Том 1    
Глава 22. Герой терроризирует (часть 2)
Начальные иллюстрации Глава 1. Герой клянётся отомстить Глава 2. Герой первым делом затевает мордобой Глава 3. Герой развлекается истязанием Глава 4. Герой пишет послание Глава 5. Герой бередит старую рану Глава 6. Герой живодёрничает над грабителями Глава 7. Герой преследует и нагоняет страх (часть 1) Глава 8. Герой преследует и нагоняет страх (часть 2) Глава 9. Герой сбывает добычу и плавит медь Глава 10. Герой наказывает, размышляет и вынашивает дьявольский план Глава 11. Герой навеселе поёт, сладко спит и ведёт переговоры Глава 12. Герой читает по глазам Глава 13. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 1) Глава 14. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 2) Глава 15. Герой смеётся вместе с сообщницей Глава 16. Бездна голода Глава 17. Герой решает немного помочь (часть 1) Глава 18. Герой решает немного помочь (часть 2) Глава 19. Герой решает немного помочь (часть 3) Глава 20. Минарис забирает у Героя посуду Глава 21. Герой терроризирует (часть 1) Глава 22. Герой терроризирует (часть 2) Глава 23. Сон Героя об отчаянии (часть 1) Глава 24. Сон Героя об отчаянии (часть 2) Глава 25. Герой узнаёт новость на миллион Глава 26. Бессонные ночи принцессы Глава 27. Герой с ухмылкой шагает по тропе мести Побочная глава. Минарис и её великий план охмурения Характеристики персонажей после 1-го тома


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
satros067
1 г.
Спасибо за перевод.
valvik
1 г.
Спасибо. Перевод от одного человека действительно гораздо лучше, чем от нескольких. Успеха в будущих работах
aisdh
1 г.
Отлично теперь 1 файлом будет том на телефоне, да и перевод от одного человека лучше чем несколько разных переводчиков, как по мне. Спасибо за перевод, теперь будем ждать продолжения.
baklan
1 г.
Том завершён!
baklan
1 г.
Исправлена серьёзная ошибка в 4-ой главе. Переводчик поставлен в угол.
lastic
1 г.
Хм, понятно
baklan
1 г.
Планы изменились)
baklan
1 г.
Перевод тома завершён. Перевод первых двадцати глав не планируется (имеется сторонний перевод).

Глава 22. Герой терроризирует (часть 2)

Не ослабляя бдительности, я взглянул в сторону Минарис и убедился, что она, в общем-то, уже закончила: получив несколько ран от отравленного ядом меча, серые гармы валялись на земле, скуля и завывая в агонии. Держался на лапах только их вожак, чёрный гарм, да и тот был крайне ослаблен. Минарис, кажется, действовала осторожно, не став отходить от привычного стиля боя, уклоняясь и постепенно нанося гармам ранения.

— Ку-фу-фу, ну же, ну же! Танцуют все! Ку-фу, ку-фу-фу-фу!

— ...О нет, она уже не осторожничает, она просто их мучает. И, похоже, чересчур увлеклась, применяя свой фирменный навык.

Ну, может быть, это тоже часть её боевого стиля, но кажется, она даже не заметила, что переборщила. Похоже, стойкость к опьянению маной у девушки слабая — стоит ей немного увлечься, используя «Ядовитого демона призрачного пламени», она тут же впадает в раж, и ей конкретно срывает тормоза. Вот и сейчас она до того разошлась, что её боевой задор перешёл в откровенный садизм.

— Эй, эй! На бис! Спой ещё, блохастенький! Я же дала тебе первоклассного яду… а-а, ну что же вы делаете, хозяи-ин!

Вздохнув, я пригвоздил к земле и так уже еле двигавшегося чёрного гарма.

— Цыц! И вообще, остынь, горячая зверолюдская девка.

— Воровать — нече-естно!.. Но так и быть, я вас прощу, если вы меня поцелу-уете. Поцелуйчик, один поцелуйчик, ммм!

Я остановил рукой прыгнувшую на меня Минарис, слегка сдавив ей лицо, и сразу же отпустил, как только почувствовал, что она утихомирилась.

— Хорош дурить. Быстрее, прирежь его. Видишь, он сам вот-вот сдохнет.

— У-у-у, ну ла-адно.

Лежащие вокруг серые гармы под действием яда уже прекратили дышать. Минарис взмахнула мечом и отрубила голову оставшемуся чёрному гарму, завершив бой.

