Том 5    
Глава 4: Путешествие


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
хэппи-сан
1 г.
@mortalkombat Тут каждый том - одна вода, кроме разве что первого. Причем не как в Герое Щита - полтома долбанный филлер с левым неинтересным сюжетом или без него вообще, а просто автор тянет резину - Рент по 10 раз обдумывает одно и то же и получается балиберда на 2 страницы типа:
"И перед нами появились зомби. Ну, зомби, это люди, которые жили, а теперь вот умерли.
Бродячие мертвецы. Нежить то есть. Эх, я ведь тоже в каком-то смысле нежить.
Особенно это было очевидно, когда был скелетом.
Но у зомби в отличие от скелетов есть плоть. Хоть и гнилая. Тогда, может быть они ближе к гулю?
Интересно, будь я до сих пор гулем, могли бы они случайно меня принять за своего?
Хотя нет, вряд ли. Даже другие скелеты на меня нападали, когда я был одним из них.
Монстры же все таки. В них заложено убивать даже себе подобных. Только так можно сменить форму существования.
Хотя какая разница, теперь-то я вампир. Я легко справлюсь с зомби. Хотя такую толпу лучше было уничтожать магией.
Значит, наверное, стоит попросить Лорейн... А нет, не выйдет, пока я тут с вами болтал ее уже съели..."
[ crusader ]
20 д.
до слёз
mortalkombat
1 г.
Спасибо, но какой-то этот том... одна вода. Хоть бы в следующем было поинтереснее...
Отредактировано 1 г.
lastic
1 г.
хооооооооооо
klarkbiner
1 г.
Жду с нетерпением!
nigaru
1 г.
Не хочу ждать (
lastic
1 г.
Хо, нормуль нормууууль
aisdh
1 г.
Воу воу! Резки и внезапны как диарея в Мумбае! Спасибо за перевод.
dienoforu
1 г.
Когда можно будет прочитать?
kaii-h
1 г.
>>42888
Когда можно будет прочитать?
"к новому году будет наёмник, а на праздниках (ну точнее уж после выхода на работу) авантюрист" - что Ион писал на патреоне.
Значит и выложится здесь примерно по этим срокам - сперва наемник, потом авантюрист.
Отредактировано 1 г.

Глава 4: Путешествие

— Всё взял? Ничего не забыл? — ранним утром у входа в дом Лорейн задавала мне вопросы, точно мать.

В последние дни я разбирался с делами, собрал «цветы драконовой крови» для Лауры и передал послание Лине.

Преуспел во всём...

Кажется.

Проблема того, что ты забыл, в том, что ты об этом не помнишь... Хочешь вспомнить, а не можешь, и потому неспокойно.

Но вряд ли я забыл что-то важное, потому просто смирился с этим.

— ...Ну, вроде ничего. А если и забыл, на обратном пути будет время подумать.

Я сказал как типичный забывашка, а на лице Лорейн появилось удивление:

— Живо вспоминай... Хотела бы я сказать, но мы всё равно вернёмся. Ладно. Тогда пошли, — сказала она и открыла дверь.

Мы отправляемся в путешествие.

В мою родную деревню Хатохара.

***

Мальт — это приграничный город, но он достаточно большой, чтобы называться городом.

Конечно он во всём уступает столице, и всё же он достаточно крупный с солидным потоком людей.

На остановке для повозок у ворот стояло много экипажей, а люди, напоминающие извозчиков, зазывали путников.

Довольно оживлённая сцена.

Многие отправлялись на запад, люди забирались в повозки и вели переговоры о цене.

А я и Лорейн отправились в ужасно тихий район.

На остановке и так написано, кто куда едет, и потому особо искать не приходится, если ты местный.

Кричат они в основном, чтобы было понятнее тем, кто не живёт в Мальте.

— ... Она? — Лорейн остановилась перед повозкой и обратилась ко мне.

Я кивнул:

— Да... И всё же она у меня всякий раз только беспокойство вызывает. Точно ли она доберётся до Хатохары...

Вообще я на ней не раз ездил и добирался, но выглядит она ненадёжно.

В повозку была запряжена не лошадь, а большая черепаха.

Название «лошадиная упряжка» появилось исключительно потому, что запрягают в основном лошадей, но тянуть повозку могут и другие животные.

Конечно по большей части используют лошадей, но в зависимости от дороги и скорости, животное часто меняют.

Помимо простых лошадей есть ещё драконьи лошади, относящиеся в виду полудраконов, они быстрее, сильнее и не боятся монстров, потому использовать их удобнее.

Хотя их меньше, чем простых лошадей, и человеку, чтобы управлять ими, нужны умения и сила, они удобные и быстрые, потому считаются экспрессами.

Цена тоже высокая, потому пользуются не простые люди, а аристократы и рыцари.

А в повозку, на которой поедем мы, запряжена огромная черепаха, она сильнее простых лошадей, но намного медленнее.

Ноги у неё намного крепче, и в случае нападения монстров, черепаха спрячется в панцирь, потому таких существ часто используют на опасных дорогах и при подъёмах в гору.

Дорога до Хатохары куда хуже, чем та, что ведёт на запад, и из-за уклона, черепаха справляется лучше.

Однако... Это просто огромная черепаха.

Чувство такое, будто она и за сотню лет не доберётся.

Но пусть она медленная, её используют вместо лошади.

Немного медленнее, но достаточную скорость развивает.

Ноги тоже длиннее, чем у обычных черепах и имеют забавную форму.

— Всегда ведь получалось добраться? Тогда не о чем переживать... Где кучер... А, вот, — Лорейн стала искать кучера, и, найдя старичка, она кивнула.

В отличие от других шумных кучеров, старик спокойно опирался на повозку и курил трубку.

Вообще никакого энтузиазма.

Но оно и понятно.

Нет смысла звать тех, кто от приграничного города дальше на восток уезжает.

Их немного, и это почти одни и те же личности, потому и звать их ни к чему.

— Старик, сколько стоит добраться до Хатохары? — спросила Лорейн у старика, а он поднял голову.

— ... Пять серебряных монет. Обед включён, но в остальном ешьте в перевалочных городках по пути, — сказал он.

Сложно сказать, дорого это или дёшево, но Хатохара — это почти конечная.

Учитывая то, что обед включён в стоимость, а добираться неделю, это скорее дёшево.

Если ехать на запад, дорога обойдётся дешевле, но это потому что дорога в хорошем состоянии и по ней постоянно кто-то ездит.

А вот с сельской местностью сложнее.

Потому-то я не возвращался домой слишком часто.

Денег нет, так что непросто это...

— За двоих одна золотая. Прошу, — сказала Лорейн и заплатила.

Я достал из нагрудного кармана пять серебряный монет и протянул ей, однако...

— На обратном пути заплатишь. Мелочь нам не помешает, — ответила она.

Поступки у неё... Мужественнее, чем у меня.

То есть я более женственный. Прости, тогда я заплачу на обратном пути.

Может хоть в перевалочном городке угощу.

Что в путешествиях хорошего, так только в таких местах можно попробовать разные деликатесы.

В основном это обычная деревенская еда, для местных в этом нет ничего необычного, но иногда попадается что-то действительно редкое.

Яйца огромной зимней лягушки, жаркое из детёнышей богомола-людоеда...

Всё это вкусно, но пробовать страшно.

