Том 3    
Глава 23. Никчёмная золотая могила (часть 4)
Начальные иллюстрации Пролог Глава 1. Герой узнаёт причину своих снов Глава 2. Человек по имени Гронд Гольдот Глава 3. Связанный кровью вины Глава 4. Герой и его команда начинают действовать (часть 1) Глава 5. Герой и его команда начинают действовать (часть 2) Глава 6. Герой насмехается над Грондом Глава 7. Герой и его команда организуют воровской подряд Глава 8. Герой встречает Нонорика Глава 9. Минарис, Шурия, старик и слухи (часть 1) Глава 10. Минарис, Шурия, старик и слухи (часть 2) Глава 11. Последнее слово (часть 1) Глава 12. Последнее слово (часть 2) Глава 13. Предвестие краха Глава 14. Грохот разрушающейся башни (часть 1) Глава 15. Грохот разрушающейся башни (часть 2) Побочная глава. Омерзительнейшая записная книжка Глава 16. Безумец, разделяющий ухмылку, и старик, ненавидящий бессмысленность (часть 1) Глава 17. Безумец, разделяющий ухмылку, и старик, ненавидящий бессмысленность (часть 2) Глава 18. Безумец, разделяющий ухмылку, и старик, ненавидящий бессмысленность (часть 3) Глава 19. Безумец, разделяющий ухмылку, и старик, ненавидящий бессмысленность (часть 4) Глава 20. Никчёмная золотая могила (часть 1) Глава 21. Никчёмная золотая могила (часть 2) Глава 22. Никчёмная золотая могила (часть 3) Глава 23. Никчёмная золотая могила (часть 4) Глава 24. Никчёмная золотая могила (часть 5) Эпилог (часть 1) Эпилог (часть 2) Эпилог (часть 3) Побочная глава. Тот далёкий день Побочная глава. Заметки Минарис о выращивании «жука»


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
baklan
1 г.
fimer,
Да, кучно пошло. Интересно, где они главы взяли. С автором договорились? Или переводят куски из ранобе? В любом случае, это хорошая новость.

P.S. Угу, сейчас посмотрел - судя по всему, ранобе переводят. Третья глава в 7-м томе называется "動き出す復讐", что как раз соответствует "Unfolding Revenge" в анлейте.
Отредактировано 1 г.
fimer
1 г.
Кстати насчет вебки, на новел транслейшн начали выпустили английские переводы 175-177 главы
baklan
1 г.
И сколько же доступных веб-томов осталось сейчас?
Автор опубликовал 5 полных томов вебки плюс десяток глав из шестого. Мне кажется, между ранобе и вебкой нет каких-то кардинальных отличий, так что и расстраиваться по поводу остановки веб-новеллы, думаю, не стоит.

Гг когда-нибудь встретится с Летисией вновь?
Да встретятся, конечно, куда они денутся)
hilldoc
1 г.
Гг когда-нибудь встретится с Летисией вновь?
hilldoc
1 г.
И сколько же доступных веб-томов осталось сейчас?
baklan
1 г.
fimer, c выпуском ранобе всё хорошо - седьмой том выпущен в прошлом году, восьмой в работе. А вот с веб-новеллой - всё плохо. После того как автора забанили на syosetu.com, где он публиковался (что-то он там такое нарушил), прошло уже больше года, а о вебке ни слуху, ни духу. Судя по всему, на продолжение уже можно и не надеяться.
fimer
1 г.
А с выпуском ранобе все хорошо?Чекал инфу, что работу, якобы прикрыли, после удаления сайта. Да и за год лишь один томик вышел.
aisdh
1 г.
Спасибо большое за перевод.
Извращенцы идут по пятам Героя... Вспомнилась серия из Sayonara Zetsubou Sensei, где за ним ГГ следовали извращенцы и была такая аналогия с Гамельнским крысоловом и надежда, что он выведет их всех за черту города... Прям предводитель извращенцев какой-то... Возможно Кайто почувствует то что Нонорик "ожил" по противному ощущению на спине. Как педогомогейские волны ужаса от Хисоки в HxH.
baklan
1 г.
Том завершён!
aisdh
1 г.
Спасибо большое за перевод.
Хотя автор и использует "рояли" типа новых мечей, но месть у него получается по крайней мере в чем-то даже поэтичная. Человек одержимый деньгами и властью, потерял эту самую власть и умер став грязью вместе со своим богатством. Да и к тому же использована была штука с перерасходом маны уже во второй раз, что не может не радовать, так как использована она была по-другому. Что не может не радовать, так как нравится когда автор не забывает свои же механики, особенно когда они не мейнстримные. Ведь обычно нет такого, что вместо маны используется жизненная сила, а либо вырубает человека, либо его ослабляет, либо он не может использовать магию в принципе.
need4beer
1 г.
спасибо!
fimer
1 г.
Хах, ну сполеры мне никогда не портили впечатление. Благодарю.
baklan
1 г.
fimer, НЕ спойлер, но может повлиять на впечатление от прочтения 4-го тома:
Не совсем, хотя Минарис уделён значительный кусок повествования. А деревня вообще будет в самом конце тома. Будет больше фЕлософии, полюс автор потихоньку готовит почву для глобальной движухи.
Отредактировано 8 мес.
fimer
1 г.
Я как понимаю, следующий том полностью посвящен Минарис и ее любимой деревне?
baklan
1 г.
aisdh,
И у Юмис, и у Гронда была цель, к которой они довольно успешно стремились. То, что для её достижения они действовали как конченные мрази - уже другой вопрос. Это другой мир, и правила тут другие. Об этом говорится прямым текстом ещё в первых главах вебки, да и сам главгерой признаёт, что "мир сволочной" и "в нём есть и хорошее, но дерьма тут гораздо больше".

