Том 1    
Глава 19. Герой решает немного помочь (часть 3)
Начальные иллюстрации Глава 1. Герой клянётся отомстить Глава 2. Герой первым делом затевает мордобой Глава 3. Герой развлекается истязанием Глава 4. Герой пишет послание Глава 5. Герой бередит старую рану Глава 6. Герой живодёрничает над грабителями Глава 7. Герой преследует и нагоняет страх (часть 1) Глава 8. Герой преследует и нагоняет страх (часть 2) Глава 9. Герой сбывает добычу и плавит медь Глава 10. Герой наказывает, размышляет и вынашивает дьявольский план Глава 11. Герой навеселе поёт, сладко спит и ведёт переговоры Глава 12. Герой читает по глазам Глава 13. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 1) Глава 14. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 2) Глава 15. Герой смеётся вместе с сообщницей Глава 16. Бездна голода Глава 17. Герой решает немного помочь (часть 1) Глава 18. Герой решает немного помочь (часть 2) Глава 19. Герой решает немного помочь (часть 3) Глава 20. Минарис забирает у Героя посуду Глава 21. Герой терроризирует (часть 1) Глава 22. Герой терроризирует (часть 2) Глава 23. Сон Героя об отчаянии (часть 1) Глава 24. Сон Героя об отчаянии (часть 2) Глава 25. Герой узнаёт новость на миллион Глава 26. Бессонные ночи принцессы Глава 27. Герой с ухмылкой шагает по тропе мести Побочная глава. Минарис и её великий план охмурения Характеристики персонажей после 1-го тома


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
satros067
1 г.
Спасибо за перевод.
valvik
1 г.
Спасибо. Перевод от одного человека действительно гораздо лучше, чем от нескольких. Успеха в будущих работах
aisdh
1 г.
Отлично теперь 1 файлом будет том на телефоне, да и перевод от одного человека лучше чем несколько разных переводчиков, как по мне. Спасибо за перевод, теперь будем ждать продолжения.
baklan
1 г.
Том завершён!
baklan
1 г.
Исправлена серьёзная ошибка в 4-ой главе. Переводчик поставлен в угол.
lastic
1 г.
Хм, понятно
baklan
1 г.
Планы изменились)
baklan
1 г.
Перевод тома завершён. Перевод первых двадцати глав не планируется (имеется сторонний перевод).

Глава 19. Герой решает немного помочь (часть 3)

На город наконец опустилась ночь.

В это время какие-нибудь небольшие бедные деревушки полностью погружаются во тьму, и слышится лишь завывание ветра да стрекот насекомых за окном. Но главная столичная улица с расположенными на ней всевозможными трактирами и кабаками светилась как рождественская ёлка.

Всё уличная суета, что была здесь днём, сейчас исчезла, а кабаки были наполнены разноголосым шумом зашедших выпить после охоты авантюристов и заключающих сделки за кружечкой доброго пива торговцев. Через час-другой будет идеальное время, чтобы под прикрытием тьмы исчезнуть из города.

Мы отправились к месту чуть восточнее северных врат, по другую сторону трущоб, рядом с городской стеной. Здесь было безлюдно, и мы открыли лица, откинув капюшоны плащей, купленных у старьёвщика.

— Так, мы на месте.

Пронизывающий прохладицей ночной ветерок мягко пробегал вдоль нагревшихся за день крепостных стен, остужая их. Стена была белой как мрамор и ярко поблёскивала в свете луны из-за находящихся в её материале песчинок, хотя сама поверхность была грубой и шершавой. Сверкающие частички были так называемым «звёздным камнем», который обладал свойством поглощать находящуюся в воздухе ману, поддерживая тем самым наложенные на стену заклинания.

— Хозяин? Я не вижу здесь никакой дыры…

Минарис озадаченно осматривала стену. С её точки зрения, на стене не было даже следов износа, не говоря уж о каких-либо отверстиях.

— Дыры ты не видишь, потому что её ещё надо сделать. Я же говорил тебе? Мы разрушим стену.

— Разрушим стену?.. Простите, но это...

Для любого образованного человека было понятно, что крепостная стена обладает величайшей прочностью. Существовала даже городская легенда, которую часто рассказывали детям — о земляном драконе, который не умел летать, но обладал способностью пробивать с разгона любую преграду. В легенде говорилось о том, что даже этот монстр класса А не смог оставить на городских стенах и вмятины. В архивах также сохранились записи о нападениях сильных монстров, после атаки которых на стене не было никаких значительных или даже видимых повреждений.

В общем, идея заключалась в том, что разрушить её просто невозможно, тем более одному человеку. Историй о том, как какой-нибудь добрый молодец со своей богатырской силушкой пробил бы стену насквозь, не встречалось даже в пьяных кабацких байках авантюристов-фантазёров.

И если бы вы сказали, что стена скоро разрушится, местные жители подняли бы вас на смех, потому что они были абсолютно уверены, что подобное просто невозможно. Вот почему люди спокойно спали, даже зная о том, что за стенами города раскинулись леса, поля и горы, кишмя кишащие монстрами.