В пути нам встретятся городки, там я Лорейн и угощу.

— Ну, подождём немного. Быстрее бы отъезд, — сказала Лорейн, и я кивнул:

— Да. Скорее бы.

Она редкие блюда попробовать хочет.

Хотя может быть непросто.

Она же городская, потому путь суровым может показаться.

Придумывая всякое, я ждал, пока соберутся люди.

***

— Отправляемся, забирайтесь.

Пассажиры собрались, и кучер позвал нас.

Сев в повозку, я посмотрел на других пассажиров.

Всего нас было шестеро.

Это много или мало?..

Молодая девушка и мужчина средних лет, а ещё пожилая пара.

Мужчина вряд ли был авантюристом, так что здесь только я и Лорейн эту профессию представляли.

Учитывая маршрут, кучер обладал определёнными навыками сражения, монстры редко выходят на дороги, но это не значит, что они вообще не встречаются.

Ну, на дорогах опасны не только монстры, но и разбойники, и в таком случае нам придётся постараться.

Старики и девочка сражаться точно не смогут.

Лорейн конечно ещё молодая девушка, но она опытная авантюристка и маг.

Сражаться может.

Кучер сел на своё место и взял вожжи.

Он стукнул черепаху по панцирю, она отреагировала слабо, но проснулась и начала двигаться.

... Медленно.

Но это пока мы город не покинем...

— ... Впервые еду на повозке с огромной черепахой, она на удивление шустрая, — Лорейн была в восторге.

Вообще, если посмотреть наружу, пейзаж и правда быстро сменяется.

Быстрее, чем люди бегают.

С места кучера можно было увидеть, как животное резво передвигает лапами совсем не по-черепашьи.

Начинает она медленно, но постепенно разгоняется.

После лошади можно понять её ценность.

Характер покладистый и сама крепкая.

И всё же...

— ... На сегодня всё. Простите, что останавливаемся посреди дороги, но до города ещё далеко. Монстров здесь немного, так что можно не переживать, — сказал кучер, остановив повозку.

Из всех пассажиров только у Лорейн глаза округлились:

— ... Понятно, это и значит сельская местность... — сказала она, точно насмехаясь.

Но её можно понять.

Если ехать на запад, каждые полдня можно добираться до перевалочного городка.

А тут всё обустроено не так, как на пути в крупные города.

Это же сельская местность, так что за день одно поселение — уже неплохо.

Можно было бы построить город, но много лет назад здесь монстры напали на деревню и уничтожили её.

Конечно они уже истреблены, но больше здесь жить никто не хочет, люди перебрались в Мальт или ещё западнее.

Так что идею построить здесь городок отбросили.

Об этом бедствии уже почти позабыли, и кто-то наверняка решится построить деревню, да только люди с подобными предложениями появляются нечасто.

Нелегко ведь это осуществить.

— Ты ведь привыкла жить под открытым небом? — спросил я у Лорейн.

— Да. Раньше ты меня частенько таскал, забудешь такое, — ответила она.

Сказала женщина слегка с обидой, но это была шутка.

Хотя я её и правда таскал.

Просто тогда Лорейн ничего не могла.

Это сейчас она соображает здраво и вообще умелая, а тогда даже не знала, как хворост для костра собрать.

Магией владеет, а в жизни Лорейн её применить по делу не могла.

Пришлось тащить её на природу.

Но сейчас она здесь и сама справится.

— Кучер. Что у нас на ужин? — спросила у старика Лорейн.

— Вяленое мясо... Но если есть желание, можешь сама что-то приготовить, — ответил он.

— Так и поступлю. За три медные монеты и тебе могу приготовить.

— Хм... Ну, тогда давай.

Кучер протянул ей три монеты.

Лорейн предложила это же и другим и собрала деньги.

— Ну, за дело, Рент, — обратилась она ко мне.

Перед отправкой мы закупились продуктами.

Цена была невысокой, так что мы ничего не потеряли.

Из магической сумки я достал продукты, кастрюлю и столик для готовки.

Лорейн же начертила на земле магические знаки.

Она прочитала заклинание, и загорелся костёр.

Пассажиры с интересом наблюдали за происходящим.

Магов полно, но на публике они обычно свои способности не показывают.

Тем более не тратят ману для домашних дел.

Но у Лорейн маны было много, а магические знаки были упрощены до предела и очень эффективны, потому маны она расходовала мало, как мне кажется.

«Кажется» — потому что я почти не знаком с магией Лорейн, и ещё многое для меня остаётся загадкой, но женщина делает это, не напрягаясь.

Магические знаки, хоть и самые простые, нарисованы были идеально.

Если Лорейн меня научит, я тоже так смогу... Наверное.

Кстати, когда был один, я и без магии костёр мог без проблем развести.

Разводить огонь магией — нормальная практика, но это пустая трата маны... Особенно для меня тогда.

Для авантюриста это обычное дело.

Сохранение маны — дело важное.

... Пока думал об этом, продукты уже были готовы.

Всё было сложено в кастрюлю, и вот...

— Лорейн, — сказал я, и женщина зачитала заклинание.

Земля вздулась и появилась печь.

На неё мы поставили кастрюлю, внутри неё Лорейн создала воду.

Это и я мог сделать, но боялся, что затоплю всё, потому положился на неё.

Лорейн сотворила столько воды, сколько требовалось, убедившись в этом, она закрыла крышку.

Когда закипело, мы стали варить на медленном огне.

Конечно это не назвать едой, которую подают в городе, но в пути достаточно.

Когда сняли крышку, вместе с паром стал выходить приятный запах.

Отец с дочерью, пожилая пара и кучер в ожидании наблюдали.

Всем положили тушёное мясо, дали кусок чёрного хлеба, ветчину и сыр.

— Давайте есть, — сказала Лорейн, и все начали есть.

Пожилая пара перед этим помолилась, правда я такой молитвы не слышал, скорее всего это верование каких-то коренных народов.

В сельской местности каким только богам не поклоняются.

Хотя я не упрекаю, если они верят, это их дело.

Для меня всё ещё загадка, кому принадлежал тот храм, который я отремонтировал.

Мясо оказалось вкусным, и у нас спросили, не согласимся ли мы готовить, пока не доберёмся.

Мы для этого всего и накупили, потому отказываться было ни к чему.

В магическую сумку, куда влезет Тараск, пища для шести человек на неделю легко вместится.

После ужина настало время дежурить.

Место безопасное, но это не значит, что монстров совсем нет, потому надо было наблюдать.

Раз кучер был один, значит надо было кому-то более крепкому из пассажиров сменить его.

В нашем случае это я, Лорейн и мужчина средних лет.

Лучше всего для этого подходил я, ведь мне даже спать не надо, но не мог же я сказать «Я нежить, и могу не спать, потому положитесь на меня!», так что мы вчетвером сменяли друг друга.

Кучер, мужчина средних лет, Лорейн и я.

Спать особо не хотелось, потому я вздремнул, пока дежурил кучер, после чего уже не ложился.

Перед костром я болтал с Лорейн и тут...

— ... Незваные гости, — пробормотала она.

За спиной в лесу я ощутил присутствие людей.

***

Мы смотрели в лес, и поняли кто это.

— ... Скорее не люди, а то, что с ними стало, — сочувствующе сказала Лорейн.