Поздравляю с юбилейной главой и не забывайте отдохнуть в новогодние праздники.
Спасибо. И вам приятно праздники провести.
aisdh
1 г.
baklan, ну вот в Юмис и Гронде пока ничего "хорошего" кроме их социального фасада не было. Одна из-за того что захотела чтобы ее признали "правильной" лесбухой угробила множество людей и связалась с демоном, причем могла легко просто уехать в другую страну, где все можно и жить хорошо (и жест вышел бы красивее), но нет нужно же быть "правильной" лесбухой и пофиг на все. Второй ради денег легко пошел на то чтобы начать барыжить наркоту, причем довольно мерзкую, и к тому же использовал Нонорика, чтобы убить владельца приюта для детей ради какого-то сранного меча, а потом сразу же поверил в то, что его бросил самый лояльный человек из-за денег. Да прям образцы прагматизму... Это еще не считая того, что первая сделала с Шурией в предыдущем мире, а Гронд с детьми. Вот ни разу нет в этом прагматизма, один эгоизм и сволочизм. А чуть что Юмис сразу же начала извиняться лишь бы Сори не тронули, как будто это сразу все проблемы решит. Чую Гронд будет таким же, хотя он скорее будет не из-за жизни своей, а скорее из-за денег вопить. Даже Ссука из щита не такая мерзкая, как эти товарищи. К слову ГГ по идее с своими напарницами натуральные психопаты, я их ни разу не оправдываю, но тут настолько зарисовывает автор шикарно антоганистов, что прям диву даешься. Это почти так же как в Игре Престолов все плевались от Джофри. Тут порой на ступень выше даже зарисованы они. К тому же насколько автор намекает ни у Гронда, ни у Юмис родители такими мудаками не были. Они средней мудачности аристократы, и вполне нормальный торговец. Просто есть такой термин justice boner типа "стояк правосудия", это когда человеку очень большое удовольствие доставляет подобная сатисфакция. Ну как говорится на вкус и цвет... Каждый видит в произведении под час что-то свое сквозь призму прожитых лет и свой опыт. Поздравляю с юбилейной главой и не забывайте отдохнуть в новогодние праздники.
Отредактировано 1 г.
baklan
1 г.
Вся штука еще в том, что они все думают, что им все можно и при этом не хотят платить за свои грехи. Как же у автора получилось зарисовать их мерзкими настолько, что им даже не сочувствуешь.

Их так воспитали, сами они не считают свои действия чем-то мерзким и ужасным. С прагматической точки зрения у них даже есть кое-какие хорошие черты, так что "злого зла" тут как такового нет.
Мне в этом произведении нравится то, что автор не только поднимает довольно-таки любопытные вопросы, но и при этом умудряется троллить читателя.

Перевод тома плавно близится к концу, правда, завершится уже точно в следующем году (постараюсь добить его на новогодних праздниках). Переведено уже 100 глав, кстати (─‿‿─)
aisdh
1 г.
Спасибо за перевод. Любите же на самом интересном месте останавливаться... Будем ждать с нетерпением, как же сильно отхватит Гронд. Вся штука еще в том, что они все думают, что им все можно и при этом не хотят платить за свои грехи. Как же у автора получилось зарисовать их мерзкими настолько, что им даже не сочувствуешь.
fimer
1 г.
Спасибо.
baklan
1 г.
fimer,
Понятия не имею, печатные версии я не видел. Единственное, что могу сказать - судя по тому, что имеется на сайте издателя (mfbooks.jp), скорее всего второй и третий том ранобе являются некоей компиляцией второго тома вебки и тома с побочками (про Летисию).

Глава 23. Никчёмная золотая могила (часть 4)

«Деньги, — только то, сколько у человека денег, определяет его ценность.»

Как только я стал осознавать окружающий меня мир, я чаще всего слышал от отца именно эти слова. Я не помню от него ни доброго слова, ни ласки. Но это было не важно. Важным было то, что он научил меня правильным вещам, прописной истине.

С помощью денег я покупал игрушки, которые мне нравились. С помощью денег я побеждал своих заклятых врагов. С помощью денег я заполучил свою первую любовь — знаменитую красавицу, которую безуспешно добивались многие мужчины. Да, с помощью денег я мог получить всё, что хотел. Не было ничего, что было бы мне недоступно с помощью денег.

Но нашёлся тот, кто пытался мне возразить.

«Есть то, что за деньги не купишь!»

Однако будучи загнанным в угол, залезши в долги, он быстро скатился на самое дно. А затем приполз ко мне и, рыдая, умолял одолжить ему деньги.

— П-пожалуйста, дайте мне денег! Без них мне не на что купить наркотики!

Ничтожество с ввалившимися глазами на впалом, болезненно-бледном лице, — от прежнего известного всему городу своим мастерством кузнеца не осталось и следа.

— Ха-ха-ха-ха-ха-ха-а! А не ты ли, стервец, утверждал, что за деньги всего не купить? Мм?

— Я, я больше так не считаю!.. Я даже продал жену и дочь!.. Прошу!.. Умоляю!.. Мне нужны эти наркотики!..

