Том 1    
Глава 24. Сон Героя об отчаянии (часть 2)
Начальные иллюстрации Глава 1. Герой клянётся отомстить Глава 2. Герой первым делом затевает мордобой Глава 3. Герой развлекается истязанием Глава 4. Герой пишет послание Глава 5. Герой бередит старую рану Глава 6. Герой живодёрничает над грабителями Глава 7. Герой преследует и нагоняет страх (часть 1) Глава 8. Герой преследует и нагоняет страх (часть 2) Глава 9. Герой сбывает добычу и плавит медь Глава 10. Герой наказывает, размышляет и вынашивает дьявольский план Глава 11. Герой навеселе поёт, сладко спит и ведёт переговоры Глава 12. Герой читает по глазам Глава 13. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 1) Глава 14. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 2) Глава 15. Герой смеётся вместе с сообщницей Глава 16. Бездна голода Глава 17. Герой решает немного помочь (часть 1) Глава 18. Герой решает немного помочь (часть 2) Глава 19. Герой решает немного помочь (часть 3) Глава 20. Минарис забирает у Героя посуду Глава 21. Герой терроризирует (часть 1) Глава 22. Герой терроризирует (часть 2) Глава 23. Сон Героя об отчаянии (часть 1) Глава 24. Сон Героя об отчаянии (часть 2) Глава 25. Герой узнаёт новость на миллион Глава 26. Бессонные ночи принцессы Глава 27. Герой с ухмылкой шагает по тропе мести Побочная глава. Минарис и её великий план охмурения Характеристики персонажей после 1-го тома


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
satros067
1 г.
Спасибо за перевод.
valvik
1 г.
Спасибо. Перевод от одного человека действительно гораздо лучше, чем от нескольких. Успеха в будущих работах
aisdh
1 г.
Отлично теперь 1 файлом будет том на телефоне, да и перевод от одного человека лучше чем несколько разных переводчиков, как по мне. Спасибо за перевод, теперь будем ждать продолжения.
baklan
1 г.
Том завершён!
baklan
1 г.
Исправлена серьёзная ошибка в 4-ой главе. Переводчик поставлен в угол.
lastic
1 г.
Хм, понятно
baklan
1 г.
Планы изменились)
baklan
1 г.
Перевод тома завершён. Перевод первых двадцати глав не планируется (имеется сторонний перевод).

Глава 24. Сон Героя об отчаянии (часть 2)

Как только телепортация завершилась, я врубил все рефлексы на полную и влил ману в «Меч абсолютной защиты» — мою страховку на случай подобной непредвиденной ситуации. Огромное количество маны за доли секунды.

Моя повышенная скорость мышления позволила мне увидеть в деталях всё происходящее: пылающие огненные шары, громадные, острые сосульки, режущие кромки лезвий ветра, невидимые невооружённым глазом, огромные каменные глыбы, сметающие всё на своём пути, снаряды света в виде копий и тёмные тени в форме рук. Магическая энергия почти сотни заклинаний, наполненных жаждой убийства. Где-то я уже ощущал подобное.

Я сбросил личину «Зеркального меча противоположности» и приготовился к битве.

За клубами пыли и разлетевшихся камешков я увидел более двухсот свирепых рыцарей с застарелыми шрамами на лицах. Эти рыцари были опытными воинами, не раз сражавшимися в кровопролитных битвах, которые научили меня основам боя. Во главе их стоял капитан рыцарей и принцесса Алесия с искажённым в недовольстве лицом, чьи серебристые волосы развевались от ветра, вызванным силой созданных заклинаний.

— Воистину, для такого бестолкового глупца ты чересчур стойкий.

Окинув всё вокруг быстрым взглядом, я увидел, что нахожусь в самом центре арены-колизея, в «Комнате Хранителя», что располагается в самой глубине древних руин «Величавого клёна» — подземелья, которое я покорил в середине своего путешествия, до того как сразился с Повелительницей демонов.