Я продолжил:

— Для нежити десятилетия — это ничто. И они не так скромны в еде как я...

— Ага.

... Зомби.

Вот кто это были.

***

Я и Лорейн смотрели на гниющих существ в поношенной одежде с палками и мотыгами.

Это зомби, другая разновидность нежити.

Мне, чтобы поддерживать жизнь, нужно было потреблять извне энергию в виде крови, а вот у зомби таких ограничений не было.

Только они слабые и хрупкие.

И всё же для обычных людей они опасны.

Учёные говорят, что для того, чтобы не оказывать особую нагрузку на тело, люди не могут использовать все способности своего тела, но у зомби таких ограничений нет.

Вариации движения тел расширяются, они даже могут головой на триста шестьдесят градусов крутить при желании, даже без рук и ног они всё ещё могут продолжать двигаться.

Потому с ними не нравится иметь дело даже авантюристам.

И главная причина такого нежелание — сильная вонь...

А ещё они распространяют болезни.

Окружить они не пытались, но подпускать монстров было нельзя.

Надо было их уничтожить.

Я и Лорейн сразу же пришли к этому выводу.

Проблема в том, что сделать это могли лишь мы.

— ... Магией? — предложил я, и Лорейн тут же ответила:

— Ну да. Только ты это сделаешь грязно. Потому действовать буду я.

Она достала палочку и подошла к зомби.

Она спокойно размахивала палочкой, я думал, что она делает, и тут подул ветер.

Это была магия без заклинания.

Эффективность была ниже, но то, что Лорейн могла без проблем использовать такое, говорило о её силе.

Я тоже так могу, но лишь с повседневной магией, к которой за десять лет уже привык, так что ничего в этом значимого.

И никакого контроля тут не требуется.

А вот магия Лорейн — совсем другое дело, думать о ветре и поддерживать его было непросто.

Она использовала его, чтобы до нас не добралась вонь зомби или их ошмётки не прилетели.

Когда Лорейн подошла, зомби начали её окружать.

Похоже они шли на свет живых, хотя зрение у них плохое.

Ко мне, то есть к повозке они не шли, только к подходившей женщине.

Однако где-то нас могла поджидать засада, потому я внимательно смотрел по сторонам, но было не похоже, что кто-то подойдёт.

Ну, зомби не так умны, чтобы прятаться и тихо подбираться, потому слишком можно не переживать.

Однако вдалеке я ощущал ещё присутствие зомби... Но их присутствие почему-то ощущалось со временем лишь слабее.

Случайно друг на друга напали или там ещё авантюристы.

Стоит быть осторожными.

Сейчас куда важнее Лорейн.

Её окружили.

— ... Хм. Так сойдёт. Больше никого нет... Ладно. «Ветер дуй, пламя жги. Явись смерч и выжги здесь всё, малый огненный смерч», — она произнесла заклинание.

Вокруг женщины появились огни, и снова подул ветер.

Он собирал огни и создал огненный смерч.

У зомби хоть мозги и сгнили, но немного здравомыслия осталось, они стали уходить от смерча, но он их затягивал, не давая уйти.

Их поглотило пламенем, и они обратились в пепел.

Использование огненной магии в лесу напоминало самоубийство, но только для неопытного мага.

Обладая полным контролем, Лорейн могла сделать это даже здесь.

В моём случае это бы лесным пожаром закончилось.

Так страшно, что никакого желания делать это.

И вот все зомби обратились в пепел.

Невероятно мощная магия.

И ведь это Лорейн сдерживалась.

Заклинание было коротким, к тому же она добавила строки, чтобы сдержать силу.

Огненный смерч сжался и исчез, а в центре стояла целая Лорейн.

Она повернулась ко мне и сказала:

— Рент, подойди.

Думая, в чём дело, я приблизился, там среди пепла были магические камни.

Очевидно, что принадлежали они зомби, думая, что их может снести, женщина собрала их.

Всё же контроль у неё великолепный...

И я понял, почему Лорейн меня позвала.

Она продолжала:

— В пепел я их обратила, но вот собрать камни не получится. Можно было бы использовать святую воду, но со мной ведь ты... Сделаешь?

То есть пепел и камни были полны миазмов.

А я должен был их очистить.

***

Есть много вариантов, что должен делать авантюрист, когда побеждает монстров, которых надо очищать.

Как и сказала Лорейн, первым делом их надо очистить святой водой.

Этого достаточно, если монстр мёртв или слаб, потому так поступают многие.

Но чаще всего никто ничего не делает.

Святая вода дорогая, и не так много авантюристов носит её с собой.

Сообразительный авантюрист захватит её с собой, если возьмётся за запрос на уничтожение нечистых монстров, но кому-то просто этого делать не хочется, к тому же это бьёт по кошельку, так что многие её с собой не берут.

В таком случае они просто их оставляют.

Нет ничего хорошего в том, чтобы бросать неочищенных монстров, так земля будет проклята и станет чем-то вроде болот Тараска.

То есть люди там жить не смогут.

Если зомби так оставить, то от их скверны вокруг пару лет растительность расти не будет, и только, и всё же неправильно их бросать.

Думая об этом, Лорейн и собрала весь пепел.

Магические камни потом можно было продать, но их тоже надо очистить.

Хотя при том, что Лорейн из врагов пепел сделала, очищение может и не понадобиться.

Если с помощью смерча их разнести по округе, скверна распылится и не принесёт никакого вреда.

В таком случае можно будет ощущать лишь слабость, и растения здесь будут расти чуть медленнее.

Это тоже плохо, но допустимо.

Но Лорейн правильная авантюристка.

У неё была святая вода, и если бы не было меня, она бы использовала её.

А раз здесь есть я, это ни к чему.

Всё же святая вода дорогая.

Если можно, её лучше сохранить.

Я могу использовать святую силу, и тогда вскоре всё придёт в норму.

Вон она, польза обладателя святой силы.

— Ладно, тогда я сделаю это, — сказал я, направил руку на пепел с магическими камнями и стал использовать святую силу.

Как использовать очищение и исцеление понятно на уровне ощущений.

Использовать их с пониманием было бы эффективнее, но чтобы понимать это, надо, чтобы в церкви научили.

А потом я пополню ряды обладателей святой силы.

Их немного, но они есть.

Когда я использовал святую силу, нечто жуткое в пепле и камнях растворилось в воздухе.

Очищение было проведено, и можно было вздохнуть с облегчением.

Я знаю, как это делается, но меня никто не учил, потому не уверен, что я всё правильно делаю.

Ну раз проблем нет, то всё хорошо.

Однако...

— ... Вот он, мастер плодородия. Всё очистил... — сказала Лорейн, глядя на пепел.

Я ответил:

— ... Давай без этого. Хотя глядя на результат, ведь и правда удачно подобрано, — ответил я и тоже посмотрел на пепел.

Там пробивались ростки, они появились благодаря моей святой силе.

Растения не росли среди нечистот, потому раз они появились, место было очищено, и среда пригодна для растительности, и меня удручало то, что я и правда становлюсь мастером по удобрению земли.

— ... Вот и отлично. Вроде никаких проблем. Магические камни уже можно брать? — просто спросила Лорейн.

Я посмотрел на магические камни, скверны не ощущалось, и я кивнул:

— Ага. Хотя камни зомби стоят недорого.

