Том 1    
Глава 2. Герой первым делом затевает мордобой
Начальные иллюстрации Глава 1. Герой клянётся отомстить Глава 2. Герой первым делом затевает мордобой Глава 3. Герой развлекается истязанием Глава 4. Герой пишет послание Глава 5. Герой бередит старую рану Глава 6. Герой живодёрничает над грабителями Глава 7. Герой преследует и нагоняет страх (часть 1) Глава 8. Герой преследует и нагоняет страх (часть 2) Глава 9. Герой сбывает добычу и плавит медь Глава 10. Герой наказывает, размышляет и вынашивает дьявольский план Глава 11. Герой навеселе поёт, сладко спит и ведёт переговоры Глава 12. Герой читает по глазам Глава 13. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 1) Глава 14. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 2) Глава 15. Герой смеётся вместе с сообщницей Глава 16. Бездна голода Глава 17. Герой решает немного помочь (часть 1) Глава 18. Герой решает немного помочь (часть 2) Глава 19. Герой решает немного помочь (часть 3) Глава 20. Минарис забирает у Героя посуду Глава 21. Герой терроризирует (часть 1) Глава 22. Герой терроризирует (часть 2) Глава 23. Сон Героя об отчаянии (часть 1) Глава 24. Сон Героя об отчаянии (часть 2) Глава 25. Герой узнаёт новость на миллион Глава 26. Бессонные ночи принцессы Глава 27. Герой с ухмылкой шагает по тропе мести Побочная глава. Минарис и её великий план охмурения Характеристики персонажей после 1-го тома


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
satros067
1 г.
Спасибо за перевод.
valvik
1 г.
Спасибо. Перевод от одного человека действительно гораздо лучше, чем от нескольких. Успеха в будущих работах
aisdh
1 г.
Отлично теперь 1 файлом будет том на телефоне, да и перевод от одного человека лучше чем несколько разных переводчиков, как по мне. Спасибо за перевод, теперь будем ждать продолжения.
baklan
1 г.
Том завершён!
baklan
1 г.
Исправлена серьёзная ошибка в 4-ой главе. Переводчик поставлен в угол.
lastic
1 г.
Хм, понятно
baklan
1 г.
Планы изменились)
baklan
1 г.
Перевод тома завершён. Перевод первых двадцати глав не планируется (имеется сторонний перевод).

Глава 2. Герой первым делом затевает мордобой

— Добро пожаловать, славный Ге-эуф!..

Первое, что я увидел, открыв глаза — был объект моей ненависти. И я, не раздумывая, сразу же её ударил.

Мой кулак, не сдерживаясь, рефлекторно направился в сторону принцессы, и Алесия Орлеанская со взметнувшимися серебристыми волосами непроизвольно отступила на пару шагов назад и присела, схватившись за живот.

По правде говоря, я метил ей в лицо, но из такой позиции — сидя на полу — я просто не смог бы дотянуться, да и удар всё равно получился слабоватым.

— В-ваше Высочество!!!

На мгновение ошеломлённые рыцари застыли, совершенно не понимая, что происходит, затем бросились к ней. В панике они принялись накладывать на неё низкоуровневые заклинания лечения, и принцессу окутал слабый свет.

Я наблюдал за этой сценой с нескрываемым разочарованием. Я хоть и не использовал никакого оружия, и удар был слабым, без какого-либо усиления, однако оставалось непонятным, почему после моей плюхи она лишь согнулась, ведь никакой укрепляющей магии или благословения принцесса не использовала, да и защитной экипировки на ней не было.

Но как только эти вопросы возникли в моей голове, они сразу же были перечёркнуты более насущным вопросом — что вообще происходит?

— Ммм? Это что, сон? Предсмертное видение?

Я должен был быть мёртв, но оглядев себя, не нашёл ничего необычного. Я также не обнаружил ни пронзившего мне грудь «Убивающего бессмертных драгоценного меча», ни одежды, в которую я был одет.

На мне была чёрная форма, в которой я пришёл в этот мир четыре года назад. Моя школьная форма.

— Мерзавец, ты что творишь?!

— Даже если ты Герой, как ты смеешь поднимать руку на принцессу?!

Повернувшиеся ко мне рыцари направили в мою сторону клинки, но несмотря на их враждебность, настоящей жажды убийства они не излучали, и для меня, прошедшего многочисленные битвы, это было сравнимо разве что с лёгким дуновением ветерка. Поэтому я проигнорировал их и попытался разобраться в ситуации, в которой оказался.