Хранители наверняка давным-давно возродились, но раз их здесь нет, значит, их победили снова. Доказательством тому служило то, что ядро подземелья за спиной принцессы более не светилось, оставшись без маны. Не знаю, сами ли они справились, или же наняли на подмогу сильных авантюристов, но даже мне пришлось прибегнуть к помощи их рыцарского ордена, чтобы одолеть здешнего босса. Впрочем, теперь, когда они знали о его слабостях, победить его было не такой уж сложной задачей.

— …Алесия, ты тоже меня предала!

— Предала?.. О нет, ты ошибаешься. Предать можно только союзников. А ты никогда им и не был. Я даже представить себе не могу такую жуть: быть союзником мерзкого пришельца из другого мира! Ах, какое счастье, что мне больше не придётся разыгрывать это представление, — ответила Алесия и весело рассмеялась. И без сомнения, этот смех был искренним. — И правда, с твоей смертью всё бы сразу закончилось. Всё равно, что избавиться от чумной крысы. Что ж, теперь это точно конец.

— Такого... я от тебя не ожидал, Алесия…

— Здесь телепортация не работает, правда? Это не город, так что о сопутствующем ущербе тоже можно не беспокоиться. Даже тебе, окружённому таким количеством людей и с заблокированным выходом, не сбежать отсюда.

Она права. В «Комнате Хранителя» магия телепортации не работает. Сюда можно телепортироваться извне, а вот обратно — уже не получится. Даже с учётом моих исключительных навыков передвижения мне не светит пробиться к выходу с таким количеством противостоящих мне по-настоящему элитных рыцарей. Если бы на их месте были обычные солдаты или рядовые рыцари без реального боевого опыта, у меня были бы шансы. Но при таком раскладе прорваться я ни за что не смогу.

— Как же замечательно, что ты такой простофиля! Тебя так легко одурачить. Даже чернь, которая уже одной ногой в трущобах, тебя обманула.

— Что ты… сказала?!

— Да, я получала информацию о тебе как только ты прибыл в этот город. И они стали очень разговорчивыми уже после двух-трёх золотых монет.

«В этот раз моя очередь тебя выручить».

«Отплатить тому, кто тебе помог — это естественно».

Лица этих людей всплыли в моей памяти. Неужели и они меня предали?

— ...Как можно так легко предавать других?

Внутри меня вскипала ярость. И разочарование от самого себя. Почему я даже не помыслил об этом за те два дня, что пробыл там? Почему ни капли в них не сомневался?

В городе полным-полно приезжих. Они приходят и уходят. А моё лицо было скрыто большим капюшоном. Так откуда она могла узнать о женщине, похожей на Героя? Почему я сразу не догадался о том, где находится это «убежище»? В той комнате можно использовать телепортацию, но в город ведь всё равно с помощью неё не попадёшь.

Потому что я наивен и привык доверять другим. А может быть, я уже просто устал бегать. Однако то, что я расслабился, и привело к тому положению, в котором я сейчас оказался.

— Зачем, почему вы так хотите убить меня?!

— Охо, пытаешься выиграть время? Ну, так и быть. Думаю, для жалкой крысы ты неплохо постарался. Можно и поболтать с тобой немного, — язвительно ответила мне она, издевательски улыбнувшись и захихикав.

Пока не вернусь в свой мир, пока не выполню данное мной обещание, я не могу умереть. Я оглянулся, пытаясь найти хоть что-то, что позволило бы изменить ситуацию. То, как Алесия вела себя сейчас, не оставляло сомнений — всё, что я видел прежде, было лишь разыгранным для меня спектаклем.

— Герой, победивший Повелителя демонов. Одно только существование такого человека доставляет королевству множество проблем. Твой образ живой легенды может разжечь в народе стремление к независимости и желание бороться за неё. Но пока существует угроза в виде Повелителя демонов, их недовольство можно без труда подавлять. А посему теперь тебе выпала честь принять на себя всю их озлобленность и гнев, чтобы избавиться от этой напряжённости среди наших подданных одним махом.

— И из-за этого...