— Ну да. Использую их для изучения некромантии. Как раз пригодятся, — легкомысленно поведала Лорейн, хотя это ведь запрещено.

Это не значит, что за использование тебя ждёт наказание, просто это не этично.

И вообще некромантия — это потерянная легендарная техника.

О ней остались лишь всякие странные истории.

Потому её и исследуют, но что-то мне немного страшно, что Лорейн возьмётся за дело всерьёз и возродит её.

Хотя меня удивило, что она интересуется подобным.

— Почему ты решила изучать некромантию? — поинтересовался я, и женщина ответила:

— Потому что это может помочь в понимании нежити. Раз некромантия утеряна, простейшим способом понять её — изучить бессмертных. Может получится выяснить что-то дельное, — так она сказала.

Причина была мне понятно.

— ... Это ради меня? — спросил я, и женщина выглядела так, будто это очевидно:

— А ради кого ещё? Я тоже не из тех, кому нравится нарушать запреты. Хотя за это наказание не ждёт, так что никаких проблем из-за этого не будет, — пояснила она.

Как-то неприятно, что я на неё взвалил такое бремя.

— ... Прости, — сказал я.

— Не это говорить надо, Рент. А совсем другие слова, — сообщила она.

— Точно... Спасибо. Вечно ты меня выручаешь, — ответил я.

А она сказала:

— Мы ведь друзья. Не бери в голову.

***

И вот через какое-то время.

— ... Ах, ещё кто-то приближается? В этот раз человек, — сказала Лорейн.

Я тоже заметил.

Раз следы зомби пропадали, значит кто-то с ними там сражался.

Я ощущал, что подходил кто-то один.

Зомби вдалеке было достаточно много, выходит их кто-то один довольно сильный победил.

То есть способностей ему не занимать.

Хорошо, если авантюрист, но вдруг разбойник.

Я и Лорейн оставались наготове и ждали, когда к нам подойдут.

***

— ... Ребёнок? — сказала Лорейн, увидев тень, вышедшую из леса.

Однако такого не могло быть.

— Посреди дороги, где ничего нет, не может находиться ребёнок, — отрицая, сказал я.

Конечно это не невозможно, но такого почти не может быть.

С виду это и правда ребёнок.

Но у «ребёнка» были особенности.

Когда он оказался перед нами, наши глаза округлились.

— ... Я чёй-то думала, что зомби сбежали, а вы их убили.

Та ещё манера разговаривать.

Говорит, прямо как наши бабушки с дедушками.

Хотя понятно, о чём «он», так что никаких проблем.

В моей деревне так старики разговаривают, и среди знакомых Лорейн есть престарелые.

Женщина ответила «ребёнку»:

— Да... Я их убила. Пепел — это всё, что от них осталось, — она указала на кучку пепла.

«Ребёнок» понимающе кивнул.

— Пепел... То бишь ты маг. И правда, с маной ты умеешь обращаться. Да и зомби тут немного. Они мимо меня проскочили. За это извиняюсь... — извинились перед нами.

Однако раз монстры проскочили, этот «ребёнок» уничтожал их.

Я поинтересовался:

— Откуда эти зомби?..

— А, они-то, это жители деревни, которая сорок лет назад уничтожена была. Пока не уничтожишь, так и будут тут шастать. Возле деревни никто не появлялся, вот они и заснули.

Есть им не надо, то движения притупляются, и когда поблизости нет живых, на которых можно напасть, они вообще перестают двигаться.

Это состояние и называется сном.

Они снова начали действовать, но скорее всего потому, что этот «ребёнок» вошёл в их деревню.

Даже не знаю, что тут сказать можно.

Вот такая уж нежить.

Нельзя сравнивать тех, кто «не умирает» и «живёт».

Так вот они и существовали, некому их вспоминать, и их точно нет.

... Как-то слишком пессимистично.

Видать это появилось у меня на лице.

Что-то не так поняв, «ребёнок» сказал:

— Они уже захоронены, и больше не появятся. Жалко их вот так оставлять. Я мастер святых техник, и могу рассеивать зло. И в этом пепле тоже... М? — говоря, «ребёнок» подошёл к пеплу, оставшемуся от зомби.

Он понял, что сказал лишнего, но уже поздно.

Все пытаются скрыть тот факт, что святую силу могут использовать.

И это факт.

Я видел, как рука «ребёнка» наполнилась святой силой.

Теперь я понимаю, почему у него так легко получалось охотиться на зомби.

— ... Кто-то уже их очистил? Если сжечь и собрать пепел, нечистоты не исчезнут, у вас святая вода есть?

После этих слов, Лорейн достала бутылочку:

— Да, как раз для таких случаев, — сказала она, и «ребёнок» согласно кивнул:

— Хо, какие правильные авантюристы. Нежить везде есть, и если их оставить так, это может привести к трагедии. В старинные времена все носили с собой святую воду, а теперича... Что-то я совсем разворчалась. Простите.

— Да нет...

Тут вообще-то до сих пор нежить есть, и всё же я дал невнятный ответ.

В принципе я это особо не скрывал, но и сообщать не хотелось, что я могу святую силу использовать, потому я собирался просто отмолчаться.

Однако «ребёнок» сказал:

— И всё же чисто очищено... Ни пятнышка... Такого святой водой не сделать... А?! Это... Трава? Почему в пепле... От неё святая сила исходит! Э-эй, вы, вы точно ничего не скрываете?! — тут же спросили у нас.

Мы принялись отступать, но «ребёнок» тут же подошёл.

Со святой силой или нет, «он» был довольно искусен.

Хотя «ребёнок» похоже только если нападут, будет отбиваться, так что всё хорошо.

К тому же никто не доставал оружие, чтобы не выказывать агрессию.

Лорейн ответила на вопрос:

— ... Чтобы что-то скрывать, надо хоть о чём-то поговорить для начала. Мы даже имён друг друга не знаем.

Отличный ответ.

Я конечно скрыл то, что использую святую силу и провёл очищение, но в принципе не врал.

«Ребёнок» согласился со словами Лорейн и кивнул:

— ... Ведь и правда. Я всё ещё не представилась. Потому вы и настороже?

Только с виду невинный, в движениях не было ничего лишнего.

К тому же соображает быстро.

Мы закивали.

— ... Хм, и правда, давеча мне не встречались бывалые авантюристы. Хотелось бы узнать ваши имена. Тогда я представлюсь первой. Меня зовут Алхилдис. Авантюристка. Золотой ранг! Вот, — она показал жетон авантюриста.

Когда встречаются авантюристы, самый просто способ доказать, кто ты, предъявить свой жетон.

Сияющая золотая пластина была настоящей.

«Ребёнок»... Алхилдис без особой осторожности по-дружески бросила нам жетон.

— Можете проверять сколько потребуется, — сказала она.

Таких подделок точно нет.

Разве что иногда.

Например их делают разбойники, чтобы напасть на авантюристов.

Но тут вряд ли, хотя мы проверили.

Я и Лорейн относились слишком подозрительно, но тут было ничего не поделать.

В других обстоятельствах мы бы не сомневались.

Но внешность «ребёнка» по имени Алхилдис вызывала много вопросов.

Убедившись, что жетон настоящий, Лорейн бросила его назад и сказала:

— ... Прости, что сомневались. Но хотелось бы, чтобы ты поняла. Эльфы здесь нечасто встречаются.