Он упал передо мной на колени и, отбросив последнюю гордость, уткнулся лбом в пол.

— Ку-ку-ку, ха-а-ха-а-ха-а-ха-а!

Вы только посмотрите — и это человек, кричавший что-то там о любви и чести, ставший пьяницей и наркоманом, и согласившийся продать свою жену и дочь в рабство! Я наступил на это опустившееся отребье и, словно вынося приговор, произнёс:

— Да кто даст денег паршивому отбросу как ты?

— Гья-а?!

Пнув его в лицо, я повернулся и сел в кресло.

— Отдам тебя работорговцу, — может, хоть что-нибудь и выручу.

Он продолжал голосить, пока мои работники наконец не забрали его.

— Продайте это дерьмо работорговцу. Мне он больше не нужен.

— Как прикажете.

Это я сказал ему, будто его бывшая жена и дочь проданы в рабство Фегнером. А потом, вдоволь наигравшись, решил избавиться от этой сломанной игрушки.

— Ку-ку-ку, всё благодаря деньгам. Деньги могут всё.

Если их достаточно, за деньги можно купить что угодно.

Когда умер мой старый отец, я встал во главе его торговой компании. Я наживал всё больше и больше, стараясь изо всех сил построить свою башню из золота. Тот, кто имеет больше всего денег, становится в этом мире победителем. Это и есть моя жизнь, моё кредо. Поэтому ты, Герой — мой враг.

Да, твои знания очень мне пригодились. Но своим существованием ты попирал и втаптывал в грязь мои убеждения. Одержимый своим навязчивым желанием «вернуться, вернуться, вернуться», ты смотрел на этот мир свысока, насмехался надо мной. Ни сей благословенный мир, ни его богатства были тебе не нужны.

Собранная мной огромная сила и власть обращалась в ничто. Ты даже не считал нужным обращать на это внимания. Был настолько толстокож, что не замечал моё раздражение и досаду твоими действиями. В отличие от сильных мира сего, был безразличен к тому, что было по-настоящему значимым в этом мире.

Своим никчёмным великодушием ты терзал мою душу снова и снова, вынуждая исполнять твои нелепые желания… Не оставляя мне выбора, унижал меня своим пренебрежительным отношением к деньгам.

И вот однажды наступил этот долгожданный день. День, когда я наконец увидел эту изумительную сцену.

«Да что же... это такое?.. Какого чёрта-а-а-А-А-А-А-А?!.»

Полный неизбывной горечи крик Героя был для моих ушей словно бальзам на душу.

— Ку-ку-ку, а-ха-ха-ха-ха-ха-ха-а! Какое жалкое, позорное зрелище, Герой! Что, эти вшивые голодранцы были для тебя так важны, а-а?! Аха-ха-ха-ха!!!

Сам того не замечая, я разразился громким смехом и, не в силах сдерживаться, заколотил рукою по столу.

— Хозяин, соизвольте соблюдать приличия.

— Да разве можно смотреть на это без смеха, Фегнер! Ты только погляди, какой он жалкий, этот Герой!

Мы удалённо наблюдали за происходящим с помощью изображения, передаваемого магическим предметом, который держал в руках мой работник.

— Ку-ку-ку! Ну, как ощущения, а, Герой? Тебя собирались прикончить твои обожаемые детишки… Вот умора!

Ах, до чего же приятное зрелище. Хочу увидеть ещё больше твоих страданий, Герой!

— Какая прелесть. Просто любо-дорого глядеть!

Вскоре после этого Герой убил работника, используемого мной в качестве жертвенной пешки, и трансляция прервалась.

— И поделом тебе, Герой. Ку-ку-ку, а-ха-ха-ха-ха-а!

Всё шло по плану. Как и ожидалось, этому отребью не удалось его убить, но увиденного было более чем достаточно. В любом случае, Герой долго не протянет. Надо признать, он обладает огромной силой, отличной от Повелительницы демонов, но он один. Да и принцесса, ненавидящая Героя всем своим существом, рано или поздно его прикончит.

— Впрочем, ты уже не Герой. Теперь ты — Повелитель демонов. И за это стоит выпить! Аха-ха-ха-ха-ха!

До чего же приятно было смеяться от всего сердца, видя, как гордый, легендарный герой пал жертвой более могущественной силы — силы денег. Восхитительный, незабываемый момент.

И вот эти чуждые, словно чёрно-белая хроника воспоминания слились с моими. Я знаю: они — настоящие. Но даже если это подделка, почему-то я не нахожу это странным.

— В первый раз мне пришлось сплясать на твоей сцене!!! Ну а теперь, теперь будешь плясать ты!!! — Он смеялся безумным смехом и смотрел на меня с устрашающей, презрительной ухмылкой на лице. — И умрёшь мучительной смертью в бездне горя, ужаса и отчаяния!

...Передо мной стоял тот самый Герой.

***

— Прекрати! Не смейся! Ублюдок, что это?! Что это за воспоминания?!

— Заткнись, скотина.

Я пнул его, и он, неуклюже перевернувшись, упал.

— А-ха-ха-ха, какой же ты отвратительный кусок дерьма, Гронд.

Он был потным как свинья, а после того как пронёсся словно сумасшедший через лес, был покрыт грязью с головы до пят. Здесь и сейчас я собирался медленно-медленно заставить его страдать.

Лицо его осунулось, а глаза ввалились внутрь, словно он был болен. Выглядел он как дети в их последние моменты жизни.