— Ну, такова официальная версия, которой придерживаются отец с матушкой. Истинная же причина в том, что нельзя позволить тебе существовать. Ах, как же это мерзко, когда отвратительный пришелец выглядит так же как мы, разговаривает на том же языке и дышит тем же воздухом. Даже эти поганые выродки — зверолюды и прочие нелюди не вызывают такого омерзения как ты. До чего же ты отвратителен! Меня просто выворачивало, когда приходилось приближаться, прикасаться к тебе, знаешь?

У меня не было слов. Она смотрела на меня не просто пронизывающим холодом презрительным взглядом. Мне даже за человека не считали. В её глазах я был мерзкой дрянью, копошащейся гнусной гадиной, которую следует раздавить… Взгляд, в котором чувство отвращения исходило из самой глубины её сердца.

Однако в следующее мгновение мрачное выражение исчезло с лица Алесии — вместо него вновь появилась прежняя, привычная для меня цветущая улыбка.

— Впрочем, всё хорошо. Ибо всё уже закончилось. Как я и обещала, я научу заклинанию, которое вернёт тебя в твой мир, — с этими словами Алесия весело, непринуждённо рассмеялась.

Её внезапная перемена меня обескуражила.

— Ах, ну конечно же, лгать я не стану. Точно, в качестве доказательства позволь мне исполнить «Обет ограничения».

«Обет ограничения». Это то, что используют обладатели духовной магии для подтверждения прямоты своих намерений. Если клятва нарушена, заклинателю придётся заплатить за это заявленную цену; помимо этого он потеряет свою духовную силу и божественную защиту, которой она его наделяет.

— Клянусь своей рукой говорить правду и только правду о ритуале призыва и возвращения Героя, «Обет ограничения»!

Слабый свет окутал Алесию — знак того, что ограничение было наложено. И пока этот свет не исчезнет, она не сможет лгать о заклинании призыва и возвращения Героя; в противном случае её рука станет подношением для духов, и она потеряет её навсегда.

— Что ж, а теперь — поговорим, — Алесия оскалилась преисполненной настоящего садизма улыбкой, которую раньше никогда не показывала. Мои инстинкты в этот момент просто кричали, вопили о неотвратимом кошмаре, о чём-то жутком, что должно произойти.

Зачем ей было заходить так далеко и использовать «Обет ограничения», чтобы доказать, что она не лжёт? Если она просто хочет сделать этакий прощальный подарок перед моей смертью, то в чём подвох? Я не мог понять, чего она добивается, и мои подозрения лишь усилились. Однако для меня — это хороший шанс.

Прежде всего мне нужно найти способ выбраться отсюда живым, но информация о ритуале, который может вернуть меня домой, тоже крайне важна. Пока действует «Обет ограничения», она не будет лгать. А если солжёт, я сразу же узнаю об этом по её руке.

— Сама по себе процедура проведения ритуала крайне проста. Как и прочие заклинания ритуальной магии, ритуал призыва и возвращения Героя может исполнить всякий, кто приготовит соответствующее подношение для заклинания. В качестве подношения сойдёт любой предмет, содержащий огромное количество маны, также понадобится древний магический круг. И как думаешь, что ещё нужно?

— Что?..

Заклинание призыва Героя требовало чего-то, содержащее огромные запасы маны: настолько большие, что множество магических предметов уровня национальных сокровищ — исключительно из-за их мощи, а не исторической ценности — превращались в обычные, лишённые всякой магической силы побрякушки. Чтобы собрать необходимый объём магической силы, таких предметов могло быть несколько, однако каждый из них должен был содержать определённое количество маны, чтобы считаться подношением. Это то, что мне рассказывали о ритуале призыва Героя.

Объём магической энергии, который может содержать магический предмет, зависит от его качества и свойств. Для оружия или брони важно, из каких материалов они сделаны, каким способом изготовлены и от навыков того человека, который их создал. Предметы, которые способные вместить такое количество маны уже считаются редкими, а если сузить требование до определённого типа магической силы, собрать подобные предметы станет непростой задачей даже для целого государства, которое бросит на это все ресурсы. Вот почему она оставила мне своё магическое ядро, которое сейчас покоилось в мешочке у меня на груди.

— Нужно что-то ещё?!.

