Том 1    
Глава 27. Герой с ухмылкой шагает по тропе мести
Начальные иллюстрации Глава 1. Герой клянётся отомстить Глава 2. Герой первым делом затевает мордобой Глава 3. Герой развлекается истязанием Глава 4. Герой пишет послание Глава 5. Герой бередит старую рану Глава 6. Герой живодёрничает над грабителями Глава 7. Герой преследует и нагоняет страх (часть 1) Глава 8. Герой преследует и нагоняет страх (часть 2) Глава 9. Герой сбывает добычу и плавит медь Глава 10. Герой наказывает, размышляет и вынашивает дьявольский план Глава 11. Герой навеселе поёт, сладко спит и ведёт переговоры Глава 12. Герой читает по глазам Глава 13. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 1) Глава 14. О том, как сломалась одна зверодевушка (часть 2) Глава 15. Герой смеётся вместе с сообщницей Глава 16. Бездна голода Глава 17. Герой решает немного помочь (часть 1) Глава 18. Герой решает немного помочь (часть 2) Глава 19. Герой решает немного помочь (часть 3) Глава 20. Минарис забирает у Героя посуду Глава 21. Герой терроризирует (часть 1) Глава 22. Герой терроризирует (часть 2) Глава 23. Сон Героя об отчаянии (часть 1) Глава 24. Сон Героя об отчаянии (часть 2) Глава 25. Герой узнаёт новость на миллион Глава 26. Бессонные ночи принцессы Глава 27. Герой с ухмылкой шагает по тропе мести Побочная глава. Минарис и её великий план охмурения Характеристики персонажей после 1-го тома


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
satros067
1 г.
Спасибо за перевод.
valvik
1 г.
Спасибо. Перевод от одного человека действительно гораздо лучше, чем от нескольких. Успеха в будущих работах
aisdh
1 г.
Отлично теперь 1 файлом будет том на телефоне, да и перевод от одного человека лучше чем несколько разных переводчиков, как по мне. Спасибо за перевод, теперь будем ждать продолжения.
baklan
1 г.
Том завершён!
baklan
1 г.
Исправлена серьёзная ошибка в 4-ой главе. Переводчик поставлен в угол.
lastic
1 г.
Хм, понятно
baklan
1 г.
Планы изменились)
baklan
1 г.
Перевод тома завершён. Перевод первых двадцати глав не планируется (имеется сторонний перевод).

Глава 27. Герой с ухмылкой шагает по тропе мести

— Замечательно, просто отлично. Сработало, как надо.

Наблюдая на экране, созданном загадочной слизью, за тем как принцессу окружило бледно-зелёным светом, я понял, что переписанные мною чары начали действовать.

Поначалу принцесса столкнётся лишь с «Подавлением восприятия», настроенным таким образом, чтобы она не слышала слов, указывающих на людей. И судя по всему, результат получается довольно любопытным.

Прежде на ожерелье были наложены чары «Автоматическое восстановление ОЗ», «Малое усиление лечения», «Фантомная запись» и «Автоматический ремонт (малое)», но сейчас у двух чар эффект переписан, а ещё одни чары и вовсе удалены и заменены на другие.

Прежде всего я переписал «Фантомную запись» в «Подавление восприятия». Затем переписал «Автоматическое восстановление ОЗ» в «Реверсивное восстановление (сверхмалое)» — это заклинание, которое полностью исцеляет раны путём возвращения их в состояние, до того как они были нанесены. Так что если у человека имеются не до конца зажившие раны, оно будет крайне медленно возвращать их к самому ужасному первоначальному состоянию, перед тем как начать процесс заживления.

Понятное дело, что чары не будут работать, если снять ожерелье, поэтому я убрал «Малое усиление лечения» и добавил вместо него «Неснимаемость». И в завершение наложил маскировку, которая скроет добавленные изменения от глаз тех, кто в этом не разбирается.

Вот такие пироги.