— Ха-а, угх, ты сукин сын! Убери эту мерзкую ухмылку со своего лица!

— Чего ты там расхрюкался, боров? Грязной свиноте слова не давали!

— Заткнись, заткнись, заткнись! Отвечай мне, сволочь! Откуда эти воспоминания?! Зачем ты это делаешь?! И хватит ухмыляться, Геро-о-о-ой!!!

Он поднял своё искажённое лицо и уставился на меня выпученными глазами. Промозглый порыв ветра пронёсся сквозь окружающие кустарники, а затем наступила гробовая тишина.

— ...Чтобы отомстить, — прошептал я в ответ.

— ...Отомстить?

— Именно. Тебе не обязательно знать подробности, зачем и почему. Просто это место станет адом, в котором ты будешь гнить.

Да, то самое место из прошлого мира — тёмное, холодное и горячее; полное горечи место, покрытое кровью. Нанесённые тобой раны всё ещё не зажили; они всё ещё обагрены не застывшей кровью детей.

— Ха, ха-ха-ха, месть?! Ошиба-аешься, это результат твоей собственной глупости! Ты сказал мне использовать эти деньги ради детей, мне не оставалось ничего другого! — закричал на меня Гронд без тени раскаяния в словах.

Я молча слушал его. Сдерживая отвращение и желание немедленно заткнуть его поганый рот, продолжал слушать гнусные слова, что он произносил.

— Всё из-за твоего неуважения к деньгам! Деньги — это сила, это власть, они способны одолеть любого! У этих никчёмных голодранцев не было денег, и поэтому они так закончили!

— Деньги определяют ценность человека! И я должен был использовать их на чьё-то благо?! Должен был тратить на то, чтобы растить этих сирот?! Да кто вообще в здравом уме станет разбрасываться деньгами ради каких-то вонючих беспризорников?! Это закономерный результат того, что ты растрачивал мои деньги на всякий мусор! Ты сам в этом виноват!

— Ты и только ты повинен в этом! Постоянно, постоянно, постоянно, даже имея возможность зарабатывать огромные деньги, ты не проявлял к этому совершенно никакого интереса! «Вернуться, вернуться, вернуться», — только это я от тебя и слышал, словно деньги этого мира ничего не значат! Какого чёрта?! Деньги — это кровь! Деньги — это жизнь!

Валявшийся на земле Гронд сверлил меня полным злобы взглядом.

— ...Да, я знаю. Мне никогда не понять тебя, ровно как и тебе меня… Ни в этой жизни. — Я сказал разоравшемуся Гронду всё как на духу. — Ты прав, Гронд, всё именно так. Все эти грязные деньги, заработанные тобой, не имеют для меня никакой ценности, так что расслабься. Это даже хорошо, это даже к лучшему.

Прекрасно. Мне даже полегчало. Если ты всё так же цепляешься за деньги, всё так же ими одержим — значит, ты пока не потерял надежду. А значит, пора начинать наше замечательное представление, чтобы ввергнуть тебя в пучины отчаяния.

— Давай, твой выход на сцену, Гронд!

— Гуа-а-а-а! Пусти меня!

Я схватил его за волосы и потащил к краю ямы, объятой беснующимися огнями. Гронд был целью моей мести, но он всего лишь торговец, а не опытный воин, и не способен мне противостоять. Дотащив, я отпустил его перед ямой. Там уже ждали Минарис с Шурией с холодными улыбками на лицах.

— Вы кто, чёрт побери, такие?!

— Мы? Мы — сообщницы хозяина.

— Можешь не обращать на нас внимания, мы просто ему помогаем.

— Верно, внизу всё уже подготовлено для твоего блестящего дебюта. Надеюсь, ты нас порадуешь.

— Что вы несёте?… А-а, ясно! Это вы, сволочи! Вы меня подставили!

— Хмпф, ты только сейчас это понял?

— ...Убью, я вас всех убью! Подонки! Суки! Твари! Всех сгною, как тех голодранцев, гах!..

— ...Что ты сказал, гнида? — Пропитанные могильным холодом слова сорвались с моих губ прежде, чем я успел подумать. Не контролируя себя, я с яростью опустил ногу ему на спину и принялся его пинать. — А ну, повтори, падаль. Что ты там собрался сделать с моими сообщницами? А?

— Га-а-а-а-а-а-а!!!

— Заткни свою грязную пасть, Гронд. Я больше не позволю тебе, вам, ублюдкам, снова что-либо у меня отнять. Ты понял, мразь?..

— Хозяин, успокойтесь. Иначе мы не сможем насладиться представлением.

— Если вы продолжите, он умрёт. И всё будет напрасно.

Они потянули меня за руки, и я наконец пришёл в себя. Затем медленно убрал ногу.

— А-а… Простите, девчонки.

Я успел нанести ему несколько ударов, и сейчас Гронд харкал кровью — должно быть, у него было сломано несколько рёбер и повреждены внутренние органы. Я чересчур разошёлся и совершенно забыл, что Гронд — слабак. Ещё бы чуть-чуть, и тот бы помер.

«...Чёрт, держи себя в руках.»

Пожурив себя за глупость, я достал «Покрытый зеленью хрустальный меч» и подлечил его.

— Эй, дерьма кусок, не вздумай отрубаться! Мы ещё не начали!

Он начал терять сознание, и я, окатив его лицо водой, привёл Гронда в чувство.

