Том 1    
Глава 16. Бездна голода
Начальные иллюстрации Глава 1. Герой клянётся отомстить Глава 2. Герой первым делом затевает мордобой Глава 3. Герой развлекается истязанием Глава 4. Герой пишет послание Глава 5. Герой бередит старую рану Глава 6. Герой живодёрничает над грабителями Глава 7. Герой преследует и нагоняет страх (часть 1) Глава 8. Герой преследует и нагоняет страх (часть 2) Глава 9. Герой сбывает добычу и плавит медь Глава 10. Герой наказывает, размышляет и вынашивает дьявольский план Глава 11. Герой навеселе поёт, сладко спит и ведёт переговоры Глава 12. Герой читает по глазам Глава 13. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 1) Глава 14. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 2) Глава 15. Герой смеётся вместе с сообщницей Глава 16. Бездна голода Глава 17. Герой решает немного помочь (часть 1) Глава 18. Герой решает немного помочь (часть 2) Глава 19. Герой решает немного помочь (часть 3) Глава 20. Минарис забирает у Героя посуду Глава 21. Герой терроризирует (часть 1) Глава 22. Герой терроризирует (часть 2) Глава 23. Сон Героя об отчаянии (часть 1) Глава 24. Сон Героя об отчаянии (часть 2) Глава 25. Герой узнаёт новость на миллион Глава 26. Бессонные ночи принцессы Глава 27. Герой с ухмылкой шагает по тропе мести Побочная глава. Минарис и её великий план охмурения Характеристики персонажей после 1-го тома


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
satros067
1 г.
Спасибо за перевод.
valvik
1 г.
Спасибо. Перевод от одного человека действительно гораздо лучше, чем от нескольких. Успеха в будущих работах
aisdh
1 г.
Отлично теперь 1 файлом будет том на телефоне, да и перевод от одного человека лучше чем несколько разных переводчиков, как по мне. Спасибо за перевод, теперь будем ждать продолжения.
baklan
1 г.
Том завершён!
baklan
1 г.
Исправлена серьёзная ошибка в 4-ой главе. Переводчик поставлен в угол.
lastic
1 г.
Хм, понятно
baklan
1 г.
Планы изменились)
baklan
1 г.
Перевод тома завершён. Перевод первых двадцати глав не планируется (имеется сторонний перевод).

Глава 16. Бездна голода

Меч в груди Минарис ярко вспыхнул и растворился частичками света. На ней же не осталось ни раны, ни царапины, даже на одежде, которую она тоже пронзила клинком.

— А-а, теперь понятно. Так вот почему ты хочешь отомстить.

— То, что я только что видела… Это ваша причина мести, хозяин?

Когда нас связал контракт «Священного меча Отмщения», я почувствовал и осознал, как моя месть и месть Минарис объединились. Мы оба отчётливо увидели и испытали то, что привело нас к нашей мести, словно эти воспоминания и эмоции проникли и в моё и в её сознание.

Всё было настолько реальным, словно воспоминания были моими собственными. Бурлящая ярость вскипела внутри меня, когда я почувствовал боль и отчаяние Минарис, что подпитывали её жажду мести всё это время. Её тёмная ярость не так уж сильно уступала моей.

Лицо Минарис, тоже осознавшей и почувствовавшей посредством контракта мои причины отомстить, исказилось от боли. И моё, и её желание отомстить постепенно переплетались, всё сильнее и глубже, пока не стали единым целым. Когда всё прекратилось, и клинок перестал светиться, я разделил с Минарис её жажду мести.

— Я словно сам прошёл через всё это, хотя понимаю, что это был не я. Вот, значит, каково это — разделить жажду мести.

Оглядевшись, я понял, что рабы в клетках тоже стали целью моей мести, что вызвало у меня всплеск кровожадности. Безучастные до этого ко всему рабы почувствовали угрозу жизни и испуганно сжались.

«Системное сообщение: получено звание "Главный мститель"».

«Системное сообщение: индивидуум Минарис получила звание "Сообщница Мстителя"».

Благодаря системным сообщениям я полностью убедился в том, что «Священный меч Отмщения» сработал. Я повернулся к Минарис и заметил, что она всё ещё немного сбита с толку — её лицо выражало удивление и в то же время восторг.

— Поразительно! Это и есть сила меча? Она… а-а, ах, я... Теперь я смогу столько всего сделать!

От воображаемых ею картин лицо Минарис вспыхнуло красным. Похоже, это доставило ей неимоверное удовольствие сродни оргазму, отчего губы её стали подрагивать.

— Минарис — открыть «Статус».

