Том 1    
Глава 11. Герой навеселе поёт, сладко спит и ведёт переговоры
Начальные иллюстрации Глава 1. Герой клянётся отомстить Глава 2. Герой первым делом затевает мордобой Глава 3. Герой развлекается истязанием Глава 4. Герой пишет послание Глава 5. Герой бередит старую рану Глава 6. Герой живодёрничает над грабителями Глава 7. Герой преследует и нагоняет страх (часть 1) Глава 8. Герой преследует и нагоняет страх (часть 2) Глава 9. Герой сбывает добычу и плавит медь Глава 10. Герой наказывает, размышляет и вынашивает дьявольский план Глава 11. Герой навеселе поёт, сладко спит и ведёт переговоры Глава 12. Герой читает по глазам Глава 13. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 1) Глава 14. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 2) Глава 15. Герой смеётся вместе с сообщницей Глава 16. Бездна голода Глава 17. Герой решает немного помочь (часть 1) Глава 18. Герой решает немного помочь (часть 2) Глава 19. Герой решает немного помочь (часть 3) Глава 20. Минарис забирает у Героя посуду Глава 21. Герой терроризирует (часть 1) Глава 22. Герой терроризирует (часть 2) Глава 23. Сон Героя об отчаянии (часть 1) Глава 24. Сон Героя об отчаянии (часть 2) Глава 25. Герой узнаёт новость на миллион Глава 26. Бессонные ночи принцессы Глава 27. Герой с ухмылкой шагает по тропе мести Побочная глава. Минарис и её великий план охмурения Характеристики персонажей после 1-го тома


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
satros067
1 г.
Спасибо за перевод.
valvik
1 г.
Спасибо. Перевод от одного человека действительно гораздо лучше, чем от нескольких. Успеха в будущих работах
aisdh
1 г.
Отлично теперь 1 файлом будет том на телефоне, да и перевод от одного человека лучше чем несколько разных переводчиков, как по мне. Спасибо за перевод, теперь будем ждать продолжения.
baklan
1 г.
Том завершён!
baklan
1 г.
Исправлена серьёзная ошибка в 4-ой главе. Переводчик поставлен в угол.
lastic
1 г.
Хм, понятно
baklan
1 г.
Планы изменились)
baklan
1 г.
Перевод тома завершён. Перевод первых двадцати глав не планируется (имеется сторонний перевод).

Глава 11. Герой навеселе поёт, сладко спит и ведёт переговоры

— Ла-ла-а-ан! Ла-ла-ан! Ла-а-лан-ла-ла-ла!..

Раннее утро. К тому времени, когда тёмное сумеречное небо начало постепенно светлеть, в номере одной из гостиниц королевской столицы раздался, фальшивя и не попадая в ноты, какой-то бодрый мотивчик, напеваемый необычайно возбуждённым молодым человеком.

— Ла-ла-а!.. Ла-лан-лан! Ла-ла-ла!.. Ла-ла!..

У меня возникли некоторые сложности, но я заставлял себя продолжать работу, пожертвовав мягкой постелью, по которой успел очень соскучиться за последние три месяца. Подпитываемый яростью моего жаждущего мести сердца, я проглатывал магические зелья одно за другим и старался поскорее всё закончить.

После вчерашнего моё тело и дух требовали отдыха, но я, неуклонно вопрошая себя: «Что, ещё по одной?», провёл всю ночь, занимаясь этим кропотливым процессом. Когда самая трудная часть работы осталась позади, странно-весёлое состояние охватило меня, и я, словно сорвавшись с цепи, залпом выпил все оставшиеся зелья восстановления маны, хотя в этом уже не было нужды.

Я понимал, что такое состояние сознания довольно опасно. Однако адреналин, хлеставший ключом от созерцания переделанного мною ожерелья, не давал мне успокоиться, и я, потянувшись, продолжил напевать мелодию утренней гимнастики. Этому способствовали и лучи утреннего солнца, которые прекрасно снимали напряжение после утомительной ночной работы.

— Заткни-ись!!! Ты хоть понимаешь, который час?!

— У-упс, п-простите...

Из соседнего номера послышался громкий стук и ругань, и я моментально пришёл в себя. Я уже давным-давно не останавливался в гостинице, и долгое время проведя в одиночестве, находясь в бегах, совершенно забыл о том, что могу мешать окружающим.

Стены в этих гостиницах тонюсенькие, и наверняка моё жуткое пение было очень хорошо слышно. О господи! Стыдно-то как!

Я нырнул в постель и как девочка стал кататься из стороны в сторону, стыдливо прикрыв лицо руками, отчего сосед ещё более яростно заколотил в стену и заорал:

— Да заглохни же, мать твою-у-у!!!