— Приступим. Эта яма станет твоей могилой.

Я стянул с него туфли и схватил за глотку, затем с помощью «Небесной ходьбы» поднялся с ним в воздух и бросил в яму, освещаемую яркими огнями.

Яма была двухуровневой. На глубине трёх метров, на достаточном от края расстоянии, по углам и в центре были установлены квадратные опоры, и дальше яма простиралась ещё на шесть метров вниз. Достаточно грубая железная сетка, сплетённая из узких металлических прутьев, была закреплена на краях этих опор, а дно этой глубокой ямы было заполнено большим количеством воды.

Гронд упал на центральную опору, не получив при этом травм — именно для этого я и воспользовался «Небесной ходьбой». В противном случае, повреди он ноги, было бы неинтересно.

— Агх… ух, что… что ты собираешься делать?

Из-за горевших по периметру костров внутри ямы было нестерпимо жарко. Раскалённый воздух обжигал кожу, и наверняка было трудно дышать.

— Сыграем в небольшую игру. — С этими словами я высыпал в яму все монеты, которые он вёз в фургоне.

— Что?! А-а! А-а-а?!

Медь, серебро и золото — сверкающий водопад из нескольких тысяч различных монет лавиной обрушился прямо в воду.

— С-сто-о-о-ой!!!

— Да, это все твои бесценные денежки! Столько неимоверных усилий пришлось приложить твоим грязным ручонкам, чтобы собрать такое богатство, правда?

С шелестящим перезвоном монеты проскальзывали сквозь металлическую сетку и опускались в воду. Как только всё стихло, на поверхности воды и лежавших на дне монетах заиграли отблески пламени. Несомненно, эта драматическая сцена заставила сердце Гронда выпрыгивать из груди. Однако веселье только начиналось.

— С-сволочь… Жалкий червяк, как ты посмел...

— Я ведь уже говорил, правда? Тебе придётся для меня сплясать.

Итак, первый акт нашего представления завершился. Ты увидел свою заветную мечту, не так ли? И почувствовал проблеск надежды в этой отчаянной ситуации, правда? Что ж, тогда пора тебе вкусить настоящего страдания, почувствовать настоящее отчаяние.

— Опа.

Я подлетел к краю ямы и опустился туда, где на расстеленном на земле коврике уже сидели Минарис в чинной позе и подобравшая ноги Шурия. В этом месте не было огня, и отсюда мы могли с удобством насладиться мытарствами Гронда.

Я достал из своей сумки бутыль с водой и призвал «Меч капли водного духа». С помощью силы духовного клинка я сформировал водяной шар примерно полметра диаметром, после чего достал из своих закромов внушительных размеров кожаную сумку с выжженным на ней характерным клеймом.

— Это… это же…

— Ха-ха-ха! Хоть ты и заинтересован только деньгами, это клеймо тебе тоже хорошо известно, правда?

Внутри сумки находился порошкообразный наркотик светло-синего цвета — тот самый печально известный «рамунэ», который производили почившие в бозе «Слизняки». Развязав закрывающий сумку шнурок, я высыпал содержимое в парящий в воздухе водяной шар и, контролируя поток воды внутри него, хорошенько всё размешал. Вращающийся водяной шар окрасился в красивый светло-голубой цвет, на поверхности которого эффектно отражались языки мерцающего вокруг пламени.

— Эй, Гронд. Помнишь, что используется для создания этого рамунэ? — С этими словами я вытащил золотой.

— Его основа?.. Кажется, «наркотик ускоренного роста»…

— В яблочко. Тот самый, который вызывает сильную зависимость и быстро повышает характеристики, а кроме того… — Лёгким движением я забросил золотую монету прямо в шар. — ...Это вещество, способное превращать в горстку грязной пыли любые металлы.

С шипением, словно попавшая на горячую сковороду вода, блестящее золото вспенилось зелёными пузырями и обратилось в труху.

— В общем, ты понял: достаточно и половины такого раствора, чтобы что-то подобное произошло и со всеми погруженными в воду на дне ямы монетами.

— Ах ты... с-сволочь!

— Ну ладно, ладно. Одним твоим унылым тявканьем сыт не будешь. Давай-ка сообразим что-нибудь поинтереснее, — поддразнил я его, пожав плечами. — Начнём нашу игру. Я могу вылить эту воду на дно ямы, но...

— Н-нет! Постой! Это же мои деньги, да?!

— Да, это твои деньги. И поэтому я дам тебе шанс: если сможешь выпить всю эту воду, тогда с твоими деньгами ничего не случится. Правда, выпив такое количество наркотика, ты крепко на него подсядешь… впрочем, сразу не сдохнешь, примерно год ещё проживёшь.

— Что ты сказал?!.

— С другой стороны, ты можешь смириться с их потерей и ничего не делать — просто смотреть, как все собранные тобой деньги разрушаются, обращаясь в ничто. Этих зелёных пузырьков, что появятся при эрозии металла, будет достаточно, чтобы всё внизу превратить в бесполезный мусор. Я увижу твои страдания и «конец торговца Гронда», и отпущу, позволив тебе влачить твоё жалкое существование.

— У-у, у-у-у-у-у-у!..

— Всё просто: либо ты теряешь своё богатство и становишься презренным бродягой, либо сохраняешь деньги и остаёшься богачом, продолжая страдать то недолгое время, что тебе отпущено. Ну, удачи! Начинаем!