==============================

Имя: Минарис

Возраст: 16

Пол: женщина

Раса: кролик-зверолюд

ОЗ: 160/208(416)

ОМ: 189/206(412)

Уровень: 18

Сила: 105 (211)

Выносливость: 111 (222)

Живучесть: 85 (171)

Ловкость: 139 (278)

Магическая сила: 123 (247)

Сопротивление магии: 95 (191)

Врождённые способности: Ядовитый демон призрачного пламени

Навыки:

Магия иллюзий ур. 3

Устойчивость к боли ур. 2

Собирательство ур. 2

Состояние: ослаблена

==============================

Я с облегчением обнаружил, что после заключения контракта «Священным мечом Отмщения» и получения ею звания «Сообщница Мстителя», у меня появилась возможность просматривать её характеристики. В дополнение к новому званию, в её «Статусе» также произошли некоторые изменения. Появились они в основном благодаря тому, что мы разделили с ней месть.

Как я и думал, зверолюды обладали высокими характеристиками. Даже несмотря на ослабленное состояние и сниженные вдвое параметры, они были вполне сравнимы с показателями человека. Так как я не использовал оценку, то понятия не имел, какими навыками она обладала раньше. Однако сейчас у неё появился новый врождённый навык, который, похоже, был уникальным, и о его возможностях знала только она.

— Что собираешься делать дальше? Если плохо себя чувствуешь, можешь пока отдохнуть и предоставить это мне, ладно?

— А вы настоящий садист, хозяин, раз говорите такое. Для меня это будет мукой. Поэтому для начала позвольте мне самой свершить месть.

— Вот как? Ну, тогда займись пока приготовлениями, а я пойду приведу того сбежавшего урода, — с этими словами я передал Минарис оставшиеся зелья восстановления ОМ. Судя по всему, она будет использовать свой врождённый навык, так что зелья ей пригодятся.

Сам же я погнался за работорговцем, который дал дёру, как только загадочный клиент в чёрной одежде вытащил из ниоткуда странный короткий клинок.

***

Работорговец уже давно перестал обращать внимания на подозрительных клиентов, если у них были деньги, и они собирались их потратить.

Рыночная цена на рабов в большинстве случаев не превышала четырёх золотых. Те, кто готов был платить за них больше, не разбирались в теме. Поэтому неопытному клиенту он решил продать раба подороже, но тот вдруг заинтересовался крольчихой-зверолюдом, от которой работорговец собирался в скором времени избавиться. Кормить её он уже перестал и просто держал на цепи, дожидаясь, пока она сама не издохнет. Поэтому, когда клиент проявил к рабыне интерес, у работорговца мелькнула мысль, что он сможет заработать даже на неликвиде.

Он ненадолго задумался, прикидывая риски такого решения, но его жадность взяла своё. После того как клиент-лопух обозначил цену в десять золотых, работорговец не смог сдержать улыбки. Но что-то пошло не так: клиент вдруг заставил рабыню выпить весьма недешёвые зелья, а потом завёл с нею странный и пугающий разговор. А после того, как парень достал непонятно откуда загадочный чёрно-красный меч, работорговец понял — дело труба.

Всё было яснее ясного. Его отточенные за время торговли в трущобах инстинкты закричали, завопили об опасности. К чёрту золото, к чёрту рабов — жизнь дороже! Подстёгиваемый страхом, он, стараясь не привлекать внимания, покинул магазин, захватив только золото, припрятанное под прилавком на чёрный день, и, не оглядываясь, поспешил к подготовленному заранее укрытию. Сделав несколько ложных крюков по улицам, он почти добрался туда.

— Эй, приятель! Ты чего это своих клиентов бросаешь?

Путь работорговцу внезапно преградил, широко улыбаясь, его клиент.

***

— А-а, н-нет, простите, тут срочное дело!.. — промямлил побледневший работорговец, после чего со всех ног кинулся бежать и нырнул в переулок на другой стороне улицы.

Отпускать его я, разумеется, не собирался. Стараясь не свернуть ему шею, я осторожно вырубил его, ударив по затылку.

Мне нельзя было поддаваться ярости и убивать его, крадя добычу у Минарис; я лишь хотел помочь, предоставив ей самой вершить месть. И сейчас корил себя за то, что бездумно предложил сделать всё за неё, не подумав о её чувствах.

«Священный меч Отмщения» передавал только воспоминания, непосредственно относящиеся к мести. Пока мы как следует не поговорим, у меня не получится до конца понять её боль.

Подняв оглушённого работорговца, я вернулся в магазин.

Минарис уже успела затолкать рабов в одну большую клетку и сейчас что-то готовила на кухне, в задней комнате. Несмотря на то, что в клетке находилось человек двадцать рабов, в ней ещё оставалось свободное место.

— Я его принёс.

— Ах, благодарю вас, хозяин. Я немного занята, не могли бы вы бросить его в клетку к рабам?

— Хм? Как скажешь.

Открыв клетку висевшим на стене ключом, я забросил работорговца внутрь. От удара о каменный пол клетки он очнулся и стал озираться, пытаясь понять, что происходит.