— Вот, выпей.

— Хозя-яин, ро-от-в-ро-от, да-а?

Без комментариев. Игнорируя Минарис и её странные поползновения, я запихнул ей в рот зелье восстановления маны и заставил выпить. Через несколько минут она сменит режим работы и станет обычной, невозмутимой Минарис. Девушка постепенно привыкала сопротивляться интоксикации маной, так что выйдя из боевого режима и восстановив ОМ, станет функционировать как и прежде.

— Пха-а. Ах, хоть и не рот-в-рот, но тоже неплохо.

— Ну ладно, ладно. Садись, отдыхай, а я пока соберу с них материалы.

Не обращая внимания на Минарис, я снял с портупеи недавно разблокированный «Меч запасливой сумы». По его внешнему виду нельзя было сказать, что им можно что-то резать. Сам клинок был не более пятидесяти сантиметров в длину вместе с рукоятью, а там, где должно располагаться лезвие, находился продолговатый цилиндр, сужающийся на конце и покрытый светло-коричневой шерстью, и не было даже намёка на режущую кромку. Внутри, под шерстью, похоже, тоже ничего не было, поэтому правильней было бы назвать эту штуку свободно сгибающимся пушистым хвостиком.

Клинок выполнял функцию ящика для вещей. Он был безразмерным, но требовал 5% от максимально количества маны носителя. Большинство духовных мечей исчезали через несколько минут, возвращаясь ко мне, если я выпускал их из рук, но этот клинок такого не мог. К тому же можно было создать несколько его копий, которыми по моему желанию могли пользоваться другие люди. Разумеется, Минарис тоже пришлось пожертвовать 5% своего запаса маны, чтобы носить и использовать его для своих целей.

Достаточно было влить ману в «Меч запасливой сумы», чтобы тот раздулся как шарик и раскрылся на кончике словно купол. Отложив приготовленный клинок в сторону, я взял в руку разделочный нож и по воспоминаниям из моего первого пришествия отрезал все пригодные части, включая те, которые являлись доказательством уничтожения монстра.

Монстры в подземелье довольно быстро поглощаются им после смерти, так что если не успеть собрать с трупа материалы, они исчезнут. Нам пришлось несколько раз сражаться, будучи зажатыми с двух сторон, что неизбежно вело к тратам наших ресурсов, и было бы обидно, если бы мы ничего не получили взамен.

— Пожалуй, это тоже возьму.

Я бросил в сумку обе части трофейного «Длинного меча нестерпимой горечи». К тому времени как я закончил, трупы первых монстров, которых мы убили в этом бою, ушли под землю и бесследно растворились.

Я вернулся к Минарис и отметил, что она практически полностью протрезвела, а вместе с этим улетучилась её резко возросшая распущенность и любвеобильность.

— Эм, простите, хозяин. Я снова доставляю вам неудобства…

— Ладно, забей. Главное, чтобы опьянение ничем не мешало тебе в бою. Да и признаюсь, сражаться сразу с двумя группами монстров и правда очень утомительно, — ответил я и присел на камень рядом с ней.

Вообще-то, изначально мы сражались только со стаей серых гармов с чёрным гармом во главе. Я хотел, чтобы Минарис получила боевой опыт, сражаясь на пересечённой местности, поэтому специально выбрал это место, заваленное огромными валунами, чтобы принять бой. Однако в это же время сюда заявились гоблины, пришедшие с другой стороны.

В этом отношении монстры внутри подземелья отличаются от тех, что снаружи. Если в подземелье находятся люди, монстры будут перемещаться и действовать, выбрав в качестве первоочередной цели человека. Монстры с хорошей совместимостью между собой будут действовать сообща. А в нашем случае гоблины и гармы как раз обладали довольно неплохой совместимостью. В итоге количество противников удвоилось, и мне пришлось разделиться с Минарис, чтобы разобраться с ними.

— А теперь давай перекусим. После полудня пойдём в комнату босса с ядром подземелья, да зачистим его наконец. А то я уже начал скучать по солнечному свету.

Я достал из «Меча запасливой сумы» сушёное мясо, ржаные сухари и бурдюк с водой. В подземелье было довольно светло благодаря люминесцентному моху, но желание понежиться в лучах тёплого солнышка с каждым проведённым под землёй днём становилось всё сильней.

Минарис кивнула. Ей пришлось провести какое-то время в заточении внутри тёмной, грязной клетки, поэтому она понимала это как никто другой.

