Но в этой реке не было жизни. Когда они спустились вниз по лестнице и подошли к воде, ноздрей Сиона достиг едкий запах. Пол под ногами был покрыт слизью, в любой момент можно было поскользнуться. Нэдзуми остановился и протянул что-то Сиону.

— Очки?

— Ага. В них есть инфракрасные датчики, так что ты сможешь видеть даже в этой воде.

— Где?

Нэдзуми указал на сточные воды.

— Любишь подводное плаванье?

— Так мы собираемся нырять, хах…

— Вот именно.

Сион тяжко вздохнул. Его легкие наполнились зловонием. Без единого слова он надел очки.

— Вау, ты быстро решился, — слегка восторженно заметил Нэдзуми. — Я думал, ты будешь упираться и топать ногами.

— Я не хочу умирать, — твердо сказал Сион. — Меня не раздавят, как муравья. Я на все пойду ради спасения, к погружению в сточные воды это тоже относится.

Нэдзуми повернулся к Сиону с легкой улыбкой.

— Тогда за мной.

— Понял.

Низкий машинный гул затих. Лампы на потолке снова зажглись. Над ними послышался звук шагов.

— Они идут.

Нэдзуми протянул руку к сточным водам. По ней сбежала вниз мышь и спрыгнула в воду.

— Он станет нашим проводником. Старайся плескать. Заходи в воду медленно.

Сион сделал, как ему сказали. Он глубоко вдохнул, прежде чем войти. Прямо перед погружением в воду, в его голове всплыло материнское лицо.