— Кгх… Эй! Что ты делаешь?!.

— Гото-ово! Ой, у-у-у-у, что это… Всё как-то плывёт…

Перебивая недоумевающего работорговца, с кухни донёсся девичий голос в каком-то явно приподнятом настроении. Я бы даже сказал, в очень приподнятом. Я заглянул на кухню и увидел пошатывающуюся от головокружения Минарис с плотоядной улыбкой на лице.

— Ты быстро потратила много ОМ… Вот, держи ещё одно зелье восстановления и выпей его побыстрее.

— Угу-у. Ку-фу-фу, хозя-яин, а может, ро-от-в-ро-от?

— Ещё чего.

— Э-э? А почему-у?

— А по кочану. Не собираюсь я идти на поводу у той, что за расходом маны уследить не может, а потом чудит пьяная и дурака валяет.

Потратив определённое количество маны за короткое время, человек будет испытывать интоксикацию маной, или попросту говоря, опьянение за счёт находящейся в воздухе магической энергии. Расход небольшого количества приведёт лишь к небольшому головокружению, но в более серьёзных случаях эффект будет аналогичен алкогольному опьянению. И даже если быстро восстановить ОМ, человек моментально протрезветь не сможет.

Недавно её запасы ОМ превышали 90%, а сейчас опустились ниже 10%. К примеру, заклинание обычного огненного шара расходует около 10 единиц ОМ, так что можно сказать, потратила она маны изрядно.

Ну да ладно. Минарис только-только получила мощный навык, к тому же её напряжение и ненависть вот-вот были готовы выплеснуться через край. Когда она придёт в себя, не буду с ней слишком строг. Думая об этом, я снова запихнул ей в рот зелье восстановления ОМ, но в этот раз она присосалась к нему с довольно-таки эротичным видом.

— Ммм, хозя-яин, вы такой негодник.

— Ну всё, всё, успокойся уже. Нас ещё главное блюдо ждёт.

— Угу-у-у, ку-фу, ку-фу-фу-фу!

Похоже, бывшей навеселе Минарис моя помощь не понадобится, поэтому я решил побыть в роли зрителя. Словно добрая фея, она принесла с кухни прорву приготовленной с любовью еды, озарив мрачную тюремную атмосферу.

— Я приготовила для вас кое-что вкусненькое. Кушайте, кушайте, не стесняйтесь!

Выглядело и пахло всё действительно аппетитно. Впрочем, работорговец и рабы к пище не притронулись, с опасением глядя на Минарис.

— Хмм, похоже, вы совсем не хотите есть. Ну что ж, тогда начнём с того, кто всю дорогу пялился на меня и маму своим грязным, похотливым взглядом, — широко улыбаясь, она хищно посмотрела на единственного закованного в кандалы раба. Янтарные глаза использующей магию Минарис засветились тусклым светом и стали бледно-белыми. — Заставь его изнывать от голода, «Ядовитая демоническая иллюзия», — словно ведьма, произнесла она заклинание сладким, чарующим голосом.

— Ч-что это, н-нет, а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

Раба окутало белым туманом. Другие рабы и работорговец в страхе смотрели на него, будучи не в состоянии пошевелиться. Раб не мог отвести взгляд; перед страхом неизвестности его лицо бледнело, и он продолжал кричать.

— Еды! Дайте мне еды-ы-ы-ы-ы!

Белый туман, окружающий раба, вытянулся и исчез, словно тот его вдохнул, после чего раб впал в безумие. Будто забыв, что он скован, раб бросился к приготовленной Минарис еде, споткнулся и упал. Не имея возможности подняться, он начал ползти словно животное. Отбросив человеческое достоинство, он принялся запихивать в рот ещё не остывшую пищу и начал жадно, громко чавкая, её пожирать.

— Хмм, похоже, иллюзия оказалась сильнее, чем я думала. С нею можно творить чудеса, внушая жертве сильное чувство голода, но контролировать силу эффекта не так-то просто, — улыбаясь, Минарис наблюдала за жадно пожирающим еду рабом.

Однако ничего не происходило — раб просто продолжал жрать. Это меня озадачило: я-то думал, человека, к которому она испытывала такую ненависть, ожидает нечто более жестокое и страшное.

— А теперь и остальных постигнет эта участь. На сей раз я всё сделаю правильно, и внушу вам чувство голода, которое будет нарастать со временем… И вы медленно, очень медленно будете терять рассудок… Заставь их изводиться и трепетать, «Ядовитая демоническая иллюзия».

И снова появился белый туман, который окутал людей и вошёл в них. Правда, на этот раз они не бросились к еде сразу же, но вскоре, с постепенно растущим чувства голода, всё же стали боязливо протягивать к ней руки и понемногу есть. Какое-то время они ели не спеша, но затем также впали в безумие и принялись ненасытно её заглатывать.