Оглядевшись, я понял, что нахожусь в комнате призыва в королевском замке. А до этого я был в самой глубокой и неизведанной части «Храма драконьей юдоли», внутри комнаты из драконьих костей, за десять тысяч километров отсюда. Чтобы сюда добраться, пришлось бы как минимум десять раз использовать магию телепортации. Даже для Повелительницы демонов, обладающей колоссальными запасами магической энергии, было невозможным такое провернуть за один присест.

Получается, это предсмертное видение. Но ведь я не просто переживаю вновь эти события, я не перестаю ясно мыслить. Следовательно, никакое это не видение. И не сон, так как я явственно ощущал нанесённый мною удар и чувствовал направленную на меня враждебность. В таком случае, разумного объяснения этой ситуации у меня нет.

— Эй! Ты слышишь?!

— Не, не слышу.

— Что?! Ах ты-ы!..

Колкий ответ уязвил никчёмную гордость раздражающих меня рыцарей словно пощёчина. Их враждебность возросла, и клинки наполнились неподдельной жаждой убийства. Но в тот момент, как они самонадеянно подумали, что их противник оцепенел от направленной в его сторону кровожадности, я инстинктивно бросился на них.

Меня призвали в качестве Героя на три года. После того как я выполнил свою миссию, победив Повелительницу демонов, меня сделали козлом отпущения, чтобы поскорее разобраться с последствиями войны, и охотились за мной целый год.

За это время мои инстинкты были доведены до автоматизма: почувствовав направленную на меня жажду убийства, я без колебаний наносил смертельный удар противнику. Иначе я бы столько не прожил.

Я наступил на ведущую ногу рыцаря и, сместив вперёд центр тяжести, ударил его локтем в шею. Рыцарь с перебитым горлом отлетел к стене; изо рта у него пошла пена, ноги его обмякли. От увиденного остальные застыли на месте.

— А? Я не сломал ему шею? На него что, было наложено усиление? Да нет, ничего такого я не почувствовал. Скорее, я стал каким-то тяжёлым, что ли? Хммм… — прозвучал в повисшей тишине мой задумчивый голос.

Как ни посмотри, этот несчастный ублюдок был заурядным рыцарем и явно не отличался ни силой, ни способностями. Хоть я и не использовал никакого оружия, было сложно представить, что мой удар его не убьёт. Я должен был свернуть ему шею, но этого не случилось.

— Ло-лорен!!!

Отойдя от шока, остальные собрались вокруг поверженного рыцаря и стали поспешно накладывать на него заклинания лечения. Беспокоясь, что они не успеют вовремя ему помочь, рыцари принялись снимать прикреплённые к поясам среднеуровневые зелья восстановления и поливать его повреждённую шею.

— М-мы вам... чем-то не угодили... уважаемый Ге… рой?..

Слова побледневшей принцессы, которая, кажется, уже начала приходить в себя, достигли моих ушей, и вызвали у меня неконтролируемый всплеск кровожадности, заставивший на мгновение замереть всех находящихся в комнате.

— Просто замечательно от тебя это слышать, Алесия. Ай да принцесса! Ну конечно же, меня всё в тебе бесит: твой голос, твой взгляд, твой вид и твоё притворство. Я тебя просто не перевариваю. Мне блевать хочется, когда ты называешь меня Героем.

Почувствовавшие серьёзную угрозу рыцари, пересиливая страх, сгрудились возле принцессы, чтобы её защитить. Однако всё было напрасно. Потому что никто из них не мог уследить за моими движениями.

Несмотря на потяжелевшее тело, я ловко проскользнул между ними, схватил принцессу за горло и придавил к стене.

— Ради своей выгоды ты призвала Героя, пожертвовав ни в чём неповинными людьми. Дальше ты обманом вынудила меня исполнить эту роль, а после победы над Повелительницей демонов повесила на меня всех собак и насмехаясь, предала.

— О-о чём вы... говорите, кха...

До чего же бесстыжая. Но я никогда этого не забуду.

Как только я победил Повелительницу демонов, всё перевернулось с ног на голову. Святая объявила меня врагом всего мира, а королевство это признало, и всю вину за свои грехи они возложили на меня.

Все мои союзники, с которыми я сражался бок о бок, с кем, как я считал, меня связывали товарищеские узы, все без исключения принялись охотиться на меня.

Те, кому по одной лишь просьбе я, не раздумывая, бросался на помощь, как только видел, что они попали в беду, стали кидать в меня камни, проклинать и плевать мне в спину.