Да.

Внешность у Алхилдиса специфичная.

Особенно здесь.

Вот в чём дело.

Причёска-боб, сияющие светлые волосы, голубые как небо глаза, длинные уши, и окружающая её атмосфера, будто она не подросток, каким выглядит, а уже старушка.

Пусть она выглядит как милая девочка, и всё же сложно её не подозревать.

***

— Такие дела. Я ощутила здесь мощную магию, и осторожно подошла. Похоже это относится ко всем нам, — с улыбкой сказал Алхилдис.

Неожиданно было слышать это от того, кто напоминает невинную девушку.

Она была эльфийкой, а у них такое среди стариков часто бывает.

Очень молодая... Если с людьми сравнивать, она скорее подросток, но на деле ей десятки или сотни лет.

Разница в возрасте была такой, что духовно для нас это было совсем другое существо.

... Хотя в другом смысле я и сам другое существо.

Я, Лорейн и Алхилдис представители разных рас. Забавно.

Только сказать мы об этом не могли, потому Лорейн говорила так, будто ей об этом ничего неизвестно:

— Рада знать, что у нас всё взаимно. Ах, нам тоже надо представиться. Я Лорейн Вивье, учёная, авантюристка и маг. А это...

— Рент. Я тоже авантюрист. Использую в основном меч.

У авантюристов принято говорить про стиль сражения, когда представляешься.

Я видел жетон Алхилдис, потому уже знал.

Там было сказано, что она маг, но при этом может использовать святую силу.

Бессмысленная вещь.

Я и Лорейн не просто маг или мечник.

Вот так равняют авантюристов, только если на жетон посмотришь, всего там ведь не написано.

Всё же это простой документ, где написано, кто ты.

— Хм, Лорейн и Рент. Запомню... Да, и Алхилдис слишком долго произносить. Зовите меня Хилде или Хилди... — сказала она, и я переглянулся с Лорейн.

— ... Тогда Хилде. Раз ты так хочешь...

Хилде эльф, и она наверняка намного старше нас.

Она говорила про авантюристов в старые времена, так что это очевидно.

А все святую воду носили ещё во времена наших дедов.

Потому Лорейн думала, стоит ли обращаться так с кем-то её возраста.

Однако Хилде сказал:

— Я не против. Все считают меня старой, но думаю заметно, что я ещё довольно молода.

Может она и молодая, но я вообще не представляю, как по внешности определить возраст эльфа.

Думая, что может Лорейн знает, я посмотрел ей в глаза, и прочитал, что она тоже не знает.

— А теперь перейдём к делу. Так... Хилде. Почему ты здесь?

В зависимости от ответа возможно нам придётся сражаться, но после всего хотелось бы этого избежать.

Она же чудовищно сильна.

Чертовски сильная авантюристка.

Золотой ранг, она сравнима с Нив или даже выше неё.

Эльфы живут долго и копят разнообразные техники, у них даже их собственная магия духов есть.

Не стоит из неё врага делать.

Лорейн хотела узнать её цель и обрести душевное спокойствие.

И я был с ней согласен.

Не знаю, понимала ли Хилде, о чем мы думаем, она невинно сказала:

— О, точно. Рассказывать долго... Но я постараюсь покороче. Я авантюристка, действую в столице, и недавно приняла запрос. Чтобы восстановить деревню Торка, надо уничтожить прибежище нежити. Это я и сделала... Прикончила их босса, но зомби оказалось слишком много, и несколько улизнули... И вот я встретилась с вами. Мне правда жаль, что так вышло... — сказала она.

Деревня Торка — это та, которую несколько десятилетий назад уничтожили.

Я слышал об этом от старших в моей деревне.

Лорейн тоже доводилось об этом слышать.

И Хилде знала, что деревню уничтожили около сорока лет назад, так что вряд ли она врёт.

Это ведь глубинка.

Приходят сюда только с какой-то целью.

— Ничего, что они сбежали и пришли к нам. Главное, что мы их уничтожили. Правда не я, а Лорейн, — сказал я, а женщина продолжила:

— Я тоже ничего против не скажу. Это мелочи...

Ну, для спавших в повозке это может и не мелочи, но даже без меня и Лорейн они бы как-нибудь справились.

Правда пострадали бы, и вряд ли смогли очистить.

Но когда едешь не по дорогам между городами, надо быть готовыми к подобному.

— Так тут был ещё кто-то помимо зомби? Ты упомянула босса, — спросила Лорейн.

— Да, был. Зомби-солдат. Возможно он был охотником в этой деревне. Мёртвый, а использовал прижизненные навыки. Стрелял из лука, хотя был не особо силён... Вот так. А вы что здесь делаете?

На её вопрос ответил я:

— Мы здесь не по заданию. Просто возвращаемся домой.

— Понятно, на той повозке направляетесь в какую-то деревню. И всё же мужчина и женщина вместе, вы муж и жена или любовники? — с интересом спросила Хилде, а я тут же ответил:

— Нет. Из-за разных обстоятельств мы... — заговорил я, а Лорейн продолжила:

— Я же сказала, что учёная. У него довольно интересная деревня, вот я и подумала отправиться с ним, — она не соврала, но ответила уклончиво.

Но Хилде с этим согласилась.

— В нетронутых землях есть древние руины, и народные истории могут оказаться очень интересными. Хм, понимаю, зачем вы здесь. А теперь перейду к главному вопросу...

Мы уже многое обсудили, и думали, что всё обойдётся, но судя по тону, всё же нет.

Хилде сказала:

— Как вы очистили пепел? К тому же там выросли растения... Я была бы рада, если бы вы объяснили мне это.

***

Вообще тут ничего сложного.

Вот о чём я подумал, услышав вопрос Хилде.

Просто куда полезнее иметь козыри, о которых никто не знаешь...

Ну, я ведь и без того давно решил, что не буду скрывать то, что использую святую силу.

Я уже говорил об этом, просто я ничего особого и не мог.

А сейчас, когда я мог уже больше, то уже не так распространялся.

Я думал, что делать, когда Хилде смела мои сомнения своими словами:

— ... Я и так уже знаю. Рент, это ведь ты используешь святую силу?

Я слегка удивился.

Немного, потому что Хилде назвалась мастером святых техник, и возможно у неё есть техники, про которые я не знаю.

А девушка продолжала говорить:

— Мало кто об этом знает, но на обладателях святой силы остаются её частицы, если присмотреться. Если не приглядываться, то и не поймёшь... Прости. Рассмотрела без разрешения.

Я и Лорейн не знали, правда ли это.

Мне пока не довелось прочитать все книги, которые дала Лаура.

Возможно, если бы прочитал, что-то узнал бы, но они довольно сложные, будто облака схватить пытаешься.

Магия — это представление, её даже в книги поместить можно, а вот техники святой силы не рассмотришь и не прощупаешь.

Ясно, что там в основном теоретические описания, а не то, что можно сделать.

Потому без объяснений изучить техники будет сложно. По крайней мере на это точно потребуется время.

В общем я не мог понять, говорила ли Хилде правду или нет.

Лорейн не обладала святой силой, и видеть её не могла, потому и у неё не было ответа.

То есть судить можно было только по словам и поведению, вот только...

Это невозможно.

Я и Лорейн переглянулись и сдались.