«Чародейный ремонтный крюк-меч» обладает способностью переписывать чары, наложенные на магические предметы. Разумеется, всё не так просто: клинок при этом потребляет огромное количество ОМ. Значительное количество маны уходит лишь на то, чтобы переписать эффект одних чар на другие такого же типа, а уж полностью удалить и наложить новое и вовсе будет невозможным без использования зелий для восстановления маны. Затраты маны при его использовании рассчитываются, исходя от общего количества ОМ у пользователя, поэтому я могу использовать этот меч даже на начальных уровнях. С другой стороны, это означает, что мне не избежать опьянения маной даже когда я прокачаюсь и подниму уровень.

Сама работа по перезаписи является сложным делом, выполнить которую сможет далеко не каждый. Она требует умений, основанных на скрытых характеристиках, и полностью задействует мою высокую скорость мышления и реакции. Процесс крайне кропотливый, и выполнить его быстрее не получится, как ни старайся. Помимо этого, чем больше перезаписываешь, тем больше ухудшается качество самого предмета, и сила наложенных чар падает. По этой причине мне пришлось ограничиться этим.

— Кха-ха, гляди, как она задёргалась. А ведь только что была сама невозмутимость. За это точно стоило отдать шестьдесят золотых.

— Как же забавно наблюдать за её реакцией. Так ей и надо. А-а, интересно, можно ли немного изменить угол? Её закрывает колонна.

Мы вдоволь посмеялись, наблюдая за тем, как эти собаки забегали.

— Ах, кажется, хранитель мёртв, — заметила Минарис. Похоже, хранитель был повержен практически сразу после того, как изображение на экране погасло. Она убрала свой яд, и мы вошли в комнату хранителя. Там лежал остывающий труп Короля гоблинов в разъеденных ядом доспехах.

— Забираем ядро и уходим из подземелья. Убитые нами в лесу монстры наверняка уже возродились, так что стаи ядовитых гармов, скорее всего, уже собираются у крепостной стены вместе с другими чудищами. Если поторопимся и вернёмся туда, сможем увидеть замечательную сцену, где жителей со стражниками, которых отправили на мои поиски, утаскивают в лес монстры. Жаль пропускать такое зрелище.

— Да, хозяин, давайте полюбуемся и послушаем крики этих тараканов, что предали вас, наслаждаясь чашечкой доброго чая с фруктами, что мы нашли в лесу, — пропела в ответ Минарис.

Обычно гармы далеко от леса не отходят, так что попав за крепостные стены, наверняка потащат свою добычу обратно в чащу, чтобы там прикончить её и съесть. С простыми особями справятся даже рядовые стражники, но на столицу нападёт стая ядовитых гармов-мутантов в компании с другими монстрами. В моё первое пришествие их было около четырёх десятков.

Ядовитые гармы — весьма умные твари. Когда я сражался с другими монстрами, они предпочитали наблюдать издали, и в моё первое пришествие они не посмели нападать на меня. Теперь на город наверняка нападёт больше монстров, и количество ядовитых гадов также увеличится.

Ах, хочу посмотреть, сколько этих засранцев в этот раз станет их добычей. Я получил немало удовольствия, наблюдая за мандражом принцессы, но это было лишь затравочкой, и я с предвкушением ждал дальнейшего развития событий. Вспомнив в своём сне о тех, кто продал меня тогда, моя ненависть к ним также приобрела более чёткие очертания.

И поэтому сейчас, думая об этом, мне было приятно и весело и на душе, пока я рубил мечом ядро подземелья.

«Системное сообщение: получено звание "Покоритель подземелий"».

«Системное сообщение: "Меч яйца магозверя" разблокирован».

— Мм, кажись, я разблокировал новый духовный меч. А-а, понял: я впервые лично разрушил ядро подземелья.

— Вот как? Поздравляю, хозяин.

— Подземелья я и раньше зачищал, но и подумать не мог, что на этот раз получу и новое звание, и новый клинок...

В моё первое пришествие я действовал как благородный рыцарь. Если находилось новое, никем не обнаруженное подземелье, я исследовал его и побеждал хранителя, не трогая ядро, затем сообщал об этом правителю земель, где оно было найдено. Ну а об охраняемых государствами подземельях даже речи не шло.