Минарис улыбалась, созерцая эту картину полными умиления глазами — словно цветочница, посадившая и взрастившая семена, и теперь наблюдающая за тем, как цветы расцветают. И вот они стали распускаться. Сначала стал трансформироваться раб, которому первому внушили чувство голода.

— А-ах, какая прелесть! — уголки её губ злорадно скривились, словно она и ждала этого момента.

Преображающийся раб издавал странные крики. Сначала изменилась его рука, которая скукожилась и стала зелёной, похожей на руку гоблина. На мгновение человек скрутился от острой боли, пронзившей его. Он шокировано уставился на свою изменившуюся руку, но через секунду, терзаемый чудовищным чувством голода, снова продолжил есть.

Другие, увидев, что с ним случилось, внезапно замерли.

— Кушайте, кушайте, не стесняйтесь. Чем больше вы съедите, тем больше станете походить на гоблинов. Но это не беда, правда? Ведь скоро чувство голода станет таким невыносимым, что эти мелочи совершенно перестанут вас волновать. Ку-фу, ку-фу-фу-фу!

Услышав эти слова, большинство людей в клетке спешно попытались вызвать у себя рвоту, чтобы очистить желудок от жуткого угощения. Но их старания были напрасны: голод рос всё быстрее и больше, словно скатывающийся по склону снежный ком.

— А-а, гу-у… Нельзя, но, у-у-у… больше не могу-у-у!..

— Угх… Га-ах… Кху… Чё-ё-ё-ёрт!

Всех их попытки противостоять невыносимому чувству голода, усиленному магическим воздействием, ни к чему не привели. Словно прорванная плотина, голод снова захлестнул их, и они продолжили пожирать отравленную еду, всё больше и больше превращаясь в гоблинов.

— Ах, как же ты гадок, как жалок! Скажи, что чувствуешь сейчас ты, опустившись ещё ниже зверолюдов, на которых с презрением смотрел и называл монстрами? А? Ну же, ответь, не будь так жесток!.. Ку-фу, ку-фу-фу-фу-фу-фу!

Она наступила на руку человека, которая полностью превратилась в гоблинскую. Это был работорговец. Однако несмотря на боль, он продолжал есть.

— Ку-фу-фу-фу! Эй, тебе так понравилась моё угощение? Тогда ешь, ешь сколько хочешь, ещё много осталось.

Мерзкие гоблинские вопли и чавканье эхом разносились по комнате. Они безумно завывали в ужасе от того, в что превратились, но тем не менее, остановиться уже не могли.

— О, у нас тут становится всё больше и больше гоблинов. Как мило, что у вас такой хороший аппетит. Ку-фу-фу.

Первый набросившийся на еду раб первым же полностью обратился гоблином. Он и раньше не был красавцем, а теперь выглядел ещё уродливее, вцепившись в своё скрученное от боли тело.

— Кстати, забыла сказать: эта пища в больших количествах становится смертельным ядом, от которого вы будете долго и мучительно умирать. Ну и как оно — знать, что вы умрёте, но всё равно продолжать есть, будучи не в состоянии остановиться? Слышите? Ах да, вы уже не можете говорить по-человечески. Какая жалость.

Уже большинство превратилось в гоблинов, и потеряв последнюю каплю разумности, дали волю инстинктам, нажираясь всё больше и больше. Испытав ужас превращения в монстра, теперь они испытывали жуткую боль от яда. Но даже слыша и понимая её слова, они с ещё большим рвением набросились на оставшуюся еду, будучи не в силах остановиться.

Охваченные безумием, лишённые разума, движимые лишь инстинктами от усиливающегося чувства голода — вид обратившихся в гоблинов рабов и работорговца наполнил Минарис приятным чувством удовлетворения.

— Ку-фу-фу-фу! Страдайте, страдайте, страдайте! И когда уже не сможете выдержать, умрите, жалкие ничтожества! Как умерла моя мама, над которой вы насмехались и смешивали её с грязью! Сдохните! Сдохните самою лютой и позорной смертью! Аха-ха… А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

Минарис наступила на шею корчившегося от боли, но не потерявшего интереса к еде гоблина и с силой покрутила ногой, словно давя таракана.

— Ну же, ну же! Вы ещё не всё съели! Ку-ха! Ку-фа-ха-ха-ха-ха-ха!

Безумный, полный безудержной радости смех Минарис продолжался, пока наконец крики гоблинов не прекратились и всё стихло.

***

В тот день лавка работорговца на окраине трущоб прекратила свою работу, а все находившиеся внутри люди, включая её хозяина, таинственным образом исчезли.

Спустя пару дней в заброшенный магазин забрался вор в надежде чем-нибудь поживиться, но обнаружил там лишь кучу смердящих гоблинских трупов.