На лице Хилде вообще ничего нельзя разглядеть.

Это из-за того, что она долго прожила или это её личное умение?

Что бы там ни было, нам от этого не легче.

Даже если это был блеф, на половину она точно была уверена.

Святой водой можно провести очищение в некоторой степени.

До того, как моя святая сила усиливалась, я этого не понимал, но теперь я стал чувствительнее к скверне.

На глаз можно понять, что сила святой воды ниже, потому что качество другое.

Она очищает точечно.

Чтобы распространить очищение, воды надо больше.

Можно попробовать поместить её в распылитель, но наверное за такое будет ждать наказание.

Не продают. Распылители со святой водой. Сейчас точно не продают. Но это точно удобно. Надо разрекламировать.

Но да не о том сейчас.

Что делать с Хилде?.. Раз уж она догадалась, остаётся рассказать.

Тяжело под этим её взглядом, и я же не признаюсь, что вампир, за такое не убивают.

Могут конечно из церкви начать приставать, но и только.

Думая об этом, я заговорил:

— ... Эх, верно. Это я очистил. Я могу использовать святую силу. Но святые техники я применять не могу. А ещё я не религиозен, потому ни в каких организациях не состою...

Хоть что-то ещё скрыть хотелось, печально это.

Хилде сказала:

— Так и знала. Однако плохо, что ты не верующий, — она слегка нахмурила брови.

— В смысле? — спросил я.

— Я уже сказала, что поняла, что ты можешь использовать святую силу. И тебе ведь известно, что обладающие ей, ценны. Все церкви хотят заполучить обладателей святой силы. Если продемонстрируешь способности, можешь стать святым. Потому уже давно организации борются за привлечение новичков...

Вот только меня пока никто не приглашал.

Ни когда я с Нив и Мюриас встречался, ни когда виделся с Лилиан.

Это дело в их снисходительности?

Хотя Лилиан просто не поняла, что у меня святая сила есть.

А Нив с Мюриас... Нив слишком сильна, ей такого не скажешь.

Даже если пригласить, это вызовет лишь недовольство.

— ... Что такого в том, чтобы отказаться?

— Ну да. Но ведь лень постоянно так делать. К тому же будут и особо настойчивые. Лучше знать, как скрывать святую силу, — сказала она.

Я читал книги по святым техникам, но пока не понял.

Объяснения специфичные, так что читать сложно.

И Хилде похоже поняла мою нерешительность.

— ... Если хочешь, могу научить. Я ведь тоже не состою в церковных организациях.

Это правда.

У эльфов своя религия, мало кто из них верит в верования, созданные людьми.

У них это скорее часть их жизни, чем вера.

Они верят в «святое древо».

И поклоняются ему.

Ну, вообще не все, и это не значит, что они других богов не признают.

Тут всё довольно сложно.

В общем предложение Хилде мне показалось неплохим.

Однако сейчас у меня были дела...

И она вот так просто научит меня?

Нет, вряд ли... Боюсь, как бы она чего не попросила.

— Хочешь, чтобы я что-то сделал взамен? — прямо спросил я.

— Ничего такого я не попрошу. Просто можно забрать растения, которые здесь проросли? — выдала она неожиданное предложение.

«Здесь» — то есть в пепле.

Маленькие росточки.

В принципе я собирался их просто оставить, так что от этого ничего не теряю.

Правда не теряю, но...

— Зачем?

Мне была интересна причина.

Понятно, что от них исходит немного святой силы, но использовать-то её вряд ли выйдет...

Хилде ответила:

— Сложно говорить о человеческих обстоятельствах, но тебя благословил дух растений? Потому растения и проросли во время очищения. Раньше такое часто было, но сейчас довольно редко встречается... Число растений, производящих святую силу снизилось. Они редкие, потому я и хочу их. Ну так что?

Тут было много моментов, которые надо было обдумать.

Но... Раз от меня требуется что-то настолько простое, смысла отказываться нет.

Она может рассказать, что я обладаю святой силой, но тут я помешать не смогу.

Даже без доказательств те, кому надо, поймут.

Потому я кивнул:

— ... Хорошо. Можешь забирать. И взамен расскажи мне про святую силу.

***

Хоть я и сказал так, у нас были свои собственные планы.

Потому вряд ли меня будет кто-то сейчас учить.

То же относилось и к Хилде.

Сейчас она на задании.

Однако девушка ответила:

— ... Всерьёз займёмся позже, а пока выдам основы, как скрывать святую силу. Что, много времени это не займёт. У вас ведь сейчас ночное дежурство? За это время научу, — сказала она.

Правда?

Чем-то городское мошенничество «Как сбросить десять килограмм за неделю» напоминает.

А тут «Святая техника Хилде, как освоить святые техники за одну ночь».

Хм... Подозрительно.

Заметив, что я пялюсь, девушка недовольно сказала:

— Я вообще-то неплохой мастер святых техник. И я не все таинства рассказывать собралась, так что ночи хватит. Это ведь почти как магия.

В Лорейн пробудился интерес.

Похоже она поняла, что пыталась сказать девушка.

— ... Ну, это будет на уровне использования маны или простой магии.

Это то, что пробовали я и Ализе.

И правда за ночь такое понять можно.

Кому-то это может и не по силам, но тут скорее дело в таланте.

— Короче, давай пробовать. Хоть я и сказала за ночь, но утро уже скоро. Я просто заполню кое-какие пробелы, а дальше ты уже сам сможешь развиваться, если сможешь ощутить.

Я понял, что она имела ввиду.

Святые техники отличаются от магии, потому их так просто не ощутить.

Может за ночь ничего и не получится, но Хилде ведь находится в столице. Потому в крайнем случае я пойду к ней, я решил положиться на девушку.

***

— ... Так, отлично. Если так скроешь, даже я не пойму. И обычные обладатели святой силы не заметят, — говорила Хилде, когда небо позади неё перекрашивалось из чёрного в оранжевый.

Она научила меня основам техники и позволила отработать за одну ночь, у меня и правда получилось.

Сейчас я могу манипулировать силой так, чтобы скрыть святую силу... Но это точно основы? Так и хотелось спросить, а то сложно.

Но без этого в будущем могут возникнуть сложности, да и лучше обойтись без всяких глупостей.

— ... Получится ли поддерживать постоянно? — пробурчал я.

— Если привыкнешь, даже не заметишь. А пока считай это тренировкой. Уже через неделю это станет естественно как дышать. Вот, — сказала она и выпустила святую силу.

Она мастер святых техник, потому спокойно скрывала святую силу, и я до сих пор не понимал, сколько у девушки сил.

Но при виде того, что она выпустила... В десятки или даже в сотни раз больше, чем у меня.

Ничего себе.

Ну, наверное она близка в Нив... Но что-то я сомневаюсь, что дорасту до них.

И всё же при том, как она спокойно прячет такое количество силы, она точно опытный мастер святых техник.

Хотя я только начал всё это постигать, и мало чего знаю...

— ... Объём разный, вряд ли мне будет прок от этого, — это были мои искренние чувства.

Однако Хилде покачала головой:

— Не проигрывать же мне молодёжи в понимании «святости». В целом ты неплох. Читай книгу, которую ты показал. Там всё правильно, и ты в целом смог это ощутить?