Широко улыбнувшись, я направил в Гронда тонкую струю воды, чтобы он сам, по своей воле смог принять решение.

— Ну что, будем пить или нет?

Вода с небольшим напором стала выливаться из шара, и Гронд, не раздумывая, принялся её пить. Конечно, он не успел сразу же среагировать, отчего попавшая на его одежду вода с характерным шипением начала воздействовать на золотую вышивку и прочие металлические украшения на его одежде.

— О-о, давай-давай, держись! Ох и больно, наверное?

Небольшое количество едкого газа, выделившегося при эрозии металла, обожгло Гронду кожу. Поняв, в чём дело, Гронд со стоном сорвал с себя всю украшенную золотом одежду.

— Аха-ха, идиота кусок!

— До чего же позорно он выглядит, ну прямо как какая-то свинья. Превосходное зрелище, ку-фу-фу. Ах, а этот чай даже вкуснее, чем я думала.

— Замечательно, ням. Наслаждаться этим зрелищем во время еды так здорово!

Весело смеясь, Минарис и Шурия наблюдали за представлением.

Когда излилось достаточное количество воды, чтобы её можно было выпить, поток остановился.

— Ух, а-ах, уфф, сво… сволочи!

При этом поглотил Гронд не так уж много жидкости: примерно со стаканчик кофе. Из-за жара вокруг пот катил с него градом, и обезвоживание шло быстрее.

— Аха-ха-ха, да-а, да-а, так держать! Ну что ж, наша небольшая демонстрация на этом закончена, — торжественно объявил я, расплываясь в ухмылке.

***

«Потерять все деньги» или «прожить недолго, сохранив их»? Два невозможных для меня выбора. Времени спорить с этим чёртовым Героем не было, поэтому мне оставалось лишь пить эту воду.

Я чувствовал себя захмелевшим — должно быть, из-за этой невыносимой жары вокруг. Герой с его девками сидели у края ямы и, насмехаясь надо мной, наблюдали, беззаботно попивая чаёк. Вскоре поток воды прекратился.

«Идиоты… думаете, мне что-то от этого будет?»

На мой шее висел кисет с белым серебром, рассеивающим любые яды. И работало оно отлично, так как даже после всего выпитого эффект от наркотика, дикое возбуждение и повышенное восприятие, не проявлялся.

«Ты как был наивным дураком, так им и остался, Герой. Мне просто нужно выжить, и когда я вновь накоплю силу... я раздавлю тебя как таракана.»

Единственная проблема — выпить всю эту воду, правда, окружающая жара может мне в этом помочь… В общем, как-нибудь справлюсь.

— Аха-ха-ха, да-а, да-а, так держать! Ну что ж, наша небольшая демонстрация на этом закончена.

Поток воды внезапно возобновился. Но на этот раз всё было по-другому: струя начала менять своё положение.

— А теперь пляши от души!

После слов подначивающего меня Героя поток воды вышел за пределы опоры…. оказавшись над разогретой окружающим яму огнём железной сеткой.

— А-ха-ха, а-ха-ха-ха-ха! Давай, давай, не уставай! Танцуй, танцуй, танцуй! Ради свои дражайших денег, иначе они обратятся в пыль! А-ха-ха-ха-ха-ха!

С каждым шагом я чувствовал жгучую боль.

«Вот зачем он снял с меня туфли!»

Сетка нагрелась от окружающего воздуха, и если бы на мне были туфли, я бы даже ничего не почувствовал. Не знаю, какая там была температура, но ступать по ней босыми ногами было невыносимо.

Моё булькающее чавканье от заглатывания воды перемешивалось с шипящими звуками шагов наступающих на горячую сетку ног. Белое серебро хоть и защищало от яда, от физической боли защитить не могло.

Поток воды наконец переместился на следующую опору и снова прекратился.

— Уфф, кх, ха-а!

— Ку-ку-ку! Молодец, первая часть пройдена! Но отдыхать пока нельзя! Сначала закончи!

— С-стой, мга-ах!

Не прошло и десяти секунд, как поток воды вновь устремился к другой опоре. Я наступил на решётку, не будучи к этому готовым, и обжёг ноги.

«Ай! Ай! Ай! Дьявол! За что мне всё это?!»

Продолжая пить воду, я добрался до следующий опоры, где поток опять остановился.

— Д-дай же… передохнуть… агх!

— Эй, ты прошёл только половину. Рано пока расслабляться!

Он снова не дал мне времени отдышаться, и через десять секунд вновь направил струю на металлическую сетку.

— Ну, первая половина пройдена. Поднимем сложность?

Под его насмешливый голос струя воды стала вихлять из стороны в сторону.

— Ну же, ну же! Будешь зевать — и все твои денежки пропадут, ку-ку-ку.

«Проклятье, чёрт тебя раздери...»

Он скалился радостной, полной истинного садизма улыбкой.

Тем временем я добрался до первоначальной опоры, завершив круг.

— Мои поздравления, Гронд! Первый этап пройден! — Герой похлопал мне.

Я вытер пот, глядя на издевательски улыбающегося Героя. Мои ноги перестали чувствовать жар и начали не переставая болеть. Из-за окружающего меня пекла и этой боли путались мысли. Лицо было залито водой, которую я не успел выпить, соплями из потёкшего носа и слезами. Управляемый Героем водяной шар уменьшился совсем немного.