— Да, разумеется. Ведь одной лишь маны будет недостаточно, чтобы проникнуть и пройти сквозь Божественный предел, правда? Разве ты не думал об этом? — Алесия улыбнулась своей неповторимой милой улыбкой. И не дав мне времени на раздумья, она продолжила говорить сочащимся ядом голосом. — Заклинание проходит в четыре этапа. Во-первых, должен быть открыт «проход» в пространстве-времени этого мира. Затем открывается «проход» в пространстве-времени другого мира. После этого создаётся «туннель», соединяющий их. В завершении происходит «протягивание» человека, выбранного в качестве цели призыва. И что же в данном случае является оставшимся подношением, знаешь?

Я понятия не имел, что требуется для заклинаний ритуальной магии. Единственное, о чём я знал — это то, что для наложения излечивающего от отравления ядом заклятия необходимо большое количество целебных растений. Мне также приходилось видеть другие мощные ритуальные заклинания, но я не знал, какие подношения для них использовались. Да и вообще, о ритуальной магии мне мало что было известно.

— Хи-хи. Ладно, дам тебе подсказку. Плата за открытие «прохода» в нашем мире...

Холодок страха пробежал у меня по спине.

— Там, где открывается «проход»…

Все мои чувства кричали «Не слушай», «Не позволяй ей это сказать». Меня пробрала дрожь, будто что-то внутри пыталось пресечь эти слова, остановить её. Но здравомыслие взяло верх: в этом нет никакого смысла, да и всё равно невозможно.

Поэтому эти слова продолжались:

— Должны быть принесены в жертву жизни двух сотен человек.

Я почувствовал, как кровь отхлынула от моего лица. Довольная моей реакцией, Алесия улыбнулась дьявольской улыбкой.

— А теперь немного изменим вопрос. Чтобы открыть для твоего призыва «проход» в пространстве-времени этого мира в расход пошли захваченные в других странах рабы-зверолюды. Так что же… что же потребовалось для открытия другого «прохода» и «туннеля», а?

Что… за… чёрт…

Если для открытия «прохода» в этом мире потребовались «жизни двух сотен человек», то… разумеется, в моём мире для этого потребовалось…

— Скажи, о славный Герой. Мы ведь уже об этом говорили, правда? Кто находился рядом с тобой в момент твоего призыва? Ответь же, прошу.

Во время призыва… я был в школе, в моём классе. Получается, в жертву принесли тех, кто находился рядом со мной — учителя, моих друзей и одноклассников?

— Неправда…

— Нет, истинная правда. Вот, смотри, моя рука всё ещё на месте. Две сотни человек, что находились рядом, стали жертвами твоего призыва.

Что-то оборвалось у меня в груди.

— Ублю-ю-ю-ю-ю-юдки-и-и-и-и-и!!!

— «Стальные цепи связывающих терний»!!! — взревел в ответ хор лужёных глоток.

— Гх! Кх!

В ярости я достал мощный духовный меч, способный выполнять быстрейшие атаки, но стоило мне лишь сдвинуться, как меня тут же сковали магические цепи. Подчиняясь воле рыцарей-магов, подпитывающих их маной, цепи с серыми шипами вырвались из-под земли и многократно обернулись вокруг меня, окутывая сетью с ног до головы. Они не поранили меня благодаря моему «Облачению тёмного духа», но с таким количеством цепей мне было не вырваться.

— Хи-хи. Говорю же, это правда. Не надо так злиться.

— Заткнись, сука!!! Я убью тебя! Пусти!

Переполненный яростью, я уже не мог действовать хладнокровно. Я попытался силой сбросить с себя цепи и разорвать их: они скрипели, но не поддавались. Видя мои бессильные трепыхания, уголки губ Алесии вытянулись, демонстрируя истинное наслаждение.

— …И мы ещё не поговорили о «туннеле», забыл?

Пронизывающий холод пробежал у меня по затылку.

— Что ты… То есть… это не всё?

Мои губы задрожали в нескрываемом страхе. Что ещё она собирается сказать? Что ещё она собирается сообщить с этой восторженной, дьявольской улыбкой на лице?