Я показал Хилде книгу, которую дала Лаура, и спросил, будет ли она полезна.

А она сказала, что книга подходит.

— Ага. Но если что-то не пойму...

— Можешь спрашивать у меня. Я столичная авантюристка, и если будет что спросить, приходи. Вот мой регистрационный номер в гильдии и контакты, — сказала она и тут же протянула лист бумаги.

Я взял его и проверил.

— ... Ну, мне пора. Да и пассажиры удивятся, если меня увидят. Передавай мои наилучшие пожелания Лорейн. Потом поговорим об обучении. Ну, бывай.

Забрав растения из пепла, девушка удалилась.

Так уверенно уходила, что даже остановить захотелось.

Я встретился с ней лишь этой ночью, но было в ней что-то странно знакомое.

— ... Уже ушла?.. — Лорейн заметила это и, потирая глаза, спросила у меня.

Всё это время она спала.

Я вообще могу не спать, но Лорейн так не может.

Если не спать одну ночь, то будешь просто сонным, но дорога дальше будет лишь хуже, и вряд ли получится поспать в повозке, к тому же могут напасть монстры.

Потому промахов из-за сонливости хотелось избежать.

Лорейн и сама это понимала, потому вместо разговора с Хилде отдала предпочтение сну.

А они на удивление удачно спелись.

Хилде прожила долгую жизнь, и её знания и опыт для Лорейн были очень ценны.

Конечно читать книги интересно, но не всё можно постичь лишь читая.

Лорейн настоящий книжный червь, но прекрасно это понимает.

Такое у меня сложилось впечатление из их общения.

— Да, она передала тебе всего лучшего. И сказала прийти в столицу, если я что-то не пойму в техниках святой силы.

— ... В столицу? Я там не бывала.

— Я тоже.

Я туда не ездил, потому что даже если бы поехал, авантюристом бы не стал, а Лорейн было просто лень.

Если что-то можно было достать лишь в крупном городе, она просто отправляла письма своим знакомым в империю Релмудд.

Другие города такой страны как Ялан для Лорейн от Мальта почти не отличались.

— Ну, сейчас некогда, но оно того стоит. Я никогда не говорила, что не хочу побывать в столице.

— Вот как... Скоро уже все проснутся. Тогда мы продолжим путь.

Мы пошли будить извозчика и пассажиров.

Солнце уже всходило, и если не отправимся пораньше, времени не выиграем.

Снова ночевать на улице не хотелось.

***

Проснувшиеся пассажиры ни о чём не знали, ни о появлении зомби, ни о том, как мы... То есть Лорейн их победила, ни о том, что здесь почти всю ночь провела Хилде.

Зомби — это нежить, и потому уже мертвы, и их не ощутить как живых.

Хилде — авантюристка высокого ранга и могла скрыть своё присутствие, ей было не сложно сделать так, чтобы обычные люди не заметили её.

Потому все считали, что ночь была спокойной.

Похоже только кучер заметил, но у него для этого были неплохие навыки и волонтёрский дух, раз он колесил по сельским дорогам, за которыми никто не присматривал.

О том, что он знал, было ни холодно и ни жарко.

Повозка выехала на рассвете и перед закатом добралась до придорожного городка.

Я и Лорейн были рады, что доехать получилось без происшествий.

Мы в охранники не нанимались, и напряжение нам испытывать не хотелось.

На сельских дорогах с разбойниками можно легко справиться, а монстры к ним вообще почти не подходят.

— ... Да уж, похоже сегодня поспим на кроватях, — спустившись с повозки сказала Лорейн.

Из-за того, что сидела на месте, всё тело закостенело, и теперь она ходила и делала растяжку.

Дорога была просто ужасной.

Путь на запад куда ухоженнее и там не приходится трястись на камнях.

Сделали бы и с этой дорогой что-то, но учитывая цену и трудозатраты, кажется это невозможно.

Остаётся лишь смириться.

— А меня больше не сон, а еда интересуют. Что тут готовят...

Большая часть — обычная еда, но тут есть свои деликатесы.

Я ждал реакции Лорейн... Но она ответила несколько неожиданно:

— А, точно. Они известны как Соресто и Геттанба. Тоже попробовать хочу, — сказала она.

Я подумал, что это какая-то магия, а Лорейн нахмурилась:

— Что? Ты ничего не знаешь, что ли? Соресто — это тушёные яйца зимней лягушки, а Геттанба — жаренные детёныши богомолов-людоедов, — поведала она.

... А ведь и правда так и есть.

Тут содержание было куда более шокирующим, чем название, вот я и не сразу сообразил.

В яйцах можно головастика увидеть, и богомолов-людоедов по пять-шесть приносят.

Только местные женщины могут такое спокойно есть, да те, кому смелости не занимать, большинство такое даже ко рту не поднесут.

Но Лорейн не из их числа.

— Если ты ждёшь этого, то, ну... Как бы зачем?..

Поняв, что мне сложно сказать, женщина заговорила сама:

— Это же странные продукты. Ну, тут даже гадать нечего. Оба описаны в книге, которую я купила у уличного торговца. Раз уж поблизости, хотелось попробовать.

Она ведь и правда купила книгу «Кулинария монстров, как сделать странные продукты вкусными».

Мне казалось, что она всё подряд покупает, лишь бы жажду знаний удовлетворить, потому ей не особо интересно.

... Хотя может именно из-за жажды знаний ей и интересны такие странные блюда.

Такая уж Лорейн.

Хорошо это или плохо, но у неё нет никаких предрассудков.

Потому она и приняла то, что я нежить...

Хотя свои вкусовые предпочтения можно было и не демонстрировать.

Всё ли у меня хорошо будет?..

Хотя я уже давно не ел.

Не голодать же.

И не важно, какой вкус.

... Ну, буду ждать ужина.

Решив так, я направился в гостиницу.

Её забронировал кучер, потому было не важно, во сколько мы прибудем.

Хотя прийти можно было в любое время.

Это же деревня.

***

В кастрюле варились яйца, покрытые чем-то вроде геля.

Внутри можно было увидеть огромных головастиков.

Соресто.

А рядом на большой тарелке не пять и не шесть...

А двадцать или тридцать жареных богомолов.

Впечатляет.

Впечатляет, но есть уже не хочется.

Геттанба... Даже трогать желания нет.

А Лорейн рядом со мной спокойно ела.

— Что такое, Рент? Не будешь есть?.. А, без крови не вкусно? — сказала она.

Такая забота.

Под конец она заговорила тише.

Но дело не в этом, мне на это даже смотреть больно.

В Хатохаре таких деревенских блюд не было.

Конечно это связано с тем, что у нас и зимние лягушки и богомолы-людоеды не водятся.

Их едят, чтобы уменьшить число монстров, раз уж они съедобны, но если бы не были, то и смысла в этом не было бы.

— ... Да нет, не в этом дело. Есть... Есть это...

Я был готов разрыдаться, когда положил себе в миску несколько яиц.

Твёрдые, но ощущение такое, что головастики внутри всё ещё двигаются.

Эх, простите, заберу ваши жизни...

Думая об этом, я взял в рот и ощутил на языке что-то вроде желе.

Странное ощущение, такое воздушное, и суп очень вкусный.

Собрав всю решимость, я начал есть.

Раскусил головастика, и ощутил нежный вкус.