— Эй, не надо на меня так смотреть, дыру протрёшь! Гляди, будешь так буркалами косить, и за водой уследить не сможешь, угу?

Посмеиваясь, он продолжил:

— Ну ладно, ты ведь уже отдохнул? Тогда начинаем второй этап! Вперёд!

— Да-дай ещё мгнемного… гх!

И вновь вслед за струёй мне пришлось вступить на сетку. Однако теперь, после слов Героя о втором этапе, тело было к этому готово.

Внезапно боль пробила правую руку. От удивления я чуть не выплюнул всё обратно.

«Что?! Что это было?!»

Со мной что-то произошло, но я понятия не имел, что именно. Вспышки боли не прекращались. Удар в левое плечо, в правое запястье, в спину… Звуки глухих ударов, а затем позвякивание чего-то о решётку.

— Ой, промазала.

— Горе ты луковое, целься лучше. Нельзя же так просто деньгами разбрасываться.

— Шурия, следи за тем, как двигаешь запястьем. Это тебе не ножи метать.

«Они что, швыряются в меня деньгами?!»

Я сосредоточился на том, чтобы проглатывать воду, и не видел того, что происходит, однако понял это по их голосам и звукам ударов. Добравшись до следующей опоры, я смог немного передохнуть.

— Ублю-ю-ю-ю-юдк-и-и-и! Сколько ещё вы будете издева-а-аться!.. Моими деньга-ами-и!

— Ай молодца, бодрячком держишься! Эй, девчонки, вот вам на раздачу.

— На этот раз я не промахнусь. Выбью десять из десяти!

— Вот это настрой! Давай покажем, как надо! Ку-фу-фу.

Взяв по стопке монет, они, радостно галдя, вторили Герою.

— Цельтесь лучше! Не позволяйте ему так просто закончить этот этап!

— Смотри, вот так, а потом аккуратно бросаешь!

После её слов я почувствовал удар горло. Спазм от него во время питья воды чуть не заставил меня выплюнуть всё обратно, и мне пришлось изо всех сил сдерживаться. Тем временем девки продолжали увлечённо швырять в меня монеты.

— Хм, я ведь прицелилась, а точно попасть не могу.

— Ну, теперь ты хотя бы не промахиваешься. Уже хорошо, правда?

«Чёрт! Чёрт! Чё-ё-ё-ё-ёрт! Хватит надо мной издеваться...»

Я дошёл до третьей опоры, а затем до следующей, завершив второй круг. Всё тело стонало от боли.

Тяжело дыша, я заметил, что шар надо мной стал ещё меньше. Несмотря на то, что я выпил много воды, телу сейчас требовалось гораздо больше. Я чувствовал себя разбитым. Ох, о-ох… как же всё болит.

Боль и жара путали все мои мысли. Горящие от ожогов ноги, неестественное чувство, словно моё тело выжимают досуха, и синяки от непрекращающихся ударов, которые они мне наносили. По лицу были размазаны пот, слёзы, слюна и прочие выделения.

— Кульминация второго этапа! Вперёд и с песней.

Вода вновь полилась из шара над центральной опорой. Ноги, вынужденные нести потяжелевшее тело, не слушались. Теперь я стонал от боли при каждом шаге, независимо от того, наступал я на сетку или нет. И затем...

— Гм, запястье, запястье… вот так, да? Хоп!

— Агх? Гха!

На этот раз её бросок, намного более жёсткий, чем раньше, попал мне в ногу. Не выдержав, я потерял равновесие...

— Гья-а-а-а-а-а-а!

Как горячо-о-о!

Теперь были обожжены моё лицо и руки. Я попытался вскочить, но сетка под моими руками разрушилась из-за стекавшей по ним воды. И разумеется, потеряв опору, я опять повалился на сетку.

— Гья-а-а-а-а-а-а! Аййййй!

— Ага! Получилось! Вот это бросок!

Я смог приподняться, но небольшая часть воды всё же попала в яму.

— Аха-а-а-а-ха-а-а-а! Мои… мои деньги-и-и-и-и!

Вниз пролился примерно стакан воды, но даже такое небольшое количество заставило пузыриться поверхность воды на дне ямы.

— Аха! Ха-ха-ха-ха! Давай, Гронд! Поднажми! Повесели нас ещё!

Я попытался встать, но ноги меня не слушались, поэтому я принялся глотать воду, стоя на коленях.

— Ку-ку-ку-ку! Жжёшь, Гронд! Аха, ха-ха-ха-ха!

— Вот же чучело, ку-фу-фу. Трепыхается как выброшенная на берег рыба.

— Фу-фу-фу, какая я умничка!

Хлопая по земле руками, они вместе с Героем издевательски надо мной хохотали.

«Сволочи! Гады! Ублюдки! Я вам это припомню! Всё припомню!»

Я не мог подняться и полз на коленях, чувствуя, как металл прожигает даже через одежду, но всё же как-то добрался до следующей опоры.

— Поздравляю с прохождением второго этапа, Гронд. Красавчик, просто красавчик! Ну а теперь — наш последний, третий этап... хотел бы я сказать, но…

Герой бросил взгляд на мои отказавшие ноги.

— Так и быть, напоследок тебе нужно лишь, не сходя с опоры, допить оставшуюся воду. Справишься — и ты волен как птица.

«Ку-ку, я же говорил, ты слишком наивен, Герой.»

— Воду-у!.. Скорее, да-ай... эту во-о-д-у-у!!!