Похоже, я и правда схожу с ума. Воображение — страшная штука. Ах, простите, простите. Я в отчаянии и пойду лучше спать.

Однако несмотря на то, что давно уже не нежился в тёплой постели, я не мог себе позволить власть выспаться. Мне было необходимо подготовиться, перед тем как покинуть город.

Принцесса должна была приказать не приближаться к комнате призыва до следующего дня. К тому же излечение также займёт немало времени, но всё равно сегодня я собирался покинуть столицу.

С сожалением посмотрев на кровать, я прикорнул у стены напротив окна, чтобы меня разбудил свет поднявшегося солнца.

***

Я славно поспал. И проспал.

...Ну, всё из-за того, что я даже подумать не мог, что небо внезапно затянет тучами. А как же моё первое пришествие, спросите? А вот так: не помню я, какая погода была в тот раз, хоть убейте.

Когда солнце наконец появилось, было уже около полудня. Мне пришлось срочно съехать из гостиницы, и я решил отложить подготовку к моему отбытию из столицы. Наскоро перекусив у более-менее приличного с виду лоточника, я отправился в трущобы.

Похоже, моё вчерашнее предупреждение подействовало, и я добрался до места без происшествий. Проходя мимо лавки, где вчера менял монеты, я увидел, что там уже суетились другие люди. При виде меня они испуганно поклонились, и я решил ободряюще улыбнуться им в ответ, отчего они побледнели ещё больше. Ну, разборки устраивать я и не собирался. Если, конечно, мне не дадут повода.

Я дошёл до места, где сидели гаргульи, которые выглядели так, словно вчера ничего не произошло (даже наоборот, выглядели крепче). И вспомнил, что пароль-то я и не спросил. Однако пока я над этим раздумывал, гаргульи сказали: «Можешь проходить». Ну что ж, хорошо, что всё уже улажено.

Я зашёл внутрь и вчерашние телохранители, заметно нервничая, посмотрели на меня с тревогой и напряжением.

— Полегче, мужики. Я не собираюсь на вас нападать, если вы не станете меня провоцировать, — ответил я, вздохнув и слегка нахмурившись, однако это ни капли их не успокоило. В общем-то, это правильно — в трущобах лучше не расслабляться, но в ситуации, когда уже нет разницы, человек лишь сильнее себя изводит.

Я поднялся наверх и обнаружил Дюфейна, с улыбкой на лице ожидавшего меня. На его столе лежало четыре мешочка, в каждом из которых находилось примерно одинаковое количество золотых монет. В маленьком, должно быть, лежали оставшиеся сорок золотых.

— Здесь сумма, равная триста сорока золотым монетам. Хочешь пересчитать?

— В этом нет нужды. Думаю, сидящий в этом кресле ещё не настолько опустился, чтобы мелочь тырить, — на самом деле, мне просто неохота было этим заниматься, и я решил ему слегка польстить. — А вот и ожерелье.

— Сердечно благодарю, это очень ценное для меня приобретение. Мм?.. Кх, это же…

Получив ожерелье, Дюфейн, кажется, что-то заметил, хотя я наложил хорошую маскировку, которая была способна обмануть обычных чародеев и алхимиков. Вот почему с людьми, обладающими таким интеллектом и восприятием, сложно иметь дело.

— Ха-а, с этим прямые переговоры с королевской семьёй будут невозможны.

— А ты не думаешь, что будет забавным спихнуть его какому-нибудь неугодному тебе аристократу? И вообще, хрена с два ты собирался рисковать и устраивать прямые переговоры с королевской семейкой, не смеши меня.

Ещё в первое пришествие я кое-что об этом узнал. Если вкратце, то королевская семья — король, королева и принцесса терпели существование трущоб, рассматривая их как необходимое зло. Однако из-за быстро распространившихся слухов о появлении Повелительницы демонов, цены на товары взлетели, что привело к разрастанию трущоб.

Если попытаться провести переговоры по ожерелью напрямую, очевидно, что вина за кражу падёт на трущобы. Появится множество людей, которых обвинят в сговоре с вором, осудят их как преступников, превратят в рабов и заставят работать на благо королевства.

Понятное дело, что в этом случае вспыхнет бунт, однако королевским особам даже в голову не придёт подумать об этом, ведь своё положение они считают незыблемым. Бунтовать против короля — немыслимое дело!

Между прочим, и в моё первое пришествие они в тайне провернули нечто подобное, чем вызвали восстание. И, разумеется, свалили всё на меня, только что победившего Повелительницу демонов. Наверняка они сделают это и в этот раз, просто козлом отпущения выберут кого-нибудь другого.