Вот поэтому так получилось, что я впервые уничтожил ядро подземелья. И чувствую, мне за него отсыпали уйму опыта. Я решил пощупать новый духовный клинок попозже, а сейчас, покамест собирал остатки ядра, открыл «Статус».

— Ого, интересно девки пляшут… 25 000 очков опыта, серьёзно?

Кто бы мог подумать, что я получу столько опыта, разрубив ядро подземелья, которое не только не сопротивлялось, но даже не двигалось. Халява, сэр!

Раздумывая над тем, как избавиться от минуса в счётчике опыта, чтобы не подняться при этом в уровнях, я закончил собирать необходимые материалы, а затем мы покинули и комнату хранителя, и это подземелье.

***

— Ммм, до чего же хорошо на солнышке! Вы согласны, хозяин?

Выбраться из подземелья у нас заняло пять дней. Так как монстры не исчезают сразу же после уничтожения его ядра, нам пришлось выбрать кротчайший путь, попутно разбираясь с остатками монстров, однако это заняло больше времени, чем я рассчитывал.

— Да, ты права. Людям необходимо солнце, без него быстро зачахнешь.

— Говорят, что свет солнца имеет живительную силу духа света. Недаром в солнечных краях собирают большие урожаи.

— Ну, это, наверное, из-за фотосинтеза… Хотя, чёрт его знает, может, и правда некоторые места имеют божественное покровительство духа света? В конце концов, это же фэнтезийный мир...

Моя жизнь здесь в первое пришествие по большей части была очень напряжённой из-за того, что я все силы бросил на задачу возвращения в свой мир, и времени об этом задумываться у меня не было. Но после того как я свершу свою месть, возможно, не так уж и плохо будет попробовать начать размеренную жизнь простого фермера.

Правда, сейчас такое будущее для меня остаётся лишь призрачной мечтой. Раньше, до прихода в этот мир, я с лёгкостью мог помечтать о чём-то подобном, но нынешний я слишком изменился, и думать об этом мне сложно. Пока моя месть не закончена, такая мечта будет казаться чем-то недостижимым. И поэтому — да, поэтому — я просто должен отнять у них всё, чтобы зажить полной жизнью без сожалений.

Неожиданно для себя я вновь обозначил свою цель, и тем временем мы, болтая по дороге о том о сём, вышли к крепостной стене города.

Как и ожидалось, монстры встречались чаще, по мере того как мы приближались к городским стенам. Среди них можно было услышать вой гармов и причудливые голоса гоблинов.

— Упс, похоже, мы немного опоздали к открытию представления.

— Хозяин, поспешим. Иначе пропустим много интересного.

— Верно, прибавим ходу.

Мы использовали навык «Скрытность», чтобы не отвлекаться на монстров и пробрались к месту, откуда можно было увидеть проделанную нами дыру в стене. Выбрав надлежащую дистанцию, чтобы можно было наблюдать за происходящим, не привлекая внимания городских жителей, мы взобрались на толстую ветку большого дерева, чтобы насладиться видом с галёрки.

— О-о, смотри как сцепились. Пожалуй, мы вовремя, а?

— Похоже, всё только-только началось. Насколько я вижу отсюда, пока что загрызли всего двоих-троих.

Мы проделали дыру размером с двух человек, но сейчас она увеличилась настолько, что через неё можно было пропустить три повозки разом. Даже в моё первое пришествие она была размером с одну повозку, что говорит о неимоверной глупости здешних обитателей.

Судя по всему, нынешняя группа атакующих монстров в два раза превышает прошлую. И как и в прошлый раз, ядовитые гармы так же распространяют парализующий яд через отверстие, а затем нападают на обездвиженных жертв.

Сейчас монстры сражаются со стражниками, прибежавшими на шум. Парализующий яд — это козырь гармов-мутантов; после того как они использовали его, должно пройти какое-то время, чтобы использовать его вновь. Так что можно сказать, силы противников приблизительно равны. Но даже с учётом этого стражников одного за другим начинают теснить огромным количеством наседающих монстров, а обездвиженных ядом жителей загрызают обычные гармы или забивают насмерть гоблины, вооружённые ветками-дубинками. Затем их тела утаскивают в лес.