Я приложился губами к бурдюку, сделанному из кожи какого-то животного, вроде воловьей, и промочил горло, пересохшее от постоянных передвижений в битве. Вода в нём была добыта из «Меча капли водяного духа» — первого духовного клинка, который я разблокировал за очки опыта, войдя в подземелье.

Лезвия у него не было. Это был духовный меч, состоявший из одной только рукояти. Оружие было способно сотворять острый водяной клинок из вливаемой в него воды либо маны. Так как мой максимальный запас ОМ был небольшим, использовать его без находящегося поблизости источника воды было бы неблагоразумно. Однако вливая в него ману, можно было создавать питьевую воду. Благодаря этому проблема с пополнением запасов питьевой воды во время путешествия отпадала сама собой.

Хотя я и думал, что новых неожиданных нападений после этой битвы не последует, времени расслабляться у нас не было. Минарис, прочувствовав на собственной шкуре, что значит безвылазно находиться под землёй восемь дней кряду, также быстро закончила с едой.

— Ну что ж, теперь идём к комнате босса. Монстров в подземелье мы и так практически всех уничтожили.

В моё первое пришествие первыми зачистившими это подземелье была группа Героя во главе со мной, только-только призванным в этот мир. С тех пор прошло четыре года, и к сожалению, я уже плохо помнил структуру этого места. Впрочем, бродя по лабиринту уже больше недели, кое-что из позабытого вспомнилось. Опираясь на эти обрывочные воспоминания, я выбрал наиболее короткий путь к комнате босса, и мы отправились туда.

Мы продвигались всё дальше и дальше вглубь пещеры, уничтожая гоблинов и гармов, изредка попадающихся по пути. В конечной точке нашего маршрута нас поджидала пара огромных металлических дверей, явно выделявшихся на фоне остальных.

— Хозяин, неужели это…

— Да, самая дальняя часть подземелья — «Комната Хранителя», где находится ядро подземелья.

Остановившись перед производящей зловещее чувство дверью, Минарис непроизвольно сглотнула.

— Я слышала, что «хранитель», защищающий самую дальнюю комнату, обладает несравнимо большей силой, чем другие монстры в подземелье. Мы правда сразимся с ним лишь вдвоём? — произнесла встревоженная Минарис.

В том, что она нервничала не было ничего удивительного. По общепринятой теории подземелье следует зачищать группой, состоящей по крайней мере из четырёх членов. Даже без учёта носильщиков для еды и воды, двух человек будет явно мало.

Выйти одной-единственной группой на бой с хранителем, защищающим ядро подземелья, ещё ни разу никто не решался. Даже десяток достаточно сильных групп, объединившись и отлично подготовившись, поочерёдно, без заминок, атакуя босса, так или иначе понесут потери. Среди покорителей подземелий такое сражение называлось «битвой с боссом».

Ту группу, которая решит сражаться с хранителем в составе лишь двух человек, посчитают самоубийцами и будут относиться как к отбитым на всю голову психам.

— Ага, мы убьём хранителя. Осколки ядра подземелья — это минерал, содержащий огромные запасы маны. Из него можно создать первоклассное оружие и экипировку.

Для государства подземелья могут стать ценным возобновляемым ресурсом, поэтому после обнаружения подземелья они попадают под государственный контроль. Уничтожение ядра является строжайшим запретом, так как в этом случае монстры, а значит, и материалы с них перестают появляться. И пока королевство не знает об этом подземелье, я собираюсь заполучить ядро.

— Вот как… Хозяин, умоляю, одумайтесь!!! Если мы здесь умрём, наша месть… — Минарис смертельно побледнела и принялась жалобно меня отговаривать.

— А кто сказал, что мы будем сражаться с ним в открытую? — Я легонько щёлкнул её по лбу. — Успокойся. Я тоже не горю желанием сойтись с боссом лоб-в-лоб. У нас двоих шанс победить сейчас составляет примерно пять процентов. Мне нужно ядро, но это не сравнить с желанием свершить нашу месть, я и не подумал бы относиться к этому так легкомысленно.

— Но тогда, эм, как же?..

— Мне стоило рассказать тебе об этом раньше. Хранитель, защищая ядро, никогда не покидает этой комнаты. Монстр, которому уготована эта роль, получает мощное оружие и экипировку, а взамен лишается собственной воли и выполняет один-единственный приказ: защищать это место. А значит, если мы атакуем на расстоянии, откуда он нас достать не сможет, это будет игра в одни ворота — и вуаля.