— Пространство между мирами — это божественные владения, и обычному человеку из плоти и крови ни за что не пересечь его невредимым.

Не хочу, не хочу, не хочу это слышать. Какую ещё жертву они принесли, чтобы призвать меня в этот мир?

— В месте, где действует божественная сила, она соприкасается с душой и проникает в неё. Именно поэтому Герои и наделяются своей поразительной силой. Иметь дело с человеком, чья душа была искалечена воздействием Божественного предела, слишком хлопотно, и чтобы он не сломался, получив эту силу во время прохода, просто необходимо создать «туннель».

После того как они принесли в жертву моего учителя, моих друзей, две сотни человек — чем ещё они пожертвовали?

И затем Алесия произнесла эти заключительные слова. С величайшим наслаждением, будто грациозно вонзив зубы в мягкий, сочный как спелая вишня, венчающий лакомство фрукт.

— Для его создания в качестве подношения нужны «материалы». Люди, чьи души максимально гармонируют с твоей собственной душой, трансформируются в «туннель». Человек пять, наверное. Например...

...Родители, братья и сёстры, дедушки и бабушки, дяди и тёти с двоюродными братьями и сёстрами.

Я услышал нарастающий гул разрушающегося передо мной мира. Который своим пальцем, словно ядовитым когтем, крушила принцесса.

— Ч-что… ты говоришь? А? Нет, это ведь... А?! — Бессвязные слова слетали с моих губ, и я не понимал, что бормочу.

— Они мертвы, их больше нет. Твоя семья, друзья, все окружавшие тебя люди — все исчезли на благо этого мира.

Мертвы? Папа? Мама? Май? Суэхико? Кента? Юто и Оганэ-сэнсэй?

Как, как, как, как, как, как, как? Как же я теперь?..

Я же обещал ей, что вернусь домой, к своей семье, я вернусь…

Вернусь, вернусь, вернусь… а-а-а-а-а-а-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!

— Аха-ха-ха! Это я и хотела увидеть! Так давно хотела увидеть! Ха-ха, э-эй, как там дела? Бодрячком? Скажи, тебе ведь всегда так хотелось вернуться в свой мир, к своей семье, к друзьям? А они давно уже сдохли! Вот идиот! А-ха-ха-ха-ха!!!

Пронзительный смех раздавался резким, глухим эхом где-то поблизости и в то же время где-то далеко, создавая всё больше и больше трещин в моём сердце.

— Когда ты мне это говорил, было сложно сдерживаться, чтобы не расхохотаться, знаешь? В тот момент я даже забыла, как противно мне находиться рядом с тобой.

Земля уходила из-под ног. Мир вокруг бешено вращался. Взад и вперёд, вправо и влево — цвета и контуры искажались как при жуткой хроматической аберрации.

— Хватит, пожалуйста, больше не надо!..

— «Я хочу вернуться в свой родной мир, домой, к своей семье. В те дни, где я мог подурачиться с друзьями, собраться всей семьёй за одним столом, я хочу вернуться в те дни». Как-то так, да? Я попыталась изобразить твои слова, когда ты отправлялся на битву с Повелительницей демонов. Как думаешь? У меня хорошо получается подражать?

Всё рушилось, всё разваливалось. С раскатистым грохотом и треском мой мир искривлялся, раскалывался на части — он превращался во что-то другое.

— Но ты всё ещё можешь вернуться, так и быть: просто изнасилуй несколько зверолюдских самок, оплодотвори их и заделай пяток ублюдков, чтобы создать для себя «туннель». Хотя нет, я решительно против такой мерзости. Я сразу же избавлюсь от твоих «детёнышей», «материалов». Как же это мерзко, отвратительно — позволить выродкам гнусного пришельца жить в этом мире даже секунду. Ну, ничего не поделаешь, правда?

— Алесия-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

В порыве безумной ярости мои ноги спонтанно наполнились маной, что вместе с моей огромной физической силой позволило мне разорвать сдерживающие меня путы.

— Открыть огонь!!!