Если защитники смогут собрать несколько толковых авантюристов, то с лёгкостью отобьют атаку монстров. Впрочем, пока посмотрим, как всё обернётся.

— Ха-ха, они их давят. Интересно, сколько из них сдохнет, пока не подойдут авантюристы? На кого поставишь?

— Вы не должны этого делать, хозяин. Алкоголь, женщины и азартные игры погубят вас. Да и без этого такое зрелище доставляет огромное удовольствие. Вот, держите.

— О, сенкью, — поблагодарил я Минарис и взял у неё рикоко — растущий в этом лесу странный фрукт, по виду и консистенции напоминающий яблоко, но со вкусом клубники.

— «Сенкью»?

— Это означает «спасибо». Ух ты, ещё один зажмурился.

С хрустом откусив кусок, я с интересом продолжил наблюдать за битвой. Не то что бы стражники слабые, просто из-за размеров провала они были не в состоянии сладить с потоком наседающих монстров.

— У-а-а, н-нет, на помощь, гья-а-а-а-а!!!

Далековато, но я всё же разглядел мужика, который в моё первое пришествие провёл меня в город, а затем продал с потрохами принцессе.

— Не-е-ет! Кто-нибудь, помогите! Умоляю, а-а-а-а-а!!!

— Ха-ха-ха! Да хрен тебе в этот раз кто поможет! Пускай тебя монстры съедят, мудила.

Мужик истошно вопил, пока его ноги рвали на куски гармы, и завыл ещё громче, когда гоблины перешибали ему руки. Слышать его крики было так приятно.

— Ах, хозяин, а вон та женщина? Я видела её в ваших воспоминаниях.

— Гм? А-а, это жена того мужика… Ух ты, гляди, её окружили гоблины. Теперь вместо добычи она станет их игрушкой. Бедняжка.

— Врать вы совсем не умеете, хозяин. Я же вижу, вы улыбаетесь.

— Ай-яй-яй, меня раскусили.

Мы принялись дурачиться и злорадно глумиться над происходящей у стен кутерьмой и побоищем. Убивать этих засранцев лично было бы слишком скучно, другое дело — наблюдать за этим со стороны.

— Хм?.. Эй-эй, дядь, ты что делаешь? — встрепенулся я, увидев, как на месте битвы появился владелец оружейной лавки. Его магазин находился довольно близко от разрушенной стены, но там всё равно было безопасно. Зачем он сюда пришёл? — Эй! Стой, стой, идиот, не лезь туда!

Что за дела? Он будто пытается защитить жителей: размахивает мечом, хотя опыта сражения с монстрами у него нет, и поит чем-то из флакончиков обездвиженных ядом горожан. Те, кто выпил содержимое, начинают двигаться: похоже, это антидот.

— Тебе незачем их спасать их жизни! Ты же разоришься!..

— Хозяин, стойте. Они нас заметят.

— ...Извини, — услышав предупреждение Минарис, я успокоил клокочущие эмоции и вновь скрыл своё присутствие. Старик тем временем принялся раздавать окружающим противоядия, помогая им сбежать.

Все лечебные зелья, включая противоядия, стоят не так уж мало. Я посоветовал ему запастись ими впрок, потому что они ощутимо поднимутся в цене после этой заварухи. И не думал, что он решит ими воспользоваться подобным образом.

— ...Открой глаза, дядь. Они этого совершенно не заслуживают.

Он уже раздал более десяти флакончиков с противоядием жителям и стражникам. Стража, может и заплатит ему потом за антидот, но от горожан он получит шиш с маслом. Эти сквалыги ничего тебе не возместят, даже если спасёшь им жизнь — они просто отвернутся, сказав, что не просили им помогать и сделают вид, будто ничего не произошло.

Его магазин и так еле держится на плаву, а после этого он точно влезет в долги. И кроме того, тут попросту опасно находиться. Судя по всему, старик держится против монстров только благодаря повышенным характеристикам из-за своей смешанной крови, но у него совсем нет опыта как у прошедших многочисленные битвы стражников и авантюристов. Рано или поздно его достанут.