С виду не очень, но на деле вкусные.

Мягкие, сладкие, суп насыщенный, ел бы и ел.

... Если бы он ещё нормально выглядел.

А что там с жареными богомолами-людоедами?..

Как-то их неожиданно мало осталось.

Я сидел за одним столом с Лорейн и другими пассажирами, они не шумели, а обычно ели.

Только хруст стоял, а это от того, что они богомолов едят.

Я тоже взял.

... С виду и правда богомол. Да уж...

Смотреть на него было невыносимо, потому я сунул еду в рот.

И откусил верхнюю половину.

Он захрустел, а во тру стал растекаться приятный вкус жаренного блюда.

Всё же вкусно...

Под выпивку самое то, кучер и мужчина средних лет уже эль пили.

Завтра ехать, всё ли в порядке будет?.. Хотя огромная черепаха — зверь умный, и без указаний довезёт.

Вначале я скромничал, но потом перестал обращать внимание на внешний вид, и принялся есть как все.

Мы ещё сюда на обратном пути заедем...

Лорейн сказала, что ещё поесть хочет, потому мы решили заглянуть и по пути назад.

И поесть.

К этому времени я должен буду морально подготовиться.

Так я подумал.

***

— Спасибо вам. Если бы не вы, не получилось бы так вкусно поесть. Если увидимся в Мальте, в этот раз мы вас угостим! — слезая с повозки, сказала молодая девушка.

Рядом с ней был мужчина средних лет, её отец.

— Спасибо за вашу заботу. Слышал, ночью монстры появились. Пусть это мелочь... — мужчина протянул нам медные монеты.

— ... Не надо, мы ведь и себя защищали. Если так хотите, лучше угостите нас в Мальте, если мы встретимся. Вы ведь вернётесь? — сказала Лорейн.

Из их разговора было ясно, что они едут в деревню к матери девушки, а ещё к бабушке и дедушке.

В Мальт они в основном ездят на заработки, а когда в отпуске, возвращаются домой.

Мать заботится о бабушке с дедушкой.

Такое часто бывает.

— Уверены? Обычно за сопровождение серебряного ранга серебром платить и приходится.

Обозначения, такие как медь и серебро, были понятны всем.

Так измерялась награда.

Раньше это была одна-две серебряные монеты, но теперь куда больше.

Цены меняются.

Медь — это медная монета. Конечно сейчас цена тоже увеличилась по сравнению с тем, что было.

И всё же одна или две серебряные монеты...

Тяжко с финансами авантюристам медного ранга.

— Вы не просили о защите. Так что не переживайте. Мы тоже путешествуем, и рады были с кем-то пообщаться. Ещё увидимся.

— ... Надо же, бывают же бескорыстные авантюристы. Ладно, увидимся, — мужчина средних лет помахал рукой и пошёл с дочерью в деревню.

Ну а мы.

— Отправляемся, — сказал кучер, и повозка тронулась.

Это был лишь третий день пути.

Ещё три или четыре впереди.

Остались кучер, мы и пожилая пара.

***

— Глухомань глухоманью... Но это уже прямо перебор, — сказала Лорейн, высунувшись из повозки.

Я мог её понять.

Вокруг были лишь лес и горы.

Когда сошли отец и дочь, ещё можно было сказать, что это дорога возле поселения.

Но сейчас...

Горы, горы, горы, лес, горы.

Дорога... Подходила для того, чтобы проехала повозка, но не более того.

Кучер был хорош, и повозка крепкая, так что всё будет хорошо, но ехать здесь страшновато.

Если сломается, придётся идти пешком.

Кстати, пожилая пара сошла вчера.

На дороге была остановка, а до нужной им деревни надо было идти пешком, потому я и Лорейн их проводили.

К счастью кучер сказал, что подождёт нашего возвращения.

Даже сказал, что если мы не вернёмся, он переночует, хорошо же в этом смысле в сельской местности.

Повозка на запад никого ждать бы не стала.

Обычно они едут на предельно допустимой скорости, а городские жители всегда следят за временем.

Если дата прибытия смещается, люди начинают требовать вернуть деньги за проезд.

Такого там никто не сделает.

А тут кучер расслабленный, без особого желания что-то делать и даже без желания заработать, да и пассажиры против этого не возражали.

— Не будь это такой глухоманью, может и я бы чаще возвращался. Но из-за того, что ехать долго, я часто и не езжу. Чтобы добраться много работать и не надо, хотя если не работать, мне даже на хлеб не хватит.

Я авантюрист медного ранга.

Если вступить в группу, то эффективность увеличится и проблем не будет, но это не про меня.

Ну, вообще я на всякую ерунду тратиться люблю.

Непонятные магические предметы — вот она истинная романтика.

— Будет совсем тяжело, обращайся ко мне, займу тебе без процентов.

— Думаешь, я попрошу? Я хочу быть с тобой на равных.

Как говорят, когда в дом приходит бедность, любовь выходит через окно.

Но Лорейн мне и правда может одолжить денег.

Хотя просить и не хочется.

Однако возможность есть.

Правда всякое может случиться, но тогда я как чёрт работать буду, лишь бы вернуть.

Давними друзьями ведь надо дорожить.

— Не был бы ты таким упрямым... Хотя такой уж ты, — признала она и кивнула.

Да, такой уж я.

Живу ради того, что хочу.

А когда потеряю это, то умру.

Потому даже став нежитью, я всё ещё жив.

Моя воля продолжает жить.

***

Мы проехали ещё полдня.

— Уже почти, — проговорил кучер, и мы высунулись из повозки.

И увидели, что дорога становилась отчётливее.

Здесь ездят люди Хатохары, потому она относительно ухожена.

Где-то здесь дорога к водному источнику была.

Вот оно.

Я помню это место.

Добрались? — на лице Лорейн была усталость.

Всё же для неё качка была суровой.

Городская жительница вообще не привыкла, что повозку может шатать.

— ... Уже видно. Это деревня Хатохара, — сказал я, и Лорейн тоже посмотрела вперёд.

— ... Деревянный забор? Это так... Примитивно.

— Как есть. Однако он пропитан раствором, изготовленным нашей знахаркой. Он эффективно отгоняет монстров. И даже если кто-то подойдёт, его убьют охотники... Можно ни о чём не переживать.

Конечно если кто-то сильный появится, придётся вызвать авантюристов, а на гоблинов или тину тут получше меня охотиться умеют.

У жителей гор тут никаких проблем.

— ... Мне уже доводилось слышать, что поселение слегка странное. В каждой стране есть автономные города, в которых местное правительство организовало собственную оборону против монстров, но способных на такое горных деревень не так уж и много. Хотя может я не знаю, и такие поселения — это обычное дело.

— Ну не знаю. Раньше и я считал это нормальным... Но если подумать, немного и правда странно. И лекарства нашей знахарки слишком уж хороши, да и охотники очень уж сильны.

— Ещё и загадочный храм, где тебя благословили... Перед Хилде я лишь оправдалась, но деревня и правда интересная. Уже не терпится её изучить, — сказала Лорейн, находившаяся в приподнятом настроении.

Я не против, но для меня это обычная деревня.

Вряд ли тут что-то кроме того храма есть...

Ну, раз уж мы здесь, будет время всё обдумать.

Пока я думал об этом, мы ждали, когда повозка доберётся до деревни.