Муки, жара, боль и горечь. Не думал, что придётся пройти через всё это. Но скоро всё закончится. Если не придётся снова ходить по горячей до ужаса сетке, терпеть боль от ударов швыряемых в меня монет — значит, весь этот ад остался позади. Осталось лишь допить эту воду, и я выберусь отсюда. Нет проблем.

«Белое серебро рассеивает яд в рамунэ, поэтому для меня — это всего лишь вода, Герой.»

— Дай же… допить... Скоре-е-е!.. Дава-а-ай!..

— ...Ладно, последний этап. Столько усилий потрачено, чтобы добраться сюда! Но терпение и труд всё перетрут, правда?

«Смейся, сколько влезет, Герой… Я вам всем ещё покажу ад на земле!»

Притворяясь, что опьянён наркотиком, про себя я посмеивался над простодушным Героем. Да, белое серебро меня защитит. Пускай вода льётся — я выпью её всю.

— О-о-о да-а, отлично. До дна! Пей до дна!

Герой наблюдал за мной со спокойным лицом. Наверное, думает, мол, с него уже достаточно. Всё потому, что ты глупец, безмозглый никчёмный червяк. В душе я смеялся над ним, как вдруг... ощутил неприятный холодок предчувствия, прервавший мои мысли.

— ...Думаю, сейчас начнётся.

Его спокойное лицо внезапно приобрело демоническое выражение. И это жуткое предчувствие, будто что-то кардинально переменилось. Словно вот-вот произойдёт какое-то неотвратимое несчастье. Прямо сейчас.

«Э?..»

Вместе с тихим рвущимся звуком я почувствовал слабую, как от царапины, боль, пробежавшую по щеке. Как рассыпающийся с небольшого тычка песочный замок, вместе с первой болью от открывающихся рубцов накатила и остальная.

«Что? Что это? Что происходит?!»

Словно трещины на поверхности, на моём теле стали появляться мелкие раны. Их становилось всё больше, они становились всё глубже и глубже.

— Эй, Гронд! Как думаешь, каким образом мифрил нейтрализует действие яда?

Боль ощущалась гораздо сильнее, чем жжение от нагретой сетки, словно тело натирали наждаком. Мысли в голове хаотично забегали, когда я стал понимать, о чём Герой говорит. Он взмахнул мечом, и поток воды прекратился.

— Мифрил обладает способность рассеивать яды. По сути, это низкоуровневое заклинание противоядия. А теперь вопрос! Магические предметы, рассеивающие яды, делают это благодаря мане, содержащейся в их магическом самоцвете. Так откуда же тогда черпает магическую силу мифрил?

— Э? От… откуда?..

— Подсказка первая. С чего это ты, тупое животное, решил, что я не знаю о монетах из белого серебра в кисете у тебя на шее?

Мысли путались, и дело было даже не в боли. Моё сознание затуманилось, словно охваченное хмельным дурманом от крепкого алкоголя.

— Подсказка вторая. Содержащий ману камень в магическом предмете при преодолении допустимого предела просто разрушится.

— Гх, к чему ты клонишь?..

Герой продолжал говорить, не слушая меня. Его слова лились одно за другим бесконечным потоком, смысл которых я не мог понять.

— Подсказка третья. У человека такого допустимого предела нет, а следовательно… — Герой ощерился зловещей ухмылкой.

«Следовательно? Что следовательно?.. То есть… Нет, не может… нет, не-е-е-е-е-ет!»

В моём притуплённом сознании внезапно образовался ответ. Но Герой, словно находя эту ситуацию забавной, продолжал всё так же широко ухмыляться.

— Динь-динь! Время вышло, Гронд! Твои дражайшие денежки у тебя на шее…

Нет, не хочу этого слышать. Но пока я об этом думал, его слова прозвучали у меня в голове.

— ...Вытягивали из тебя ману, а сейчас вытягивают из тебя жизнь.

Я был ошарашен услышанным.

— Происходящая с твоим телом аномалия — результат того, что даже после полного поглощения запасов маны она всё равно продолжает поглощаться. Итак, твой окончательный выбор, — произнеся это, Герой снова заставил воду течь. Из-за боязни потерять деньги я машинально принялся её пить, но в этот момент меня вновь пронзила резкая боль. — Твои любимые денежки постепенно тебя убивают. А ведь ещё осталось не меньше половины воды. Так что же ты выберешь?

Что же делать? Что?

«Придётся выбрать? Эта пытка или мои деньги внизу, что же?..»

— Ответь мне, Гронд. Твои деньги или твоя жизнь: что ты выберешь? — Его слова словно ножом резанули по моему пошатнувшемуся сердцу, и я по собственной воле перестал её пить.

— А-а… Выходит, ты всё-таки выбрал жизнь, — ответил он, словно его разочаровал мой выбор, однако демоническое выражение на его лице говорило об обратном. — Значит, они тебе больше не нужны, да?

— Что… Нет, стой!

— Ну что ты! Игра ведь окончена, верно?

С этими словами Герой сбросил шар с оставшейся водой на дно ямы, и на поверхности с оглушительным шипением, словно бурлящая магма, появились пузыри.

— А-а, деньги... Все мои… деньги…

Обессиленно рухнув на колени, я наблюдал, как драгоценные кусочки металла постепенно теряют свой блеск. Плавясь и преображаясь, золото обращалось в никчёмную пыль.

А моё сжавшееся сердце словно безжалостно вырвали и растоптали.