Существо, которое было способно такое сотворить, воспринимали бы не иначе как былинное… Это был бы легендарный герой либо жуткий монстр. Ну, меня бы точно принимали за последнего.

— Минарис, стены по сути сложены их камней. Как думаешь, почему они могут выдерживать атаки высокоуровневых монстров?

— За счёт различных заклинаний, которые на них наложены…

— Верно. Стены любого города усилены чарами типа «Самовосстановление», «Антиэрозия» и «Укрепление». На столичную стену также наложены «Поглощение удара» и «Подавление магии». Все эти чары наполнены большим количеством маны, и это поддерживает их высокую эффективность. А получают они эту ману из окружающей атмосферы с помощью этих сверкающих песчинок — звёздного камня.

Разумеется, эти сведения известны лишь определённому, привилегированному кругу лиц. Горожанам достаточно лишь знать, что это «чудесная стена, которую не смогут разрушить ни монстры, ни противник».

— Другими словами, если маны недостаточно, то и прочность снизится. Без магической энергии эта волшебная стена станет обычной каменной стеной, и её без особых проблем можно будет разрушить, правильно? Кроме того… — усмехнувшись, я начал ковырять стену не обладающим никакими особыми способностями «Изначальным духовным мечом», который мог повышать силу за счёт магической энергии, — поглощать ману может не только этот клинок.

— Это...

Стена разрушилась даже быстрее, чем я думал. Отковырянный кусок стены упал на землю, и с внутренней стороны можно было увидеть разноцветных полупрозрачных червячков, покрытых слизью. Они извивались и скручивались, сверкая под падающим на них лунным светом.

А внутри стены…

Шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх-шурх.

...Были сотни и тысячи этих прилипших к камням личинок.

Благодаря их выделениям внутренности стены изменили текстуру и стали походить на освежёванную плоть живого существа. Камни под действием их слизи из белоснежно-белых превратились в какие-то красно-коричневые сгустки.

— Вы о них говорили?

— Ага. Это монстры ранга D, поглощающие магию. Их называют «Пожирателями магии» или «Пожирателями стен». Они размножаются, поедая ману из разлагаемых их слизью магических камней, а когда пища заканчивается, превращаются в песок. Это новый вид, которому ещё официально не присвоили имени.

Камни внутри стены были уже все изъедены, червяки проделали в них кучу дырок как в губке. Мало-помалу крепчайшая преграда превращалась в хрупкую песочную стену, которую можно было разрушить одним прикосновением.

— Эта стена теперь менее прочная, чем обычная каменная, так что проделать в ней дыру проще простого, — с этими словами я легонько воткнул меч стену и начал её колупать. Чем глубже, тем больше было «Пожирателей стен». Скоро процесс стал выглядеть так, словно я ковыряюсь в омерзительном скопище червей.

Минарис молча наблюдала за мной.

Даже для меня смотреть на эту перемежающуюся красными и зелёными разводами массу было сродни любованию кишками с кучей копошащихся внутри и снаружи червей. Крайне неприятный опыт, который больше никогда не захочется испытывать. Ну а о Минарис и говорить нечего — девушки от подобного зрелища уж точно будут не в восторге...

— Хозяин, вам не кажется, что запихнуть кого-нибудь в это месиво из червей будет неплохим способом мести? — сказала Минарис, глядя на меня со всей серьёзностью.

...Потрясающе. Минарис снова выросла в моих глазах. И похоже, для моей сообщницы это не предел.

Обрадовавшись, я улыбнулся.

— Ну, неплохо, хотя и чуток скучновато, без изюминки. А как тебе идея скормить им «Пожирателей стен» живьём, чтобы те начали размножаться внутри их тел?

— Вы правы, хозяин, так будет гораздо интереснее — они будут умирать, чувствуя, как их пожирают изнутри!

— Ещё лучше, если заставить их пожирать жертву не только изнутри, но и снаружи. Хотя нет, лучше заставить их плоть разлагаться постепенно.

— А если вживить личинок под кожу, жертва будет сама пытаться выскоблить размножающихся червей. Когда я сегодня их убивала, то не рассчитала с количеством яда, и они практически сразу же свихнулись. Хотелось бы, чтобы жертва при этом сохраняла разум.

— Ещё бы сделать так, чтобы они после смерти превращались в зомби и укусами переносили личинок! Хотя сложность в том, что сами паразиты быстро умирают. Сначала над ними нужно будет поработать...

Мы с восторгом обсуждали всевозможные интересные пытки и прочие весёлые затеи. Воистину, одна голова хорошо, а две лучше. Рассматривая идеи друг друга со стороны, можно отыскать всё лучшие и лучшие варианты.

За этой увлекательной, но жуткой беседой дыра в стене постепенно увеличилась до такого размера, что через неё могла пройти лошадь. Из разрушаемой мною стены мне под ноги валились личинки, которых я ненароком давил, и смешивались с крошкой и осколками камней.

— Неужели этих жуков сюда подсадили вы, хозяин?

— К сожалению, нет. Я слышал о них, но в живую не видел. Смотри, мы уже снаружи!