И вот, пока старик пытался помочь обездвиженной девочке, сзади на него бросился гоблин.

— Твою мать!

— Хозяин!

Действовал я совершенно неосознанно. Направив ману в ноги, чтобы усилить их, я с помощью прокачанного уже «Ускорения» и «Небесной ходьбы» быстро преодолел расстояние между нами. Подняв облако пыли, я бросился гоблину наперерез и пинком сломал ему шею, отправив того в полёт.

— П-парень, ты…

— Зачем ты пришёл? Тебе незачем их спасать, эти люди того не стоят! — накинулся я на опешившего владельца оружейной лавки. — Противоядия обошлись тебе недёшево. Зачем ты припёрся сюда и разбрасываешься ими направо и налево?

Местные прекрасно знают, как здесь обстоят дела, и старик тоже должен знать, что отдавая антидот жителям, он не получит ничего взамен.

— ...Я благодарен тебе за помощь, парень, но не слишком ли это — говорить, что их жизни ничего не стоят?

— Это ты про тех, кто тебе даже «спасибо» не сказал за то, что ты их спас, и убежал, не пытаясь помочь окружающим?

— Да и пёс с ними, не все же такие! Откуда тебе знать, хорошие они люди или нет, пока ты их не спасёшь?

— А я — знаю! Они меня…

— И что, бл..ь, ты готов оставить ребёнка на растерзание монстрам?! А-а?!

Слова «они меня предали» были просто сметены резкой отповедью разгневанного дядьки-владельца оружейной лавки. И только сейчас я заметил, как дрожит девочка, которую он бросился защищать.

...И что с того? Местные жители меня предали. Они рассыпались в благодарностях, называли своим спасителем, а затем взяли и продали за пару монет.

Они. Меня. Предали.

...Они? Кто они? Вот она? Что, это дрожащая от страха девчонка тоже меня предала?

— Нет, я… Я её не знаю… — растерянно пробормотал я, но эти слова потонули в окружающем шуме. — Тц, авантюристы.

Оставшиеся в столице авантюристы наконец собрались здесь. Они пришли вместе, но выглядели разношёрстной группой из-за разительно отличающейся экипировки.

— ...Эй, считай это извинением и благодарностью. Этого хватит, чтобы покрыть твои расходы за использованное противоядие, — с этими словами я кинул золотую монету старику. — Но на этом — всё. Я отдал тебе долг, что задолжал в первый раз, так что мы в расчёте. В следующий раз помощи от меня не жди.

— А... Эй, стой, парень!

Я вернулся к Минарис, пока не собрались люди.

— Хозяин, зачем вы ушли?

— ...Этот старик не был целью моей мести, и у меня остался перед ним должок в моё первое пришествие.

— Это опасно. Не думаю, что вас могут так просто убить, хозяин, но это может усложнить нашу дальнейшую месть. — Её взгляд был холоден как лёд. Нас связывает месть, и неудивительно, что Минарис беспокоится из-за возможных проблем, которые затруднят её осуществление. — Вы — мой сообщник, и не должны допускать таких ошибок. Пожалуйста, больше не действуйте так опрометчиво, подвергая себя опасности.

— ...Прости. Но я кое-что понял благодаря старику. Тот метод, то как мы действовали в этот раз — не годится.

В столице есть и другие люди, которые так или иначе помогли мне. Да, были люди, которые сдали меня, но ведь были и другие, которые тоже знали, где я нахожусь, но ничего не сказали. За эту информацию можно было получить много денег, но некоторые всё равно говорили мне уйти, так как не хотели в это ввязываться. Незнакомая девочка, ничего обо мне не знавшая, поделилась со мной драгоценной для неё конфетой. В этом королевстве были и те, кто не стал мне врагом, поэтому так поступать не следует. Смерть этих людей в мои планы не входит.

— Когда мстишь, нельзя ошибаться. В этот раз мы вовлекли в нашу месть слишком много невинных людей. Так не пойдёт. Слишком много погибло тех, кого наша месть не касалась. И самое главное, я совершенно этого не заметил.