— Ладно, я испортил тебе возможность войти в расположение какому-нибудь влиятельному аристократу, согласен. Поэтому плачу двадцать золотых за доставленные неудобства, и если выполнишь одну мою небольшую просьбу, заплачу ещё двадцать. Идёт?

— Мне не нужны деньги, если расскажешь, каким образом ты осуществил такую переделку всего за одну ночь.

— К сожалению, это профессиональная тайна. Так ты возьмёшься?

— Пока не услышу подробностей, не смогу дать ответ. — Дюфейн слегка пожал плечами.

— Конечно. Задача не такая уж и сложная. Я хочу, чтобы ты подготовил магическое существо посредством алхимии, как то, что трансформировалось в золотую монету, чтобы шпионить за мной. Сделай его таким, чтобы от него было можно легко избавиться. Также оно должно быть способно записать проекцию того, что происходит в замке, а затем превратиться во что-то вроде птицы и вернуться ко мне.

— Если источник обнаружат, последствия для меня будут серьёзными. Посему плата за труды составит восемьдесят золотых.

— Да брось, это отличная возможность показать свои способности. Тридцать золотых.

— Нет-нет, о возможностях тут речи не идёт: речь том, сколько я потеряю в случае провала. Семьдесят золотых.

— Тц, ты же всё равно будешь использовать тот метод, когда собираешь информацию об аристократах? Только теперь целью будет королевская семья. Пятьдесят.

— Полагаю, риск подобного мероприятия, когда целью является королевская семья и когда аристократ — несоизмерим. Шестьдесят монет. — Смотревший всё это время на меня Дюфейн вдруг улыбнулся и посмотрел в окно. — Кстати, небо начинает проясняться.

Похоже, этим он показывал, что более не намерен сбивать цену.

— ...Ладно, чёрт с тобой. Ты и правда жадный очкастый ублюдок.

— Твоя лесть на меня не действует, можешь не утруждаться. Итак, на этом переговоры завершены. А теперь…

Словно поддразнивая меня, он тихонько рассмеялся и вытащил сорок золотых монет, пересчитал и положил в отдельный мешочек, а затем убрал со стола. Если добавить эти монеты к маленькому мешочку, получится ровно восемьдесят монет, двадцать из которых — неустойка за мою «халтурку» и шестьдесят — за взятые им на себя обязательства.

— Вот приёмник для «глаза-наблюдателя». При успешной активации он соединится с источником и покажет записанную «глазом-наблюдателем» проекцию.

Дюфейн вытащил маленький флакончик, в котором находилась золотистая, похожая на жидкий металл жидкость. Я взял его и положил в сумку.

— До жути интересно, почему вещь, о которой я только что попросил, уже подготовлена?

— К сожалению, это профессиональная тайна, — саркастически усмехнувшись, отплатил мне той же монетой Дюфейн.

— Ха-а… Ну, надеюсь, мы с тобой больше не встретимся, — я и не думал, что это возможно, но всё равно не удержался, и поддел его напоследок.

— Печально это слышать. Я был бы не против, если бы ты снова меня навестил, — ответил Дюфейн в своей прежней замысловатой манере, отчего было непонятно, шутит он или нет. Не придумав ничего, чтобы ему ответить, я ушёл, оставив всё так же улыбающегося Дюфейна. Меня не покидало ощущение, что меня уделали как мальчишку.

Как бы там ни было, я был уверен, что Дюфейн свою работу выполнит. Всё зависело от того, успеет ли кто-нибудь в замке заметить произошедшие с ожерельем изменения, как это смог сделать Дюфейн. Насколько я помню, принцесса всегда носила это ожерелье. Не знаю, была ли тут эмоциональная привязанность, или причина была в другом, но учитывая её характер, она наверняка наденет его, не проверяя. И тогда…

— Ку-ку-ку, здорово будет, если она попадётся в эту ловушку, — вообразив, какая кутерьма начнётся, моё настроение значительно улучшилось.

Я вспомнил время, когда я был в бегах: я бежал и бежал, думая лишь о том, чтобы выжить. Целый год, день за днём у меня не было ни минуты покоя оттого, что приходилось всё время быть начеку. Моя жизнь была адом. Не было времени ни отвлечься, ни подумать о чём-то другом.

Поэтому я благодарен за предоставленный мне второй шанс. Представляя себе лица короля, королевы и рыцарей, когда они увидят искажённое от ужаса лицо принцессы, я в приподнятом настроении шагал по улицам трущоб.

— Ах, как подумаю о том, как буду мстить этим засранцам — и жизнь становится веселей!