По приказу капитана рыцарей они выпустили в меня подготовленные заранее заклинания. Однако вся эта огневая мощь только затрудняла обзор. Меня жгло огнём, сбивало водой, резало ветром, давило камнями, пробивало светом и раздирало тьмой. Но я не обращал на это внимания, в голове крутилась лишь одна мысль — пронзить Алесию мечом, что я держал в руках.

— Га-а-а-а-а-а!!! С доро-о-оги-и-и-и-и-и-и!!!

Мысли о побеге куда-то исчезли. Пока я способен двигаться, на остальное наплевать. Я прорвался сквозь атакующих меня рыцарей.

— Умри-и-и-и-и-и-и-и-и-и!!!

Резким движением я взмахнул клинком в сторону принцессы, до которой наконец добрался.

— Гх, га-а-а-ах.

— Хи-хи. Боже, какой же ты дурак. Не разглядел даже такую иллюзию. У тебя проблемы со зрением?

Рассечённая мной принцесса обратилась в туман и исчезла, и в то же время мне в спину вонзились несколько стрел. Моё «Облачение тёмного духа» потеряло мощность, пока я прорывался сквозь ураганный огонь заклинаний, и поэтому от стрел полностью защитить меня не смогло.

— Положим же этому конец. Ты достойно плясал под мою дудку, так что в знак благодарности я убью тебя собственноручно. Почти это за честь. Меч мне.

Стоявший рядом с принцессой рыцарь передал ей свой клинок. Взяв в руки меч, Алесия неторопливо зашагала в мою сторону.

«Послушай, Кайто», — слова девушки, которую называли Повелительницей демонов, вспомнились мне сейчас. — «Я сделаю для тебя всё. Всё, что пожелаешь, если это будет в моих силах. Даже отдам тебе половину мира. Только прошу, останься со мной».

Я не взял её дрожащую руку.

Она наверняка знала, что я откажусь. Наверняка ожидала, что не возьму её руку. И всё равно протянула её мне. Но руку, которую протянула мне девушка, проливавшая холодные слёзы, я так и не взял.

Я ошибся, ошибся, я совершил большую ошибку.

И вот сейчас мне придётся за это расплачиваться? Моя же собственная глупость теперь выставила мне счёт.

«Я обязательно вернусь домой, к своей семье», — обещание, ради которого она пожертвовала своей жизнью. И которое более невозможно выполнить. Потому что место, куда я должен был вернуться, семья, которую я должен был увидеть — их не было с самого начала.

— Умри же, монстр из другого мира, носящий то же обличье, что и мы.

Даже на находясь в шаге от смерти, меня не отпускало чувство сожаления.

«Живи так, чтобы не осталось ничего, что ты хотел бы сделать, но не сделал, когда пробьёт твой смертный час. Я отдаю тебе свою жизнь, и если вздумаешь безответственно махнуть рукой на свою собственную, я тебе этого не прощу».

Я услышал эти слова совсем рядом, словно они прозвучали у меня над ухом. И в этот момент принцесса, занёсшая надо мной меч, попыталась пронзить моё сердце.

— Ч… что?! Что это?!

Но пронзено было не моё сердце. С треском меч расколол… магическое ядро, покачивающееся у меня на шее. В магическом ядре магическая энергия необычайно плотная, и сейчас её потоки стремительно вырывались наружу. Они моментально наполнили ядро подземелья количеством маны, необходимым для возрождения хранителей, что в обычных условиях заняло бы несколько месяцев.

Раздался резкий, бьющий по ушам рёв. С двух сторон появились магические звери: объятый красным огнём лев с одной и охваченный синим огнём тигр с другой.

— Кх, всем приготовиться к бою! Защищайте принцессу!!! — отдал приказ капитан рыцарей. Несмотря на внезапное появление нового врага, рыцари быстро пришли в себя и сомкнули ряды… Если бежать, то сейчас. С диким криком я бросился прочь из окружения.

— Чёрт! Герой убегает!!!

К чёрту навыки, к чёрту план, к чёрту всё это дерьмо. В голове вертелась лишь одна мысль: прорваться! Распихать в стороны окруживших меня рыцарей! Благо их формация уже была нарушена свалившимися как снег на голову хранителями.