— На расстоянии? Но я слышала от авантюристов, что он выходит наружу, если двери откроются.

— Это так. Когда двери открыты, зона «Комнаты Хранителя» расширяется до пределов прямой видимости, и это место тоже в неё попадает. Это подтверждённая информация. Как и то, что босс перестаёт преследовать нападающих вне комнаты, если двери закрыты. Значит, нам нужно победить его, не открывая дверей.

С этими словами я вытащил «Меч огненной паучьей лапы» и влил в него ману.

— Находясь снаружи… а-а, я поняла. Замечательная идея, хозяин.

— Пятьдесят на пятьдесят, что сработает. Если не выгорит, то и хрен с ним. Мы сюда, вообще-то, пришли, чтобы подзаработать опыта, да научить тебя сражаться в реальном бою.

Мы находимся во враждебном нам государстве, и неизвестно, где и когда ожидать нападения. Если хочешь научиться противостоять внезапным атакам и отточить боевые навыки, чтобы не погибнуть, лучший способ — постоянно сражаться с большим количеством противников в ближнем бою. И чтобы не выделяться, лучшей тренировочной площадки, чем подземелье, не найти.

— Нам незачем рвать жилы, чтобы победить этого парня. Ты уже достаточно потренировалась. Так что теперь просто получим с него опыт, — пояснил я и стал плавить дверь «Мечом огненной паучьей лапы». Как и ожидалось, её прочность была даже выше, чем у проклятого оружия. — Как только я проделаю дыру, напусти внутрь комнаты сильнодействующего ядовитого газа с помощью своего «Ядовитого демона призрачного пламени». Хранитель, скорее всего, не станет ничего предпринимать, даже если заподозрит неладное, но на всякий случай сделай отраву без цвета и без запаха.

Пока я говорил, мне пришлось влить в духовный клинок ещё больше маны, так как дверь крепко сопротивлялась, хотя и начала потихоньку плавиться. После этого «Меч огненной паучьей лапы» всё-таки проплавил её насквозь, проделав отверстие сантиметров пять шириной.

— Отлично, получилось… а, а-а? — Всё закружилось перед глазами. В голове пронеслось: «Ага, вот и опьянение маной», но прозвучало так, словно это сказал кто-то другой. — Минарис, извини, теперь дело за тобой… Я в порядке, просто… мне нужно немного отдохнуть.

Собрав волю в кулак, я прислонился спиной к стене, чтобы не показывать своё позорное состояние, и сполз на пол. Пока двери закрыты, босс наружу не выйдет, а появляющиеся в подземелье монстры заходить в коридор перед «Комнатой Хранителя» не будут в любом случае.

Вход в подземелье тщательно замаскирован валунами, так что искателей приключений, которые его найдут и проделают весь путь сюда, тоже не должно быть.

— Отдохните, хозяин. А я займусь остальным.

Бросив взгляд в её сторону, я увидел, как она охладила водой раскалённое отверстие, затем использовала «Ядовитого демона призрачного пламени», чтобы преобразовать ману в яд и залить его внутрь.

Мана зверолюдов сразу же рассеивается — это характерно для их вида. В этом случае яд Минарис распылился и начал бы действовать незамедлительно, но её врождённая способность позволяла этого избежать. Навык «Ядовитый демон призрачного пламени» позволял создавать при помощи маны разнообразные яды в непосредственной близости от пользователя. Причём эти яды не распылялись и сохранялись какое угодно время, и могли исчезать по его желанию.

Похоже, этим возможности этой способности не ограничивались, но на данный момент можно было использовать только это. С помощью «Оценки» я изучил её навык: там оказались и другие действия, однако они не отображались, будучи закрыты вопросительными знаками.

Как и остальные навыки, врождённую способность можно было развивать, и этот процесс не был привязан к уровню. Чтобы открыть дополнительные возможности, необходимо было выполнить определённое условие, обладая при этом достаточным уровнем развития навыка. Судя по всему, это связано с магией иллюзии и… Пока я раздумывал над этим, меня окончательно сморила сонливость и усталость.

Адреналин и восторг от продолжающихся одним за другим сражений уступили место слабости от интоксикации маной. Будучи неспособным сопротивляться, моё сознание начало медленно опускаться в объятия бездонной тьмы, словно погружаясь в тихую чёрную заводь.