И принцесса была одной из них.

После победы над Повелительницей демонов, все в этом мире ополчились против меня, и я не знал, кому верить. Воспользовавшись этим, принцесса прикинулась моим союзником. «Я помогу», «я укрою», — говорила мне она.

Уставший от бесконечного бегства, от творившегося безумия, я с лёгкостью поверил её словам. А она, смеясь, предала меня. Укрытие, в которое переместил меня камень телепортации, оказалось комнатой в глубине подземелья — ловушкой, из которой не было выхода.

Я чудом выбрался оттуда, но был серьёзно ранен, и мне потребовалось значительное время, чтобы залечить полученные раны.

— А-а, заманив меня в ловушку, ты сказала: «Предать можно только союзников. А ты никогда им и не был». Ведь пришелец из другого мира — и не человек вовсе. Так?

— Я правда не знаю, о чём вы...

Они держали меня за идиота. И по правде говоря, я действительно им был. Если бы я отбросил слово «доверие», стал сомневаться и как следует бы к ней присмотрелся, то заметил бы её враждебность по отношению ко мне ещё до того, как стало слишком поздно. Ведь сейчас я явственно ощущал сокрытые злые намерения у побледневшей от боли и растерянности принцессы.

Незначительные телодвижения, взгляд, дыхание, мимика. Всё это используется, чтобы предугадать последующие действия противника в бою, и они же раскрывают всякий злой умысел оппонента.

— Ха, у тебя действительно очень хорошо получается скрывать свои истинные намерения. Ну да ладно. Честно сказать, я и сам не понимаю, что происходит. Это не предсмертное видение, и не сон, но это неважно. Оставим сложные вопросы на потом, — а, чёрт, я непроизвольно сказал это вслух. — Не знаю, сколько ещё продлится это дополнительное время. К тому же, я дал клятву.

Мой голос становился восторженнее, выражение лица всё больше искривлялось от удовольствия, а сердце билось всё сильней. Рука, которой я держал принцессу, так и норовила её придушить.

— А-а… гу-ух…

Исходившая от принцессы скрытая враждебность быстро иссякла. Я убрал руку с её шеи, и она упала на пол, глядя на меня полными ужаса глазами. Наверняка сейчас в её глазах отражалась моя фигура со страшно перекошенным лицом. Но это хорошо. Это к лучшему.

Я хотел жить в добром, прекрасном мире. В мире, в котором простодушного меня чествовали как Героя. Я был посмешищем, которого этот мир в конец концов предал и сделал своим заклятым врагом. После этого добрым и хорошим я оставаться уже не мог. Да, добрый и хороший я давно исчез.

Я поклялся, что отомщу. И моё искажённое, полное безумия лицо должно быть именно таким. Таким они должны его видеть.

— П-пощади…

— Чёрта с два. Страдай, Алесия.

Правой, левой, правой, левой. Я бил её, нанося удары по лицу таким образом, чтобы она не потеряла сознание, чтобы в полной мере ощутила боль.

— Вот так, вот так, вот так! Вашу драгоценную принцессу избивают, а вы ничего и не можете сделать?! А-а?!

— Ублюдок!

Объятые страхом, рыцари не могли сдвинуться с места. Лишь пятеро или шестеро смельчаков подлетели ко мне, но они погоды не делали.

Я вывернул им запястья, затем лишил равновесия и швырнул на пол самым болезненным способом. Я выкручивал рыцарям суставы и ломал кости; выбивал глаза, отрывал уши и дробил носы.

— Аха-ха, а-ха-ха-ха-ха!!!

Несмотря на то, что тело всё ещё оставалось тяжёлым, духовные клинки я не использовал. Иначе бы рыцари сразу же сыграли в ящик. А просто их убивать мне не хотелось.

Я жаждал мести. Хотел, чтобы они страдали. Страдали долго и мучительно, и в конце концов сдохли.

Иначе мне не обрести покой.

— Аха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха, ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

Вопли ужаса и боли сливались в прекрасную мелодию, приводившую меня в экстаз.

Крики не прекращались. Я не наносил смертельных увечий, а когда они начинали терять сознание, приводил их в чувство, причиняя ещё больше боли.

Это был настоящий ад для рыцарей. Это был ад для принцессы. Для меня же это был рай, где исполнялись мои желания.

Этот смех не закончится. Я не дам ему закончиться.

Эти крики не прекратятся. Я не позволю им прекратиться.