Ускоряясь при помощи «Незримого шага» и «Божественной поступи», я рванул вперёд, используя «Небесную ходьбу», чтобы не касаться земли. Я уклонялся от направленных на меня атак минимальным движением тела, либо просто принимал их на себя, подавляя крики стонущего от боли тела; стремился к единственной цели — к выходу.

— Нет, не позволяйте ему уйти!!! Если он сделает хоть шаг отсюда!…

Услышав крики принцессы, я непроизвольно сжал рукоять духовного меча ещё крепче. Пусть я умру, но зарублю эту суку своими руками…

«Если вздумаешь безответственно махнуть рукой на свою собственную жизнь, я тебе этого не прощу».

— Дерьмо-о-о! Смети их, «Ужасающий меч» — «Расцветающий вспышкой удар молнии Феникса»!!!

— Поднять щиты!!!

Голоса рыцарей и мой собственный голос потонули в оглушительных раскатах грома от взрывного удара, пронизанного фиолетовыми молниями, расширяющимися во все стороны.

Конечно, все находящиеся здесь рыцари были достаточно опытны, и никого из них серьёзно не задело. Однако пока люди хватались за щиты и устанавливали магические барьеры, я смог выиграть время. Противники за моей спиной были заняты сражением с хранителями, и у них не было времени отвлекаться на меня.

— Не уйдёшь!

— Гха-а!

Огненный шар Алесии обжёг мне спину. Но победа была за мной.

— Стой!..

Это было последнее, что я от неё услышал.

Я добрался до выхода и использовал силу духовного меча, чтобы телепортироваться. Оглянувшись напоследок, я увидел уродливую, как у демона, перекошенную от ярости гримасу на лице принцессы.

***

Я просто хотел сбежать куда подальше, и меня телепортировало в самую глухую чащу леса, о котором я даже не помнил.

Была глубокая ночь, луна скрылась за дождевыми тучами, и в лесу стояла непроглядная темень. Моросящие капли холодного дождя пробивались сквозь промокшую одежду и облегчали боль от бесчисленных ран, стекая по телу. Спина горела нещадно, получив значительные ожоги от заклинания принцессы. Но стоило мне только подумать о лечении, как всё поплыло перед глазами.

Телепортация на большие расстояния потребляла огромное количество маны. После того как мой уровень значительно возрос, запасы магической энергии стали практически неисчерпаемы, но от интоксикации маной всё равно никуда не денешься. С лечением придётся повременить. Выдернув зазубренную стрелу и зажав рану рукой, я попытался подняться и пойти, но не смог сделать ни шагу.

Люди, которые просили меня о помощи, люди, которым я доверял, были для меня «врагами» с самого начала. Я верил, что смогу вернуться к прежней жизни, смогу вернуться в свой мир. Эта вера, эта надежда, что подталкивала меня бороться и идти дальше несмотря ни на что, оказалась иллюзией, наваждением.

Я больше не знаю, что мне делать.

Я даже не знаю, зачем мне теперь жить.

Я не знаю, но...

«Живи так, чтобы не осталось ничего, что ты хотел бы сделать, но не сделал, когда пробьёт твой смертный час».

Ноги не слушались меня и подкашивались, но я всё же сделал шаг вперёд. Даже если не знаю, ради чего мне теперь жить, я всё равно не могу умереть.

Потому что благодаря ей мне начал нравиться этот мир.

Потому что благодаря ей я стал способен в этом мире улыбаться.

Потому что она сказала, что не простит, если я махну рукой на свою жизнь. И когда я умру, наверняка скажет мне: «Какой же ты безнадёжный! Так дураком и остался!» и как всегда звонко рассмеётся.

А значит, я не могу остановиться.

Если сдамся на полпути, то не смогу быть рядом с ней даже после смерти.

Вот почему — да, именно поэтому, — я буду продолжать идти вперёд.

...Просто позволь мне сейчас немного поплакать.

— Прости, Летисия. Я не смог сдержать обещание. Мне жаль. Мне так жаль...

Слова и слёзы, которых никто не увидел и не услышал, растворились и исчезли во тьме.