Я не должен пересекать эту черту, чтобы не слететь с катушек. Если для свершения моей мести будет необходимо убить того, кто не был ко мне враждебен, я не стану колебаться. Но если стану убивать только потому, что так проще, от человечности, которая осталась во мне благодаря Летисии, не останется и следа. Я стану настоящим чудовищем.

Желание отомстить — это одержимость. Не инстинкт, а то, что человек несёт в своём сердце, и для потерявшего разум монстра его уже не существует. Я убью принцессу, убью короля, убью королеву. Я убью премьер-министра, убью рыцарей и их командира. Убью безжалостно. Я буду их истязать и мучить, пока они не пожалеют о том, что сотворили. Сокрушу их непостижимой реальностью и силой, которой я обладаю.

Я должен исполнить величайшую месть, и всё ненужное необходимо отбросить. Вот почему следует быть разборчивым. Мне нужно подумать над тем, кому я действительно хочу отомстить. Не надо засорять эту месть чем попало. Она должна быть как можно более чистой.

Дядька-владелец оружейной лавки, та дрожащая девочка — их моя месть не касается, и они не должны страдать, они не должны погибать из-за моего желания отомстить. Это — лишнее; это то, что не сделает мою месть чище. Они не являются неизбежными жертвами. Это неэффективно, и не имеет ничего общего с местью — тот случай, когда цель не оправдывает средства.

Я не уделил этому должного внимания, и был совершенно к такому не готов. Полагаясь лишь на эмоции, я сделал только хуже. И сегодня я определённо совершил ошибку. Если в следующий раз я ошибусь настолько, что перешагну черту, месть может стать для меня эфемерной.

— Идём, Минарис. Надо хорошенько подумать над тем, как сделать нашу месть безупречной. Мы не убийцы, которые получают от убийств удовольствие; нам нельзя использовать такие методы, которые ведут к большим жертвам среди людей, не имеющих к этому отношения. Давай сосредоточимся на подготовке нашей мести так, чтобы она была великолепной во всех отношениях. Благо осталось ещё много тех, кому мы должны отомстить, — произнеся это, я повернулся спиной к городским стенам, и...

— Почему вы всё решаете сами? Я ещё не закончила вас отчитывать.

Минарис ущипнула меня за щёки и начала их растягивать.

— Уй, уй! Фто ты делаеф?!

Я такую великолепную речь толкнул, а она взяла и испортила эту эпичную атмосферу.

— Я сержусь не из-за того, что вы спасли этого владельца оружейного магазина. Я сержусь, что ради этого вы рисковали собой, хозяин. Понимаете? Вы же сами говорили, что нужно быть осторожными, пока мы недостаточно сильны. Разве не так?

— П-профти, я буду офторофен, обефяю, профти...

— ...Будьте очень, очень осторожны. Одна я не смогу нести это желание отомстить. Мы же собираемся свершить великолепную месть, так? В таком случае, не лезьте на рожон, очень-вас-прошу, — вздохнув, Минарис наконец отпустила мои щёки… Чёрт, я думал она мне пасть порвёт. Серьёзно.

— Что ж, теперь направимся туда, куда обсуждали ранее?

— Ага, сначала двинемся на север. Наша цель — академград Эрумия, — ответил я, взглянув напоследок на городские стены королевской столицы, которую теперь мы ещё не скоро увидим.

К этому моменту монстров либо перебили, либо они отступили, зализывая раны. Потеряв преимущество в численности, у чудищ больше не было шансов победить, и здесь вновь воцарится мир и спокойствие.

— Ну погодите, король, королева, принцесса, рыцари и прочие ублюдки. Я утащу вас на самое дно преисподней.

Волею судьбы я получил этот второй шанс, эту вторую жизнь. В первый раз вы раздавили меня. Теперь пришла моя очередь.

Итак, я отправляюсь в путь! Путь, на котором не ждёт ничего.

Я пойду по нему, смеясь над всем, что со мной произошло. Мной, потерявшим всё и встретившим свою кончину.

Даже если никому об этом сказать не смогу.

И пусть это будет поганая жизнь, но я не махну на неё рукой.

Я буду с ухмылкой шагать по тропе мести.