Я был восхищён как ребёнок, прокопавший тоннель в куче песка в песочнице на детской площадке. На другой стороне меня встретил раскинувшийся вокруг города лес. Освещённый луной, он казался каким-то зловещим и таинственным.

— Ну наконец-то, — пробормотал я. Я почувствовал облегчение, после того как мы наконец выбрались из города. За последний год мысль о том, что снаружи городских стен безопаснее, чем внутри, прочно засела в моём сознании. Интересно, все преступники чувствуют себя так же?

— А, извини, чуть не забыл. Подожди минутку.

Вернувшись обратно, я принялся закрывать дыру изнутри досками.

— Хозяин, позвольте вам помочь. Нужно заделать проход?

— Хм? Ах, да. Спасибо. Здесь пока тихо — похоже, никто ещё не проснулся.

Без нашей помощи разрушение стены в этом месте должно было произойти через несколько недель, так что если угрозу обнаружат сейчас, последствия будут незначительными. Кроме того, из первого пришествия мне было доподлинно известно, что произойдёт, и в этот раз хотелось бы это событие как-то разнообразить и сделать поинтереснее.

— Мы можем закрыть дыру, но как долго у тебя получится её скрывать с помощью иллюзии?

— ...Простите, хозяин, я лишь заурядный зверолюд. На себе я могу держать заклинание постоянно, но боюсь, даже самая мощная иллюзия через день пропадёт, если её не поддерживать. Хотя я могу её восстанавливать, если приходить сюда несколько раз в день...

— Нет, здесь мы не останемся. Хрен с ним, досок будет достаточно.

Я злорадно оскалился, вспомнив об этих засранцах — мирно спящих сейчас местных жителях. Живших здесь людей от попадания в трущобы в буквальном и переносном смысле отделяла лишь пара шагов. Им было наплевать на всё, кроме самих себя, поэтому вряд ли кто-то из них обратит внимание на наваленную у стены кучу полусгнивших досок. Для них главная забота — не попасть в трущобы. И пока у них есть еда и деньги, а также повод, чтобы оправдать себя, они с лёгкостью продадут с потрохами даже своего благодетеля.

В моё первое пришествие заметить разрушение стены было достаточно легко. Но сейчас благодаря набросанным сверху доскам они ничего не заметят, пока стена сама не развалится.

— Мы убили сотни жуков, чтобы выйти наружу. Тебе не кажется это немного несправедливым? Как думаешь, нам следует немного помочь и дать им немого времени, чтобы поглотить стену полностью?

— Вы правы, я согласна с вами, хозяин. Даже эти червяки мне кажутся лучше тех мразей, что продали своего спасителя. Я готова придушить их прямо на месте.

— Если поднимется шум, у нас не будет времени, чтобы разобраться с ними. Так что пока оставим всё как есть. В общем, не так уж и плохо вышло: благодаря этим ребятам эти засранцы будут страдать и сдохнут.

За этими разговорами мы постепенно закрыли дыру. Теперь её никто не увидит, пока не станет внимательно осматривать это место.

— Ах, да. Захватим-ка и их заодно.

Мы поместили в пустые банки несколько «Пожирателей стен». Затем с внешней стороны прикрыли дыру ветками и листьями.

— А теперь идём в лес. Чуть дальше есть заброшенная охотничья хижина, я когда-то был там.

— Да, хозяин.

В моё первое пришествие я часто бывал в окружавшем столицу лесу и приблизительно помнил местность. Не раздумывая, я двинулся к нашей цели.

— Когда придём, нужно будет много чего сделать. В первую очередь необходимо, чтобы ты поправилась и пришла в форму. Сниженные вдвое характеристики — это не хухры-мухры, с этим шутить не стоит. Да и вообще, грех такой красотой разбрасываться.

Красота и милота могут дать преимущество как в битве, так и в переговорах. Даже я, когда прижало, отбросил гордость и вырядился женщиной, или лучше сказать, превратился в женщину с помощью силы моего духовного меча. Хотя, честно говоря, мне очень хотелось бы об этом забыть.

Минарис даже сейчас выглядела мило и привлекательно. А когда после хорошего отдыха и обильного питания полностью выздоровеет, вообще станет красавицей хоть куда.

— Можете мне не льстить, хозяин. Я ведь всё равно ваша рабыня...

— Я не собираюсь этим пользоваться. Не думай, что я какой-то там гандон.

— «Гандон»? А что это значит? — с удивлением спросила меня покрасневшая Минарис.

Кажется, девушка просто слаба перед лестью, и поэтому легко смущается, когда её называют красивой. Мне вспомнился похожий эпизод, когда она всё ещё находилась под действием опьянения маной.

Так или иначе, я случайно брякнул что-то непотребное, и теперь мне надо найти какое-нибудь подходящее объяснение тому, что я хотел сказать.

— Ну, э-э… как бы… Гандон — это… А, чёрт… я хотел сказать, что…

Мы продолжали пробираться сквозь залитый лунным светом лес, пока я отчаянно пытался подобрать подходящий ответ.